Читать онлайн Любовь-целительница, автора - Келли Джослин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь-целительница - Келли Джослин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь-целительница - Келли Джослин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь-целительница - Келли Джослин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Джослин

Любовь-целительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Дождь стучал в шероховатые стекла. Отец Чайны любил эту уютную комнату, в которой вдоль трех стен располагались полки, вмещавшие столько книг, сколько можно было туда втиснуть. Разнообразные вазы заполняли полки над дверью: их было так много, что рассмотреть это удивительное богатство, завезенное из Азии, с ходу не удавалось. Ее отец никогда не мог воспротивиться желанию «купить всего лишь еще одну вазу». А в середине другой стены между высокими окнами находился массивный камин.
Чайна использовала письменный стол для того, чтобы отвечать на письма и составлять перечень дел по ведению хозяйства. Сейчас она занималась именно этим. Повар ожидал ее распоряжений относительно того, чем кормить гостей, которых ее сестра пригласила в замок. Шиан была рада принять гостей после того, как они два месяца назад возвратились из города.
Последние события отвлекли Чайну от домашних забот. Лишь зайдя в библиотеку, чтобы поискать отцовские книги о римских поселениях в Йоркшире, она увидела сделанный наполовину и незавершенный перечень.
Она поднялась и подошла к окну. Даже в лучшие времена она не любила устраивать прием гостей. Сейчас же, когда она не могла отделаться от мыслей об Александре и о нависшем над ними проклятии, это глупое мероприятие было ей совсем не по душе.
Как ей заставить Александра поверить в то, что ему надо бороться за жизнь? Мысленно снова и снова анализируя состоявшийся разговор, она еще раз осознала, что не ошиблась. Квинт просил ее сделать именно это.
Она должна заставить его поверить не в призраков и смерть, а в жизнь. Александр должен понять, как драгоценна жизнь, и тогда он поможет им спастись. Но она не имела понятия, с чего начать.
– Я не помешал?
Чайна оглянулась. Она увидела Александра, стоящего в дверях. Вчера растрепанный и полуодетый, он сегодня выглядел элегантно. Китель на нем сиял чистотой, брюки после того, как их выстирали и зашили, смотрелись как новые. Повязка вокруг головы исчезла, виднелось лишь маленькое светлое пятнышко возле левого уха. Аккуратно завязанный галстук, зачесанные назад черные волосы и удивительные голубые глаза – теперь перед ней стоял красавец, имеющий ко всему прочему титул маркиза.
– Дело у вас пошло на поправку, – сказала она, понимая, что в этих ее словах была явная недооценка. Он был настолько хорош собой – глаз не оторвать.
Александр наклонил голову.
– Я чувствую себя гораздо лучше. Когда шел сюда, ни разу не упал. – Он поднял трость. – Я обязан принести еще одно извинение, Чайна. Прошу простить мою раздражительность.
– Нет нужды в извинениях. – Взяв за руку, она осторожно повела его к ближайшему стулу. Стоя рядом с ним, она заметила, что волосы его влажны и возле правого уха остался след мыльной пены. Она попыталась удержать себя от того, чтобы дотронуться до этого пузырька.
Но не смогла.
– Что вы делаете? – удивленно спросил он.
– У вас осталось мыло возле уха. Только и всего. – Щеки у нее вспыхнули, она поспешила опустить руку и показала на стул: – Почему вы не садитесь? Вы не должны утомляться. Миссис Мейдерс говорила, что вы плохо спали.
Он сел и вопросительно посмотрел на нее:
– Почему ваша экономка говорила вам об этом?
– Она хотела, чтобы я как хозяйка знала об этом.
– Нет, я имею в виду не это. – Он прищурил свои голубые глаза. – Почему она так сказала? Что позволило ей решить, что я спал плохо?
– Она лишь упомянула о том, что ваши покрывала были разбросаны. – Она бегло улыбнулась, надеясь скрыть неловкость в связи с тем, что речь идет о столь интимных моментах. – Вы же знаете, как экономки любят наблюдать за всеми.
– Это верно. – Он медленно вздохнул. – К примеру, за время своего краткого пребывания в Брэддок-Корте я уяснил, что миссис Поллард сердить не следует. Она управляет домом и слугами с эффективностью Наполеона, умело командовавшего своими генералами. – Легкая улыбка тронула его губы. – Но попробуй ей возразить, попробуй ей сказать, что люди могут уставать. Она была непреклонна в своих наполеоновских замашках.
Чайна села в кресло напротив него. Тепло, идущее от едва тлеющего огня в камине, немного уменьшило влажность в комнате, однако не полностью.
– Уж не желание ли сбежать от вашей экономки привело вас в Римский лагерь?
Александр рассмеялся.
