Читать онлайн Любовница по контракту, автора - Кендрик Шэрон, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница по контракту - Кендрик Шэрон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 357)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница по контракту - Кендрик Шэрон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница по контракту - Кендрик Шэрон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кендрик Шэрон

Любовница по контракту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ



Туман воспоминаний рассеялся. Глядя на Паскуале, Зуки пыталась напомнить себе, что прошло семь лет, и что этот человек оскорбил ее так, как никто и никогда не посмел бы это сделать.
Хотя в известном смысле она должна быть благодарна Паскуале за свое удивительное превращение из гусеницы в прелестную бабочку. Перенесенное унижение помогло понять, что больней ей больше никогда не будет. Застенчивость ушла в прошлое. Вместо наивной Сюзанны появилась Зуки, с абсолютно новой, несколько хрупкой внешностью, которая гарантировала ей полную безопасность от подобных неприятностей.
Не забывай об этом, напомнила она себе, глядя на Паскуале.
Она познакомилась с ним, когда ему было двадцать четыре года, и уже тогда он был совершенно неотразим. Семь лет спустя его обаяние стало еще более мощным, и, кроме того, в тридцать один год в Паскуале появилось ленивое уверенное высокомерие, противостоять которому, как она поняла, было почти невозможно…
- Не верится, что с годами ты стала такой застенчивой, - насмешливо произнес он, когда она накинула поверх бикини шелковый халат. - Помнится, однажды ты гордо выставила напоказ свое тело.
Она решила не поддаваться на провокацию: если начнет с ним ссориться, то даст ему возможность одержать над ней победу, а этого она не позволит. Никогда больше не позволит.
- Так о чем ты хочешь поговорить со мной, Паскуале? - холодно спросила она, взяв с камина щетку и расчесывая тяжелые шелковистые пряди.
- Как давно ты знакома с Сальваторе Бруни? - пронзил он ее взглядом своих темных глаз.
Услышав имя фотографа, который привез ее сюда, она в изумлении открыла рот.
- Ты тоже с ним знаком?
- Я спросил, - высокомерно заметил он, игнорируя ее вопрос, - как давно ты с ним знакома? - В его голосе зазвучал металл.
Разозленная таким тоном, она вызывающе вздернула подбородок.
- Полагаю, это не твое дело.
- Позволь мне самому судить об этом. - Глаза его сузились, и он сказал очень мягко: - Скажи, ты от рождения запрограммирована так, что вступаешь в любовную связь только с теми мужчинами, которые уже принадлежат другим женщинам?
- Не понимаю, о чем ты, - искренне удивилась она.
Он молча смотрел на нее, как будто оценивая, насколько искренна ее растерянность.
- Так случилось, что Сальваторе Бруни, с которым у тебя сейчас связь, обручен с моей секретаршей. Вчера поздно ночью она мне позвонила и, рыдая, сообщила, что он, не предупредив, уехал на уик-энд с одной из самых красивых на свете женщин. Репутация этой женщины, однако, общеизвестна. - Его глаза блеснули угрозой. - Я догадался бы, что это ты, даже если бы сам не был когда-то твоей жертвой.
- На самом деле у нас с Сальваторе нет никакой любовной связи, - холодно возразила она. - Он снимает меня для своего альбома. Мы здесь работаем.
- Неужели? - сурово взглянув на нее, протянул он недоверчиво и со значением посмотрел на пару выцветших джинсов - совершенно очевидно, мужских, - брошенных на стуле возле кровати.
Она вспыхнула в ужасе, понимая, сколь изобличающими были эти несчастные джинсы. Несмотря на свою изысканную внешность, в душе она была врожденной Haus-frau и умела неплохо шить. Поэтому, когда у Сальваторе порвались джинсы, она, не задумываясь, предложила ему их зашить.
- Ах, эти, - сказала она, вынужденная защищаться и, сознавая, что Паскуале критически взирает на ее пылающие щеки. - Да, это джинсы Сальваторе. Я обещала ему починить их. Они порвались.
- Воображаю, - цинично рассмеялся он. - Наверно, тогда, когда ты в нетерпении их с него срывала?
Зуки судорожно сглотнула.
- Если тебе непременно надо знать, он порвал их об острый камень на пляже во время съемки.
- А ты, значит, зашьешь их, не так ли? - слащавым голосом заметил он. - Какая идиллия! - Но тут же тон его переменился и стал угрожающим: - Но он обручен с другой. Так что убери от него свои красивые ручонки, сделай милость, Зуки!
