Читать онлайн Жестокий ангел, автора - Кендрик Шэрон, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий ангел - Кендрик Шэрон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 101)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий ангел - Кендрик Шэрон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий ангел - Кендрик Шэрон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кендрик Шэрон

Жестокий ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Это было второе с начала века столь жаркое и изнуряющее лето. Англия, казалось, замерла. Воздух повсюду был неподвижен и тяжел как свинец. Даже дыхание требует невероятных усилий, думала Крессида, когда ее легкие наполнялись горячим воздухом.
Она шла к парку, чтобы встретиться с Джуди, своей подругой, с которой они вместе снимали квартиру и учились на последнем курсе театральной школы. В такую погоду никто не ходил ни в столовую, ни в кафе. Все искали спасения или в тени деревьев, которые, так же как и люди, изнывали от жары, или возле озера, где надеялись ощутить легкое дуновение ветерка.
Увидев вдалеке Джуди, Крессида вяло помахала ей рукой и пошла к ней. От жары ее темно-рыжие волосы взмокли у висков, а тонкая ткань хлопчатобумажного платья прилипла к телу. На ней была широкополая соломенная шляпа, но совсем не ради моды, как носили многие ее подружки, а потому, что она защищала от солнца ее светлую кожу, которая не поддавалась загару.
Она подошла к Джуди, лежавшей на пляжном полотенце, расстеленном на траве. Когда Крессида приблизилась, Джуди села и улыбнулась.
– Привет, Кресс! – воскликнула она. – Иди поешь. У меня здесь куча бутербродов. С ветчиной, помидорами, яйцом и зеленым салатом. Кресс! Ты меня слышишь?
Крессида закатила глаза.
– Что ты за человек? – с притворным возмущением сказала она и, сморщив нос, отстранила завернутые в фольгу бутерброды. – Нет, спасибо. Смотреть на них не могу. Не понимаю, как ты можешь есть в такую жару.
– О, ты просто хочешь быть стройной-стройной-стройной, – в тон ей отозвалась Джуди и махнула рукой. – Уходи! Захвати с собой ос. Их здесь полным-полно.
– Чего же ты хочешь, если ешь пончики с вареньем? – сказала Крессида, сев на траву. Она сняла свою шляпу, и волосы упали ей на плечи.
Джуди, держа в руке бутерброд, застыла, раскрыв рот.
– Ну и ну! – выдохнула она. – Вот это да!
– Слишком много горчицы? – спокойно спросила Крессида.
– Какая горчица! Посмотри!
– Куда?
– Вон туда. Только сразу не смотри. Он увидит. О, Крессида, я втюрилась!
И Крессида увидела его.
Он сидел напротив них, на другом конце лужайки, но рассмотреть его можно было хорошо. Вид его поразил Крессиду. Казалось, ему совсем не жарко. И это притом, что на нем было гораздо больше одежды, чем на ком-либо другом. Майка и шорты – своего рода униформа большинства мужчин – были не для него. На нем был легкий кремовый костюм, превосходно оттенявший оливковую кожу. Крессида поймала себя на том, что внимательно разглядывает этого человека, что само по себе было необычно.
Она подумала, что ему, как никому другому, пошли бы джинсы, которые были пиком моды в это лето. Мужчина ослабил галстук, и это была его единственная уступка жаре.
Темно-карие бархатные глаза поймали ее взгляд и не отпускали его. Он насмешливо-вопросительно поднял бровь, и Крессида поспешно отвела глаза в сторону, глотнув теплого лимонада, стоявшего рядом с ней.
– На меня даже не взглянул, – усмехнулась Джуди. – Слишком был занят: ел тебя глазами.
Крессида покраснела.
– Ничего подобного.
– Точно, точно. – Джуди покончила с последним бутербродом и легла на живот. – Ну что ж, теперь пусть мои ноги загорают с изнанки. Тебе нужен крем?
Крессида медленно покачала головой из стороны в сторону, пытаясь создать подобие ветерка, но все было бесполезно.
– Нет, спасибо… Я сгорю. Я хочу в тень. Пойду пройдусь к озеру. – Она встала. Ее грациозные движения говорили о том, что годы занятий балетом не пропали даром. Взяв под мышку томик Шекспира, она медленно пошла по иссохшей земле.
Укрывшись под приветливым зеленым зонтом каштана, она вдруг услышала громкое жужжание злобной осы, оказавшейся прямо у ее лица. Она попыталась отмахнуться.
– Пошла! Пошла отсюда!
Но оса не унималась, подлетая слишком близко к ее глазу. На этот раз Крессида так сильно взмахнула рукой, что потеряла равновесие, к тому же споткнулась о выступавший из-под земли корень каштана.
Она упала на траву и увидела у себя на ноге кровь. Было так больно, что у нее слезы брызнули из глаз. И в это мгновение она почувствовала, как на нее опустилась тень. Подняв глаза, она увидела мужчину в костюме.
– Не плачьте, – ласково сказал он, и Крессида заметила, что он говорит с едва уловимым иностранным акцентом. – Дайте-ка мне взглянуть.