Она подумала, не первый ли это по-настоящему искренний смех, который исходил от него. Ей понравилось звучание этого смеха. Он показался ей чистосердечным и живым, словно первые весенние бризы над вересковыми полями.
И она тоже рассмеялась. Ее заливистый смех словно уравновесил низкие раскаты его голоса.
Они как бы дополняли друг друга.
Ее смех затих. Она едва знала маркиза, и то, что она в нем обнаружила, ее раздражало. Он был офицером, любил отдавать приказания и ожидал, что всякий оказавшийся рядом человек должен их исполнять. Она не один раз испытывала искушение напомнить ему, что она не сержант, находящийся под его командой. Но сегодня, в этот дождливый день, он старался быть обворожительным. Ей следовало вспомнить собственные приятные манеры.
– Это могло быть истинной причиной, – сказал Александр, хмыкнув еще раз, отвлекая ее от непростых мыслей. – Однако я сказал своим домашним, что собираюсь осмотреть Римский лагерь и порыться в прошлом во время своего посещения семьи офицера, с которым я служил на континенте. – Он посмотрел в окно на цепь холмов, ведущих в сторону вересковых полей.
– В вашем прошлом? – Она не могла отрешиться от мыслей о Квинте Валериусе. Может быть, Александра судьба привела в Римский лагерь для того, чтобы он узнал от духа его предка о грозящей ему опасности?
– Нет, в прошлом этих мест. Здесь много старинных стоянок, известных только заблудившимся овцам. Мне хотелось узнать как можно больше о тех временах и, возможно, даже написать путеводитель для других исследователей.
– А что вы искали в Римском лагере?
– Артефакты. – Он провел пальцами по книге, которая лежала на столе рядом с его стулом. – Но честно говоря, этот лагерь относится к более позднему периоду по сравнению с тем, что я надеюсь увидеть, пока нахожусь здесь.
– Античные камни и места захоронений?
– Вы знаете и о них?
– Я родилась и выросла здесь. Мои родители были одарены огромной любознательностью – чертой, которую унаследовали мои сестры и я. Пока другие дочери обучались рукоделию, мы узнавали о доисторических стоянках на пустоши.
– Вы покажете мне некоторые из них?
Она улыбнулась:
– Конечно. Буду рада показать вам некоторые из этих старинных мест и познакомить вас с его преподобием Уайлдером. Он знает даже еще более интересные места, чем я. Мы могли бы начать с каменного креста на лесной дороге в Лависхем, когда минует пятое сентября.
– Забудьте об этом. Вы не сможете удержать меня. Я хочу посмотреть то, что привело меня в эти вересковые края.
– Александр, вы должны проявлять крайнюю осторожность. Вы рискуете своей жизнью, равно как и моей.
– Вы все еще надеетесь, что я поверю в некую старинную сказку о позабытом проклятии моей семьи, в котором вы почему-то разглядели опасность и для себя.
– Верите или не верите, но я говорю правду. Если бы вы смогли увидеть Квинта, вы бы смогли меня понять.
– Проблема в том, что я не могу его увидеть. – Он вздохнул. – Однако я не сделаю ничего такого, что может подвергнуть риску вашу жизнь. Если этот каменный крест находится неподалеку от замка Недеркотт, мы будем в безопасности.
Чайна задумалась. Он наверняка отправится на поиски каменного креста самостоятельно, если она не согласится идти с ним. Ей снова захотелось, чтобы Квинт поручил кому-нибудь другому – не ей! – заботу об этом упрямом человеке. У нее, увы, ничего не получается. Посмотрев в окно, она сказала:
– Если дождь до заката прекратится, мы сможем туда съездить. Я удивляюсь, что вы не видели его раньше. Каменный крест находится недалеко от вашего имения – к северу от Уитби. Вы должны были путешествовать по этим местам.
Он подался вперед и тоже посмотрел в окно:
– Я никогда не посещал эти места. Я не был здесь до тех пор, пока не унаследовал титула. Мои дед и отец не ладили друг с другом. Первый раз я приехал в Брэддок-Корт всего несколько месяцев назад.
– Как печально, что вы не знали своего деда. – Она подумала о проклятии. Не оно ли рассорило деда и отца Александра и не из-за него ли не уживались они под одной крышей, оставаясь чуть ли не врагами?
– Мой отец так не считал. – Его тон как бы предупреждал, что у него нет желания говорить на эту тему.
– Очень жаль, что вы отдали разбойнику то, что нашли в Римском лагере.
– Я отдал ему черепки. – Он полез под китель. – Я не отдал ему вот это. – Он извлек из кармана нечто, завернутое в носовой платок.
Александр стал разворачивать платок, и Чайна подалась вперед, сгорая от любопытства и нетерпения. Когда он развернул платок, она увидела черный предмет, размером и формой напоминающий шиллинг.
