Читать онлайн Сегодня и всегда, автора - Келли Кэти, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сегодня и всегда - Келли Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сегодня и всегда - Келли Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сегодня и всегда - Келли Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Кэти

Сегодня и всегда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Клео, с неизменной улыбкой на губах, стояла за стойкой администратора в огромном, сверкающем позолотой холле отеля «Макартур», который был известен как один из богатейших отелей Дублина. Шел второй час ночи, когда начался скандал. Обычное дело на свадьбах… Увы, такое порой случается даже в отелях высочайшего класса, где бутылки «Шато Петру» то и дело достают из подвала и где обычный двойной номер стоит 300 евро. «Удивительно, – подумала Клео, – все семьи, независимо от состояния их кошелька, находят похожие поводы для ссоры».
– И когда все это началось? – поинтересовался швейцар Жан-Поль, один из тех служащих, которые, как и Клео, дежурили по ночам. «Странно, – размышляла Клео, – наверху, в номерах жизнь ночью замирает, гости спят, там тихо и пустынно, тогда как внизу все кипит, персонал продолжает делать свое дело, фланируя по коридорам, словно привидения».
– В любую минуту жди драки, – сказала Клео, продолжая улыбаться, хотя падала от усталости. – Луиджи только что звонил из бара и сказал, что там жуткая ругань между отцом невесты и дядей жениха, и ему одному не справиться, а Винсент снова спустился в подвал. Они требуют коньяк «Наполеон», каждому по бутылке.
В четыре часа дня гости со стороны обоих семейств, Смитов и О 'Хара, так и просились на обложку журналов – сплошь сверкающие счастливые лица, подтянутые животы, дорогие туалеты в светлых радостных тонах и золотые «Ролексы» на запястьях, еще хранящих загар Ривьеры. Но десять часов спустя картина в баре резко поменялась. Лица, животы и наряды были те же самые, и хотя каждый норовил взглянуть на свой «Ролекс», чтобы узнать, который час, и показать людям, до чего же он богат, всем давно пора было разойтись, но никто не хотел сдаваться.
Родители невесты заплатили баснословные деньги, чтобы устроить свадьбу в отеле «Макартур» в самый разгар сезона, и они сошли бы с ума, если бы их ожидания не оправдались. Выдворить их из бара было затруднительно, тем более что все напитки были включены в общий счет.
– Коньяк двухсотлетней выдержки? – хмыкнул Жан-Поль. – Да мы можем подать им самогон, и никто не заметит.
Три богатых арабских бизнесмена вошли в холл, одетые на европейский манер, очень оживленные, несмотря на поздний час. Они завтракали в полдень, потом ели еще раз в четыре, а обедать предпочитали в частном клубе в десять. Теперь они хотели завершить вечер за картами в баре.
Жан-Поль, так же хорошо знающий, как и то, что эти ребята дают большие чаевые, в какой стороне встает солнце, вышел из-за своего стола, чтобы проводить их в «Лайбрери-бар», небольшое уютное помещение, где гости новобрачных не побеспокоят их.
Клео снова осталась одна в огромном пустом холле, а надо сказать, она терпеть этого не могла, так как одиночество располагало к размышлениям. Прошел месяц с тех пор, как она покинула дом, – вполне достаточное время, чтобы задуматься: продан ли отель, куда отправились сейчас ее родные, как чувствуют себя родители и скучает ли хоть кто-нибудь по ней?
Мать Триш узнавала все последние новости у болтушек в парке. Этот сервис исправно действовал в Каррикуэлле. Она сообщила Триш, что отель действительно продан, но Мейлины еще не переехали. Говорили, будто Гарри и Шейла купили небольшой дом в Бретани.
Никто толком не знал, что же произошло с Клео. Разговоры, похоже, ходили самые разные. Однако Клео была слишком горда, чтобы допытываться о подробностях.
Она по-прежнему продолжала верить, что не сделала ничего плохого в отличие от остальных. Именно это она и пыталась разъяснить матери через неделю после того, как ушла из дома, когда Шейла позвонила, чтобы спросить, не одумалась ли она.
– Знаешь, Клео, это глупое недоразумение слишком затянулось, – твердо сказала ее мать. – Ты больше не ребенок. Возвращайся назад и извинись, чтобы мы все могли забыть об этом.
– Я? Извиниться? – Клео разволновалась, когда номер домашнего телефона высветился на экране мобильника: она была уверена, что мать звонит, чтобы извиниться за поведение остальных членов семьи. – Я не сделала ничего плохого, мама, – продолжала она, чувствуя, как слезы подступают к глазам. – Все говорили ужасные вещи, и мне было так одиноко, так больно… – Больше всего ее обидел отец. Как он мог не позвонить, зная, что он для нее все? Почему не хотел поговорить с ней?
– О, Клео, ради Бога!
В голосе матери слышалось такое несвойственное ей нетерпение, что Клео почувствовала, как злость и обида снова поднимаются в ней.
– Вы моя семья, и я люблю вас всех, – заявила она, – но я уже не ребенок и не хочу, чтобы со мной так обращались. Я заслужила, чтобы меня посвятили в общее дело, чтобы со мной решали будущее отеля. И пока они не извинятся передо мной, не представляю, как я могу вернуться домой.
– Делай как знаешь, – устало сказала мать. – Пока.
Клео была уверена в своей правоте. Это они – ее отец, мать
и братья – должны приехать к ней и извиниться. А до тех пор только фамилия Мейлин связывает ее с семьей.
Ее имя никак не повлияло на то, что она получила работу в престижном отеле «Макартур». Рекомендация из французского шато, а также аттестация, полученная в колледже, помогли ей добиться этого места.
Можно сказать, что «Макартур» олицетворял собой последнее слово в мире гостиничного бизнеса и представлял комбинацию очаровательных бутиков и размах большого стиля, где сандвич в ресторане мог стоить ровно столько, сколько стоит номер в мотеле аэропорта. «Макартур» функционировал как превосходные швейцарские часы или еще одна престижная отрасль швейцарской индустрии – банки. Вот почему этот отель так любили кинозвезды, представители шоу-бизнеса и просто баснословно богатые люди.
– Правда ведь, лучше работать в Дублине, чем в захолустье? – не унималась Триш, понимая переживания Клео и стараясь подбодрить ее. – Господи, как же тебе везет! Каждый день ты имеешь дело с такими классными мужиками! Кинозвезды, представители шоу-бизнеса, лица с телеэкрана. Это же потрясающе!
– Ты забываешь, что я работаю по ночам, – охлаждала ее пыл Клео. – Ты думаешь, в два часа ночи можно встретить кого-то из знаменитостей или вообще кого-то стоящего? – Она усмехнулась. – Может, такое и бывает, но, поверь, тогда им не до меня, у них перед глазами только собственная постель.
– Терпение – шаг к карьере. Подожди, получишь дневные часы.
– Может быть, – соглашалась Клео, стараясь вложить как можно больше энтузиазма в свой ответ. Но пока терпение означало очередное ночное дежурство, и она пришла к выводу, что ненавидит эту работу, тупую и монотонную. Клео ловила себя на том, что все время поглядывает на часы. В три утра она чувствовала себя настолько разбитой, что только пара банок «колы-лайт» могла взбодрить ее. В семь, когда дежурство подходило к концу, она тащилась в изнеможении на станцию, предчувствуя, что будет долго ворочаться в постели, прежде чем ей удастся заснуть, но и этот сон будут сопровождать кошмары и беспокойство.
Теперь она перебралась к Триш, и это было далеко не идеальное место, где можно было бы спокойно поспать днем, так как рядом проходила электричка. И сон Клео часто сопровождался грохотом колес белфастовского экспресса, мчавшегося мимо.
Она могла бы обойтись без сна, с ней бы ничего не случилось, хотя трудно работать каждую ночь, поспав не больше пары часов. Но когда одолевала бессонница, голова раскалывалась от назойливых мыслей, как будто повторялась одна и та же мелодия на Эм-ти-ви, но только в ее случае это были воспоминания о семейном скандале и о том, как мог бы проявить себя каждый, если бы… Отец мог бы сделать то-то и то-то и сказать, что… мама могла бы сказать, что… и так до бесконечности.
– Забудь об этом, – говорила Триш. – Они тоже забудут, и через несколько лет вы все и вспомнить не сможете, из-за чего был весь этот спор. Если даже кто-то обидел тебя, Клео, – продолжала Триш, – переживи и двигайся дальше.
Но Клео не Триш, и она знала, что не сможет двигаться дальше. Ее семья была очень важна для нее. Случалось, что она уезжала на время и узнавала другой мир, но это было возможно лишь тогда, когда «Уиллоу» и все ее родные были там, в их семейном гнезде, ее спасительном убежище. Без них мир был пугающе чужд. И сознание, что все они отказались от нее, причиняло Клео нестерпимую боль. И что бы ни говорила Триш, но семья всегда должна быть открыта для тебя. Тебя может бросить мужчина, но не мать и отец. И как Клео ни пыталась, она не могла успокоиться.
Пейдж, хорошенькая девушка с хвостом на затылке, которая была родом из Миссисипи, появилась в ресепшен в пять, зевая и держа в руках два пластиковых стаканчика с латте и несколько свежих газет.
– Для тебя без сахара, правильно?
– Спасибо. – Клео взяла кофе.
Пейдж, выглядевшая свежей и бодрой, несмотря на ранний час, уселась и стала просматривать газеты, прихлебывая латте.
– Что тут у вас случилось?
Клео описала события ночи.
– …так что Луиджи удалось утихомирить гостей Смит и О 'Хара и препроводить их спать, до того как пролилась кровь. Ох, Винсент был просто счастлив, потому что получил чаевые – целых пять сотен – от ребят из Южной Америки, которые живут в пентхаусе, – закончила она.
