Читать онлайн Мужчины свои и чужие, автора - Келли Кэти, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мужчины свои и чужие - Келли Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мужчины свои и чужие - Келли Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мужчины свои и чужие - Келли Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Кэти

Мужчины свои и чужие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

К шести часам вечера в следующую субботу Лиони все­рьез задумалась, почему она много Лет назад не перевязала трубы. Дети – это какой-то кошмар! Во всяком случае, ее дети. Она еще помнила счастливые дни, когда их шалости ог­раничивались разрисовыванием обоев, поеданием глины во дворе и драками с соседскими детьми. Она-то думала, что те годы были трудными. Надо же так ошибаться! Маленькие дети – сплошная радость в сравнении с подростками. Рань­ше по крайней мере Эбби была милой и ласковой, с ней можно было найти передышку в постоянной войне. Но с тех пор, как она превратилась в несносное создание, ушиблен­ное идеями здорового питания, в доме воцарился настоящий ад. После ее последней выходки они помирились, но Лиони понимала, что она шагает по хрупкому льду в отношениях с дочерью.
Сегодня все вроде начиналось нормально. Лиони, мечтая о первом свидании с банковским работником Хью, встала рано, спокойно позавтракала вместе с Пенни и затем отпра­вилась с ней на долгую прогулку, несмотря на ветреную ян­варскую погоду. К счастью, дождь начался как раз, когда они вернулись домой, так что они даже не вымокли. В половине двенадцатого она отправилась за покупками и приобрела в местном магазинчике специально для свидания прелестные розовые серьги. Кинув в тележку свой любимый шоколадный напиток, Лиони решила, что первая половина дня удалась.
По субботам дом прибирали дети. Начиналось все с деся­тиминутного спора, кто займется кухней, кому идти в ван­ную, а кому вытирать пыль и пылесосить. Лиони на эти споры внимания не обращала, давно перестала кричать, что сама бы вычистила весь дом за то время, которое они тратят на споры. Такое вмешательство могло закончиться тем, что и в самом деле пришлось бы все делать самой.
Однако когда она пришла домой, то сразу стало ясно, что пылесос не сдвинулся с того места, где его Лиони в прошлый раз оставила. Кругом виднелась светлая шерсть Пенни, на кухне тоже никто не подмел. Хуже того, на столе до сих пор были разбросаны остатки завтрака, а пустой пакет из-под молока стоял на помойном ведре. Тот, кто это сделал, не по­трудился подвинуть его на восемнадцать дюймов, чтобы сбросить в ведро!
Лиони в ярости поставила пакеты на пол и отправилась разыскивать виновных. Проходя мимо ванной комнаты, она заметила, что на полу валяется груда мокрых полотенец, в ра­ковине сиротливо лежит тюбик зубной пасты, а в мыльнице оказалось больше воды, чем мыла.
«Такие-разэдакие лентяи! – разозлилась она. – Ждут, что я буду делать все сама, черт побери! Но на этот раз им это с рук не сойдет!»
– Мелани, Абигейл и Дэнни! – закричала Лиони. – По­чему этот дом превратился в такую помойку? Ваша очередь убираться. У вас это займет не более двадцати минут.
Она влетела в комнату девочек, но там никого не было. Тогда она постучала в логово Дэнни и ворвалась в него, не дождавшись ответа. Дэнни втирал гель в мокрые волосы и был очень недоволен тем, что ему помешали.
– У тебя есть деньги, чтобы платить служанке? – спро­сила она.
Дэнни тупо смотрел на нее.
– Потому что, если ты и твои сестры упорно обращаетесь со мной, как со служанкой, должны же вы мне платить хоть какую-то малость!
Он немного смутился.
Лиони продолжала:
– Я много работаю всю неделю, я готовлю, убираюсь за вами всеми. И только в субботу я жду от вас помощи в убор­ке. А что я получаю? Ничего!
– Остынь, ма. Я сейчас займусь, – сказал Дэнни.
– Где твои сестры? – спросила она.
– Я здесь, мам, – робко произнесла Мел, появляясь в халате с лицом, покрытым остатками маски из авокадо, при­надлежащей Лиони.
– Это моя маска? – грозно спросила она.
– Ну, да, мне уходить через полчаса, а вся кожа в пят­нах…
– Уходить через полчаса? А когда же ты собираешься убираться? – ледяным тоном спросила Лиони.
– Ну, я не подумала, что это помешает…
– Она не подумала! – сердито воскликнула Лиони. – Разумеется, пусть старая глупая мать возит грязь, на другое она все равно не способна, вы ведь так считаете?
– Нет, – возразили Дэнни и Мел в унисон.
– А где Эбби? – внезапно спохватилась Лиони.
– Отправилась бегать.
– Бегать? Там же дождь льет, зачем бегать в такую погоду?