О, грехи молодости! Неужели из-за своей ошибки она навсегда останется преступницей в его глазах?
- Ты намекаешь на то, что я уехала бы с мужчиной, зная, что он обручен с другой? - отрезала она.
- А почему бы и нет, - пожал Паскуале плечами. - Мы уже установили много лет тому назад, как мало для тебя значит мораль. Что касается секса, меня ничто бы в тебе не удивило, bella mia.
И зачем только я разрешила ему войти в комнату? - возмущенно подумала Сюзанна. Ведь той девочки, которая жила в его доме и должна была выполнять его прихоти и приказы, давно уже нет.
- Я не для того разрешила тебе войти сюда, чтобы ты меня оскорблял. Так что, если ты все сказал, выметайся. Немедленно!
Но Паскуале не двинулся с места. На его лице не отразилось никаких эмоций, оно оставалось жестким и неумолимым.
- Я не уйду до тех пор, пока ты не дашь слово, что оставишь в покое Сальваторе.
Он не догадывался, что она и на пушечный выстрел не подпустила бы к себе Сальваторе или кого другого - обручен он или нет! Неприятностей от мужчин было неизмеримо больше, чем пользы. Она могла бы рассказать ему об этом, если бы именно он не растоптал ее нежные, неокрепшие чувства. У нее закипала кровь при одном только виде этого холодного, уверенного в себе человека, отдающего ей приказы.
- Я вижу, что тебе все еще нравится командовать людьми, Паскуале, - произнесла она презрительно. - Сначала ты выбираешь друзей для своей сестры, а теперь вмешиваешься в личную жизнь секретарши. Скажи, ты получаешь удовольствие, когда пытаешься управлять людьми?
- Иногда вмешательство бывает необходимым, - высокомерно заявил он, не обращая внимания на ее сарказм.
- Ты так считаешь? - съязвила она. - А твоя секретарша… как ее зовут?
- Кристина. А что? - Он нахмурился и грозно посмотрел на Зуки.
- Бедная Кристина, - проговорила она, не отводя взгляда и покачав головой.
- Бедная Кристина?
- Конечно. Ты ведь считаешь, что защищаешь ее. А тебе не кажется, что не стоит обручаться с человеком, которому не доверяешь? С мужчиной, который едет на юг Франции с другой женщиной?
У Паскуале задергалась щека.
- Да, я стал бы беспокоиться о судьбе любой женщины, кроме тебя, Зуки. - Лицо его пылало от ярости.
- И что это должно означать?
От его циничного смеха у нее волосы зашевелились на затылке.
- Хотя я и не одобряю поведение Сальваторе, в какой-то степени я его понимаю. Ведь я сам был жертвой твоих чар. - Голос его стал вкрадчивым: - Знаешь, ты прирожденная Цирцея. Ты готова очаровывать без всякого умысла. Твое великолепное тело предназначено для любви, а кошачьи глаза обещают такие удовольствия, о которых можно только мечтать. Какой мужчина способен всему этому противостоять? Даже я почти сдался. Сальваторе настоящий мужчина, а Кристина - уважаемая молодая женщина, оба они члены итальянской общины Нью-Йорка и, естественно, должны соблюдать приличия. Половые отношения до брака - не в наших обычаях, поэтому женщина, чтобы ее уважали, должна себя блюсти. Понимаешь, к чему я это говорю, сага?
Конечно, она все поняла. Но как, вопреки всему, ее ранили его слова!
- Четко и ясно, - пробормотала она, пытаясь скрыть свои чувства. - Значит, по-твоему, мужчине разрешено погулять до свадьбы с кем угодно, а женщине остается только дожидаться первой брачной ночи?
- Я был прав! - разбушевался он типично по-итальянски. И куда только подевался его американский прононс, которому он научился в своем привилегированном колледже! - Все та же драная кошка! И какой женщине пришли бы в голову такие мысли?!
- Да любой, которая устала от лицемерия! - крикнула она, понимая, что ее понесло и теперь ей не сдержаться. Однако Зуки сейчас было все равно, что Паскуале о ней подумает, - все равно! - Как ты смеешь заявлять, что женщина должна быть чище снега, а мужчина может делать все, что ему вздумается! Что мужчине позволено безудержно удовлетворять свои желания, а женщины должны во имя каких-то условностей их сдерживать?!
- А ты считаешь, что так не должно быть? - неожиданно насторожившись, удивился он.