– И никого не выпроваживали?
Все отели в сезон обычно переполнены. Традиционно обязанность менеджера, который резервирует места, включала деликатную и кропотливую работу, гарантирующую, что весь отель будет полон каждую ночь. Однако из-за неизбежных отказов часто все же оставались свободные номера, следовательно, нужно было иметь запас клиентов, чтобы номера не простаивали. Когда планируется, что 1004 гостя должны занять 1000 комнат, кого-то приходится выпроваживать. Обычно под это неприятное действо попадали одинокие бизнесмены, приезжавшие поздно ночью.
– Да, среди ночи прибыла парочка, – Клео смотрела на экран компьютера. – Мы послали их в «Оазис». Слава Богу, Грег-младший оказался здесь и пришел мне на помощь, когда один парень, который только что прилетел из Лондона, начал настоящую свару.
Грег-младший и его отец Грег-старший – два консьержа, которые негласно руководили всем, что происходило в «Макартуре». Управляющий отелем может понятия не иметь, что собой представляет клиент, застрявший в своей комнате на лишнюю ночь, или кто та богатая экстравагантная леди, которая старалась обернуть халат вокруг своего необъятного тела на глазах у изумленного официанта, доставившего в ее номер посреди ночи шампанское и белугу. Но Грег-старший или Грег-младший это знали. Сидя за своим маленьким столиком слева от парадных дверей, они зорко следили за всем, можно сказать, держали руку на пульсе всего отеля.
– Грег-младший очень милый, правда? – заметила Пейдж.
Клео взглянула на Грега. Сложен прекрасно и аккуратно
причесан.
– Он симпатичный, но не в моем вкусе. – Клео нравился другой тип – высокий рост, темные волосы и раскованные манеры. И неожиданно странное воспоминание о высоком темноволосом мужчине с коротко остриженными волосами вдруг всплыло в ее голове.
Пейдж допила кофе и снова зевнула.
– Еще пять минут – и я заступаю, – сказала она, протягивая газету Клео и разворачивая другую. Она быстро пробежала ее глазами. – Теперь он мой идеал, – с мечтательным вздохом произнесла она, кивая на снимок в разделе «Бизнес». – Тайлер Рот. – Пейдж махнула своим хвостом. – Красивое лицо и потрясающая фигура.
– Дай-ка взглянуть. – Клео потянулась, чтобы посмотреть. Господи, не может быть… Мужчина, который преследовал ее в ночных кошмарах с того самого вечера в Каррикуэлле! Улыбка во весь рот и вообще такой вид, словно он был вторым в очереди на трон султана Брунея. Это он, тот, кто поднял ее с тротуара, а потом унизил и исчез.
– Чтоб мне провалиться на этом месте, – пробормотала она.
– Что?
– Ничего. – Клео внимательно разглядывала фотографию. Мужчина был сфотографирован на фоне огромного нового отеля. Его волосы были острижены очень коротко, придавая ему несколько опасный вид. Несмотря на дорогой костюм, шелковый галстук и выражение удовлетворения на лице, у этого человека, несомненно, было сердце волка.
– Он ходячий банковский счет, – сказала Пейдж. – Его отец владеет линией отелей «Рот», а он изыскивает новые возможности приобретения контрольного пакета акций других компаний. – Она провела перламутровым ноготком по строчке. – Вот что пишут о нем: «Решительный и не привыкший проигрывать в бизнесе. Бескомпромиссный и амбициозный, характером он весь в старого Рота». Говорят, он ищет отели или место для застройки в наших краях.
Тайлер Рот из корпорации отелей «Рот». «Какая ирония!» – подумала Клео. Но теперь, зная его имя, она сможет его найти, так как в ее голове все еще сидело кое-что связанное с ним и она должна была осуществить задуманное. Так или иначе.
Пейдж сложила газету и уселась за компьютер.
– Я готова работать на него сколько угодно. Правда, если бы удалось подцепить такого парня, то не пришлось бы работать и дня.
Клео вздохнула, услышав знакомое заявление. Разве не умнее было бы такой привлекательной девушке, как Пейдж, сделать собственную карьеру, а не мечтать выйти за богатого молодого человека и считать это своим высшим достижением? Почему она не понимает, что если построит сама свою судьбу, это принесет ей, куда большее удовлетворение? Это то, к чему стремилась Клео. Если ей удастся построить свою собственную Империю, никто не посмеет выгнать ее оттуда. Никто.
Оказывается, не было в «Макартуре» человека, который не знал бы чего-нибудь о Тайлере Роте.
Грег-старший работал в первом отеле Рота больше двадцати лет.
– «Манхэттен-Рот», – вздохнул Грег, когда Клео попыталась выудить у него информацию. – Что и говорить, это был Отель! Все знаменитости стремились останавливаться только там. На ленч в его гриль-баре собирался весь город. У Тайлера были еще две сестры, обе красавицы, настоящие маленькие принцессы, если ты представляешь, что я имею в виду.
Клео кивнула.
– Отец дал им все. Одна из них записала альбом, другая работала в модельном бизнесе, но не очень долго. Для них это было так… игра, они тратили отцовские денежки, пока не подвернется что-то получше. Но не таков был маленький Тайлер. – Грег-старший усмехнулся. – Ну и ловкий же он был, этот мальчишка. Если он в отца, то из него выйдет толк.
Венди, старшая горничная, с удовольствием вспоминала, что знает Леви с того времени, когда делала первые шаги на этом поприще, и мистер Рот был всегда строг, но справедлив.
И Тайлер такой же, во всяком случае, так отзывалась о нем ее подруга, которая успела поработать во многих отелях, принадлежащих этой семье.
Руби Джек прежде работал менеджером в баре отеля «Рот» в Нью-Орлеане.
– Тайлер? Конечно, я его знаю. – Он присвистнул сквозь зубы. – Настоящее наказание для женщин наш мальчик. Когда я познакомился с ним, ему было всего восемнадцать, но уже тогда у него были две женщины.
– Правда? – Клео слушала, и ей все меньше и меньше нравился Тайлер Рот. Похоже, он воображает, будто ему все дозволено благодаря богатому папочке и он может шагать по жизни, между делом оскорбляя людей и даже не замечая этого.
– Они знали друг о друге, точно, – добавил Руби. – Те девушки. И не имели ничего против.
Многие женщины готовы мириться с чем угодно ради богатого любовника. Хотя бы та же Пейдж. Неужели современные девушки так мало ценят себя?
Многие еще и потому были хорошо осведомлены об истории этого семейства, что тот большой интерес, который корпорация проявляла к распространению своей сети в Ирландии, не мог остаться незамеченным. И ни у кого не было никакого сомнения: если Тайлер Рот прибудет в Дублин, то остановится непременно в «Макартуре».
«Где же еще?» – усмехнувшись, подумала Клео. Что ж, она готова к этой встрече. Он наверняка уже зарезервировал номер, и она обязательно будет на месте, когда он приедет. Что именно она собирается сделать, чтобы взять реванш, Клео пока не придумала. Но время еще есть.
Как она и предполагала, ей не пришлось долго ждать. До нее дошла информация, что Роты заинтересованы в приобретении земли около Голуэй. И земельный аукцион намечен на конец недели. Тайлер и его команда появятся в «Макартуре» через пять дней.
Все, что нужно было сделать Клео, – это поменяться с кем-нибудь дежурствами.
Джин, тонкая как тростинка девушка родом из Клер, говорившая на четырех языках и дежурившая в ресепшен днем, недавно обмолвилась, что ей позарез нужно, чтобы кто-то подменил ее, так как она собиралась поехать со своим бойфрен-дом в Париж. Руководство отеля смотрело на такие подмены плохо, поэтому необходимо было представить какую-то убедительную причину. Семейные крестины – официальная причина отъезда Джин.
– Я с удовольствием подменю тебя в этот уик-энд, – предложила Клео. – Мне нужны деньги.
– О, было бы здорово! – обрадовалась Джин. – Но этого мало. Я вернусь только во вторник утром. Но потом могу дежурить всю неделю и днем и ночью. Ночные дежурные обычно не меняются с дневными. Но так мило с твоей стороны выручить меня.
– Нет, я не хочу, чтобы ты дежурила за меня, – возразила Клео. – У меня выходные в этот уик-энд, поэтому я просто отработаю за тебя, закончу в понедельник вечером. И выйду в ночь на вторник на свое дежурство.
– Но ты не выдержишь!
– Не волнуйся, выдержу. – Встреча с Тайлером Ротом стоила того.
Тайлер Рот прибыл в «Макартур» вечером. Клео была на своем рабочем месте, бодрая и готовая к встрече. Она не была уверена, что он узнает ее. Вполне возможно, что нет. Инцидент в Каррикуэлле произошел поздно ночью, было темно, да и вообще все это длилось всего несколько минут.
Тайлер появился в сопровождении другого мужчины. «Он всегда путешествует в сопровождении?» – недобро подумала Клео.
– Два номера – для мистера Рота и мистера Макензи, – сказал спутник Тайлера, высокий и интересный, но слишком ординарный и вообще никакой на фоне харизматичного Тайлера Рота.
Тайлер даже не взглянул в сторону Клео. Он говорил по мобильному телефону, скорее не говорил, а слушал с поразительной сдержанностью, словно был всецело поглощен тем, что слышал.
– Добро пожаловать в «Макартур», – сказала Клео, изо всех сил стараясь повторить бесстрастное выражение сестры Сондры Тамары, когда та стояла за стойкой ресепшен: никаких улыбок, если только вы не Брэд Питт. – Минутку, я проверю.
Взглянув на экран, она нашла их фамилии и протянула мистеру Ларри Макензи карточку гостя для заполнения.
