Читать онлайн Если женщина хочет..., автора - Келли Кэти, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Если женщина хочет... - Келли Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Если женщина хочет... - Келли Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Если женщина хочет... - Келли Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Кэти

Если женщина хочет...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Утром в понедельник Николь пришла на работу с коротко ост­риженными волосами цвета сверкающей меди. Прическа эта ей необычайно шла – подчеркивала идеальную форму головы и вы­сокие скулы. Николь ничем не напоминала девушку, которая ушла из офиса в пятницу. Та девушка была красивой, а эта – ослепительной. На нее оборачивались, и не последнюю роль в этом играла прическа.
– Мать честная! – ахнула регистраторша, когда Николь в узких черных брюках, высоких ботинках и джинсовой облегаю­щей куртке проходила мимо нее. – Что случилось с твоими воло­сами?
– Я давно хотела сменить имидж, – величественно промол­вила Николь. Они с Шарон пришли к выводу, что такой ответ бу­дет лучшим. Нельзя же признаться, что причиной этого был не­счастный случай…
– Николь, что с твоими волосами? – ахал каждый, кто встре­чался ей по дороге.
– Красота! – вздыхали девушки, сидевшие рядом с ней в от­деле претензий.
– Если бы мне хватило смелости сделать то же самое… – ска­зала хорошенькая индианка Ширин, у которой тоже были длин­ные черные волосы. – Но если я выкрашусь, отец меня убьет.
Николь печально улыбнулась.
– Вот оно, единственное преимущество безотцовщины, – пошутила она.
– Синклер! – прошипела Шарон, заметив приближавшуюся к ним инспекторшу.
Девушки тут же брызнули в разные стороны, как мыши от ко­та, и уселись на свои места. Но им бояться было нечего. Целью мисс Синклер была Николь.
– Ваша прическа! – с отвращением сказала инспекторша.
– Да, – одними губами улыбнулась Николь. – Я сделала при­ческу. А что, вам не нравится цвет? Но ведь многие люди красят волосы. Или девушкам индийского происхождения это запреще­но?
Она испытала удовлетворение, когда мисс Синклер инстинк­тивно отпрянула. Николь знала, что эта старая сука терпеть ее не может и мечтает уволить под любым предлогом. Но обвинение в расизме должно было сбить с нее спесь.
У мисс Синклер раздулись ноздри.
– Не говорите глупостей! Я просто обратила внимание на ваши волосы, вот и все. Но приходить на работу в джинсовой куртке нельзя. Вы знаете правила «Копперплейт»: никакой джинсовки!
Николь молча стащила с себя куртку, под которой обнаружи­лась белая майка, тонкая ткань которой обтягивала не прикры­тую лифчиком высокую грудь с напрягшимися сосками.
Глаза мисс Синклер полезли на лоб, что вызвало у Николь улыбку. Правил, запрещавших приходить на работу без лифчи­ков, не существовало.
Когда инспекторша пулей взлетела на свой насест, чтобы от­равить жизнь кому-то другому, Николь позвонила Шарон.
– Черт бы побрал эту корову! – прошипела она. – Чем рань­ше я уйду отсюда, тем лучше. Потому что в один прекрасный день я ее убью и сяду в тюрьму!
– Успокойся, – посоветовала ей подруга. – Когда ты ста­нешь звездой вокала, то сможешь говорить о ней гадости всем и каждому, а она ничего не сможет сделать.
– Держи карман шире, – мрачно ответила Николь. – Скорее рак на горе свистнет, чем я стану звездой вокала.
– Тебе не следовало упоминать об индийском происхожде­нии, – осуждающе сказала Ширин, когда час спустя они встре­тились в женском туалете. – Мой отец говорит, что нельзя требо­вать к себе особого отношения на том основании, что мы отно­симся к другой расе.
– Ширин, твой отец настоящий старый зануда. Хотя во мне пятьдесят процентов индийской крови, но я жительница запад­ного Лондона в третьем поколении, – беспечно напомнила Ни­коль. – Я никогда не видела своего отца. И единственная индий­ская вещь в моем доме – это жемчуга моей ирландской бабушки.
