Читать онлайн Любимая, автора - Кэнфилд Сандра, Раздел - Глава двенадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любимая - Кэнфилд Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любимая - Кэнфилд Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любимая - Кэнфилд Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэнфилд Сандра

Любимая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двенадцатая

Джулия уже час спала в постели Крэндалла. Он сидел на стуле, глядя на женщину. Крэндалл испугался до полусмерти, когда Джулия потеряла сознание. Он ни разу не видел, чтобы человек был настолько бледен и напуган. Ради всего святого, почему она сказала, что не собирается возвращаться в эту комнату?! Когда Джулия пришла в себя, Крэндалл принялся расспрашивать ее, но она смотрела на него бессмысленным взглядом кататоника, не воспринимая и не понимая его слов. Казалось, что некая завеса, сквозь которую не мог пробиться голос Крэндалла, неожиданно отгородила Джулию от мира.
Уэйд предлагал оставить Крэндалла на месте раскопок и отвезти Джулию в мотель, но он отказался. После того как он дал ей две таблетки аспирина и положил на лоб холодный компресс, Джулия заснула, свернувшись калачиком, как замерзший ребенок. Во сне ее веки подергивались, лицо все еще оставалось бледным.
Вздохнув, Крэндалл прижал пальцы к глазам. Он еще не успел смыть с себя грязь туннеля и теперь чувствовал ее фактуру, вкус, запах. Он снова слышал скрип двери в тишине поземного хода и собственное дыхание, эхом отдававшееся от стен мрачной комнаты с ее ужасным содержимым. Тут он услышал шорох простыней и открыл глаза.
Джулия не спала.
– Привет,- тихо окликнул он ее.
– Привет,- отозвалась она.- Сколько я проспала?
Крэндалл взглянул на часы:
– Почти целый час.
Задумавшись, Джулия уселась на кровати, подтянув укутанные покрывалом колени к подбородку и обхватив их руками.
– Как ты себя чувствуешь?
– Наверное, неплохо. Нет, все-таки голова побаливает,- она провела рукой по лбу.- Раньше я ни разу не падала в обморок. Странное ощущение…
– Знаю,- улыбнулся Крэндалл и жизнерадостно добавил: - я один раз вырубился, когда сдавал кровь. Но никому ни слова об этом, ладно?
Джулия хотела, было улыбнуться, но улыбка не получилась. Она словно скрылась за странной завесой…
– Не надо,- Крэндалл пересел со стула на край кровати.- Не покидай меня снова.- Он приподнял ее подбородок, заставив посмотреть ему в глаза: - Поговори со мной.
Джулия молчала.
– Расскажи, что случилось.
Она не проронила ни слова.
– Джулия?
– Я уже побывала в этой комнате. Не знаю, когда, каким образом и зачем, но я там была, - в карих, словно осень, глазах светилась уверенность, смешанная с беспокойством. - Когда дверь открылась, на меня обрушилась тысяча воспоминаний. Я вспомнила, что меня держали там против воли. Мне было страшно. Я помню, - тут она вздрогнула, - как больно мне было…
Крэндалл прижал Джулию к себе, шепча:
– Тш-ш, все в порядке. Джулия прижалась к нему.
– Не покидай меня,- взмолилась она.
– Ни за что,- отозвался Крэндалл, чувствуя, как ее грудь прижимается к нему, как бьется ее сердце, как горячее дыхание щекочет его шею. Он понятия не имел, что же случилось днем, и не представлял, что пытается рассказать ему Джулия. Единственное, что он понял, - то, что она страшно испугалась. Крэндаллу было приятно обнимать ее. - Нет, - повторил он, покрепче прижав к себе Джулию, - я тебя не брошу.



