Читать онлайн Любовь-целительница, автора - Келли Джослин, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь-целительница - Келли Джослин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь-целительница - Келли Джослин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь-целительница - Келли Джослин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Джослин

Любовь-целительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

В эту ночь Чайна не могла сомкнуть глаз. Не один раз она задумывалась над тем, не подняться ли ей, не перейти ли коридор и не постучаться ли в комнату к Александру. Она мысленно была уже с ним. Она обнимала его, а он открывал ей душу. Она прижималась головой к его плечу и не боялась спрашивать его, задавая любые вопросы. И он отвечал на них. И ей хотелось лежать в его объятиях бесконечно долго.
Но все это были только видения. Она продолжала лежать в своей кровати, глядя на деревянный полог, пока первые отблески зари не легли на пол. Допустим, она хотела, чтобы одна из этих ее фантазий воплотилась в жизнь, но хотел ли он того же самого?
Когда он произносил слова о Рексли, в его лице читалась неимоверная боль. Она смотрела на него, слишком потрясенная до глубины души, и не могла ничего сказать. Она пыталась нарушить напряженное молчание, но словно натолкнулась на свои же слова. И они не прозвучали. Ее вопросы так и остались незаданными. Когда он пожелал ей спокойной ночи, она не знала, действительно ли он хочет с ней проститься. Так она без сна лежала до утра, словно слыша удаляющиеся от нее шаги Александра.
Горничная, помогавшая Чайне одеваться, казалась подавленной. Обычно ловкие руки горничной теперь двигались еле-еле. Чайна пожалела девушку и отправила ее с бельем в прачечную. Сама себе причесав волосы, Чайна не стала смотреться в зеркало. И так ясно: темные круги под глазами. А губы у нее дрожали, если она забывала за ними проследить.
Чайна вошла в столовую для завтрака. Уютная комната с окнами, выходящими на юг, была пустынной. От накрытых тарелок с едой шел пар, однако эти ароматы ее не соблазняли. Она надеялась, что встретит здесь Шиан. Ей нужно было переговорить с сестрой и выслушать ее совет.
От служанки, поставившей на стол кастрюлю с шоколадом, Чайна узнала, что сестра уже позавтракала и отправилась на этюды. Чайна вздохнула. Шиан, по всей вероятности, испытывала раздражение из-за поведения леди Виолы даже больше, чем можно было предположить. Иначе сестра не ушла бы из дома, когда они принимают гостей.
Подойдя к окну, Чайна посмотрела на играющие на солнце капельки росы, превратившие сад в сказочное поле сверкающих алмазов. У нее не меньше, чем у Шиан, было желание куда-нибудь скрыться.
Рука коснулась ее локтя, и ее кожа мгновенно отреагировала.
– Доброе утро, – сказал Александр.
Вчера она приникла бы к нему. Сегодня она не знала, что ей делать.
– Доброе утро.
Повернувшись к нему, она слегка от него отодвинулась. На его лице также отпечатались следы бессонной ночи. Чайна хотела бы разгладить у него на лбу морщины, которых еще вчера не было.
– Пожалуйста, садись завтракать, – сказала она.
– Ты посидишь со мной, пока я поем?
Она не была уверена, спросил ли он это в надежде, что она согласится, или для того, чтобы дать ей возможность удалиться.
– Есть много такого, о чем нам нужно поговорить, – добавил он.
– Спасибо. Я буду счастлива… позавтракать с тобой.
Подойдя к буфету, она положила себе ложку омлета и одну булочку. Она не испытывала голода. Взглянув на стол, Чайна убедилась, что тарелка Александра также почти пуста. Он выдвинул кресло рядом с ней, пока она наливала две чашки шоколада. Отставив кастрюлю, она стала ждать, когда он заговорит.
– Я очень сожалею, – сказал он. – Я понимаю, что прошлая ночь оказалась совсем не такой, какой она тебе представлялась.
– Не такой. – Она коротко засмеялась. – Как и ты.
– Это верно. – Суровое выражение на его лице слегка смягчилось. – Мне жаль, что я причинил тебе боль. Я видел, что ты хромала.