Она считала именно так, но у нее недоставало опыта, чтобы аргументировать свои суждения, однако Паскуале об этом не подозревал. Более того, он никогда бы этому не поверил; так что ей нечего терять. Выпятив подбородок, она вызывающе поглядела на своего оппонента, полная решимости как можно сильнее его рассердить.
- Да, считаю! Я за равноправие! Не должно быть для мужчин одних правил, а для женщин - других. Или они живут по одним правилам, или эти правила вообще не нужны!
- А у тебя… - спросил он, прикрыв глаза, - у тебя было много любовников, Зуки?
Она заметила, как сверкнули глаза Паскуале, и поняла, что он ревнует! Ревнует? Он и тогда, много лет назад, хотел заняться с ней любовью, но не смог, так как не уважал ее.
Сожалел ли он сейчас о том своем решении? Зуки вдруг поняла, каким может быть ее ответный удар.
- А что, если было? - тихо спросила она, и нарочитая загадочная улыбка заиграла в уголках ее губ.
Паскуале замер, как будто его ударили. Глаза его засверкали гневом, он казался современным воплощением самого дьявола. Потом он кивнул и с трудом выдавил:
- Каким же я был дураком, что не взял тебя, когда ты себя предлагала! И мог бы это сделать много, много раз, чтобы ты навсегда запомнила меня. Запечатлеться на твоем теле и в твоей голове так, чтобы, будучи с другим мужчиной, ты думала только обо мне, чувствовала только мои губы, желала, чтобы это я держал тебя в своих объятиях, я входил бы в твое тело, заставляя тебя рыдать от наслаждения.
Но этот взрыв сексуального бахвальства произвел на нее прямо противоположное действие. Возвратилась былая боль: то божественное ощущение, которое мог вызвать только он и которое она однажды принята за любовь, на самом деле было не более чем всепоглощающее первобытное желание, противостоять которому она в то время была не в силах.
А сейчас?
Неужели и сейчас она все еще была настолько одержима тем же самым страшным желанием, что его мог вызвать один взгляд его блестящих темных глаз?
Она прикрыла дрожащими веками полные смущения и страсти глаза.
- Уйди, пожалуйста, - прошептала она пересохшими губами, боясь даже взглянуть на него. Когда-то Паскуале проявил сверхъестественную проницательность, и ей стало страшно, что он и сейчас прочтет в ее взгляде и желание, и смятение.
- Уйти? - тихо отозвался он.
Зуки вздрогнула от неожиданности, обнаружив, что он бесшумно пересек комнату и встал рядом с ней, причем настолько близко, что она почувствовала его дыхание на своей щеке.
- Да, уходи, - прошептала она.
Одно его присутствие оказывало на нее магическое действие.
- Но ты ведь вовсе не хочешь, чтобы я уходил, да, сага? - В его словах звучала явная насмешка.
- Хочу.
Но она лгала. Единственное, чего ей хотелось, так это снова почувствовать на своих губах вкус его поцелуя. Она закрыла глаза и непроизвольно качнулась в его сторону.
Нет!
В ужасе от того, что чуть было не случилось, она открыла глаза и встретилась с изумленным взглядом Паскуале, смотревшего на нее так, будто и его охватило чувство, не поддающееся разумному объяснению.
Он рывком притянул ее к себе и, обняв, заглянул в глаза.
- Божественная, - пробормотал он, медленно и неторопливо разглядывая ее растерянное лицо и горящие янтарем глаза. - Верх совершенства. И просто-таки напрашивается на поцелуй.
- Нет, - жалобно простонала она, не в силах оторвать жадный взгляд от его губ.
- Да, Зуки, да, - возразил Паскуале.
Вопреки ее ожиданиям поцелуй не был ни грубым, ни требовательным. Он был нежным и воскрешающим в памяти нечто такое, о чем она мечтала всю жизнь. Когда ее губы раскрылись навстречу его поцелую, он пробормотал что-то невнятное, и откуда-то издалека прозвучал ее собственный голос в момент, когда его язык проскользнул внутрь для жаркого поцелуя.
Этот сладкий-сладкий поцелуй неотвратимо втягивал ее в водоворот желания. Оно наполняло ее с неукротимой силой, вспыхнув как мерцающее пламя где-то в низу живота. Она хотела остановить его, но это была жалкая попытка. Ее руки, только что пытавшиеся оттолкнуть Паскуале, почему-то обвились вокруг его шеи, а пальцы оказались в густых черных волосах.
Руки Паскуале скользнули к ее бедрам. Он нарочито медленно провел по их изгибу, прежде чем опуститься ниже. Затем легко подхватил ее и отнес на кровать, упав рядом с девушкой.
Даже такое явно выраженное намерение не остановило Зуки. Ее дыхание было прерывистым, мысли путались. Она смотрела на него умоляющими глазами.