***



В понедельник Роуэн чувствовал себя паршиво. Его друзья вернулись в Хьюстон. Он сам не понимал, как относится к решению Кей разорвать их помолвку. С одной стороны, ему стало легче, но в то же время он испытывал грусть, радость и печаль в его душе слились воедино. Блуждая по особняку, Роуэн жаждал снова оказаться в прошлом. Теперь, когда он понял, что может появиться там во плоти, а не бессловесным невидимкой, у него появилась цель в жизнь. Он чувствовал, что должен заговорить с Энджелиной. Он должен был увидеться с ней. Экономка суетилась в гостиной, рылась в кладовке, ревел пылесос, и Роуэн решил, что сейчас не время пытаться проникнуть в прошлое. Схватив ключи от машины, он вышел из дома, сам толком не зная, куда направляется.
В конце концов, Роуэн оказался там, куда совершенно не собирался. Это ничуть не удивило его. Ведь Энджелина писала в своем дневнике, что ежедневно бывает в соборе Сен-Луи. Увидев величественный шпиль собора, Роуэн понял, что его влечет возможность хотя бы зайти туда, где некогда часто бывала она.
Войдя, Роуэн увидел белые свечи, горящие в алых, как кровь, подсвечниках, почувствовал свежий аромат цветов. В сумеречной прохладе собора сновали туристы. Несколько человек молились, стоя на коленях между скамьями почтительно склонив головы. Очевидно, месса только что закончилась. Священник в зеленом облачении взял серебряную чашу, молитвенник и, в последний раз преклонив колени, ушел в боковую дверь.
Роуэн разглядывал деревянные скамьи, витражи, изображающие различные моменты жизни святого Луи и его причисление к лику святых, изображения святого на стене и за алтарем. Роуэн прошел вдоль рядов и уселся справа, на третьей от конца скамье. Он закрыл глаза и попытался ни о чем не думать.



***



Энджелина сидела в соборе там же, где обычно. Сегодня она пропустила мессу: прошлой ночью Хлое не спалось, и Энджелина сидела рядом с ней, пока сестра не забылась сном. Только после этого она попросила ирландца отвезти ее в церковь. Услышав ее требование, он кивнул и молча пошел готовить экипаж.
С той ночи, когда ее вынудили совершить кощунство, Энджелина не исповедовалась. Она больше никогда не решится на это. Нельзя умолять Бога о прощении, когда ты настолько виноват перед Ним. Он не простит. «Нет,- думала Энджелина,- скорее я не смогу простить себе это кощунство».
Как всегда, отец Джон облегчил ее страдания.
– Сегодня я не видел тебя во время мессы, дитя мое,- озабоченно сказал он своим тихим добрым голосом. Ворот его рясы был чуть тесноват, отчего ангельское лицо священника казалось еще более круглым и младенчески-невинным.
– Моя сестра нездорова.
– Мне больно слышать это. Я помолюсь за нее.
– Благодарю вас, отец.
– А как твои дела, дитя мое?
– Хорошо, - не осмелилась сказать правду Энджелина.
Священник прикрыл ее сложенные ладони своей рукой. На тыльной стороне его ладони, как на щеках, проступали тонкие красноватые жилки, костяшки пальцев поросли светлыми волосками.
– Да поможет тебе Господь,- произнес он, понимающе сжав ее руки.
Энджелине стало ясно, что отец Джон понимает, что жизнь в особняке Ламартин не так хороша, как кажется. Она прикрыла глаза, повторяя про себя пожелание священника.



