Читать онлайн Любимая, автора - Кэнфилд Сандра, Раздел - Глава семнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимая - Кэнфилд Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимая - Кэнфилд Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимая - Кэнфилд Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнфилд Сандра

Любимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава семнадцатая

Роуэн полностью утратил чувство времени. Он использовал каждую возможность для того, чтобы хоть на секунду вернуться в прошлое и следить за Энджелиной. Теперь он мог бывать там так часто, как хотел- ему надо было лишь сосредоточиться на своей любви к этой женщине - и отправлялся в прошлое по нескольку раз на день, а зачастую даже ночью. Энджелина иногда не замечала его ночных визитов: она спала. Она не пыталась узнать, как ему удается так часто бывать в прошлом. Роуэн был рад, что она этого не делает. Вряд ли он сумел бы скрыть от нее правду, говоря о своих чувствах, но его пугало, что он не представляет, как подействует на нее подобное признание.
У Энджелины и без того хватало поводов для беспокойства: все ухудшающееся здоровье Хлои, возвращение Галена…
Тот вернулся через два дня, в субботу. Посреди дня он ворвался в особняк Ламартин так же внезапно, как и покинул его. Люки прибежала предупредить Энджелину. Энджелина умоляла Роуэна вернуться. Он выполнил ее просьбу, но лишь потому, что она была близка к истерике от тревоги за него. Оказавшись дома, Роуэн принял решение. Он отправился на поиски пистолета. Меньше, чем через час он понял, что во Французском квартале можно нелегально приобрести все, что угодно.
Этой же ночью ему пришлось сделать неожиданное открытие.
Несмотря на то, что Роуэну угрожала опасность, он не хотел оставлять Энджелину на милость ее дьявола-мужа и вернулся к ней. Пистолет был спрятан в медицинском чемоданчике. Роуэн торопливо подошел к двери ее спальни. Энджелина нервно расхаживала по комнате.
Услышав, что в дверь стучат, а дверная ручка поворачивается, Энджелина резко повернулась. Обычно Гален не утруждал себя стуком, но у нее все равно екнуло сердце. Что, если это его новая дьявольская выдумка? При виде Роуэна она с трудом подавила в себе желание подбежать и броситься к нему в объятия. С того момента, как они поцеловались, между ними возникло некое напряжение. Создавалось такое впечатление, что ни он, ни она не знали, что делать, или, точнее, на что они имеют моральное право. Энджелина прекрасно понимала, чего ей хочется. Ей безумно хотелось снова очутиться в объятиях Роуэна, снова ощутить вкус его губ. Ей хотелось, чтобы ее приласкали - ведь это так приятно!
Усилием воли она заставила себя оставаться на месте.
– Как у вас дела? - поинтересовался Роуэн закрывая за собой дверь. Инстинкт приказывал ему подойти и обнять ее, но со времени их первого поцелуя он чувствовал ее смятение и старался не позволять себе ничего лишнего. Ничего труднее этого ему не доводилось делать. Роуэн не знал, надолго ли еще у него хватит сил.
– Хорошо,- ответила Энджелина. Как всегда в присутствии Роуэна, ее сердце учащенно забилось.
– Где он?
– В своем кабинете. Несколько часов назад он заперся там. Он не поднимался ко мне, - торопливо ответила Энджелина на не высказанный Роуэном вопрос.
На лице Роуэна явно читалось облегчение.
– Вам не следовало приходить,- встревожилась Энджелина.- Он может появиться в любую минуту.
– Я вас не покину.
– Пожалуйста…
– Я не оставлю вас,- настаивал Роуэн. Пистолет, спрятанный в медицинском чемоданчике, придавал ему уверенности в своих силах. Прежде чем она успела что-либо сказать, он заблокировал дверь, на которой не было замка, просунув стул в ручку двери и только собрался заявить, что это нехитрое приспособление по крайней мере ненадолго задержит Галена, как раздался слабый стук в дверь.
