Читать онлайн Возвращение домой, автора - Кендрик Шэрон, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение домой - Кендрик Шэрон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 97)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение домой - Кендрик Шэрон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение домой - Кендрик Шэрон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кендрик Шэрон

Возвращение домой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ



Шелли распахнула окна в спальне, а также маленькое окошко в ванной. При этом она, спускаясь по лестнице, случайно увидела свое отражение в зеркале.
Она вздрогнула и ускорила шаги. Боже, какое зрелище!
За два дня путешествия она ни разу не подумала о том, чтобы привести себя в порядок, и вот теперь — Боже правый!
Лицо бледное, изможденное, а обычно безукоризненные коротко подстриженные волосы сейчас никто не назвал бы ухоженными. Ветер растрепал прическу, и теперь парикмахер ей просто необходим. Она еще раз взглянула в зеркало. Под глазами от усталости появились круги, похожие на темные синяки. Ничего удивительного, что Дрю так резко отозвался о ее внешности.
Она достала косметичку, привела в порядок лицо, почистила зубы и пригладила руками волосы. После этого она почувствовала себя чуть лучше. Совсем немного — но для начала и это хорошо.
Больше всего на свете ей хотелось долго-долго нежиться в горячей ванне, опустить голову на мягкую подушку и проспать целую неделю. Но прежде ей предстояло чаепитие с Дженни.
Заперев свою половину дома, она дошла до соседней двери. Дженни наверняка высматривала ее из окна, так как открыла, не дожидаясь стука. Она успела причесаться и подкрасить губы розовой помадой, и Шелли признала, что теперь она выглядит гораздо лучше. И все же от нее исходило ощущение неблагополучия, отчего глаза ее казались пустыми.
— Проходи, — пригласила она. — Только извини за беспорядок.
Шелли вошла, и ей немедленно бросилось в глаза, насколько жилье Гловеров изменилось.
Прежде всего там было тепло, тропический рай по сравнению с ледяной пустыней в ее собственном доме.
Она с наслаждением расправила плечи.
— Дженни, у тебя здорово! Тепло и вообще замечательно! — Она оглядела прихожую. — И очень красиво.
— Да что ты! Проходи в гостиную, там еще лучше, — пригласила ее Дженни, улыбаясь. — А я уже приготовила чай.
Гостиная выглядела великолепно: свежевыкрашенные стены, дорогой ковер на полу, два коричневых дивана с изумрудно-зелеными подушечками, а в центре комнаты — кофейный столик. На столике красовался поднос с чаем и бисквитами.
На буфете стоял большой, в серебряной рамке, снимок крошечной девочки с темными кудряшками, в белом хлопчатобумажном платьице. Шелли подумала, что это, возможно, ребенок Кэти.
— Садись, — сказала ей Дженни.
— Спасибо! — Шелли с наслаждением уселась на один из диванов. — Я так устала, что не знаю, смогу ли когда-нибудь прийти в себя! — Она огляделась. — У тебя тут чудесно! Дженни, по-моему, эта комната в два раза больше, чем моя гостиная! Ты, наверное, потратила много времени, или денег, или того и другого, чтобы все так хорошо устроить!
— Ой, это Дрю, не я, — возразила Дженни, разливая молоко. — Я попала в больницу, и, пока лежала там, он полностью обновил дом. Отопление, шторы, ковры… Много всего. Представляешь, как я была поражена, когда вернулась!
— Щедро с его стороны, — неохотно заметила Шелли.
Дженни нахмурилась.
— Он вообще очень щедрый. Ты должна была заметить это раньше.
— Еще бы я не замечала! Дженни, я была с ним помолвлена и, значит, прекрасно знала его хорошие стороны. — И вдруг что-то промелькнуло в ее подсознании. — Это он платит за работу у тебя в саду? — внезапно спросила она.
— Ну да, он.
— Получается, и за мой сад тоже он платил?
Дженни растерялась.
— Послушай, он будет очень недоволен, если узнает, что ты придаешь этому значение. Сад приходил в запустение, вот он и попросил садовника поддерживать там порядок, только и всего.
Шелли покачала головой.
— Наверное, у него хорошо идут дела, — медленно произнесла она. — Когда мы были вместе, денег было не густо.
— И поэтому ты его оставила?
Шелли подняла на Дженни напряженный взгляд.
— Вот, значит, как ты думаешь?
Дженни пожала плечами.