– У меня затекла нога, когда я стояла на коленях, ее всю словно покалывали иголки, только и всего.
Она ждала, когда он продолжит, но он молча смотрел в свою чашку с горячим шоколадом. Она положила ладонь на его руку и была ошеломлена, когда он отпрянул.
К ее глазам подкатили слезы, голос ее задрожал.
– Теперь моя очередь сказать, что я очень сожалею, Александр. Я не могла подумать, что банальное прикосновение так тебя рассердит. Я не стану…
– Не надо говорить, что ты больше никогда не дотронешься до меня. – Он погладил ей щеку. – Я знаю, что все члены семейства Недеркоттов держат свое слово, и поэтому не могу позволить тебе произнести его. – Он посмотрел в сторону двери, ведущей к кухонной лестнице. – Нам нужно найти место, где будет меньше ушей. Где-нибудь за пределами этих стен.
Она подумала о просьбе Квинта удерживать Александра в пределах дома. Но тут же отбросила эту мысль, потому что два нападения произошли внутри замка Недеркотт.
– Кажется, я знаю такое место на пустоши, которое тебе понравится, – сказала она.
– Ты не можешь хотя бы намекнуть, что это за место?
– Нет, но могу обещать, что леди Виола рассвирепеет из-за того, что мы не попросили ее присоединиться к нам.
Впервые с того момента, как он вошел в столовую, он по-настоящему улыбнулся.
– В таком случае мне уже нравится это место.
Чайна тоже улыбнулась и потянулась за маслом, чтобы намазать на булочку. Возможно, все не так плохо, как это казалось еще минуту назад.


Ветер энергично гнал вперед облака, он словно спешил выпроводить их за море. Холмистые вересковые угодья выглядели тусклыми и безрадостными. Редкие кусты, которые еще не успели окончательно отцвести, приобрели грязновато-коричневый оттенок.
Александр помог ей выйти из кареты. Чайна плотнее запахнула плащ; его полы под порывами ветра хлестали ее по ногам. Когда она сказала слуге, чтобы он подождал их внутри кареты, тот благодарно кивнул. Сидящий на козлах кучер поплотнее закутался в свой плащ.
– Какой чудесный день! – сказал Александр, перестав удерживать шляпу на голове. Снова открыв дверцу кареты, он бросил шляпу на сиденье. Ветер трепал ему волосы и полировал кожу, доводя ее до оттенка, который у него был до событий в Римском лагере.
– У тебя странные представления о том, какая погода может называться чудесной.
– В самом деле? – Он обнял Чайну за плечи и прижал к себе. – Если бы погода была мягкой и благоприятной, у меня не нашлось бы уважительной причины, чтобы обнять тебя.
– Тебе непременно нужна причина?
– Я полагаю, что сегодня нужна.
Она приложила руку к шляпке, опасаясь, что ветер сорвет ее с головы.
– Мы можем считать, что ничего не произошло вчера вечером?
– Не произошло ничего такого, на что я надеялся.
Понимая, что кучер и слуга могут расслышать их слова, которые относил в их сторону ветер, Чайна показала на лесенку с правой стороны дороги для перехода через забор. Она остановилась, потому что более не могла откладывать вопрос, который мучил ее в течение всей ночи.
– Расскажи мне о Рексли, Александр.
– Зачем портить приятный день?
– Эта приятность – всего лишь иллюзия, если ты не объяснишь то, что сказал вчера вечером относительно приказа, по которому он должен был умереть.
Александр поставил ногу на лесенку и посмотрел вдаль.
– В припадке патриотических чувств я решил стать офицером, – сказал он так тихо, что Чайна едва расслышала его из-за шума ветра. – В этом я видел способ доказать свою независимость от семьи и уйти подальше от пересудов о сумасшествии моего отца. Рексли настоял на том, чтобы отправиться со мной. Он был моим камердинером, а до этого – камердинером отца. Хотя он был на двадцать лет старше меня, он не считал мою военную карьеру основанием для того, чтобы перестать мне прислуживать. Я пытался убедить его в обратном, но он не послушался меня.
– Значит, он отправился с тобой.