Вторую карточку, для Тайлера, она оставила на стойке ресепшен.
– Я заполню ее, – сказал Ларри, собираясь взять и эту карточку.
– Он должен сам расписаться, – возразила Клео. Выражение Тамары исчезло с ее лица. Она не могла не улыбнуться, ее истинная натура заговорила в ней.
Ларри улыбнулся в ответ. Это не входило в планы Клео. Она понимала, что явно переусердствовала, готовясь к встрече, – золотые кольца в ушах, темно-зеленая подводка для глаз, придававшая ее ореховым глазам загадочный зеленоватый оттенок.
– Тайлер, – позвал Ларри, заметив, что Рот закончил говорить по телефону.
Тайлер круто повернулся на каблуках. «Отличные итальянские туфли», – отметила про себя Клео. Его темные глаза встретились с ее глазами, и на какую-то долю секунды Клео показалось, что он пытается вспомнить, где видел ее, но потом это ощущение прошло. Тайлер протянул руку, чтобы взять у Ларри ручку. Почему, собственно, он должен помнить ее? Он оскорбил ее в ее родном городе, на глазах других людей, вот и все. Кто помнит такое? Клео вспыхнула, подумав, до чего же несправедливы эти мужчины.
– Благодарю. – Почерк у него был неровный, буквы с высокими пиками и падениями напоминали контуры горного хребта. Однажды Клео попала на представление, где эксперт по почерку анализировал характеры людей. Такой почерк, как у Рота, мог принадлежать самоуверенному эгоисту, не сомневающемуся в собственной вседозволенности.
Тайлер еще секунду подержал ручку, словно собирался сунуть ее в карман, потом, казалось, сообразил, что она не его, и положил на стойку. Клео заметила и это. Что ж, все правильно.
– Благодарю вас, Клео, – произнес он, глядя на золотую табличку с именем на ее груди. Клео внезапно почувствовала, как ее грудь под значком обдало жаром.
– Спасибо, мистер Рот. Добро пожаловать в «Макартур», – повторила она, стараясь изобразить улыбку, но вместе с тем обжечь его ледяным взглядом.
– Не сомневаюсь, что нам здесь понравится. – Тайлер тоже улыбнулся, и то, как он посмотрел на нее в этот момент, убедило Клео в том, что он ее вспомнил. – Пожалуйста, распорядитесь, чтобы наш багаж отнесли в наши номера.
Клео едва сдержалась, чтобы не сказать: «О, вы хотите, чтобы его доставили в ваши номера? Спасибо, что напомнили. Я собиралась отправить его во "Времена года"». Она, конечно, понимала, что такой выпад означал бы начало схватки.
– Нет проблем, мистер Рот. Не беспокойтесь, и приятного вам пребывания. И вам тоже, мистер Макензи, – добавила она, выключая ледяной эффект и награждая бедного Ларри фирменной улыбкой Клео Мейлин. Улыбкой в сотню ватт.
Если мистер Макензи и был удивлен этой мгновенной переменой в ее настроении, он ничего не сказал, правда, бросил быстрый взгляд на Тайлера. «Наверное, он привык, что женщины странно ведут себя рядом с его боссом, – сердито подумала Клео, – ведь им не дают покоя деньги Рота и его таинственная привлекательность». Но с ней этот номер не пройдет. В ее лице Тайлер встретил достойного партнера.
Ей пришлось ждать до вечера, чтобы снова увидеть его. Она дежурила вместе с Эриком, который терпеливо разбирался с пожилой дамой, потерявшей ключ от номера.
Тайлер вошел в холл и автоматически взглянул в ее сторону. Клео мгновенно прилипла к экрану компьютера и приготовила дежурную улыбку – на тот случай, если он подойдет к ней.
– Мы встретились снова, – сказал он, и его темный оценивающий взгляд остановился на ней. Нейтральный акцент, заметила она. Не нью-йоркский. Едва уловимый, как у тех людей, которые много путешествуют по свету и с легкостью воспроизводят диалекты других мест.
– Добрый вечер, мистер Рот. Я могу чем-нибудь вам помочь? Как вам ваша комната? О, простите, ваши апартаменты? – Если здесь и был сарказм, то едва заметный. – Все так любят пентхаусы! Просторно, большие окна, отличный вид… – Она сделала паузу. – Хотя до земли далековато. – Ее улыбка была безупречной.
– Должен вас успокоить, я не пью много и не выхожу в таком состоянии на балконы, – сказал он.
Спокойствие Клео пошатнулось, ее глаза потемнели, став темно-зелеными, как изумруд. Без сомнения, Тайлер намекал на их первую встречу.
– Я узнал вас. Это ведь вы там были? – сказал Тайлер. Положив локоть на стойку, он потянулся слишком близко к Клео, так что она могла видеть темную тень на его подбородке и чувствовать запах его одеколона. Эта близость волновала ее. Невероятная сила и обаяние в одном пакете. Клео инстинктивно отпрянула. Она видела, что Эрик, который закончил разбираться с пожилой леди, с интересом наблюдает за этой маленькой сценой. – Я узнал бы эти глаза где угодно, – продолжал Тайлер. – Какое мифическое существо способно сразить мужчину одним взглядом? Гидра? Медуза?
– Клео, – прыснул Эрик.
Клео бросила на него такой взгляд, который если и не угрожал убийством, то определенно мог остудить пыл собеседника. Эрик внезапно ощутил огромный интерес к экрану своего компьютера.
– И ваша улыбка… – продолжал Тайлер, не обращая внимания на Эрика.
– Что – улыбка? – спросила Клео, оставив притворство.
– Та естественная улыбка, которая появляется на ваших губах, когда вы не знаете, что кто-то наблюдает за вами. Когда вы приветливы, а не кривитесь, словно только что надкусили лимон, – шелковым голосом продолжал Тайлер. – Не дежурная улыбка, а настоящая. Вы давно работаете в «Макартуре»? Я частенько останавливался здесь в последнее время, но никогда не видел вас.
– Не отрицаю, наш маленький поход в ночной клуб закончился плачевно, – сказала она, решив шокировать его. – К тому же у мужчин нередко складывается неправильное мнение обо мне. Когда ты одеваешься как девчонка, все почему-то считают, что ты доступна. Никому не приходит в голову задуматься, какая ты есть на самом деле. Я угадала?
Ее раздражало, что Тайлер никак не реагировал на ее язвительное замечание. Он продолжал смотреть на нее своими темными, оценивающими глазами, в которых был явный интерес.
Клео также не могла не заметить, как жадно Эрик прислушивается к их разговору, а Грег-старший поглядывает в их сторону из-за своего столика у дверей.
Но тут, слава Богу, прибыл очередной гость и начал обсуждать что-то с Эриком.
– Вы не выпьете со мной? – предложил Тайлер Рот.
– Нам не разрешается вступать в неофициальные отношения с гостями, – с улыбкой отозвалась Клео. – Такие же правила, кстати, и в дансинг-клубах. Дирекция очень строго смотрит на подобные вещи.
– Поэтому вы предпочитаете флиртовать с некоторыми из клиентов в дансинг-клубах? – невинно поинтересовался Тайлер.
– Только очень избирательно, – парировала она в ответ. – И вообще мне чертовски нравятся мужчины, которые оскорбляют меня. Это самый верный путь к сердцу девушки, правда?
– Так, – сказал Тайлер, – кажется, я получил.
– Так вам и надо, и учтите – это единственная вещь, которую вы можете получить от меня! – отрезала Клео.
– У меня снова может сложиться неправильное мнение, – заметил Тайлер.
– Вы слишком много получили сразу, мистер Рот, родились в рубашке. Богатая семья, устоявшийся бизнес. И вы решили, что это дает вам право оскорблять людей, а потом еще приставать к ним с вопросами? Знаете, что говорят в таких случаях? «Не пошли бы вы в задницу?»
Эрик, продолжавший прислушиваться к разговору, застыл с открытым ртом. Ничего себе, так разговаривать с гостем!
– Если бы вы не проявили такого ужасного высокомерия, вы бы уберегли меня от подобного унижения в родном городе на глазах у публики, – продолжала Клео.
– Вам не кажется, что и сейчас мы в центре внимания? – усмехнулся Тайлер. Происходящее явно доставляло ему удовольствие. – Ну, если вы не хотите выпить со мной, позвольте пригласить вас на обед. Я приглашаю вас пообедать и обещаю принести все полагающиеся извинения. Серьезно.
– Вы должны были извиниться там и тогда! – вспыхнув, отрезала она. – Не знаю, в каком захолустье вас так воспитали, но в Каррикуэлле мужчины не оскорбляют женщин на улицах. А вы… – Она замолчала, не желая, чтобы окружающие слышали повторение того, что он говорил тогда на улице. – И я не хожу обедать с незнакомыми мужчинами.
– А завтракать?
Как раз в этот момент Грег-старший решил профланировать мимо них. Его вояж через холл мог показаться бесцельным, однако был не менее актуален, чем намерение чартера приземлиться в нужном месте.
– О, Грег! – воскликнула Клео, само воплощенное очарование. – Я как раз вас ищу. У мистера Рота есть один деликатный вопрос, и ни я, ни кто-либо другой из персонала не можем помочь ему. Его интересует информация… – Она понизила голос: – Ну, в общем, где можно найти магазин интима для мужчин. Понимаете, когда мужчина хочет проверить свои наклонности… Ну, там одежда… женское белье и… ну вы понимаете.
Грег и глазом не моргнул. Как, впрочем, и Тайлер.
– Если вы подойдете к моему столу, мистер Рот, мы посмотрим, что можно сделать.
Тайлер в последний раз взглянул на Клео и встретил ее триумфальную улыбку, которой она отомстила ему за тот вечер.