Не успела она остановить его, как незнакомец нагнулся и осторожно снял с ее ноги босоножку. Потом своими длинными пальцами, которые были прохладными и крепкими, он стал ощупывать ее ногу. Странно, но его прикосновение показалось ей удивительно чувственным, и Крессида попыталась отдернуть ногу.
– Нет, пожалуйста… – запротестовала она не очень убедительно, чувствуя, что смотрит на этого мужчину так, будто он может избавить ее от боли по мановению волшебной палочки.
– Да, – спокойно и настойчиво говорил он. – Я перевяжу вам рану.
Она наблюдала за тем, как незнакомец вернулся к дереву, под которым сидел, и взял бутылку с минеральной водой. Оказавшись вновь возле Крессиды, он увидел удивление на ее лице.
– Это не шипучка, – улыбнулся он. – Просто вода. К тому же итальянская, а значит, самая лучшая для такой необыкновенно красивой ноги!
Крессида невольно задрожала, услышав его комплимент. Он вынул из пиджака красивый носовой платок, смочил его минеральной водой, потом отжал сильными руками и крепко обвязал им ее узкую ступню.
Прохладная самодельная повязка сразу принесла облегчение, и Крессида в эту минуту не обратила внимания на то, что рука незнакомца касалась ее. Она загляделась на линию его рта, на то, как в усмешке поднялись уголки губ. Интересно, подумала она, как он целует?
Она качнула головой, отгоняя от себя эти мысли. Безумные мысли! Летнее сумасшествие. Тепловой удар.
– Мне нужно идти, – сказала она.
К ее удивлению, незнакомец не возразил и согласно кивнул головой.
– Конечно. – Он осторожно взял ее ногу и надел босоножку.
Слегка прищурив свои темные глаза, он с беспокойством посмотрел на Крессиду. Принц Очарование, неожиданно пришло ей в голову, когда он застегивал ремешок.
Ловким, гибким движением он поднялся на ноги и, глядя на нее сверху вниз, протянул ей руки.
Неожиданно для себя она протянула ему свои руки, и он с легкостью поднял ее. Она встала перед ним, с ожиданием глядя в его лицо. Он был так близко. Она слышала жужжание ос. Подул долгожданный ветерок. Инстинктивно ее губы раскрылись и распахнулись огромные зеленые глаза.
И вдруг незнакомец стал очень официален.
– Вы сможете идти? – вежливо спросил он.
Крессида словно очнулась ото сна.
– Да, все в порядке, – ответила она, потрясенная не столько случившимся, сколько осознанием того, что стояла в ожидании поцелуя совершенно незнакомого ей мужчины.
Слава Богу, подумала она, что он не среагировал. Она попыталась пойти, но незнакомец удержал ее за локоть.
– Разрешите мне помочь вам, – настоятельно сказал он, и его рука обхватила стройную талию, чтобы поддержать ее на обратном пути к Джуди.
И Крессида позволила ему эту фамильярность, совершенно естественно опершись на его крепкую руку. Этот короткий путь оказался истинным наслаждением. Они добрались до места, к сожалению, слишком быстро. Джуди перевернулась на спину, протирая глаза. На лице ее было недоумение и любопытство. Она явно не видела того, что произошло.
– Я… споткнулась, – объяснила Крессида, все еще чувствуя слабость от близости этого мужчины.
Он убрал руку с ее талии.
– Думаю, нога у вас еще поболит часок-другой, но не больше. – Он улыбнулся онемевшей Крессиде и дотронулся пальцами до ее подбородка. – Чао, – сказал он тихо, так тихо, что только она смогла это услышать, и пошел по траве. Его темные волосы блестели под лучами яркого солнца.
Минуту подруги молчали. Глаза Джуди были похожи на блюдца.
– Кто это? – спросила она. – При ближайшем рассмотрении он более чем первоклассный мужик!
– Не знаю, – призналась Крессида.
– То есть как это не знаешь? – допытывалась Джуди.
– Не знаю и все, – несколько раздраженно ответила Крессида. – Никогда прежде я его не видела. Знаю только одно: он перевязал мне ногу. – Она посмотрела на мокрый носовой платок у себя на ступне.
– Но ты заметила, как он смотрел на тебя? Ты дала ему свой телефон?
– Он не просил, – сказала Крессида, тщетно пытаясь сделать вид, что ее возмутило предположение подруги, будто она могла бы дать свой телефон первому встречному. Потому что, честно говоря, она дала бы ему свой телефон… с удовольствием.
Джуди смотрела на удалявшуюся фигуру.
– Ну что же, пусть будет так. Лондон – большой город. Ты его никогда больше не увидишь.
Так же думала и Крессида после недели прокручивания разнообразных фантазий на тему: «А что, если?..»
Что, если он обедает там каждый день? Не будет ли это выглядеть слишком очевидным, если она придет туда? А собственно, почему? Скорее уж он должен считать, что она ходит сюда в это время перекусить. Теоретически все получалось хорошо, но испортившаяся погода и грозы, разражавшиеся одна за другой, не позволили Крессиде посетить парк еще раз.