День был длинный и утомительный. К половине четвертого Николь заскучала и поняла, что по горло сыта «Копперплейтом». «А виноват в этом Дариус Гуд!» – сердито подумала она. Если бы он не появился и не внушил ей ложные надежды на карьеру певи­цы, она продолжала бы работать здесь, шутить с Шарон и девоч­ками, строить каверзы Синклер, не задумываться о жизни и с не­терпением ждать прихода пятницы. Но она увидела отблеск дру­гой жизни и затосковала по ней. Она не собиралась торчать в этом офисе до самой смерти.
Было без десяти пять, когда в ее рюкзачке зазвонил мобиль­ник.
– Где эта зараза? – прошипела Николь, разыскивая взглядом рюкзак. – Да! – бросила она, нажав на кнопку.
– Привет, Николь. Это Дариус Гуд из «Титус Рекорде». Николь выпрямилась. Плевать ей на Синклер!
– Что вы хотели мне сообщить? – небрежно спросила она. Дариус не мог скрыть волнения.
– Не могли бы вы приехать завтра и встретиться с моим бос­сом? Я знаю, вам пришлось долго ждать, но Сэм Смит была очень занята. Кстати говоря, ей тоже понравился ваш голос.
– Правда? – расцвела Николь. – Во сколько?
– Может быть, к десяти?
– Годится. А вы там тоже будете?
– Можете не сомневаться. Ведь вы моя, – сказал Дариус и сразу спохватился: – То есть… я открыл вас, нашел… ну, вы по­нимаете, что я имею в виду.
– Понимаю, – хрипловато ответила Николь. – Буду ждать с нетерпением.
Она дала отбой и победно улыбнулась Шарон.
Николь расстегнула три верхние пуговицы темно-красного платья в обтяжку, купленного накануне в «Некст». К нему при­шлось купить дорогие кожаные ботинки до колена. «Но для этого и существуют кредитные карточки», – думала она, пока продав­щица смотрела на бирку с ценой.
Шарон пошла на неслыханную жертву и принесла сумочку от Прада, любимую игрушку своей старшей сестры. Вечером сумку нужно было вернуть на место, иначе Тина ее убила бы.
– Ты выглядишь на миллион долларов, – завистливо вздох­нула Шарон, увидев подругу в полных доспехах.
Сейчас Николь сидела в вестибюле «Титуса», представлявшем собой просторное помещение с затемненными стеклами, и пыта­лась без священного трепета смотреть на модно одетых людей, сновавших взад-вперед и громко разговаривавших по мобильни­кам или друг с другом. Мимо прошла роскошная женщина с пла­тиновыми волосами, одетая в потертые кожаные брюки от «Ди энд Джи». В руке она держала органайзер последней марки. Ни­коль хотела спросить регистраторшу, кто эта женщина и чем она занимается, но тут появился Дариус, а ей не хотелось выглядеть в его глазах деревенщиной.
– Привет, – спокойно сказала она, как будто привыкла сидеть в приемных звукозаписывающих компаний и ждать, что ей пред­ложат контракт.
– Привет, – ответил Дариус.
Николь окинула его взглядом. Дариус выглядел еще лучше, чем в прошлый раз. Его светлые волосы были модно подстриже­ны, он улыбался весело и дружелюбно, словно собирался отыс­кать в Гайд-парке солнечное местечко, лечь на травку рядом с Николь, пить вино и смотреть ей в глаза.
– Потрясающая прическа! – с восхищением сказал он. Польщенная Николь улыбнулась. Черта с» два Дариус когда-нибудь узнает историю этой прически!
Однако когда Дариус повез Николь на пятый этаж, уверен­ность девушки в себе поколебалась.
– Так много народу? – спросила она, мечтая закурить.
– Да. Все хотят познакомиться с вами. А потом, возможно, мы поговорим с Сэм наедине. Она строгая, но справедливая, так что не бойтесь. Ей очень нравится ваш голос.
– Вы это уже говорили, – напомнила Николь, пытаясь не сту­чать зубами. – Но что это значит? Что будет дальше?
