Читать онлайн Жестокий ангел, автора - Кендрик Шэрон, Раздел - ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жестокий ангел - Кендрик Шэрон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 101)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жестокий ангел - Кендрик Шэрон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жестокий ангел - Кендрик Шэрон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кендрик Шэрон

Жестокий ангел

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Здесь, на вершине горы, шепот легкого ветерка был единственным звуком, доносившимся о Крессиды. Она стояла и смотрела на маленький незатейливый деревянный домик. Позади остались чудовищно узкие горные дороги, по которым они ехали в своей серой спортивной машине. Горные козы, медленно пережевывая траву на пастбищах по обеим сторонам дороги, с любопытством смотрели на проезжавшую мимо них машину.
Хижина.
Место, куда Стефано привез Крессиду на медовый месяц, где он научил любить его. Место, где она провела три самые замечательные недели своей жизни. Они жили здесь и не могли надышаться друг на друга. Здесь были только они вдвоем, и никто больше им не был нужен.
Ветер, подувший сильнее, растрепал ее длинные темно-рыжие волосы. Она повернулась к Стефано. Было невозможно понять выражение его лица. Темные блестящие глаза не выдавали его мыслей.
Он отпер дверь, удивительно легко повернув ключ, распахнул ее и рукой пригласил Крессиду идти за ним.
Первое, что ее удивило, – это жилой дух в домике. Она не знала, что ожидала увидеть здесь. Может, что-то наподобие сцены из «Больших ожиданий»: все вокруг было так, как они оставили в день своего отъезда. Только везде должна была быть паутина: на столах и стульях, на потолке и стенах. Стефано смотрел на Крессиду, сдвинув брови.
– В чем дело?
– Сюда кто-то наведывался!
Услышав ее ответ, Стефано с облегчением вздохнул. Плечи, которые он держал в напряжении, опустились, в глазах замелькали озорные огоньки.
– Да, конечно, и ты понимаешь, что это были не три медведя.
Она огляделась вокруг: все чашки и тарелки, сверкающие чистотой, аккуратно составлены, стулья задвинуты под стол. Сквозь открытую дверь маленькой комнаты, которая служила и кухней и гостиной, Крессида увидела широкую кровать. Она была убрана. Крессиду поразили белые накрахмаленные простыни, стопки мягких однотонных одеял. Эта кровать… Крессида быстро отвернулась.
– Кто же? – спросила она. – Ты?
«И Эбони тоже?» – подумала она уже про себя.
Он кивнул.
– Конечно. По выходным, когда удавалось.
Ее глаза сами собой широко раскрылись. Ей было трудно представить, что Стефано, этот удачливый и крупный бизнесмен, приезжает сюда так часто, как только может. Одно дело – медовый месяц, но то было уже далекое прошлое. Она полюбила сильного и чувственного мужчину, раскрывшегося тогда перед ней. Она полюбила мужчину, а не его власть и деньги, мужчину – без учета его высокого служебного положения и раболепства подчиненных. И тот мужчина существовал только здесь. Она бросила на него взгляд и поняла, что этот дом был его постоянным убежищем. Кого же он привозил сюда с собой?
– И что же ты здесь делал? – спросила она.
Его напряженный взгляд был устремлен на нее.
– Да так, проверял водопровод, газ. – И Стефано нагнулся, чтобы взглянуть на трубу под раковиной. – Недавно у нас случилась протечка.
«У нас».
– Я подожду на улице, пока ты закончишь, – сказала она.
– Как угодно.
Она пошла к деревянной скамейке, когда-то установленной самим Стефано, и села. Взору открывался вид на всю долину. Но даже наслаждаться этим красивейшим пейзажем было невыносимо больно. Она вспомнила, как когда-то они сидели здесь вместе, любуясь закатом. Солнце спряталось за горизонт, набежавший холодок загонял их в дом. Они ужинали и потом со всею страстью занимались любовью. Крессида вспомнила долгие вечера, когда они играли в шахматы или триктрак, вспомнила, как однажды, разомлев от выпитого за обедом вина, они занимались любовью прямо на этой скамейке… Крессида быстро вскочила. Аромат свежего кофе распространился в утреннем воздухе. Она увидела в дверном проеме Стефано.
– Я приготовил кофе.
Она покачала головой. Воспоминания одно за другим пронзали ее точно стрелы.
– Я бы предпочла вернуться на виллу, если ты не возражаешь.
– Нет, я возражаю. Я же сказал, нам надо поговорить.
– Почему здесь?
– А почему нет?
– Потому что…
Но что бы она ни сказала – все равно выдаст себя.
– Крессида, здесь, на вершине горы, тебе придется меня выслушать. Ты не можешь убежать. Здесь нет прислуги, которая бы нас подслушала. Мы совершенно одни.