— А что еще мы могли предположить? Ты променяла его на очень богатого человека. Которого и не знала по-настоящему. — Дженни потянулась за дымящимся чайником и бросила на Шелли любопытный взгляд. — Но ты теперь вернулась.
— Угу.
Горячий пар пахнул в лицо Шелли. Теперь она ожидала неизбежного вопроса.
— Почему?
— Кто хочет ответа — ты или твой брат?
— Думаю, Дрю до этого должно быть больше дела, чем мне, — сухо отозвалась Дженни. — Но многие проявят любопытство, когда станет известно, что ты приехала. Ты же знаешь, каков наш город.
Да, Шелли знала. Но, помимо нравов маленького городка, она знала еще кое-что — то, что подсказало ей сердце.
— Я вернулась, потому что здесь мой дом, — тихо произнесла она.
Дженни пристально посмотрела на нее.
— Я считала, у тебя квартира в Милане и вилла на Женевском озере.
— Кто тебе сказал?
— Дрю. Вскоре после того, как ты уехала.
— Дрю? Я не знала, что он в курсе. Наверное, ему сообщила моя мама.
Дженни пожала плечами.
— Даже если и нет, он все равно мог узнать. Он всегда говорит: знание — сила.
— Правда? — Такую фразу скорее стал бы повторять Марко. — Никогда от него ничего подобного не слышала.
— Ну… — Дженни почувствовала себя слегка неловко. — Это было давно.
— Да. — Шелли откинулась на спинку дивана и заметила коробку с игрушками. Чувство перемены, возникшее у нее, едва она переступила порог этого дома, стало наконец понятным. — У тебя появился ребенок, да?
— Да. У меня малышка. Моя малышка! — Материнская гордость заставила Дженни улыбнуться. — Ты увидела игрушки?
— Ну да, и еще портрет на буфете. Но я сразу же заметила — что-то изменилось. У тебя появилась атмосфера, какая бывает во всех домах, где есть дети. Все затихает, когда ребенок спит! Я всегда могла сказать, у кого из друзей Марко есть дети.
— А он не хочет своих?
— Не хотел — пока я была с ним, — правдиво ответила Шелли.
— Понятно. — Дженни потянулась за бисквитом, но передумала. — Я в последнее время неважно выгляжу.
— Ну, если ты недавно родила…
— Это меня не оправдывает.
— Ну, наверное. — Шелли взяла бисквит и пожала плечами, встретившись взглядом с Дженни. — Твой брат считает, что мне следовало бы набрать несколько фунтов.
— Да, ты ужасно исхудала. — Взгляд Дженни стал уверенным и ясным. — Значит, Марко навсегда исчез со сцены? — неожиданно спросила она.
Шелли рассмеялась; почему-то ее развеселила прямота Дженни.
— Резкий переход от бесед о детях и талиях! Я бы предпочла не говорить о Марко, если не возражаешь. Расскажи мне лучше про дочку.
Дженни засияла.
— Ей восемь месяцев, и она самый чудесный ребенок в мире, — заявила она, поднялась, достала из шкафа фотоальбом и протянула его Шелли. — Хотя я, может быть, несколько пристрастна.
— Как ее зовут?
— Элли. Вот, смотри, здесь она вскоре после рождения.
— Она милая. Сейчас, наверное, спит?
Дженни покачала головой.
— Нет. Она уехала… на один день… с отцом. Помнишь Джейми Батлера?
Шелли кивнула и взяла новый бисквит.
— Конечно, помню. Он был постарше нас и на несколько лет моложе Дрю — правильно? Всегда загорелый, лодки любил? Светлые кудрявые волосы? Довольно красивый?
— Это он, — с грустью подтвердила Дженни. — Он по-прежнему любит лодки, и Элли его обожает. Как и я.
Шелли не следовало слишком интересоваться чужими делами.
— Это хорошо, — равнодушно произнесла она.
— Ничего хорошего, — решительно возразила Дженни. — Должна тебе сказать, это ад.
— Потому что вы уже не вместе?
— Мы и не были вместе. — Дженни вздохнула. — А он хочет быть с нами.
— А ты не хочешь?
Дженни покачала головой.
— Не хочет Дрю.
— Дрю? А каким боком это касается Дрю?
Дженни невесело рассмеялась.
— Он назначил себя стражем моей нравственности. Главная его претензия к Джейми в том, что он не может меня хорошо обеспечить — по мнению Дрю.