- Паскуале! Не надо. Пожалуйста.
Однако решительная линия его рта не смягчилась. Он провел пальцем по ее шее и дальше - по груди, и ее стала бить непроизвольная дрожь.
- Но ты ведь хочешь, дорогая. Так же, как хочу я. Ведь правда? Ты ведь хочешь?
Она без слов покачала головой.
- Нет, хочешь. И зачем останавливаться, если мы оба знаем, что нам будет хорошо?
Он поднял руку, чтобы отвести волосы с ее лица, и Зуки могла бы поклясться, что на секунду его взгляд задержался на циферблате часов. Этот мимолетный взгляд подействовал на нее отрезвляюще. Она стала вырываться из его объятий, и в это время раздался легкий стук в дверь.
- Эй, Зуки! - раздался жизнерадостный голос. - Ты одета? Мне передали, чтобы я к тебе зашел!
Дверь открылась, и на пороге появился Сальваторе, остолбеневший при виде Зуки, лежащей на кровати в объятиях Паскуале.
- Боже мой! Паскуале! - побледнев, воскликнул он.
- Что? - лениво улыбнулся Паскуале.
- Какого черта ты здесь делаешь? - опешил Сальваторе.
- Занимаюсь любовью с женщиной - что же еще? А ты нам мешаешь.
- Но я…
- Выметайся, Сальваторе! - Паскуале пронзил фотографа грозным взглядом. - Убирайся, пока я тебе не врезал. В данном случае мне посчастливилось занять твое место и ублажить леди. Но предупреждаю: если ты когда-нибудь еще вздумаешь пойти налево, я найду тебя и разорву в клочья. Ты меня понял?
Сальваторе явно испугался, но Зуки ни в чем его не винила. Ей показалось, будто она все это видит в каком-то причудливом сне. Она высвободилась из объятий Паскуале и встала с кровати.
- Что, черт побери, происходит? - крикнула она.
- Сальваторе уже уходит, - последовал неумолимый ответ. - Не так ли?
Сальваторе кивнул и, судорожно сглотнув, стал пятиться к двери.
Внезапно в голове Зуки мелькнули обрывки только что услышанного разговора. Паскуале с явной усмешкой наблюдал за нею, не вставая.
- Сальваторе сказал, что ему что-то передали, - нахмурилась Зуки. - Но я ничего не передавала.
- Конечно, нет, - рассмеялся Паскуале. - Это я передал через официантку, чтобы он пришел сюда через полчаса. Я решил, что этого времени будет достаточно, чтобы ты попала ко мне в объятия. - Цинично улыбаясь, он взглянул на часы. - Но я немного ошибся, мне удалось уложиться в двадцать минут. - Он притворно вздохнул. - Тебя так легко уломать, bella mia.
Сознавая, что он, в общем-то, прав, Зуки не смогла сдержать ярость и, схватив с туалетного столика оправленное в серебро тяжелое зеркало, швырнула его в Паскуале, не думая о последствиях. Однако тот перехватил его в воздухе с уверенностью игрока в крикет.
- Шалунья, - пробормотал он, вставая с кровати и не обращая внимания на то, что она, как безумная, металась по комнате в поисках других тяжелых предметов, которыми можно было бы запустить в него.
Ботинок, вешалку, набитую сумку… он все перехватывал на лету и кидал на кровать - все с той же оскорбительной полуулыбкой.
Зуки была потрясена.
- Зачем? - спросила она, задохнувшись. - Скажи - зачем?
- Зачем - что? - тихо спросил он.
- Зачем было подстраивать, чтобы Сальваторе пришел сюда и увидел, что мы… мы…
- Что мы собираемся заняться любовью? - услужливо подсказал он.
- Мы не собирались, - пролепетала она, залившись краской.
- Лгунья! - тихо поддразнил он ее.
Неужели в нем нет никакого сострадания?
- Тебе мало было, что ты предупредил меня не связываться с Сальваторе? Что он обручен с Кристиной? Ты прекрасно знаешь, что я не стала бы иметь дело с мужчиной, который обручен с другой женщиной.
- В том-то и дело, - пожал он плечами. - Я очень мало о тебе знаю, Зуки. Знаю только, что ты обладаешь невероятной сексапильностью. Я тоже оказался ее пленником. - В голосе его слышалось недоумение, а глаза сверкали, как осколки черного агата. - Что само по себе удивительно, потому что меня обычно не притягивают женщины, которые мне неприятны. Но раз уж ты спросила, почему я просто не предупредил тебя или Сальваторе «не связываться», как ты изволила выразиться, так это потому, что я никогда не полагаюсь на случай. У меня не было уверенности, что ты выполнишь мою просьбу, и я, конечно же, мог бы потребовать от Сальваторе, чтобы он оставил тебя в покое, но я решил: пусть он убедится собственными глазами, что связался с женщиной, которая при первой же возможности изменит ему с другим. На слово он вряд ли бы мне поверил. А теперь воочию во всем убедился. Поверь мне, сага, Сальваторе больше не захочется «сбиться с пути». А те качества, которые делают тебя такой идеальной бизнес-любовницей, укрепят позиции Кристины как жены.