– Не знаю. Извини, мам. Я сейчас сделаю, что мне поло­жено, – сказала Мел на удивление послушно. – Я пропылесошу и вытру пыль, а Дэнни пусть вымоет ванную комнату. Ты там такой бардак развел… – начала она, но тут же замол­кла, наткнувшись на гневный взгляд матери.
– Чтобы это было в последний раз! – все еще злясь, за­ключила Лиони. – Если хотите, чтобы с вами обращались как со взрослыми, то и ведите себя как взрослые. Запомните, я не позволю на мне ездить! Убери продукты, Дэнни, – рас­порядилась она и, взяв Пенни, которая ненавидела пылесос, удалилась в свою комнату и закрыла дверь.
Когда она оттуда вышла, Эбби уже вернулась и довольно бестолково убралась на кухне. Хотя Лиони уже остыла, она все-таки сочла нужным сказать несколько резких слов Эбби насчет ее обязанностей и участия в общих усилиях по под­держанию порядка в доме.
– Порядка?! – взвизгнула Эбби. – Если ты это называ­ешь порядком, я не хочу здесь жить! Уверена, папа и Флисс разрешат мне жить с ними!
С этими словами она убежала в свою комнату и захлопну­ла за собой дверь. Пораженная Лиони несколько минут стояла неподвижно, как статуя, а потом сделала единственное, что пришло ей в голову в таком состоянии, – поехала к матери.
Когда она там появилась, Клер в гараже тренировала удар по мячу. Она начала заниматься гольфом только месяц назад и сейчас ездила на поле со своей приятельницей Милли по меньшей мере дважды в неделю.
– Ты должна тоже заняться гольфом, – посоветовала Клер, убирая клюшку в сумку.
– У меня и так забот хватает, – со слезами произнесла Лиони.
– Чушь! Тебе необходимо отвлечься. – Она внимательно посмотрела ей в лицо. – Что на этот раз сказала Мел?
– Да не Мел, вот что самое ужасное. Эбби.
На кухне за кофе Лиони рассказала все матери и почувст­вовала себя несколько лучше. Тэш, одна из прелестных сиам­ских кошек Клер, снизошла до Лиони и разлеглась у нее на коленях, а Лиони всегда чувствовала себя лучше, если могла потискать какое-нибудь животное. Ее собственная кошка Клевер на коленях сидеть не любила, так что Лиони прихо­дилось ограничиваться Пенни. Тэш вознаградила ее громким мурлыканьем и выгнула спинку.
– Эбби немного напоминает тебя, когда ты была под­ростком, – задумчиво произнесла Клер.
– Я никогда такой не была! – возмутилась Лиони.
– Да нет, была, – возразила мать. – Когда тебе было около шестнадцати, ты решила, что ты очень толстая и не­красивая. Это было ужасно, но что я могла поделать? Ты об­виняла меня, потому что винить больше было некого.
– Но Эбби значительно симпатичнее, чем я в ее годы, и она всегда была такой милой… – беспомощно возразила Лиони. Ей казалось, что она делает все возможное, чтобы Эбби чувствовала себя уверенно и надежно. Так почему же у нее ничего не выходит?
– Она хорошенькая и будет еще лучше, но не забывай, что у тебя не было красивой сестры, с которой бы ты посто­янно себя сравнивала, – заметила Клер.
– Мне приходилось соревноваться с тобой, – устало сказала Лиони, оглядывая стройную миниатюрную фигурку матери в синих брюках, свитере и с красным шарфом вокруг шеи. У Клер была особенность – на ней даже самая простая вещь казалась роскошной. – Ты выглядела значительно при­влекательнее меня, когда я была подростком. Помнишь то ужасное полосатое бикини, на покупке которого я настояла?
– Ты отдала его мне, – засмеялась Клер.
– И ты в нем выглядела потрясающе, – сказала Лио­ни. – Тогда жизнь была легче.
– Жизнь всегда кажется легче в ретроспективе, – заме­тила Клер. – Что еще не так? Вряд ли бы ты приехала в суб­боту, только чтобы пожаловаться на Эбби.
Лиони покачала головой:
– Да ничего, кроме, пожалуй, того, что Дэнни может вылететь из колледжа. Ну а Мел даже вида не делает, что инте­ресуется занятиями, и ходит в школу только для того, чтобы похлопать ресницами перед парнями из класса. Да еще Эбби превратилась из послушной и тихой девочки в примадонну, которая без передышки говорит о своей мачехе. Я не могу справиться со всем этим одна, – не сдержавшись, призна­лась она.
Мать фыркнула, и Лиони внутренне застонала. Она знала, что сейчас будет.
– Если бы ты не разошлась с Реем, ты не была бы сейчас одна, и у детей не появилась бы добрая фея в лице мачехи, – поджав губы, заявила Клер.