Но какая-то смешинка в его глазах заставила ее отрицательно покачать головой.
– Если ты думаешь…
– Я привез тебя сюда не для того, чтобы заниматься с тобой любовью. – Его глаза блестели. – Нам пора обсудить некоторые вопросы, которых мы почему-то изо всех сил стараемся избегать.
Было странно слышать его английский с американским акцентом, хотя чему удивляться? Ведь он так много времени провел в Америке, пока учился в университете. А иногда он был типичным итальянцем, даже чересчур итальянцем. Хамелеон.
– Вопросы? Какие, например?
– Садись.
Он указал на скамейку и пошел назад в дом. Спустя несколько минут он вернулся с подносом, на котором стояли кофейник, две кружки и сахарница. Положив сахар в обе кружки, он подал одну Крессиде, потом сел рядом с ней и вытянул свои длинные ноги в выцветших джинсах.
– Так о чем ты хотел поговорить?
– Мы должны обсудить, что будем делать, если ты беременна.
Конечно. Некое неудобство, от которого ему не терпится поскорее избавиться.
– Продолжай, – сказала она. – Я вся внимание.
– Ну что же, мне кажется, речь идет уже не о каких-то предположениях, не так ли, Крессида? Ты сказала доктору, что месячные задерживаются у тебя уже на три дня.
– Да, – ответила она, с ужасом ожидая его реакции.
Она услышала, как он тихо выругался, в темных глазах вспыхнул яркий свет.
– Значит, ты беременна, да? – шепнул он. – Должно быть, так. У тебя не бывает задержек.
Эти несколько слов причинили ей гораздо больше боли, чем все то, что он говорил раньше. Как же хорошо он знает ее! Чувствует ее настроение, сведущ во всех подробностях ее месячного цикла. Но одна загадка все-таки оставалась им не разгаданной. Что она все еще любит его. Эту тайну Крессида прятала в глубине своего сердца.
– Я прав? – настаивал он.
– Да, задержек у меня не бывает.
Он протянул руку, будто хотел дотронуться до нее, но она инстинктивно вздрогнула, одновременно и желая и боясь прикосновения Стефано. Увидев это, он посуровел и засунул руку в карман джинсов. Натянувшаяся ткань еще больше подчеркнула линии его крепких бедер.
Решив больше не возражать, Крессида постаралась хотя бы говорить спокойно:
– Да, конечно, ты прав. Нам нужно обсудить этот вопрос.
Стефано внимательно посмотрел на нее:
– Мы могли бы жить вместе.
Крессиде показалось, что она ослышалась.
– Что?
– Мы могли бы жить вместе, – повторил он. – Рожай ребенка и оставайся со мной.
Это было похоже на ночной кошмар: повторное предложение о замужестве. Деловой тон, каким говорил Стефано, превратил его слова в жестокую пародию на первое предложение, сделанное несколько лет тому назад.
– Как мне тебя понимать? – дрожа, спросила Крессида.
– Это единственное решение. Ты знаешь меня достаточно хорошо, cara, и понимаешь, что я не позволю, чтобы мой ребенок рос будто какой-то ублюдок. – Он с трудом выдавил из себя это слово, унаследованная гордость потомственного аристократа исказила его голос. – Но и другому мужчине тоже не позволю воспитывать его. И ты это знаешь, ведь так?
Да, она знала это.
– Но я не понимаю, как мы?..
– Мы не станем повторять ошибок прошлого. У тебя будет полная свобода продолжать свою карьеру, но жить ты будешь со мной и с ребенком. Ты ведь видела, что мы можем жить в относительной гармонии, и ради нашего ребенка мы должны постараться.
– Ты говоришь так хладнокровно, – прошептала она, вспоминая слова любви, которые он говорил, делая ей предложение выйти за него замуж. – Больше всего это похоже на заключение сделки.
– Но это как раз то, что и будет, Крессида. – В его голосе слышалась ирония. – Многие счастливые супружеские пары начинали именно так. И давай не будем забывать, – закончил он с горечью, – что и раньше у нас далеко не все шло гладко.
У Крессиды стыла кровь в жилах от жестокого равнодушия, с каким он это говорил.
– А как насчет…
Она остановилась, подыскивая нужные слова. Щеки ее покраснели.
– Секса? – спросил он. Его глаза смеялись над ее смущением. – Ты это хотела сказать, но боялась? Да, cara?
– А все-таки как ты себе представляешь нашу супружескую жизнь, Стефано?
Глаза его заволокло дымкой, и он в первый раз за все время дотронулся до Крессиды. Взяв в ладонь ее подбородок, он приподнял ей голову и заставил посмотреть ему в глаза.
– Выбор за тобой, cara, – сказал он тихо. – И только за тобой. Ты знаешь, как сильно хочу тебя. И мне кажется, ты совершенно ясно дала понять, что это желание взаимное.
Крессида почувствовала отвращение к самой себе.
– Ты – негодяй, – прошипела она. – Негодяй, – повторила она и подняла кулаки, чтобы ударить его в грудь, но Стефано схватил Крессиду за запястья и приложил обе ее руки к своему сильно бившемуся сердцу.