Глядя в эти холодные, насмешливые глаза, Зуки остолбенела. Но скоро опомнилась.
- Боже мой! - выдохнула она в ярости. - Бессердечный, вечно манипулирующий другими мерзавец! Убирайся! Убирайся, пока я не подняла на ноги весь дом.
Как бы соглашаясь с тем, что она сказала, он кивнул.
- Конечно. Ты, наверно, хочешь переодеться.
Перехватив его взгляд, Зуки вспомнила, что на ней лишь бикини и прозрачный халатик.
- Но прежде, чем уйти, я хочу сделать тебе предложение, которое тебя, возможно, заинтересует.
- Никакое твое предложение не может меня заинтересовать!
- Не драматизируй, Зуки. Никогда не отказывайся, не выслушав. Это может быть самое заманчивое предложение в твоей жизни…
- Обещание, что я больше никогда не буду иметь несчастье лицезреть тебя и выслушивать твои лицемерные поучения? - предположила она сухо.
- Наоборот, - ответил он вкрадчиво. - Я предлагаю тебе стать моей любовницей.
Наступило напряженное молчание. С возрастающим ужасом Зуки смотрела на Паскуале.
- Не верю своим ушам, - наконец вымолвила она. - Ты, должно быть, совсем сошел с ума!
- Может, чуть-чуть. - Его темные глаза загорелись, как будто он согласился с нею. - Но так уж ты на меня действуешь.
- Либо это, либо у тебя весьма извращенное чувство юмора.
- Да нет. Я никогда не шучу, если речь идет о бизнесе, - отозвался он холодно, как будто ему каждый день приходилось говорить на такую странную тему.
- Бизнес? Ты называешь свое нелепое и оскорбительное предложение бизнесом?
- Ну конечно. Быть любовницей - ведь это бизнес, разве не так? Обмен товаром. Ты станешь пользоваться всеми преимуществами как моя любовница. Будешь получать удовольствие, у тебя появятся всякие побрякушки, тебя ждут роскошные поездки… А в обмен на все это я буду обладать твоим восхитительным телом. Да ладно, Зуки, - нахмурился он, наблюдая за выражением ее лица, - пожалуйста, не смотри на меня так, словно ты только что вышла из монастыря. Ты, наверно, и раньше получала подобные предложения. Или будешь меня убеждать, что поехала бы на уик-энд с Сальваторе, если бы он пригласил тебя в какой-нибудь задымленный фабричный город, а не на роскошную виллу на Средиземном море? Почему бы не признаться, что, как и большинству женщин, тебе трудно устоять перед соблазнами, которые дает богатство?
Какой цинизм, подумала Зуки, не веря своим ушам. Она посмотрела на него с нескрываемым презрением.
- Я не намерена перед тобой оправдываться. К тому же, что бы я ни сказала, твой извращенный ум все переиначит. Но одно я скажу, Паскуале. Даже если бы ты остался единственным мужчиной на земле, я все равно не согласилась бы стать твоей любовницей. И это не слова. Видишь ли, во-первых, я достаточно зарабатываю, чтобы самой покупать себе побрякушки и оплачивать поездки. Я независимая женщина, и никакой мужчина не сможет меня купить! Но что еще важнее, - продолжала она, немного отдышавшись после такого страстного монолога, - любовницам, как всем женщинам, нужны не только побрякушки и роскошные поездки. Даже самым черствым из них нужно хоть чуточку любви и уважения. Но ты не знаешь значения таких слов, их в твоем словаре, по-видимому, нет, а может, никогда и не было. Тебе недоступно ни то, ни другое. В любом случае у меня больше нет желания это обсуждать. Так что уходи.
- Мне следует понимать это как отказ? - с издевкой уточнил он и улыбнулся обаятельной улыбкой. - Твои слова звучат как отказ, но я считаю, что это просто вызов.
И почему только у него такой глубокий и бархатистый голос, которому абсолютно невозможно противостоять? - с возмущением подумала Зуки.
- Считай это окончательным отказом, Паскуале. Мне бы очень не хотелось вселять в тебя надежду. - Сарказм в ее голосе вызвал у него ироническую улыбку. - Ты уйдешь, наконец?
- Да, я ухожу. - Уже взявшись за ручку двери, он подчеркнуто спокойно сказал: - Посмотрим, насколько «окончательным» окажется твой отказ. Я человек решительный. Можешь мне поверить, я хочу тебя больше, чем когда-либо хотел любую другую женщину, и, более того, я намерен получить тебя. То, что началось между нами семь лет назад, я хочу завершить, - с хрипотцой в голосе заявил он и вышел.
