Читать онлайн Лучшие подруги, автора - Келли Кэти, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лучшие подруги - Келли Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лучшие подруги - Келли Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лучшие подруги - Келли Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Кэти

Лучшие подруги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

«Список желаний, которые должны быть у каждой женщины», позаимствованный Лиззи из журнала, стал довольно потрепанным.
Она хранила его в сумочке, в отделении, которое закрывалось на молнию, и часто извлекала оттуда, чтобы вспомнить, какие ей предстоят дела. Лиззи твердо решила не тратить жизнь понапрасну.
Итак, в отпуск одна она съездила, более того, она сделала даже то, чего не было в списке, – познакомилась с Сабиной на свадьбе Дебры.
Как-то вскоре после свадьбы, в один из июльских вечеров, Лиззи сидела у себя в гостиной с бокалом вина, снова разложив на коленях обветшавший список. Проверка на наличие хламидиоза ее не привлекала, этим можно было бы заняться при наличии активной половой жизни, каковая у нее отсутствовала. Заниматься инвестициями и акциями тоже не имело смысла, поскольку к концу каждой недели у Лиззи оставалось не более десяти фунтов, а для брокерских операций требовались гораздо более солидные суммы наличными.
Лиззи бегло пробежала пункт о том, что не надо за один вечер выпивать недельную норму алкоголя. Она и не делала этого никогда, и все же как-то неразумно было рассуждать о норме алкоголя, когда бокал с вином почти пуст, на календаре вторник, а на часах десять минут седьмого.
Вздохнув, Лиззи поискала в списке что-нибудь такое, что бы она могла сделать для поднятия настроения. В глаза бросились слова «экстремальные виды спорта». Альпинизм не для нее, подводное плавание тоже, поскольку ей никогда не нравилось мочить голову. И кроме того, именно на занятиях подводным плаванием Майлс познакомился с Сабиной. Так что если она займется этим видом спорта, это будет похоже на то, что она им подражает. Нет, не пойдет.
Смотреть по телевизору, как всегда, было нечего, и Лиззи решила пойти прогуляться. Лучше уж сжечь некоторое количество калорий, чем сидеть весь вечер дома и жалеть себя. Она уже взяла пульт, чтобы выключить телевизор, но тут ее внимание привлекла телевизионная реклама. В очередной раз рекламировали гигиенические прокладки, но на этот раз рекламировавшая их девушка в белых брюках прыгала с самолета с парашютом.
– Посмотрите, ничто не мешает мне делать это, – сказала девушка с красивым личиком.
«Вот оно», – решила Лиззи. Прыжки с парашютом. Ей еще много лет назад хотелось попробовать прыгнуть с парашютом, когда один из приятелей Джо совершал прыжки в благотворительных целях. Джо, боявшийся высоты, отказался тогда от приглашения приятеля, а Лиззи помнила, что она позавидовала парню. Ей казалось таким заманчивым выпрыгнуть из самолета и парить в небе. Разумеется, тогда она ничего не предприняла, чтобы осуществить свою мечту. Тогда ей было не до этого, она была матерью Джо и не могла прыгать с парашютом вместе с его друзьями. Но почему бы не сделать это сейчас? Что может остановить ее?
Только собственное представление о том, что может, а чего не должна делать женщина ее возраста. Однако теперь, по прошествии лет, Лиззи пересмотрела свои взгляды, да и пора было что-то менять в жизни.
Прыжки с парашютом – это будет ее экстремальный вид спорта. Захваченная новой идеей, Лиззи выключила телевизор, надела кроссовки и вышла на прогулку. Она знала, что в сборе денег на благотворительность участвуют парашютные клубы. Лиззи слышала о многих благотворительных организациях, но именно сейчас ей на ум пришел Национальный центр по борьбе с раком. Ведь будет здорово, если она сможет прыгнуть в рамках программы, скажем, «Жизнь побеждает рак» и сделать свой взнос от имени Салли. Будь Салли жива, ей это наверняка бы понравилось, и если бы Лиззи спросила у Салли совета насчет прыжка, Салли не подумала бы, что она слишком стара для этого или просто рехнулась. Она непременно поддержала бы ее.
Предыдущий опыт Лиззи по сбору средств на благотворительность подсказывал ей, что собрать деньги будет гораздо труднее, чем прыгнуть с парашютом. Она заручилась поддержкой руководителей программы «Жизнь побеждает рак» и получила удостоверение, в котором говорилось, что Лиззи Шанахан намерена совершить прыжок с парашютом в благотворительных целях и «в честь Салли Ричардсон». На последней приписке Лиззи настояла особо.
Слова «Жизнь побеждает рак» и «прыжок с парашютом в благотворительных целях» вызывали у людей, в двери которых звонила Лиззи, одобрительную улыбку. А упоминание о том, что делает она это в честь Салли, влекло за собой приглашение войти в дом и выпить чая.
«Отличная идея», «Вы такая храбрая», «А вот я бы не смогла это сделать, слишком боюсь высоты» – такими были наиболее типичные фразы, которыми ее встречали, а затем следовал грустный разговор о Салли, о том, как ее любили все, кто знал. И Лиззи поняла, что смерть ее подруги опечалила большинство жителей Данмора.
В конце концов она собрала сумму почти вдвое больше той, на которую рассчитывала. Это произошло благодаря неожиданной поддержке со стороны нескольких крупных бизнесменов.
Что ж, теперь ей осталось только действительно прыгнуть из совершенно надежного самолета и пролететь две тысячи футов по воздуху, не имея между собой и внезапной смертью ничего, кроме парашюта. Так шутила Лиззи, мысленно успокаивая себя.
Однако прыжки с парашютом оказались гораздо более сложным делом, чем Лиззи себе представляла. Она думала, что кто-то наденет на нее парашют, посадит в самолет, потом вытолкнет из самолета, парашют тут же раскроется, и она испытает восхитительное чувство полета, паря в небе как птица. Но, согласно брошюре, которую ей выдали в тренировочном центре, новички должны были сначала пройти двенадцатичасовой курс подготовки. И даже после этого решение о готовности новичка к прыжкам принимал только инструктор.
Лиззи поклялась, что добьется своего. Она сделает это ради Салли и ради себя. Не разочарует свою подругу тем, что споткнется на первом же препятствии.
Ее курс подготовки начался прохладным субботним утром в начале августа. Горизонт был затянут тучами, и в воздухе уже ощущалась осень.
Собрав всю свою храбрость, Лиззи приехала на маленький аэродром, где располагалась летная и парашютная школа «Санта-Моника». Это было голое, ровное место с несколькими большими самолетными ангарами и маленьким офисным зданием, позади которого проходили две взлетно-посадочные полосы.
На автостоянке уже стояло несколько машин, и Лиззи выбралась из своей машины одновременно с двумя девушками лет двадцати, которые приехали на маленьком красном «фольксвагене». На Лиззи были удобные старые джинсы и выгоревший серый свитер, на ногах кроссовки, а волосы она завязала в «конский хвост». Девушки тоже были в джинсах и коротких курточках на молнии.
– Привет, – поздоровалась с девушками Лиззи.
– Вы тоже будете проходить курс подготовки? – спросила девушка с короткими темными волосами.
– Да, это мне за мои грехи, – ответила Лиззи.
– Но ведь это же так заманчиво, правда? – с улыбкой сказала вторая девушка, у которой были длинные светлые волосы. – Я Кейси, а это Долорес. – Брюнетка тоже улыбнулась, и Лиззи отметила про себя, что у девушек ярко накрашены губы. А вот она даже не подумала о косметике.
