Читать онлайн Температура повышается, автора - Келли Карен, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Температура повышается - Келли Карен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.55 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Температура повышается - Келли Карен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Температура повышается - Келли Карен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Карен

Температура повышается

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Завтрак прошел в молчании. Конор имел обыкновение есть в одиночестве, наслаждаясь тишиной и процессом поглощения пищи. С аппетитом у него все было в порядке, как и с пищеварением. Ни запором, ни колитом, ни изжогой, ни поносом он никогда не страдал. И был уверен, что все желудочные и кишечные расстройства случаются только на нервной почве. А потому избегал шумных застольев и пустых разговоров за столом.
Но с некоторых пор с ним произошла поразительная метаморфоза. По необъяснимой причине ему доставляло удовольствие лицезреть за обеденным столом Джессику, слышать ее мелодичный голос и рассыпчатый смех, наблюдать, как ловко она управляется с едой, промокает бумажной салфеткой свои пухлые алые губки, задорно сверкает голубыми глазками, с наслаждением пьет чай или кофе, приготовленный ею самой.
У него возникло странное желание узнать о ней как можно больше: ее жизненные интересы, цели, устремления, склонности и привычки. Но Джессика не желала с ним откровенничать, она словно бы набрала воды в рот после того, как он отчитал ее за знакомство с Труди. И хотя она, покатавшись с ветерком по окрестностям на его автомобиле, и осознала свою ошибку, неприятный осадок от ссоры остался на душе у них обоих.
Молчание Джессики начинало расшатывать его нервную систему. Короткие ответы, которые он слышал от нее, когда задавал ей какие-то вопросы, нельзя было назвать беседой. Если так пойдет и дальше, думал Конор, глядя в окно на соседский участок, он сойдет с ума. И тогда многие годы будет созерцать мир в окошко сумасшедшего дома.
Но по мере того как испарялась его злость, он стал понимать, что Джессика проявила завидную смекалку в общении с женой опасного преступника и заслуживает не порицания, а похвалы за то, что удостоилась приглашения на ужин к соседям. Быть может, он подсознательно боялся, что коварные уголовники добавят ему в угощение яду? Или был морально не готов развлекаться и отдыхать в компании отпетых воров? Не явилась ли его злость, излитая на Труди, проявлением невроза или психоза? Может быть, он переутомился? Но ответы на такие вопросы можно было получить только у доктора. Теперь же было целесообразно сосредоточиться на получении информации о подозреваемых, и в этом Джессика могла оказаться ему весьма полезной. Да что уж там лукавить, она проявила находчивость и доказала, что является его надежным напарником в этой операции. О прочих ее достоинствах он боялся даже подумать, зная по своему горькому опыту, что добром это не кончится.
Но его рот уже растянулся в улыбке. Только огромным усилием воли ему удалось придать своей физиономии непроницаемое выражение. Нельзя было давать Джессике никаких поводов для нелепых догадок. Полет фантазии мог унести ее чересчур далеко от объекта их наблюдения. Или же, не дай Бог, породить у нее нездоровый оперативный зуд, чреватый провалом.
Конор покосился на Джессику, она сидела, закинув ногу на ногу, рядом с ним в удобном кресле. Костюм для пробежек она успела сменить на сарафан, украшенный крупными ягодами земляники, соломенную шляпу и сандалии, из которых игриво высовывались ее пальчики с алыми ноготками. Это клубничное изобилие вызывало у Конора неуместные ассоциации, породившие эрекцию. Уже в который раз, черт бы ее побрал!
Он прочистил горло и сказал:
— Тебе не следует сидеть так близко ко мне.
— Я знаю. Но ведь тебя может сморить сон. И тогда я тебя подменю на время, — холодно сказала она.
— Хорошо, оставайся пока на прежнем месте, — согласился он.
Силы его действительно иссякали. Короткий сон, который он позволил себе минувшей ночью, не восстановил его работоспособность полностью. Самым разумным было бы немедленно покинуть пост и пойти отдохнуть. Однако какая-то неведомая сила продолжала удерживать его в кресле.