– Мам, мне не нужна очередная лекция.
– А я и не собираюсь читать тебе лекцию. Но ты приеха­ла сюда за советом, так уж выслушай меня, пожалуйста. Да, трудно воспитывать детей одной, но это был твой выбор, Лиони. Ты решила, что тебе нужна настоящая любовь, а Рей для этого не годится. Так что жаловаться тебе надо на саму себя, – безжалостно заявила» Клер. – Вот и все. Конец лек­ции. Кстати, что ты собираешься делать вечером? Мы с Милли идем в кино. Только вот не можем решить, что вы­брать – боевик, криминальную драму или фильм с Шоном Коннери. Хочешь с нами? Твоим ужасным отпрыскам пой­дет на пользу, если ты их на время бросишь. Они уже слиш­ком привыкли к приготовленным обедам и как по волшебст­ву убранному дому. С ними случится шок, если им не пода­дут еду к ужину.
– Я…гм… сегодня ухожу, – заикаясь, призналась Лиони.
– С подругами? – без особого интереса спросила мать, но, заметив, что Лиони прикусила губу, воскликнула: – С мужчиной! Верно? Молодец, Лиони. Самое время завести себе мужчину. Кто он и где ты с ним познакомилась?
– Он приятель Ханны, – соврала Лиони, чтобы избе­жать новой лекции.
– Вот как? Расскажи мне о нем.
– Его зовут Хью Годдард, он работает в банке, советник по инвестициям. Давно в разводе и обожает собак.
– Это замечательно, но какой он человек и как выгля­дит? – допытывалась мать.
Лиони помолчала. Как она могла признаться, что пред­ставления не имеет, какой он и как выглядит. Надежный, был когда-то фанатом регби, работаю с деньгами, не молод, но и не стар, без вредных привычек. Хотел бы познакомиться с женщиной, обожающей животных. Годится для объявления, но ни­чего личного, о чем бы можно было рассказать матери. Лиони решила изобразить досаду.
– Право, мам, самый обычный парень, вот и все. Мы по­знакомились у Ханны, он мне показался приятным, вот я и согласилась с ним встретиться.
– Ладно, не заводись, – сказала Клер. – Я только спро­сила. Меня с ним познакомишь?
– Если он окажется любовью всей моей жизни и мы решим эмигрировать на Багамы, оставив детей тебе, то да, я тебя с ним познакомлю. Мне пора бежать, мама.
Хью предложил встретиться в пабе в центре города, и Лиони решила не брать машину, а добраться муниципаль­ным транспортом. Слегка прихрамывая в тесноватых туфлях, она вышла из дома, оставив четкие инструкции насчет того, как разогревать лазанью, и предупредив, что она не желала бы, вернувшись домой, обнаружить, что Дэнни смылся, бро­сив сестер.
– Куда это ты так вырядилась? – спросил Дэнни, раз­глядывая ее парадную юбку, красную шелковую блузку с тремя расстегнутыми верхними пуговицами и привезенное из Египта ожерелье.
– С девочками встречаюсь, – сообщила мать, натягивая черный пиджак, который носила только в торжественных случаях.
Поскольку Эбби снова весь день дулась, она не хотела на­чинать новую ссору и признаваться, что встречается с муж­чиной. Как знать, какую это вызовет реакцию? В ее тепереш­нем эмоциональном состоянии Эбби вполне способна по­мчаться в аэропорт и улететь в Бостон, задержавшись только на мгновение, чтобы позвонить в Комиссию по делам несо­вершеннолетних и заявить, что ее мать жестоко обращается с детьми.
Когда Лиони добралась до электрички, каждый шаг уже доставлял ей мучения. Ей очень хотелось выбросить туфли в урну и отправиться дальше в одних чулках. Наверное, на нее будут оглядываться – но не больше, чем на высокую полную женщину, издающую стоны при каждом шаге.
Лиони села справа, чтобы видеть море, и сняла прокля­тые туфли, поставив ноги на противоположное свободное сиденье. Несмотря на боль, она получила удовольствие от поездки, разглядывая садики, освещенные дома и людей, гу­ляющих вдоль моря с собаками.
На станции Тара-стрит Лиони поняла, что напрасно ра­зувалась. Ноги распухли, она едва всунула их в туфли и, хро­мая, медленно потащилась по улице к бару, где должен был ждать ее Хью. Она опоздала на десять минут, ноги ее, каза­лось, нуждались в срочной ампутации, ей было жарко, и она понимала, что макияж стекает по лицу ручьями. Все роман­тические чувства улетучились. Может, он не придет, и она вернется домой? По телевизору показывали фильм с Ричар­дом Гиром, и если дети Переругались и сидят по своим спаль­ням, пульт дистанционного управления окажется в ее распо­ряжении…
Не успела Лиони войти в бар, как сразу узнала Хью. Трудно было ошибиться. Он здесь был единственным старше двадцати – кроме нее, разумеется. У колонны с бокалом Пива в руке и смущенным выражением лица стоял мужчина среднего роста, с широкими плечами, массивной шеей, обыч­ной для спортсменов, и густыми короткими темными воло­сами, поседевшими на висках. Лиони с удовольствием отме­тила, что он хорош собой. В рубашке с открытым воротом и твидовом пиджаке он выглядел в этом молодежном раю при­мерно так же, как выглядела бы потомственная герцогиня на дискотеке.