– А я Лиззи, – ответила она, протягивая руку.
Втроем они направились по растрескавшейся бетонированной площадке к серому офисному зданию. Девушки, похоже, были очень возбуждены, а Долорес по пути даже умудрилась попудрить щеки.
– Хотите взглянуть на себя? – предложила она Лиззи, протягивая ей пудреницу с зеркалом.
– Ведь скорее всего нам предстоит встреча с мужчинами, – со смехом пояснила Кейси.
– А разве прыжки с парашютом – повод для встречи с мужчинами? – поинтересовалась Лиззи. – Мне казалось, что сегодня все знакомятся по Интернету.
– Да это все то же свидание вслепую, – ответила ей Кейси. – Не имеет значения, где ты подцепила парня, в летном клубе или в Интернете, главное – выставить его на ресторан и убедиться, что он не серийный насильник, выбравший тебя своей следующей жертвой.
– Кейси не доверяет Интернету, – пояснила Долорес. – Недавно ее постигла неудача со свиданием вслепую.
– Ох, даже говорить об этом не хочется. – Кейси вздохнула. – Я просидела в кафе за столиком два часа, ожидая его, а он так и не появился.
– Какой ужас! – Лиззи могла представить себе, что чувствовала Кейси, сидя в одиночестве за столиком, вглядываясь в каждого нового посетителя и чувствуя, как тает надежда на появление заочного знакомого. И он вообще не пришел.
– А что еще хуже, возможно, он и заходил в кафе, но взглянул на меня и ушел домой, – грустно добавила Кейси.
– Ну, этого не может быть, вы такая симпатичная, – попыталась успокоить ее Лиззи.
Кейси благодарно улыбнулась ей.
– А вы для чего сюда приехали? – спросила она.
– Уж определенно не для знакомства с мужчинами, – засмеялась Лиззи. – Я собираюсь прыгнуть с парашютом в благотворительных целях.
– О, мы тоже, – торопливо заверила ее Кейси. – Но и мужчины не помешают.
Офис оказался не похожим на то место, где сидели бы симпатичные мужчины в ожидании возможности познакомиться с женщинами, – стены цвета хаки, старые металлические стулья и толстый мужчина с бородой, который стоял за столом и строго наблюдал за новичками, заполнявшими анкеты. Однако большинство новичков оказались молодыми мужчинами, и Лиззи заметила, как заговорщицки переглянулись Кейси и Долорес. Мужчины тоже обратили внимание на девушек, и Лиззи ощутила легкий укол зависти оттого, что ее возраст делал ее «невидимкой» для мужчин.
Все трое зарегистрировались и получили анкеты от тучного управляющего. Когда все новички, которых набралось двадцать человек, заполнили анкеты, он собрал их и повел по коридору в другую комнату, где стояли только ряды стульев.
Здесь новичков ожидали двое мужчин с короткими военными стрижками. Один из них, Тони, с рыжими волосами и веснушками, был еще совсем молод. Второй, с обветренным лицом и проницательным взглядом, казался постарше. Оба были одеты в серые летные комбинезоны.
Лиззи заволновалась. Было в этих мужчинах в летных комбинезонах нечто такое, от чего мороз пробегал по коже. Достав из маленькой сумочки неяркую губную помаду, Лиззи осторожно подкрасила губы и приготовилась слушать старшего инструктора, который представился и назвался Саймоном.
«Саймон – хорошее имя», – подумала Лиззи. Показалось ей или он действительно несколько раз взглянул на нее?
Тренировки продолжались полтора дня. Новичков заставляли прыгать вниз из стоявшего на земле самолета, повторяя при этом: «Одна тысяча, две тысячи, три тысячи, четыре тысячи… проверить купол». Лиззи казалось, что она сможет выполнить всю процедуру, даже если ее разбудить среди ночи, и уж тем более она надеялась, что сделает все правильно, когда дело дойдет до настоящего прыжка.
– Я понимаю, что все эти тренировки утомительны, но они могут спасти вам жизнь, – говорил Саймон. – Если после того, как вы дернете кольцо, парашют не раскроется, переходите к плану «Б» и раскрывайте запасной парашют. Согласитесь, есть разница между безопасным прыжком и смертью.
К концу второго дня Лиззи решила, что она, наверное, просто вообразила, что Саймон интересуется ею. К тренировкам он относился с должным профессионализмом и уделял каждому новичку столько внимания, сколько требовалось. Так что повышенное внимание к ней являлось лишь плодом ее воображения. Хотя на Кейси Саймон не заглядывался так часто, как его молодой рыжеволосый коллега.
Когда тренировки закончились, усталые, взволнованные ожиданием предстоящего прыжка новички отправились в паб.
– Здорово, правда? – восторгалась Кейси, у которой исчез с лица макияж, а волосы, собранные под бейсбольной шапочкой, растрепались.
– Подожди, то ли еще будет завтра, – ответила ей Долорес.
Уставшая, но воодушевленная, Лиззи возвращалась вечером на машине в Данмор, думая при этом, какие еще желания из списка она могла бы осуществить. Съездить в Париж? Да нет проблем. Купить себе ювелирное украшение? Вот тут проблема с финансами.
Подъезжая к дому, Лиззи заметила возле него машину Дебры и обрадовалась. Вот здорово! После медового месяца они с Деброй почти не виделись.
– Привет, дорогая! – радостно воскликнула Лиззи, швыряя ключи на столик в прихожей.
Но Дебры в доме не оказалось, она сидела в саду за железным столиком, на котором стояла бутылка вина. Пальцы Дебры разминали сигарету. Она совсем не была похожа на счастливую женщину, которая только что вернулась с острова Маврикий, где проводила медовый месяц с любимым мужем. Лицо Дебры искажала гримаса ярости, было ясно, что она уже давно сидит в саду, поскольку бутылка была наполовину пуста, а в блюдце, которое Дебра использовала как пепельницу, лежало шесть окурков.
– Мама…
Лиззи показалось, что дочь вот-вот расплачется, и она поспешила заключить Дебру в объятия.
– Что случилось, дорогая?
– Барри… – всхлипнула Дебра. – Он негодяй, я ушла от него.
Понадобилось несколько чашек чая, чтобы выудить у Дебры, что же все-таки произошло. Для начала Дебра поведала, что Барри – жуткий неряха и ничего не хочет делать в доме.
– Ты знаешь, он носит рубашку, пока она не станет грязной, потом снимает, швыряет где попало, и так продолжается до тех пор, пока не останется ни одной чистой рубашки, только тогда он их стирает. Но стирает только свои рубашки, а мои вещи нет! – Эта проблема явно стала последней каплей, переполнившей чашу терпения Дебры. Она думала, что они будут вместе стирать свои вещи, но когда обнаружила, что Барри стирает только свои, страшно возмутилась.
– Но ты же понимаешь, он все время жил в квартире с двумя парнями. – Лиззи хотелось успокоить дочь и объяснить ей, что молодоженам требуется время, чтобы наладить быт. Ведь Барри и Дебра, следуя старомодным традициям, решили не жить вместе до свадьбы, поэтому и столкнулись сейчас с трудностями быта. – Вам надо обсудить это и выработать какое-то приемлемое решение. Например, первую половину недели ты будешь ходить по магазинам и готовить, а Барри стирать, а вторую половину недели наоборот.