А что, если он работает неподалеку от театральной школы, как и тысячи других людей? – с горечью думала она. Даже если он и работает где-то рядом, она же никогда не встречала его, хотя теперь, надеясь на встречу, она часто заглядывала в кафе, расположенные поблизости, на что уходила слишком большая часть ее скудной стипендии.
Она убрала красивый выстиранный и выглаженный носовой платок подальше в ящик для белья. Нет, решила Крессида, это была просто удивительная мимолетная встреча, о которой пора забыть, а ей самой нужно успокоиться и не думать о том, какое сильное впечатление произвел на нее этот мужчина, кем бы он ни был. Она уже давно не испытывала такого влечения. На вечеринках у нее не появлялось ни малейшего желания следовать примеру других девушек, которые время от времени удалялись со своими дружками, как правило, в спальню. Такое поведение Крессиды в последнее время вызывало недоумение, пожимание плечами, перешептывания.
Прошла неделя. Крессида если и не забыла об этом мужчине окончательно, то, по крайней мере, не думала о нем. Все свои силы она отдавала спектаклю, который они выпускали в конце семестра и где она играла Клеопатру.
Провели изматывающую репетицию, и Крессида, радуясь, что все позади, сидела в тесной гримерной, снимая с лица грим. Она пыталась решить: идти или нет на вечеринку, которую сегодня вечером устраивает ее преподаватель по технике речи. Удивительно, но ей не хотелось туда идти.
«Ну, в самом деле, – размышляла она, расчесывая свои густые рыжие волосы, – все те же давно знакомые лица, все те же избитые шутки. Никто и не заметит ее отсутствия. Лучше подольше полежать в ванне, потом глоток чего-нибудь освежающего на окруженной зеленью террасе, и квартира в ее полном распоряжении».
Крессида решила пройти короткое расстояние до дома пешком. Был теплый вечер, лучи заходящего солнца золотили облака. Ей повезло, что в начале семестра она познакомилась и подружилась с Джуди, и она была страшно счастлива, когда та предложила ей жить вместе с нею, в одной квартире. Родители Джуди были богаты. Богаты, очень богаты, как весело признавалась в этом сама Джуди. Родители души не чаяли в своей единственной дочери. И вот – эта огромная квартира в престижном районе Лондона. Случись все иначе, и Крессида вместе со своей почтенного возраста тетушкой, ее единственной родственницей в Англии, жила бы в какой-нибудь жалкой маленькой квартирке, одному Богу известно где.
Смущало только то, что Джуди наотрез отказалась принимать какие-либо деньги за жилье.
– Мои родители уже заплатили за квартиру, – сказала она.
Чтобы хоть как-то расквитаться, Крессида покупала все новые вещи для квартиры. Каждый месяц в доме появлялись то новая ваза, то симпатичные декоративные тарелки, то яркие набивные подушки.
Крессида приняла ванну и накинула на себя легкий халат с рисунком в мягких зеленых тонах. Волосы ее высохли и лежали темными благоухающими волнами. И только она налила себе в стакан легкого вина, как раздался звонок в дверь.
Должно быть, Джуди, подумала Крессида. Верно, ей наскучило мероприятие и она решила вернуться домой. Крессида открыла дверь – и на пороге увидела мужчину из парка. Он молча смотрел на нее. На его лице не было никаких эмоций.
Она открыла рот, чтобы сказать все, что говорится в таких случаях. От «Что вы тут делаете?» до «Как вы узнали, где я живу?». Но ничего не произнесла. Она просто стояла, рассматривая незнакомца с таким же интересом, какой видела и в его глазах. В его изучающем взгляде были лукавство и насмешка. Одна его темная бровь изогнулась, и улыбка коснулась твердых губ.
– Ты знала, что я приду.
Крессида заглянула в темные бархатистые глаза и забыла обо всем на свете.
– Да, – кивнула она. Во рту у нее пересохло от сиюминутного признания правоты его слов. – Я знала.
Не говоря больше ни слова, он взял ее в свои объятия и начал целовать.
Лежа на кровати, Крессида вздохнула и отвернулась к стене. Она была так неопытна, молода и наивна. Тому, кто считает, что фраза «она была подобно глине в его руках» – преувеличение, достаточно было бы взглянуть на ее отношения со Стефано.
Она поднялась и пощупала свои волосы, покрытые толстым слоем лака. Взгляд ее упал на маленький будильник, стоявший на шатком столике возле кровати. Стрелки показывали восьмой час. Дэвид должен быть здесь в восемь, а она до сих пор в гриме. Если она не снимет его, Бог знает, что будет с ее кожей. В висках у нее стучало. Меньше всего ей хотелось сегодня выходить из дома, заставлять себя вести светские разговоры, даже с таким очаровательным мужчиной, как Дэвид. Нет, не сегодня, когда голова у нее идет кругом.
Дрожащей рукой она набрала номер телефона и облегченно вздохнула, услышав ответ после второго гудка. Слава Богу, он еще не ушел.
– Привет, Дэвид. Это я, Крессида.