Бар был до отказа забит группами молодых людей и деву­шек, одетых для вечеринки. Резкий запах лака для волос за­глушал аромат духов и лосьона после бритья. Настоящий ад для астматика! Девушки, затянутые в лайкру, хихикали и строили глазки парням с бритыми головами, которые стара­лись выглядеть крутыми, куря сигарету за сигаретой.
Лиони невольно улыбнулась: надо же было сделать такую глупость – встретиться в этом месте. Когда она поверх голов поймала взгляд Хью, он тоже смущенно улыбнулся и про­брался к ней. У него оказались очень приятные глаза, смею­щиеся, с сетью морщинок вокруг, и шрам на твердом подбо­родке.
– Лиони? – громко спросил он, чтобы она могла его ус­лышать на фоне музыки. – Вот что мы имеем из-за моего желания показаться модным.
– Если это послужит вам утешением, у меня тоже сквер­ные отношения с модой, – сказала она, сияя глазами. – Иначе бы я знала, что это место нам не годится. Давайте по­ищем что-нибудь для престарелых, где не придется изъясняться жестами. У моего слухового аппарата батарейки под­сели.
Он кивнул, поставил стакан на стол, и они вышли.
Они шли по улице и смеялись над тем, насколько неле­пыми становятся вполне разумные взрослые люди, когда знакомятся по объявлению.
– Во время моей первой попытки я предложил даме ужин в шикарном ресторане, чтобы произвести впечатление. А она заявила, что ненавидит рестораны с претензией, и уда­лилась после первого блюда, – вспоминал Хью. – На этот раз я тоже опростоволосился.
Лиони не обратила внимания на его упоминание о «первой попытке» и не решила, что у него такое хобби. Наверня­ка нет, она почему-то была в этом уверена. Было в нем что-то уютное, будто она знала его много лет.
– Я тоже признаюсь в грехе, – сказала она, с трудом шагая рядом с ним по булыжнику. – Надела новые туфли, чтобы произвести впечатление, и вот ноги болят жутко, а этот булыжник просто меня добивает.
– Надо было сразу сказать, – сказал Хью, беря ее под руку. – Сейчас мы найдем подходящий ресторанчик, где вы сможете сесть и снять туфли. И никто ничего не заметит.
– Мне бы подошло местечко, где можно лечь, – пошу­тила Лиони и покраснела, поняв двусмысленность сказанного.
Но Хью не стал делать далеко идущих выводов.
– Это для меня слишком продвинуто, – спокойно за­явил он. – Секс через первые десять минут – это чересчур, вы не находите?
Она рассмеялась.
– Абсолютно с вами согласна. Но выпить бы не помешало.
– А насчет поесть? – спросил он. – Если честно, я ужас­но голоден, но сразу ужин предлагать не стал – вдруг мы возненавидим друг друга и нам захочется сразу же разбежаться.
– Я тоже предвидела такой вариант, – призналась Лиони. – Я даже придумала вечеринку, на которой мне сле­дует быть к десяти часам. Это на случай, если вы окажетесь скучнее посудомоечной машины. Но я тоже хочу есть.
– Порядок. Значит – ужин. Обопритесь о меня. И если вам внезапно потребуется уйти в половине девятого, я все пойму.
Несмотря на воскресенье, им удалось найти столик в китайском ресторане поблизости. Лиони сняла туфли и засто­нала от облегчения.
– Только не надо изображать страсть, не заказав еду, – предупредил ее Хью. – Иначе нас могут вышвырнуть за нарушение общественной нравственности. Даже полицию могут позвать. А мне этого не надо. Я уважаемый человек.
Лиони хихикнула. Он был забавным, это радовало.
Появился официант и взял заказ. Когда Хью сказал, что он хочет на гарнир жареный рис, Лиони едва не рассмеялась. Но смеяться было нельзя: симпатичный официант мог поду­мать, что она смеется над его забавным акцентом, хотя дело было вовсе не в этом.
Хью строго взглянул на нее.
– Ведите себя прилично, – шепотом проговорил он. – С ней всегда так после нескольких пинт пива, – объяснил он официанту.
На этот раз Лиони расхохоталась.