В доме напротив ничего подозрительного не происходило. Барри лишь однажды вышел на крыльцо покурить, потом вернулся в дом. Вот и все, ничего необычного, тревожное затишье.
Если уж его зад прирос к креслу, может быть, стоит задать Джессике несколько осторожных вопросов? Дополнительная информация о частной жизни своей напарницы никогда не помешает. За разговором у него, возможно, стихнет желание схватить ее в охапку, уса— дить к себе на колени и зацеловать до смерти или до полуобморочного состояния.
— Объясни мне, пожалуйста, почему Майк убеждал меня в том, что ты воплощение святости и непогрешимости? — брякнул он со свойственной ему прямотой.
Джессика взглянула на него и многозначительно улыбнулась. У Конора вспотели ладони. Он сцепил в пальцах руки и прикрыл ими свое причинное место, проявляющее признаки беспокойства.
— Потому что я всегда поддерживала идеальную чистоту в туалете, а стульчак заклеивала специальной лентой, как в номерах отеля после каждой дезинфекции. Это очень дисциплинировало моих братьев.
В ее голубых глазах запрыгали смешинки. У Конора возникло желание подхватить ее на руки и отнести на кровать.
И как только ей удавалось мгновенно перевоплощаться из ангела в секс-бомбу? Нет, определенно ему пора перестать вообще кому-либо доверять и начать больше верить собственным глазам.
Словно бы прочитав его мысли, она проворковала:
— Мне все еще не верится, что ты воспринял его сказки всерьез. Неужели ты настолько доверчив и наивен?
Конору стало жарко от этих слов. Густо покраснев, он уставился в окно и промолвил осевшим голосом:
— Если бы сказки рассказывал один он, я бы, возможно, в них и не поверил. Но ему вторили другие твои кузены. Наслушавшись их восхвалений, я уверовал, что у тебя над головой нимб.
— Так я и есть сущий ангел! — Джессика невинно похлопала глазками, сцепив руки в кольцо над головой.
— Теперь я в этом уже не сомневаюсь, — промямлил он.
Хотя взгляд его при этом прилип к ее грудям с торчащими сосками, обтянутыми тонкой белой тканью. На лице Джессики расцвела улыбка порочной девицы, не оставлявшая сомнений в том, что ее обуревает вожделение. Конор насторожился.
— А у тебя большая семья? — спросила она, очевидно, надеясь отвлечь его внимание от своих прелестей. — Расскажи мне о своих тетушках и дядюшках, кузенах и кузинах. И разумеется, о сестре, живущей в Нью-Джерси. Я сгораю от любопытства. Вы с ней перезваниваетесь или переписываетесь?
Конор затряс головой, не в силах оторваться от ее пышного бюста, и с трудом ответил:
— С родной сестрой мы видимся не чаще двух раз в год. Они с мужем часто меняют местожительство. Еще реже я встречаюсь со своими родителями, так как они переехали во Флориду. Со своими дальними же родственниками я только переписываюсь.
— Тебе, наверное, очень одиноко! Не потому ли ты решил поселиться в нашем маленьком городке? — сочувственно сказала Джессика, вновь поразив Конора своей проницательностью.
Уж не наследственный ли это дар? Неужели и ее отец видит его насквозь и манипулирует им словно марионеткой? Эти Нельсоны точно взяли его в серьезный оборот. А теперь вот и Джессика выуживает из него семейные секреты. Как же неосмотрительно было с его стороны затеять этот разговор! Похоже, она в очередной раз его обыграла.
Как же ему лучше ответить на ее каверзный вопрос? Ведь он даже не задумывался над глубинными мотивами своего решения перебраться в этот маленький провинциальный городок. Убеждал себя, что устал от суеты большого города, надеясь, что на новом месте службы сумеет быстро сделать карьеру. В действительности же он бежал от одиночества! Искал общения, простоты и душевной теплоты, которыми был обделен в детстве. Конечно, можно было обосноваться во Флориде, но родители давно уже стали для него чужими людьми, со своими заботами и проблемами. Жизнь сына их совершенно не интересовала.
Копаться в своей душе ему сейчас не хотелось, поэтому он предпочел изменить тему и спросил:
— А почему все твои родственники называют тебя не Джессикой, а Джесс?