— Может быть, это не мое дело… — Шелли сделала последний глоток чаю и встала. — Дрю слишком властный, и всегда был таким. А речь идет не о его жизни, а о твоей. Жизнь у человека одна, и не позволяй ему делать тебя несчастной!
— Если бы все было так просто!
— Все просто, если правильно смотреть на вещи! — с жаром заявила Шелли. — Поверь мне. Если Джейми тебе нужен, значит, ты должна за него бороться. — Бороться так, как самой ей нужно было бороться за Дрю. Она взглянула на часы. — Мне пора идти. Если я не устроюсь в «Западном»…
— Тогда возвращайся, — поспешно предложила Дженни. — Я говорю серьезно.
— Да, я знаю. Спасибо тебе. И за чай спасибо.
— Мы же еще увидимся? — спросила Дженни. — Когда твоя половина станет пригодной для жилья. Ты же не думаешь опять сорваться с места?
— Кто знает?
Ответ Шелли был чистосердечным. Она не знала, как скажется на ней жизнь в Милмуте. То, что она будет часто видеть Дрю — может быть, почти каждый день. А если к тому же у него кто-то есть…
— У Дрю есть девушка? — вдруг спросила она и тут же пожалела, что не удержалась. — Прости. Непорядочно, что я тебя об этом спрашиваю.
— Верно, — согласилась Дженни. — Хотя тебя можно понять. Он не обсуждает со мной свою личную жизнь. Хотя, пожалуй, если бы у него было что-то серьезное, я бы знала.
— Но я полагаю, у него были женщины после моего отъезда?
Дженни раздраженно взглянула на нее.
— Прошло три года, Шелли, так что были, конечно! Он до сих пор получает письма от женщин, которых знал во время путешествий. А ведь тебе известно, как давно это было!
— Ты не расскажешь ему, о чем я тебя спрашивала? Он может неправильно понять.
Или правильно.
Дженни покачала головой.
— Я не могу тебе обещать, что не расскажу, если он спросит. Он мой брат, и я его люблю. А ты сама знаешь, что сделала ему больно.
— Да, знаю, — вздохнула Шелли. — И мне теперь нужно жить с тем, что я совершила. — Впрочем, она подозревала, что себе она причинила куда более сильную боль…


Шелли въехала в ворота «Западного» и поставила машину на стоянку. Ей сразу же бросилось в глаза то, как похорошело заведение. Деревья и клумбы выглядели не просто безупречно — казалось, их с любовью воссоздал человек, обладающий врожденным чувством цвета и гармонии.
Здание отеля было выстроено над бухтой в конце прошлого века как частное владение. Его силуэт резко выделялся на фоне моря, сверкающего под солнечными лучами. «Западный» был солидным учреждением, но в год отъезда Шелли его звезда закатилась.
Сейчас же она видела, на что оказались способны деньги и забота. Подновлена пострадавшая от времени кирпичная кладка, повсюду появилась свежая краска, отремонтирована видавшая виды кровля.
Такой отель был бы достоин самых фешенебельных курортов Европы, подумала Шелли, входя в залитый ярким светом холл и невольно рассматривая блестящий паркет.
Женщина, сидящая за столом регистрации, с улыбкой взглянула на Шелли, и та поразилась еще раз. Даже служащие здесь преобразились! Эта женщина с густыми темно-рыжими волосами была одета в переливающийся синий костюм, который подчеркивал глянцевую белизну ее кожи. По-видимому, она была одних лет с Шелли, но на этом сходство заканчивалось: строгая, идеальная аккуратность дежурной являла резкий контраст с удручающе изможденным видом Шелли.
— Чем могу быть полезна? — осведомилась дежурная.
— Меня зовут Шелли Тернер. Я полагаю, для меня должны были заказать номер…
— Да, совершенно верно, мисс Тернер, — отозвалась дежурная, даже не заглянув в регистрационную книгу. — У вас «Сиреневый люкс». Я попрошу вас проводить?
— Люкс? — выдавила из себя Шелли. — Мне не нужен люкс. Что-нибудь попроще, просто переночевать, и все.
— Боюсь, у нас только один свободный номер, — как бы извиняясь, сказала дежурная. — Конечно, если есть затруднения, я поговорю с…
— Нет, никаких затруднений.
Сколько бы ни стоил номер в «Западном», одну ночь она может себе позволить.
Женщина за столом одарила ее учтивой профессиональной улыбкой.
— Я попрошу, чтобы вас проводили. Хорошо, мисс Тернер?
— Да, пожалуйста.