– Приветствую мою любимую актрису! – услышала она радостный возглас. – Наша договоренность на сегодняшний вечер остается в силе?
– Я как раз подумала, – начала она извиняющимся тоном, – нельзя ли нам перенести нашу встречу?
Интеллигентный голос зазвучал взволнованно:
– Ты не заболела? Нет?
Дэвид нравился ей. Он заслуживал большего, чем жалкое извинение, но только не правды. Это ей не под силу.
– Нет, я здорова. Просто… был тяжелый день. Напряженная репетиция…
Голос Дэвида стал еще взволнованнее:
– Надеюсь, с пьесой все в порядке?
Она поспешила успокоить его:
– Пьеса замечательная, ты ведь знаешь. Разве тебе не говорили, что ты самый лучший драматург со времен…
– … Шекспира. Да, знаю. Только не так плодовит и не так популярен. – Он вздохнул. – Всю неделю я жил ожиданием свидания со своей любимой актрисой, и вот она отвергает меня только потому, что у нее был трудный день. Знаешь, ведь у меня день был не легче.
– О, Дэвид, не заставляй меня чувствовать себя виноватой. Это вовсе не значит, что я не хочу тебя видеть. Просто мне не хочется выходить из дому.
– В таком случае мы никуда не пойдем! – сказал он радостно. – Если Крессида не идет в ресторан, тогда ресторан придет к Крессиде. Мы можем взять еду в ресторане. Нет проблем. Что бы ты хотела? Что-нибудь из индийской кухни? Китайской? Пиццу?
– Ничего, честно. Мне бы не хотелось доставлять тебе хлопоты.
– Никаких хлопот, – настаивал он.
Она знала, что проиграет это сражение.
– Боюсь, сегодня тебе со мной будет скучно.
– Мне никогда не бывает скучно с тобой, Крессида, – тихо сказал он.
После такого заявления она поняла, что не может сказать ему «нет». Они условились, что он приедет в половине девятого, потом вместе решат, что будут есть на ужин, и Дэвид сходит в ресторан за едой.
Положив телефонную трубку, Крессида подумала: Дэвид впервые намекнул на вероятную серьезность их отношений в самый неподходящий момент. Они встречались вот уже почти четыре месяца, и он был первым мужчиной, свидания с которым повторялись регулярно с тех пор, как она рассталась со Стефано. Да, он был ее единственным мужчиной, не считая Стефано.
После разрыва с мужем Крессида довольно долго не решалась даже думать о том, чтобы встречаться с другим мужчиной, но Дэвид показался ей прекрасным партнером, человеком, способным успокоить ее встревоженную душу. Он был воплощением всего того, что она уважала и любила в мужчине и чего не было в Стефано. Их вкусы совпадали, оба любили театр. Оба с охотой грузили свои велосипеды на крышу машины Дэвида и сбегали от городской суматохи на природу, где Крессида в тишине читала книжку, а Дэвид предавался своему хобби – фотографированию птиц. То, что у них были общие интересы, и они не ограничивались постелью, было самым важным для Крессиды. Лицо ее вспыхнуло, а пульс начал учащенно биться, когда она вспомнила о том, как представлял себе развлечение Стефано. Дэвид был джентльменом. Он был готов ждать. Но тут вмешались воспоминания, смутившие ее, потому что Стефано… вначале… был таким же.
Его поцелуи не были похожи ни на чьи другие, которые ей довелось испытать, будь то на сцене или в жизни. Не было мужчины, которого она бы выделяла особо, но для девушки в девятнадцать лет это не так уж необычно. Даже когда нынешние напористые актеры, гордясь тем, что достигали максимального реализма в своих действиях, целовали Крессиду вполне чувственно, ей казалось это совершенно необязательным и даже противным. Эти объятия на сцене и отдаленно не напоминали того, что с ней делал этот мужчина.
Нежное и осторожное прикосновение его губ тут же вызвало в ней ответную реакцию. Каким-то чувством она поняла, что он хочет, чтобы их языки обвивали друг друга в эротическом танце, и сердце ее учащенно забилось, а внутри все стало таять. Она почувствовала, как набухли ее соски. Ей захотелось руками ощутить его крепкое, мускулистое тело. Поэтому, когда он прижал ее к стене и вплотную соприкоснулся с ней бедрами, как человек, потерявший над собой контроль, Крессида не протестовала, а, наоборот, побуждала его своим невнятным, но радостным «да… да». В ответ он стал ласкать ее груди до тех пор, пока она, возбужденная до предела, не припала к нему. Но возбуждение сменилось недоумением, когда он неожиданно остановился, опустил руки и стал разглядывать ее своими темными глазами, – в глубине их загорались искорки, природу которых она не могла понять.
Минуту он молчал. Спустя несколько месяцев он был вынужден признаться, что в то мгновение впервые в жизни лишился дара речи. А когда он все-таки заговорил, то следил за каждым своим словом, что поразило ее.