Смущенная вопросом, она поджала под себя ноги, что не ускользнуло от внимания Конора, с большим удовольствием любовавшегося ее прекрасными коленями.
Глядя на них, Конор представлял себе картину упоительного соития, в процессе которого ноги Джессики будут обвивать его торс, побуждая проникать в ее умопомрачительные глубины все глубже и глубже, в самое жерло вулкана страстей. По его спине пробежала дрожь.
— В нашей семье всегда было больше мужчин, чем женщин, — тихо промолвила Джессика. — И они стали звать меня на свой мужской манер Джесс. Вот так это уменьшительное имя и закрепилось за мной. Кузены до сих пор считают меня «своим парнем».
— Но внешне ты совсем не похожа на парня, — заметил Конор, окинув ее масленым взглядом.
Щеки Джессики порозовели, она устремила взгляд в окно, насупила брови и прошептала:
— К нашим соседям пожаловала гостья!
Конор тоже посмотрел в окно, проклиная себя за недозволенную рассеянность. Приближавшаяся к дому подозрительная женщина была болезненно бледна и худа. Одетая в униформу почтальона, она несла в руках посылку. Подходя к входной двери, женщина оглянулась по сторонам, поправила роговые очки на переносице и нажала на кнопку звонка.
— Эта особа не внушает мне доверия, — прошептала Джессика.
Свое мнение о ней Конор высказать не успел, так как дверь распахнулась. Почтальонша вручила открывшему посылку. Конор успел заснять этот момент фотоаппаратом, выхватил мобильник и связался с начальником полиции.
— Я весь внимание, — заговорщицким голосом ответил тот.
— Наблюдаем подозрительный объект женского пола в униформе «Ю-пи-эс». Брюнетка, приблизительно сорок лет, доставила подозреваемым посылку. Проследите за ней! Проверьте, действительно ли она является сотрудником этой компании.
Он отключил телефон, переместился к входной двери и, слегка приоткрыв ее, сказал, глядя в щелку:
— Она приехала в служебном автомобиле. Все выглядит вполне нормально. Это-то меня и настораживает…
Между тем похожая на скелет женщина вернулась к машине, затравленно огляделась по сторонам и, сев за руль, укатила.
— Какого размера была посылка? — спросила Джессика, присев рядом с Конором у двери на корточках.
От такого соседства у него ком подкатил к горлу и возобновилась эрекция.
— Ты заметил, какого размера был сверток или нет? — толкнув его локтем в бок, прошипела Джессика.
Эрекция достигла своей кульминации. Что не укрылось от внимания Джессики. Конор затаил дыхание.
— Ты оглох? — спросила Джессика. — Так какого же он размера? Я говорю о свертке!
— Солидного, — прохрипел он, изо всех сил пытаясь думать исключительно о задании, а не о женских прелестях своей напарницы, манящих его насладиться ими незамедлительно.
— Там вполне могла уместиться видеокассета, — предположила Джессика. — Подобная той, что украли из дома мэра, пока он произносил свою предвыборную речь.
В кармане у Конора зазвонил сотовый телефон.
— Слушаю, — достав аппарат, сказал он.
— Мы приставили к ней наблюдателей. Но пока все выглядит так, словно бы она действительно доставляет посылки. На всякий случай мы наведем о ней справки, — сообщил ему отец Джессики.
Голос главы семейства Нельсонов оказал на Конора успокаивающее воздействие. Закончив разговор, он убрал в карман телефон и сказал Джессике:
— Пока все выглядит вполне нормально. Сомневаюсь, что наведенные об этой особе справки прольют дополнительный свет на кражу видеокассеты из дома мэра. Кажется, это ложная тревога.
— Все ясно. И что же мы будем делать дальше? — спросила Джессика и, выпрямившись, начала расхаживать в волнении по гостиной.
Они бы могли, разумеется, заняться сексом на матраце в форме сердца. Но эту идею Конор не озвучил, а предложил возобновить наблюдение за соседним домом. По вытянувшемуся лицу Джессики было нетрудно понять, что такое предложение ее совсем не обрадовало.