Слова матери не убедили Дебру. Она решила для себя, что если Барри не желает стирать ее вещи, значит, он ее не любит.
– Дебра, ну что ты, он, конечно же, любит тебя.
В ответ Дебра закурила очередную сигарету.
– Ты же бросила, – осторожно напомнила Лиззи.
– Да, бросила, но если он меня не любит, то какой смысл бросать, – огрызнулась Дебра.
– Ну подумаешь, поссорились из-за пустяков. Хочешь, я вызову такси? Ты поедешь домой, и вы помиритесь, – предложила Лиззи.
– Домой? Я не поеду домой! – вскричала Дебра. – Дом мы продадим и разведемся. Мне не надо было выходить за него замуж. И дело не только в стирке. Я думала, что знала этого чертова Барри Кронина, а оказалось, что я его совсем не знала! – Она отодвинула в сторону чашку с чаем и налила себе вина. – И я выведу его на чистую воду во время развода. Он во всем виноват, а это будет иметь большое значение для суда.
Лиззи подумала, что неплохо бы и ей самой выпить бокал вина. Она сходила на кухню, взяла там сыр, печенье, чистый бокал и вернулась в сад.
– Ну а теперь скажи мне, что еще натворил Барри, – потребовала Лиззи.
– Мы планировали поехать в октябре на Крит. Я понимаю, что у нас уже был медовый месяц, но это совсем другое, и Барри сам говорил, что нам нужен еще один отпуск.
Лиззи так и подмывало спросить, а где они собирались взять деньги еще на один отпуск. Барри работал в автосалоне, продавал машины, а Дебра работала в фирме, занимавшейся остеклением домов и офисов, и зарплаты у них были отнюдь не самыми высокими.
– А теперь он говорит, что мы никуда не поедем, предлагает не тратить деньги на отпуск, а купить обеденный стол и стулья. Не понимаю, почему мы не можем и поехать на Крит, и купить этот чертов стол со стульями! Я сказала ему, что если бы он не потратил кучу денег на проклятый мальчишник и если бы не купил новые колеса для машины, то нам на все бы хватило. А он ответил, что для того, чтобы тратить деньги, их сначала надо заработать, а я, по его мнению, этого не понимаю. – Закончив свой монолог, Дебра захлюпала носом, сдерживая рыдания.
– Ох, дорогая, финансовые проблемы такие сложные, – понимающе вздохнула Лиззи. – Многие супружеские пары спорят по поводу денег, а вы только начали жить вместе, но со временем все уладится.
– А я не хочу ничего улаживать! Я умею распоряжаться деньгами! Последние несколько лет я сама себя обеспечивала! – не унималась Дебра.
Лиззи вспомнила о машине Дебры, в покупке которой пришлось поучаствовать и ей, и Майлсу, потому что дочери очень уж понравилась эта машина. И еще она вспомнила, как давала Дебре денег, чтобы та могла оплачивать квартиру, которую снимала. Давала вроде бы в долг, но, разумеется, Дебра никогда не возвращала такие долги. А во что обошлась их свадьба?! Барри и Дебра заявили: «Мы сами хотим оплатить нашу свадьбу», но, конечно же, без помощи родителей у них никогда бы не было такой грандиозной свадьбы. Кроме того, и они с Майлсом, и родители Барри дали молодоженам, сколько смогли, денег на покупку нового дома, и, похоже, им, родителям, еще долго предстояло расплачиваться за этот дом.
Лиззи ничего не жалела для любимой дочери, но все же Дебра могла бы быть хоть чуть-чуть благодарна ей за это. Но Дебра, по-видимому, считала, что если деньги дают, значит, так и надо.
– Может, тебе следует быть немного поэкономнее, – осторожно посоветовала Лиззи. – Новый дом обходится дорого, вы только что съездили в свадебное путешествие…
– Ага, значит, ты на его стороне! – снова вскричала Дебра.
– Да нет, я не защищаю Барри, – поспешила заверить дочь Лиззи. – Просто я хочу сказать, что в браке нужно уметь находить компромиссы. В последнее время ты тратила много денег, и это, возможно, насторожило Барри. А почему ты не предложила ему провести недельку где-нибудь в Ирландии, а не за границей? Наверное, такой вариант устроил бы вас обоих.
– Да не хочу я во время отпуска торчать в Ирландии! – вспылила Дебра. – Хочу куда-нибудь на солнце, где можно загорать, а в этой чертовой стране можно только дрожать от холода. – Она залпом допила вино. – Так, ладно, я пошла распаковывать вещи, а если Барри позвонит, передай ему, что я не желаю с ним разговаривать.
И, даже не подумав убрать со стола, Дебра направилась в дом, а Лиззи осталась сидеть с открытым ртом. Распаковывать вещи? Зачем? Почему?
Лиззи молча помогла Дебре занести наверх три чемодана, новые, специально купленные для свадебного путешествия. В конце концов, она была матерью Дебры, а кто же, кроме матери, может пожалеть свое дитя?
– Что мы будем делать завтра? – небрежным тоном поинтересовалась Дебра, очутившись в своей бывшей спальне.
– Меня завтра не будет дома, – ответила Лиззи.
– Вот как? А куда ты собралась?
Лиззи не хотелось говорить дочери о предстоящем прыжке с парашютом. У нее было такое ощущение, что Дебра не поймет ее, а может, даже скажет, что мать рехнулась. А Лиззи перед прыжком требовалась уверенность в себе.
– Я завтра встречаюсь с подругами, – солгала Лиззи.
– А, понятно. И тебя не будет весь день?
– Да…
– Ладно, тогда мы вечером поедем с тобой куда-нибудь ужинать. В городе открылся новый ресторан, его все хвалят. Я закажу столик.
Лиззи не стала спрашивать, кто будет платить за ужин. Ничего, пусть Дебра побудет немного под маминым крылышком, а потом они с Барри уладят свои проблемы.
– Мама, тебе не надо было оставлять ее у себя, – сказал Джо, когда вечером, после того как Дебра легла спать, Лиззи позвонила сыну, нуждаясь в моральной поддержке. Однако, услышав, как Джо отреагировал на ее слова, Лиззи пожалела о том, что позвонила ему.
– Как ты можешь так говорить?! – возмутилась Лиззи.
– Дебра сама должна справляться со своими проблемами, а не бегать к тебе по каждому поводу.
– Для меня вы всегда дети, независимо ни от чего.
– Ты замечательная мама, но я говорю не об этом. Дебра захотела шикарную свадьбу, стоившую кучу денег, и она ее получила. Она не слушала никого из нас, когда мы советовали ей не торопиться с замужеством. Я предлагал ей некоторое время просто пожить с Барри, посмотреть, подходят ли они друг другу. Так нет, ей нужна была свадьба по всем правилам. И вот что теперь получается. Она сама во всем виновата, так что пусть сама все исправляет.
– Ладно, они поссорились, но с кем не бывает.
– Нет, тут все гораздо сложнее, – возразил Джо. – Барри и Дебра – совершенно разные люди. Дебра – моя сестра, я люблю ее, но она ведет себя как капризный ребенок, который все хочет делать по-своему. У Дебры все сложилось бы с мужчиной, который не стал бы обращать внимания на ее капризы, а помог бы ей повзрослеть. Но Барри не такой, ему не нужны всякие сложности. Он скорее бросит Дебру, чем будет мириться с ее поведением. Говорю тебе, мама, это серьезно.
– Ох, Джо, не сгущай краски!