– Не сейчас. – Он покачал головой. – И не подобным образом. Если бы на тебе не было этого наряда… – и он указал на прозрачный зеленый халат, – я бы не потерял голову. – Он понизил голос: – Завтра, когда я заберу тебя в восемь часов, на тебе пусть будет что-нибудь более… – Он задумался на секунду, а потом улыбнулся. Эта улыбка преобразила его красивое строгое лицо, и Крессида поняла, что она умерла бы за этого человека. – … подходящее. Прикройся немного, хорошо? Иначе я не отвечаю за свои действия, cara. Но только не брюки. Обещай мне, что ты никогда не будешь закрывать свои ноги брюками.
Слова эти были абсурдны, нелепы, но она с радостью согласилась, ей доставлял удовольствие его хозяйский тон. Интересно, будь она старше и опытнее, она, наверное, отделалась бы от мужчины, который уже в самом начале их отношений показал сильное стремление командовать ею.
Он повернулся, чтобы уйти, и уже взялся за ручку двери, как она неожиданно для самой себя спросила:
– Как тебя зовут? Я даже не знаю твоего имени.
Он одарил ее долгой и невероятно сексуальной улыбкой, а потом томно поцеловал. Наполненный необычайно сладостным обещанием, этот поцелуй вновь заставил ее затрепетать.
– Имена не имеют значения, – сказал он. – Но меня зовут Стефано. Стефано ди Камилла.
Ей понравилось это имя, понравилось, как он его произнес. В нем было что-то величественное. Ее зеленые глаза широко раскрылись, и она застенчиво, что было для нее необычно, ответила:
– А меня зовут Крессида. Крессида Картер.
– Я знаю, – сказал он тихо. – Видишь, я знаю о тебе все.
Стоя под пронизывающе холодными струями душа, Крессида закрыла глаза, вспоминая, как она была польщена проведенными им расследованиями. Наверное, это было не так просто. Во всяком случае, он разузнал, где она жила и с кем, где училась и что изучала. Он даже разузнал, что ее родители в угоду моде конца шестидесятых годов оставили привычный образ жизни и поселились на одном из Балеарских островов. Крессида вспомнила, как поправила рукой свои густые непослушные волосы и спросила, как ему удалось узнать так много за такое короткое время, но он небрежно пожал плечами и в ответ поцеловал ее, сказав, что это не должно ее интересовать.
Намыливая голову и стараясь смыть с волос лак, она мрачно думала, что в словах его был более глубокий смысл. Он считал, что ей не следует забивать свою симпатичную маленькую головку вещами, которые ее не касаются. Таков был один из постулатов, согласно которым жило семейство ди Камилла: женщины должны находиться в тени, обеспечивая мужчинам удобства и удовольствия.
Выйдя из душа, Крессида встряхнула мокрыми волосами и начала растирать себя жестким полотенцем, отчего ее бледная кожа раскраснелась. Потом накинула короткий кремового цвета халат и села перед зеркалом у туалетного столика. Фен раздувал ее темно-рыжие волосы, придавая ей злой вид, что соответствовало ее настроению. Раздался громкий звонок в дверь. Крессида подняла брови. Конечно, это Дэвид. Рановато он пришел. Ну что ж, придется ему подождать в гостиной, пока она переоденется.
Она с легкостью подбежала к двери, распахнула ее, и приветливое выражение тут же исчезло с ее лица, когда она увидела, кто перед ней стоит.
– Нет, – прошептала она, не веря своим глазам.
– Да, – тихо возразил он.
Взгляд его медленно заскользил вниз по шелковому халату. Он внимательно разглядывал ее полную грудь, которая сразу же затрепетала. Крессида почувствовала, как ставшие упругими соски натолкнулись на шелк халата, и она автоматически обвила грудь руками, прикрывая предательски выдававшее ее тело от его взгляда. От этого движения губы его изогнулись в усмешке.
– Я вижу, ты, как и прежде, спешишь открыть дверь. – Он смотрел ей прямо в глаза, и Крессида по-глупому вообразила, что увидела в его глазах нечто более глубокое, чем просто страсть. Ей даже показалось, что жесткая линия его рта смягчилась, но все это исчезло, как только она вспомнила эту свою обычную ошибку: приписывать ему чувства, которых он не испытывал. Крессида еще крепче обхватила себя руками и посмотрела на ковер под ногами. Комок стоял у нее в горле. Она еле сдерживала себя, чтобы не разрыдаться.
– Скажи мне, ты всегда одеваешься так, чтобы угодить, Крессида?
Эти слова были жестоким вызовом и вынудили ее посмотреть ему в лицо. Иногда она задавала себе вопрос: был ли он человеком из плоти и крови, как и она? И сейчас она вновь задала себе этот же вопрос. Как могло лицо, способное живо менять свое выражение, а в порыве страсти абсолютно преображавшееся, – как такое лицо могло сейчас оставаться холодным и невыразительным, точно чистый лист бумаги? И все же, посмотрев на него, Крессида вспомнила, как сильно она когда-то любила этого мужчину.
Столь неожиданное воспоминание о своей потерянной любви пронзило ее сердце подобно острому клинку. Боясь, что он заметит ее минутную слабость и станет насмехаться над ней, она отошла в сторону.
