Читать онлайн Матрица Manolo, автора - Кеннер Джулия, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Матрица Manolo - Кеннер Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Матрица Manolo - Кеннер Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Матрица Manolo - Кеннер Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кеннер Джулия

Матрица Manolo

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25
ДЖЕННИФЕР

Мы нашли книгу, и это было хорошо.
Однако книга находилась под стеклом. И это было плохо.
Стекло было частью витрины, уместившейся между этой самой влюбленной парочкой. Я подошла ближе и вытянула шею, чтобы рассмотреть книгу.
— Можно мне быстренько взглянуть? — спросила я.
Мужчина, от которого несло алкоголем, пожал плечами. При этом он посмотрел на меня так, что это должно было возмутить его подружку. Я не стала обращать на него внимание и наклонилась к витрине. То, что мне было нужно, находилось всего в нескольких дюймах от меня. Книга в кожаном переплете, рядом с которой лежала небольшая табличка, содержащая сведения о книге. Среди прочего там сообщалось, что это дар Ивлина В. Пинслоу.
Я попыталась поднять стеклянную крышку и не слишком удивилась, когда обнаружила, что витрина закрыта на замок. Не удивилась, но все же почувствовала досаду. Я оглянулась на Девлина — он уже решительно направлялся к барменше. Я поспешила за ним.
— Есть ли возможность открыть вон ту витрину? — спросил он у девушки. — Нам необходимо рассмотреть книгу.
— Нет. И вообще хватит. Чего вы, собственно, добиваетесь?
— А как насчет менеджера? Мы можем с ним поговорить?
— Сегодня дежурного менеджера нет. Есть только я.
Она одарила его обаятельной, хотя и не совсем искренней улыбкой.
— А как насчет менеджера отеля?
Барменша пожала плечами и вздохнула.
— Хорошо, подождите.
Закончив смешивать коктейль, она предупредила следующего клиента, что ему придется немного подождать. При этом она так закатила глаза, что тот ухмыльнулся, тут же объединившись с ней против всех психов на свете.
Барменша вытащила из-под стойки сотовый телефон, набрала номер, подождала немного, а потом заговорила с неким Гарри, вероятно ночным менеджером. Она объяснила, что клиенты хотят посмотреть одну из редких книг. Выслушала ответ, кивнула и сказала:
— Ладно, спасибо.
И повесила трубку.
— Ну? — нетерпеливо спросила я.
— Он сказал «конечно». Приходите завтра утром, когда здесь будет мистер Банистер. Он вам поможет.
— Но нам…
— Ладно, — вмешался Девлин. — Конечно. Спасибо.
Он потащил меня за собой, так крепко сжав мою руку, что я рассердилась.
— Что ты делаешь? — спросила я. — Нам нельзя ждать до утра. В десять кончается мое время! Неужели ты не можешь выстрелить в замок? Или, еще лучше, прикончить эту идиотку?
— Превосходная мысль, — ответил Девлин. — Но, думаю, стоит найти Гарри и убедить его, что нам необходимо взглянуть на книгу. Мы можем сказать, что играем в «Мусорщика» и нам обязательно нужно подержать книгу в руках.
— Ты можешь показать свой значок ФБР?
Он помрачнел и покачал головой.
— Я бы так и сделал, если бы он у меня был. Нет, в данный момент я такой возможностью не располагаю.
— А-а.
Я поняла, что обнаружила больное место Девлина Брейди. Но сейчас было не время бередить раны.
Его губы дрогнули в усмешке.
— Быть может, ты просто-напросто возьмешь верхнее «до» и разобьешь стекло? А потом мы сбежим.
Я скрестила руки на груди и сурово посмотрела на него.
— Ты же знаешь, что это миф. Даже если я сумею взять эту ноту, стекло не разобьется.
— Да ладно, я пошутил.
— Но это может сработать, — возразила я. — Женщина, которая ведет себя вызывающе и поет во всю мощь своих легких, обязательно привлечет внимание менеджера. Очень быстро.
К тому же этот план был эффектным. А я обожаю театральные эффекты.
