Читать онлайн Лучшие подруги, автора - Келли Кэти, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лучшие подруги - Келли Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лучшие подруги - Келли Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лучшие подруги - Келли Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Кэти

Лучшие подруги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Спустя три дня, утром в пятницу, в самом начале десятого, Эбби остановила машину перед большим домом в фешенебельном пригородном районе Корка. Она приехала сюда по частному заказу, чтобы заняться наведением порядка в доме. Многие считали, что после успешной карьеры на телевидении Эбби отказалась от частных заказов, но на самом деле это было не так. Хотя на телевидении платили хорошо, это все же были не те огромные деньги, как это представлялось многим. Суммы, о которых говорилось в газетных статьях, посвященных тому, кто сколько зарабатывает, обычно сильно завышались, и чтобы заработать столько, сколько ей приписывали газеты, Эбби надо было продать саму себя и всю свою семью в рабство сроком на десять лет. Успешные телепередачи обеспечивали приличный счет в банке и возможность заработать еще больше, если у передач оставался высокий рейтинг. Однако это вовсе не означало, что Эбби просто приносят домой деньги на блюдечке с голубой каемочкой. Так что частные заказы были ее хлебом с маслом.
К нынешнему заказу Эбби относилась с настороженностью. Таня Монаган, местная светская дама, фотографии которой часто появлялись в разделе светских сплетен, пожелала, чтобы Эбби помогла ей упорядочить свою жизнь. Но Эбби подозревала, что дом Тани вовсе не нуждается в наведении порядка, просто Таня захотела воспользоваться услугами знаменитости. Это было сродни тому, как, например, пригласить для обслуживания вечеринки известного шеф-повара или для работ в саду известного ландшафтного дизайнера.
При случае Таня могла бы небрежным тоном заметить, что в ее доме работает Эбби Бартон… ну, та самая, с телевидения.
В стену рядом с автоматическими воротами перед домом Монаганов было вмонтировано переговорное устройство. Муж Тани был строительным магнатом и явно купался в деньгах.
Эбби опустило стекло джипа.
– Эбби Бартон к миссис Монаган! – крикнула она в переговорное устройство.
– Проезжайте, – прозвучал в ответ вежливый голос с ярко выраженным акцентом. Эбби была уверена, что ответила ей не Таня. Наверняка это был голос прислуги, и это косвенно подтверждало, что дом содержится в безупречном порядке. Эбби остановила машину на аккуратной подъездной гравийной дорожке. Ей не пришлось нажимать кнопку звонка – как только она подошла к двери, дверь распахнулась. На нее с застенчивой улыбкой смотрела темноволосая женщина в тяжелых башмаках.
– Добро пожаловать, – любезно пригласила она.
В этот момент на верхней площадке лестницы появилась Таня.
– Мануэла, я сама позабочусь о нашей гостье! – крикнула она.
– Спасибо, – поблагодарила Эбби Мануэлу, которая ответила ей благодарным взглядом – похоже, ее в этом доме не слишком часто благодарили. Эбби могла бы поспорить на свой дневной заработок, что Мануэла много чего знает о своей хозяйке. Эбби подумала, что, возможно, они как-нибудь обменяются мнениями по этому поводу.
– Спасибо, что приехали, – сказала Таня, слегка махнув рукой в направлении Эбби. Скелетообразная блондинка с шестым размером бедер, обтянутых розовыми джинсами от Версаче, Таня выглядела полновластной хозяйкой жизни, а по скучающему выражению ее лица можно было сделать вывод, что она решила не выражать особого восторга по поводу появления в ее доме телезвезды.
Закурив сигарету, Таня повела Эбби на экскурсию по дому. Он был настолько большим, что Эбби порадовалась тому, что надела туфли без каблука. И настолько опрятным и безупречным, словно только что сошел с обложки модного журнала. Затем женщины поднялись наверх.
– Как видите, у меня здесь совсем нет места, – пожаловалась Таня, когда она вошли в гардеробную, которая была размером с главную спальню в доме Эбби. Одежда висела повсюду, и ее действительно было очень много, однако это не шло ни в какое сравнение с теми катастрофическими ситуациями, с которыми Эбби сталкивалась во время телевизионных передач. Одна семья, например, прожила три года, храня всю свою новую одежду в пластиковых пакетах, поскольку все их шкафы были забиты старой одеждой и никто не решался ее выбросить. Так что по сравнению с тем домом Танина гардеробная была практически образцовой, напоминавшей витрину магазина одежды.