– Неужели так больно слышать правду, Крессида? А? – прошептал он.
Она смотрела ему в лицо, признавая справедливость его слов. Он лишил ее всего того, чем она могла бы защититься, за лживым отвращением ощутил ее страстное желание. И как бы он удивился, узнав, что она не только испытывает физическое желание, а до сих пор страстно любит его.
– Итак, что ты ответишь мне? Останешься здесь, со мной? В качестве моей жены?
Она оторвала от него свои руки.
– А что, если я откажусь?
Лицо Стефано превратилось в холодную маску.
– Если ты откажешься, то я объявлю тебе войну. И я уверен, ты знаешь, что я выиграю. – Он был безжалостен. – Актриса без средств к существованию… Что ты можешь предложить моему ребенку? Ни один суд в мире не позволит тебе опеки над ребенком.
– Похоже, ты все продумал, – сказала она, и тут он неожиданно обнял ее.
Она попыталась вырваться, но ее тело предательски обмякло в объятиях Стефано.
– Это был бы наихудший из возможных сценариев, – прошептал он ей прямо в волосы. – Но мне этого совершенно не хочется, cara. Я хочу, чтобы ты осталась здесь как моя жена и мать моего ребенка. Думаю, что у нас все еще может получиться. – Его голос стал тверже. – Мы сделаем так, чтобы все получилось.
Она закрыла глаза, уступая своему желанию полностью насладиться его объятиями. Стефано гладил ее по спине. Его ласки заставили Крессиду забыть всякие возражения.
– Так ты согласна, Крессида? – с уверенностью спросил он.
Крессида почувствовала, как его рука остановилась у нее на талии. Ей было так хорошо, что у нее исчезло всякое желание воевать со Стефано, хотя и примириться с ним было слишком трудно.
Она спрятала голову у него на груди. Ей не хотелось, чтобы он увидел ее глаза, умолявшие о нежности.
– Хорошо, Стефано, – тихо сказала она. – Я останусь с тобой.
– Отлично, – обрадовался Стефано, и его жаркий поцелуй лишил Крессиду чувств. Она попыталась воспротивиться нежному напору его губ, но все было бесполезно. Как и прежде, ее тело выдало ее, тая от разгорающегося огня желания. – Крессида, – протянул Стефано прямо у ее губ и прижал к себе еще крепче.
Упиваясь сладостью его поцелуя, Крессида чувствовала его возрастающее возбуждение, чувствовала его твердую мужскую плоть, отчего сердце ее забилось еще сильнее. Да, она тоже хочет его в эту минуту. Он нужен ей, возможно, даже сильнее, чем прежде, как будто их любовь могла заполнить некую болезненную пустоту внутри ее.
Но не здесь. Она не могла позволить ему взять ее здесь. Ведь она помнила, как это было, когда они любили друг друга, когда между ними не существовало размолвок. И если ее любовь выдержала испытание временем, то его – нет. Поэтому позволить ему просто обладать ею, не испытывая к ней любви, Крессида считала невозможным. Это убило бы ее.
С огромным усилием она отстранилась от него и увидела удивленные глаза Стефано.
– Cara, – сказал он хрипловатым голосом.
Крессида покачала головой, отстраняясь от него и боясь, что, если он вновь коснется ее, она не устоит.
– Я не могу, Стефано. Не сейчас и не так.
Его будто окатили холодной водой. Страсть исчезла с его лица.
– Какая чувствительность! – усмехнулся он. – Похоже, твои вкусы стали более утонченными. Удобства виллы тебе больше по душе, так что ли?
Она выпрямилась.
– Я хочу уехать отсюда! – срывающимся голосом произнесла она.
Стефано схватил ее за руку.
– Крессида, пойми, я не из тех, кто привык умолять, и я не стану умолять тебя спать со мною. И если ты не можешь быть честной по отношению к своим естественным потребностям… ну что ж… – Его глаза сверкнули. – Я подожду. Поверь мне. Наш брак будет иметь успех, только если мы будем честны друг с другом.
На обратном пути на виллу Крессида все думала о том, что сказал Стефано. Он говорил о честности, но она все же не решалась быть честной и откровенной с ним, считая, что в этом случае откроет свои чувства, которые были гораздо сильнее любви Стефано. Но раз она согласилась остаться, то какой смысл сражаться с ним? Гораздо лучше (она была в этом уверена) начать эту странную супружескую жизнь с открытым сердцем. Стефано будет хорошим отцом, она знала это наверняка. Случались и куда более странные вещи. Ребенок, несомненно, сделает их узы более крепкими.
У входа на виллу Стефано спросил:
– Итак, мы будем ужинать сегодня вместе?
Это был каверзный вопрос. Ее согласие будет означать очень многое, гораздо больше, чем просто принятие его приглашения поужинать.
– Да, Стефано, вместе.
Он одобрительно кивнул:
– Хорошо. И, пожалуйста, подумай о том, что я тебе сказал.
«Я уже это сделала, – думала Крессида, идя легкой походкой к себе в комнату и с волнением предвкушая очарование предстоящего вечера. – Сегодня вечером… – думала она, стоя под душем, – сегодня они начнут все сначала. Она сделает все, что в ее силах, чтобы ребенок объединил их (появление ребенка очень часто способствует этому). Наивны ее мысли или справедливы?»
С огромной тщательностью она причесывалась, выбирала туалет и наконец решила надеть шелковое платье бледно-лимонного цвета. Быстрым движением застегнув боковую молнию, она сделала шаг назад, чтобы посмотреть на себя в полный рост в большом зеркале. И в этот момент увидела свое побледневшее лицо. Почувствовав знакомую острую боль внизу живота, Крессида схватилась рукой за туалетный столик.
– Ну вот, видишь, – Крессида говорила спокойным, ровным голосом, – не надо было строить никаких планов. Ложная тревога. Я думаю, сказалось нервное напряжение, поэтому и возникла задержка. Все обошлось. Хорошо, да? – весело спросила она, в душе надеясь на его отрицательный ответ.
– Хорошо? – переспросил он, стоя к ней спиной. – Конечно, – сказал он тихо.
Одно слово. Всего одно слово, но у Стефано теперь не было причины произнести его. «Останься».
«Держись, – говорила Крессида сама себе. – Еще немного, а потом можешь плакать, сколько захочешь».
– Теперь мне нет смысла здесь оставаться.
– Конечно, – снова повторил он.
– Мне нужно возвращаться в Лондон, начинать искать работу…
– Крессида. – Он повернулся, и впервые с того момента, когда она сказала ему, что ребенка не будет, их взгляды встретились. – Ты… сожалеешь? – Он разглядывал ее лицо. – О ребенке?
Если она вынуждена уйти, то сделать это следует с достоинством. Зачем посвящать Стефано в то, что разрывало ее сердце и душу?
– Думаю, все к лучшему, – спокойно ответила она, вспоминая рыдание, вырвавшееся из горла, когда она увидела первую каплю крови.
– Понятно. – Он сказал это с холодным равнодушием, как если бы кто-то сообщил ему о том, что дождик перестал.
Лицо его не выражало никаких эмоций. Совсем никаких. И в этом был весь Стефано, непонятный, загадочный. Нужно оставить его, пока у нее еще есть на это силы.
– Мне бы хотелось уехать как можно скорее.
Воцарилось долгое молчание, но, когда он заговорил, она вновь услышала его удивительно безразличный голос:
– Первое, что я сделаю завтра утром, – это договорюсь о самолете…
– Не надо, Стефано. Мне не нужен личный самолет. – Пробыть рядом с ним еще несколько часов, заставляя себя притворяться, что ее это не волнует? – Я бы хотела полететь домой самым обычным рейсом. Одна.
– Как хочешь, – коротко ответил он. – Я сейчас же займусь этим. – Он повернулся и вышел из комнаты.
Она не смогла ужинать и удалилась к себе. Всю ночь, которая показалась Крессиде бесконечной, она пыталась представить свое будущее, в котором больше не будет Стефано.
Наступило утро. Крессида быстро оделась. В столовой, где стол был накрыт к завтраку, она встретила Розу, бледную и в необычно подавленном настроении. Крессида закусила губу, с трудом сохраняя самообладание. Отказавшись от хлеба и фруктов, она налила себе большую чашку крепкого черного кофе.
– Стефано уже позавтракал?
Роза покачала головой.
– Ни вы, ни он не голодны сегодня утром, – сказала она с некоторой обидой.
– А где он сейчас?
– Синьор ушел очень рано. Не сказал куда.
– Но сегодня утром я улетаю в Англию.
Роза кивнула:
– Да, синьора. Он сказал мне. Он оставил вам билет в своем кабинете и сказал, что водитель заберет вас в одиннадцать часов.
Крессида поставила чашку и посмотрела на Розу, не веря своим ушам.
– Значит, он не вернется, чтобы попрощаться?
Роза смущенно смотрела на нее.
– Нет, синьора, – тихо ответила она.
Так вот как много она для него значит! Ушел, даже не попрощавшись. Она нашла свой билет на письменном столе Стефано. Он лежал на пустом столе, словно насмехаясь над ней. Ни записки, абсолютно ничего. Крессида почувствовала, как глаза ее наполнились слезами. «Держись, – сказала она себе. – Держись до возвращения в Англию».
Весь этот кошмар ей надо было пережить. Попрощавшись с Розой, не скрывавшей своего разочарования, Крессида села в машину, и по мере того, как они все дальше и дальше удалялись от виллы, ее сердце сильнее сжималось оттого, что Стефано даже не соблаговолил попрощаться с ней.
В римском аэропорту, как всегда суетном, Крессида быстро прошла регистрацию. Она посмотрела на часы: надо где-то убить еще около часа, но сидеть в зале, ожидая посадки на самолет, изводя себя мыслями о Стефано, было невыносимо. Крессида решила пройтись по маленьким магазинчикам и просто посмотреть на выставленные образцы, не собираясь ничего покупать.