***



Сквозь пестрые витражи проникали теплые лучи солнца. К Роуэну пришли покой и умиротворение, ему вдруг подумалось, что время не имеет границ. Он со вздохом открыл глаза. За это время собор ничуть не изменился. По крайней мере, на первый взгляд. Но постепенно Роуэн стал замечать кое-какие различия. Изменилось убранство алтаря, да и вазы с цветами теперь выглядели по-другому. Там, где несколько минут назад стояли букеты лилий, красовались розы. Молящихся было по-прежнему немного, но сейчас на женщинах появились кокетливые шляпки, а костюмы мужчин выглядели, как иллюстрации в учебнике истории.
Осознав, сей факт, Роуэн принялся шарить взглядом по рядам. Возможно, Энджелина тоже здесь? Он не осмеливался питать столь безумную надежду, и все же надеялся. Роуэн заметил, как женщина в голубой летней шляпке опускается на колени. Ее высоко подобранные волосы сверкали, как отполированный оникс. При виде этой склоненной головы, этого затылка сердце Роуэна дрогнуло. Он вспомнил хрупкость этой женщины, ее силу и снова испытал всепоглощающее желание облегчить ее тяжелое бремя. Сердце Роуэна билось все быстрее. Он смотрел, как Энджелина встала, прошла вдоль рядов и преклонила колени перед алтарем. Затем она направилась к выходу. Роуэн встал. Он не знал, что скажет Энджелине, но твердо намеревался заговорить с ней. Он не мог упустить такую возможность: неизвестно, когда еще подвернется такой случай и подвернется ли вообще.
Когда Энджелина увидела его, то тотчас узнала. Роуэн понял это по ее лицу. Молитвенник упал из ее рук на пол, раскрывшись посередине, но ни Энджелина, ни Роуэн не заметили этого. Они смотрели друг на друга, и их сердца бешено бились. На Энджелину, как ни удивительно, снизошло странное ощущение покоя. К нему примешивались облегчение и осознание того, что в будущем море жизни она обрела долгожданную гавань. Как и в первую их встречу, Энджелина поняла, что пойдет за этим человеком куда угодно. Неожиданно ее осенило: что, если это и есть ее спаситель? Вдруг этот необычно одетый незнакомец явился в ответ на ее молитвы?
– Я беспокоилась о вас,- прошептала она.
Роуэн чуть не расхохотался, настолько абсурдным показались слова Энджелины. Она беспокоилась о нем?
– Как вам удалось так быстро скрыться? Он улыбнулся:
– Вы и не представляете, как это было легко сделать.
Энджелина хотела улыбнуться в ответ, но заметила, что ирландец с огненной бородой следит за ней, стоя у дверей.
– Мне пора идти,- сказала она и добавила: - нельзя, чтобы кто-нибудь увидел, как мы разговариваем.
Увидев человека в черном, Роуэн узнал его. Кроме того, он почувствовал, как напугана Энджелина.
– Кто это? - спросил он.
– Он работает у моего мужа.
– Вы не любите его,- заметил Роуэн.
– Скорее, не доверяю ему.
– Почему?
– Он работает у моего мужа,- повторила Энджелина, словно один этот факт служил достаточным объяснением. Так оно и было.
– Мне пора,- чуть подобрав подол, она пошла прочь.
– Энджелина, постойте! - окликнул ее Роуэн. Несколько прихожан посмотрели на него.
Энджелина застыла на месте. Ее даже не удивило, что он знал ее имя. Ей понравилось, как он произносит его - уверенно, но не слащаво - командным тоном.
Роуэн подал ей оброненный молитвенник. Энджелина удивленно посмотрела на книгу, только сейчас заметив, что ее руки пусты. Она потянулась, чтобы взять ее, и ощутила мимолетное прикосновение пальцев Роуэна.
Роуэн дотронулся до ее теплой кожи и почувствовал, что стал жизнерадостен, как солнечные лучи. Энджелина тоже не осталась равнодушной. Его уверенное прикосновение заставило ее почувствовать себя в безопасности. Ей казалось, что теперь ей ничего не грозит. Интуиция подсказала Энджелине, что в этом незнакомце таится нежность, которую, возможно, он и сам еще не осознает. Это прикосновение, такое ласковое, непривычное, грозило заставить Энджелину разрыдаться. Кучер ждал. Женщина молча повернулась и быстро пошла прочь.
Роуэн следовал за ней. Он увидел, как коренастый тип шел за ней и, пройдя к черной с золотым крестом карете, усадил в нее Энджелину. Энджелина ни разу не оглянулась. Зато кучер обернулся и, не мигая, уставился на Роуэна. Затем он уселся на свое место, хлестнул лошадей и выехал на улицу.
Роуэн понятия не имел, сколько времени простоял, провожая взглядом исчезающий вдали экипаж. Он опомнился лишь тогда, когда над ухом загудела машина, и водитель нецензурно выругался. Наваждение исчезло. Придя в себя, Роуэн огляделся по сторонам. Он стоял точнехонько посреди дороги. Справа и слева проносились машины. Водитель еще раз просигналил и крикнул:
– Эй, мистер, вы что, с ума сошли?
– Может быть,- ответил Роуэн. - Все может быть.
Роуэн знал, что заходить на огороженную веревками территорию за собором, нельзя. И все-таки он не смог удержаться, его тянуло туда, словно магнитом. Он заметил садик, украшенный статуями, и место раскопок, когда шел к своей машине. Сразу вспомнилась статья в утренней газете, сообщавшая о том, что на территории собора раскопали секретный подземный ход и тайную комнату. Еще более загадочным казалось то, что в комнате нашли инструменты для пыток.
Перешагнув через ограждение, Роуэн забыл о свежевыстиранных брюках и нырнул в разверстый зев туннеля. На секунду вспомнился другой туннель, тот, в конце которого сиял свет. Он знал, что поступает неправильно, но, отбросив всякую осторожность, двинулся вглубь.