— Я не уверен…
Однако я уже вручила Девлину свою сумку.
— Будь наготове.
— Дженн, ты не станешь…
Но у меня не было времени на уговоры. Я быстро вошла в роль, перевоплотившись из раздающей пинки Лары Крофт в сварливую Лолу. Когда парень, сидевший возле книги, разинул рот, я уселась к нему на колени и запела «Чего хочет Лола», одну из своих самых любимых песен из «Проклятых янки».
— Прошу прощения! — взвизгнула влюбленная подружка, которую совсем не вдохновило мое выступление.
Но поскольку ее возмущение также входило в мой план, я была готова ей рукоплескать.
Ну а ее парень и вовсе не возражал. Он был слишком шокирован. И это меня также устраивало. Я задрала ноги вверх и прижалась к его груди, продолжая петь о том, что он глупец, а я неотразима.
— «Сдавайся», — пропела я и для убедительности ткнула его в грудь. — «Сда-вай-ся».
Люди стали оборачиваться в нашу сторону. Именно этого я и хотела. За исключением того, что в своих фантазиях я всегда исполняла сольный номер на сцене, а вовсе не в баре.
— Хватит уже! — крикнула барменша. — Клянусь, если вы не прекратите это безобразие, я вызову охрану.
Девлин нахмурился, и я поняла, о чем он думает: охрана нам ни к чему.
Я подошла к концу песни и не знала, остановиться или продолжать, но тут мне удалось перехватить взгляд Девлина.
— Продолжай, — произнес он одними губами.
И я продолжила. Уж не знаю, что он намеревался сделать, но я ему доверяла. И еще меня радовало, что он проникся духом моего плана.
Я плавно перешла на «Кто знает боль», все еще оставаясь в роли Лолы, а на слове «мамбо» схватила пьяного влюбленного за руку и заставила встать с кресла.
Песня была быстрой и энергичной — короче, мамбо. И мы стали танцевать, точнее, танцевала я. А поскольку я крепко держала парня за руки, ему ничего не оставалось, как присоединиться ко мне. Мы не получили бы награды за мастерство, но наше представление произвело желаемый эффект. Влюбленная девушка вскочила на ноги, как фурия, и попыталась нам помешать. Это не входило в мой план, и я стала стремительно передвигаться с моим ошалевшим партнером к другому столику. К этому моменту там уже никто не сидел — вокруг нас собралась толпа. Вокруг меня, парня и пытающейся помешать нашему танцу девушки.
Я услышала, как барменша кричит с противоположной стороны зала:
— Все, я вызываю охрану! Шутки кончились!
Краем глаза я увидела, что она схватила телефон. Я постаралась не особенно беспокоиться из-за этого, поскольку у меня появились более основательные причины для тревоги. Например, тот факт, что Девлин, не теряя времени, орудовал ножом, пытаясь вскрыть замок и достать «Дон Кихота».
О черт!
Чтобы отвлечь от него внимание, я повернулась к своему пленнику, продолжая танцевать и петь во всю мощь своего голоса: «Кому нужны таблетки, когда у нас есть мамбо?» А когда мне удалось взять особенно высокую ноту, я резво вскинула ногу.
Честно говоря, эту песню совсем нелегко петь без сопровождения, и не думаю, что у меня получилось удачно. Тем не менее все смотрели и смеялись, а у меня появился лишний повод гордиться собой. Жаль, что сейчас меня не видели парни, которые присутствовали на прослушивании для «Карусели»…
Я бросила взгляд в ту сторону, где находился Девлин, и обнаружила, что его там больше нет. Пора было заканчивать представление. Я остановилась, прижала к себе своего партнера и поцеловала его. (В щеку. В конце концов, мне не хотелось портить его отношения с девушкой.) Потом я оттолкнула его и повернулась к девушке.
— Замечательный танцор, — сказала я. — Отлично держит ритм.
А потом, не обращая внимания на шум толпы и крики барменши, стала уносить отсюда ноги.