– Не могу понять, что это меня в вас так веселит? – ска­зала она, когда официант ушел, не обратив ни малейшего внимания на их выходки.
– Моя плешь? – предположил он, наклоняя голову так, чтобы она могла ее увидеть.
– Наверное, все в дело в облегчении оттого, что ведь вы оказались таким нормальным, – заявила Лиони. – Ну, чу­точку с приветом, но как раз с таким же, как и у меня. Мне кажется, я вас уже сто лет знаю.
Хью кивнул.
– Точно. Я никогда не шучу с людьми, которых не знаю. На самом деле я довольно робкий и с незнакомыми людьми веду себя очень официально. И по работе так удобнее. Невоз­можно говорить об инвестициях и шутить напропалую. Но с вами я чувствую себя очень комфортно.
– Я тоже. Значит, вы не были душой компании, когда водили ту даму в роскошный ресторан? – поддразнила она его.
Хью откинул ладонью волосы со лба и состроил обижен­ную мину.
– Нет, черт, возьми. Это больше походило на интервью при приеме на работу. Я рассказал, чем занимаюсь, какие у меня хобби. Еще до того, как мы заказали выпивку. Если бы у нас было время, я бы поведал ей о своих карьерных планах и о том, чего я собираюсь добиться через пять лет. Ужас! По­разительно, что после такого фиаско я рискнул снова.
– А какая она и почему ты ответил на ее объявление? – спросила Лиони, внезапно переходя на «ты». – Кстати, по­чему ты ответил на мое?
– Она написала, что работает с деньгами и полагает, что было бы приятно встретиться с человеком сходной профес­сии, – пояснил он. – Это было ошибкой, потому что теперь я буду работать и думать, как бы случайно не столкнуться по службе с ней. Крутая дамочка! Не каждый сможет посреди ужина встать и заявить, что мы явно не подходим друг другу, поэтому нет смысла зря терять вечер.
– Действительно, круто.
– И не очень приятно, сидеть одному в ресторане, когда . моя дама внезапно удалилась. Наверняка все решили, что мы женаты, и я только что сказал ей, что завел себе другую.
Он выглядел таким грустным, вспоминая эту неудачу, что Лиони снова улыбнулась.
– Это было в ноябре, – добавил он, – так что я пару ме­сяцев сидел дома и зализывал раны.
Подошел официант, и они принялись за еду.
– Так легко ты не отделаешься, – сказала Лиони, утолив первый голод. – Теперь выкладывай, почему ты ответил на мое объявление?
– Мне показалась, что ты симпатичная и дружелюбная, да еще и животных любишь. Я их тоже люблю, вот и ответил. К тому же я не могу устоять перед крупными блондинками. Шучу, – добавил он. – Но только по поводу последнего.
– Если ты пытаешься с помощью цветастых комплимен­тов заставить меня заплатить целиком за ужин, зря стараешь­ся, – предупредила Лиони.
– Как вы могли такое подумать, мисс?! – Он посмотрел ей в лицо и мягко добавил: – В жизни не видел таких пре­красных глаз. Такие синие, просто невероятно! И мне очень хорошо с тобой. Честно.
В животе у Лиони что-то задрожало. Если не в животе, то, во всяком случае, в нижней половине. Она глубоко вздох­нула и объявила:
– Ту вечеринку в десять часов отменили.
– Прекрасно. Когда без четверти десять мне по мобиль­нику позвонит приятель, который якобы потерял ключи от квартиры и только у меня есть запасные, я скажу ему, что все в порядке. Ты просто прелесть.
Китайская еда им очень понравилась. Они успешно справились с пекинской уткой и отдали должное говядине на углях. В конце концов Лиони сказала, что придется расстегивать пуговицы на юбке, а то отлетят. Ей бы даже в голову не пришло высказаться подобным образом при другом мужчине, но она чувствовала себя так спокойно с Хью, что ничуть не смущалась. Разумеется, помогла и вторая бутылка вина.
– Я не слишком большая любительница крепких напит­ков, – призналась Лиони, подвигая свой бокал, чтобы он его еще раз наполнил. – Но вино люблю, хотя обычно я напива­юсь быстрее.
– Надеюсь, ты не просекла мои хитрые планы, – заме­тил Хью с абсолютно серьезным лицом. – А то у меня джип в переулке, и я собираюсь увезти тебя к себе и нехорошо себя повести.
– Ну, вряд ли тебе это удастся – до такого состояния я еще не допилась, – Лиони погрозила ему пальцем. – Силь­нее всего я напилась один раз, когда еще училась в колледже. На вечеринке студентов-медиков. Они сделали очень креп­кий пунш, чего только туда не налили. Я была пьяна в стель­ку после четырех бокалов и привязалась с разговорами к одному парню, будущему гинекологу. – Она хихикнула, чувствуя, что все-таки пьяна. – И, разумеется, я задала ему этот сакраментальный вопрос.