Энджелина посмотрела на Роуэна. Его рука крепко сжала чемоданчик. Встав за дверью Роуэн открыл сумку, ожидая увидеть пистолет который сам же туда положил, но не нашел ничего, кроме обычной медицинской ерунды. Пистолет не перенесся в прошлое. Но почему? У Роуэна не было времени, чтобы как следует обдумать этот вопрос. В дверь снова постучали.
– Мэм? - позвала Люки.
От радости Энджелина чуть не упала на колени. Состояние Роуэна было немногим лучше.
Энджелина убрала стул и открыла дверь так, чтобы Роуэна не было видно. Волосы Люки были повязаны красным платком. Она явно была обрадована.
– Он только что уехал, мэм,- сообщила она хозяйке.
– Спасибо, Люки,- вздохнула Энджелина.
– Он приказал Кипперду никуда не выходить,- по голосу Люки было ясно, что она доверяет рыжебородому ирландцу не больше, чем сама Энджелина.
Энджелина понимающе кивнула.
– Как там Хлоя?
– Спокойно спит. Я дала ей лекарство, которое принес доктор Джейкоб.
Несколько дней назад, когда состояние Хлои ухудшилось, Роуэн принес успокаивающее и снотворное.
– Побудь, пожалуйста, с ней,- попросила Энджелина.
– Да, мэм,- тут Люки улыбнулась.- Она сказала, что ей должен присниться цветок магнолии, который вы прислали ей этим утром.
Энджелина подумала о том, что ее собственным снам не мешало бы быть такими же приятными. По правде говоря, она сомневалась, что сны Хлои будут столь уж безмятежными. Сестра была напугана. Энджелина чувствовала это, но не винила Хлою. Она сама боялась. Правда, когда Роуэн был рядом, страх отступал. Когда дверь закрылась, она повернулась к нему. Их глаза встретились. В глазах Энджелины ясно читалось, что, хоть она и умоляла его уйти, хоть и знала, что так будет лучше для него, тем не менее радовалась, что он остался.
– Вам нужно отдохнуть,- он словно слышал ее мысли. Роуэн знал, что она рада его приходу. И это знание давало ему смелость и силы сразиться с дьяволом, пусть даже голыми руками. Без пистолета.
Он снова задумался, почему же пистолет все-таки не выдержал путешествия во времени.
– Что случилось? - спросила Энджелина.
– Ничего,- Роуэн постарался скрыть свое разочарование и замешательство. Он поставил медицинский чемоданчик на стол и снова подпер стулом дверь.- Ничего,- повторил он.
Энджелина не верила, что он говорит правду, но, когда Роуэн снова предложил ей отдохнуть, она не стала противиться. Ей казалось что она целую вечность не отдыхала, много лет не смыкала глаз в мире и покое.
Когда он подтащил стул к кровати, Энджелина прошептала:
– Вы не должны оставаться надолго.
Услышав, что она все-таки позволяет ему остаться, Роуэн с улыбкой произнес:
– Хорошо,- и потянулся к ее руке.
Это было их первое, со времени того поцелуя, прикосновение. Взять эту женщину за руку казалось Роуэну столь естественным, что он сделал это, не задумываясь. Из-за того ли, что они слишком долго не касались друг друга, или из-за повышенной чувствительности Роуэна, но кожа Энджелины показалась ему раскаленной. Ему мерещилось, что ее руки касаются его лица, его тела. При каждом соприкосновении его, казалось, жгло огнем. Боясь вспыхнуть, он выпустил ее руку.
– Отдыхайте,- хрипло приказал он. Лишившись прикосновения его руки, Энджелина почувствовала себя ограбленной. Ей так долго хотелось дотронуться до него, испытать его прикосновение, что теперь этот краткий миг лишь разжег ее аппетит. Когда он неожиданно отпустил ее руку, Энджелине хотелось попросить его снова притронуться к ней. Ей хотелось умолять его о вещах, при одном упоминании которых она должна была бы испытывать стыд. Энджелина, ошеломленная собственной дерзостью, спрятала руку под подушку и закрыла глаза. Она заснула, хотя no-началу это казалось ей невозможным.