Девлин, благодарение богу, уже ждал в противоположном конце зала. Он схватил меня за руку, и мы помчались по вестибюлю. Над нами нависал потолок, увитый плющом, вслед неслась оглушительная музыка из бара. Мы проскользили по полу, свернули в коридор и вскочили на идущий вниз эскалатор, который вынес нас на тротуар.
Сердце бешено стучало у меня в груди. Тяжело дыша, я прислонилась к строительным лесам. Рядом остановился Девлин, упершись руками в колени и не сводя с меня глаз.
— Скажи мне, что книга у тебя, — с трудом выговорила я.
— У меня, у меня, — сказал он. — Пошли отсюда.
И он побежал в сторону Седьмой авеню, а я — за ним, стараясь не отставать. Перед тем как свернуть за угол, я обернулась, но не увидела бегущих за нами вооруженных охранников. Похоже, нам повезло.
Постепенно мы перешли на быстрый шаг, и Девлин взял меня за руку.
— У тебя потрясающий голос, тут нет ни малейших сомнений. Но неужели ты никогда не слышала выражения «действовать тонко»?
— Зато у меня получилось, разве нет? К тому же от тебя никаких блестящих идей не поступало.
— Верно. И ты неплохо справилась. Действовала без всяких тонкостей, однако это сработало.
Я даже остановилась.
— Значит, ты не собираешься меня критиковать?
— Просто констатирую факт. Не останавливайся здесь. Нам необходимо двигаться.
Он был безусловно прав. Я поспешила за ним.
— Куда мы идем?
— Туда, где сможем спокойно посидеть и внимательно изучить книгу.
— Правильно.
Внезапно до меня дошло, что мы совершили самую настоящую кражу. Прежде я и не подозревала, что способна на такое. Но я не испытывала ни малейших угрызений совести. Книга была нам необходима, чтобы сохранить мне жизнь. Мы ее добыли. И за это нас следовало похвалить, а не надевать на нас наручники и фотографировать для тюремного досье. Коли на то пошло, мы заслужили продолжительные овации всего зала.
Еще раз свернув за угол, мы нырнули в бар. Здесь было полно посетителей, но Девлин каким-то чудом умудрился добыть для нас столик, удобно расположенный под бронзовым лангустом, который вращался у нас над головами. Честное слово, я не шучу.
Мы с огромным облегчением опустились на стулья, и Девлин отодвинул в сторону грязные стаканы, оставшиеся от прежних клиентов. Затем он вытащил из-под куртки книгу и шлепнул ее на стол.
Должна признаться, что мне стало немного не по себе. Вовсе не из-за того, что мы ее украли, — мы обязательно ее вернем, когда все закончится, — а из-за того, что книга покинула свое надежное убежище. Я мало что знала о хранении редких книг; кто знает, а вдруг теперь она начнет плесневеть и в ней заведутся жучки?
На красном переплете был изображен рыцарь в черном. Корешок украшало золотое тиснение. В целом очень красивая книга. Большая и тяжелая. Наверное, невероятно дорогая.
Девлин открыл книгу, и тут к нам подошел официант.
— Что вам принести?
— Ничего!
Девлин пристально посмотрел на меня.
— Виски. Со льдом. И одно пиво.
— А мне ничего не нужно, — заявила я. — Но не могли бы вы убрать это?
Я кивнула на грязные стаканы. В них еще оставалось пиво.
— Что, если он прольет твое виски, когда принесет его? Что, если ты сам его прольешь?
— Я буду аккуратен.
Девлин стал медленно переворачивать страницы.
— Откуда у тебя такая уверенность? Вполне возможно, что этой книге четыреста лет!
Он оторвался от изучения «Дон Кихота» и с любопытством посмотрел на меня.
— Ты знаешь Сервантеса?
— Когда ты выступал на сцене, тебя не беспокоило, что многие думают, будто все актеры — дураки? А сейчас тебя не волнует, что кое-кто может посчитать тебя безмозглым лакеем ФБР, слепо выполняющим приказы начальства?
— Намек понял. — Он постучал по книге. — Но это не первое издание. Оно на английском.