– Весьма деликатный вопрос, – сказал он Грегу, продолжая игру. – Приезжает мой друг, и он интересуется подобным магазином.
– Друг? Понятно, – кивнул Грег. – Конечно-конечно. Вы будете приятно удивлены нашей способностью улаживать подобные дела для друзей наших клиентов.
Дежурство Клео начиналось в семь утра. Она плохо спала и чувствовала себя разбитой. Во сне ее преследовали видения, сладкие и мучительные: рядом с ней был мужчина – сильный, мускулистый, высокий, с темными, коротко остриженными волосами и глазами, черными, как сама ночь. Они в постели и… Проснувшись в четыре часа, она никак не могла снова заснуть и пролежала без сна до половины шестого, когда зазвонил будильник и ей надо было вставать.
Триш спала как убитая на другой стороне постели и даже не пошевельнулась, когда ее подруга поднялась. Клео понимала, что нужно поскорее найти собственное жилье, она не могла вечно делить эту комнату с Триш, хотя та заверяла Клео, что рада ее присутствию. Они словно снова вернулись в детство, ведь дети так любят спать в одной постели! Они подумывали, не снять ли квартиру на двоих, но решили, что пока не могут позволить себе это.
В холле отеля уже царило обычное для раннего часа оживление. Четыре менеджера находились на своих местах за стойкой, и не прошло и нескольких минут, как Клео увидела, что у стойки стоит Тайлер. Их разделял всего лишь один человек; десять минут – и она должна будет заняться с ним.
Нора, работавшая рядом с Клео, закончила разбираться с очередным гостем и обратилась к Тайлеру:
– Я могу вам чем-нибудь помочь?
Он повернул голову и одарил Нору той ослепительной улыбкой, перед которой не могла устоять ни одна женщина.
– Благодарю вас, нет. Мне нужно поговорить с Клео.
Нора, удивленно приподняв брови, повернулась к Клео.
На ее лице застыла завистливая гримаса, которая, казалось, говорила: «Ну и везет же тебе, крошка!» Секунду спустя, потянувшись через Клео за степлером, она шепнула:
– У тебя романчик с этим классным парнем?
Тайлер бросил взгляд в сторону девушек и хмыкнул.
Клео почувствовала, что краснеет до корней волос.
– Он уже достал меня. Сколько можно приставать? – прошипела она сквозь зубы.
– Ко мне он может приставать в любое время дня и ночи, – прошептала Нора, копируя манеры неподражаемой Мэй Уэст.
– Да, кажется, все правильно, – произнес пожилой господин, с которым занималась Клео. Он подписал счет и отошел от стойки.
Тайлер подвинулся ближе.
– Чем могу быть полезна? – спросила Клео. – Вы уезжаете?
– Нет, – сказал он. – Я хотел справиться… Видите ли, я попросил кое о чем и не получил ответа. Я, честно говоря, несколько обескуражен. В отеле такого класса следует относиться с пониманием к пожеланиям гостей.
– И в чем же проблема? – спросила Клео, мгновенно переходя на деловой тон, недоумевая, чем мог проштрафиться отель.
– Я хотел распить бутылку шампанского кое с кем, а в мини-баре не оказалось моей любимой марки. Но еще хуже, что этот кое-кто так и не объявился. – Он многозначительно улыбнулся Клео. «Так, теперь все ясно», – подумала она.
Нора занималась новым гостем, элегантно одетым пожилым джентльменом с роскошными кожаными чемоданами и безукоризненными манерами. Посмотрев на Клео, он усмехнулся.
Клео раздраженно прикусила губу.
– Что ж, – начала она, – вы могли бы позвонить в бар насчет шампанского. Наверняка там богатый выбор, и я уверена, можно было бы найти то, что вам нужно. А что касается второго пункта… Должна вас огорчить: отель не занимается устройством свиданий для своих гостей. Пять звезд не предполагают подобных услуг. Возможно, в сети отелей «Рот» такое существует?
Нора едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться. А пожилой джентльмен рассмеялся в голос.
– Гляди-ка, как отшила тебя эта юная леди, сынок, – обратился он к Тайлеру.
– Я уже не в первый раз говорю ему, но до него слишком долго доходит.
– За попытку не судят, – добавил джентльмен. – На вид он очень понятливый.
– Не верьте ей, это все игра, – пояснил Тайлер, игнорируя Клео и обращаясь к пожилому джентльмену. – Все женщины такие?
– Моя третья жена была такой, – сказал пожилой джентльмен задумчиво, – нет, прошу прощения, не третья, вторая…
– А теперешняя миссис… – Нора взглянула на экран. – Миссис… Льюис?
– Никакой теперешней миссис Льюис, – просиял мистер Льюис. – Четыре жены вполне достаточно для одного мужчины.
– Четыре?
– Четыре. Не повезло кому-то.
– Вот если бы было тринадцать, тогда действительно можно было бы сказать «не повезло», – с надеждой вставила Нора, поглядывая на пожилого джентльмена. Уж очень он был симпатичным.
– Для меня четыре вполне достаточно, – сухо возразил мистер Льюис. – Может, вам повезет с ней, – сказал он Тайлеру, кивая на Клео. – Примите к сведению мой совет – заключите контракт, прежде чем жениться на ней. Чтобы потом никаких обид, – добавил он, обращаясь к Клео.
Клео взорвалась.
– Да я презираю женщин, которые стараются обчистить мужчину при разводе! – возмутилась она. – Я сама всегда зарабатывала себе на жизнь и в любом случае не стала бы изменять этому правилу. Но, слава Богу, мне это не грозит. Я не выношу этого джентльмена. – Она посмотрела на Тайлера.
– Она действительно меня не выносит, – согласился Тайлер. – Я раздражаю ее как никто, но такое начало мне нравится. Огонь, а не женщина! Что за радость иметь дело с женщиной, которая смотрит вам в рот? Клео и я можем составить горячую парочку.
– Она похожа на мою жену номер два, – предупредил мистер Льюис. – Такая вспыльчивость очень сексуальна, но опасна. Хотя… – Он немного подумал. – Я все еще люблю ее. Она оставила меня. Я, пожалуй, позвоню ей.
– Непременно, – кивнул Тайлер. Он почти улегся на стойку, что было не так сложно при его росте, и одной рукой обхватил запястье Клео. Он не прикасался к ней с той ночи в Каррикуэлле, когда поднял ее с тротуара. И Клео ощутила, как огонь, о котором он говорил, пробежал сквозь нее. Она отшатнулась.
– Обед, договорились? Я заберу вас в семь. Я знаю одно премилое местечко, – продолжал Тайлер, заглядывая ей в глаза.
– Я заканчиваю в семь. – Клео сдалась, но решила держать марку. – И мне надо переодеться. Я заберу вас отсюда в семь тридцать и сама покажу вам одно симпатичное местечко. Идет?
– Высший класс! – восхитился мистер Льюис. – Моя жена номер четыре.
– Мне нравится высший класс, – усмехнулся Тайлер. – Это будоражит кровь. – И он ушел, послав Клео воздушный поцелуй.
– Еще только семь тридцать утра, а ты уже назначила свидание на вечер, – вздохнула Нора.
– У нее есть перспектива, – бросил мистер Льюис, с симпатией глядя на Клео. – Этот парень, Тайлер Рот, из таких, про которых моя матушка говорила: «Завидная партия».
– Я не собираюсь ловить его, – сказала Клео, все еще хмурясь по поводу своего согласия.
– Поживем – увидим, – улыбнулся мистер Льюис. – Он не из тех мужчин, которые стали бы тратить время на женщину, если бы она их по-настоящему не интересовала.
«Если бы он знал правду», – подумала Клео. Она согласилась на это свидание не потому, что Тайлер был обладателем миллионов империи Рот, а потому, что хотела отомстить за свое унижение. И тогда она будет просто счастлива.
– Судя по тому, как ты волнуешься из-за того, что надеть на это свидание, он тебе нравится, – говорила Триш, сидя на полу в их общей комнате. Вся кровать была завалена платьями Клео, здесь же лежала почти вся одежда Триш и кое-что из вещей, принадлежавших Диане, которая тоже снимала комнату в этом доме и отличалась безошибочным чутьем в подобных вопросах.
– А я говорю тебе, что вовсе нет, – отрицала Клео. – Не смеши меня, какое свидание? – Она крутанулась перед зеркалом, чтобы проверить, как сидит на ней черная кружевная юбка Дианы, которую та обычно носила с бледно-розовым топом. Но Клео поморщилась, решив, что розовый не ее цвет. – Этот топ слишком открытый, – сказала она, снимая его через голову.
– Слишком открытый? Я-то считаю, как раз наоборот. Хочешь знать мое мнение? – посмотрела на нее Триш. – Зачем тебе выглядеть так, словно ты только что сошла с автобуса из дальнего захолустья?
– Я не хочу, чтобы он думал, что у меня не все дома. – Нахмурившись, Клео продолжала вертеться перед зеркалом. – Он, видимо, так подумал в тот первый раз.
– Ради Бога, не напоминай об этом, – простонала Триш.
Триш не могла себе простить той ночи. Ведь это она так
отвратительно напилась, а пострадала вся компания.
– Я не виновата. Я просто веселилась. И кому, собственно, какое дело?
– Мне, – сказала Клео. – Что хорошего в том, что женщины заявляют на весь мир: «Мы так наклюкались, что не могли держаться на ногах, выйдя из клуба»? – И конечно, не дело представать в таком виде перед интересным мужчиной, на которого ты, безусловно, хотела бы произвести впечатление при иных обстоятельствах.
– Значит, мужчинам можно, – возразила Триш, – а нам нельзя?