– У тебя нет права входить сюда и критиковать меня. Тебе придется уйти, – сказала она, набравшись храбрости. – Ко мне… должен кое-кто прийти, – произнесла она со значением.
И это сработало. Она увидела, как напряглись его мускулы, а у виска забился пульс.
– И кто же этот счастливчик? – выдавил он из себя. – Ты всегда встречаешь его… подобным образом? – Он пренебрежительно указал рукой на халат, едва прикрывавший ее тело. – Вероятно, это прекрасный Дэвид, тот самый автор пьес, которых никто не может понять?
– Его пьесы замечательны! – выкрикнула она, но, увидев его насмешливую улыбку, поняла, что попала в ловушку. Она рассердилась и пошла в наступление: – Откуда ты узнал, что я встречаюсь с Дэвидом? Небось дал задание своим отвратительным шпионам, да? Я совсем забыла, что у тебя целая армия доносчиков и информаторов, выполняющих для тебя грязную работу.
В ответ на ее выпад он с невозмутимым видом произнес:
– По тому, что я видел, могу сказать, что он не тянет на мужчину, способного удовлетворить тебя в постели.
Зная, что обладает оружием, способным нанести сокрушительный удар его гордости, Крессида воспользовалась им:
– Он мужчина какого поискать!
И тут же спохватилась, что зашла слишком далеко. Ведь Стефано вполне может ударить ее, – Стефано, который никогда в жизни никого и пальцем не тронул. Увидев его сжатые кулаки с побелевшими пальцами, она вся сжалась. Она, должно быть, сошла с ума, зная Стефано с его собственнической гордостью, сообщив ему, что Дэвид ее любовник, когда тот должен вот-вот появиться. Она содрогнулась, представив их схватку. Но вдруг, к своему удивлению, Крессида увидела, что Стефано успокоился и неторопливо прошел мимо нее в гостиную. Она последовала за ним.
Когда он обернулся, от злости на его лице не осталось и следа, но зато появилось презрение. Он скептически разглядывал небольшую комнату, потертую мебель, чистые, но выцветшие шторы.
– Так вот ты и живешь? – презрительно спросил он. – И для этого ты разрушила наш брак? Чтобы жить подобным образом? Как… нищенка?
– Мне нравится эта квартира, – возразила она. – По крайней мере, она моя. Оплачена мною.
– Но моей жене не к лицу жить в подобном месте.
Крессида была готова взорваться.
– Сколько раз мне говорить, чтобы ты наконец понял? Я не жена тебе. У меня осталась лишь твоя фамилия, и надеюсь – не надолго!
– Посмотрим, жена ты мне или нет.
«Это прозвучало зловеще, как угроза, – подумала она. – Но все равно он не имеет больше над ней власти».
– Мы могли бы ссориться всю ночь, Стефано, но ничего не изменится, – сказала она ему с напускной холодной уверенностью, которой на самом деле не чувствовала. – Почему бы нам не согласиться с фактом нашей несовместимости и не считать нашу семейную жизнь просто эпизодом?
– Эпизодом? – тихо переспросил он. – Так вот что для тебя жизнь, Крессида, да? Серия эпизодов, которые нужно пережить? Отбрасывать их, когда они перестают отвечать твоим требованиям? Потому ты и сбежала? В поисках новых пастбищ? Других и лучших… «эпизодов»? – Теперь его голос звучал жестко, грубо.
Ее злость и негодование поглотила безысходная печаль. Она очень старалась забыть тот период своей жизни, не желая вспоминать об ужасной боли, какую Стефано причинил ей, сказав, что она может уйти. А сейчас казалось, что он вновь вскрыл рану, залеченную с таким трудом.
Крессида нервно сглотнула.
– Мы оба знаем, почему я ушла. – Она заставляла себя говорить с достоинством. – И я не намерена обсуждать это сейчас. Скажи мне лишь одно: зачем ты сюда пришел? – Ей вдруг очень сильно захотелось выпить чего-нибудь крепкого, но она не решилась. Стефано, мужчина, который никогда не нуждался ни в каких допингах, воспринял бы это как еще одно проявление ее слабости, а она сегодня продемонстрировала ее перед ним уже в достаточной мере. – Зачем ты вернулся? – спросила Крессида еще раз.
Он загадочно улыбнулся.
– Есть несколько причин.
Похоже на игру в покер.
– Какие, например?
– Возможно, я изменил свое отношение к искусству…
– Не морочь мне голову! – с жаром прервала она его. – С чего бы ты изменил своим жизненным принципам?
– Или, может быть, – продолжал он невозмутимо, – я смотрю на пьесу как на хорошее вложение денег.
Из груди ее вырвался вздох облегчения. Ну вот! Все очень просто. Прибыль. Ей следовало бы догадаться. Он обладал огромным состоянием, и все же ему было этого мало. Жизнь для него являлась лишь рядом сделок, которые надо заключить, очередной собственностью, которую надо приобрести, чтобы потом упрятать под замок. Она сама оказалась такой собственностью! И слава Богу, что ей удалось вовремя вырваться. Крессида посмотрела на него с презрением.
– Ты финансируешь пьесу, не скрывая, что она тебе не нравится! – сказала она обвинительным тоном.