При первом же шаге его дорогие туфли зарылись в черную землю. Выругавшись, Роуэн вытряхнул набившуюся внутрь пыль, но после второго шага процедуру требовалось повторить. Плюнув на подобные мелочи, Роуэн двигался вперед. Он почти не различал дороги и иногда шел, держась за прохладную стену. Пройдя приблизительно тридцать - тридцать пять футов, он заметил впереди слабый свет и услышал голоса. Свернув за угол, Роуэн увидел, что от главного туннеля в сторону идет коридор не больше десяти футов длиной, в конце которого находится вход в комнату. Из комнаты доносились мужские голоса.
У входа в туннель сидела молодая женщина. Рядом стоял фонарь. Длинные светлые волосы женщины были убраны в хвост и уже успели растрепаться. Она с отсутствующим видом просеивала землю. Роуэну стало ясно, что ее внимание поглощено комнатой. Он чувство вал страх этой женщины. Она боится этой комнаты. Смертельно боится…
Как только Роуэн почувствовал страх, владеющий незнакомкой, на него тотчас нахлынул ужас, который испытывали все, оказавшиеся здесь. Он буквально тонул в волнах витающего вокруг этой комнаты панического страха. Потом он ощутил боль. Боль множества людей. Роуэна охватила невыносимая слабость, и он со стоном согнулся, чуть ли не вдвое. Услышав стон, Джулия подняла голову.
– Вы не должны…- Увидев в каком положении находится незнакомец, Джулия на секунду смолкла, а потом с криком бросилась к нему: - О Господи… Что с вами?
Роуэн попытался заговорить, но не смог - слишком велика была слабость.
– Крэндалл! - закричала Джулия. Должно быть, Крэндалл еще раньше услышал шум, ибо он тотчас появился на пороге.
За его спиной стоял Уэйд.
– Эй, сюда заходить нельзя. Особенно журналистам,- начал Крэндалл, но, увидев Роуэна, осекся.
– Он, кажется, болен,- умоляющим тоном проговорила Джулия.
– Выход,- выдохнул Роуэн.- Выведите меня… отсюда!
Отстранив Джулию, Крэндалл подошел к Роуэну. Уэйд тотчас же подхватил его с другой стороны. Непрерывно заверяя Роуэна, что все обойдется, археологи повели его к выходу из туннеля.
До Роуэна долетали обрывки разговора:
«…сердце…», «…может быть, удар…», «…чертова жара…», «…что вы здесь делали?…»
По мере того как Роуэн удалялся от комнаты, симптомы ослабевали. Когда все трое добрались до сада, он чувствовал себя вполне здоровым, хоть и был измотан до предела. Роуэн испугался, что снова попал в дурацкую ситуацию.
– Вам вызвать врача?- спросил Уэйд, когда Роуэн в изнеможении опустился на землю и лег, не заботясь о том, что одежда может испачкаться.
Роуэн покачал головой.
– Нет.
– А мне кажется,- настаивал Крэндалл, что вы должны проконсультироваться с врачом. Возможно, у вас больное сердце.
– Я сам врач. У меня нет проблем с сердцем,- Роуэн понимал, что собравшиеся вокруг него люди ждут объяснений. Но он ограничился тем, что повторил: - Поверьте мне здесь дело не в сердце.
– Не хотите ли выпить воды? - предложила Джулия.
Роуэн открыл глаза и внимательно посмотрел на светловолосую женщину. Ее трудно было назвать красавицей, но ей была присуща оригинальность. Почему-то грязь, размазанная по этому лицу, не портила, а лишь подчеркивала ее привлекательность.
– Да, пожалуйста.
Джулия опрометью бросилась за водой. Роуэн сел. Крэндалл и Уэйд склонились над ним. Только сейчас Роуэн понял, что Крэндалл кажется ему знакомым. Длинные волосы, собранные в хвост… Где же он видел этого парня? Но Роуэн не успел вспомнить - его отвлекли вопросом:
– Что вы делали внизу? - поинтересовался Крэндалл.- Эта часть собора закрыта для посетителей.
– Извините, пожалуйста,- Роуэну искренне хотелось объяснить, но, по правде говоря, он и сам не знал, что привело его на это место. Его привела, не оставляя выбора, некая сила, та же неведомая сила, что привела его в собор и подарила первую реальную встречу с Энджелиной. Это было десять или пятнадцать минут назад, но Роуэну казалось, что прошло гораздо больше времени. Переход из одного времени в другое снова выбил его из колеи.- Я читал статью в газете,- Роуэн надеялся, что это достаточно веская причина для его появления.
– Что с вами случилось?- поинтересовался Уэйд.
– Не знаю точно,- честно признался Роуэн.- Но такое со мной бывало и раньше. Крэндалл выругался:
– Во всем виновата эта комната!
– О чем это вы?- с интересом спросил Роуэн.
– У, зараза,- произнес Уэйд прежде, чем Крэндалл успел ответить.- Еще один репортер,- невесть откуда появившийся мужчина шел к ним.
– Спровадь его,- распорядился Крэндалл и пожаловался: - со вчерашнего дня они лезут к нам как осы на мед.
Уэйд направился навстречу репортеру, оставив Роуэна и Крэндалла наедине. Роуэн повторил заданный несколько секунд назад вопрос:
– Почему вы решили, что всему виной комната?
Крэндалл заколебался, раздумывая, стоит ли говорить об этом с незнакомцем. Но неподдельный интерес Роуэна привлек его.
– Когда мы вчера открыли эту комнату, Джулия,- тут он кивнул в ту сторону, куда убежала молодая женщина,- почувствовала что-то странное. Не знаю, что на нее накатило, но она отказалась входить в комнату, а потом упала в обморок. Сегодня она по-прежнему наотрез отказывается переступить порог, - рассказывая, Крэндалл счел нужным умолчать о том, что Джулия, как она сама считает, уже была в этой комнате. Он не хотел, чтобы поползли слухи или чтобы кто-нибудь решил, что Джулия не в себе.
Роуэн воскресил в памяти страх, который испытывала Джулия. Это отнюдь не был банальный испуг, это был глубоко въевшийся в душу панический ужас. «Да,- подумал он, глядя на Джулию, которая несла ему стакан воды,- бедняга до сих пор напугана до полусмерти».
С улыбкой Джулия подала ему стакан воды. В тот момент, когда их руки соприкоснулись, Роуэна посетило видение. Он увидел эту женщину закованной в цепи. Почувствовал, что у нее заткнут рот. Теперь он без тени сомнения знал - она была одной из пленниц тайной подземной комнаты.