Роуэн смотрел на нее. Растрепавшиеся волосы соблазнительным облаком окружали ее голову, грудь ровно опускалась и поднималась в такт дыханию, губы были полуоткрыты. На Энджелине было светло-розовое платье. Роуэн почувствовал, как любовь переполняет его сердце. Он должен найти способ спасти эту женщину от уготованной ей судьбы. Он должен!
Но как?
Следовало учесть и то, что ему до сих пор была неизвестна точная дата пожара, унесшего особняк Ламартин. Роуэн ежедневно надоедал звонками профессору из Тулэйна. Профессор никак не мог разыскать нужной информации, и; в последний раз беседуя с Роуэном, дал тому понять, что не представляет, как такой незначительный факт мог вызвать столь нездоровый интерес. В конце концов, дом не играл сколько-нибудь заметной роли в истории города! Роуэн едва упросил его не бросать поисков.
«Да, - думал Роуэн, глядя на спящую Энджелину, - этот пожар важен лишь для одной женщины из прошлого… и для мужчины из настоящего, призванного спасти ее». Он задумался, не была ли его любовь к ней лишь частью огромного плана. Или это - его собственное решение?
Во сне Роуэн почувствовал запах дыма. Что-то в его дремлющем мозгу подсказывало, что это - еще одна галлюцинация. С того момента, как он оказался в этом доме органы чувств добрую дюжину раз обманывали его. Но на этот раз дым казался реальным. Он пугал Роуэна, обжигая ноздри, разъедая легкие.
Роуэн проснулся. Он все еще сидел у кровати Энджелины, но ночь была долгой, и он незаметно для себя уронил голову на край постели и забылся сном. Первым, что он заметил при пробуждении, было то, что Энджелина безмятежно спит, вторым - запах дыма. Он инстинктивно понял, что источник запаха находится позади него. Повернувшись, он увидел, что одна из церковных свечей на алтаре все еще горит. На стене танцевали золотистые тени, свеча догорала, в нагретый воздух поднималась спираль дыма. Роуэн немедленно встал, подошел к алтарю и задул свечу. Комната погрузилась в темноту, если не считать того, что в распахнутое окно светила луна. Роуэн смотрел в окно и думал, что бы он предпринял, если бы выяснилось, что дом горит.
Внезапно бремя, возложенное на его плечи, показалось непосильной ношей. Он больше не мог терпеть собственное бессилие. Роуэн яростно выругался про себя. Он ведь говорил Микаэле 0'Кейн, что не знает ответа на свои вопросы. Она заявила, что он получит все ответы, когда они ему понадобятся, и сообщила, что он - единственный, кто может спасти Энджелину.
Но, черт возьми, как же ему это удастся, если он не в состоянии остаться в прошлом и не может забрать Энджелину с собой? Он даже не представляет, почему некоторые вещи, будут перенесенными в прошлое, остаются там, а другие исчезают. А пистолет? Он и вовсе не смог перенестись. Почему?
Его взгляд был прикован к серебристой лунной дорожке. Лунный свет заливал магнолию, растущую во дворе, так, словно это была единственная ценность в мире. Магнолия. Цветок.
«Она сказала, что ей должен присниться цветок магнолии, который вы прислали ей этим утром»…
Роуэн вспомнил, что сообщила Энджелине Люки, говоря о Хлое. У него возник вопрос, неожиданно показавшийся жизненно важным. Был ли цветок магнолии, совершивший путешествие во времени и до сих пор хранящийся в доме, сорван Энджелиной для сестры?