Наступила ночь. Джессика ушла наверх отдыхать, Конор остался на вахте. Но мысленно он тоже находился в спальне.
Удобно устроившись в кресле и подложив под голову подушку, он взглянул на телефон и фотоаппарат, лежащие у него под рукой на столике, и попытался сосредоточиться на задании. Это было адски трудно. Он вздрагивал при каждом шорохе, доносившемся сверху, пытался представить себе, чем занимается Джессика.
Вскоре его веки отяжелели и опустились. Ему привиделась упоительная картина: голая Джессика, выходящая из ванной. Ее умащенная маслом кожа соблазнительно блестела, торчащие соски полных грудей словно бы напрашивались на то, чтобы он коснулся их губами. А темный треугольник волос, прикрывающих ее заветную тайну, манил его вглядеться получше в хитросплетение завитков и разгадать секрет, который они скрывали.
Проклятие! Она вновь опутала его своими чарами, даже на расстоянии. Конор изменил позу, чтобы уменьшить давление материи на его мужское достоинство, впавшее в неистовство, и взлохматил пальцами свою шевелюру. Как он мог позволить ей засесть у него в печенках? Ведь ежу понятно, что ничего серьезного между ними быть не может! Она откровенно заявила, что не станет связываться с полицейским.
Как это ни странно, ему чертовски хотелось ее переубедить.
Но только не теперь, всему свое время. Пока нужно отдать все силы раскрытию преступления. В частности, подумать хорошенько о подозрительной доставщице посылки. Она вела себя неестественно, явно нервничала, озиралась по сторонам, словно бы чего-то боялась. Хорошо, что он успел запечатлеть ее на пленке. Теперь у них будет ее снимок, а это уже успех. Глядишь, от нее потянется ниточка к более крупной рыбине.
Раздался звонок в дверь, потом — нетерпеливый стук.
— Открой мне, Джессика! Это я, Труди! — послышался голос настырной толстухи.
— Чтоб тебе провалиться! — пробормотал Конор и, вскочив с кресла, схватил в охапку подушку и одеяло и побежал прятать их в чулане.
— Что ей надо? — шепотом спросила Джессика, сбежав вниз по лестнице. — Ведь уже полночь!
Конор молча швырнул подушку и одеяло в чулан, захлопнул дверь и обернулся, решив не оставлять Джессику в опасности одну. Но едва лишь она приблизилась к нему, как он понял, что совершил промах. В горле у него застрял ком, в брюках вздулся неприличный бугор. Сердце заколотилось с удвоенной силой. А в глазах зарябило. И все потому, что на Джессике была надета полупрозрачная коротенькая голубенькая ночная рубашка. Тончайшая материя подчеркивала все выпуклости и вогнутости ее несравненного тела. Отделанный кружевом глубокий вырез позволял оценить в полной мере достоинства ее роскошного бюста.
— Ты меня слышишь, Конор? — прошипела она.
Стряхнув наваждение, он попытался сообразить, что происходит и как ему поступить. Но его мозг отказывался работать в отличие от другой части тела, подрагивающей от нетерпения поскорее стать задействованной.
— Перестань таращиться на меня! — строго сказала Джессика. — Уверена, что ты не в первый раз видишь женщину в ночной рубашке.
— Да, но меня привел в восхищение этот милый цветочный узорчик на ткани! И сам голубенький цвет материи, — пролепетал Конор. — Тебе эта рубашка к лицу! Почему бы тебе не носить ее дома и днем? Я бы хотел взглянуть на нее при дневном освещении… Особенно хороши кружева на вырезе!
Джессика стыдливо прикрыла руками груди, отчего подол рубашки задрался еще выше. Она явно была смущена его вниманием к ее прелестям и не осталась равнодушна к его комплиментам. Дыхание ее заметно участилось, по телу пробежала дрожь.
Конору стало совсем не до мысли о поимке преступников. Его волновало только одно — нашли ли чувства, охватившие его, отклик в сердце Джессики. Исходившие от нее флюиды подсказывали ему, что он ей далеко не безразличен. Это обоюдное замешательство, однако, продлилось недолго. Труди снова стала звонить и колотить кулаками в дверь. Джессика отворила ее и спросила:
— Что стряслось, Труди? Мы уже легли спать!