***



Грохотал гром, вспыхивала молния. Энджелина стояла в темноте, обхватив себя руками, и глядела во двор. Яростный дождь и ветер сообща набросились на растения, вбивали в землю траву, били, словно в барабан, в банановые листья и терзали нежные цветы.
Но мысли Энджелины витали очень далеко. Хотя… собор ведь не очень далеко? Она никак не могла отвлечься от раздумий о незнакомце. Сегодня утром в церкви она разговаривала с ним. Кто он? Где живет? Каким образом ему удалось проникнуть в дом во время вечеринки?
Более важный вопрос: что сделает он, узнав, что она беседовала с незнакомцем? Энджелина испугалась, но к страху примешивалось удивление. Почему кучер Кипперд не доложил об этом происшествии? Конечно, Кипперд не видел ворвавшегося на вечеринку человека, не знал, что именно с ним сегодня разговаривала Энджелина, но в его обязанности входило охранять ее от всех. Особенно от любого мужчины. Это животное, женой которого стала Энджелина, не любило ее, хотело, чтобы другие мужчины испытывали желание обладать ею, и все же ревновало. Так почему же кучер не доложил хозяину обо всем?
И тут среди ее мыслей мелькнула одна особенно неприятная. Что, если Кипперд все рассказал? Что, если этот зверь снова играет с ней? Что, если вернувшись домой, она не знала, куда он направился после ужина, он жестоко покарает ее за несдержанность? Нет, ей не хочется думать о нем. Она будет думать только о незнакомце. О незнакомце и том, что с ним она чувствует себя в безопасности.