«0'кей, предположим, что так оно и есть»,- подумал Роуэн, догадываясь, что цветок предназначался для Хлои. Для человека, которого она любит. Может, она постоянно посылает сестре цветы. Кажется, он несколько раз видел в комнате Хлои цветы… Ладно, ладно, не будем отдаляться от темы. Его переполнял восторг по поводу только что сделанного им открытия. Цветок был сорван из любви. Лекарства, которые он приносил для Хлои, тоже были свидетельством заботы, равно как и амулет, который дала ему Люки. И эти вещи остались, в то время как корзина и передник, не являвшиеся выражением чувства, вернулись туда, откуда пришли. А пистолет…
Сердце Роуэна запело: да, да, он на верном пути! Он чувствовал это! Пистолет не выдержал путешествия во времени, ибо он был свидетельством ненависти. Вот в чем дело! Вещи связаны с чувством, побудившим человека взять их с собой. Следует учесть и то, что он получил возможность по собственной воле отправляться в прошлое.
Роуэн нахмурился.
Но может ли что-нибудь позволить ему остаться в прошлом? Это главное. И как найти способ перенести Энджелину в будущее? Он даже отдаленно не представлял себе, какими будут ответы на эти вопросы. Не было никакой гарантии, что Микаэла окажется права. Он отчаянно нуждался в ответах на эти вопросы, но это вовсе не означало, что они найдутся именно теперь. Или когда бы то ни было.
– Расскажите мне о вашем мире. Энджелина задала этот вопрос на следующую ночь. Проснувшись на рассвете, она увидела, что на стуле, стоящем подле кровати, сидит Роуэн. Ей ни на секунду не пришло в голову, что человек, сидящий здесь в тусклом свете свечи, может оказаться ее мужем. Энджелина знала, что это не он. Она чувствовала присутствие Роуэна. За прошедшие несколько дней она несколько раз во сне ощущала его присутствие и понимала, что он смотрит на нее, спящую. Ей хотелось попросить его уйти, вернуться туда, где он находится в безопасности, но у нее не хватило сил. Как ни эгоистично это было, Энджелина хотела, чтобы он был рядом. С нею. Так близко, что они сольются воедино… Эти мысли больше не пугали ее. Она воспринимала их, как данность. Разве ложь - не такой же грех, как мысли о прелюбодеянии?
– Вам нужно поспать,- прикрыв рукой глаза, Роуэн наблюдал за ней.
Как всегда, он смотрел на нее, на то, как красиво, сексуально смотрится на ней ее белое платье. Тут Энджелина неожиданно проснулась и, что несказанно обрадовало Роуэна, сразу узнала его. Роуэна переполнило желание…
Женщина покачала головой, разметав по подушке густые черные волосы.
– Нет, поговорите со мной. Расскажите о вашем мире.
Роуэна неожиданно увлекла эта перспектива. Он жаждал подарить ей будущее, хотел, чтобы оно понравилось ей. Но о чем рассказывать? О философии? О науке? Поверит ли она, если он поведает о том, насколько изменился мир? Поверил бы он сам? Способен ли человек принять на веру подобную информацию?
– Многое изменилось,- начал он. Роуэн рассказал Энджелине об автомобилях и самолетах, кино, достижениях медицины, рок-н-ролле, о том, что число штатов достигло полусотни. Он говорил о радио, телевидении, микроволновых печах и компьютерах. Энджелина молчала, восхищенно глядя на него невинными детскими глазами. Однако когда он принялся рассказывать о высадке на Луну, невинное изумление уступило место недоверию.
– Вы шутите,- с улыбкой сказала она.
Энджелина сидела, не опираясь на спинку кровати. Раны, нанесенные Галеном, еще болели. Ее состояние разительно улучшилось, но до полного исцеления было еще далеко. Роуэн усмехнулся.
– Я не обманываю вас. Человек действительно ступил на Луну.
– Это невозможно.
– Возможно, ручаюсь вам. Людей, которые занимаются этим, называют астронавтами.
