Читать онлайн Любовница по контракту, автора - Кендрик Шэрон, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовница по контракту - Кендрик Шэрон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 357)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовница по контракту - Кендрик Шэрон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовница по контракту - Кендрик Шэрон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кендрик Шэрон

Любовница по контракту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ



- Ты уверена, что они не будут возражать? - спросила Сюзанна, заканчивая портрет своей подруги как раз в тот момент, когда самолет стал делать последние круги над аэропортом Рима.
- Кто?
Франческа была слишком занята тем, что вовсю строила глазки стюарду, чтобы прислушиваться к словам подруги.
- Твои родные, кто же еще. - Сюзанна перебросила через плечо рыжевато-каштановую косу. - Я им очень благодарна за то, что они пригласили меня погостить.
- Им все равно, кого я приглашаю, - пожала плечами Франческа. - Их никогда не бывает дома. Папа все время работает и часто уезжает по делам. А мачеха наверняка в Париже. Прочесывает улицы в поисках очередного жиголо…
- Франческа! - в ужасе воскликнула шокированная Сюзанна. - Ты серьезно?
- А ты думала! - с незнакомой Сюзанне горечью ответила Франческа. - Она на двадцать лет моложе отца. Тратит его деньги напропалую и флиртует с любым, лишь бы тот был в брюках, - с отвращением закончила она.
- Почему же твой отец остается с ней? - тихо спросила Сюзанна.
- Потому что она красивая. Почему же еще?…
На мгновение Франческа замолкла, а когда вновь заговорила, то в голосе зазвучал обычный сарказм:
- Так что остается только старший брат, а он хуже тюремщика. Но ты, по крайней мере, сможешь служить моим алиби.
- Алиби? - неуверенно откликнулась Сюзанна.
- Ну да. - Франческа сверкнула глазами. - Он не разрешает мне встречаться с мальчиками, поэтому я уже ничего ему не рассказываю. А если он тебя спросит, ты скажешь, что в последний раз видела меня в церкви.
- Франческа! - смутилась Сюзанна, теребя подол своего платья. Она иногда не понимала, следует ли воспринимать всерьез замечания своей взбалмошной подруги. - Что ты такое говоришь!
- Я знаю: мои каникулы будут испорчены, - пожаловалась Франческа. - А какие были потрясные дискотеки, когда мы учились, - жаль, что ты со мной не ходила.
- Я не очень-то люблю дискотеки, - покачала головой Сюзанна.
Она чувствовала себя неловко на дискотеках. Вообще при ее росте в шесть футов это было неизбежно.
- Это потому, что ты никогда на них не ходила. - Взгляд Франчески упал на набросок в руках Сюзанны. - Ой! Здорово! Это я?
- Тебе нравится? - улыбнулась Сюзанна.
- Да. Можно я возьму его себе?
- Конечно.
Самолет уже приземлялся, и для разговоров не было времени, пока они не сели в сверкающий лимузин, который повез их в резиденцию Калиандро. Всю дорогу Франческа без умолку болтала, расплетая косы Сюзанны и расчесывая их в локоны. Сюзанна же была слишком восхищена захватывающей красотой проносящегося мимо пейзажа, чтобы вспоминать о том, что ей сказала подруга насчет алиби.
Сюзанна и Франческа заканчивали учебу в частном пансионе в Швейцарии. «Этот пансион рано или поздно прикончит меня», - шутила Франческа. Это был дорогой пансион, который готовил девушек из общества к светской жизни. Все они были из богатых и благородных, но большей частью распавшихся семей.
Отец Сюзанны умер, оставив жену, сына и дочь, а также автомобильный завод, по поводу которого сын питал весьма амбициозные надежды. Денег было мало, однако полис, оформленный при рождении Сюзанны, обеспечивал ей дорогостоящее образование. Но ее беспокоило благосостояние матери и безответственность брата Пьера, который теперь возглавлял семейный бизнес…
Мать Франчески умерла несколько лет тому назад, и ее отец очень скоро снова женился. Франческа считала этот брак ошибкой, и было очевидно, что они с мачехой не любили друг друга. «А мой брат просто ее ненавидит! - добавляла она. - Совершенно ее не выносит».
Не похоже, что это счастливая семья, неожиданно подумала Сюзанна. Ее размышления прервал возглас Франчески:
- Приехали!
Машина остановилась перед величественным белым зданием. Голос Франчески понизился до драматического шепота:
- А вот идет Паскуале, мой брат, так что не забудь: если он спросит, встречаюсь ли я с мужчинами, скажи, что они меня абсолютно не интересуют.
В окно лимузина Сюзанна увидела самого красивого мужчину, какого она когда-либо встречала, и сердце ее болезненно екнуло. Она даже несколько раз моргнула, чтобы удостовериться, что ей не показалось.