***



События этого дня - беседа с Энджелиной в соборе и посещение раскопок - целиком и полностью завладели мыслями Роуэна. Вместе с яростно барабанящим в окна дождем они никак не давали ему уснуть. Роуэн устал ворочаться с боку на бок, раздумывая над тем, промок ли под этим дождем неугомонный бродяга Кот. В конце концов, он натянул джинсы, футболку и босиком, не включая света, спустился вниз. Когда Роуэн был на середине лестницы, небеса разразились очередным раскатом грома, и старый дом задрожал так, что зазвенели люстры.
«Возможно, мне поможет стакан теплого молока»,- подумал он, хотя великолепно понимал, что нет никаких научных данных, свидетельствующих о том, что горячее молоко -хорошее снотворное. Роуэн направился в сторону кухни, но остановился у закрытых дверей гостиной. Повинуясь велению сердца, он распахнул дверь.
Услышав, как поворачивается дверная ручка, Энджелина резко обернулась. И в этот момент, словно по заказу, загремел гром, и сверкнула молния, осветив высокого, стройного, узкобедрого мужчину. Это был не тот человек, которого Энджелина безумно боялась видеть. Женщина сразу поняла это, увидев, как спадают волосы на его лоб, заметив, что одет он странно и замер в дверях, уставившись на нее…
Незнакомец. Тот самый, кого она так жаждала увидеть.
Сперва Роуэну померещилось, что перед ним появился призрак Энджелины. Слишком уж нереальной она показалась ему в голубоватом сверкании молний. Она была настолько прекрасна, что просто не могла оказаться живой женщиной. Не могут обычные волосы столь красиво падать на плечи. Не могут плечи из плоти и крови выглядеть так, словно они сотканы из лунного света. Глаза не могут, да и не должны, так сверкать. Но, глядя на эту женщину, Роуэн осознал, что она - настоящая. Он поверил в это, когда почувствовал биение ее сердца в своей грудной клетке.
– Не бойтесь,- тихо попросил он. Бояться? Да Энджелине и в голову прийти не могло, что перед этим человеком можно испытывать страх! Сейчас она твердо знала, (она поняла это в ту минуту, когда увидела его стоящим в дверях, или даже раньше, когда ее взгляд впервые в жизни упал на него) - это и есть тот, кому на роду написано спасти ее.
Закрыв за собою дверь, Роуэн медленно пошел к этой женщине. В комнате было темно, но он видел, как Энджелина запрокинула голову, приспосабливаясь к его росту. Стоя прямо перед нею, он повторил:
– Не пугайтесь. Я не причиню вам зла.
– Знаю,- шепотом ответила Энджелина. Роуэн чувствовал, что она не боится его, и радовался этому.
– Кто вы? - спросила она. Несмотря на то, что было темно, Роуэн почувствовал ее взгляд, требующий правды.
– Роуэн. Роуэн Джейкоб.
– Роуэн Джейкоб,- повторила Энджелина.
Его имя звучало на ее устах слаще горячего меда. Если бы Роуэн должен был умереть через минуту, в свой последний миг он хотел бы слышать, как она назовет его по имени…
– Как вы проникли в дом? - спросила она. Обычно он был заперт. Она знала, что он держит ее взаперти, доверяя ключи лишь себе и Кипперду.
Не «в мой дом», а просто «в дом». Обдумывая ответ на ее вопрос, он учел это. Роуэн знал, что рано или поздно ему зададут этот вопрос, но предпочитал, чтобы это произошло попозже.
– Гм, это сложный вопрос.
– Почему же?
Просто и прямо. Интересно, как отреагирует Энджелина, если он ответит столь же прямо и просто? От ответа Роуэна спасло неожиданное мяуканье. Энджелина и Роуэн одновременно взглянули на дверь, ведущую во двор. Мокрый измученный сиамский кот просился в дом.
– Ой, бедненький! - тихо воскликнула Энджелина, чье нежное сердце разрывалось при виде сего жалкого зрелища.
– Кот?- Роуэн отказывался верить собственным глазам.
– Это ваш? - не задумываясь, женщина открыла дверь, впустив кота, который, не мешкая, шмыгнул внутрь.