– Мама! – со стоном воззвал к ней Джо. – Когда отец Барри на свадьбе уже изрядно принял, он сказал мне, что его удивило решение сына жениться на Дебре. Ясно, что у него было свое мнение относительно невесты. А мать Барри, похоже, собственноручно забрала бы сына прямо из церкви, да только ее пугало осуждение окружающих.
– Ох, Джо, я и понятия ни о чем не имела. – Слова сына поразили Лиззи.
– Так что прямо сейчас поднимись к ней в спальню и скажи, чтобы она возвращалась к Барри и улаживала с ним отношения, как это делают взрослые люди, – буквально приказным тоном заявил Джо. – Иначе Дебра не даст тебе спокойно жить и ты все время будешь нянчиться с ней.
– Но она же моя дочь, – робко возразила Лиззи.
– Да, но ты не должна жить только ради нее.
В воскресенье утром Лиззи проснулась рано. По дому она ходила на цыпочках, чтобы не разбудить Дебру. Отжала для Дебры апельсиновый сок на завтрак и оставила записку, что яйца в холодильнике, а она вернется к пяти. Ночью Лиззи решила, что не станет советовать дочери возвращаться домой к Барри и мириться. Да и сейчас, утром, Лиззи была уверена, что Джо преувеличивал проблему, возникшую у молодоженов. Ну, подумаешь, поссорились, с кем не бывает.
На этот раз Лиззи первой приехала в тренировочный центр. Когда она толкнула дверь офисного здания, та оказалась закрытой.
– Подождите, у меня есть ключ, – услышала она голос Саймона. Видимо, Саймон не стал бриться с утра, и у Лиззи, непонятно почему, екнуло сердце при виде его худого подбородка, покрытого щетиной. – Какая вы нетерпеливая, – пошутил Саймон, отпирая дверь.
– Меня так рано пригнал сюда страх, смешанный с энтузиазмом, – в тон ему ответила Лиззи.
– Приятно слышать откровенные слова, – улыбнулся Саймон. – Большинство приходящих сюда испытывают то же самое, однако не признаются в этом. При прыжках с парашютом легкий страх даже полезен, потому что наплевательское отношение к прыжкам увеличивает риск.
– Странно, а я всегда считала, что страх только вредит всему.
– Он вредит только глупцам, – ответил Саймон. – Я сейчас приготовлю кофе. Хотите?
– Да, спасибо. – Лиззи улыбнулась. – Я сегодня проснулась рано, нервничала, так что нужно успокоиться.
Саймон провел Лиззи в небольшой кабинет, где в углу возле раковины стояла кофеварка. Еще в комнате находились два стола, старый шкаф с папками, а стены были обклеены фотографиями самолетов, перед которыми стояли улыбающиеся люди с парашютами.
– Не забывайте, что если нет желания, то лучше не прыгать, – напомнил Саймон, засыпая в кофеварку кофе. – Заставлять вас никто не станет.
– Я сама себя заставлю. – Лиззи прошлась по комнате, разглядывая фотографии. На одной из них был молодой Саймон, с длинными рыжеватыми волосами. Он обнимал женщину в летной куртке с такими же рыжими волосами. – Я буду прыгать в благотворительных целях, ради борьбы с раком груди, поэтому не могу отказаться.
Саймон кивнул, но не стал уточнять, почему ради борьбы с раком и почему именно груди. Похоже, он был не из тех людей, кто сует нос не в свои дела. Лиззи поймала себя на том, что ей легко разговаривать с ним. Не надо ничего доказывать, не надо кокетничать; она вряд ли интересна Саймону, так что можно быть самой собой.
– Прыжки с парашютом либо любят, либо ненавидят, – объяснил Саймон. – Многие совершают один прыжок и больше никогда не возвращаются сюда, но если уж вы полюбите прыжки, то никогда не бросите.
– Вы полетите с нами на самолете? – поинтересовалась Лиззи.
– Нет, я буду ждать и встречать вас на земле. Вот посмотрю на вас в момент приземления и сразу пойму, полюбили вы прыжки или возненавидели.
– Но если у меня будет зеленое лицо, не примите меня за лягушку, – пошутила Лиззи. – Я ведь никогда в своей жизни не совершала ничего подобного.
Саймон протянул Лиззи чашку с кофе.
– Не волнуйтесь, я знаю, что вы храбрая.
– Считаете, в моем возрасте уже нечего бояться?
Саймон внимательно посмотрел на Лиззи:
– Почему вы задали такой вопрос?
Лиззи покраснела.
– Ну, я же самая старшая в группе.
– Ну и что? – Саймон пожал плечами. – Если так рассуждать, то мне вообще давно пора на пенсию.
Дверь открылась, и в кабинет вошел толстый бородатый Тедди. Не обращая внимания на Лиззи, он обратился к Саймону:
– Уже два отказа.
– Кто? – невольно вырвалось у Лиззи.
– Долорес Мур и Луис Макнамара.
Лиззи не удивило, что подружка Кейси отказалась прыгать. Она явно боялась высоты, но вот Луис весь день вчера болтал о том, как ему нравится летать на самолетах, и очень жалел, что раньше никогда не прыгал с парашютом. Все понятно, он просто трепался. Лиззи подумала, что уж она-то ни за что не откажется.
Саймон внимательно посмотрел ей прямо в глаза.
– Вы пришли на второй день, – произнес он тихо, чтобы не слышал Тедди, – и для меня уже было ясно, что вы храбрый человек.
В половине третьего, когда Лиззи надела парашют и вместе еще с тремя новичками ожидала посадки в небольшой самолет, она уже не чувствовала себя храброй. Сердце колотилось в груди, Саймона, который мог бы приободрить ее, рядом не было, а Кейси, в отсутствие Долорес выбравшая себе в подруги Лиззи, дрожала рядом, словно осенний лист.
– Ох, зачем мы ввязались в это? – пробормотала Кейси. Она так нервничала, что слизала с губ всю помаду.
– Чтобы познакомиться с настоящими мужчинами, – напомнила Лиззи, пожимая руку Кейси.
– Я не встретила здесь ни одного, который заинтересовал бы меня, – недовольно проговорила Кейси.
«А я встретила», – подумала Лиззи.
Четверо новичков поднялись на борт самолета в сопровождении инструктора Тони и пилота. Тони еще раз проверил снаряжение.
– Готовы? – громко спросил он, перекрикивая шум двигателя.
Новички дружно показали ему поднятые вверх большие пальцы.
«Господи, что же я делаю?» – спросила себя Лиззи, когда самолет двинулся с места.
С земли кажется, что самолету требуется очень много времени, чтобы взлететь и достичь точки выброски, но когда вы находитесь в самолете, все это происходит с ужасающей быстротой.
– Мы на месте. Готовы? – снова спросил Тони.
И снова ответом ему стали поднятые вверх большие пальцы, только на этот раз они подрагивали.
Тони открыл дверь, и воздух с шумом ворвался в самолет. Лиззи почувствовала, как заныло в животе, однако она была полна решимости сделать то, что собиралась.
Ближе всех к двери сидел высокий парень по имени Алан, и Тони приказал ему приготовиться. В какой-то момент пилот должен был выключить двигатель, а парашютистам предстояло по очереди выбраться на крыло, держась за него руками, и прыгнуть. «Одна тысяча, две тысячи, три тысячи, четыре тысячи… проверить купол, – мысленно повторяла про себя Лиззи. – Одна тысяча, две тысячи…»
Двигатель выключился, и Алан с побледневшим лицом осторожно выбрался на крыло, а затем прыгнул. У Лиззи, наблюдавшей за ним, снова заныло в животе.