– Что это такое? – Приподнявшись, она уставилась на черный кружок, лежавший у Александра на ладони.
Он поднял руку таким образом, чтобы на предмет падал свет из камина. Чайна ахнула. На нем были изображены мужчина и женщина. Она провела пальцами по их лицам. – Это гагат?
– Думаю, что да.
– Какое мастерство! Мне кажется, что среди вещей, изготовленных в Уитби современными мастерами, вряд ли найдется другое такое же по своему уровню искусства. – Выпрямившись, она подошла к полке и достала книгу. – Если вы интересуетесь периодом, когда Римская империя владела Британией, вы можете найти эту книгу интересной.
– Что это за книга?
– Она рассказывает об истории Римской стены. Ее написал мистер Хаттон. Почти двадцать лет назад он обошел весь Адрианов вал от Ньюкасла до Ирландского моря. Мне она показалась очень интересной.
– Какая вы любознательная!
– Мой отец называл меня неизлечимо любопытной.
Александр улыбнулся:
– Я бы сказал, что это комплимент.
– Я так это и воспринимала.
– Если можно, я возьму эту книгу в свою комнату, чтобы почитать позже.
– Пожалуйста. Вы можете брать любую книгу, пока вы здесь.
Положив гагат на подлокотник, он осторожно поднялся на ноги, а покачнувшись, воспользовался тростью. Он бросил взгляд на нее, она ответила тем же без всяких комментариев. Или он думал, что она будет обращаться с ним иначе из-за того, что он ослабел от раны? Она успела понять, что он не любит, чтобы с ним нянчились. Идя вдоль полок, он сказал:
– Мне потребуется несколько лет, чтобы прочитать все это. – Он повернулся к Чайне: – А вы?
– Прочитала ли я все книги? – Она покачала головой: – Пока нет. Смею предположить, единственный, кто это сделал, был мой отец.
– У него был эклектичный вкус.
– Даже слишком эклектичный, по мнению многих.
– А по-вашему?
– Он был самый интересный человек из всех, кого я знала, и ничье другое мнение не может изменить этого.
Положив книгу на ближайший стол, он подошел к ней.
– В вашем голосе слышится такая печаль, Чайна.
– Прошло более года с тех пор, как он умер, однако…
– Я понимаю. Не один раз я переживал такие моменты, когда мне хотелось показать отцу что-то удивительное, найденное мной, или спросить его совета в отношении нашего фамильного имения. – При этом он бросил взгляд на изделие из гагата на подлокотнике кресла.
– Чего я хотела бы больше всего, так это поговорить снова с моим отцом. – У нее перехватило горло. Она не собиралась говорить об этом. Ее сестра пыталась устроить разговор, о чем она не сказала Чайне вплоть до своей встречи с духом сэра Митчелла Реншоу, но ничего из этого не вышло. А она так надеялась…
– Я понимаю, – снова сказал Александр, сокращая расстояние между ними. – Я был… был далеко, когда умер мой отец.
Она почувствовала в этих его словах некоторую недосказанность, однако не подтолкнула его к тому, чтобы он пояснил.
– Очень сожалею, – шепотом сказала она, когда Александр остановился перед ней.
– Я тоже. Я сожалею о своем дурном поведении на протяжении всего времени, как мы познакомились. – Он дотронулся до ее щеки. – Чайна, я обязан вам жизнью. Я должен был поблагодарить вас гораздо раньше.
Она попыталась найти нужные слова, но у нее перехватило дыхание, словно тысяча взволнованных выдохов пыталась вырваться из ее груди одновременно. Он коснулся ее щеки. Его рука была жесткой, но удивительно теплой. Она наконец смогла сказать:
– Вы сделали бы то же самое, если б мы поменялись ролями.
Он поднял ее правую руку, и стали видны царапины, которые она получила, когда откапывала упавшую стену.
– Я сожалею, что моя глупость причинила вам боль.
– Не было никакой глупости в том, что вы делали.
– Я должен был более тщательно проверить надежность камней перед тем, как собрался входить в пещеру.
– Вы говорите, что не проверили надежность пещеры, – шепотом проговорила Чайна, – а я уверена, что вы все сделали правильно. Вы сделали все, что может сделать человек. – Она не стала называть имени Квинта или снова напоминать о его предупреждении. Они стояли, окруженные мягкими тенями. В помещении ощущался немного пыльный аромат книг. И сейчас ей так не хотелось, чтобы сюда вторгся кто-то еще. Даже Квинт. Даже он.
Улыбка коснулась его рта.
– Может, так оно и есть, тем не менее обвал крыши показал, насколько я ошибался.
– Ошибались? Вы признаете, что способны совершить ошибку?
– Только одну эту. Точнее, две ошибки.