– Как вам кажется, вы сможете навести здесь порядок? – спросила Таня, не глядя на Эбби, а внимательно разглядывая свои безупречные ногти.
Эбби подумала о том, что во всех комнатах дома царит порядок и никакой работы здесь практически не требуется. Нечестно с ее стороны было получать деньги ни за что, просто облегчая кредитную карточку Тани. Таня предварительно обещала за работу большие деньги, но Эбби, как человек порядочный, не могла поступить несправедливо. Кроме того, ей не хотелось проводить много времени в обществе высокомерной и грубой Тани Монаган.
– Таня, да здесь практически нечего делать, – откровенно сказала Эбби. – В этой комнате работы от силы на день, вот и все. Я не могу брать у вас деньги ни за что.
– Ну хоть что-то вы можете сделать? – Таня выглядела почти оскорбленной – как это, ее дом не подходит для того, чтобы в нем наводила порядок телезвезда?
– Было бы нечестно с моей стороны сказать, что в доме требуется навести порядок. Да у вас просто нет никакого беспорядка.
– Ну хоть в этой комнате, – едва не взмолилась Таня.
– Ну хорошо, – пожала плечами Эбби.
– Отлично. Я пришлю Мануэлу, на тот случай, если вам захочется чая или кофе, – уже с улыбкой сказала Таня, довольная тем, что добилась своего. – А мне нужно уехать. Я вернусь не скоро, не скучайте.
И она ушла, оставив Эбби в состоянии явного раздражения.
Наведение порядка в гардеробной Тани имело и еще один большой минус. Эбби подумала об этом, когда закончила работу и надела жакет. Огромные зеркала от пола до потолка были столь же беспощадными, как и зеркала в парикмахерской, – они отражали каждую морщину. Надо будет посоветоваться с Таней по поводу пластической операции. Таня была из тех женщин, которые все знают о том, где и как лучше убрать мешки под глазами. Единственная проблема заключалась в самой операции. Во-первых, она была болезненной, а во-вторых, всегда существовал риск того, что операция пройдет неудачно. Стоит только посмотреть на тех женщин, у которых губы выглядят так, словно их надули насосом. Нет, на операцию Эбби могла решиться только в том случае, если бы ей гарантировали, что она будет выглядеть так же естественно, только моложе.
По пути домой она зашла в магазин и купила бананы и бутылку воды. Выйдя из магазина, Эбби прошла мимо витрины аптеки, где ее внимание привлекла выставленная там новая губная помада. День у нее сегодня выдался скучный, но прибыльный, так что она вполне заслужила новую помаду или лак для ногтей. Эбби зашла в аптеку и после десятиминутного пребывания возле прилавка с косметикой решила купить новый, дорогой крем от морщин под глазами, лосьон, придающий пухлость губам, и увлажняющую маску для лица. А еще, чтобы уж окончательно побаловать себя, тушь для ресниц, которая, как говорилось в рекламе, делала ресницы длинными и загнутыми, как у сексуальных французских актрис. Возможно, такие ресницы будут отвлекать любопытных от морщинок в уголках ее глаз. Стоимость покупок оказалась пугающе большой, и Эбби подумала, что, наверное, дешевле было бы сделать подтяжку у глаз. Вздохнув, она подписала чек, отвернулась от прилавка и, сделав всего несколько шагов, столкнулась с мужчиной в плаще.
Столкновение было столь неожиданным, что Эбби выронила сумку с покупками, и та с грохотом шлепнулась на пол.
– Простите, – пробормотала Эбби, не взглянув на мужчину, и нагнулась, чтобы поднять сумку. Только бы ничего не разбилось. Господи, какая же она неуклюжая, да еще вся в морщинах! Неудивительно, что муж охладел к ней.
– Эбби Бартон, – услышала она приятный голос. – Как же давно мы не виделись!
Эбби медленно подняла голову на звук голоса, и у нее свело живот, точно так же, как тогда, когда она неслась в джипе на большой скорости, а на дороге попалась выбоина.
Мужчиной, который сейчас смотрел на нее сверху вниз, оказался Джей Гарнье.