– Хороший прыжок! – крикнул Тони. – Следующий!
Серхио подошел к двери, торопливо выбрался на крыло и исчез.
– Ох, черт, я не смогу! – истерически взвизгнула Кейси. Следующей была она, и на лице Кейси была написана паника.
– Следующий! – крикнул Тони.
– Я не могу, – взмолилась Кейси, обращаясь к Лиззи. – И не уговаривай меня, я боюсь.
– Никто и не будет тебя заставлять, – ответила Лиззи, перепуганная не меньше Кейси.
– Она что, боится прыгать? – спросил Тони у Лиззи, и она увидела насмешку в его взгляде.
– Да, похоже, – процедила Лиззи сквозь стиснутые зубы. – Но я не боюсь.
Протиснувшись мимо Кейси, Лиззи подошла к двери и подождала, пока Тони пристегнет карабин вытяжной стропы.
– Удачи, – пожелал Тони, и на этот раз Лиззи увидела одобрение на его лице.
Лиззи улыбнулась ему и ступила на крыло. Внизу, в трех тысячах футов, раскинулись поля Корка, похожие на зеленые шелковые квадраты. Проезжавшие внизу машины выглядели крохотными яркими пятнами. Лиззи решила не думать о том, как далеко до земли. Она глубоко вздохнула и двинулась к краю крыла. Теперь оставалось только прыгнуть. Вспомнив, чему учили на тренировках, Лиззи прыгнула спиной в облака, как будто падала на пуховую перину.
– Одна тысяча, две тысячи, три тысячи, четыре тысячи! – кричала, а не произносила про себя Лиззи. И тут она услышала хлопок, а тело ее рванулось вверх. – Проверить купол! – крикнула она и посмотрела вверх. Вот он, раскрывшийся купол, – такое удивительное зрелище. – Господи, Господи, Господи, – бормотала Лиззи, и вдруг страх исчез, уступив место какому-то невероятному, чудесному новому ощущению. Она летела, летела над миром, словно большая птица. Теперь Лиззи позволила себе восхищаться всем, что находилось внизу, – очень интересно было видеть знакомые картины в необычном ракурсе. Здание тренировочного центра с воздуха выглядело совсем иначе, и Лиззи, осторожно подтягивая стропы парашюта, направляла его к большому белому знаку Х, куда, как ей говорили, она должна была приземлиться.
Ей нравился полет, очень нравился. Вспомнив свои страхи, Лиззи засмеялась. Это была такая радость, такое наслаждение… Жаль только, что земля приближается так быстро…
Лиззи приземлилась как раз рядом со знаком, все сделала так, как учили, согнула ноги, чтобы они спружинили при столкновении с землей. В общем, приземление вышло даже лучше, чем на тренировках.
– Отличный прыжок, оценка десять баллов из десяти, – поздравил ее Саймон, протягивая руку.
– Я никогда не испытывала ничего подобного! – воскликнула Лиззи. Глаза ее сияли. – Мне так понравилось!
– Вот и хорошо. – Саймон помог ей подняться на ноги, и Лиззи, не в силах сдержать эмоции, поцеловала его в щеку.
– Спасибо!
– Это вам спасибо, – с улыбкой ответил Саймон.
– А когда можно будет повторить? – Лиззи не терпелось снова совершить прыжок. – Можно мне будет прыгнуть с большей высоты? Все произошло так быстро, а я хотела бы подольше побыть в воздухе.
Саймон помог Лиззи сложить парашют.
– Если будете прыгать вместе с инструктором, то можно.
– Я очень хочу прыгнуть.
– Можете прыгнуть со мной, – предложил Саймон.
– С удовольствием, – ответила Лиззи, ощущая необычайный прилив сил.
После трех часов вся группа новичков завершила прыжки с парашютом, и те, кому это понравилось, остались на аэродроме понаблюдать за прыжками членов местного клуба парашютистов.
Кейси уехала домой сразу после приземления самолета.
– Простите, – виновато пробормотала она, обращаясь к Лиззи. Когда она снимала комбинезон, лицо ее было белым, а глаза – красными.
– Не стоит извиняться. – Лиззи крепко обняла девушку. – Это не всем дано. Ты проявила достаточную храбрость, так что не кори себя.
– Но вы-то прыгнули.
– Да, прыгнула. – Больше всех это удивляло саму Лиззи. Ведь она так боялась, а вот надо же, сумела преодолеть страх.
Все члены местного клуба парашютистов держались очень уверенно, шутили и смеялись. На них были, видимо, сшитые на заказ летные костюмы, с которыми не шли ни в какое сравнение комбинезона цвета хаки, выдаваемые новичкам. Их яркие – желтые, красные или пестрые – костюмы превращали событие, ради которого они собрались здесь, в красочный праздник. Среди членов клуба оказалось довольно много женщин, и во время укладки и проверки парашютов все вели себя с фамильярностью людей, прекрасно знавших друг друга.
Во время первого прыжка Саймон должен был выполнять роль пилота, и Лиззи, сидя на лавочке перед зданием тренировочного центра с кружкой чая в одной руке и печеньем в другой, тайком наблюдала за ним. После прыжка Лиззи ощущала жуткий голод. Она решила, что это, наверное, следствие выброса адреналина.
– Хотите еще прыгнуть? – услышала Лиззи голос над ухом. Это был бородатый Тедди. Лиззи показалось, что он совершенно преобразился. Теперь, когда прыгали настоящие парашютисты, Тедди расслабился и выглядел совсем другим человеком. Похоже, он вел себя дружески только с теми, кто любил дело, которым он занимался. – Я понимаю, это входит в кровь раз и навсегда, – добавил он, усаживаясь на скамейку рядом с Лиззи.
– А члены клуба прыгают каждые выходные? – поинтересовалась Лиззи.
– Некоторые – каждые выходные, другие – раз в месяц. Зависит от финансов и свободного времени. Вот, например, Самсон. – Тедди указал на парня в ярко-зеленом комбинезоне. – Он бы рад был прыгать хоть каждый день, но его жена бесится, когда он подолгу пропадает здесь. Она-то сама никогда не прыгала.
Для Тедди мир явно делился на тех, кто прыгает с парашютом, и тех, кто этого не делает.
– А ваша жена прыгает? – спросила Лиззи.
– Я не женат, но моя подружка прыгает.
– А жена Саймона?
– Саймон разведен.
– Правда? – невольно вырвалось у Лиззи, но ей удалось сдержать радостную улыбку.
Когда самолет Саймона приземлился, он отыскал Лиззи.
– По воскресеньям мы часто вместе ужинаем после прыжков. Не хотите присоединиться к нам? – предложил он. Приглашение было сделано почти небрежным тоном, но оно очень обрадовало Лиззи.
– С удовольствием! – воскликнула она, но тут же на ее лице появилось виноватое выражение, она вспомнила, что дома ждет Дебра, нуждающаяся в ее утешении.
– Что-то не так? – встревожился Саймон.
– Нет-нет, – ответила Лиззи, вспоминая слова Джо: «Мама, у тебя должна быть своя жизнь». – Просто я наметила на сегодня кое-какие дела, но они могут подождать до завтра. – В конце концов, не каждый же день ее приглашает на ужин мужчина, который ей нравится. А Дебра все поймет.