– Две?
– Я не должен был на вас ругаться, когда вы пытались мне помочь.
– Вы действительно получили солидный удар по голове. – Пошутила она и улыбнулась. В ней появилась надежда на то, что он начинает внимать ее предупреждениям. – В этом, наверное, кроется причина, которая помогает вам переоценить случившееся.
– Согласен. – Он взял ее под локоть. – Я стараюсь быть предельно искренним, как будто я разговариваю с одним из моих самых близких друзей. Я знаю, что я вел себя с вами по-скотски.
– Александр… – Она забыла, что собиралась сказать, поскольку его пальцы бесцельно заскользили по ее руке.
– Да?
– Это все вздор.
– Какой же это вздор – исправить ошибки? Если человек не способен извлечь уроки из своих ошибок и исправить их, тогда какой же смысл в признании ошибок?
– Вы говорите вздор.
– Может быть, и так. А может, и нет. – Погладив ей щеку тыльной стороной ладони, он сказал: – Рассмешите меня.
– Я бы рассмешила, если бы вы сделали что-нибудь смешное.
– Вы опасны своими словами, Чайна.
– Женщине не разрешается защищать свою честь с помощью шпаги или дуэльного пистолета, вынуждают ее делать это другими способами.
– По мне лучше столкнуться со шпагой, чем с вашим острым умом.
Она закатила глаза:
– Если у вас есть для этого причина, то объясните ее.
– Вы, кажется, рассержены.
– Да.
Он выглядел искренне озадаченным.
– На меня?
– Здесь нет больше никого другого, и я вас уверяю, что сержусь не на себя.
– Почему вам кажется, что я вам докучаю? Докучает? Впрочем, это более мягкое слово, чем если бы он сказал – сержусь. Но в любом случае нельзя не признать – она рядом с ним теряла спокойствие.
– Я думаю, что будет лучше, если мы сменим тему.
– Вероятно. – Он отступил назад, тем самым удивив ее, потому что она не ожидала, что он отступит. Он поднял ее руку, поклонился и произнес: – Мисс Недеркотт.
Она готова была спросить, почему он вернулся снова к столь официальной форме обращения, но ощутила, как его большой палец нежно прикоснулся к ее ладони, вызвав дрожь во всей руке. Их взгляды встретились, и он не отвел глаза, когда заключил ее ладонь в свою. Он медленно поднес ее к своему рту. Теплое дыхание опалило ее дрожащие пальцы, она замерла, ожидая, что он сейчас поцелует ей руку. Но вместо этого он притянул ее к себе, отпустил ее руку и обнял за талию.
Она открыла рот, чтобы приказать ему отпустить ее. Однако он накрыл его своим ртом. Шок перешел в желание, раздражение сменилось восторгом раньше, чем она успела сделать новый вдох. Не было ничего поспешного, яростного или агрессивного в этом поцелуе. В результате она обмякла в его объятиях. Его язык ласкал ее нижнюю губу, дразня и волнуя, а затем дерзко проник внутрь рта. Она в шоке ахнула. На этот звук наложился его смех, после чего его губы скользнули к ее шее. Она понимала, что делает глупость, позволяя ему эти действия, но была не в силах оттолкнуть его. Ей хотелось насладиться этими незнакомыми ощущениями, погрузиться и утонуть в них… вместе с ним.
Когда его рот двинулся к ее уху, она не смогла сдержать дрожь, которая сотрясла ее. Она ухватилась за лацканы его кителя и повернула голову таким образом, что ее рот оказался прижатым к его губам. Она сложила руки у него на груди. Удары его сердца участились, подобно тому как ускоряется движение фургона на крутом спуске. Впрочем, ее сердце билось еще быстрее, она слышала гулкие удары пульса в ушах. Ее руки скользнули вверх по его спине, и она с восторгом ощутила, как его сильные мышцы отреагировали на ее прикосновение.
– Ой… прошу прощения. – Голос долетел из-за спины Александра.
Голос Шиан.
Чайна резко отпрянула назад, глядя в упор на него, потому что ей требовалось какое-то время для того, чтобы собраться и посмотреть на сестру. Он одарил ее озорной улыбкой, и она почти ответила ему тем же. Она попалась в ловушку. Она позволила ему соблазнить себя и заключить в объятия с помощью фальшивых слов и сверкающих глаз. Впредь ей следует найти в себе мудрость никогда не принимать их всерьез.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь-целительница - Келли Джослин



Роман отличный мистический завораживающий. Читала на одном дыхании.Класс!
Любовь-целительница - Келли ДжослинНаталюша
22.04.2014, 18.17





Недурно, обычно я пропускала такие романы, а этот понравился.
Любовь-целительница - Келли ДжослинТаня Д
24.12.2014, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100