Но первым магазином, в который она зашла, оказался бутик детской одежды. Она взяла в руки одно из невероятно крошечных платьиц и поднесла его к свету. Каково было бы ее будущее со Стефано, если бы она была беременна? На глаза навернулись слезы, и она, спотыкаясь, вышла из магазина.
– Вам плохо, синьора? – Продавец с беспокойством посмотрел на Крессиду.
– Нет, нет, извините, – поспешила ответить она.
Выйдя из магазина, она смахнула слезы и вдруг услышала какой-то шум.
– Радость моя, ты можешь смотреть, но дотрагиваться нельзя, – говорила явно американка.
Крессида тут же вспомнила этот голос. Она в испуге подняла глаза и увидела Эбони, подружку Стефано, фотомодель. Она шла навстречу Крессиде, отмахиваясь, как от мухи, от небольшого мужчины, который торопливой походкой шел рядом с ней.
Крессида, подобно кролику, ослепленному фарами, замерла на месте, глядя на эту потрясающую женщину. На ней был черный кожаный костюм, черные сапоги и черное кожаное сомбреро. Ни один мужчина не удержался, чтобы не посмотреть ей вслед.
И вдруг Крессида осознала ужасную правду. Эбони здесь, в Риме. Уж не Стефано ли позаботился о ее возвращении, когда его экс-жена была на пути в Англию? Она содрогнулась, ей стало нехорошо. Ни дня, потраченного впустую: распрощавшись с прошлым, он тут же начинает новую жизнь.
Крессиде совершенно не хотелось встречаться с Эбони, видеть триумф на ее лице, ее все понимающие темно-шоколадные глаза. Это лишь увеличило бы степень ее унижения, ее утраты. Крессида уже почти отвернулась, когда услышала около себя голос с американским акцентом. Его обладательница смотрела на нее с нескрываемым удивлением и говорила нараспев:
– Ну и ну! Кого же я вижу? Привет, Кэтрин!
– Крессида, – поправила ее Крессида.
Красивые миндалевидные глаза с любопытством рассматривали ее выцветшие джинсы и свитер.
– Итак, – продолжала Эбони, растягивая слова, – у нас трогательное примирение.
Крессида слегка качнулась. У них примирение. Не хватает, чтобы Эбони принялась посвящать ее в подробности, как они со Стефано вновь соединились после этой ложной тревоги…
Но темноволосая модель взяла Крессиду за руку, будто чувствуя, что Крессида близка к срыву, и внимательно посмотрела на бледное как полотно лицо Крессиды.
– Эй, – пробормотала она, – где Стефано?
Крессида собралась с силами и отдернула свою руку. Не забывать о собственном достоинстве!
– Не имею представления, – холодно ответила она.
– Разве он тебя не встречает?
Она говорила это с удивительной легкостью.
– Нет. Я возвращаюсь в Англию.
– Понятно. – Эбони сощурила глаза. – Снова убегаешь.
– Это не твое…
– Послушай-ка, принцесса, – Эбони покачала головой, – не говори мне, что это не мое дело. Мне кажется, нам стоит откровенно объясниться. Хочешь кое-что узнать? Для Стефано я могла бы сделать все что угодно. Абсолютно все. Я с ума сходила по этому парню. Он мог бы взять меня или любую женщину, какую бы только захотел… вот так! – Она щелкнула пальцами. – Запросто! Но он этого не сделал. И знаешь почему?
– Не думаю, что я…
Эбони наклонилась вперед, и ее шелковистые черные волосы рассыпались по плечам.
– Он все еще любит тебя, дуреха!
Крессида смотрела на Эбони, не веря ей.
– Ты не знаешь, о чем говоришь.
– Неужели? По правде говоря, ты не заслуживаешь такого мужчины, как Стефано, дорогуша. Если бы меня полюбил такой мужчина и мы могли бы поменяться с тобой местами… С ума можно сойти!
– Стефано не любит меня, – мрачно сказала Крессида.
– О, прекрати. Этот парень так в тебя влюблен, что не может больше ни о чем думать. Ты знаешь, конечно, об этом, да? – Эбони смотрела на Крессиду.
– Ты ошибаешься.
И вдруг Эбони улыбнулась, будто в ответ на понравившуюся ей шутку.
– Ну что ж, можешь не верить мне на слово, голубушка! Появился тот, кто подтвердит мои слова и кому ты можешь верить! – Ее взгляд был устремлен через плечо Крессиды.
– Крессида, – послышался тихий глубокий голос.
Она повернулась, как в замедленном кадре, не веря, что это не во сне. Нет, все это было наяву. Перед ней стоял Стефано. Взгляд его пронизывал ее насквозь.
– Но… – Она запнулась.
– Эбони… милая! Не исчезай ты снова, ради всего святого! В конце концов, ведь у меня билеты! – Загорелый американец, блондин ростом в шесть футов и шесть дюймов, быстро подошел к Эбони и уверенно взял ее за кожаный рукав.
Эбони взглянула на него. В эту минуту она была похожа на ребенка, проснувшегося в рождественское утро.