– Да, он был вместе со мной все эти кошмарные месяцы на Пиренеях, а затем в последней битве при Ватерлоо. Он не вернулся из этой битвы.
– А что произошло? – Чайна положила затянутые в перчатку пальцы ему на колени. Когда он положил сверху свою ладонь, она сказала шепотом: – Пожалуйста, расскажи мне, Александр. Это слишком тяжелое бремя, чтобы нести его одному.
– Если я расскажу это тебе, ты тоже вынуждена будешь нести бремя правды.
– Не знать – еще хуже.
– Как сказать. – Переплетя свои пальцы с ее пальцами, он добавил: – Я был уверен, что Наполеон будет разгромлен при Ватерлоо и что эта баталия станет моим последним шансом проявить себя. – Он вздохнул. – Я расставил своих людей по местам и приказал Рексли удерживать его позицию изо всех сил – не отступать, что бы ни случилось. И просил не совершать никаких геройских действий. Он просто должен был удерживать завоеванный плацдарм. Но тут пришел приказ выровнять линию фронта, поскольку французы навалились на нас, а я настолько увлекся схваткой в центре наших боевых позиций, что забыл отменить свой приказ Рексли. Он же стоял до последнего, и это ему удавалось… какое-то время. Но мерзкие лягушатники обошли его, когда он остался уже один. – Александр снова устремил взор вдаль, но Чайна догадалась, что на этот раз он видит поле боя в тот роковой день. – Меня подстрелили, прежде чем я смог совершить что-либо, а затем я понял, что бой ушел вперед, оставив меня далеко за линией фронта. Я потерял сознание и очнулся, когда битва закончилась. Я стал искать Рексли и нашел его среди множества трупов врагов, которых он убил, выполняя мой идиотский приказ. Получается, я предал его. Я думал больше о своей репутации, чем о своих людях. Опустившись в грязь рядом с ним, я сходил с ума, изнемогая от боли и стыда. И снова потерял сознание. – Александр отпустил руку Чайны. – Когда я очнулся в госпитальной палатке, меня приветствовали как героя. Я пытался сказать им, что это Рексли удержал позицию, а не я. Но никто меня не хотел слушать. Это он был героем, а не я.
Она заглянула в его затуманенные горем глаза:
– И у тебя не было возможности рассказать ему, как сожалеешь ты о том, что случилось.
– Да.
– И ты вынужден терпеть хвалу, потому что только это может доказать всем, что Рексли был героем. Ты считаешь, что это твой долг перед ним. Ты хочешь, чтобы, почитая тебя, люди одновременно помнили о Рексли?
Он придвинулся к ней совсем близко.
– Черт побери! Ты мучаешь меня своей правотой.
– Ты уже говорил об этом раньше.
Одарив ее мгновенным, но яростным поцелуем, он поднял ее и усадил на помост. Подавшись ему навстречу, она прижалась к его губам. Она готова была броситься ему в объятия, но понимала, что всего лишь в нескольких ярдах от них находятся провожатые. Он подмигнул ей и, положив руку на талию, помог перелезть по лесенке через забор.
Затем он последовал за ней. Чайна окинула взглядом холмистую местность. Она увидела овец и редкие деревья, склонившиеся над мелким ручейком у подножия холма. Здесь не было ни души, если не считать ее с Александром да еще слуг. Чайна задала себе вопрос, почему она раньше не додумалась привести сюда Александра.
Он спрыгнул с лестницы и встал рядом с ней.
– Куда нам идти теперь?
– А вот смотри. – Она указала на плоскую поверхность земли в одной из сторон поля. Эта поверхность была вымощена неровными камнями и выглядела почти прямой линией, доходящей до горизонта. – Согласись, леди Виола пришла бы в бешенство от того, что ее не пригласили посмотреть Римскую дорогу?
Глаза у Александра широко раскрылись, когда он ступил на каменную тропу.
– Неужели она в самом деле построена римлянами?
– В это верил мой отец.
– Поразительно!
Неожиданно на глаза Чайны набежали слезы. Сколько раз она слышала, как ее отец, обнаружив нечто, приводившее его в восхищение, употреблял именно это слово. Она ступила на неровную поверхность, которая была примерно на шесть дюймов выше земли.