– Эта вещь не в моем вкусе. – Он пожал плечами. – Может быть, зрители не так разборчивы.
Ну вот, теперь ей приходится защищать Дэвида. Знал бы Стефано, насколько невинны их отношения!
– Зрители воспримут пьесу с восторгом, потому что она написана от всего сердца. Дэвид считает, что прямота и честность куда важнее выгоды, – сказала она холодно. – Хотя я сомневаюсь, что эти слова есть в твоем лексиконе.
Он презрительно фыркнул.
– На честность и прямоту хлеба не купишь.
Крессиду неожиданно охватила усталость.
Этот разговор ни к чему не приведет. Когда Стефано в таком настроении, спорить с ним бесполезно. Кроме того, в любую минуту мог появиться Дэвид, а уж чего ей совсем не хотелось, так это его встречи со Стефано.
– Я прошу тебя, уходи.
В ответ на ее просьбу он, наоборот, уселся в одно из кресел.
– Не садись тут! – резко бросила она. – Я не знаю, почему ты здесь, Стефано. Но я знаю одно: я хочу, чтобы ты оставил меня в покое, и я могла бы жить своей собственной жизнью. Я хочу, чтобы ты убрался. Понятно?
Он проигнорировал очередной всплеск ее эмоций.
– А труппа? Они знают об отношениях своей ведущей актрисы с их новым спонсором? «Ангелом», так, кажется, у вас это называется.
От страха у Крессиды во рту пересохло.
– Конечно, нет. Никто не знает…
– Никто не знает, что мы женаты. – В его голосе зазвучала злость. – Зато мне это слишком хорошо известно. Крессида хочет снова быть одна и… пожалуйста! – Он щелкнул пальцами. – Ее желание будет исполнено. В этом обществе клятвы супружеской верности можно с легкостью отбросить в сторону, как вещь, не имеющую значения.
– Это неправда! – вспылила она. – Существуют причины для моего развода с тобой, совершенно законные. Более того, я не хочу, чтобы кто-нибудь, слышишь, кто-нибудь знал о моих отношениях с тобой в прошлом.
Темные глаза заблестели.
– Да? И почему же?
Она перестала сдерживаться.
– О, не прикидывайся таким наивным, Стефано! Мое положение стало бы невыносимым! Если бы кто-нибудь из них узнал, что я была твоей женой, на меня стали бы смотреть с подозрением. Ко мне перестали бы относиться как к равной, ведь так?
Он скривил рот.
– И при этом ты ничего не имеешь против того, что все знают о твоих свиданиях с драматургом?
– Это совсем другое дело! – взорвалась она. – Ты финансируешь постановку, даешь деньги. А деньги – это власть, тебе это известно лучше, чем кому-нибудь другому.
Стефано легко, одним движением вскочил на ноги. Грация и сила. Он стоял, глядя на Крессиду из-под полуопущенных век, этот взгляд ничего не говорил ей.
– Ладно. Я согласен сохранить нашу связь в тайне при одном условии: сегодня вечером ты поужинаешь со мной.
Крессиде захотелось себя ущипнуть, убедиться, что все это происходит на самом деле.
– Я не могу сегодня с тобой ужинать. Я уже говорила тебе – я жду Дэвида.
На лице его появилась безжалостная улыбка.
– Возьмем его с собой.
По спине Крессиды пробежал холодок. Когда Стефано начинал рассуждать подобным образом, он становился опасен.
– Что ты несешь? – спросила она надломившимся голосом. – Чего ты добиваешься?
Он пожал плечами.
– В этой стране поступают именно так, разве нет? «Цивилизованный» поступок? Муж и жена, когда-то жившие вместе, садятся и ужинают за одним столом с новым партнером жены. Разве не ты мне однажды сказала, что хочешь, чтобы мы остались друзьями?
Она беспомощно смотрела на него, вспоминая письмо, которое написала ему спустя шесть месяцев после того, как они расстались. Еще одно письмо, оставленное им без ответа. Неужели она была так наивна, чтобы предложить ему такое?
– Чего ты добиваешься? – слабо повторила она.
– Я уже сказал тебе. Поужинай сегодня со мной, и наш маленький секрет будем знать только мы.
Послышался звонок в дверь, не такой громкий, как когда звонил Стефано, но достаточно громкий, чтобы нарушить тишину.
Стефано улыбнулся. Его взгляд медленно пополз вверх – от ее босых ступней к изгибу бедер.
– Выбор за тобой, моя красавица. Выбирай.
Она в западне. Она понимала это, глядя широко раскрытыми зелеными глазами в его неумолимое лицо. Ей следовало бы послать его к черту и покончить со всем этим. Но Стефано был из тех мужчин, которые не обращают внимания на такие пустяки. Мало того, что она поставит под угрозу свое равноправное положение в труппе, где все тесно связаны друг с другом, сумеет ли она выдержать сплетни, пересуды и бесконечные вопросы, которые начнутся, как только станет известно о ее браке со Стефано? В дверь снова позвонили.
– Ну что, красотка, – тихо промурлыкал Стефано, – ты решила?
– Да, черт тебя возьми. Да.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Жестокий ангел - Кендрик Шэрон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Жестокий ангел - Кендрик Шэрон