– Да, вроде того,- признался Роуэн, обдумывая только что полученную информацию. В прошлое перенесся не только он сам, но и Кот. «Интересно,- подумал Роуэн.- Очень интересно».
Кота же метафизика совершенно не занимала. Он сосредоточенно отряхивался, разбрызгивая по сторонам воду.
Энджелина тихо, мелодично засмеялась. Роуэн знал, что эти нежные звуки не часто звучат в особняке Ламартин, и они показались ему просто волшебными.
– Совершенно ясно,- Энджелина зажгла стоявшую поблизости лампу,- что monsieur Chat «Господин Кот (фр.)» не любит промокать насквозь. Может, вам удастся вытереть его этим?- повернувшись к Роуэну, она предложила ему передник, который Люки, уходя, оставила висеть на спинке стула. Посмотрев на эту женщину поближе, Роуэн затаил дыхание. Энджелина была красавица, когда ее освещали молнии, но теперь, в приглушенном свете лампы, она казалась еще прекраснее. В чем-чем, а в дурном вкусе упрекнуть Галена Ламартина Роуэн не мог. Тот умудрился завладеть прелестнейшей из всего цветника розой…
Энджелину поразила внешность Роуэна. Она считала его привлекательным, но не слишком задумывалась над этим. Теперь же, глядя на него, Энджелина вспомнила о том, что она - женщина. Она давно позабыла об этом, и «благодарить» следовало, разумеется, этого зверя. А ведь некогда Энджелина радовалась, что родилась женщиной. Теперь же это казалось ей лишь проявлением слабости… Сейчас она жаждала обладать физической силой, чтобы больше никто не мог обидеть или унизить ее.
Вдруг Роуэн понял, что Энджелина до сих пор протягивает ему передник.
– Спасибо,- он взял передник и сел, как индеец, прямо на пол.- Иди сюда, малый,- позвал Роуэн Кота.
Кот раньше был ужасно горд и самоуверен, но теперь присмирел, напуганный дождем, и покорно подошел, позволяя себя вытирать. Роуэну пришло в голову, что он сам похож на этого кота. Некогда им правила уверенность в себе, но последние несколько недель согнули его.
– Этот кот как-то странно выглядит, - заметила Энджелина и пояснила: - он длинный и худой. Разве ему не хватает городских крыс? - Почти в каждом городском доме имелся толстый кот, которого заводили, чтобы сдерживать натиск крыс. Несмотря на это крысы процветали.
Роуэн вспомнил о мешке с кошачьим кормом, лежавшим в кухне…
– Поверьте,- сказал он,- этот кот и не посмотрит на крысу. Вся их порода тонкая, худая и длинная.
Улыбаясь, Энджелина опустилась на колени рядом с Роуэном. Пышная юбка цвета слоновой кости колоколом вздулась на полу. Протянув руку, она погладила кота по голове. Кот начал мурлыкать.
– Так он не такой, как все?
– Да, он особенный.
– А имя у него есть?
– Кот.
Энджелина улыбнулась. Роуэн улыбнулся в ответ.
– Имя не слишком оригинальное,- поддразнивая, сказала она. Поддразнивать и улыбаться она уже совсем отвыкла…
– Он приблудный. Я не знаю, как его зовут на самом деле.
– А-а-а,- протянула Энджелина, словно это объясняло все.- А откуда он взялся? Где живет?
– Где-то по соседству.
– Нет, мне интересно, где вывели такую породу тощих, равнодушных к крысам, кошек. Роуэн задумался:
– По-моему, в Таиланде.
– А где этот - Таиланд? - нахмурилась Энджелина.
– Сиам? - извиняющимся голосом спросил он.
– А-а,- по-видимому, это название ей уже приходилось слышать.- Но почему вы так странно одеваетесь?
Этого вопроса Роуэн не ждал.
– Там, откуда я пришел, мой наряд не кажется странным.
– А откуда вы?
Несмотря на то, что Роуэн готовился к этому вопросу, он не сразу собрался с силами:
– Издалека.
– Дальше, чем Сиам?
– Да,- ответил он.- Гораздо дальше.
– А как вы оказались здесь? - спросила Энджелина. Ей необходимо было подтвердить свои надежды, избавиться от опасений. Вдруг Энджелине пришло в голову, что, возможно, этот человек - вовсе не ответ на ее молитвы…