Носильщик взял ее вещи и провел к лестнице и дальше до конца увешанного картинами коридора. Остановились они возле двойных дверей. Носильщик распахнул их, и она заглянула через его плечо. Перед ней была комната, освещенная неярким розоватым светом. Пышная, в декадентском стиле. Шелли была озадачена.
Такое? В Милмуте?
— «Сиреневый люкс», мисс.
Она дала ему чаевые.
— Вы очень добры, мисс. У вас будут какие-нибудь пожелания?
— Спасибо, не сейчас. В котором часу ужин?
— Мы начинаем подавать ужин в семь тридцать, мисс.
Дверь за носильщиком бесшумно закрылась.
Оставшись одна, Шелли с любопытством осмотрелась. Такого потрясающего помещения она еще не видела — а ведь ей подобное не в новинку. Огромный лиловый ковер, мягкий, как будто бархатный. Обширная кровать, наполовину скрытая тяжелыми занавесками в сиреневых тонах. В цветовую гамму вписывались и шторы возле колонн, стоявших у высоких, от пола до потолка, окон.
А пейзаж…
Шелли подошла к окну и с радостью увидела прекрасную панораму Ла-Манша, от которой у нее перехватило дыхание. Как она могла забыть, насколько изумительно могут выглядеть ее родные места?
В ванной комнате она обнаружила старомодную ванну размером с небольшой бассейн. Вот что ей сейчас нужно больше всего на свете! Она открыла краны, добавила в ванну ароматической эссенции и стала раздеваться под шум воды. Белое кружевное белье, приобретенное в Милане, она бросила на пол, подумав при этом с досадой, что отныне ей предстоит тратить деньги на более существенные вещи.
Когда ванна почти наполнилась, Шелли улеглась в нее, погрузилась в клубы пены и отдалась наслаждению, которое доставляла ей шелковистая, ласковая, теплая вода.
Она вымыла голову и вновь легла, чувствуя, что ее тело отдыхает в первый раз с тех пор, как Марко сообщил ей о своей новой любви. Любовь. Страшное слово. Что оно означает? Разрыв, вот его истинный смысл. Ароматное облако окутало ее, веки отяжелели, сон — или что-то очень похожее на сон — нахлынул на нее, и она сдалась.
Она не услышала, как дверь ванной слегка приоткрылась и закрылась вновь после секундной паузы. Тем не менее подсознание ее, должно быть, уловило что-то, так как она открыла глаза и увидела Дрю, который неподвижно стоял и смотрел на нее.
Это было слишком неожиданно и слишком похоже на видение, чтобы Шелли могла как-нибудь отреагировать. Она узнала его, вот и все. Глядя на него, она погрузилась в воду чуть глубже.
Его джинсы, которыми она любовалась на пляже — неужто всего лишь несколько часов назад? — при ближайшем рассмотрении выглядели еще лучше. Мягкая голубая ткань туго обтягивала бедра и плавно спускалась к щиколоткам.
Она подняла глаза и увидела, что простая белая футболка идеально облегает его крепкий торс.
Утомление и теплый пар убаюкали ее. А теперь влажное облако обострило ее чувственность. Сапфировые глаза смотрели на нее с немым вопросом.
— Дрю! — выдохнула она.
— Привет, Шелли.
Она погрузилась еще глубже, так, чтобы округлости ее грудей оказались прикрыты белыми островками пены.
— Что ты здесь делаешь? — прошептала она, не понимая, почему не кричит и не велит ему выйти.
— Честно? Я думаю, что именно находится под этими пузырями. — Его губы сжались. — И сознаю, что никогда не видел тебя обнаженной. Ты понимаешь, Шелли, о чем я? Это же невероятно, если вдуматься.
Вожделение проделало путь от кончиков грудей вниз, туда, где сладостная пульсация начинала сводить ее с ума.
— Дрю…
Это должно было прозвучать как протест; почему же у нее вышло нечто вроде тихой, но отчаянной мольбы?
— Понятно, в купальнике я тебя видел много раз, — спокойно добавил он. — А один раз — только один — ты была на пляже без лифчика. Помнишь, Шелли?
Разумеется, она помнила. Разве могла она забыть? Но очень давно она не позволяла себе вспоминать о чем-либо, что происходило в тот день. Она покачала головой.
— Н-нет. По-моему, нет.
— Тогда позволь освежить твою память.