Я слегка покраснела. Я знала, что Сервантес написал «Дон Кихота» в начале семнадцатого века. За годы пыток, которые мой отец называл изучением общеобразовательных предметов, а я — адскими двенадцатью годами в частной школе, где мы должны были носить форму, я не раз изучала Сервантеса, хотя теперь помнила не слишком много. Твердое «С»
l:href="#n_15" type="note">[15]
по литературе было предметом моей особой гордости. Впрочем, едва ли в ближайшее время мне предстояло обсуждать вопросы литературы семнадцатого века на какой-нибудь вечеринке.
— Ну и что из этого следует? Что книга не такая уж редкая? Разве это имеет значение? Мы добыли ее в Библиотечном баре. Мы не могли неправильно понять подсказку. Она была слишком причудливой и неясной. Однако книга оказалась там. Значит, мы не ошиблись.
— Да, мы все сделали правильно. И если тебе будет от этого легче, обязуюсь ничего не проливать на книгу. Возможно, ей не четыреста лет, но она старая и красивая. — Девлин закрыл книгу и осмотрел ее со всех сторон. — Не знаю, сколько она может стоить, но, судя по ее прекрасному состоянию, немало.
— Немало? Это сколько?
— Достаточно, чтобы считать нашу кражу уголовным преступлением.
— О, замечательно.
— Не беспокойся.
— А что мне беспокоиться? Если мы не расшифруем подсказку, я отправлюсь на тот свет еще до того, как меня арестуют.
Я заморгала и откинулась на спинку стула, ошеломленная реальностью такой ситуации. Мне удалось на время забыть об угрозе, сделать вид, что я лишь играю роль, но от этого ничего не менялось. Мне стало страшно.
— Дженн? Что с тобой?
Я повернулась к нему, широко раскрыв глаза, чтобы сдержать слезы.
— До меня только сейчас дошло. Со мной должно произойти нечто ужасное. Всего через несколько часов. Это не спектакль. Мы не в театре. И в третьем акте с потолка не спустится божество, чтобы меня спасти.
— Это сделаю я, — заявил он с такой уверенностью, что я невольно улыбнулась, и сжал мою руку. — Я люблю хэппи-энды, Дженн. И обещаю, что твоя история тоже закончится счастливо.
Клянусь, я едва не растаяла. Однако заставила себя встряхнуться и собраться с мыслями.
— Ладно. Я тебе верю.
Глупо было предаваться бесплодным размышлениям. Я не имела права тратить время ни на депрессию, ни на вспышки вожделения.
— Правда. Со мной все хорошо.
Девлин с сомнением посмотрел на меня, но я показала на книгу:
— Ты нашел там что-нибудь существенное?
Он немного помолчал, а потом покачал головой.
— Пока нет, — ответил он, продолжая перелистывать страницы.
— Ты не думаешь, что здесь должна быть какая-нибудь комбинация слов? Что-то вроде первого сообщения? Возможно, нам следует использовать тот же ключ для расшифровки чего-то еще?
— В таком случае наше дело дрянь. — Девлин взглянул мне в глаза. — Ты готова обработать все эти слова при помощи кода?
Я помотала головой.
— Я тоже. Но не думаю, что это потребуется. Тот код помог нам превратить бессмысленный набор букв в слова. Не представляю себе, как это может работать в обратном направлении. И даже если здесь есть одно или два слова, которые приобретут новый смысл после применения кода, откуда мы узнаем, какие именно следует взять? — Он покачал головой. — Нет, ключ должен находиться в самой этой книге.
— Или в какой-нибудь другой, — вздохнула я. — О боже, Девлин. Что, если в баре был еще один экземпляр «Дон Кихота»?
— Без паники, — сказал он. — Не нужно придумывать самых мрачных вариантов развития событий. Подсказка должна быть здесь.
— С чего ты взял?
— Потому что тут так сказано.
Я вытаращила на него глаза.
— Тут так сказано? О чем ты говоришь?
— Ты видела табличку?