В рыбном ресторане «У Джимми» их собралось десять человек за длинным столом. Саймон позаботился о том, чтобы место рядом с собой оставить для Лиззи. Когда они вошли в ресторан, Лиззи тут же направилась в туалет, чтобы привести себя в порядок. Кое-как, без расчески, развязав хвост и распустив волосы, она создала какое-то подобие прически. Косметички у нее с собой не было, в сумочке лежали только неяркая губная помада, старый флакончик с остатками духов «Мисс Диор» и тушь для ресниц. Пришлось обойтись этим. Затем Лиззи сняла свитер, обвязала его вокруг талии и расстегнула две верхние пуговицы полосатой блузки, чтобы чуть-чуть приоткрыть ложбинку на груди. Конечно, фотографы журнала «Вог» не остановили бы ее на улице, чтобы сделать фото для обложки, и все же Лиззи решила, что выглядит не так уж плохо.
И в заключение она позвонила Дебре. Дома никто не ответил, и Лиззи оставила сообщение на автоответчике: «Привет, дорогая, прости, но я буду поздно. Совместный ужин придется отложить на завтра. Если ты поедешь к Барри, чтобы все уладить, оставь мне записку». Аналогичное сообщение Лиззи оставила и на автоответчике мобильного телефона Дебры, который оказался отключенным.
Когда Лиззи вернулась в зал ресторана, сам владелец, Джимми, перечислял названия блюд собравшимся за их столом. Все бурно встретили Лиззи возгласами и одобрительными замечаниями.
– Прекрасные духи, – похвалил Тедди, когда она проходила мимо него.
– Классная блузка, – заметил парень, сидевший напротив. – Расстегни еще одну пуговку.
– Эй, парни, оставьте ее в покое, – возмутился Саймон.
– Не обращай на них внимания, они впали в детство, – посоветовала Лиззи женщина по имени Тэш. – Они не знают, как вести себя с привлекательными женщинами.
– Вот уж точно как дети, – согласилась с ней Лена, сидевшая рядом с Тедди. – Кроме тебя, дорогой, – добавила она, обращаясь к Тедди.
– Это все шутки, – прошептал Саймон на ухо Лиззи, – хотя духи и правда прекрасные.
– Тогда, может, мне действительно расстегнуть еще одну пуговку? – прошептала в ответ Лиззи.
Блеск, появившийся в глазах Саймона, подсказал Лиззи, что и ему понравилась ее блузка.
– Не здесь. – Губы Саймона почти касались уха Лиззи, она даже чувствовала его горячее дыхание. – Если вы это сделаете, то Тони и Рон могут упасть в обморок, и мне придется делать им искусственное дыхание.
– Саймон, прекрати монополизировать Лиззи, – потребовал Тони. – Она единственная приличная женщина из всех побывавших у нас за последние месяцы.
– Ну спасибо тебе! – притворно обиженным тоном воскликнула Тэш.
– Может, мы все-таки вернемся к обсуждению меню? – подал голос владелец ресторана, Джимми, который молча стоял с блокнотом, слушая шутливую перепалку.
– Прости, Джимми, – извинилась Лена.
– Да, прости, – поспешили извиниться и остальные.
Тони налил в бокал Лиззи красное вино.
– Давайте выпьем за ваш звездный прыжок, – предложил он.
– Да, именно звездный, во всех отношениях, – поддержал его Саймон.
– Троекратное «ура» в честь Лиззи, нового члена нашего клуба! – провозгласил Рон.
Лиззи вдруг почувствовала, поняла, что ей не хватало именно этого: ощущения, что она не одинока, что люди рады ее видеть. Здесь, в этой разношерстной компании, она не была бывшей женой Майлса Шанахана, матерью двоих взрослых детей. Она была просто Лиззи, самостоятельной личностью, а рядом с ней сидел замечательный мужчина, которому, похоже, она нравилась.
Когда такси подъехало к дому, Лиззи встревожилась – ее дом сиял, казалось, всеми имеющимися в нем осветительными приборами. Тревога еще больше усилилась, когда Лиззи, роясь в сумочке в поисках ключей, увидела, как рывком распахнулась входная дверь.
– Дебра, что случилось? – забеспокоилась Лиззи, когда на пороге появилась полностью одетая дочь с видом ангела мести.
– И ты еще меня спрашиваешь! – вскричала Дебра. – Это не я пропала на весь день без всяких объяснений. Где, черт побери, ты была?
– Встречалась с друзьями, – ответила Лиззи, стараясь, чтобы дочь не заметила, что она под хмельком. У нее кружилась голова от выпитого в ресторане вина. Выпила Лиззи как минимум пять бокалов, а она не привыкла пить так много.
– Встречалась с друзьями? А я должна торчать дома и ждать тебя?
Лиззи засмеялась, совершив тем самым роковую ошибку. Но она просто не могла ничего с собой поделать. Слишком уж Дебра сейчас была похожа на строгую мать, ругавшую загулявшую дочь. Забавно, они поменялись ролями…
Смех матери окончательно вывел Дебру из себя.
– Да как ты можешь еще и смеяться?! – гневно вскричала она. – Я волнуюсь, чуть с ума не сошла!
Лиззи, протиснувшись в прихожую, опустилась на стул и уронила на пол сумочку.
– Я звонила тебе на мобильный и оставила сообщение на автоответчике. Ты не прослушивала?
– Прослушивала. Но я хотела поговорить с тобой. Мы же собирались сегодня вместе поужинать. Ты об этом забыла? А ведь я сейчас в таком жутком состоянии из-за ссоры с Барри…
– Ох, Дебра, прости меня. Прыжок с парашютом прошел прекрасно, и мне захотелось отметить это событие с новыми друзьями…
– Прыжок с парашютом?
Лиззи казалось, что громче Дебра орать уже не может, однако дочери это удалось. Лиззи не сомневалась, что крики Дебры услышали соседи.
– Знаешь, я собиралась тебе все рассказать, но сначала мне надо было убедиться, что я действительно могу это сделать.
Дебра не сводила с матери гневного взгляда.
– Ты хочешь сказать, что прыгала с парашютом? – изумилась Дебра. Ее презрительный тон свидетельствовал, что Дебра считает прыжки с парашютом антиобщественным поведением, чем-то вроде купания нагишом в общественном месте. – В твоем-то возрасте?
Лиззи кивнула. Внезапно она почувствовала себя совсем не героиней, смело идущей к своей цели, а глупой, почти пятидесятилетней женщиной, которая решила, что, прыгнув с парашютом, сможет вернуть прошедшую молодость.
– Я сделала это в благотворительных целях, – попыталась оправдаться Лиззи. – Я посчитала, что ради памяти Салли это будет хорошим вкладом в дело борьбы с раком груди.
– Но в твоем возрасте!
– Прыгать с парашютом можно в любом возрасте, – возразила Лиззи.
– Я абсолютно уверена, что парашютные клубы говорят так ради рекламы, – презрительно фыркнула Дебра. – А на самом деле они вовсе не хотят, чтобы прыгали такие старые люди, как ты. Разве не так?
Окончательно сникшая, Лиззи опустила взгляд на пуговки блузки, которые намеренно расстегнула, чтобы выглядеть более сексуально. Господи, да кому все это нужно?