— Дрю…
— Тебе было семнадцать лет. — Его низкий, властный голос подавил ее слабую попытку возразить. — Кончалось долгое, изнурительное лето, как раз после этого я подался из Милмута. Помнишь? Было так жарко и тихо, что каждый твой вздох обжигал горло. Ты с двумя подругами загорала за скалами там, у маленькой бухты. Теперь вспоминаешь?
Она кивнула; несмотря на влажный воздух, ее губы пересохли настолько, что она была не в силах говорить.
— Вы все разделись и остались в одних трусах. У тебя трусы были из золотистой ткани, из-за чего они казались блестящими и твердыми. Они застыли на тебе как патока. Кожа у тебя блестела, вот как сейчас. Мягкие светлые груди и крепкие розовые бутоны на них…
— Пожалуйста, Дрю… — удалось ей выговорить.
При этом она спросила себя, знает ли он, что эти бутоны и сейчас твердеют под пенным покрывалом.
— Я долго бежал и обливался потом, а когда увидел, как ты лежишь на полотенце, как ты лениво опустила ладони на лоб, я потерял способность двигаться…
— Дрю, не надо… — Губы Шелли беспокойно зашевелились. — Не надо…
Дрю пропустил ее мольбу мимо ушей и лишь пристальнее взглянул на нее.
— И ты помнишь, что я потом сделал?
— Ты окликнул меня и швырнул мне свою майку, — глухо ответила Шелли. — И велел мне прикрыться.
— Именно.
Он издал удивленный смешок, вспомнив то гипнотическое влечение, которое испытал при виде ее белого тела на фоне более темной горячей гальки. Это влечение заставило его провести в чужих краях куда больше времени, чем он рассчитывал. Ведь он понял, какая опасность исходит от нее — опасность, в которой он не отдавал себе отчета прежде.
Тем не менее чем больше он отрицал этот факт, тем упорнее она продолжала манить его. И все женщины, с которыми он был близок в последующие годы, представлялись его воспаленному мозгу в блестящих золотых бикини.
Он приблизился и присел около ванны, так, что его лицо оказалось на одном уровне с лицом Шелли, и она осознала, что не в состоянии отвести взгляд от его уверенных синих глаз.
— Боже мой, Шелли, каким же дураком я был! Я так заботился о твоей невинности, что позволил ей поработить меня!
— Никто не порабощал тебя, Дрю. Это ты всегда подавляешь.
Он протянул руку, провел пальцем по ее мокрой щеке и ощутил податливый шелк кожи.
— Правда? — медленно переспросил он. — А мне так не кажется. Слишком долго я позволял разуму руководить мной — защищать мою невинную будущую невесту… тогда как она не могла ждать… Не могла дожидаться свадьбы и человека, которому призналась в любви. Ты жаждала секса так страстно, что оказалась готовой отдаться первому встречному. Это так, Шелли?
Шелли склонила голову на край ванны. Она слишком устала, чтобы возражать, ей было слишком хорошо, чтобы двигаться.
— Я больше не могу спорить с тобой, — выговорила она. — Все было не так.
— Нет, именно так, — решительно заявил Дрю. — И ты отлично знаешь, как все было на самом деле!
Она покачала головой.
— Нет, Дрю. Ты вознес меня на невообразимый пьедестал, и тебе представлялось доблестью выбить его из-под моих ног. Тебе так было удобно! Ты пожил: ты путешествовал, ты испробовал все, что мир мог тебе предложить. И вот ты возвращаешься к непорочной невесте — как замечательно! Но ты так и не подумал о том, что мне нужно, что я чувствую! Ты не мог противостоять другим женщинам, но у тебя доставало сил противостоять мне!
— Выходит, в том, как ты себя повела, виноват я?
Он резко поднялся и отошел. А она смотрела на него, изнывала, звала его, желала вернуть назад ушедшее время, и тогда все было бы иначе.
Но это невозможно. И она не причинит себе большую боль, если бросится на шею человеку, которого она интересует исключительно в сексуальном плане. В особенности тому, который когда-то любил ее.
Он остановился в отдалении, глядя на Шелли сверху вниз. Лицо его представлялось сложной мозаикой бликов и теней. Известно ли ему, насколько она желает его?
Даже после всех этих лет.
— Выйди, — пробормотала она.
Ее веки отяжелели так, словно на них лежал свинцовый груз. Дрю нахмурился.
— Я никуда не уйду, пока не смогу убедиться, что ты не уснешь. Ты имеешь представление о том, сколько времени здесь лежишь?