– А как эти астронавты попали туда? - спросила Энджелина, подыгрывая ему.- В самолетах?
– Вроде того. Они путешествуют в космических кораблях.- Встретив недоверчивый взгляд женщины, Роуэн добавил: - Я вовсе не пытаюсь надуть вас.
Она нахмурилась, не понимая его слов.
– Не пытаюсь обмануть,- пояснил он. Улыбка медленно исчезла с лица Энджелины.
– Так вы не шутите?
– Нет.
Пораженная Энджелина смолкла. Роуэну хотелось присесть на край кровати, но он не решился на это, считая, что это будет неосмотрительно с его стороны. Он заметил, что Энджелина обхватила себя руками, и задумался, не приходится ли и ей бороться с искушением.
– Я понимаю, что мой мир кажется вам странным. На самом деле он просто другой. Хотя, в конце концов, он не так уж и изменился. Люди остались такими же, как были.
Среди них по-прежнему встречаются и плохие, и хорошие.
После этих слов оба они подумали о Галене, который, слава Богу, снова таинственно исчез из дома. Как обычно, для присмотра он оставил своего слугу, Кипперда.
Говорить о муже Энджелине не хотелось. Вместо этого она спросила:
– А мне понравился бы ваш мир? В этом вопросе Роуэн услышал грусть. Он живо помнил, как Энджелина умоляла его забрать ее с собой в будущее, в свой мир. Он и сам хотел этого больше всего на свете.
– Честно говоря, не знаю. Надеюсь, что да.
– Вы работаете в больнице?
– Да.
– А у вас большой дом?
– Квартира.
– Квартира,- повторила Энджелина, прислушиваясь к незнакомому слову.
– Да.
– У вас есть автомобиль?
– Да.
– А самолет?
– Нет,- улыбнулся он.
– А женщина?
Улыбка сбежала с его лица. Энджелина и Роуэн внимательно смотрели друг на друга в мерцающем свете свечи. Для самой Энджели-ны этот вопрос был столь же неожиданным, как и для Роуэна. Она сознавала, что не имеет на это никакого права, но все-таки хотела, чтобы он никому не принадлежал. Он целовал ее так, словно другой женщины для него не существовало, но, с другой стороны, она, целиком принадлежа другому, отвечала Роуэну с тем же пылом. Роуэн молчал, и Энджелина упала духом.
Плотнее обхватив себя руками, она констатировала:
– У вас есть женщина.
– Была. В конце этого месяца мы должны были пожениться.
Роуэна ошеломила сама мысль, что некогда назначенная свадьба должна была состояться через несколько дней. Энджелина же изо всех сил старалась сосредоточиться на том, что, говоря об этом, он употреблял прошедшее время.
– У вас была женщина?
– Да.
– А сейчас?
– Нет.
Неужели в этих угольно-черных глазах зажглась радость? Господи, он не имеет права надеяться на это!
Энджелина безумно ликовала.
В ее глазах читался вопрос: почему планы Роуэна так резко изменились?
– Из-за портрета, - тихо признался он, зная, что затрагивает тему, на которую, возможно, лучше не распространяться. Но он должен был высказать все, что лежало на сердце, или умереть.
Она не знала, что рассчитывала услышать, но уж во всяком случае не это.
– Я… я не понимаю.
– Приехав в особняк, я увидел в гостиной портрет.- Не сводя пронизывающего взгляда с Энджелины, Роуэн продолжал: - На нем была изображена прекраснейшая женщина, которую я когда-либо видел. С того момента, как увидел ее, я утратил покой и сон, стал одержимым.
– И все-таки я не пони…
– Это был ваш портрет. Тот самый, что висит у вас в гостиной.
Энджелина слышала, что он говорит, но никак не могла понять. Как он мог видеть ее портрет?
– Мой портрет все еще висит в этом доме? - спросила она, заинтригованная и обрадованная таким поворотом дела.