Хью явно не понимал, о чем она толкует. Лиони накло­нилась вперед и понизила голос:
– Ну, знаешь, как они могут целый день смотреть жен­щинам… сам понимаешь куда, в потом дома заниматься лю­бовью с женами или подружками.
Хью очень развеселился.
– И что он сказал?
– Не помню. Была жутко пьяная. Господи, как же мне было стыдно на следующий день! Люди подходили ко мне и рассказывали, что я делала, и это было ужасно. Просто не знала, куда деваться. А напилась я потому, что страшно хоте­ла стать там своей и полагала, что алкоголь поможет.
– Бедняжка, – пожалел ее Хью и погладил по руке. – Мне стыдно признаться, но в мои сорок семь лет я ненамно­го лучше. В тот день, когда твоя предшественница бросила меня одного в ресторане, я допил вино, которое мы только начали, и затем присовокупил три порции бренди. Ты, по крайней мере, тогда была ребенком.
Пришла очередь Лиони гладить его руку.
– Все объяснимо, Хью. Я бы от расстройства выпила пару бутылок вина или же пошла бы в туалет, вылезла бы в окно и сбежала бы от позора.
Он кивнул:
– То, что ты взрослый и у тебя дети, вовсе не означает, что ты защищен от тех же эмоций, какие испытывает подрос­ток.
– У тебя есть дети? – обрадовалась Лиони. – Ты не говорил.
«Замечательно, – подумала она. – Разведенный мужчи­на с детьми – идеальный вариант, он способен понять, как важны для меня дети».
– У меня их двое: Джейн двадцать один, а Стивену – во­семнадцать. Он живет с матерью, а Джейн уже самостоятель­ная, у нее квартира тут недалеко. Они замечательные. Я не знаю, что бы без них делал, – добавил он с теплотой в голосе.
– Расскажи мне все! – попросила Лиони.
Для рассказа «обо всем» потребовалось выпить по паре чашек кофе – спиртного больше решили не пить, жалея здо­ровье.
– Хотелось бы завтра проснуться без похмелья, – заметил Хью.
Он не рассказал, почему разошелся с женой три года назад, а Лиони постеснялась спросить. Если ему когда-нибудь захочется, он расскажет сам. Но о детях он говорил с удовольствием.
Джейн работала в страховой компании клерком и была прекрасна.
– Не знаю, в кого она пошла, но она потрясающая, – сказал Хью. – Очень умна и замечательно рисует. Я все советую ей показать свои картины в галереях, но она отказывает­ся. Ну а Стивен слегка отбился от рук и сейчас копит деньги, чтобы на год бросить занятия и попутешествовать по свету. Каждый раз, когда он начинает говорить о Дальнем Востоке, с Розмари – это моя бывшая жена – случается истерика.
– Могу ее понять, – сказала Лиони, искренне сочувствуя Розмари. Если бы Дэнни объявил, что собрался на Даль­ний Восток, с ней бы точно была истерика.
– Ерунда, – сказал Хью. – Молодым надо дать возмож­ность расправить крылья и путешествовать. Мне очень жаль, что мне не выпало такого шанса. Я полностью поддерживаю Стивена. Даже сказал, что заплачу за билет и дам тысячу фунтов, если он в самом деле соберется.
Лиони удивилась. Если бы Дэнни захотел год провести в странствиях, ему пришлось бы расплачиваться самому. Зачем тратить год, чтобы повзрослеть и расширить кругозор, если полагаешься на подачки родителей? Он так и не сообразит что значит быть независимым, если она будет оплачивать его расходы.
– А не лучше ли Стивену самому заработать себе на путе­шествие? – осторожно спросила она.
– У меня есть деньги, и это меньшее, что я могу для него сделать, – возразил Хью. – Я все отдаю детям. Например, помог Джейн купить машину, так что Стивен тоже должен получить свою долю.
– Вот как… – улыбнулась Лиони.
Деньги от провинившегося отца! Она готова была поспо­рить на месячное жалованье, что это он ушел от Розмари, а теперь балует детей, чтобы как-то компенсировать развал семьи.
– Они очень огорчились, когда ты ушел из дома? – спросила она.
– Я не уходил, – удивился он. – Это Розмари ушла. У нее кто-то появился, но толком ничего не вышло. Тогда я снял себе квартиру и оставил ей наш дом – тем более что дети тогда тоже там жили.
– Извини, я не хотела проявлять любопытство, – быстро сказала Лиони.
– Ничего страшного. Нам надо все эти вещи выяснить если мы хотим понимать друг друга. Расскажи мне о своей семье.