Эбби не виделась с ним… восемнадцать лет? Девятнадцать? В последний раз, если она не ошибается, на чьей-то свадьбе. Она тогда еще очень расстроилась, потому что Джей появился на свадьбе с красивой молоденькой бразильянкой с иссиня-черными волосами и осиной талией.
– Да, Джей всегда отыскивает самых красивых девушек, – говорили все, наблюдая, как две высокие, стройные фигуры кружатся в танце с таким видом, как будто, кроме них, вокруг никого нет и они вот-вот рухнут на постель.
Эбби тогда пришлось утешать себя мыслью, что и она когда-то была девушкой Джея, об этом знали все. Поэтому, желая продемонстрировать Джею, что он для нее сейчас ровным счетом ничего не значит, Эбби даже не поздоровалась с ним. Она танцевала, вовсю флиртовала с тогдашним своим приятелем и здорово набралась ананасового дайкири. И вот сейчас этот самый Джей стоял перед ней.
– Эбби, не могу поверить, что это ты, – проговорил Джей. – Ты просто не представляешь, как я рад тебя видеть.
Эбби растаяла. И дело было не только в том, что эта встреча заставила ее почувствовать себя на двадцать лет моложе, а еще и в том, как Джей произнес ее имя. Он никогда не говорил громко. Линда, соседка Эбби по студенческому общежитию, которая недолюбливала Джея, утверждала, что он говорит тихо только для того, чтобы женщины наклонялись поближе к нему, а он пользовался этим и заключал их в объятия. Но Эбби не соглашалась с подругой. Она помнила: Джей разговаривал с ней так, словно она была единственным интересующим его существом на планете: не отрывая от ее лица взгляда своих серых с поволокой глаз.
– Я никогда ни к кому не испытывал подобных чувств, – говорил ей тогда Джей. Эбби тоже переполняли чувства. Но они оба понимали, что их роман долго не продлится. Бурные романы не бывают долговечными.
– Как же я рад тебя видеть, – повторил Джей. Помогая Эбби подняться, он обнял ее, и Эбби машинально ответила на его объятие. Джей почти не изменился. Тот же римский профиль и твердая линия подбородка, те же каштановые волосы, только подстриженные короче, чем во времена учебы в колледже. Судя по его виду, Джей еще запросто мог играть в такую агрессивную игру, как регби. Они с Эбби были ровесниками, но никто не дал бы Джею его сорока двух лет.
Чуть отстранившись, Джей внимательно оглядел Эбби.
– Замечательно выглядишь, Эбби. Если у тебя есть время, может быть, выпьем и поболтаем?
Они расположились в баре отеля на противоположной стороне улицы и предались воспоминаниям. Эбби поддерживала отношения с некоторыми бывшими приятелями по колледжу, и вот теперь, испытывая странное возбуждение от встречи с Джеем, она без остановки рассказывала ему о том, что Питер и Фиона в конце концов поженились и живут сейчас в Стокгольме, а Денесса еще несколько лет назад жила в Корке и была ее соседкой.
Джей, приехавший в Корк по делам, жил в Дублине, где руководил отделом продаж в преуспевающей компании, поставлявшей офисное оборудование. Он женился на женщине по имени Лотти и почему-то, Эбби сама не могла бы объяснить почему, производил впечатление человека, не слишком счастливого в браке. Отзывчивое сердце Эбби екнуло, когда Джей с грустью в голосе сказал, что даже самые лучшие браки не обходятся без трудностей.
– У меня два прекрасных мальчика, пяти и семи лет. А у тебя ведь дочь, да?
Эбби рассказала о Джесс и Томе, это был своего рода вариант интервью для прессы: конечно, ее радует слава, но семья для нее важнее всего.
А Джей рассказал о своих сыновьях, признался, что женился поздно и что мальчики помогают ему чувствовать себя молодым.
– Боюсь, что мне пора, – сказал Джей, когда они проговорили почти час. – У меня назначена встреча.
– Да, конечно. Мне тоже нужно идти, и у меня назначена встреча, – ответила Эбби.
Когда официантка принесла счет, они оба одновременно потянулись к нему, и их пальцы соприкоснулись. Эбби показалось, что по ее телу пробежал электрический разряд. Она замерла на несколько секунд, не в силах отвести взгляд от протянутой руки Джея.
– Позволь, я заплачу, – попросил Джей. – Неужели ты не можешь позволить старому другу заплатить за выпивку? А я ведь очень старый друг, – со смехом добавил он. – Посмотри на мою седину.