– Да,- Роуэн не счел нужным распространяться о том, что картина лишь недавно была возвращена в особняк, и объяснять, при каких обстоятельствах это произошло. Кроме того, он не стал рассказывать о призраке, обитающем в особняке Ламартин.
– Вы увидели его, и…- Энджелина не договорила, но они оба помнили, что Роуэн употребил слово одержимый.
– Да,- он по-прежнему не сводил с нее глаз.
Она первая посмотрела в сторону, словно не выдержав его взгляда.
– Мой портрет пережил все эти годы? - она все еще не могла прийти в себя от изумления.
– Да.
Пережил. Какое странное, хрупкое слово.
Энджелина и Роуэн поняли это. Роуэн понял, какое направление неожиданно приняли мысли этой женщины. Это было естественно, хотя они оба упорно старались не думать об этом. Роуэну вообще не хотелось задумываться об этом. Энджелине же предстояло в конце концов столкнуться вплотную с этой проблемой.
– Странно, что я умерла еще до того, как вы родились,- притворяясь беззаботной, Энджелина посмотрела на Роуэна.
Когда она заговорила о смерти, на душе у Роуэна стало тяжело. Он не мог спокойно сидеть и продолжать смотреть в самые прекрасные глаза на земле, задававшие ему вопрос, на который он не хотел отвечать. Роуэн встал и, засунув руки в задние карманы джинсов, направился к окну.
Он знал. Энджелина поняла это по его лицу, по выражению глаз. Этот человек знает, когда ей суждено умереть. Она увидела, что он не хочет говорить об этом. Ее пульс участился. Его нежелание разговаривать на эту тему могло означать только одно. Странно, но она всегда подозревала это…
– Когда? - шепотом спросила она, стараясь не показать своего страха.
Одно- единственное слово, но оно поразило Роуэна, словно направленный в сердце нож. Он готов был спорить на все свои деньги до последнего цента, что Энджелина знает о том, как скоро наступит этот день. Почувствовала ли она это сама, или его нежелание продолжать беседу натолкнуло ее на эту мысль? Возможно, и то, и другое сыграло свою роль.
– Роуэн?
Он не мог не обернуться, когда его так настойчиво и нежно звали по имени. Глаза Энджелины потемнели еще больше и казались бездонными. Но в их черной глубине Роуэн увидел страх и смирение. Он не знал, какое из этих чувств тронуло его больше.
– Я был послан, чтобы спасти вас. И клянусь, я сделаю это!
Звучавшая в его голосе убежденность заставила Энджелину доверить ему. Почти заставила.
– А что, если это вам не удастся? - спросила она.
– Удастся.
Роуэн подошел к ней, взял ее руку в свою и сжал так крепко, что обоим стало больно. Роуэн заставил себя ослабить хватку, но не мог выпустить руку Энджелины. Он не сделал бы этого даже под угрозой вечных адских мук.
– Я не позволю вам умереть, - прошептал он, переплетя ее пальцы своими. - Клянусь, я не дам вам умереть. - С этими словами Роуэн поднес руку Энджелины к губам и поцеловал ее. Закрыв глаза, он молился, чтобы ему удалось сдержать свою клятву.
– Роуэн…
Он открыл глаза и встретился взглядом с Энджелиной.
– Не надо, - попросила она. - Не говорите, сколько мне еще осталось. И обещайте, что не будете винить себя, если… если то, что случится, невозможно будет изменить.- Роуэн промолчал, и Энджелина продолжала настаивать, словно его эмоциональное состояние было для нее важнее, чем приближающаяся смерть: - Обещайте мне!
– Как я могу это обещать? - голос Роуэна внезапно сел.
– Потому, что я прошу об этом,- просто сказала она.
Роуэну ни разу не приходилось сталкиваться с подобной самоотверженностью. Его сердце переполняла любовь. Он безумно хотел выразить эту любовь, но не мог. Для него было страшнее ада находиться рядом с этой женщиной и не иметь возможности на деле доказать свою любовь. Необходимо было сохранять дистанцию. Он начал вставать с кровати, одновременно высвобождая свою руку из руки Энджелины.