Не удостоив ее ответом, соседка молча вторглась в прихожую. Джессика едва успела отступить влево, Конор же получил удар дверью по лбу.
— Джорджо меня разлюбил! — грудным голосом провозгласила толстуха, подперев кулаками бока. — Я не переживу этого!
У Конора вытянулось лицо. Джессика сделала большие глаза. Конор пожал плечами, как бы говоря, что в данном случае он бессилен чем-то помочь убитой горем соседке. Джессика смерила его уничтожающим взглядом, обняла Труди за плечи и увела ее в гостиную.
— Это конец! — тряся головой, говорила толстуха. — Он приревновал меня к продавцу в ювелирном магазине. Я всего лишь состроила ему глазки, а Джорджо взорвался, заметив это. И не купил мне браслет! Нет, я этого не перенесу! — Она завыла в полный голос, словно вдова, убитая кончиной своего горячо любимого супруга, оставившего ей пятерых детей и уйму долгов.
— Я могу у вас переночевать? — сквозь слезы спросила она. — Я буду спать в коридоре на кушетке. Тихо, как мышка! Вы меня даже не услышите! Ну приютите же меня до утра, умоляю!
Труди в их доме? На кушетке в коридоре? Само небо послало ему удачу! Конор возликовал и готов был на радостях расцеловать незваную гостью. Тестостерон, бурливший в ею жилах, полностью затмил ему рассудок. Возникшая эрекция грозилась порвать брючину. Мошонку свело сладкой болью. Голова переполнилась эротическими фантазиями. И только нечеловеческим усилием воли он охладил свой пыл и напомнил себе, что он на задании. Изобразив на лице сочувствие и заботливость, он произнес:
— Ну конечно же, дорогая Труди, ты можешь остаться у нас до утра. — Он похлопал ее ладонью по могучей спине. — Мы не допустим, чтобы ты спала на садовой скамейке. Я прав, Джессика? — Он вскинул брови и взглянул на свою напарницу.
— Разумеется, дорогой! — сквозь зубы сказала она. Однако странный блеск в ее глазах заставил его насторожиться. Она что-то задумала. Долго ломать голову над разгадкой ее коварного плана ему не пришлось. Джессика воскликнула: — Мне кажется, что на кушетке тебе будет неудобно спать, милочка. Там вполне может переночевать Конор. А ты разделишь со мной кровать. — Она победно улыбнулась.
— О нет, я даже слышать об этом не желаю! Супружеское ложе священно! Кушетка меня вполне устроит.
Конор облегченно вздохнул. Во рту у него пересохло от нахлынувших эротических грез, в основе которых лежало их с Джессикой неистовое совокупление.
Джессика молча шевелила губами.
— Так что возвращайтесь на свою кровать, голубки, — проворковала Труди с приторной улыбкой, — а я до рассвета вздремну здесь на кушетке, чтобы с первыми же лучами солнца вернуться к своей мамочке. — Она громко шмыгнула носом.
Конор мысленно приготовился к маленькому шоу одной актрисы с вырыванием на себе волос, надрывными криками и ручьями слез. «Спокойно, — внушал он себе, — ты на службе! Крепись!»
Джессика, судя по выражению ее лица, была на грани срыва.
Нельзя было допустить провала операции. И тут Конора осенило. Он открыл дверь чулана и обрадованно воскликнул:
— У нас ведь здесь есть запасная подушка и плед, милая! Вот держи! — Он схватил спальные принадлежности в охапку и сунул их в руки Джессике. Она злобно прищурилась и молча положила подушку и плед на кушетку.
— Огромное вам спасибо! — Труди громко высморкалась в бумажную салфетку. Стекла в окнах задребезжали. — Я буду вести себя тихо, как мышка! Ступайте же спать, голубки!
— Если хочешь, я останусь с тобой, — предложила Джессика.
Но Конор бесцеремонно схватил ее за руку и сказал:
— По-моему, Труди хочется побыть одной, собраться с мыслями, всплакнуть. Не будем ей мешать, дорогая! Пошли спать… Ты ведь едва держишься на ногах от усталости! — Он сжал ей руку так, что она пошатнулась. — Я уверен, что Труди поймет нас правильно.