– Это значит, что, если Сэм согласится, мы подпишем с вами контракт, после чего вы отправитесь в студию и поработаете с композиторами и звукорежиссерами. Если все пройдет хорошо, мы выпустим несколько синглов и будем надеяться на альбом.
– Дело в том, что у меня не так уж много песен, – сказала Ни­коль. – Я написала несколько штук, но они так себе. – Следова­ло быть честной. Ночью она составила список своих опусов и пришла к выводу, что все они никуда не годятся.
– Послушаем. Но если они не подойдут, не отчаивайтесь. Боль­шинство артистов не пишет музыку самостоятельно, – успокоил ее Дариус. – Все нормально. У вас есть голос, а это главное. – Он не стал добавлять, что «Эл-Джи-Би-Кей» имеет на Николь большие виды, потому что уже две молодые британские певицы, на которых компания делала ставку, потерпели фиаско. Студии требовалась свежая кровь. Если Николь не обманет надежд и бу­дет иметь успех, они сойдут с ума от радости. Впрочем, время по­кажет.
– Почему вы все время говорите «артисты»? Дариус пожал плечами:
– Так у нас называют певцов и музыкантов.
– Артисты… из погорелого театра, – пошутила Николь.
Но в большой, современно обставленной комнате, которая была в десять раз наряднее кабинета директора «Копперплейт», ей стало не до шуток. За длинным столом сидели еще более ши­карно одетые люди и внимательно смотрели на нее. Во главе сто­ла Николь увидела ту самую платиновую блондинку и ахнула, а затем сделала глубокий вдох. Это ее шанс! Ну что ж, сейчас она им покажет.
– Фантастика! – сказала Сэм Карен Сторин, когда Дариус с Николь вышли из комнаты. – Кроме всего прочего, она умная девочка и знает, чего хочет.
– И потрясающе хороша собой, – вздохнула Карен. – Она могла бы быть моделью. А поскольку она еще и одарена музы­кально, думаю, нам с ней предстоит долгий путь.
– Надеюсь, – с чувством ответила Сэм, – потому что мы ух­лопали уйму денег на «Денсити», но я чувствую, что с ними у нас долгого пути не получится. Чтобы компенсировать затраты на этих парней, нам нужен верный хит.
Кабинет Сэм Смит был очень похож на свою хозяйку: такой же безукоризненный, деловой и без всяких украшений. Здесь не было ни фотографий детей, ни горшков с растениями, ни акваре­лей; только кресла вокруг стола для совещаний, огромный пус­той письменный стол и платиновые синглы на стенах. «Этой Сэм палец в рот не клади», – решила Николь. Маленькая, стройная, в дорогом элегантном сером костюме, Сэм была очень привлека­тельной и дружелюбной, но сразу становилось ясно, что она видит вас насквозь. Это и нравилось Николь, и пугало одновременно.
– Ну, что вы об этом думаете? – спросила Сэм, когда все трое сели за стол.
– Честно говоря, я немного занервничала, когда услышала об учителях пения, хореографии и всем прочем…
– Это хорошо, что вы нервничаете, – к удивлению Николь, ответила Сэм. – Пение – дело серьезное. Вам придется оставить работу, заниматься с преподавателями пения, хореографами и звукорежиссерами, находить с ними общий язык, однако нет ни­каких гарантий, что из этого выйдет толк.
Николь заморгала.
– Вы получите аванс в счет будущего гонорара, но если ниче­го не получится, мы с вами распрощаемся. Это жесткий бизнес, Николь, и я не хочу, чтобы вы бросались в него с закрытыми гла­зами.
– Я не дура! – нахмурилась Николь.
– Я этого и не говорила, – спокойно ответила Сэм. – Вы кто угодно, только не дура. Но вы не представляете себе, сколько лю­дей считает, что им предназначено стать звездами, а когда это не получается, чувствует себя обманутыми. В выбранном вами жан­ре вероятность неудачи очень велика, об этом не следует забы­вать.
Николь слегка нахмурилась.