Потрясенная таким признанием, Зуки не успела придумать, что сказать в ответ.
Через десять минут после ухода Паскуале в дверь снова постучали, но, ошеломленная происшедшим, Зуки ничего не слышала. Сидя на кровати, она размышляла над странным предложением Паскуале стать его любовницей и его решимостью принять ее вызов. Она была уверена, что оно было сделано в момент безумия, связанного с сексуальным срывом. Ей абсолютно не хотелось опять увидеться с Паскуале.
В дверь снова постучали.
- Убирайся! - машинально крикнула она.
- Зуки! Я должен с тобой поговорить! Пожалуйста! Это важно!
Это был Сальваторе. Бросившись к двери, она распахнула ее и накинулась на него:
- Какого черта ты не сказал мне, что обручен с секретаршей Паскуале Калиандро? И вообще, почему ты не сказал, что обручен?
- Но ведь у нас все офици… мы на работе, - жалобно возразил Сальваторе, - мы не делаем ничего такого, чего надо стыдиться!
- То-то и оно, но этому тирану Паскуале, который во все вмешивается, все кажется по-другому.
Сальваторе стал испуганно озираться, как будто ожидая, что Паскуале может вот-вот материализоваться где-нибудь поблизости.
- Нас могут услышать; могу я войти?
- Нет, не можешь! Ты с ума сошел? Если ты дорожишь своим здоровьем, держись от меня подальше, и от других женщин - тоже, кроме, конечно, Кристины. Паскуале из тех, кто не дает больше одного шанса. Так что, если ты действительно хочешь жениться на Кристине, я настоятельно рекомендую тебе стать затворником.
- Зуки, пожалуйста, позволь мне войти, - умоляюще поднял руки Сальваторе. - Я все тебе объясню, но я не хочу, чтобы Паскуале меня здесь увидел.
- Почему же?
- Потому что он запугал меня до смерти, - признался Сальваторе.
- Значит, у тебя больше здравого смысла, чем я предполагала, - сурово сказала Зуки, шире открывая дверь. - Ладно, заходи. Даю тебе пять минут на то, чтобы ты все мне объяснил. Все!
- Это будет трудно, - вздохнул Сальваторе.
- Что же ты такого сказал своей невесте о нашей поездке? Почему она позвонила Паскуале и рыдала?
- А-а… в том-то и дело, что… я ей не говорил, - нервно облизывая губы, промямлил Сальваторе. - То есть ничего ей не сказал. Сказал только, что мне надо фотографировать. Но не сказал, что уезжаю с тобой.
- Почему?
- Она… э-э… понимаешь… очень ревнует, - извиняющимся тоном сказал он.
- Да будет тебе, - сердито возразила Зуки. - Неужели ты думаешь, что я этому поверю? Ведь как фотограф ты все время работаешь с разными моделями. Если бы она тебя ревновала, ваши отношения и минуты не продержались бы.
- К другим моделям она меня не ревнует, только к тебе. - Сальваторе посмотрел на нее в замешательстве.
Глаза Зуки угрожающе блеснули.
- Что ты имеешь в виду?
Сальваторе беспомощно пожал плечами. Он был гениальным фотографом, но сейчас вдруг показался Зуки совершенным юнцом.
- Она знает, что мне всегда хотелось тебя фотографировать. А когда я с ней познакомился, я был немного в тебя влюблен. У меня даже висел в спальне твой плакат. - Он покраснел.
- Если бы ты только знал, какой я сейчас почувствовала себя старой, - устало сказала она, нервно хохотнув. - А тебе не приходило в голову, что она все равно узнала бы и именно так бы и отреагировала?
- Я вообще ни о чем не думал, - признался он. - Мне так хотелось тебя фотографировать, что я просто был счастлив, когда ты согласилась. Извини меня, Зуки.
Ну почему все повторяется? - вздохнула Зуки. На этот раз на ее пути, без всяких причин, появилась чья-то невеста. Может, я слишком доверчива? Или просто дура? - подумала Зуки.
- Тебе лучше вернуться в Нью-Йорк и успокоить Кристину. Твои друзья, несомненно, подтвердят, что мы жили в разных комнатах. А теперь, Бога ради, уходи.
- А ты что будешь делать? - поинтересовался он.
- Я? Улечу первым же рейсом, - твердо заявила Зуки.
И постараюсь выкинуть из головы весь этот ужас, добавила про себя.
Когда дверь за Сальваторе закрылась, она подошла к платяному шкафу и побросала все свои вещи в чемодан.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовница по контракту - Кендрик Шэрон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Любовница по контракту - Кендрик Шэрон