Невероятно, но это был не сон!
Для итальянца он имел необыкновенно высокий рост. У него были широкие, сильные плечи и узкие бедра. Гордый римский нос и темные блестящие глаза. Наивной и не знающей мужчин Сюзанне он показался героем романтических книг, которые она читала подростком. Она была совершенно сражена.
Много позже она призналась себе, что просто в тот период была готова в кого-нибудь влюбиться - практически в любого. На ее несчастье, им оказался Паскуале…
Он поцеловал сестру в обе щеки, а затем протянул руку Сюзанне.
Солнце освещало Сюзанну сзади, и вокруг ее головы образовался золотистый нимб. Во всяком случае, так ей позже сказала Франческа.
Очертания ее молодого стройного тела лишь угадывались под коротким легким белым платьем, однако в глазах Паскуале Калиандро появилась какая-то настороженность. Он пожал ее маленькую руку сильным, мужским рукопожатием и встретил ее завороженный взгляд прищуренными глазами и суровым выражением лица.
А Сюзанна не могла понять, почему так странно бьется сердце с того самого момента, когда она впервые увидела Паскуале.
- Мне кажется, мой брат положил на тебя глаз, - сказала в тот же вечер Франческа, когда они готовились ко сну. - Он просто пожирал тебя взглядом.
- Чепуха! - страшно покраснев, ответила Сюзанна.
Несколько дней спустя, плавая утром в бассейне, она снова уверила себя, что все это было чепухой. Если нравишься мужчине, он не станет практически игнорировать тебя, да еще так откровенно грубо. И, конечно же, не будет разговаривать в такой резкой манере. Однажды Паскуале даже посмел посоветовать ей не ходить с опущенной головой, а гордиться своим ростом!
Чтобы как-то унять жар в крови, от которого она никак не могла избавиться, Сюзанна делала в воде один поворот за другим и размышляла о том, что, вероятней всего, она ему неприятна - ведь он почти с ней не разговаривает!
Но временами…
Ее охватила дрожь. Были моменты, когда, обернувшись, она ловила на себе его взгляд. Он просто задумчиво наблюдал за ней с суровостью, вызывавшей в ней ужас и вместе с тем приводившей ее в возбуждение.
Всего один раз Паскуале сделал ей комплимент. Это случилось, когда он застал ее в саду за рисованием.
Стоя молча за ее спиной и разглядывая рисунок, он одобрительно кивнул головой, наблюдая, как точно она воспроизводит очертания увитой виноградом стеклянной оранжереи.
- Хорошо получается, - заметил он. - Я думаю, ты могла бы заняться этим профессионально.
От этой неожиданной похвалы Сюзанна залилась краской.
Она перевернулась на спину и, лениво перебирая ногами, стала плавать кругами в прохладной воде бассейна.
Странная семья живет в этом доме, размышляла она. Франческа, казалось, только и делала, что придумывала, как бы ей улизнуть на какую-нибудь дискотеку. Но пока ей ничего не удавалось, так как Паскуале был категорически против этого.
- Ты слишком молода, - заявил он и посмотрел на Сюзанну. - Вы часто ходите на дискотеки? - спросил он с подозрением.
- Никогда! - в один голос ответили подруги, но ложь Франчески вогнала Сюзанну в такую краску, что Паскуале не мог этого не заметить.
Отца Франчески и Паскуале она вообще редко видела. Это был молчаливый красивый мужчина шестидесяти лет, с проседью в темных волосах, который, как и предсказывала Франческа, много работал, приезжая домой лишь вечером. Обедали они обычно втроем, так как Паскуале, как правило, проводил вечера с женщинами, которые ему постоянно звонили. Мачеха Франчески все еще находилась в Париже.
Но сегодня Сюзанна была в доме одна. Паскуале отправился на работу, синьор Калиандро улетел на день в Неаполь, а Франческа поехала навестить свою бабушку, живущую на другом конце города. Она приглашала Сюзанну поехать с ней, но та знала, что пожилая леди плохо говорит по-английски, поэтому будет лучше, если Франческа поедет без нее. Кроме того, Сюзанне нравилось быть одной в этом роскошном доме.
Бассейн был большой, а вода - прохладная. Сюзанна нырнула и стала плавать на глубине. У нее почти кончился воздух, когда страшная судорога вдруг свела ей ногу.
Возможно, если бы в легких у нее было достаточно воздуха и она не находилась бы на дне бассейна, она не стала бы паниковать. Но она запаниковала и сделала худшее, что могла сделать, - глотнула воды и стала беспорядочно молотить по воде руками и ногами.
Она почувствовала себя так, будто ее голова и грудь вот-вот разорвутся, но в этот момент чьи-то руки обхватили ее за талию. Инстинктивно она попыталась освободиться, но тот, кто держал ее, был сильным и не отпускал.