– Пусть бы это случилось где-то еще, но в Каррикуэлле! – воскликнула Клео. – Наверняка пойдут разговоры, не хватает еще, чтобы моя семья узнала, что я валялась пьяная на асфальте. Подумай сама, отец помогает людям выйти из бара отеля, когда они напиваются…
– Кто-то из твоей драгоценной семьи позвонил, чтобы обсудить с тобой это? – спросила Триш.
– Нет. – Никто из родных Клео так и не позвонил ей. – Ну что, мир?
– Мир. Прости. Это было отвратительно. – Триш печально вздохнула.
– Забудь. А как тебе это? – Клео примерила черную кружевную юбку с простой белой блузкой.
– Скукота, – поморщилась Триш. – Честно, Клео, со стороны можно подумать, что ты помешалась на этом парне.
– Говорю тебе, он мне совсем не нравится, – настаивала Клео.
– Тогда зачем ты согласилась встретиться с ним?
Клео и сама все время задавала себе этот вопрос.
– Что-то вроде реванша.
– Но для этого совершенно не обязательно встречаться с ним. Подключи к его номеру порноканал на все время, так чтобы он страшно удивился, получив грандиозный счет при отъезде. Подложи слабительное в его завтрак, организуй, чтобы его будили каждые пятнадцать минут посреди ночи. Да мало ли что еще можно придумать! – заключила она.
– Да ты просто исчадие ада! – расхохоталась Клео.
– Спасибо. – Триш отвесила поклон.
– Подобные способы не для меня. – Клео не хотела заниматься такими делами. – Мне не просто надо вернуть ему должок, я хочу, чтобы он понял, почему я это сделала.
Когда она вошла в вестибюль отеля «Макартур» и увидела Тайлера, поджидавшего ее (его блестящая черная голова выглядывала из-за номера «Ньюсуик», который он читал), мысль о реванше как-то сразу потускнела. На Тайлере были черные брюки и роскошный свитер, который обтягивал его сильные плечи, привлекая взгляды всех девушек в холле.
«Черт, – подумала Клео, – как мне могла прийти в голову мысль встретиться с ним здесь, в эпицентре сплетен?» Их свидание сразу станет горячей новостью.
Тайлер посмотрел поверх газеты, и хотя Клео было абсолютно ясно, что он рад видеть ее, смотрел он так, словно это было мало интересующее его обычное свидание. «Да, – мысленно вздохнула Клео, – этот крепкий орешек оказался еще крепче, чем я думала».
– Прекрасно выглядите, – сказал он, вставая. Наклонился и поцеловал ее в щеку.
– Спасибо, – ответила она, вспомнив рекомендации многочисленных журналов, как положено отвечать на комплимент. Ведь если бы она сказала: «Я ужасно примитивна в этой юбке, а мои волосы просто пакля, потому что я не успела нанести на них бальзам», – это прозвучало бы глупо. – Вы тоже в отличной форме, – улыбнулась она. Клео была современной женщиной и не верила, что мужчинам не следует делать комплименты. Тем более что Тайлер действительно выглядел впечатляюще.
– Спасибо, – кивнул он, явно польщенный. – Так какие планы, Клео?
– План – отсутствие плана, – отвечала она, хотя это было не так. Клео целый день обдумывала предстоящий вечер, что мешало ей сосредоточиться на работе. – Я хочу вам показать тот Дублин, который обычно не показывают туристам, – сказала она. – Не потому, что это опасно для туристов, просто я не хочу, чтобы вы думали, что мы, ирландцы, – это только джерси и шерстяные шляпы.
– Что это – джерсей? – не понял он.
– Джерси, – поправила она. – Ну, это джемпер, свитер, словом, джерси.
– Может, вы научите меня еще каким-то ирландским словам? – с энтузиазмом спросил он.
Клео улыбнулась:
– Почему бы и нет?
Они дошли до центра города, наслаждаясь теплым летним вечером и разговаривая без перерыва. «Надо же, оказывается, с ним куда проще разговаривать на ходу!» – удивилась Клео. Когда она не смотрела на Тайлера, то чувствовала себя спокойно, но стоило ей поднять глаза на его лицо, ей сразу становилось не по себе. Господи, да она увлеклась им, как последняя дура! Фу, до чего стыдно!
Наконец они подошли к французскому ресторану, который выбрала Клео. Оба были голодны и быстро сделали заказ. Для Клео – морские гребешки, для Тайлера – знаменитые дублинские креветки.
Стайка девушек в ярких и очень коротких платьях прошествовала мимо их столика, и некоторые из девушек откровенно посмотрели на Тайлера.
– Вот дешевки, – раздраженно буркнула Клео.
Тайлер удивленно приподнял брови. Именно так, как
Клео не нравилось. Казалось, ему доставляло удовольствие дразнить ее.
– Слишком много блеска, слишком много тела и слишком много косметики, – оправдывая свой выпад, проговорила она.
– Вы не одобряете слишком много тела? – шелковым голосом произнес Тайлер. – Наверное, влияние религиозного воспитания? Вы, верно, католичка? И ходили в школу при монастыре, и не смели мечтать до замужества о сексе, и исповедовались в своих грехах священнику?
Как ученый мгновенно схватывает проблему, так и Клео одним взглядом увидела его.
– К вашему сведению, мистер Рот, пока я ходила в монастырскую школу…
Он язвительно усмехнулся.
– Я, прежде всего христианка, – продолжала она. – Вот перед вами меню, из которого мы выбираем то, что хотим. Если вы ортодокс, – кивнула Клео на его тарелку, – вы не стали бы есть эти креветки.
Тайлер улыбнулся ей и подцепил очередную креветку, а затем надкусил ее своими ослепительно белыми зубами.
– Мой первый бойфренд был еврей, – объяснила она. – Его очень интересовали иудейские обычаи.
– А вы протестовали, да? Для него встречаться с девушкой другой веры, наверное, табу?
– Он уважал мои духовные принципы, так же как я его! – отрезала Клео, снова разозлившись.
– Я тоже готов уважать ваши духовные принципы, – улыбнулся Тайлер. – Я просто завожу вас, потому что это очень забавно. Вас легко завести. Как это по-ирландски? Ваш ирландский народ дал много литературных гениев, вы это знаете.
– Ирландия много дала литературе, а чем прославился Манхэттен? – спросила она. – Самоуверенными задницами, которые, кроме семьи и бизнеса, ни о чем не помышляют?
– Я вспомнил, чем еще славится Ирландия. Это дружелюбие, – добавил Тайлер, не обращая внимания на язвительный тон Клео. – Это еще одна ирландская черта, правильно? Сотни раз я слышал приветствие: «Cead mile failte», – старательно произнес он ирландские слова. – Мне нравятся эти ирландские фразы. Вот еще одна: «Благодарю тебя, Господи». Как это будет… на гэльском языке?
«Он опять пытается меня завести», – сказала себе Клео.
– Buiochas le Dia, – перевела она.
– Изумительно. – Тайлер кивал с удовольствием, и если бы он так не раздражал ее, Клео могла бы сказать, что он выглядит потрясающе.
Даже его уши шли ему. Не те большие лопухи, которые торчат в разные стороны, когда мужчина предпочитает короткую стрижку. Нет, они аккуратно прилегали к его голове и не умаляли точеной мужественности его скул. Господи, зачем она обращает внимание на такие вещи?
– Ирландский язык такой милый. Как и девушки. Никаких обид. – Тайлер поднял руки. – Нет, Клео, я не собирался обидеть вас этим комплиментом. Равноправие полов – важная составляющая в империи отелей «Рот». Один из наших постулатов.
Клео кивнула, спрятав свое раздражение.
– Я успела заметить это, – усмехнулась она. – Но я вспомнила еще одну милую ирландскую фразу.
– Правда?
– Правда. Вам она понравится. Это очень ваше. «Pog mo thoin», – сказала она и подумала: «Если он так хочет выучить несколько ирландских слов, то почему это не должно быть «Поцелуй мою задницу»?».
– И что это означает? – спросил Тайлер.
– О, нечто совсем безобидное. Это то же самое, что пожелать удачи. – Клео широко улыбнулась. – Одно из старинных выражений времен… Бриана,
type="note" l:href="#n_13">[13]
я думаю. – Некоторый экскурс в историю не повредит. – Но так как выражение очень древнее, у него много разных значений. «Пусть тебе сопутствует удача и да благословит тебя Господь» – вот более длинный, но более точный перевод.
– Такая короткая фраза и такой длинный перевод?
– Ирландский очень лиричный и необычный язык, – пояснила Клео. – Простые слова, а в них столько заложено!
– Ну-ка… Повторите, чтобы я смог запомнить, – скомандовал Тайлер.
Клео прикусила губу, чтобы не рассмеяться.
– Pog – звучит похоже на рог. М-м… Thoin… Но только скажите это быстро. Хорошо?
– Pog mo thoin, – повторил Тайлер. – Здорово.
Да, здорово. Клео не могла дождаться, когда они окажутся среди людей, и он произнесет это.
Они говорили о своей работе. Гордость мешала Клео рассказать Тайлеру о продаже «Уиллоу» и своем отъезде из Каррикуэлла. Она была уверена, что какие-то слухи дошли до него, так как он искал землю, которую можно было бы купить поблизости от Каррикуэлла, и не хотела, чтобы ему стало известно, что она из той семьи, которая превратила прекрасный отель в ничто. По этой же причине она сказала ему, что ее фамилия Мелли. Мейлин – редкая фамилия для этих мест.
Тайлер объяснил, что он выработал свой собственный путь в семейном бизнесе.
– Люди думают, что протекция дает все таким, как я, – сказал он. – Но это не так, это просто открывает для тебя двери, но дальше все зависит от тебя. И ты должен много работать, чтобы преуспеть. Мой отец считает, что каждый должен трудиться, а я больше всех. Говорит, что сам он привык работать в два раза больше, чем любой из его подчиненных, потому что на нем лежит ответственность, и то же должен делать и я.