– Впрочем, унывать тоже не следует, – сказала Сэм. – Я очень верю в вас и в студию «Эл-Джи-Би-Кей». У нас здесь подобралась отличная команда, Николь, и если мы не справимся с этим, то никто другой и подавно не справится. Клянусь вам. Но к делу. Во-первых, вам понадобится администратор. Дариус, у вас есть кто-нибудь на примете?
Когда через полчаса Дариус с Николь спускались в лифте, де­вушка чувствовала себя так, словно побывала в центре тайфуна.
– Сэм вас не слишком напугала? – Дариус смотрел на Ни­коль с тревогой, решив, что та расстроилась.
Но кошачье личико Николь горело от возбуждения. – Нет, – ответила она, – все было замечательно. Теперь я окончательно решила взяться за это дело!
По дороге домой Сэм ощутила знакомую боль. Эта боль уси­ливалась, грызла ее внутренности и распространялась из середи­ны живота в поясницу. Уже в который раз приближение месяч­ных превращало ее жизнь в кошмар. Эти проклятые фиброиды просто убивали ее. До посещения консультанта оставалось около трех недель, и она уже не впервые думала о том, что следовало на­стоять на более скором приеме. Сэм знала о кризисе системы го­сударственного здравоохранения, но этот визит был частным, а ее медицинская страховка позволяла не стоять в очереди. Впро­чем, может быть, у нее нет ничего серьезного и она напрасно бес­покоится? А если она позвонит и потребует переменить дату, ее наверняка сочтут невротичкой. Секретарша гинеколога уверяла, что они и так сделали для нее все, что могли.
Добравшись до дома, Сэм решила наконец выяснить, что же с ней происходит, и включила компьютер. Она любила пользо­ваться Интернетом и умела отыскивать интересовавшую ее ин­формацию. Однако к медицинским файлам Сэм до сих пор не обращалась, и понадобилось несколько попыток, прежде чем она обнаружила сайт, посвященный здоровью женщин.
Остальное было делом техники. Довольно скоро Сэм нашла перечень симптомов, которые полностью совпадали с тем, что испытывала она сама. Боли, тошнота, проблемы с месячными… Все как у нее! Только эти признаки были характерны не для фиб­роидов. Эта болезнь называлась раком яичников. Чем больше Сэм читала, тем лучше понимала: когда женщина ощущает такие симптомы, болезнь уже прошла начальную стадию, и эта болезнь смертельна.
Сэм выключила компьютер, выдернула из розетки вилку моде­ма и долго смотрела на потемневший экран. Теперь она знала, что с ней случилось. Знала, почему постоянно ощущает боль и теряет в весе. Она умирает. Время убегает от нее. Она не может ждать три недели, помощь нужна ей немедленно! Впрочем, какая разница, если она все равно умрет?..
Как ни странно, она не плакала. И руки у нее не дрожали. Вместо этого Сэм раскачивалась в своем любимом кресле и дума­ла о том, что попусту растранжирила отпущенное ей время. Она не считала чудом то, что просыпалась каждое утро, никого не благодарила за собственное существование, бездумно пользова­лась им и продолжала жить, уверенная в том, что проснется за­втра. И послезавтра. И послепослезавтра.
Но теперь этому настал конец. Время было драгоценностью, а ее время утекало. Мысль была чудовищной. Это было так же не­возможно, как представить себе бесконечность. Что будет со вре­менем, когда ее не станет? Что будет там? И есть ли там что-то?
Скорее всего, нет. Но какая разница? Если быть честной с самой собой, скорбеть о ней некому.
Она вспомнила Хоуп. Смеющуюся Хоуп с Милли и Тоби. И тут из ее глаз хлынули слезы.
В ту ночь Сэм так и не легла спать. Она молча сидела в гости­ной и бокал за бокалом пила белое вино. К чему воздерживаться, если ты все равно умираешь? Перед рассветом, когда ее лицо опухло от слез, Сэм наконец приняла решение. Теперь она знала, что нужно делать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Если женщина хочет... - Келли Кэти

Разделы:
Пролог123456789101112131415161718192021222324252627282930313233

Ваши комментарии
к роману Если женщина хочет... - Келли Кэти


Комментарии к роману "Если женщина хочет... - Келли Кэти" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100