— Ту, что лежала рядом с книгой? Да, конечно. — Я нахмурилась, пытаясь вспомнить, что там было написано. — Самая обычная табличка.
— Не совсем, — с улыбкой возразил Девлин, вытаскивая из книги табличку и передавая мне. — Нам повезло, что я на всякий случай ее захватил.
— «Напечатано для членов Английского библиографического общества типографией "Моррисона и Гиббса" в Эдинбурге», — прочитала я. — Точной даты нет, но здесь говорится, что книга вышла между тысяча восемьсот девяносто вторым и тысяча восемьсот девяносто четвертым годами. Это издание с ограниченным тиражом в сто экземпляров, а данная книга является даром Ивлина В. Пинслоу. — Я посмотрела на Девлина, все еще не понимая, к чему он клонит. — И что с того?
— Ивлин В. Пинслоу, — медленно произнес он. — ИВП.
— Черт возьми! — воскликнула я. — Это не может быть совпадением.
— Я тоже так подумал. — Девлин постучал пальцем по книге. — Давай попробуем это доказать.
И он вновь принялся перелистывать страницы, внимательно вглядываясь в текст. Здесь ничего. И здесь ничего.
А потом…
— Проклятье! Девлин! Посмотри!
Почти в середине книги между страницами лежал прозрачный листок папиросной бумаги.
— Я с трудом могу разобрать, что здесь написано, — сказала я, наклоняясь к книге и пытаясь прочитать слова.
Девлин последовал моему примеру, но вскоре признался, что у него ничего не получается. Похоже, наша подсказка была напечатана на допотопной печатной машинке со старой лентой. Из-за тусклого освещения ничего разглядеть не удавалось.
Тогда Девлин поднял листок ближе к свету, и мы, прищурившись, прочитали текст:
ПОСЕТИТЕ ДОМ СОЗДАТЕЛЯ «СМЕШНОГО МАЛЬЧИШКИ», «И ЭТО ПРОЙДЕТ», «НЕФРИТ» И «СТОДОЛЛАРОВЫЕ НОГИ»
— «Продюсеры»! — воскликнула я.
Я обожала этот спектакль, так что перечисленные названия были мне знакомы.
— Все это названия шоу, в которых продюсером был Макс Белысток, — добавила я, упомянув главного героя мюзикла «Продюсеры», пронырливого бродвейского продюсера, изобретавшего разные махинации, чтобы выпустить абсолютно провальный спектакль.
— Да, — задумчиво проговорил Девлин, — но что означает «дом создателя»?
— Я не уверена, — призналась я. — Возможно, нам следует посетить Сент-Джеймсский театр? Ведь именно там идут «Продюсеры».
— Пожалуй, стоит попробовать, — согласился он. — Других идей у меня нет.
Я не стала тратить время и напоминать, что время уже перевалило за полночь. Насколько мне известно, зрители покидают театр довольно быстро. Я боялась, что мы найдем темное пустое здание, однако попытаться все-таки стоило. Возможно, нам повезет. Или мы обнаружим прямо на фасаде театра написанное краской послание для нас. Я никогда не одобряла подобный вандализм, но в данном случае готова была сделать исключение.
Поскольку нам не удалось найти свободное такси, мы прошли несколько кварталов и вскоре оказались на 44-й улице, возле Сент-Джеймсского театра. Как я и предполагала, театр уже опустел и, хотя мы постучались в дверь, никто нам не ответил. Даже охрана.
— Закрыто до утра, — сказал Девлин.
Я промолчала. Все мои силы уходили на то, чтобы убедить себя, что это не имеет значения, поскольку подсказка где-то в другом месте. Вот только где?
— Дом Мела Брукса? — предположила я.
— Как мы узнаем, где он находится? — Девлин посмотрел на театр. — И мне по-прежнему кажется, что речь идет о Белыстоке. В противном случае там было бы написано «создатель Белыстока».