Крепкие руки подняли ее на поверхность, и она с жадностью хватала ртом воздух, откинувшись назад, на стену железных мускулов. Ей не надо было оборачиваться, чтобы понять, что ее спасителем был Паскуале.
Его руки все еще держали ее за талию, и на мгновение его голова коснулась ее волос.
- Dio! - в ярости воскликнул Паскуале и, оттолкнувшись, поплыл к ступенькам.
Он вылез, подхватив ее на руки, и положил на мягкую, согретую солнцем траву. Она заметила, что он нырнул в бассейн одетым, не сняв даже замечательных, мягких, ручной работы ботинок. Шелковая рубашка прилипла к телу, как вторая кожа, а под промокшими насквозь брюками вырисовывалась крепкая мускулатура его бедер.
- Безмозглая дура! - Глаза его сверкали. - Форменная идиотка! - кипятился он, тщательно ощупывая бесстрастными пальцами ее тело, как это сделал бы врач, чтобы обнаружить возможные переломы.
- Мне жаль… - Она вся дрожала, чувствуя его теплые, уверенные прикосновения.
- И правильно! - ответил он свирепым голосом. - Ты понимаешь, что могла утонуть? - Он внимательно посмотрел на ее бледное, испуганное лицо. - Скажи, где-нибудь болит? - потребовал он.
Это было унизительно, но у нее вдруг так застучали зубы, что она не смогла ответить.
- Болит? - повторил он все тем же тоном. - Ты ушиблась? Отвечай!
Не в силах больше выдержать его грубость, особенно теперь, когда она чувствовала себя такой уязвимой, она сделала то, чего не делала с тех пор, как год назад умер ее отец, - она расплакалась.
Его поведение мгновенно изменилось. Казалось, Паскуале был потрясен. Он обнял и прижал ее к себе, приложив сильную руку к ее затылку, как бы защищая ее.
- Не плачь, bella mia, - прошептал он. - Для слез нет причины. Все хорошо.
Но она зарыдала еще сильнее, только сейчас осознав, что могло случиться, если бы не Паскуале. Он же тихо выругался и, подняв ее на руки, понес в дом. А ей только и оставалось, что прислонить голову к его груди и постараться успокоиться. Вот так, в его руках, она чувствовала себя как в раю, и, хотя была мокрая и липкая, ей хотелось, чтобы он держал ее так всегда.
- Куда ты меня несешь? - удивилась Сюзанна, когда он стал подниматься по лестнице.
- Вытереть тебя насухо, - отозвался Паскуале.
Минутная нежность сменилась его обычной скупой манерой говорить, и ей было непонятно, почему он все еще сердится.
Он отнес Сюзанну в ее комнату и опустил на толстый ковер. Оглядывая спальню, он мельком взглянул на лежавшие в открытом ящике комода трусики и лифчик. Сюзанна покраснела.
- У тебя есть махровый халат?
Она помотала головой. Кто же берет с собой махровый халат в Италию в разгар лета! У нее был только шелковый халатик.
- Оставайся на месте! - приказал Паскуале и вышел.
Вернувшись с роскошным темно-синим халатом, видимо своим, и бросив его на кровать, он снова приказал:
- Раздевайся. Все сними. Надень халат, а я приготовлю ванну.
Если бы такой двусмысленный приказ отдал какой-нибудь другой мужчина, Сюзанна стала бы кричать, призывая на помощь. Но поскольку это был Паскуале, она просто кивнула. Не оглянувшись, он пошел в ванную, но движения его были странно скованными. Сюзанна тем временем принялась выполнять его приказ.
Однако легче было сказать, чем сделать. Она никогда бы не подумала, что так трудно снять две тоненькие полоски мокрой ткани, прилипшей к холодной влажной коже, но пальцы ее одеревенели и дрожали.
Поэтому, когда дверь ванной открылась, и в клубах восхитительно пахнущего пара появился Паскуале, она все еще сидела на полу, пытаясь расстегнуть на спине застежку бикини и плача от безысходности.
Ей показалось, что на какое-то мгновение он застыл, как будто никогда не видел полуголой женщины, но это было полной ерундой. Франческа уже рассказывала ей о многочисленных случаях, когда Паскуале, еще учась в школе-интернате, тайком выпроваживал девушек из своей комнаты. Одного взгляда на эту могучую фигуру было достаточно, чтобы представить: Паскуале был искушен во всех тонкостях любовных отношений…
По его напряженному лицу промелькнула загадочная тень. В его взгляде было нечто такое, что даже неискушенная Сюзанна определила как желание. Пробормотав что-то по-итальянски, он приблизился к ней.
- Извини… - промямлила она. - Я не могу… У меня пальцы…
Он покачал головой и, не говоря ни слова, одним плавным движением ловко расстегнул застежку. Сюзанну пронзило острое чувство ревности, когда она представила себе, как эти сильные загорелые руки раздевают других женщин. Но когда ее груди вырвались на волю, она услышала, как Паскуале судорожно перевел дыхание.