Удерживая его руку, она прошептала:
– Не надо.
Он посмотрел на нее.
– Пожалуйста, - прошептала Энджелина, медленно поднося его руку к своему лицу.- Не уходите.
Она услышала, как он с шумом втянул в себя воздух. Энджелина понимала, что играет с огнем, с огнем, который может поглотить их обоих, но ею двигало странное беспокойство, которому она не могла противостоять. Снова и снова, как будто яростно бил огромный барабан, в мозгу Энджелины звучало, что вскоре ей, возможно, придется умереть. А ведь она еще не жила! Согласна ли она умереть, не изведав той нежности, которая существует лишь в отношениях между мужчиной и женщиной? Отвечая на свой собственный вопрос, Энджелина закрыла глаза и прижалась щекой к ладони Роуэна.
– Энджелина,- прошептал Роуэн, чувствуя на запястье ее дыхание, нежное, словно прикосновение крылышек мотылька.
Они чувствовали, как жаркий ночной воздух вплывает в открытое окно, душный, словно песок пустыни. Кружевная сетка, призванная предохранять от москитов, была поднята, чтобы не мешать благословенному сквозняку. Мокрая от пота рубашка Роуэна липла к спине. Платье Энджелины, глухой ворот и длинные рукава которого отвечали всем требованиям благопристойности, невыносимо раздражало кожу. Но больше всего их мучила не летняя жара, а огонь страсти.
– Энджелина,- повторил Роуэн. Обеими руками он ласкал ее щеки, виски, лоб, прикрытый спутанными волосами. Он даже провел подушечками больших пальцев по ее прикрытым глазам, словно пытаясь на ощупь навсегда запомнить черты ее лица. Затем его пальцы скользнули по губам Энджелины, чуть приоткрыв их.- Мы не должны делать это,- произнес Роуэн, пожирая ее взглядом и ласково поглаживая пальцем ее нижнюю губу. Его ласка была приятнее всего, что только доводилось испытывать Энджелине. Она вздрогнула от удовольствия.
– Да,- прошептала в ответ она,- мы не должны.
– Нам нельзя так поступать,- заявил Роуэн, склонившись к ней и потеревшись носом о ее подбородок.
– Нельзя,- она чувствовала его дыхание на своей шее. Горячее дыхание Роуэна заставляло ее в полной мере ощущать себя живой и это было чудесное, божественное ощущение.
– Это неправильно, да? - спросил он.
– Да… нет… Я не знаю… Роуэн,- тихо смущенно произнесла она, подставляя для поцелуя губы.
На несколько секунд они застыли в неподвижности, не решаясь погрузиться в пылающий водоворот. Стоит перейти эту границу, и их уже ничто не спасет. Они сгорят заживо, охваченные пламенем страсти.
– Останови меня,- взмолился напоследок Роуэн. Его хриплое дыхание сливалось с дыханием Энджелины.
– Не могу,- шепнула она, слыша, как бешено грохочет ее сердце.- Спаси меня Бог, не могу.
И пламя поглотило их.
Ее губы оказались еще мягче и нежнее, чем ему казалось раньше. Прижавшись к ним он перестал воспринимать окружающий мир.
«Нет, не может быть, чтобы это было неправильно»,- думала она, интуитивно, как биение собственного сердца, воспринимая эту истину. Сердце Энджелины уже не просто билось, оно трепыхалось в груди, словно птица, жаждущая вырваться из клетки. Она долго была пленницей Галена. Раньше ее мир ограничивался тесным пространством особняка Ламартин, но теперь Роуэн открыл ей путь на волю. В его объятиях Энджелина была свободна. Только в кольце его рук могла она почувствовать себя так, как должна себя чувствовать женщина.