С ним было трудно не согласиться. Пока Девлин набирал номер театра, надеясь найти ночного сторожа, который мог бы нас впустить, я пыталась сообразить, где еще может находиться подсказка. Будь мы персонажами мюзикла, а я — исполнительницей главной женской роли, то в этом месте у меня, наверное, был бы большой сольный номер, чтобы я могла громко пожаловаться на судьбу. Скорее всего, это было бы где-нибудь ближе к концу первого акта. Я представила, как отчаянно взываю к небесам, сожалея об отсутствии подсказки, а потом бросаюсь на стену (так я и поступила, чтобы до конца прочувствовать настроение) и, оглядевшись вокруг, вижу подсказку на стекле, закрывающем афишу.
Я обдумала эту возможность и на всякий случай посмотрела на стекло. Никаких подсказок.
Да, сценарист из меня никудышный.
Или такой вариант: главная героиня роняет сумочку, из нее что-то вываливается, катится к решетке — и именно там обнаруживается подсказка.
У меня мелькнула мысль, не уронить ли сумку, чтобы проверить новую теорию, но я не смогла бы так издеваться над творением Марка Джейкобса. К тому же в сумке по-прежнему находился мой компьютер. Если его уронить, он наверняка разобьется, и что мы тогда будем делать? Насколько мне было известно, даже в реальном мире большая часть игры проходила на компьютере, и… Вот оно!
— Девлин!
Он с озабоченным видом бросился ко мне.
— Что? С тобой все в порядке? Что случилось?
Я даже не стала его успокаивать.
— Нам нужен веб-сайт, — сказала я, схватив его за рукав. — Пошли отсюда. Здесь нам нечего делать.
К счастью, войти в Интернет было совсем не сложно. Мои родители — да благословит их Бог — выражали свою любовь, делая мне дорогие подарки, продукты высоких технологий, так что я являлась счастливой обладательницей беспроводного Интернета. Никаких телефонных линий, Интернет-кафе или мобильных телефонов. (А если вы уловили в моих словах намек на рекламу, то это лишь из-за того, что я люблю свой компьютер. И конечно, маму и папу.)
Я потащила Девлина за угол, в «Ховард Джонсон». Как только мы уселись, я тут же включила компьютер и рассказала Девлину о том, какие мысли пришли мне в голову.
— В подсказке упоминается дом создателя, верно? А создатель — Макс Белысток. Готова спорить, что нам следует отправиться на сайт Макса Белыстока!
Официантка с сомнением посмотрела на нас, но Девлин сразу заказал два кофе и тарелку жареного картофеля, и она оставила нас одних в кабинке. Девлин передвинулся по скамье и уселся рядом со мной.
— Что ты об этом думаешь? — спросила я, поскольку он молчал и меня вновь охватила тревога.
— Я думаю, что ты великолепна, — сказал он.
— Да?
Мое настроение мгновенно переменилось, и я, почти улыбаясь, быстро набрала адрес сайта: http://www.maxbialystock.com — и нажала «Enter» со словами:
— Наверняка ничего не выйдет.
Так и оказалось. Ничего не произошло — такого адреса не существовало.
— Попробуем с подчеркиванием, — предложил Девлин, наклонился ко мне и быстро напечатал: http://www.max_bialystock.com.
И опять ничего.
— Проклятье, — пробормотала я. — А я была так уверена. Может быть, melbrooks.com?
— Попробуй сначала Bialystock.com. На сей раз мы попали в яблочко.
— Черт возьми, — мрачно проговорила я, глядя на слова, появившиеся на экране. — И что нам делать дальше?
Если Память поможет, ответ практи-чески в постановке рыцаря.
И будет найден, если последует Одно за другим к месту сбора патронессы Кандида, когда она танцевала среди итальянских каналов, и тех, чья обеденная трапеза названа в честь Моргана и Катилины, когда они сидели на Любовной сюите и Однажды (они были) в Риме.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Матрица Manolo - Кеннер Джулия



Это продолжение романа "код Givenchy".Мне понравились оба романа.Интересный детективный сюжет.С начало пугает большое количество глав,но очень многие из них совсем короткие.Читается легко и быстро.
Матрица Manolo - Кеннер ДжулияНАТАЛЬЯ
3.04.2012, 10.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100