Эбби тоже рассмеялась:
– Не такой уж ты старый. Больше тридцати семи тебе не дашь. Рискну предположить, что у тебя на чердаке спрятан портрет, как у Дориана Грея.
– Кто бы говорил. – Джей протянул руку и нежно погладил Эбби по волосам. – Вот ты действительно выглядишь великолепно. И разумеется, достойна своей славы.
Их взгляды встретились, и Эбби поняла, что за чувство охватило ее минутой раньше, когда Джей коснулся ее руки: это было возбуждение, вызванное сексуальным влечением. Желание, словно удар тока, пробежало по всему ее телу, возбуждая каждый нерв. И Эбби моментально поняла, какая ей будет грозить опасность, если Джей поймет это. Глупо было бы вести себя так со старым поклонником, тем более женатым.
Однако телевидение научило ее выходить из сложных ситуаций. Вот и сейчас это умение пришло ей на помощь.
– Ты просто дамский угодник, – беспечным тоном бросила Эбби. – Могу поспорить, что ты говоришь это всем своим пассиям.
– Нет, – уже без улыбки, серьезно ответил Джей, – не говорю.
– Тогда и мне не надо говорить, – нарочито строго приказала Эбби. – Я старая, замужняя дама, я уже забыла, что такое флирт.
– Уверен, что не забыла. Ты всегда была искусительницей.
И, вернувшись к более безопасной теме, они снова стали говорить, как старые друзья, которые рады встрече и с удовольствием вспоминают прошлое.
– Надо будет как-нибудь поужинать вместе, – предложил Джей, поднимаясь из-за стола.
Эбби, искавшая в сумочке ключи от машины, замерла. Уж не ослышалась ли она? Он действительно сказал это?
– Я бы с удовольствием познакомился с Томом, а тебе бы наверняка понравилась Лотти, – продолжил Джей.
– Отлично! – воскликнула Эбби, испытывая чувство облегчения, смешанное с разочарованием. Конечно, ей бы хотелось, чтобы Джей испытывал к ней то же сексуальное влечение, что и она к нему. И все же хорошо, что это не так. У нее и без того достаточно сложная жизнь. – Вот моя визитная карточка, созвонимся и договоримся.
Мысли о Джее не покидали Эбби всю вторую половину дня. Было нечто необычайно волнующее во встрече с человеком, который позволил ей почувствовать себя молодой и привлекательной, чего давно уже нельзя было ждать от Тома. Джек не сводил с нее глаз, был таким внимательным, чего ей так не хватало дома. Последний раз муж и дочь проявляли к ней хоть какое-то внимание так давно, что казалось, словно это было еще в те времена, когда по земле бродили динозавры. Конечно, старым друзьям всегда интересны подробности твоей жизни, но Джей ко всему еще и пытался ухаживать за ней. И Эбби знала, что ей это понравилось.
А в четырех милях от ресторана Джесс и Стеф в тоненьких футболках дрожали от холода как собачонки, стоя в строю на футбольном поле. Учитель физкультуры, мистер Хаттон, прохаживался перед строем и объяснял, что спорт поможет им расслабиться и отвлечься от предстоящих экзаменов. Может, спорт и помогал отвлечься от экзаменов, но ничто не могло заставить школьников не думать о холодном, пронизывающем до костей ветре, налетавшем со стороны гавани. Куртки и другая верхняя одежда лежали на скамейках позади строя, потому что мистер Хаттон сказал:
– Через пять минут настоящего бега вам станет жарко.
– Не знаю, почему он считает, что это поможет нам расслабиться, – проворчала Стеф, яростно растирая руки, чтобы согреться. – Ему-то хорошо, он в куртке.
– Терпеть не могу физкультуру, – пробормотала Джесс. У нее посинели руки, да еще утром начались месячные, и теперь жутко болел живот. Ей претила сама мысль о том, что она будет как дура носиться по полю. Но разве могла она сказать строгому учителю, да еще к тому же и мужчине, что у нее месячные? Мама всегда была против того, чтобы она перешла в женскую школу, а ведь у женских школ есть свои преимущества.
– Разбиться на команды! – бодро крикнул мистер Хаттон.