— Да, разумеется! Не обращайте на меня внимания, — сказала Труди, присаживаясь на кушетку.
Конор обнял Джессику за талию и почувствовал, что она словно одеревенела. Он был вынужден легонько ущипнуть ее за ягодицу. И только после этого она сдвинулась с места и начала подниматься по лестнице. Положив ей на бедро ладонь, Конор взял ее другой за грудь, чтобы она случайно не упала.
— Вы просто идеальная пара! — воскликнула с придыханием им вслед Труди и расхныкалась.
К счастью, они уже были у дверей спальни. Конор заслонил собой путь к отступлению. Джессика резко обернулась и обожгла его пламенным взглядом. Окажись на месте Конора преступник, он бы оцепенел и прирос к полу. У него же только слегка ослабла эрекция. Зато окрепла уверенность в том, что Джессике следует вернуться на службу в полицию.
Она фыркнула и решительно вошла в спальню. Конор проскользнул следом и затворил за собой дверь. И только потом вспомнил, что оставил внизу свой сотовый телефон. Связь с шефом была потеряна. Он подошел к окну и, к своему ужасу, убедился, что из него соседского дома не видно. Запахло провалом.
Он нервно взъерошил волосы. Присутствие Труди в их доме чрезвычайно осложняло ситуацию. Что же ему было делать? Не спускаться же за телефоном на глазах у непредсказуемой толстушки? Она могла выкинуть любой номер. Выражение лица Джессики не сулило ему ничего хорошего. Он уже готов был бежать к Труди и уговаривать ее лечь спать на кровати.
Но интуиция подсказала ему, что Джессика испепеляет его взглядом по другой причине: она просто-напросто изнемогает от желания поскорее отдаться ему! Почувствовать в себе его мужскую твердь, содрогнуться в исступленном оргазме и разрыдаться от свалившегося на нее счастья. Какой же он глупец! Она уже давно жаждет интимной близости с ним и потому не находит себе покоя — убегает на пробежки, уезжает куда-то на автомобиле, мечется по дому в полупрозрачной одежде. А теперь она прикончит его, если он будет медлить.
Ярость и в самом деле стремительно охватила Джессику. Она действительно испытывала желание убить Конора. Но только не одним смертельным ударом, а медленно и мучительно, подвергая его изощренной восточной пытке. Да как он посмел воспользоваться ситуацией в своих похотливых интересах? И как она позволила ему манипулировать ею словно куклой? Какой же все-таки она была дурой, представляя этого мужлана в розовом романтическом свете? Он самый обыкновенный жеребец, неуемный хряк, бесстыдный козел! И вовсе не благородный рыцарь на белом коне! Разве джентльмен стал бы резать ножом ее надувной матрац, чтобы лишить ее последнего бастиона? Нет, настоящий герой не станет хитростью заманивать ее в постель!
Она подошла к стенному шкафу, вынула из него подушку и швырнула ею в Конора. Он ловко и без видимых усилий поймал ее, чем разозлил Джессику еще сильнее. Конор нахмурился и строго спросил:
— А что мне оставалось делать? Не мог же я выгнать ее на улицу? Что бы после этого она о нас подумала? Не забывай, зачем мы здесь! Любой поспешный поступок чреват для нас провалом!
Но от этих доводов ей совершенно не полегчало, хотя их справедливость и не вызывала у нее сомнений. Все шло к тому, чтобы лечь с ним в постель. Но этого ей не хотелось, она бы чувствовала себя гораздо спокойнее, если бы он лег на кушетку. И вдруг внутренний голос спросил у нее, уверена ли она в этом. Этот вопрос заставил ее хорошенько задуматься.
А ведь действительно, к его соседству на кровати она вполне могла привыкнуть! Воображение нарисовало ей сладко посапывающего во сне Конора, ее руки, опутавшие его грудь, спину, плечи и… Она судорожно сглотнула ком в горле, содрогнувшись от охватившего ее вдруг жара. Как же посмела она дотронуться, пусть даже в мечтах, к полицейскому? Ведь греховные помыслы равноценны самому грехопадению! Гореть ей за это в адском пекле!