– Нет, по-моему, они не возражали, – пробормотала она. А может, сегодняшний прекрасный ужин ей приснился? Может, все остальные члены клуба тайком смеялись над ней, над старой разведенной женщиной, которой захотелось начать новую жизнь и завести новых друзей среди молодых парашютистов? Наверное, она рехнулась, решив, что понравилась Саймону. Возможно, он тоже втайне смеялся над ней. Вся радость сегодняшнего дня разом улетучилась. Лиззи почувствовала себя несчастной, старой и усталой. И кроме того, она была слегка пьяна.
– Ты действительно прыгала? – спросила Дебра, все еще не веря.
Лиззи кивнула:
– Да, прыгала.
Всего полчаса назад она так гордилась своим прыжком, гордилась тем, что смогла преодолеть страх, находясь в самолете в нескольких тысячах футов над землей. А сейчас она не испытывала никакой гордости. Она обидела любимую дочь, которая так нуждалась в ней.
– Прости, дорогая, – сказала Лиззи, стараясь тщательно выговаривать слова. Она не знала, чем утешить Дебру. – Мы можем поужинать завтра, если хочешь…
– Нет уж, спасибо. И прости, что являюсь для тебя такой обузой, – рявкнула Дебра. – Больше не буду мешать твоей драгоценной общественной жизни. Я думала, что ты обрадуешься возможности побыть со мной, а ты убежала из дома. Похоже, я здесь нежеланный гость, поэтому больше ни минуты не останусь в этом доме. – Дебра схватила свою сумку, стоявшую на столике в прихожей. – Поеду к отцу. Хочу посмотреть, есть ли у меня хоть один нормальный родитель, который не пытается ухватить за хвост прошедшую молодость.
С независимым видом Дебра вышла из дома, громко хлопнув на прощание дверью. Лиззи чувствовала себя несчастной и виноватой, к тому же ее угнетало то, что Дебра, приехав к отцу, расскажет ему обо всем.
Совершенно забыв о том, что она собиралась выпить воды и принять пару таблеток, чтобы ослабить неизбежное завтрашнее похмелье, Лиззи поднялась наверх в свою спальню. Она не стала ни чистить зубы, ни смывать макияж, а рухнула на постель и забылась тревожным сном.
Расплата за все наступила на следующее утро. В пять минут девятого Лиззи все еще лежала в постели, хотя и понимала, что надо встать и идти на работу. Но голова болела так, что Лиззи не знала, как она переживет этот понедельник. В этот момент зазвонил телефон, его тихие звонки отдавались в голове Лиззи, словно колокольный звон. Она с трудом взяла трубку.
– Доброе утро, Лиззи, – услышала она голос бывшего мужа. – Как твоя голова?
– Ох, пожалуйста, не надо! – взмолилась Лиззи. Интересно, что Дебра наболтала отцу?
– Надеюсь, ты знаешь, что Дебра у меня? – спросил Майлс.
– Да, вчера вечером она сказала, что поедет к тебе. Это я во всем виновата, мы вчера собирались с ней поужинать, а я…
– Можешь не извиняться, и не надо мне ничего объяснять, – прервал ее Майлс. – Ты сама вправе распоряжаться своей жизнью. Я звоню, чтобы спросить: что, черт побери, мы будем делать с Деброй?
Если бы Майлс спросил: «Что, черт побери, мы будем делать с Ближним Востоком?» – это бы меньше удивило Лиззи. Впервые Майлс говорил не как заботливый отец, готовый сделать все, что угодно, для своей любимой двадцатитрехлетней дочери. Сейчас в его голосе звучало… раздражение. Да, именно раздражение.
– Она нагрянула вчера вся в слезах, – рассказывал Майлс. – Мы с Сабиной смотрели новый фильм про Джеймса Бонда, и тут врывается Дебра и закатывает истерику. Я не знал, что делать. Она сказала, что ты во всем виновата, что больше она никогда не поедет к тебе, что она ненавидит тебя и ненавидит Барри. Знаешь, Лиззи, это был настоящий кошмар.
Несмотря на страшную головную боль, Лиззи не сдержалась и усмехнулась.
– Надеюсь, они с Сабиной не подрались, – подковырнула она.
– Нет, с этим все в порядке, – заверил Майлс. – Слушай, а я и не знал, что она ушла от Барри. Не могу в это поверить. Мы столько денег потратили на свадьбу, а прошло… сколько?.. месяц, два?.. и все кончено. Никогда в жизни не испытывал подобного шока. Что ты на это скажешь, Лиззи?
– А я и не знаю, что тебе сказать. – Лиззи села на постели, чтобы проверить, как будет вести себя голова в вертикальном положении. Кружилась здорово, но болела не так сильно. – Честно говоря, я думала, что эта ссора с Барри просто буря в стакане воды, которая скоро закончится. Но Джо считает, что все может оказаться гораздо серьезнее. Вот почему я чувствую себя виноватой за то, что вчера оставила ее в доме одну, – призналась Лиззи. – Джо считает, что их брак был обречен с самого начала. А ты что думаешь?
Судя по молчанию в трубке, у Майлса вообще не было никаких мыслей на этот счет. Конечно, такого не мог ожидать ни один родитель. Ведь они потратили все деньги, чтобы как следует отметить самый счастливый день в жизни дочери, и, конечно, можно испытать шок, когда узнаешь, что все это пошло коту под хвост. Лиззи почему-то вспомнилась протекающая на кухне крыша. Да и Майлс, наверное, сейчас думает о том, что он сделал бы с этими деньгами, если бы не роскошное свадебное платье дочери, сотни роз и куча гостей.
Внезапно Лиззи стало жалко Майлса. Ведь несмотря на то, что он обрел новую жизнь, избавиться от старой ему так и не удалось.
– Так что же мы будем делать с Деброй? – тяжело вздохнул Майлс.
– Где она сейчас? – спросила Лиззи.
– Еще спит. Ты же знаешь, как тяжело она поднимается по утрам. Я ее не бужу, но я ведь не знаю, надо ей идти на работу или нет. А вечером мы с Сабиной идем в театр. Что Дебра будет тут делать одна? И как же Барри, новый дом… и все остальное? – Голос Майлса дрогнул.
– Послушай, – решительным тоном начала Лиззи, – я постараюсь отпроситься на пару часов с работы и приеду к тебе, может, мы сможем вместе что-то придумать. Устраивает?
– Это было бы здорово. – В голосе Майлса прозвучало неподдельное облегчение. – Я просто не могу оставить ее здесь. Вчера вечером она была так расстроена. А как ты думаешь… может, позвонить Барри и тоже пригласить его сюда? Возможно, тогда они вместе вернутся домой и все уладится? – Сейчас Майлс был похож на ребенка, который очень надеялся, что Санта-Клаус принесет ему на Рождество именно ту игрушку, о которой он мечтал.
– Я была бы очень рада, если бы Дебра и Барри помирились, но считаю, что пока не стоит приглашать его к тебе домой. Им обоим нужно время. Если бы Барри хотел поговорить с ней, он сумел бы выяснить, где она. – Лиззи задумалась. Если бы Барри хотел, он бы еще вчера примчался сюда, поклялся бы Дебре в вечной любви и забрал бы жену домой. Но поскольку он этого не сделал, значит, все действительно серьезно. – Пусть они немного остынут, а потом мы сможем встретиться и выступить в роли…
– Арбитров? – подсказал Майлс.