– А еще существует легенда, что эту дорогу построил великан по имени Уэйд. – Чайна замерла, услышав стук копыт.
Она приложила ладонь к глазам, поскольку солнечный свет был достаточно ярок, несмотря на облака, нависшие над пустошью. Они увидели всадника, скакавшего по дороге изо всех сил. Черный плащ развевался за его спиной наподобие крыльев.
Александр схватил Чайну за руку и встал впереди нее.
– Стой здесь. Я оставил пистолет у твоего кучера.
– Александр, это не разбойник. Я узнала всадника. Это его преподобие Уайлдер.
– Викарий церкви в Ластингеме? Что он здесь делает?
– Ищет нас, готова поспорить.
Мужчина спешился возле кареты и пошел пешком к лесенке. Выкрикнув приветствие, он перелез через забор. Викарий был средних лет, полноват и высок, но двигался с грацией молодого ловкого мужчины. За годы жизни возле пустоши и вынужденных дальних поездок к прихожанам он выработал в себе легкость и проворность.
Чайна представила их друг другу, после чего спросила:
– Вы направились за нами из замка Недеркотт?
– Моя экономка сообщила мне, что вы искали меня, – сказал его преподобие Уайлдер голосом, способным перекрыть громоподобные порывы ветра. – Я услышал, что вы хотели поговорить со мной о некоторых старинных легендах. Ваш мажордом сказал мне, куда вы поехали.
Александр улыбнулся:
– Она только что собиралась рассказать мне о великане и этой дороге.
– А, вы имеете в виду Уэйда. – Викарий посмотрел на уходящую вдаль дорогу и пошел впереди. – Об этом великане и его жене существует множество легенд. Ими, кстати, объясняют и происхождение различных сооружений. Местные детишки в восторге от них.
Как бы о чем-то малозначительном Александр спросил:
– А есть легенды о великанах, которые выходят из пустоши по ночам?
– Большинство великанов ведут такой же образ жизни, как и люди, они работают днем и спят ночью. А вы слышали легенду иного рода? Я собираю всякие легенды и надеюсь в один прекрасный день издать их в виде книги.
Чайна следовала за идущими впереди мужчинами и остановилась, заметив, что свет сделался очень сильным. Она взглянула на небо, чтобы проверить, не пробило ли солнце пелену облаков, но тут же поняла, что свет идет из-за спины, а не сверху.
Обернувшись, она увидела Квинта.
– Ave.
– Ave, Чайна. – Он посмотрел мимо нее. – Ты уверена, что это разумно – приехать с моим потомком сюда?
– Я вверяю викарию свою жизнь. – Не желая объяснять, что ей сказал Александр у лесенки, она добавила: – Александр очень хотел увидеть старинные сооружения на пустоши. Ты пользовался этой дорогой?
– Я никогда не ходил севернее того лагеря. – Его орлиной формы нос сморщился. – Здесь бродили варвары, а я ничего не хотел иметь с ними общего. Я был цивилизованный человек, гражданин империи.
– Но ты должен знать, эту дорогу построили римляне?
– Не знаю. Я никогда не приходил сюда раньше, вплоть до нынешнего момента, когда мне понадобилось поговорить с тобой.
Чайна печально улыбнулась. Каким одиноким было его пребывание между небом и землей в многолетнем ожидании каждого следующего поколения потомков. И сколько раз его ожидания оказывались безрезультатными. И надо было опять терпеть и оставаться здесь – между небом и землей. Оставаться одному.
– Мне очень жаль, Квинт. Я думала, что ты знаешь что-нибудь про эту дорогу. Я могла бы тогда рассказать о ней Александру. Ему было бы интересно.
– Ты испытываешь искренние чувства к нему, да?
– Он очень хороший человек, но был очень несчастлив. – Ей не хотелось продолжать разговор в этом направлении, поэтому она спросила: – А почему ты пришел для разговора со мной?
– Ты должна остановить планы той женщины устроить вечеринку.
– Я пыталась.
– Ты должна постараться.
– Я попробую повторить попытку, раз ты настаиваешь.