Шаркая ногами, несчастные ученики разбились на команды и построились. Одну из команд возглавила Стеф, Джесс расположилась через три человека от нее. В их же команде оказалась Саффрон, ее блестящие белокурые волосы были завязаны в конский хвост.
Ненавидя всех и вся, Джесс уставилась в пространство перед собой, стараясь не обращать внимания на Дерека и Алана, пожиравших взглядами груди Саффрон, которые едва не вываливались из выреза футболки. Не выдержав, Джесс бросила на этих идиотов презрительный взгляд, но они, похоже, даже не заметили этого, поскольку гормоны приковали их взгляды к груди Саффрон. «Вот так всегда», – грустно подумала Джесс. Нет, она вовсе не хотела, чтобы именно эти два балбеса смотрели на нее, и все же было бы неплохо привлекать внимание, как Саффрон.
– Марш! – крикнул мистер Хаттон, и первые участники эстафеты рванулись вперед. Остальные топтались на месте, ожидая своей очереди. И только мистер Хаттон да несколько безумных болельщиков из футбольной команды начали орать, поддерживая криками бегунов. Остальные, как и Джесс, скучали, дрожа от холода.
– Там будет потрясающая вечеринка, – услышала Джесс. Саффрон, понизив голос, сказала это своим подругам. – С билетами сложно, но Йен пообещал все устроить. Я просто не могу дождаться.
Джесс подумала, что эти пустоголовые девицы только и говорят, что о вечеринках. Насколько она знала, на сей раз речь шла о танцах, которые должны были состояться после кубкового финального футбольного матча между школами. А Саффрон тем временем настолько задрала вверх свои груди, что, наверное, могла бы положить на них подбородок. Джесс даже не знала, какое зрелище ей больше не по душе: отвисшие челюсти Алана и Дерека или выражение лица Йена, когда он увидит Саффрон, наряженную, как рождественская елка, с вываливающейся из платья грудью и взглядом, в котором можно прочесть «Добро пожаловать».
Старт принял парень, стоявший перед Джесс, следующей предстояло бежать ей. Она немного попрыгала, чтобы размяться. А что, если она выронит эстафетную палочку? Ох, как же она ненавидит эти эстафеты!
Ее одноклассник добежал до конца дистанции, развернулся и побежал назад. Сейчас уже появилось гораздо больше болельщиков, они кричали, поддерживая свои команды, и было вполне очевидно, какая из них выигрывает: команда футболистов, в которой почему-то оказались все самые выносливые парни класса, а девочек там вообще не было. Одноклассник приближался к финишу, Джесс уже была готова принять эстафетную палочку, однако во время передачи палочка выскользнула из руки Джесс и полетела в грязь. Джесс бросилась за палочкой, но ей не сразу удалось схватить ее.
– Ну давай, Джесс, быстрее! – закричал мистер Хаттон.
– Быстрее, Джесс! – подхватила вся ее команда.
Наконец пальцы Джесс нащупали палочку и крепко сжали ее. Джесс разогнулась и рванулась вперед. Бегун из команды противника уже развернулся и бежал обратно. Джесс старалась изо всех сил, но против нее действовали чувство стыда за ошибку и боль в животе. Джесс показалось, что ноги у нее налились свинцом.
– Быстрее, Джесс, быстрее! – торопила команда, когда она уже приближалась к финишу. Собрав все силы, Джесс сделала рывок и вложила палочку в руку последнего участника эстафеты. Тяжело дыша, она обернулась и поняла, что ее команде уже все равно не победить. И виновата в этом она.
– Да успокойся ты, – посочувствовала Стеф, поглаживая подругу по плечу. – Я подумала, что Хути хватит сердечный приступ, когда ты уронила палочку. Надо было бы дать этому парню успокоительных таблеток. Спорт – это занятие не для слабонервных.
– Это уж точно, – пробормотала Джесс. Ей казалось, что все неодобрительно смотрят на нее и мысленно обзывают дурой.
Команда футболистов выиграла, болельщики приветствовали ее криками, особенно усердствовали Саффрон и ее компания.
– Молодцы. – Саффрон кокетливо пощекотала своим хвостом Тони, самого симпатичного парня из команды победителей. Этот высокий парень на уроках математики сидел рядом с Джесс, однажды он даже любезно поднял с пола ее упавшую ручку. Джесс это запомнила.
– Спасибо, Саффрон, – поблагодарил Тони и улыбнулся ей. – Ты и сама смотрелась классно.