Он накинул на нее халат, а затем быстро завязал пояс. Потом опустился перед ней на колени и продел руки под халат, коснувшись ее голых бедер. Потрясенная этим прикосновением, Сюзанна замерла. Она чувствовала его горячие пальцы на своей прохладной коже, но Паскуале отвел глаза, пока стягивал бикини с ее узких бедер. А когда его руки скользнули по внутренней стороне бедер, озноб и неловкость вдруг совершенно исчезли.
Что-то горячее и мощное пробежало по ее венам со скоростью лесного пожара. Сюзанна непроизвольно содрогнулась оттого, что впервые в жизни ощутила себя женщиной.
И Паскуале почувствовал ее реакцию? Иначе, почему стиснул зубы так, что его рот стал суровой, почти пугающей линией? А что означал строгий взгляд темных блестящих глаз, преобразивший его в незабываемого, но несколько пугающего незнакомца?
- А теперь марш в ванну! - скомандовал он, отбросив в сторону бикини, как что-то заразное. Он поднялся с колен и направился к двери, однако его движения не были столь уверенными, как обычно. - И вылезай через двадцать минут! - приказал он. Затем почти шутливым тоном, несколько ослабившим страшное напряжение, витавшее в воздухе, добавил: - Спать не разрешается! Поняла?
- Да, Паскуале, - робко ответила Сюзанна.
- Хорошо. Я пойду вниз и приготовлю тебе кофе.
В каком-то оцепенении она вошла в ванную. На ней все еще был его халат, и ей не хотелось с ним расставаться, потому что от него шел запах Паскуале, такой божественный, что его невозможно было определить словами. Обхватив себя руками, Сюзанна подошла к зеркалу, протерла рукавом запотевшее стекло и стала заворожено вглядываться в свое лицо - порозовевшие щеки и странный, почти лихорадочный блеск в глазах.
Что она себе вообразила? Что это краткое прикосновение подействовало на него так же, как на нее? Что Паскуале Калиандро, имя которого на устах у всего Рима, заинтересовался школьницей?
Да никогда! - честно призналась она себе с неохотой, снимая халат и опускаясь в прозрачную горячую воду.
Ванна привела ее в почти нормальное состояние. Сюзанна вымыла голову и не стала заплетать косы. Надев белые джинсы и свободный белый хлопчатобумажный свитер, она спустилась вниз.
Остановившись в дверях кухни, она с удовольствием стала наблюдать за Паскуале - этим воплощением настоящего мужчины, - поразившись тому, как абсолютно уверенно он себя чувствует на кухне.
- Лучше стало? - спокойно взглянул он на нее.
Физически ей, безусловно, стало лучше. Но она все еще чувствовала вызванный его прикосновением жар в крови.
- Гораздо лучше, - вежливо ответила она, и вдруг ее прорвало: - Я хочу поблагодарить тебя, Паскуале, за… - это звучало явно слишком высокопарно, но ей необходимо было это сказать, - за то, что ты спас мне жизнь, - выпалила она.
- Давай забудем об этом, - покачал он головой и мягко улыбнулся.
Но она-то никогда этого не забудет, и росток ее почти детской влюбленности в Паскуале вдруг стал неудержимо распускаться и вот уже расцвел пышным цветом.
Я влюбилась в него, со спокойной уверенностью подумала девушка.
- Садись, - предложил он.
Сюзанна пододвинула высокий табурет и села, облокотившись на стойку. Она стала судорожно подыскивать тему для разговора, который не касался бы того, что всего несколько минут назад он видел ее полуголой. С распущенными влажными волосами и без всякой косметики она вдруг почувствовала себя просто маленькой неинтересной девчонкой.
- А ты здорово смотришься на кухне! - улыбнулась она. - Я удивлена.
Паскуале чуть приподнял брови, но ничего не ответил. Немного погодя, наливая в чашку душистый напиток, он сказал:
- Итальянские мужчины славятся многими вещами, но не своими подвигами на кухне.
Это-то она знала. Ей было также известно, чем именно славятся итальянские мужчины… Тем, что они замечательные любовники… Сглотнув, она набрала воздуха и пошутила:
- Ты, стало быть, решил изменить традицию?
Его великолепные глаза неожиданно затуманились.
- Увы, приходится. Нельзя все время иметь под рукой слуг, а с тех пор, как умерла моя мать… - он несколько замялся, - отец так долго не мог прийти в себя, а Франческа была еще совсем маленькой…
Сюзанна была готова откусить себе язык за такой промах.
- О Боже, - прошептала она, - я не хотела напоминать.
- Со временем вырабатывается иммунитет против боли, Сюзанна. Я слышал, твой отец умер совершенно неожиданно? - сочувственно спросил он.
- Тебе Франческа рассказала?
- Да. - Он немного помолчал, глядя ей прямо в глаза. - Кажется, он погиб в автомобильной катастрофе?
Если бы об этом спросил кто-нибудь другой, а не Паскуале, она, наверно, посчитала бы такой вопрос недопустимым вмешательством в ее личную жизнь. Но из его уст вопрос прозвучал настолько естественно, что она просто ответила:
- Да.
- Ты о нем вспомнила там, в бассейне, когда стала плакать?
- Как ты догадался? - Его проницательность ошеломила ее.
- Я очень хорошо понимаю разницу между шоком и печалью. А держать все в себе очень плохо. - Он мягко ей улыбнулся. - Допивай кофе, и я повезу тебя на ланч. Это тебя развеселит.
На ланч? Она почувствовала себя Золушкой.
- Ты не шутишь?
- Ничуть, - ответил он сухо, загадочно улыбнувшись. - Видишь ли, итальянские мужчины славятся еще тем, что им нравится появляться на публике с исключительно красивыми молодыми девушками.
Она поняла, что он намеренно подчеркнул слово «молодыми», но ей было все равно.
Значение имело только то, что Паскуале пригласил ее на ланч.
Этот ланч запомнился ей надолго. Паскуале привел ее в прелестный ресторан и был воплощением предупредительности. Еда была вкуснейшей, а вино - он позволил ей выпить половину бокала - необыкновенным. Он вел себя совершенно свободно в этой элегантной обстановке, и она старалась выглядеть такой же. Ланч был омрачен лишь тем, что, по крайней мере, три женщины подошли поздороваться с ним - и все три были так опытны и так уверены в себе… Мысленно она пожелала, чтобы все они попадали, зацепившись своими дурацкими высоченными каблуками.
Домой они вернулись после трех. Сюзанна чувствовала себя совершенно успокоившейся и довольной, ей было интересно, что он предложит делать дальше. Но Паскуале даже не вышел из машины.
- А теперь развлекайся сама. - Он сурово взглянул на нее. - Но, пожалуйста, больше не плавай - во всяком случае, сегодня.
- А ты куда поедешь? - спросила она, не скрывая разочарования.
- На работу. Будь добра, передай папе и Франческе, что я вернусь поздно. - К ужину меня не ждите.
Возвращаясь на увитую зеленью виллу, Сюзанна чувствовала себя брошенной. Остаток дня она провела, пытаясь написать письмо. Но ее все время отвлекал то неожиданно поднявшийся ветер, то раздававшиеся в отдалении зловещие раскаты грома.
Ей уже хотелось, чтобы кто-нибудь из обитателей дома вернулся, но они все не ехали. Ни Франческа, ни синьор Калиандро. Вилла вдруг стала казаться ей страшно большой и ужасно пустой. Не было никого, кроме нее да поварихи на кухне.
В шесть часов позвонила Франческа и сообщила, что останется у бабушки.
- У нас сильный дождь, - объяснила она, - и тучи движутся к вам. С тобой все в порядке? Папа и Паскуале уже вернулись?
Сюзанне не хотелось расстраивать подругу, и она не сказала ей, что Паскуале не приедет к ужину. А о синьоре она вообще ничего не знала.
Она решила занять себя чем-нибудь, тем более что в доме было достаточно развлечений для взрослых - видеозаписи классических фильмов, хранившиеся в кинозале с экраном, и большая библиотека, в которой было достаточно книг на английском языке: даже заядлому книгочею их хватило бы на годы.
Так что весь вечер Сюзанна развлекалась, как могла. Она сделала себе маникюр и педикюр, взяла щипцы Франчески и завила волосы в локоны.
Повариха была явно обеспокоена погодой, и Сюзанна разрешила ей уйти домой.
Однако позже, взобравшись на высокий табурет в кухне и доедая цыпленка с салатом, приготовленные на ужин, Сюзанна заметила, что гроза разыгралась не на шутку.
Она вообще-то не любила грозу, а тем более было неприятно оказаться в грозу здесь, в этой большой пустой вилле, да еще в чужой стране…
Сюзанна прошлась по комнатам, проверяя, хорошо ли закрыты окна. Ветер завывал, как голодный зверь, а ливень хлестал по стеклам непрерывными потоками.
Она сидела в постели, читая книгу, когда вдруг погас свет. Она вскрикнула от неожиданной темноты, окутавшей комнату, как черное душное одеяло.
Сюзанна попыталась успокоить себя, что это всего лишь короткое замыкание, обычное в такую грозу, но это не помогло, и она снова закричала, когда в окно громко застучала ветка, словно кто-то снаружи пытался проникнуть в комнату.
Сюзанна не помнила, сколько времени пролежала, закрывшись с головой одеялом и дрожа от страха, но вдруг почувствовала, как кто-то срывает с нее одеяло, и увидела Паскуале, в забрызганном дождем костюме, с мокрыми волосами, прилипшими к его великолепной голове.
Он взял ее за плечи и, приподняв, внимательно посмотрел в лицо.
- Ты в порядке? - во второй раз за этот день коротко спросил он, но она только робко кивнула. - Правда?
- Да.
- А где все?
- Франческа позвонила и сказала, что дождь слишком сильный, и она не сможет вернуться. А о твоем отце я ничего не знаю.
- Аэропорт закрыли, - отрывисто бросил он, но потом его голос смягчился: - Тебе было очень страшно здесь одной?