Шел уже первый час, когда они ушли из ресторана, пред­варительно поспорив, кто будет платить по счету. Хью хотел заплатить за все, но Лиони отказалась, предпочитая запла­тить за себя. К стоянке такси они шли молча. Они прекрасно провели время, и Лиони очень хотелось снова с ним увидеть­ся, но она боялась заговорить об этом, чтобы не показаться навязчивой. И вдруг он вовсе не хочет ее больше видеть?
Такси подъехало почти сразу. Хью жил в совершенно противоположном направлении от нее, так что им было не по дороге. Настала пора прощаться. Хью открыл для нее дверцу, и Лиони ощутила глубокое разочарование. Он не со­бирается с ней больше встречаться! Но в следующее мгновение она почувствовала, как его губы легонько коснулись ее щеки.
– Что ты делаешь вечером в следующую субботу? – спросил он.
Лиони просияла.
– Буду красить ногти, если не получу более интересного предложения.
– Уже получила, – сказал он, протягивая ей свою визит­ную карточку. – Ужин в то же время. Я найду что-нибудь экзотическое, а ты можешь позвонить мне на мобильный.
Домой она ехала почти целый час. В другой день Лиони с напряжением бы следила за счетчиком, отсчитывающим ки­лометры со скоростью автомата в Вегасе. Сегодня же ей каза­лось, что она находится на яхте и ее несет легким ветерком по Карибскому морю. Все отошло куда-то далеко – буднич­ные неприятности и астрономическая цифра на счетчике. Она пару раз прошептала его имя: Хью Годдард, Хью Годдард. Хорошее имя, и человек хороший. Правда, у них раз­ные взгляды на воспитание детей, но стоит ли сейчас об этом думать. Она больше рожать не собирается, так что эта разни­ца не имеет значения. Важно то, как он заставил ее себя чув­ствовать. Хью был забавен и привлекателен, и с ним она тоже чувствовала себя остроумной и привлекательной. Иными словами, они идеально подходили друг другу!
– Нет, мы еще точной даты не назначили, – говорила Ханна, поворачивая руку, чтобы Лиони и Эмме был лучше виден бриллиант. – Феликс только что прошел пробы для двух сериалов, но еще не скоро узнает, взяли его или нет. А это означает, – вздохнула Ханна, – что мы пока не можем рисковать и снимать помещение для приема.
Они пили кофе на кухне Ханны, наскоро собравшись, чтобы обсудить жизнь, вселенную и мужчин.
– А я думала, что Феликс теперь вцепится в тебя обеими руками, раз ты согласилась выйти за него замуж, – заметила Эмма. – И вы уже направляетесь на Сейшельские острова, где ранним утром сыграете свадьбу.
– Я бы не возражала, – призналась Ханна. – Я не люб­лю пышные свадьбы с кучей родственников, мне даже поду­мать страшно о вечеринке с присутствием семидесятилетних тетушек, которых я не видела лет сто. Не говоря уже о том, что может устроить мой папаша, если напьется. – Она тут же поправилась: – Когда напьется. Да, свадьба на пляже – это здорово…
Лиони совсем размечталась.
– Все было бы так романтично, Ханна! – вздохнула она, думая о Хью. – Босиком на пляже, везде кокосовые пальмы и звуки набегающих на песок волн.
«Эмму, похоже, мои новости не слишком обрадовали, подумала Ханна. – Да нет, наверное, мне просто кажется Эмма очень добрая, она должна радоваться моему счастью».
– Ты уверена, что поступаешь правильно? – спросила Эмма.
И Ханна, и Лиони в изумлении уставились на нее.
– Ты не слишком торопишься? – продолжила Эмма.
Я знаю, ты любишь Феликса, но, по-моему, разумнее было бы сначала пожить вместе с годик, а потом уж решать, – добавила она.
– Я уверена! – огрызнулась Ханна. – Мы созданы друг для друга, и я…
– Не обижайся, Ханна, – перебила Эмма. – Я ничуть не сомневаюсь, что ты его обожаешь, но брак – шаг серьезный, надо быть полностью уверенной. А Феликс пропал перед Рождеством и даже не сказал тебе, куда направляется. Ты должна убедиться, что он не будет поступать так регулярно.
Ханна сжала зубы.
– Большое спасибо, но мне не нужно об этом напоми­нать, – холодно сказала она. – Он все объяснил. И мне не хотелось бы, чтобы ты ставила под сомнение мою способность самой решить этот вопрос.
Эмма покраснела. Она поняла, что зашла слишком далеко и обидела Ханну, хотя вовсе этого не хотела.
– Пожалуйста, не сердись, Ханна. Просто я боюсь, что ты торопишься. Извини, я, наверное, как всегда, осторожничаю. Такой уж у меня характер.
– Я знаю, ты считаешь, что помогаешь, Эмма, но на самом деле это не так, – обиженно сказала Ханна. – Я выхожу за Феликса и думала, что ты обрадуешься…
– Я радуюсь, – возразила Эмма.