– Привет, Клинтон, – улыбнулась она ему и широко раскрыла глаза. – Я знала, ты найдешь меня. – Она просунула свою руку под локоть Клинтона. – Пойдем, мой сладкий, этой парочке нужно кое-что выяснить. – И она подтолкнула Клинтона, который, казалось, был в растерянности. Когда они проходили мимо Крессиды, Эбони нагнулась и прошептала ей на ухо: – Честно говоря, мне никогда по-настоящему не нравился этот тип мужчины. Темный, угрюмый! – И Эбони исчезла.
Они стояли, глядя друг на друга, не слыша шума аэропорта. Ее заворожил его напряженный взгляд. Она боялась, что хрупкие мечты, зародившиеся от слов Эбони, вот-вот разобьются.
– Почему ты здесь? – прошептала она.
– Потому что я не могу отпустить тебя. Во второй раз! Я сделаю все, чтобы заставить тебя остаться. Чего бы мне это ни стоило!
Крессида чувствовала, что на них обращают внимание, но ей было все равно.
– Зачем? – Все ее будущее зависит сейчас от его ответа.
– Потому что я люблю тебя, – сказал он очень тихо. – Я люблю тебя, Крессида. Никогда прежде я не любил женщину так сильно. И думаю, что не полюблю. Помоги мне, Господи!
И Крессида разрыдалась.
– Крессида! – Стефано прижал ее к своей груди и поцеловал в макушку. Ей не хотелось покидать теплые объятия этих крепких рук. – Cara! Cara mia, пожалуйста, не плачь. – Он взял ее за подбородок и приподнял голову. – Послушай меня, – с волнением говорил он. – Я был самым большим дураком на свете. – Он смотрел на нее. – Когда я получил то чертово письмо от твоего адвоката, я понял, что уже слишком поздно. Из-за моей дурацкой гордости я так долго не предпринимал никаких шагов. – Его глаза сверкали. – И я понял, что мне нужно увидеть тебя снова, поэтому убедил спонсоров спектакля передать его мне. Ничто не изменилось. Абсолютно. Я люблю тебя, как и прежде. Но я понял, что должен действовать осторожно, если хочу иметь хоть какой-нибудь шанс после того, как я вел себя с тобой. – Он вздохнул. – Мне хотелось рассказать тебе, что я чувствовал, увидев тебя вновь. Но я боялся, что ты не станешь меня слушать. О Боже! Как было тяжело. Когда я увидел тебя в объятиях Адриана, даже на сцене, мне казалось, что я сейчас разнесу весь этот театр своими собственными руками. Но я изо всех сил старался сдерживаться. Я разыгрывал хладнокровие и равнодушие до самого последнего вечера. Бог свидетель, мне не хотелось рисковать и сделать так, чтобы ты забеременела, но в каком-то смысле судьба сыграла мне на руку. У меня появилась возможность привезти тебя сюда, ко мне.
– Но сегодня утром ты отпустил меня! – Она посмотрела на него и увидела в его темных глазах откровенную боль.
– Я был в шоке. В отчаянии. Мне так хотелось ребенка. Я молил о нем. Сегодня рано утром я ушел из дому и все ходил и ходил, пока не пришел в себя. Я понял, что не могу тебя отпустить. Еще раз – это невозможно! Я должен сказать тебе о своих чувствах. Как сильно я тебя люблю.
Крессида опустила голову ему на грудь.
– Почему же ты мне этого не говорил? – спросила она, уткнувшись в его рубашку. – За все время, пока я здесь, ты ни разу не произнес слово «любовь».
– Любовь? – Он посмотрел на нее грустными глазами. – В прошлом мы говорили только о любви, больше ни о чем. Произносить слова любви очень легко, но на этот раз я решил доказать тебе свою любовь. Возможно, в один прекрасный день ты снова полюбишь меня. И, cara mia, так и будет. Чего бы мне это ни стоило… Я заставлю тебя любить меня.
На губах Крессиды появилась слабая улыбка.
– Но ведь я люблю тебя, Стефано, – сказала она, и спокойный тон не мог скрыть ее волнения. – Я всегда любила тебя.
В темных глазах сверкнул огонь.
– Не шути со мной, Крессида. Не сейчас. Я этого не вынесу.
Его уязвимость удивила ее.
– Я люблю тебя, – повторила она.
Довольно долго Стефано смотрел на нее, вглядываясь в зеленые глаза, пытаясь убедиться, что она говорит правду. Вдруг он схватил ее, прижал к себе и начал целовать с такой жадностью и пылом, что голова у Крессиды закружилась.
Казалось, прошло много времени, когда он снова посмотрел на нее.
– О, cara, – шептал он, – где же мы ошиблись?
Она подняла на него глаза и попыталась объяснить:
– Ты был таким сильным, таким важным, таким властным. А я, мне казалось, потеряла почву под ногами. Я думала, что все нас осуждают, когда мы приезжали сюда по уик-эндам. Твоя семья, прислуга. Мне казалось, они недоумевали по поводу твоей женитьбы на молодой иностранке, не отвечавшей их требованиям. А ты только крепче сжимал губы. Поэтому работа для меня стала неким убежищем. Она вернула мне чувство собственного достоинства, которое, как мне казалось, я потеряла. А ты негодовал по этому поводу. Вот почему… вот почему, когда ты предложил мне сделать выбор между моею работой и тобой… – Голос ее затих.