- Нет, не очень, - солгала она, бравируя, хотя слова ее прозвучали не слишком уверенно. Но, взглянув на Паскуале, она вдруг почувствовала себя в полнейшей безопасности.
- Оставайся здесь. Не выходи. Я попытаюсь сделать что-нибудь со светом.
У нее и не было никакого намерения выходить. Она послушно откинулась на подушки и лежала так, пока он не окликнул ее. Она соскочила с постели и, выбежав за дверь, наткнулась на Паскуале, который держал в руке подсвечник с тремя мигающими свечами, отбрасывавшими странные, загадочные тени на его лицо. Он похож на человека, сошедшего с картины, на существо из другого века, пронеслось у нее в голове.
- Спускайся вниз и согрейся. Она последовала за ним и стала наблюдать, как Паскуале разжигает камин. Затем он принес две рюмки бренди и поставил их на столик возле пылающего огня.
Она заметила, что он переоделся. Промокший костюм сменили черная кашемировая водолазка и черные джинсы. Он был босой, и она не могла не заметить, какой красивой формы у него пальцы на ногах. Подумать только, даже ступни могут быть красивыми! С ней и вправду не все в порядке. Во рту у нее пересохло, а сердце громко застучало, когда он встретил холодным взглядом ее робкую улыбку.
- Бренди? - спросил он сухо.
Она вспомнила, как Паскуале был строг с ней во время ланча, разрешив выпить лишь половину бокала вина. Возможно, и он подумал об этом, потому что рассмеялся.
- В чисто лечебных целях. Ты выглядишь бледной и напутанной. У тебя был тяжелый день, Сюзанна.
Прозвучит совершенно неправдоподобно, если она скажет, что никогда раньше не пробовала бренди, подумала девушка. К тому же он точно определил ее состояние как шок.
- Немного, пожалуй, - согласилась она, усевшись на ковер и протягивая руки к огню.
Горьковато-сладкое бренди обожгло ей горло, но она моментально почувствовала разлившееся по телу тепло.
- Теперь лучше?
- Ммм! Намного!
Она на мгновение закрыла глаза и блаженно улыбнулась. Но, открыв их снова, увидела, что Паскуале внимательно за ней наблюдает. Какое-то неуловимое выражение промелькнуло по его лицу, и он встал.
- Пора спать, - произнес он решительным тоном. - Уже поздно. Я здесь приберусь, а ты ступай наверх. Вот, возьми свечку, но не забудь ее потушить.
Однако Сюзанна никак не могла заснуть. За окном барабанил дождь, а в ее душе бушевала буря. Она вдруг снова почувствовала на себе его руки, когда он нес ее из бассейна, вспомнила, как эти сильные руки, расстегнув застежку бикини, освободили ее грудь.
Девушка беспокойно вертелась с боку на бок, пока, в конце концов, не отказалась от попыток уснуть. Она решила пойти поискать спички, чтобы зажечь свечку и почитать.
Набросив шелковый халатик, она бесшумно спустилась на кухню и, найдя спички, стала пробираться обратно в свою спальню. Неожиданно перед ней возникла темная фигура, и она почти столкнулась с Паскуале.
На нем были только черные шелковые пижамные штаны, и Сюзанна поймала себя на том, что ее взгляд прикован к его широкой груди. Волосы его были взлохмачены, а подбородок отливал чернотой в загадочном желтом свете молний.
- Что это ты бродишь по дому? - произнес он голосом, который был одновременно грозным и мягким. Взгляд его на мгновение задержался на ее груди, тревожно вздымавшейся под тонким шелком халатика. - Ты почему не в постели?
Его слова прозвучали так, будто Сюзанна совершила преступление.
- Потому что я не могла уснуть, - ответила она, защищаясь.
Наступило молчание, прерывавшееся лишь его хриплым дыханием.
- И я не мог, - признался он, в конце концов и спросил: - Ты боишься грозы?
- Немного, - кивнула она.
- Бояться нечего, - сказал он и, положив ей руку на талию, стал легонько подталкивать ее к спальне. - Разве ты не знаешь, что это просто боги хлопают в ладоши? Тебе в детстве об этом не рассказывали?
Как раз в этот момент мощный раскат грома сотряс дом, и Сюзанна со страху подскочила.
- Ложись в постель, - коротко приказал он.
Она повиновалась, но посмотрела на него огромными глазами, полными мольбы.
- Нет, Сюзанна. Нет, - покачал он головой. - Ты сама не знаешь, о чем просишь, - сказал он, глядя на нее искоса.
Она и не подозревала о том, что просит о чем-то, но вдруг поняла, что хочет, чтобы он остался и защитил ее от бушевавшей за окнами стихии.
А от той, что внутри? - промелькнуло у нее в голове.
- Ладно, я посижу здесь, пока ты не уснешь, - неохотно согласился он странно отрешенным голосом.
Сюзанна скользнула под пуховое одеяло, прислушиваясь к гулкому биению сердца, отдававшемуся у нее в ушах.
Паскуале присел на край кровати, как можно дальше от нее.
- А теперь спи, - проговорил он тихо. - С тобой ничего не случится, пока я здесь.