Клео хотелось бы рассказать правду об отношениях в ее семье, но она не могла. И сказала, что ее родители вышли на пенсию, а до этого имели небольшое дело. Сознавая, что обманывает Тайлера, Клео ненавидела себя за это.
Тайлер жил на Манхэттене, для Клео это звучало как на другой планете.
– А где вы живете? – спросил он.
– Со своей подругой Триш, – ответила Клео, прежде чем успела сообразить, что сказала это зря. Жить с лучшей подругой и делить с ней не очень-то комфортабельное жилище – не слишком ли это в духе типичного юного администратора отеля?
– Апартаменты в центре? – поинтересовался он.
– Хм-м… нет, дом, обычный городской дом. Там живем мы и еще кое-кто из наших друзей, – добавила Клео. Нельзя сказать, чтобы она лгала. Триш жила в доме. И там действительно жили еще и их друзья. Правда, их было шестеро. Но Тайлер же не собирался посетить их? – Мы живем не в центре, так как предпочитаем более спокойную жизнь. – Апартаменты в центре города были не по карману компании Триш.
– Понятно, – кивнул Тайлер, не вникая в ее объяснения.
По предложению Клео они решили закончить вечер в пабе
«Шеперд», где Триш и Клео провели много вечеров, когда учились в колледже. Как и ожидалось, Триш и ее компания были там. Так как Клео не послала предупреждения, которое означало бы: «Помоги, это просто кошмар! Приезжай и забери меня отсюда!» – Триш ждала, что они появятся в пабе, и она сможет увидеть, что же собой представляет Тайлер. Он, должно быть, прошел незримый тест, если Клео все еще с ним и не потребовалось вмешательства полиции или секьюрити.
– Привет, Клео! Давненько же мы не виделись! – крикнула Триш через весь паб, когда ее подруга и Тайлер вошли в зал.
Казалось, не было ни одного человека, чья голова не повернулась бы в сторону вошедших. И тут же при виде такой красивой пары послышался гул одобрения.
– Я не знал, что мы встретим тут ваших друзей, – хмыкнул Тайлер, провожая ее к дальнему столу.
– А я не знала, что они здесь, – пожала плечами Клео, уверенная, что он ей все равно не поверит.
– Какой сюрприз! – продолжала преувеличенно удивляться Триш, словно она участвовала в любительском спектакле.
Устроившись на стуле рядом с подругой, Клео незаметно ткнула ее в бок, чтобы она прикусила язык.
– Что-нибудь выпьете? – спросил Тайлер.
Удивительно, но именно к этому моменту вся их компания, а это было человек восемь, опустошила свои стаканы и с радостью откликнулась на предложение нового гостя. Тайлер не дрогнул, услышав заказ.
– Две пинты «Гиннесс», «Падди», две колы-лайт, «Хайнекен» и апельсиновый сок. – Триш посмотрела на Диану, чья юбка была на Клео, и Диана улыбнулась. – И еще джин с тоником, – Триш закрыла глаза, – и спрайт для Клео.
Когда Тайлер направился к бару, Клео обвела компанию взглядом.
– У вас совесть есть? – возмутилась она. – Он мой парень, а не Международный Ирландский банк.
– Да ладно… – отмахнулся Барри.
– Да мы вовсе не собирались выставлять его, – оправдывался Рон, о котором Триш говорила, что он никогда не опускает сиденье в туалете.
– Твой парень? – удивилась Триш. – Я думала, он живое воплощение реванша и не заслуживает теплой встречи.
– Прекрати. – Клео не удержалась от улыбки. – Все еще впереди.
– Знаете, а он красивый. – Это сказала Кэрол, новая подруга Триш. Она выглядела как настоящая модель. Худая, словно жердь, пепельная блондинка, ну просто Гвинет Пэлтроу.
Клео оставила замечание без ответа.
Тайлер быстро освоился в новой компании, скорее всего потому, что сумел найти с каждым общий язык. Кэрол особенно долго болтала с ним, и, к раздражению Клео, Тайлер с удовольствием отвечал ей.
А потом она вызвалась показать ему окрестности – ничего себе, да как она смеет?! И вот тогда-то Тайлер и сказал, что попробует воспроизвести несколько ирландских фраз, чтобы проверить, запомнил ли он их.
Все зааплодировали, когда он произнес «Cead mille failte» и «Go raibh maith agat».
Но когда он сказал «Pog mo thoin», то все буквально попадали со своих стульев, не в силах удержаться от смеха.
– Клео, это ты научила его? Ничего себе шуточка! – веселилась Кэрол, слишком уж фамильярно похлопывая Тайлера по руке.
– Выходит, эта фраза имеет какое-то другое значение? – Тайлер вопросительно смотрел на Клео.
Клео аж покраснела от удовольствия.
Кэрол еще больше прилипла к нему, объясняя правильное значение.
– Клео нравится дразнить меня, – усмехнулся Тайлер. – Правда, Клео?
И он снова посмотрел на нее. Сердце Клео упало.
– По-моему, он классный, – констатировала Триш часом позже, когда она, Клео и остальные их друзья по дому сидели в ночном автобусе, который все звали здесь «ночной выпивоха», потому что люди возвращались на нем из города поздно вечером. Никто из них не мог позволить себе такси, хотя Клео и притворялась перед Тайлером, что она может. Она не спешила у него на глазах залезать со своими друзьями в автобус, словно недавняя школьница, тогда как он преспокойно уселся в такси.
Клео устроилась на заднем сиденье автобуса, не обращая внимания на выхлопные газы.
– Он симпатичный, – продолжала Триш. – Жаль только, что это не имеет никакого будущего. Он европеец, богатый, эдакий плейбой с папочкой-миллионером. У него, наверное, куча девиц, – добавила она. – Эти ребята все такие.
– Да. – Клео вздохнула, чувствуя, как настроение мгновенно упало. Она понимала, что такой мужчина, как Тайлер, мог запросто иметь по девушке в каждом городе, но об этом почему-то совсем не думалось, пока он был рядом. Потому что он вел себя с ней так, словно она была его единственной девушкой, несмотря на чудовищные попытки Кэрол заигрывать с ним. Ему нравилось говорить с каждым членом их компании, но он был из тех людей, которые заставляют вас чувствовать, что для него существуете только вы. Конечно, это было очень приятно… – Но ведь это просто ради забавы, – сказала Клео и поймала себя на том, что лжет. До этого она никогда не лгала ей. Да и кому придет в голову лгать лучшей подруге, тем более что они столько пережили вместе? Но Триш посмеялась бы над ней, если бы она призналась, что больше не хочет никакого реванша. Она передумала. Теперь Клео хотела почувствовать его руки на своей талии, хотела, чтобы он обнял ее крепко-крепко и его дыхание коснулось ее кожи. Бывает же такое!
На следующее утро на своем месте в ресепшен Клео обнаружила конверт с пометкой «лично». Еще один экстравагантный поступок Тайлера. Забавно, его почерк вовсе не похож на почерк тирана. Разве что речь могла идти о властности, если бы надо было охарактеризовать человека, написавшего это короткое послание.
Для столь разговорчивого мужчины Тайлер был на удивление краток.
«Как насчет второго свидания? Куда бы вы хотели пойти? Нет ли у вас желания проехаться на резвой лошадке?»
На какой-то момент Клео представила Тайлера Рота в сапогах со шпорами, готового к верховой езде, и улыбнулась. Затем постаралась вернуться в сегодняшний день. Надо держать себя в руках!
– Как-то странно, – заметил Стэн, один из администраторов отеля, дежуривший вместе с Клео по ночам. – Вне всяких сомнений, мистер Рот оставил это для тебя, потому что он сказал: «Для Клео». Но на конверте написано «Клео Мелли», а не «Мейлин».
– И ты поправил его? – испугалась Клео.
– Да зачем? – отмахнулся Стэн. – Он так спешил. Встречался за завтраком с какой-то особой, черт побери, настоящая красотка! – добавил он.
– Красотка? – слишком заинтересованно переспросила Клео.
Стэн, занятый мыслями о дежурстве, кивнул.
– Везет некоторым, – вздохнул он.
Следующие полтора часа эта «красотка» не выходила у Клео из головы. Интересно, что представляет собой особа, которую Стэн охарактеризовал таким словом? Элегантная дама или, напротив, похожа на девушку, поджидающую клиентов у дверей отеля?
Этот вопрос мучил ее. Ей хотелось думать, что Стэн имел в виду второе.
«Работай, Клео, – говорила она себе. – Работай».
Но, увы, она никак не могла сосредоточиться на проблеме мужчины из номера 172, который настаивал, что он не брал ничего из мини-бара, в то время как горничная утверждала, что он взял две бутылки виски, три водки и плитку шоколада «Таблерон».
Клео работала сегодня с Норой, Пейдж и симпатичным итальянцем по имени Неро. Она разобралась наконец, с Мистером Лжецом из номера 172 и повернулась к Пейдж.
– Я отлучусь на секундочку в туалет? – шепнула Клео и исчезла. Она заглянула в туалет. Бросила взгляд на свое раскрасневшееся лицо и затем прошла в ресторан, где был сервирован завтрак. Была только половина восьмого, но главные бизнес-клиенты уже или покинули ресторан, или заканчивали завтрак. Гости, останавливающиеся в «Макартуре» не по делу, только начинали спускаться сюда, их неофициальная одежда резко контрастировала со строгими деловыми костюмами мужчин и женщин, которые спешили на всевозможные деловые встречи и у которых не было времени рассиживаться за кофе с датскими пирожными.