Стефано кивнул.
– Я знаю. Ты оказалась в ужасном положении. А тут еще гордость, никто не хотел уступать. Столько недоразумений.
– Поездки в Италию страшили меня больше всего, – призналась Крессида. – Мне казалось, ты стыдишься меня. Ты всегда старался увести меня пораньше с вечеринок, стоило мне заговорить по-итальянски.
– О Боже! Ты знаешь, почему я это делал? Мне было ненавистно отношение к тебе окружающих.
– Нам следовало бы об этом поговорить.
– Но я не привык много говорить. Меня воспитали быть сильным, быть опорой семье. Поэтому мне казалось, что я должен быть опорой и тебе. – Он нежно ей улыбнулся. – Помнишь тот ужин в Лондоне после разлуки?
Она кивнула – они ужинали вместе с Дэвидом.
– Мы сидели в ресторане, и ты обратилась к официанту по-итальянски. Я был потрясен. Я думал, что после всего пережитого здесь, в Италии, тебе захочется забыть этот язык.
– Никогда, – покачала головой Крессида.
Он нагнулся и шепнул ей на ухо:
– Я люблю тебя, Крессида, ты знаешь? Любил и буду любить. Мы еще поговорим. И больше никаких секретов. Хорошо?
– Хорошо, – согласилась она.
Голос ее надломился от переполнявших ее чувств. Стефано нежно поднес ее ладонь к своим губам.
Неделю спустя она проснулась в его постели. Лунный свет растекался по измятым простыням. Они лежали, тесно прижавшись друг к другу. Стефано ласкал рукой шею Крессиды и, когда она повернулась к нему, улыбнулся.
– Ну, как, было «приятно»? – спросил он.
Она сладостно потянулась.
– Можно было бы придумать куда более подходящее слово, чем «приятно», – сказала она.
– Этим словом ты определила ночь, проведенную нами у тебя дома, cara mia. – Его рука опустилась вниз, и он коснулся шелковистой кожи ее груди.
– Тогда мне казалось, ты безразличен ко мне, – тихо произнесла она. – Нечто похожее я подумала и в то утро, когда собиралась уезжать, и тебя при этом не было.
– Сумасшедшая, – буркнул он, и лицо его стало серьезным. – Я не мог видеть, как ты уезжаешь. Мне казалось, это конец всем моим мечтам о примирении. Я думал, тебе не терпелось уехать.
– А мне казалось, что тебе хочется, чтобы я уехала, так как вопрос о моей беременности отпал и никакого ребенка не будет.
Он наклонил голову и поцеловал ее в губы.
– Кстати, о детях, – прошептал он и остановился, увидев в ее глазах возражение. – Да, ты, моя красавица Крессида, можешь выбирать, где мы будем жить, какую няню тебе хотелось бы иметь для ребенка. Я хочу облегчить тебе жизнь настолько, насколько смогу, чтобы у тебя была возможность продолжить свою карьеру.
– Я хочу ребенка, но, пожалуй, через год или два. Прежде я хочу насладиться твоей близостью. – Она положила голову ему на грудь. – А что касается нянь, то увидим, когда придет время. Может быть, я сама год или два побуду с нашим малышом, чтобы узнать его получше. – Ее зеленые глаза сверкали от удовольствия, но вдруг в них появился вопрос.
– Что?
Это был явно мучительный вопрос для нее.
– Ничего…
– Никаких секретов, – напомнил он ей и наклонился, чтобы поцеловать ей плечо.
Она закусила губу.
– А Эбони?
Веселые искорки засверкали в его глазах.
– Ах, Эбони… Ты хочешь, чтобы я рассказал тебе, что между нами ничего не было, что я никогда не занимался с ней любовью…
– Нет, перестань! – Лицо Крессиды загорелось от ревности, и она хотела было отвернуться, но он остановил ее, повернул на спину, и она оказалась под ним.
– Но это правда, cara, – тихо сказал он. Она посмотрела ему в глаза и поняла, что Стефано не врет. – Мне хотелось возбудить в себе желание обладать Эбони, но я не смог. Каждый раз, когда я смотрел на какую-нибудь женщину, я видел только тебя. Мы были с ней просто хорошими друзьями, вот и все. Эбони – внимательный слушатель.
– Потому что…
Он кивнул.
– Она слушала, потому что была влюблена в меня, – сказал он нежно. – Когда я это понял, мы перестали встречаться.
– Мне она нравится, – сказала неожиданно Крессида, понимая, что это именно так. – Я… о, Стефано…
Он уже не гладил ее грудь, а ласкал розовый сосок. Когда же Стефано дотронулся до него губами, Крессида изогнулась от блаженства.
Он поднял свою темную голову и улыбнулся. Рука его мучительно медленно скользила по ее обнаженному бедру.
– Что такое, cara mia? – прошептал он. – Что случилось?
Ей хотелось сказать ему, как сильно она его любит, но слова вдруг потеряли значение. Она отдала себя во власть его поцелуя. Ее тело было гораздо выразительнее любых слов. Оно говорило Стефано обо всем, что он хотел знать.

загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Жестокий ангел - Кендрик Шэрон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Жестокий ангел - Кендрик Шэрон



Хороший роман, для тех кто любит про борьбу за любовь. Читаеться на одном дыхании 10/10
Жестокий ангел - Кендрик ШэронНастюша
10.01.2012, 11.03





Очень понравился! Про любовь, которая не проходит с годами...Замечательно!
Жестокий ангел - Кендрик ШэронЛида
24.01.2012, 14.13





десятка, советую
Жестокий ангел - Кендрик ШэронКира
16.04.2012, 19.30





Очень хорошая книга,я восторге!прочитайте ещё книгу "Жестокий ангел 2"!просто потресающая!!!
Жестокий ангел - Кендрик ШэронВиктория
12.05.2012, 15.52





Книга хорошая ! Но опять же похожих много . И героиня , со своими тараканами в голове , измучила и себя и мужа .
Жестокий ангел - Кендрик ШэронМари
16.05.2012, 14.29





Хороший роман, но слегка подзатянут: 8/10.
Жестокий ангел - Кендрик Шэронязвочка
28.09.2012, 22.27





хороший роман
Жестокий ангел - Кендрик Шэронтана
5.01.2013, 20.28





Да, такие сюжеты встречаются часто и как правило гг сильные личности, интересно следить за их перепалкой
Жестокий ангел - Кендрик ШэронОльга
24.02.2013, 16.35





Хороший роман, интересно следить за перепалками героев и сюжет просто супер. Я в конце даже слезу пустила, а это многого стоит, так как я редко плачу над романами, но этим я прониклась. Браво!!!!!rnмилиарды из милиардов!!!!!
Жестокий ангел - Кендрик Шэронелешка
5.06.2013, 19.09





Миленько
Жестокий ангел - Кендрик Шэронводопад
6.06.2013, 10.30





Гг- маленькая дура... Как можно любить и бояться открыть сердце любимому? Где тогда доверие?
Жестокий ангел - Кендрик ШэронTasha
6.06.2013, 14.54





7
Жестокий ангел - Кендрик Шэронтася
28.06.2013, 22.28





А что за книга Жестокий ангел 2? в поисковике выскакивает только бразильская книга, по которой снимали сериал.
Жестокий ангел - Кендрик ШэронКлара
20.09.2013, 8.44





роман не очень впечатлил
Жестокий ангел - Кендрик ШэронНИКА*
10.10.2013, 23.20





Клара, автор Арейя Кларита Де -Жестокий ангел-2
Жестокий ангел - Кендрик ШэронАлсу
18.12.2013, 22.38





Вот бы всех так любили!!!!
Жестокий ангел - Кендрик ШэронЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
5.06.2016, 1.56





Мне роман очень понравился.Стоит почитать.
Жестокий ангел - Кендрик ШэронТатьяна
6.06.2016, 6.07





Мне роман очень понравился.Стоит почитать.
Жестокий ангел - Кендрик ШэронТатьяна
6.06.2016, 6.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100