– Девочки, хватит ссориться! – умоляюще воскликнула Лиони. – А то мне кажется, что я дома, и Мел с Дэнни руга­ются.
Ханна позволила себе улыбнуться.
– Ты права, – согласилась она. – Давайте кончим гово­рить о свадьбах.
Они выпили кофе, болтая о пустяках, но напряжение ос­талось. Эмма не выдержала первой.
– Мне пора, – пробормотала она. – Позвоню на неделе.
Оставшись вдвоем, Ханна и Лиони некоторое время пили кофе молча. Ханна хмуро смотрела на огонь в камине.
– Не сердись на нее, она просто хочет быть верным дру­гом, – сказала Лиони. – Мы обе знаем, что Феликс тебя обо­жает. – Впрочем, это не совсем соответствовало действи­тельности, поскольку ни Эмма, ни Лиони ни разу не видели Прекрасного принца Ханны и знакомы были только с ее вер­сией.
– Ага, я знаю, – вздохнула Ханна. – Зря я так болезнен­но прореагировала. Давай забудем, ладно?
Но как бы Ханне ни хотелось забыть слова Эммы, ей это не удавалось. Действительно ли она уверена в Феликсе? Он ведь и в самом деле уехал внезапно и ничуть о ней не беспо­коился. Вдруг такое случится снова?
– Ханна решила выйти замуж за Феликса, – сообщила Эмма Питу, когда вернулась домой. – По-моему, она сошла с ума.
– Почему ты так думаешь, Эм?
– Не знаю, но что-то есть в этом Феликсе, что мне не по душе. Даже имя. Сам подумай – Феликс Андретти! Несколь­ко экзотично для парнишки из-под Бирмингема.
– Кто знает, может, его родители родились не в Анг­лии, – предположил Пит.
– Ладно, это ерунда. Но он уехал, не сказав ни слова, и оставил Ханну на целый месяц, а потом явился как ни в чем не бывало, ожидая, что она встретит его с распростертыми объятиями. По-моему, он просто подонок! И я видела его фотографию в «Алло!» с другой женщиной. Я не сказала Ханне, не смогла… – Эмма прищурилась. – Один бог знает, чем он занимался весь этот месяц. Готова спорить, он и слова-то такого, как «верность», не знает! Я ему не доверяю и пыталась сказать об этом Ханне. Но она рассердилась, и я пошла на попятный.
– Если ты так уверена, попробуй еще раз. Позвони ей, скажи, что волнуешься за нее и боишься, что она попадет в беду, – предложил Пит.
– Пожалуй, – сказала Эмма. – Только она уже сердит­ся, так что вряд ли ей понравится мое повторное выступле­ние. – Она вздохнула. – Поторопись, через три минуты на­чнется «Отец Тед». Я принесу чай, а ты поищи печенье.
В эту ночь Эмма опять видела сон про ребенка. Так ясно и четко. Она стояла в супермаркете и пыталась толкнуть тележку так, чтобы не повредить ребенку. Срок был еще небольшой, месяца три. Она погладила свой слегка выпираю­щий живот. Ее ребенок, ее девочка… Почему-то Эмма знала, что это девочка. Она ходила по супермаркету и заговаривала с людьми, среди которых были Пит и ее мать. Но она не ска­зала им, что беременна, боялась сглазить.
Потом она решила, что необходимо сделать тест на бере­менность, пошла искать аптеку, пошел дождь… и она про­снулась. Несколько минут ей казалось, что она все еще бере­менна, но тут заворочался Пит и начал храпеть. Фантастический мир уступил место реальности. Она взглянула на часы – половина седьмого. Скоро вставать. И вовсе она не беременна. Ей не надо было трогать свой живот, чтобы убе­диться в этом.
Эмма тихонько спустилась вниз и приготовила себе чашку чая. И все время ее не покидало ощущение потери. Чувст­вуя себя пустой и бесполезной, Эмма полчаса пила чай и смотрела телевизор – ей тяжело было оставаться наедине со своими мрачными мыслями.
Пит вошел в гостиную, как раз когда она выключала телевизор. Глаза заспанные, остатки волос спутаны и стоят дыбом. Его присутствие почему-то разозлило ее. Он наклонился и поцеловал ее в губы, завалился на диван и закрыл глаза.
– Зачем ты так рано поднялась?
– Не спалось! – огрызнулась она. Господи, неужели он не понимает, что с ней происходит? Ну почему мужчины такие черствые?..




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мужчины свои и чужие - Келли Кэти

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324252627282930

Ваши комментарии
к роману Мужчины свои и чужие - Келли Кэти


Комментарии к роману "Мужчины свои и чужие - Келли Кэти" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100