Он откинул голову назад и выпрямился.
– Ты должна убедить ее, что это плохая идея.
Чайна нахмурилась:
– Ты знаешь нечто такое, о чем не говоришь мне? Про вечеринку и Александра – ему нельзя там появляться, ты это хочешь сказать?
Квинт вздохнул.
– По мере приближения пятого сентября я все больше боюсь за него. Тебе надо найти способ, чтобы он прислушивался к твоим советам. Пока еще есть возможность его спасти. – Он стиснул руки на щите, и в голосе его зазвучало отчаяние. – Если он умрет, с ним прервется в родословной моя прямая линия. Я терпел почти два тысячелетия и видел, что происходило с моими потомками. Как они гибли, а я оставался здесь. И это мой последний шанс.
– Если бы он только мог тебя увидеть…
– Ты же знаешь, что это невозможно. Ты единственный человек, который видит меня и может остановить проклятие. Если ты не сделаешь этого, оно будет со мной веки вечные.
– Я знаю. – Чайна не прибавила, что это знание висит на ней тяжким грузом, подобно тому, как на Александре висит его вина. Она посмотрела вперед, где Александр и викарий показывали на что-то руками. Сосредоточившись на разговоре, они не замечали, что Чайна занята беседой не менее, чем они. – Если бы в этом проклятии было что-то рациональное, я бы смогла убедить Александра, чтобы он послушался меня.
– Я собираюсь кое-что предпринять. – Он прищурил глаза и перевел взгляд на Александра. – Я постараюсь его убедить в необходимости прислушаться к тебе. Своим способом.
– Что ты задумал?
– Ты узнаешь об этом первой, Чайна. – Квинт постепенно растворился в воздухе.
– Что ты имеешь в виду? Что…
Но Квинт уже исчез. Странное выражение его лица взволновало ее. Оно было… Чайна поискала подходящее слово. Хитрое? Алчное? Или одновременно в нем было и то и другое?
– Спасибо, преподобный Уайлдер, – сказал Александр, когда мужчины приблизились к ней. – Это весьма интересно. Я покопаюсь в книгах своего деда и попробую найти упоминания об этой дороге.
Викарий посоветовал:
– Воспользуйтесь библиотекой покойного лорда Недеркотта, пока вы гость мисс Недеркотт. Он собрал материалы о здешних окрестностях, каких нет ни у кого в Англии.
Мужчины пожали друг другу руки, викарий попрощался с Чайной и перебрался по лесенке через изгородь.
Александр предложил ей руку, но она не взяла ее, продолжая смотреть на то место, где только что находился Квинт.
– Что случилось, Чайна?
– Квинт может совершить нечто отчаянное, чтобы разрушить проклятие, наложенное на вашу семью. – И туг же поспешила добавить: – Я забыла, ты ведь не можешь заставить себя поверить в то, что я действительно видела призрак.
– Ты просто веришь, что видела. Как я верю, будто нахожусь на поле боя. Такое бывает, увы. – Он поднял ее руку и положил на свою.
– Какие еще доказательства тебе требуются?
– Дело не в доказательствах. – Глаза его сделались грустными. – Если я поверю в существование призрака, тогда должен буду поверить и в проклятие. Это означает, что ты, как и я, обречена на смерть потому, что пытаешься спасти мне жизнь.
– Но мы вместе можем попытаться разрушить проклятие!
– Я постараюсь в это поверить, Чайна. Я ничего не могу обещать, но постараюсь.
– Спасибо. Я не знаю, что еще могла бы сказать.
– Скажи, что ты проведешь сегодняшнюю ночь со мной.
Ее обуяла радость.
– Проведу.
– И на этот раз ничто не удержит меня от обладания тобой.
– Ничто, – сказала она, мысленно добавив слово «надеюсь».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовь-целительница - Келли Джослин



Роман отличный мистический завораживающий. Читала на одном дыхании.Класс!
Любовь-целительница - Келли ДжослинНаталюша
22.04.2014, 18.17





Недурно, обычно я пропускала такие романы, а этот понравился.
Любовь-целительница - Келли ДжослинТаня Д
24.12.2014, 13.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100