Джесс подумала, что если бы Тони сказал ей что-то подобное, она как дура уставилась бы на него с открытым ртом. А Саффрон просто улыбнулась, устремив на Тони томный взгляд из-под темных ресниц – по мнению Джесс, ресницы Саффрон, несмотря на запрет, были накрашены тушью, – и многозначительно подмигнула ему.
Джесс продолжала тайком наблюдать за ними. С одной стороны, она терпеть не могла Саффрон, а с другой – невольно испытывала к ней уважение. Саффрон умела обращаться с парнями. Она не ждала, когда они заговорят с ней в очереди в школьной столовой. Не ворочалась по ночам в постели, думая о том, обратил ли тот или иной парень на нее внимание. Она просто выходила на охоту и, как ковбой, отлавливала нужный ей экземпляр. Поэтому и не боялась, что Йен может узнать о ее флирте с Тони. В воображении Джесс вдруг мелькнула такая картина: она успокаивает Йена, а тот говорит ей: «На самом деле я никогда по-настоящему не любил Саффрон. Я люблю тебя, Джесс. Поэтому я даже рад, что она увлеклась Тони. Это дает мне шанс…»
– …надо было спокойно взять палочку и бежать, – услышала Джесс и вернулась из мира грез в реальность. Мистер Хаттон громко отчитывал ее за неудачу команды. – Если ты не хотела бежать эстафету, надо было так и сказать, – добавил он.
Обиженная несправедливостью его слов, Джесс уже хотела было возразить, что следовало бы подбирать равные по силам команды, но учитель опередил ее:
– Эстафета – командный вид спорта, и ради команды надо отдавать все силы. Ты высокая, сильная… можешь бегать так же быстро, как любой из парней.
– Ага, точно, Джесс очень похожа на мальчишку, – со смехом обратился Дерек к Алану, устремив выразительный взгляд на плоскую грудь Джесс.
Покраснев от злости и стыда, Джесс опустила взгляд на свои кроссовки и увидела, что здорово заляпала их грязью, когда искала упавшую палочку.
Если бы мистер Хаттон обладал хоть малейшей интуицией, он бы понял: Джесс опустила голову потому, что не хочет, чтобы кто-то видел слезы в ее глазах. Но при отсутствии всякой интуиции он решил, что эта лентяйка Бартон просто демонстрирует свое пренебрежение к нему. Она даже не смотрит на него, когда он разговаривает с ней.
– Нельзя быть индивидуалисткой, Джесс. Одна ты ничего не добьешься в жизни. После занятий соберешь все эстафетные палочки и ленточки и отнесешь все в кладовую спортзала. Ключ оставишь у уборщицы.
Физкультура была последним уроком, и если она задержится, то опоздает на автобус, идущий к вокзалу. А мать, не встретив ее, с ума сойдет.
– Я тебе помогу, – предложила Стеф, когда мистер Хаттон закончил свои нравоучения.
Джесс, боясь расплакаться, только покачала головой.
– Нет, помогу, – продолжала настаивать Стеф.
– Но ты ведь не можешь. У тебя же дополнительные занятия по математике, – дрожащим голосом напомнила Джесс.
– Вот черт, правда. Тебе хорошо, ты можешь рассчитывать на помощь отца. – Стеф отставала по математике, поэтому занималась с репетитором, который готовил ее к экзаменам.
Впервые за весь урок Джесс усмехнулась:
– Папа против дополнительных занятий, он считает, что они результат плохого преподавания в школе.
– А может, сходим в субботу в кино? – предложила Стеф, ей очень хотелось поднять подруге настроение.
– Вряд ли получится, – со вздохом ответила Джесс. – Вечером в субботу я буду сидеть с детьми Ричардсонов, а значит, днем мама заставит меня делать уроки.
– Скажи ей, что сделаешь уроки, пока будешь сидеть с детьми.
К тому времени как Джесс собрала весь инвентарь и отнесла его в кладовую спортзала, она почувствовала необычайную слабость. Решив, что лучше она примет дома ванну, чем будет дрожать от холода под душем в женской раздевалке спортзала, Джесс надела пальто прямо поверх спортивного костюма и пошла к автобусной остановке. С остановки она позвонила, чтобы предупредить, что задерживается, но ей никто не ответил, а автоответчик оказался выключенным. Джесс уже хотела позвонить матери на мобильный, но в этот момент подошел автобус, набитый пассажирами. В присутствии большого количества людей не хотелось звонить матери и предупреждать ее, поэтому Джесс отыскала свободное место в самом хвосте, уселась и включила плейер.