А где продолжения?
Любовница по контракту - Кендрик ШэронМари
7.03.2011, 10.14





Всё и так ясно что жили долго и счастливо
Любовница по контракту - Кендрик ШэронИриша
27.05.2011, 21.18





концовку можно было и расписать, а так роман хороший
Любовница по контракту - Кендрик ШэронМарго
14.03.2012, 20.13





да, действительно не плохо!
Любовница по контракту - Кендрик ШэронV.
26.03.2012, 23.14





Мне очень понравился!с первого момента столько страсти!!!
Любовница по контракту - Кендрик ШэронVerona
16.07.2012, 11.25





24-летняя модель умеющаая краснеть, да и судя по всему девственница - это что-то. Даже половину первой главы не в силах прочитать.... все иду на дно: смортеть про любовь немое кино....
Любовница по контракту - Кендрик ШэронЯся
16.07.2012, 12.08





Розовые сопли: 3/10.
Любовница по контракту - Кендрик Шэронязвочка
29.09.2012, 14.11





Роман очень хороший, конечно не шедевр, но интересный, как опытный читатель любовных романов, могу с уверенностью сказать, что из всего вороха, что я читала, этот является одним из самых запоминающихся! Советую прочитать!
Любовница по контракту - Кендрик ШэронМария
23.12.2012, 1.52





Не шедевр - это точно, но читать можно
Любовница по контракту - Кендрик ШэронОЛЬГА
11.03.2013, 21.01





Скучный наигранный роман
Любовница по контракту - Кендрик ШэронНИКА*
11.09.2013, 22.56





непогано 8
Любовница по контракту - Кендрик Шэронтася
24.10.2013, 23.13





Классная сказка для души
Любовница по контракту - Кендрик ШэронЕлена
28.09.2014, 1.39





Ненавижу книги ,где есть такой шантаж и моральное издевательство над женщиной, даже если это оправдывается чувствами.Сначала "дрянь", "распутница" и т.д , а потом любовь? НЕ ВЕРЮ!!!
Любовница по контракту - Кендрик ШэронЕЛЕНА
28.09.2014, 4.37





Для девочек в период пубертата.
Любовница по контракту - Кендрик ШэронТаша
28.09.2014, 22.47





Не могла дочитать до конца...он уж такой морально правильный,а она как его не увидит чуть в обморок не падает от страсти...чушь полная 2/10
Любовница по контракту - Кендрик ШэронЮлия
4.11.2014, 14.38





Полнейший бред, скучно , очень слабые диалоги и наигранно до безобразия. 2 /10 не тратте свое время
Любовница по контракту - Кендрик Шэронмаша
10.03.2015, 12.56





Мне понравилось.
Любовница по контракту - Кендрик ШэронКэт
26.04.2015, 19.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100