Хороший роман, для тех кто любит про борьбу за любовь. Читаеться на одном дыхании 10/10
Жестокий ангел - Кендрик ШэронНастюша
10.01.2012, 11.03





Очень понравился! Про любовь, которая не проходит с годами...Замечательно!
Жестокий ангел - Кендрик ШэронЛида
24.01.2012, 14.13





десятка, советую
Жестокий ангел - Кендрик ШэронКира
16.04.2012, 19.30





Очень хорошая книга,я восторге!прочитайте ещё книгу "Жестокий ангел 2"!просто потресающая!!!
Жестокий ангел - Кендрик ШэронВиктория
12.05.2012, 15.52





Книга хорошая ! Но опять же похожих много . И героиня , со своими тараканами в голове , измучила и себя и мужа .
Жестокий ангел - Кендрик ШэронМари
16.05.2012, 14.29





Хороший роман, но слегка подзатянут: 8/10.
Жестокий ангел - Кендрик Шэронязвочка
28.09.2012, 22.27





хороший роман
Жестокий ангел - Кендрик Шэронтана
5.01.2013, 20.28





Да, такие сюжеты встречаются часто и как правило гг сильные личности, интересно следить за их перепалкой
Жестокий ангел - Кендрик ШэронОльга
24.02.2013, 16.35





Хороший роман, интересно следить за перепалками героев и сюжет просто супер. Я в конце даже слезу пустила, а это многого стоит, так как я редко плачу над романами, но этим я прониклась. Браво!!!!!rnмилиарды из милиардов!!!!!
Жестокий ангел - Кендрик Шэронелешка
5.06.2013, 19.09





Миленько
Жестокий ангел - Кендрик Шэронводопад
6.06.2013, 10.30





Гг- маленькая дура... Как можно любить и бояться открыть сердце любимому? Где тогда доверие?
Жестокий ангел - Кендрик ШэронTasha
6.06.2013, 14.54





7
Жестокий ангел - Кендрик Шэронтася
28.06.2013, 22.28





А что за книга Жестокий ангел 2? в поисковике выскакивает только бразильская книга, по которой снимали сериал.
Жестокий ангел - Кендрик ШэронКлара
20.09.2013, 8.44





роман не очень впечатлил
Жестокий ангел - Кендрик ШэронНИКА*
10.10.2013, 23.20





Клара, автор Арейя Кларита Де -Жестокий ангел-2
Жестокий ангел - Кендрик ШэронАлсу
18.12.2013, 22.38





Вот бы всех так любили!!!!
Жестокий ангел - Кендрик ШэронЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
5.06.2016, 1.56





Мне роман очень понравился.Стоит почитать.
Жестокий ангел - Кендрик ШэронТатьяна
6.06.2016, 6.07





Мне роман очень понравился.Стоит почитать.
Жестокий ангел - Кендрик ШэронТатьяна
6.06.2016, 6.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100