Лиззи усмехнулась:
– Да, арбитров. – У нее не выходили из головы слова Джо о том, что брак Дебры и Барри был обречен с самого начала, потому что Дебра – капризный ребенок, который хочет всегда настоять на своем. Однако Лиззи не могла согласиться с Джо. Дебра просто очень чувствительная девушка. Она не капризная… Дебра добрая и ласковая. Просто к ней нужен особый подход, а Барри, наверное, просто не нашел к ней подхода. Лиззи решила, что поговорит со своим зятем и объяснит ему, что за человек Дебра. Ей хотелось, чтобы дочь была счастлива, и она сделает для этого все, что сможет.
– Я приеду минут через сорок, – пообещала Лиззи Майлсу, поднимаясь с постели. Сидя она чувствовала себя почти хорошо, а вот когда встала, ей показалось, что на нее обрушился весь груз выпитых накануне пяти бокалов вина. – Нет, лучше через час или даже полтора. – Она поняла, что ей потребуется больше времени, чтобы привести себя в порядок.
И тут Лиззи вспомнила, что ее машина осталась возле ресторана, в котором они вчера ужинали. Значит, надо будет ехать на такси забирать машину, а потом уже к Майлсу.
– Знаешь, вот через три часа я буду у тебя точно, – снова подкорректировала Лиззи.
Клэр Морган любезно согласилась предоставить Лиззи несколько часов по семейным обстоятельствам, что еще больше расстроило Лиззи. Ведь не было бы никаких семейных обстоятельств, если бы она не была такой плохой матерью, которая отправилась на вечеринку с незнакомыми людьми, в то время как дочь очень нуждалась в ней.
Похмелье и чувство вины продолжали терзать Лиззи, когда через два часа она, забрав машину у ресторана, отправилась в Корк к Майлсу. Когда они разошлись, Лиззи в глубине души надеялась, что Майлс купит небольшой домик по соседству, однако он предпочел квартиру в центре Корка, что в определенной степени символизировало начало другой – свободной – жизни.
Было уже около одиннадцати, когда Лиззи позвонила в дверь квартиры Майлса. Она слегка растерялась, когда дверь ей открыла Сабина, которая, видимо, уже постоянно жила здесь.
– Здравствуй, Лиззи, – дружески поздоровалась Сабина. – Рада тебя видеть, входи. Я сейчас ухожу, так что не буду вам мешать, – добавила она.
– Ты нам не помешаешь, так что можешь никуда не уходить. Как Дебра? – спросила Лиззи уже шепотом.
– Да все нормально, – с улыбкой прошептала в ответ Сабина, сопровождая Лиззи в гостиную.
Гостиная Майлса была выдержана в морском стиле: фотографии кораблей, медные часы в виде иллюминатора, прочие безделушки на морскую тему. Даже большой диван был цвета морской волны. Сейчас на нем с несчастным видом лежала Дебра. На кофейном столике перед ней стояли пустая тарелка и кружка с молоком. Было ясно, что, несмотря на все свое отчаяние, Дебра не забывала о завтраке. Майлс сидел напротив в полосатом кресле.
– Привет, Лиззи! – радостно воскликнул Майлс, увидев бывшую жену. Он вскочил с кресла и едва не заключил Лиззи в объятия, но вовремя вспомнил о присутствии Сабины.
– Привет, Майлс, здравствуй, Дебра, – поздоровалась Лиззи.
– Привет, – слабеньким голоском промолвила ее дочь.
Она выглядела такой бледной и усталой, что Лиззи вновь ощутила чувство вины. Бедная девочка, ее так расстроила ссора с Барри, и, конечно же, ей требовалось присутствие рядом родных.
Лиззи подошла к дивану, опустилась на колени и обняла дочь:
– Ох, Дебра, деточка, извини, что я приехала вчера так поздно! Надо было наплевать на всех тех людей, с которыми я была. Не думай, что я забыла про тебя… ты же знаешь, я никогда про тебя не забываю. Я тебя люблю, и мы сможем все уладить. А теперь, прошу тебя, поедем со мной домой, и мы… – Лиззи задумалась, чем бы можно было соблазнить взрослую дочь, сбежавшую от мужа. – Мы с тобой пройдемся по магазинам, – предложила она. – Я отпрошусь на работе. – В душе Лиззи взмолилась, чтобы Клэр Морган поняла ее и не уволила. – Тебе наверняка нужна новая одежда…
– По магазинам – это здорово! – радостно воскликнула Дебра и села на диване. Куда только делись ее несчастный вид и усталость! – Я позавчера видела в одном магазине потрясающие сандалии. Правда, очень дорогие, но они точно на меня. Да-да, мама, пойдем по магазинам.
– Магазины – это, конечно, очень хорошо, но как же насчет Барри? – как бы между прочим поинтересовалась Сабина. – Разве ты не собираешься помириться с ним?
Дебра бросила недовольный взгляд на Сабину.
– Я считаю, что мои отношения с Барри – это мое личное дело, – резко заявила она и многозначительно добавила: – В крайнем случае семейное.
Сабине удалось сохранить на лице спокойствие и улыбку.
– Да, возможно, это дело семейное, но поскольку я находилась тут с твоим отцом, когда ты приехала сюда вчера ночью, то я в курсе всего. Так что тебе придется признать, что теперь это и мое дело.
Лиззи и Майлс с беспокойством посмотрели на Сабину.
– Послушай, Сабина, – начал Майлс, пытаясь не допустить ссоры, – действительно, Дебра сама решит, как ей улаживать свои отношения с Барри. Я уверен, они сами во всем разберутся.
– Вот именно, это никого не касается, кроме меня, – поддержала отца Дебра.
Похоже, Сабине очень хотелось сказать ей что-то еще, однако она сдержалась и только кивнула:
– Ну разумеется.
Дебра вскочила с дивана:
– Мама, поехали быстрее.
Пока они шли к машине, Дебра с трудом сдерживала негодование.
– Скажи пожалуйста! Да как она смеет так со мной разговаривать?! Что она знает о семейных отношениях? Что она знает обо мне и Барри? Побыла пять минут на нашей свадьбе и вообразила, что ей уже все известно про нас.
Они подошли к машине Лиззи. Ее машина на фоне остальных шикарных машин, принадлежавших жильцам дома, выглядела очень жалкой.
– Мама, почему ты не поменяешь свою рухлядь?
– Потому что не могу себе этого позволить.
– Бедняжка. – Дебра погладила мать по плечу. – Тебе нужна новая работа. Новая работа, дающая больше денег.
– Да, пожалуй, – согласилась Лиззи, думая о том, что надо еще позвонить Клэр Морган и отпроситься на весь день. – Ну так куда мы едем?
В глазах Дебры засверкали огоньки.
– Конечно же, в самый дорогой магазин в городе.
– Ладно. – Лиззи вспомнила о счетах за газ и электричество, о выплатах по закладной за дом. Ничего, она что-нибудь придумает. Сидя за рулем, Лиззи думала о словах Сабины. Конечно, Сабина права. Дебре действительно необходимо помириться с Барри. Просто бедной девочке потребуется для этого время. Лиззи решила, что не станет говорить Джо о словах Сабины, потому что подозревала, что Джо примет сторону Сабины.
«Кому они нужны, эти семьи?» – подумала Лиззи, но тут же устыдилась своих мыслей, вспомнив Эрин, у которой не было семьи. Эрин так хотела восстановить отношения с семьей! Интересно, она уже предприняла что-нибудь для этого? Многие годы Эрин притворялась, что вполне может прожить без любви близких, но Лиззи понимала, что это было всего лишь притворством. Эрин нужны были родные, как и всем остальным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лучшие подруги - Келли Кэти


Комментарии к роману "Лучшие подруги - Келли Кэти" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100