Как только Кот слегка подсох, он забрался на колени к Роуэну, словно ему тоже было необходимо подтверждение о том, что Роуэн действительно именно тот, за кого себя выдает. Энджелина знала, кто он, в этом Роуэн был уверен. В ее взгляде ясно читалось, что она доверила бы ему свою жизнь. Роуэна это пугало: он понятия не имел, что ему делать. Он играл в эту игру втемную. Несмотря на свой страх, Роуэн понимал, что настало время откровенности. По крайней мере, частичной.
– Я пришел за вами.
Энджелина промолчала. Ее сердце переполняла радость, в горле стоял комок, и говорить она не могла. Энджелина не могла произнести ни слова, но слезы радости и облегчения, показавшиеся на ее глазах, говорили красноречивее любых слов.
– Не плачьте,- прошептал Роуэн, беря ее за руку. Их пальцы с готовностью и жаром сплелись.
– Тогда заберите нас. Сегодня. Сейчас!
Когда Роуэн услышал эту просьбу, его сердце чуть не разорвалось. Он бы отдал все, что угодно, лишь бы выполнить ее.
– Это не так просто,- возразил он.
– Почему?
– Я не могу остаться здесь и не могу забрать вас с собой.
– Почему? Я дам вам денег. У меня есть немного денег…
– Мне не нужны ваши деньги! - перебил он, но заставил себя успокоиться.- Мне не нужны деньги,- Роуэн напряженно думал, как объяснить ей все, не пугая эту женщину.- Вы верите в чудеса?
Энджелина кивнула.
– Тогда воспринимайте мое появление здесь, как чудо, которое не до конца отработано, с которым возникают проблемы.
– Отработано?
– Ну, отрепетировано;
– Ясно. А что за проблемы?
Как объяснить ей, что он в любой момент может раствориться в воздухе? Как сказать, что пусть в настоящий момент он и находится в девятнадцатом столетии, но в любую секунду может вернуться двадцатый век?
– Энджелина, я…
Комната завертелась. Поначалу слабая, вибрация перешла в дрожь, напоминающую землетрясение.
– Нет! - закричал Роуэн, сжимая ее руку, пытаясь удержать с собой прошлое и Энджелину.
Энджелине сперва показалось, что вращение комнаты - плод ее воображения. Когда же она поняла, что это не так, ее обуял страх. Что происходит? Господи, что происходит?
– Роуэн! - закричала она, отчаянно хватаясь за него. А ее сердце бешено билось.
– Все в порядке. Не пугайтесь,- Роуэн еще говорил это, а он, Кот и передник уже сделались полупрозрачными, выцвели, начали исчезать.
Через несколько секунд они исчезли совсем. Энджелина беспомощно смотрела на то место, где только что был Роуэн. Не веря собственным глазам, она протянула руку, но наткнулась на пустоту. Ничего. И тут Энджелина испугалась, не сходит ли она с ума.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любимая - Кэнфилд Сандра



Потресающий роман, мне он понравиля, он вдохновляет завораивает очаровывает интригует. По больше бы таких романов, автор молодец! Роман просто суперский, шикарный!
Любимая - Кэнфилд СандраНаталья Сергеевна
22.12.2012, 7.43





Роман просто бомба 10 из 10! Советую всем!
Любимая - Кэнфилд СандраПАТИНА
4.01.2013, 23.52





Роман просто бомба 10 из 10! Советую всем!
Любимая - Кэнфилд СандраПАТИНА
4.01.2013, 23.52





Не впечатлило!
Любимая - Кэнфилд Сандраоксюта
28.07.2013, 21.21





чувство незаконченного романа ,много вопросов остается,а так вполне можно прочитать
Любимая - Кэнфилд Сандраольгуня
19.01.2014, 15.54





Не очень
Любимая - Кэнфилд СандраНелли
11.11.2014, 18.52





Неплохо, но есть и лучше рманы!
Любимая - Кэнфилд СандраЕвгения
5.10.2015, 14.10





Перемещение во времени. Весь мой сегодняшний день провалился в этот роман. Советую романтичным женщинам. Неужели у неё только один роман?
Любимая - Кэнфилд СандраРоза
8.10.2016, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100