Проснувшись, Сюзанна обнаружила, что лежит под своим пуховым одеялом в объятиях Паскуале, что ее голова покоится у него на плече, а сам он спит. Прислушиваясь к его равномерному дыханию и повинуясь инстинкту человека, не совсем проснувшегося, она еще теснее прильнула к нему. Он прижал ее к себе. Никогда еще Сюзанна не чувствовала себя такой защищенной. Она немного сползла вниз, чтобы коснуться щекой его голой груди и услышать громкое и ровное биение сердца.
Она не могла устоять. Просто не могла ничего с собой поделать. Подняв голову, она поцеловала его в шею, а он, вздохнув, пошевелился и, лениво протянув руку, захватил ладонью ее грудь вместе с тонким шелком ночной рубашки и стал гладить набухающий сосок.
Потом он расстегнул ночную рубашку, обнажив ей грудь и шепча что-то на своем родном языке.
Она не разбирала слов, но воспринимала чарующий ритм итальянского языка почти как поэзию. А потом он стал целовать сосок, и она содрогнулась, когда его рука скользнула вниз и подняла край рубашки выше колен.
Он стал целовать ее в губы долгими, настойчивыми и глубокими поцелуями. Сюзанна разомкнула губы, будто уже с рождения знала, какого он ждет от нее ответа.
Он засмеялся хриплым смехом, в котором слышались и восхищение, и неприкрытое желание, и стал гладить ее нежную кожу на внутренней стороне бедра, вызвав у нее восторженный стон. Ее желание стало ей неподвластно, и она еще теснее прижалась к нему.
Он опять засмеялся и, взяв ее руку, положил на пояс своей пижамы, не скрывавшей возбуждение его плоти, тихо шепча ей на ухо что-то бессвязное.
Ее знание итальянского было поверхностным, но она поняла его желание - руки говорили за него, а настоятельная мольба, звучавшая в голосе, была понятна так же, как если бы он говорил по-английски… Раздень меня…
Сюзанна будто знала с рождения, что надо делать. С легким стоном она просунула руку под пояс пижамы, нисколько не смущаясь тем, что делает. Взяв своей рукой твердую шелковистую плоть, она стала нежно водить пальцами вверх и вниз, приходя в неописуемый восторг от отрывистых постанываний Паскуале.
Проявляя неожиданную настойчивость, он стянул с нее рубашку, и она вдруг поняла, что будет дальше. Паскуале собирается овладеть ею.
Прямо сейчас.
Приподняв ее голову, он склонился над ней и стал осыпать поцелуями, под градом которых она готова была разрыдаться от счастья. Она любит его - да, любит! Она готова умереть ради него.
- О, Паскуале, - прошептала Сюзанна в экстазе. - Паскуале!
Услышав свое имя, он замер. Прозвучавшая в ее словах мольба, казалось, заставила его очнуться, и эротические чары развеялись будто дым.
Паскуале широко открыл глаза и с нарастающим ужасом посмотрел ей в лицо.
Она увидела, как исказились его черты, отражая борьбу разума и плоти. На мгновение ей показалось, что разум отступил: яростный взгляд остановился на ее набухших сосках, и он готов был овладеть ею вопреки всему.
Но мгновение прошло. Он отшатнулся от нее, как от чего-то невообразимо отвратительного, и она была потрясена до глубины души выражением неприкрытого отвращения на его лице.
Натянув дрожащими руками пижаму, он обернулся к ней. Лицо его было холодным, как мрамор.
- Ах ты, дрянная соблазнительница! - воскликнул он, а потом прошептал, тоже по-английски, чтобы быть уверенным, что она поняла каждое убийственно звучавшее слово: - Маленькая интриганка, соблазняющая томным взглядом, золотистыми волосами и надушенным телом! Не сомневаюсь, ты знаешь, что мужчины часто говорят о таких, как ты. А иногда и мечтают именно о таких - зрелых, желающих и умеющих удовлетворить все их фантазии. Но знаешь что, Сюзанна? Мне горько сознавать, что я почти переспал с девушкой, так мало ценящей свое тело. Боже мой! - Он недоуменно покачал головой. - Тебе всего семнадцать! Когда же, черт возьми, ты начала?
Ей пришлось все это выслушать. Но разве у нее был выбор? Она представила, с каким презрением он встретил бы ее признание, что она девственница, особенно если учесть, как она себя только что вела. Как она могла оправдать свое неприличное поведение? А признаться ему в том, что она влюбилась в него, значило лишь вызвать к себе еще большее презрение.
Паскуале метался взад-вперед по комнате, а когда остановился, чтобы снова посмотреть на нее, она поняла, что последние признаки страсти улетучились. Судя по выражению его лица, она значила для него не больше раздавленной букашки.
- И такой женщине я позволил дружить с моей сестрой! - гремел он. - Позволил привезти ее в мой дом! Неудивительно, что отметки в ее табеле за последнюю четверть такие плохие. И что на уме у нее одни дискотеки да мальчики…
Темные глаза Паскуале стали почти черными от светившегося в них холодного отвращения.
Сюзанна хотела было возразить против несправедливого обвинения в дурном влиянии на Франческу, но воздержалась. Не могла же она подставить подругу, заявив, что Франческа сама себе хозяйка и Сюзанна меньше, чем кто-либо, могла влиять на нее в худшую сторону.
Даже если бы она так сказала, Паскуале все равно бы ей не поверил. А почему, собственно, он должен ей верить? После того, как она вела себя с ним? Одно воспоминание о том, что незадолго до этого происходило, заставило ее съежиться.
- Ничего не скажешь в свое оправдание? - тихо спросил он.
Закусив губу, Сюзанна отвернулась, но он подскочил к ней с ловкостью лесного зверя и, схватив за подбородок, заставил поднять голову и встретиться с его враждебным взглядом.
- Слушай меня, и слушай внимательно. - Голос его был угрожающе мягок, и Сюзанна содрогнулась от его прикосновения и уничтожающего взгляда. - Я хочу, чтобы к шести часам утра ты собрала свои вещи и покинула этот дом…
- Но я…
- Заткнись! - рявкнул он. - Будешь делать то, что я говорю. Я хочу, чтобы к шести часам ты была готова. Тебя отвезут на машине в аэропорт и посадят на первый же рейс в Англию. Там тебя встретят и отвезут домой. Насколько я понимаю, твоя мать дома?
- Да, - едва слышно произнесла она. - Но что я ей скажу?
Какие-то доли секунды Паскуале, казалось, был в замешательстве, но потом его лицо снова окаменело.
- Предоставь это мне, - резко сказал он. - Я ей позвоню и скажу, что нам с Франческой пришлось неожиданно уехать. Это на самом деле так, - мрачно добавил он, - потому что я намерен побыть с сестрой наедине, чтобы научить ее, как молодая девушка должна себя вести и как не должна.
Бросив на Сюзанну последний уничтожающий взгляд, он направился к двери, но остановился.
- Да, и вот еще что.
Неужели осталось еще что-нибудь? - с болью подумала Сюзанна.
- Никогда больше не пытайся найти мою сестру. У тебя не может быть ничего общего с семьей Калиандро. Это понятно?
Сюзанна гордо вздернула подбородок, хотя гордости вовсе не испытывала.
- Можешь не сомневаться! - ответила она таким твердым голосом, что и сама удивилась. Теперь, когда он не стоял так близко, к ней стала возвращаться способность нормально рассуждать, и она с удовольствием ухватилась за возможность указать на изъяны в его лекции о морали.
Ее глаза опасно заблестели.
- Не воображаешь ли ты, что можешь свалить всю вину за то, что случилось, только на меня? - тихо спросила она и заметила, как он вздрогнул. - Как говорится, в таких делах всегда участвуют двое. И, в конце концов, ты начал первый.
- Неужели я? - усмехнулся он.
Она покраснела, но устояла под его обвиняющим взглядом.
- Если сама мысль о том, чтобы заниматься со мной любовью, приводит тебя в такой ужас, ты мог бы остановиться гораздо раньше, чем это сделал.
- Когда мужчину приводят в возбуждение, пока он спит, он обычно не анализирует своих действий. - Лицо у него было каменное, в глазах - презрение. Поворачивая ручку двери, он бросил последнюю оскорбительную фразу: - Будем считать, что я принял тебя за другую.
Глядя ему вслед, Сюзанна подумала, что никогда еще в своей жизни никого так не ненавидела.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовница по контракту - Кендрик Шэрон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Любовница по контракту - Кендрик Шэрон