Клео старалась сделать вид, будто она заглянула сюда по делу, а вовсе не выслеживала этого проклятого Тайлера Рота. Она оглядела огромный зал, словно искала кого-то из гостей, чтобы передать срочное сообщение. Он сидел за одним из столиков. Ларри Макензи не было с ним. Зато рядом с Тайлером сидела женщина, которую действительно можно было назвать красоткой. Отлично причесанная. Одетая в черное. Ее темно-каштановые волосы были такими блестящими, что легко можно было представить, как она говорит: «Нет, нет, мне не нужен бальзам. Благодарю вас». Вспыхнув от негодования, Клео быстро покинула ресторан. Как он посмел?! Едва ли эта дама пришла, чтобы позавтракать, скорее, она сама завтрак!
– Что-то случилось? – с беспокойством шепнула Пейдж, когда Клео вернулась на свое место.
– Нет, все в порядке.
Пейдж понимающе кивнула.
– Расскажешь в перерыве, – сказала она.
К моменту появления Тайлера Клео пребывала в ужасном настроении. Все в семье Мейлинов знали, что когда глаза Клео блестели, а вместо обычной улыбки появлялась растягивающая губы усмешка, лучше было держаться подальше от нее.
Тайлеру Роту, естественно, это не было известно.
– Привет, – сказал он, чуть ли не ложась на стойку и обволакивая Клео сексуально-ленивым взглядом, от которого прошлой ночью она готова была растаять. Но сейчас – ни за что… Клео была тверда, как гранит.
– Хэлло, – холодно отозвалась она.
Тайлер тут же уловил перемену в ее настроении.
– Встала не с той ноги? – спросил он, придвигаясь еще ближе.
Клео вспомнила, как он любезничал с Кэрол в пабе и как завтракал только что с похожей красоткой, разве что с волосами другого цвета. У него, наверное, в каждом городе мира есть девушка, а может, и не одна.
– Не мешайте работать, – сказала она, не отрывая глаз от экрана компьютера.
– Что с тобой, Клео? – удивился Талер, незаметно и абсолютно естественно переходя на ты.
– Сегодня у меня намечается деловой ленч, – пояснила она, не поднимая глаз, – и я хочу пойти домой, чтобы привести себя в порядок – волосы, макияж, ну и маникюр, конечно, надо же соответствовать, правда?
Ах, вот оно что! Он все понял.
– Так у тебя сыщики по всему отелю?
– Не сыщики, а друзья, они рассказывают мне все. Например, как один мужчина, который… м-м-м… проявлял интерес ко мне, вдруг пригласил на завтрак другую женщину.
– Понятно, – сказал Тайлер. – И ты веришь сплетникам?
– Это не сплетни.
– А если я скажу тебе, что эта женщина трансвестит, ты перестанешь злиться? – поинтересовался он.
– Она… трансвестит? – ошарашенно переспросила Клео. – Женщина, с которой ты завтракал?.. – Она немножко смягчилась. Вряд ли Тайлер мог испытывать романтический интерес к этой красотке. – Так она действительно трансвестит? – не могла успокоиться Клео.
– Нет, – ответил Тайлер, – но обещаю проверить, если это так важно для тебя.
– Ты… отвратителен! – вспылила она. – Господи, как же ты раздражаешь меня! Почему только я согласилась на вчерашнюю встречу?
– Потому что я тебе нравлюсь, – подсказал он.
– Ну, вот уж нет, – замотала головой Клео. – Мне не нравятся мужчины, которые бросают меня и завтракают с другой женщиной, а потом еще смеются надо мной и придумывают, будто эта женщина трансвестит…
– Ладно, – перебил он, – но ведь если бы я сказал, что это была деловая встреча, ты не поверила бы мне. Ты считаешь, что я бросил тебя? Но это была именно деловая встреча, просто иногда случается, что приходит красивая женщина. – Тайлер явно наслаждался, произнося эти слова. – А женщину, с которой я встречался сегодня, я нахожу поистине неотразимой, – добавил Рот.
Клео едва сдерживала себя, чтобы не наброситься на него.
– Однако, – продолжал он, – она замужем, счастлива в браке и не испытывает никакого интереса ко мне, если хочешь знать. У нас была деловая беседа, и все. Ты сама печешься о карьере. Так разве ты считаешь, что невозможно быть бизнес-леди и сделать карьеру, оставаясь при этом женственной и привлекательной? Ты, на мой взгляд, сочетаешь и то и другое.
– Не льсти, тебе не удастся провести меня, – проговорила она, хотя должна была признать, что слова Тайлера ее успокоили. Все, что он говорил, было так приятно слышать, но, может быть, Тайлер из того сорта мужчин, которые бесконечно придумывают разные игры? Клео решила, что не собирается быть одной из его жертв. – Я должна извиниться, – сказала она официальным тоном, – но произошла ошибка. Ты и я – мы очень разные, можно сказать, люди из разных миров. Я, должно быть, сошла с ума. Спасибо за чудесный вечер и… прощай.
Тайлер протянул руку и нежно обхватил ее запястье. Нежно, но твердо.
– Не говори так, – сказал он, – пожалуйста.
– Я закричу и вызову полицию, потому что ты удерживаешь меня против моей воли, – предупредила она.
– Что ж, можешь идти, если хочешь, – мягко сказал он, и его темные глаза пробежали по ее лицу, – но мне хотелось бы, чтобы ты осталась. Я хотел бы поближе узнать тебя, Клео. Возможно, мы и из разных миров, ну и что? Разве Манхэттену и Каррикуэллу совсем не о чем поговорить? – Черт побери, это прозвучало так забавно, что Клео не могла не рассмеяться и снова села на свое место. Она поняла, что опять проиграла.
– О'кей, ты победил, хоть ты большой eejit, но ты победил.
– Что это за eejit? Я слышу это на каждом шагу.
– М-м-м… – Клео задумалась, – это значит «чудесный, умный человек».
– Ну, уж нет! – рассмеялся он. – Однако ты снова обманываешь меня, как тогда. Вам не провести меня во второй раз, мисс Мелли.
Клео вздрогнула. Господи, он же до сих пор не знает ее фамилии. Она не могла сказать ему сейчас, но обязательно скажет позже.
Они снова встретились в воскресенье вечером и на этот раз пошли в кино, хотя Клео вряд ли могла бы рассказать, что это был за фильм, если бы кто-то спросил ее. Она была полностью погружена в то, что сидит рядом с Тайлером и держит его за руку. Какое неповторимое ощущение!
Она знала, это не только физическое влечение. Тайлер нравился ей. Ей нравилось, как он смеялся, как поддразнивал ее, нравилось, что она была интересна ему. Странная вещь, ей казалось, что она знает его давным-давно.
И хотя этот вечер был просто чудесным, сознание того, что в понедельник утром Тайлер должен лететь в Голуэй, окрашивало его печалью. Клео не могла не думать о том, что их короткий роман подходит к концу. Тайлер вернется в свой мир, а она останется в своем. В каждом городе его будут поджидать другие девушки. А она? Станет мимолетным воспоминанием или превратится в его девушку в Дублине? Нет, Клео не хотела быть просто еще одним номером его телефона. Ей этого мало. Чем больше времени она проводила с Тайлером, тем больше влюблялась в него.
Да, она влюблена в него. Сомнений нет. Она раньше не представляла себе, что можно влюбиться так быстро, с ней никогда такого не случалось.
После кино Тайлер предложил зайти к нему на чашечку чая. Возражения Клео не подействовали на него.
– Я хочу попрощаться по-человечески, – сказал он.
– По-человечески? Надеюсь, это не означает, что ты потащишь меня в постель? – вспыхнула Клео, стараясь изо всех сил скрыть, как ей больно, что он уезжает.
– Неужели я похож на человека, способного на такое? – пошутил Тайлер, останавливая такси.
Клео не доводилось бывать в пентхаусе отеля. Она видела многие номера, но в пентхаусе располагалось всего четыре номера класса «люкс», и когда ее знакомили с отелем, то почему-то не провели сюда. Апартаменты Тайлера сияли роскошью, и это проявлялось в каждой мелочи. Простота в сочетании с классикой – это то, чем гордился отель «Макартур». Ваши ноги утопали в коврах, ваше тело тонуло в огромном велюровом кресле, убеждая вас, что с таким же наслаждением вы распластаетесь на прохладных шелковых простынях постели.
– Отличная комната, – сказала Клео, осматриваясь и восхищаясь белыми розами в простой прямоугольной вазе на низком кофейном столике.
– Да, здесь очень красиво, – согласился с ней Тайлер.
Клео оценила то, что он не вел себя так, словно богатство
и роскошь – обычные вещи, не стоящие внимания. Господи, да если бы только он видел обшарпанную кровать, на которой они с Триш спали!
– Что ты выпьешь? – спросил Тайлер, снимая пиджак и вешая его на спинку стула. На нем была рубашка-поло, вырез которой открывал смуглую шею. Мог ли мужчина быть более сексуален, чем он? У Клео пересохло во рту.
– М-м-м… пожалуй, я выпила бы чай. С ромашкой, если можно. – Ромашка поможет ей уснуть. Клео сомневалась, что ей это удастся после такого волнующего дня.
Краем глаза Клео наблюдала, как, присев на ручку кресла, Тайлер расстегивает верхние кнопки рубашки. «Какие у него красивые пальцы и какие загорелые», – подумала она. Он потянулся к телефону, чтобы вызвать горничную.
Тайлер заказал два ромашковых чая. И это тоже показалось Клео очень милым. Большинство мужчин терпеть не могли этот чай. Нат, хотя старался во всем угодить ей, говорил, что от этого чая несет помойкой. «Какие они разные, Тайлер и Нат», – подумала она. Нат – милый, ручной щенок, тогда как Тайлер, безусловно, производил впечатление человека, знающего себе цену, наделенного несколько агрессивной энергией. Поначалу Клео казалось, что он целиком сосредоточен на себе. И вот теперь этот человек хочет угодить ей. В этом было что-то до невозможности приятное, к тому же и соблазнительное. И он скоро уедет. Клео ощутила, как что-то дрогнуло у нее внутри.