В поезде тоже оказалось много пассажиров. Все места были заняты, в проходах толпились люди с портфелями, складными детскими колясками и хозяйственными сумками.
Не найдя свободного места, Джесс втиснулась в пространство у стены в конце вагона, поставила сумку на пол и попыталась скрасить скуку поездки музыкой. Подняв в какой-то момент голову, Джесс увидела парня из старшего класса. Он протискивался сквозь толпу, и невероятно, но Джесс показалось, что он улыбнулся ей. Джесс не рискнула улыбнуться в ответ и оказаться дурой в его глазах в том случае, если ей всего лишь привиделась его улыбка. Парень остановился у стены рядом с Джесс, и уж на этот раз она точно увидела, что он робко улыбается ей. Улыбнувшись в ответ, Джесс снова опустила голову. Ух ты! Единственное приятное событие за весь этот жуткий день.
И это приятное событие действительно оказалось единственным. Когда поезд прибыл на вокзал Данмора, Джесс увидела на платформе встревоженную мать в коричневом пальто из искусственного меха. Эбби лихорадочно крутила головой, разглядывая каждый вагон в поисках дочери.
– Джесс! – крикнула она, заметив дочь, сошедшую на платформу, бросилась к ней и схватила за руку. – Я так волновалась. Звонила тебе на мобильный, но ты не отвечала…
Джесс с укором посмотрела на мать, призывая ее замолчать, но Эбби была слишком обрадована появлением дочери и не осознавала, что устраивает сцену на публике.
– Успокойся, мама! – раздраженно бросила Джесс. – Я тоже звонила, хотела предупредить, что задерживаюсь, но тебя не было дома, а автоответчик был выключен.
Стараясь вырваться из объятий матери, Джесс проводила взглядом парня из их школы, который спустился с платформы и направился к пешеходному мосту. Она подумала, что больше он ей никогда не улыбнется. Ведь мать только что на его глазах продемонстрировала, что Джесс еще ребенок, которого нельзя оставлять без присмотра. А взрослые парни не обращают внимания на сопливых девчонок.
– Почему ты не отвечала на звонки? – строго спросила Эбби.
– Не слышала, – буркнула Джесс.
– Наверное, у тебя орал плейер, потому и не слышала. Ты хоть представляешь себе, как я переволновалась?
– Мама, ради Бога, все смотрят, – прошипела Джесс. – Ты сейчас не на телевидении.
Домой они ехали молча, даже звучавшие из приемника мелодии и шутки диск-жокея не могли растопить образовавшийся между ними лед.
Эбби, испытывавшая чувство вины за свой экскурс в прошлое в обществе Джея, возвращаясь домой, размышляла, рассказать ли об этой встрече Тому. А когда приехала домой и обнаружила, что Джесс еще не вернулась из школы, она помчалась на вокзал, рассердившись на дочь за то, что та не позвонила и не предупредила, что задерживается.
«Что же происходит с Джесс?» – с горечью думала Эбби. Вместо ее доброй, улыбчивой дочери она теперь видела перед собой раздраженную, угрюмую девицу, которая огрызалась на любую фразу матери. Что же она, мать, делает не так? А может, у дочери какие-то серьезные проблемы?
Когда они приехали домой, Эбби еще раз попыталась наладить отношения с дочерью.
– Как дела в школе? – миролюбиво поинтересовалась она.
Джесс вспомнила о том, каким отвратительным был день.
Да еще этот дурак, мистер Хаттон, обвинил ее в наплевательском отношении к команде. И уж совсем обидные слова она услышала от мальчишек. Разве она виновата, что такая высокая, худая и плоскогрудая? Джесс захотелось спросить у матери, какой она была в ее возрасте. Но красивая, уверенная в себе мать наверняка не поймет ее. Откуда она может знать, что чувствует ее дочь? Мать всегда говорит, что хотела бы иметь грудь поменьше. Господи, какая несправедливость!
– Нам очень много задали, – ответила Джесс, и это было истинной правдой. – А как можно готовиться к экзаменам, если столько задают? – Она рывком распахнула дверцу холодильника, вытащила сыр и стала делать бутерброд.