А где продолжения?
Любовница по контракту - Кендрик ШэронМари
7.03.2011, 10.14





Всё и так ясно что жили долго и счастливо
Любовница по контракту - Кендрик ШэронИриша
27.05.2011, 21.18





концовку можно было и расписать, а так роман хороший
Любовница по контракту - Кендрик ШэронМарго
14.03.2012, 20.13





да, действительно не плохо!
Любовница по контракту - Кендрик ШэронV.
26.03.2012, 23.14





Мне очень понравился!с первого момента столько страсти!!!
Любовница по контракту - Кендрик ШэронVerona
16.07.2012, 11.25





24-летняя модель умеющаая краснеть, да и судя по всему девственница - это что-то. Даже половину первой главы не в силах прочитать.... все иду на дно: смортеть про любовь немое кино....
Любовница по контракту - Кендрик ШэронЯся
16.07.2012, 12.08





Розовые сопли: 3/10.
Любовница по контракту - Кендрик Шэронязвочка
29.09.2012, 14.11





Роман очень хороший, конечно не шедевр, но интересный, как опытный читатель любовных романов, могу с уверенностью сказать, что из всего вороха, что я читала, этот является одним из самых запоминающихся! Советую прочитать!
Любовница по контракту - Кендрик ШэронМария
23.12.2012, 1.52





Не шедевр - это точно, но читать можно
Любовница по контракту - Кендрик ШэронОЛЬГА
11.03.2013, 21.01





Скучный наигранный роман
Любовница по контракту - Кендрик ШэронНИКА*
11.09.2013, 22.56





непогано 8
Любовница по контракту - Кендрик Шэронтася
24.10.2013, 23.13





Классная сказка для души
Любовница по контракту - Кендрик ШэронЕлена
28.09.2014, 1.39





Ненавижу книги ,где есть такой шантаж и моральное издевательство над женщиной, даже если это оправдывается чувствами.Сначала "дрянь", "распутница" и т.д , а потом любовь? НЕ ВЕРЮ!!!
Любовница по контракту - Кендрик ШэронЕЛЕНА
28.09.2014, 4.37





Для девочек в период пубертата.
Любовница по контракту - Кендрик ШэронТаша
28.09.2014, 22.47





Не могла дочитать до конца...он уж такой морально правильный,а она как его не увидит чуть в обморок не падает от страсти...чушь полная 2/10
Любовница по контракту - Кендрик ШэронЮлия
4.11.2014, 14.38





Полнейший бред, скучно , очень слабые диалоги и наигранно до безобразия. 2 /10 не тратте свое время
Любовница по контракту - Кендрик Шэронмаша
10.03.2015, 12.56





Мне понравилось.
Любовница по контракту - Кендрик ШэронКэт
26.04.2015, 19.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100