Поймав на себе его изучающий взгляд, она воскликнула:
— Я вовсе не хотела, чтобы ты выставлял Труди за порог среди ночи! И мне совершенно понятно, зачем мы здесь находимся. Но все это не означает, что я в восторге от сложившейся двусмысленной ситуации.
— Я готов спать на полу, — заявил Конор, побледнев как мел.
— Придется, раз ты порезал ножом мой надувной матрац! — крикнула в ответ она, вращая глазами.
Он потянулся за одеялом и болезненно поморщился.
— Что с тобой? — испуганно воскликнула Джессика.
— Пустяки! — Конор отошел от нее на несколько шагов.
— Но я же вижу, что тебе больно! — не унималась Джессика. — Ты прихрамываешь на правую ногу! Что с ней?
— Ерунда, разболелась старая рана. Я получил ее несколько лет назад, задерживая преступника. Время от времени она дает о себе знать. Пусть это тебя не тревожит, мне доводилось спать и в худших условиях, чем на полу.
Джессике стало стыдно за свой глупый поступок. Она прикусила нижнюю губу и потупилась. Конор молчал, шумно дыша.
— В конце концов, мы взрослые люди, — наконец промолвила она. — И должны вести себя подобающим образом. Я уверена, что мы уместимся вдвоем на кровати.
Она наклонилась и начала взбивать подушки.
Когда же она выпрямилась и оглянулась, то была поражена выражением лица Конора. На нем читалось откровенное вожделение. И весь он источал похоть. Поймав ее оторопелый взгляд, он хрипло произнес:
— По-моему, ты права. Одну ночь мы вполне можем провести в одной постели.
Джессика была воспитана в духе доверия к полицейским. Она знала, что они умеют контролировать свои эмоции. Но в сложившихся обстоятельствах она доверяла своему напарнику не больше, чем, к примеру, Джорджу, если бы тот очутился в хранилище банка в обеденный перерыв и со связкой ключей от сейфов.
Она вернулась к стенному шкафу, взяла из него три наволочки и расстелила их посередине кровати.
— Это еще для чего? — спросил Конор.
— Чтобы ты не забывался, — строго ответила она.
— Значит, ты мне не доверяешь?
Джессика молча нырнула под одеяло и натянула его до подбородка.
— Доверяю, но предупреждаю: не смей до меня дотрагиваться.
Конор рассмеялся и пошел в ванную.
Она закрыла глаза, и тотчас же воображение нарисовало ей картину эротического свойства. Некоторое время Джессика пыталась лежать спокойно. Потом матрац просел, и Конор залез под одеяло. Она поджала ноги к животу.
— Спи, Джессика! — глухо буркнул он.
О каком сне он говорит? Нет, это не входило в ее планы.
Конор дышал ровно и глубоко, вдох и выдох, вдох и выдох.
Ладонь Джессики легла на низ живота. Ночь ей предстояла долгая и бессонная. Йом-да-да-да!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Температура повышается - Келли Карен



Роман просто КЛАСС! Такая СТРАСТЬ и ТАКИЕ постельные сцены! Читается очень легко. Просто СУПЕР!!!!
Температура повышается - Келли КаренМарина
7.10.2011, 18.10





Постельные сцены действительно написаны мастерски, а "детективный" сюжет - почти комикс для совсем недалеких. Как будто авторы разные.
Температура повышается - Келли КаренТатьяна
2.03.2012, 22.20





Неплохо. Живенько. На вечерок почитать сгодится.
Температура повышается - Келли КаренКристина
6.07.2014, 16.29





Неплохо. Живенько. На вечерок почитать сгодится.
Температура повышается - Келли КаренКристина
6.07.2014, 16.29





Неплохо. Живенько. Только первая постельная сцена странная какая-то. А так на вечерок почитать сгодится.
Температура повышается - Келли КаренКристина
6.07.2014, 16.29





книга прикольная ,особенно начало! советую всем .
Температура повышается - Келли КаренАнна
13.12.2015, 22.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100