– Итак, – начал он, присев на кушетку. Клео сидела на другом ее конце. Это была большая кушетка.
– Итак, – сказала она, улыбаясь ему.
– Ты смотришь на меня так, словно я кусаюсь, – сказал он, похлопав по пустому пространству между ними.
– А разве нет? – спросила Клео.
Тайлер засмеялся и подвинулся к ней.
– Возможно, мы немножко торопим события, но ты же знаешь, завтра я лечу в Голуэй, а оттуда через день в Нью-Йорк…
– Да, знаю, – отвечала она. – И ты хочешь пройти первую базу,
type="note" l:href="#n_14">[14]
прежде чем уедешь?
– Неужели ты могла так подумать обо мне, Клео? – обиделся Тайлер. – Ты не такая девушка, а я не такой парень.
– Да нет, ничего такого я не думала, – сказала она, внезапно став серьезной. Клео не хотела, чтобы ее обидели, вот и все. Тем более Тайлер. Она не хотела в их взаимоотношениях быть такой, как Нат: наивной и доверчивой, не способной видеть реальность, и испытать страшную боль, когда правда откроется.
– Не придавай значения тому, что ты слышишь. – Голос Тайлера внезапно охрип. – Люди болтают обо мне, они будут болтать и о тебе, но это не значит, что они что-то о нас знают. Я не из тех, кто спит со всеми женщинами без разбору. – Тайлер выглядел таким серьезным, что у Клео появилось желание коснуться пальцами его лица, чтобы разгладить появившиеся на нем морщинки. – О чем ты думаешь? – спросил он, подвигаясь пугающе близко.
Клео засмеялась.
– Я думала о том, что сервис в этом отеле сногсшибательный, потому что ты заказал чай по крайней мере, пять минут назад – и никакого движения.
– Ты именно тот человек, который должен работать в системе отелей «Рот».
– Так вот почему ты привел меня сюда?
– Нет, – покачал головой Тайлер, придвигаясь совсем близко. Одной рукой он обнял ее, и Клео снова ощутила жар нетерпения. Они были так близко сейчас, она ощущала тепло его тела. – Нет, я не поэтому привел тебя сюда, – продолжал он, – а если ты так думаешь, то это было бы самое невероятное интервью при приеме на работу.
Она усмехнулась.
– Я думаю, ты привел меня сюда, потому что я нравлюсь тебе, – сказала она, – а я пришла, потому что ты нравишься мне.
– Я счастлив, – сказал Тайлер и, наклонившись, прижался губами к ее губам. Не успела Клео опомниться, как они утонули в объятиях друг друга. Она ощущала тепло его губ, касание его рук на своей спине, его тело было так близко. Нет, такого она не испытывала никогда. Ни с Лореном в Бристоле, ни когда целовалась с другими бойфрендами, она не ощущала ничего подобного. Этот жар, это возбуждение было новым, чем-то особенным, таким, что она могла ощутить только с Тайлером. Клео застонала, его имя слетело с ее губ, и она притянула его поближе к себе. Он оставил ее губы, и его теплый влажный рот скользнул по ее щеке вниз, к шее, нежно касаясь ее. И внезапно Клео поняла, что хочет снять с Тайлера одежду и позволить ему сделать то же самое с ней, и заниматься с ним любовью здесь и сейчас. И пусть он прикасается к ней, ласкает ее, шепчет ее имя…
– Мы не должны… – тяжело дыша, шептал он.
– Я знаю, – отвечала она, но в это же время его пальцы расстегивали пуговицы ее жакета, а ее – кнопки его рубашки.
– Это неправильно, потому что слишком быстро, – снова сказал Тайлер, а его руки нежно поглаживали кожу Клео, словно он не мог оторваться от нее.
– Я знаю, слишком быстро, слишком быстро, – повторяла Клео, зарывшись лицом в его волосы и касаясь пальцами мускулистой груди.
– Мы должны подождать, – сказал он.
– О, конечно, – кивнула она, чувствуя, как под ее ладонью бьется его сердце.
Зазвонил телефон. До чего же пронзительный звонок! До этого момента Клео и представления не имела, что так может звонить телефон в отеле «Макартур».
– Черт, – буркнул Тайлер и оторвался от нее.
– Черт, – пробормотала Клео, поспешно застегивая жакет.
Он взял трубку.
– Да? Конечно, нет. Нет, ради Бога… – сказал он. – Сейчас здесь только одиннадцать, это у вас четыре или пять.
Он присел за стол, положил перед собой еженедельник и начал что-то писать, бросая извиняющиеся взгляды на Клео.
– Это срочно.
Она подняла руку, как бы говоря, что все прекрасно, и, встав, прошла в ванную, чтобы привести себя в порядок.
Ее губы горели и распухли, а волосы являли собой жуткое зрелище. Собственно, ничего неожиданного. Она выглядела именно так, как и должна была после таких жарких объятий на кушетке.
Клео воспользовалась полосканием для рта и пробежала пальцами по волосам, немного пригладив их. Она не обнаружила ни расчески, ни щетки для волос. Неудивительно, ведь у Тайлера были совсем короткие волосы, зачем ему щетка? Она заглянула в его несессер – что у него там и какой лосьон после бритья он предпочитает? Конечно, это интимные вещи, но разве они только что не целовались?
Когда она вышла, Тайлер все еще говорил по телефону. Он взглянул на нее и выразительно возвел глаза к потолку.
– Прости, – шепнул он, прикрывая рукой трубку. – Проблемы в центральном офисе, необходимо разобраться.
– Ничего, – кивнула она.
Конечно, ромашковый чай прибыл совсем некстати. И девушка, которая принесла его, естественно, служила здесь, и Клео знала ее. Юйсян, красивая китаянка, увидев Клео, смущенно улыбнулась:
– Хэлло.
– Привет, – сказала Клео, чувствуя, что краснеет. – Спасибо, Юйсян, я возьму, спасибо. – У нее не было мелочи для чаевых, но обязательно ли это между служащими отеля, если одна из них находится в номере гостя? Кто знает? Правила этикета не предполагали подобной ситуации.
Клео разлила чай, поставила чашку рядом с Тайлером и, взяв свою, стала бродить по комнате, разглядывая обстановку. На кофейном столике посреди бумаг и журналов стояли шахматы. «Интересно, – подумала Клео, – с кем он играл?» По расположению фигур было ясно, что игра не закончена. Клео присела на кушетку и стала листать журналы. Под журналами она обнаружила прозрачную папку с изображением какого-то здания, лежавшим сверху. Что-то ужасно знакомое… Красивый рисунок, выполненный цветной тушью. И тут Клео поняла – это «Уиллоу». Архитектор изобразил ее дом, но перестроенный и обновленный. Он стал красивее и намного больше. Только фасад, казалось, остался без изменений, хотя выглядел отремонтированным и отсутствовала вьющаяся глициния, та самая, что украшала портик. Исчезли и потрескавшиеся каменные урны у входа. И все было очень красиво.
Клео забралась поглубже на кушетку и стала перебирать другие листы папки. Ей было все равно, видит ли Тайлер, все еще занятый разговором, что она делает. Здесь были снимки территории вместе с эскизами архитектора, и три рисунка на компьютере, дающие представление о том, как будет выглядеть «Уиллоу», когда станет одним из отелей в сети «Рот». Что и было написано элегантным шрифтом – отель «Каррикуэлл-Рот». Большой, представительный отель, и каждая часть его выглядела именно такой, какой Клео видела ее в своих мечтах. Только все это будет сделано без нее.
Руки Клео дрожали, когда она стала класть листы эскизов назад в папку. Тайлер совершенно забыл о ней, с головой уйдя в другой мир; он разговаривал, записывал, жестикулировал… Он так и не прикоснулся к чаю. Да Тайлер просто выдумал, что хочет выпить чаю, а на самом деле хотел затащить ее в постель. Она уверена в этом. Лжец и корпоративный захватчик! Тот предприниматель из города, который вроде бы купил «Уиллоу», был подставным лицом и работал на сеть отелей «Рот», теперь это ясно как день. Ее семья предала ее, продав отель, а семейка Ротов обвела их всех вокруг пальца, подослав подставного покупателя. Клео была уверена, что ее отец не стал бы продавать «Уиллоу» владельцам другой группы отелей. Так вот, значит, как бесконечно богатая корпорация скупает приглянувшиеся объекты? Вряд ли в их краях можно было найти какой-то маленький отель, находившийся на грани разорения, владелец которого согласился бы продать его Ротам, а не местному предпринимателю.
Тайлер прикрыл трубку рукой.
– Потерпи, Клео, уже недолго. Наши люди в Нью-Йорке не представляют, что остальной мир живет в другой временной зоне, – пошутил он.
Клео даже не взглянула на него. Она не могла вынести это, нет, не сейчас. Потому что ей нравился Тайлер Рот, больше чем нравился.
Знал ли он, что она Мейлин? Нет, это было бы слишком унизительно, если бы он узнал, что она из той семьи, которая владела «Уиллоу» и довела его до столь плачевного состояния. Она не доставит Тайлеру такого удовольствия. Клео поднесла чашку к губам. Вдохнула приятный запах ромашки и сделала большой глоток. Затем собрала свои вещи и направилась к дверям. Тайлер был настолько погружен в разговор, что не заметил, как Клео ушла из его жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сегодня и всегда - Келли Кэти


Комментарии к роману "Сегодня и всегда - Келли Кэти" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100