Роуэн видел, что Энджелина, к сожалению, не имеет ни малейшего понятия о любви, и поэтому, несмотря на то, что это было невыразимо трудно, заставил себя не торопиться. Чистота и искренность ее чувств были притягательнее любой, самой изощренной, искушенности в любовных делах. Она не боялась и не стеснялась его. Она отвечала на его поцелуи - сперва робко, потом все смелее и смелее. Когда Роуэн начал расстегивать ее платье, она принялась расстегивать на нем рубашку. Когда он осторожно, стараясь не дотрагиваться до спины, снимал с нее платье, Энджелина подняла руки, помогая ему. Лишь однажды она дрогнула. Когда его губы коснулись ее груди, Энджелина ойкнула и отшатнулась, вспомнив, сколь болезненными бывают укусы.
Роуэн посмотрел ей в глаза.
– Я никогда не причиню тебе боли,- пообещал он с такой горячностью, что у нее слезы навернулись на глаза.- Никогда! Я не такой, как он.
– Я знаю это,- прошептала Энджелина, легонько перебирая пальцами его волосы.
Чтобы доказать свою веру в него, Энджелина подняла голову и сама поцеловала его, слегка покусывая губы. Сперва он подчинялся, но вскоре нетерпеливо и жадно принялся целовать ее сам. Энджелина с радостью сдалась. Наконец Роуэн оторвался от ее губ и начал целовать шею и грудь. На этот раз Энджелина не испугалась. Она вся отдалась этому новому, потрясающему ощущению.
Энджелина наслаждалась ночной жарой жаром поцелуев Роуэна, пламенем, обжигающим ее кожу там, где он дотрагивался до нее Раньше она и не догадывалась, что любовь может доставлять столько радости. Она не знала, что так приятно прикасаться к мужским плечам, поросшей волосками груди и плоскому животу. Это заставляло ее тело жаждать удовлетворения, и Энджелина была готова на все, чтобы получить его.
Застонав, она произнесла его имя. Осторожно опустив ее на постель, Роуэн накрыл ее своим телом. Долгие, страстные поцелуи. Влажные прикосновения нежной кожи. Стоны, перемежающиеся вздохами. Сплетенные, тянущиеся друг к другу тела. Единение тел, слияние душ.
Роуэн вошел в нее. Энджелина тихо вскрикнула. Он входил все глубже… И вдруг замер, словно пораженный молнией. На его лице отразилось изумление. Возможно ли это? Как такое могло случиться? Как может женщина, с которой он сейчас занимается любовью, быть девственницей?!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимая - Кэнфилд Сандра



Потресающий роман, мне он понравиля, он вдохновляет завораивает очаровывает интригует. По больше бы таких романов, автор молодец! Роман просто суперский, шикарный!
Любимая - Кэнфилд СандраНаталья Сергеевна
22.12.2012, 7.43





Роман просто бомба 10 из 10! Советую всем!
Любимая - Кэнфилд СандраПАТИНА
4.01.2013, 23.52





Роман просто бомба 10 из 10! Советую всем!
Любимая - Кэнфилд СандраПАТИНА
4.01.2013, 23.52





Не впечатлило!
Любимая - Кэнфилд Сандраоксюта
28.07.2013, 21.21





чувство незаконченного романа ,много вопросов остается,а так вполне можно прочитать
Любимая - Кэнфилд Сандраольгуня
19.01.2014, 15.54





Не очень
Любимая - Кэнфилд СандраНелли
11.11.2014, 18.52





Неплохо, но есть и лучше рманы!
Любимая - Кэнфилд СандраЕвгения
5.10.2015, 14.10





Перемещение во времени. Весь мой сегодняшний день провалился в этот роман. Советую романтичным женщинам. Неужели у неё только один роман?
Любимая - Кэнфилд СандраРоза
8.10.2016, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100