Эбби почувствовала облегчение. Похоже, никаких особых причин в плохом настроении дочери нет, просто им в школе слишком много задают на дом.
– Учителя не задавали бы столько, если бы не считали, что вам это только на пользу, – произнесла Эбби назидательным тоном жены заместителя директора школы. – И зря ты ешь бутерброд, перебьешь аппетит и не захочешь обедать.
– А у меня нет времени на обед, – огрызнулась Джесс. – Пойду делать уроки. – С этими словами она направилась к лестнице и стала подниматься наверх.
– Извини, Джесс! – крикнула ей вслед Эбби, запоздало осознав свою ошибку. – Я только хотела сказать, что учителя задают вам сейчас так много, чтобы у вас потом было время перед экзаменами… я понимаю, что тебе сейчас трудно, но потом…
В ответ она услышала, как хлопнула дверь в спальне Джесс.
Тогда Эбби принялась готовить любимое блюдо Джесс, вегетарианскую лазанью, для чего требовалось довольно много времени. Эбби решила, что если уж она не может спокойно поговорить с дочерью и объяснить, как сильно она любит ее, то должна делом доказать свою любовь.
Нетронутая лазанья остывала на столе, хотя Эбби несколько раз звала дочь обедать. Отчаявшись, Эбби ушла в гостиную. Когда домой пришел Том, Эбби ела хрустящий картофель, вредный для ее фигуры, и смотрела по телевизору «мыльную оперу».
– Как прошел день? – спросил Том, швырнув в кресло пухлый портфель.
– Ох, и не спрашивай. – Эбби уже собралась было рассказать мужу о своей чокнутой клиентке, о том, как Джесс расстроена тем, сколько им задают, о том, что ей не удается найти общий язык с дочерью, о неожиданной встрече со старым другом… Однако Том не дал ей ни единого шанса. Он просто начал рассказывать о том, как прошел день у него.
– Устал, – сообщил Том, развязывая галстук и бросая его в кресло, где уже валялся портфель. – Какие-то идиоты включили пожарную сигнализацию, и мы долго не могли отключить ее. Похоже, эта дорогостоящая система, которую мы установили в прошлом году, барахлит, так что придется вызывать представителей компании, которые ее монтировали. – Том плюхнулся в пустое кресло. – А Джина, ты ее знаешь, новая учительница физики и математики, заявила мне, что не справляется с детьми и намерена подать заявление об уходе. Оказывается, она не думала, что обучение детей такое трудное дело. А Бруно, как нарочно, каждый раз, когда возникают проблемы, берет выходной. Хитрый, черт. Получает зарплату директора и живет спокойно, а я получаю зарплату заместителя, но все вопросы приходится решать мне. – Том устроился в кресле поудобнее и поискал взглядом телевизионный пульт. – Что у нас на ужин?
Досчитав про себя до десяти, Эбби уже спокойным голосом ответила:
– Овощная лазанья. – Она отправилась на кухню, отрезала для Тома кусок лазаньи и сунула его в микроволновку, громко хлопнув дверцей. Когда лазанья разогрелась, Эбби добавила к ней немного салата-латука, несколько маленьких помидоров и поставила тарелку на стол перед мужем.
– Спасибо, – буркнул он.
Эбби налила себе еще один бокал вина, взяла очередной пакетик чипсов и поднялась наверх. Она осторожно постучала в дверь комнаты Джесс.
– Джесс, это я, тебе что-нибудь принести?
– Нет, – последовал ответ из-за двери.
Эбби удалилась в спальню, включила телевизор и устроилась с вином и чипсами на кровати. Она так и не решила, рассказывать ли мужу о своей встрече с Джеем. Эбби не ожидала, что ее так взволнует эта встреча. А Тому, похоже, на все наплевать. Если у него есть ужин и кто-то, кто молча выслушает его жалобы по поводу обстановки в школе, то ему больше ничего и не надо. Так зачем беспокоить его рассказом о встрече со старой любовью? Если Джей позвонит и предложит поужинать вчетвером, тогда она скажет об этом Тому. А пока будет помалкивать и таить в себе то волнующее чувство, которое охватило ее, когда Джей до нее дотронулся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лучшие подруги - Келли Кэти


Комментарии к роману "Лучшие подруги - Келли Кэти" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100