— Не так уж долго! — Она наконец нашла в себе силы задать вопрос, который следовало бы задать в тот момент, когда он так самоуверенно вошел в ванную комнату: — И все-таки — что ты здесь делаешь?
— Я решил проверить, не утонула ли ты.
Он изучал ее порозовевшее лицо, расширившиеся зрачки сонных глаз.
— Случайно мимо проходил? — сонным голосом произнесла Шелли. — Или ты разыгрываешь ангела-хранителя всех приезжающих женщин? Врываешься к ним в ванную и пялишься на них?
— Нет, Шелли, я для тебя сделал исключение. — Он негромко рассмеялся. — Как и всегда. Кроме того, всего лишь минуту назад я не слышал никаких возражений.
— Знаешь, может быть, эта фраза вышла из моды, но ты ни капли не изменился с тех пор, когда стал свиньей и упертым мужским шовинистом, Дрю Гловер!
— Шелли, свиней тоже иногда любят! Что ж, а теперь выпустила б ты воду и вздремнула, а потом я закажу ужин.
В ярости она почти села, но вовремя опомнилась и ограничилась фырканьем.
— Похоже, ты окончательно лишился мозгов!
— Весьма возможно.
— Ты всерьез рассчитываешь, что я буду с тобой ужинать?
Дрю покачал головой.
— Нет, честно говоря. По крайней мере, на уровне рассудка. Даже не то чтобы я этого хотел. И в то же время я хочу этого больше всего на свете. Этого — и тебя, Шелли. Если я уеду домой и поужинаю один или даже в другом обществе, все равно я весь вечер буду думать о тебе. Беспокоиться о тебе. Размышлять, чем ты жила…
— Я польщена!
— Не обольщайся! — Он сжал губы. — Это просто утоление жажды. Я не хочу, чтобы ты оставалась загадкой. Так что давай поужинаем как равные. Без хитростей. С равными я умею общаться.
— С равными? — непонимающе переспросила Шелли.
— Ну да. Нам обоим известно, что между нами есть ощущение незавершенности, и не спорь со мной, ведь я по твоим глазам вижу, что прав. Это интригует, но и раздражает. Нас обоих неудержимо тянет к чему-то, о чем мы оба предпочли бы забыть. Во всяком случае, сейчас мое влечение к тебе не сдерживается устаревшими моральными соображениями. Так что, — он поднял брови, — ужинаем?
— А если я скажу, что не хочу есть?
— Это докажет, что я справедливо назвал тебя лгуньей! А правдивость никогда не была твоей сильной стороной, ведь так, Шелли? — Он взглянул на ее смертельно бледное лицо. — Сейчас ты чертовски плохо выглядишь, и мне не нужно, чтобы ты упала в обморок.
— Какое тебе дело до моих обмороков?
— Какое дело? — Он рассмеялся, но смех вышел абсолютно безжизненным. — Я бы не стал употреблять это выражение. Скажем, пришла пора связать раз и навсегда обрубленные концы наших отношений. Может быть, тогда мы оба как раз и освободимся от всего, что еще связывает нас.
— Я думаю, под связыванием концов ты подразумеваешь секс?
— Во всяком случае, я не подразумеваю церемонных ухаживаний, — жестко отозвался он.
— Скотина! Скотина! — выкрикнула ему в лицо Шелли и тут же пожалела об этом, увидев на его губах наглую ухмылку.
— Шелли, вылезай из ванны, — отрезал Дрю и вышел.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возвращение домой - Кендрик Шэрон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Возвращение домой - Кендрик Шэрон



на 8 больше не тянет
Возвращение домой - Кендрик Шэронatevs17
14.03.2012, 0.46





Хороший роман, хотя читать о гомосексуализме главного "злодея" смешно: 7/10.
Возвращение домой - Кендрик Шэронязвочка
28.09.2012, 17.46





Роман деревянный, никакой страсти и интриг, скучно 5/10
Возвращение домой - Кендрик Шэронгость
12.04.2014, 10.58





Сюжет неплохой, но...средненько, чего-то не хватает.
Возвращение домой - Кендрик Шэрониришка
30.07.2014, 20.57





Какая-то мутная история... Не понравилось вообще. Героиня надменная, герой - нахал. Поступки не естественные, мотивы натянутые... В общем, не рекомендую. Даже чтобы время убить.
Возвращение домой - Кендрик ШэронАноним 1
27.05.2016, 16.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100