Читать онлайн Леди-рыцарь, автора - Келли Джослин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди-рыцарь - Келли Джослин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди-рыцарь - Келли Джослин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди-рыцарь - Келли Джослин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Джослин

Леди-рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Ни разу в жизни Изабелла не была столь смущена. Даже в тот день, когда она вошла в трапезную, источая запахи веществ, которые перед тем смешивала. От запаха тухлых яиц многим сестрам сделалось дурно. Что с ней такое? Она никогда и ничего не делала наобум, не обдумав всех возможных последствий.
Поднявшись на ноги, она смотрела на носки собственных сапог, не в силах перевести взгляд на лежащего на земле мужчину.
– Прошу прощения, милорд. Я подумала… Когда я вас увидела…
Джордан прошел мимо нее, протянул мужчине руку, на которой все еще красовался железный браслет, и помог ему встать. Изабелла отошла на несколько шагов назад и распрямила плечи. У нее был соблазн спрятаться в дыму. Ну нет! Она обещала аббатисе разыскать Джордана и заручиться его поддержкой, чтобы выполнить миссию, возложенную на аббатство королевой. Ничто – даже собственное непростительное поведение – не может помешать ей сдержать обет.
Сделав глубокий вздох, она подняла глаза. Мужчины крепко пожимали друг другу руки – сразу видно, что оба воины. Лорд Уиртон ростом был даже выше Джордана, но казался тощим, как прут. Зато полные губы смотрелись совсем не к месту на худом лице. На фоне тлеющих головней волосы барона казались алыми – под цвет его туники.
Головни!
Она резко обернулась и увидела Гамелла и его подручных. Они стояли на углу конюшни и молча смотрели на мужчину, которого Изабелла сбила с ног. Лица у всех были растерянные. Девушка вдруг вся сжалась, как ртутный шарик в холодный день. Неужели лорд Уиртон и есть шериф, вершащий правосудие? Король Генрих назначал баронов шерифами. А если он и не шериф, то человек, занимающий эту должность, обязан был бы послать за бароном по требованию Джордана. В битве за телегу она совсем забыла об этом.
– Изабелла, – прошипел Джордан.
Она поглядела на Джордана, и он едва заметно кивнул в сторону барона. Надеясь, что ее щеки не алеют, как волосы лорда Уиртона, Изабелла заставила себя повернуться и посмотреть ему в лицо.
Барон оценивающе уставился на нее. Его взгляд обежал ее всю и задержался на кинжале, который она все еще держала в правой руке. Она ожидала яростной вспышки, но барон улыбнулся и склонился к ее руке. Словно и не видел кинжала, хотя Изабелла знала – он его заметил.
– Ах, ле Куртене, – сказал барон со смешком, – теперь я понимаю, отчего вы не спешите вернуться в Кенвик. Хотя, должен сказать, моя сестра Одетта будет весьма расстроена.
– Меня задержала отнюдь не леди Изабелла. – Он презрительно покосился на Гамелла, который пытался спрятаться за спиной у одного из своих подручных. – Это твой бейлиф постарался.
– Гамелл? – спросил лорд Уиртон, не оборачиваясь и не выпуская руки Изабеллы.
Гамелл нехотя вышел вперед, тяжело опираясь на крепкую ветку. Кто-то наложил повязку на его сломанную ногу – но Изабелла знала, что она срастется неправильно, если не привязать к ноге двух прямых палок, по одной с каждой стороны.
Джордан шагнул вперед и встал между нею и бейлифом. Изабелла начала опасаться, что лорд Уиртонтак и не выпустит ее руку. Однако он отпустил ее, когда она попыталась отстраниться. Так что она смогла отойти, чтобы ее не затолкали.
– Милорд, – подал голос Гамелл. Приложив пальцы ко лбу, он неуклюже поклонился.
– Почему вы стоите здесь, когда горит дом? – резко спросил лорд Уиртон.
– Мы все осмотрели. Нигде никакого огня, только несколько факелов воткнуты в землю. Вот они и дымят. Очень странно.
– Вас легко сбить с толку. – Лорд махнул рукой в сторону людей бейлифа. – Пусть отправляются тушить пожар. А вы оставайтесь здесь и объясните, что за спектакль вы тут устроили. Отправляйте их! Живо!
Подумав немного, Гамелл отдал своим людям приказ разойтись. Они исчезли в дыму, который все еще наполнял трактир. У бейлифа дрожали губы. Ясно, что он охотно ушел бы с ними.
– Почему вы задержали лорда ле Куртене? – Барон говорил, как теряющий терпение отец, отчитывающий непонятливого ребенка за проступок, за который его уже наказывали. – Вы поклялись защищать путников, проезжающих через наше графство, а не чинить им препятствий.
– Так он украл… – Горло бейлифа свело судорогой, и Изабелла ясно видела это, хотя он стоял от нее дальше, чем на расстоянии вытянутого меча. – Нам сказали, он украл у вдовы телегу.
– Украл? – Брови лорда Уиртона поползли вверх, почти касаясь волос, что свисали на блестевший от пота лоб.
Изабелла наблюдала за бароном; а Джордан объяснял – в который раз, – как купил телегу у человека, выдававшего себя за ее владельца. Глаза лорда Уиртона грозно блеснули. Неизвестно, заметил ли это Джордан, но Гамелл заметил точно, потому что начал съеживаться в размерах с каждой секундой.
– Но у него мертвец в телеге, – перебил Гамелл в последней отчаянной попытке защитить свою честь.
Джордан невозмутимо сообщил:
– Я везу Райcа де Долана, чтобы достойно похоронить его.
Лорд Уиртон кивнул, но бросил взгляд на Изабеллу. Осмотрел ее так, словно видел впервые. Его взгляд упал на кинжал в ее руке, и он в нерешительности принялся тереть подбородок. Пальцы девушки плотнее обхватили резную рукоять кинжала. Джордан называл барона другом. Но будет ли он другом для нее, Изабеллы?
– И она тебе помогает? – спросил лорд Уиртон.
– Да, – просто ответил Джордан.
– Понятно. – Он снова взглянул на Тамелла. – Тем же должен был заниматься и мой бейлиф. Ле Куртене, почему бы вам не вернуться вместе с леди…
– Леди Изабеллой де Монфор, – тихо подсказала она.
Джордан нахмурился. Почему его так беспокоило, что барон забыл, как ее зовут?
Если лорд Уиртбн и заметил недовольство Джордана, виду он не подал и продолжил:
– …вместе с этой леди в замок Кенвик? Одетта позаботится, чтобы у вас было все необходимое. А я хотел бы еще побеседовать с моим бейлифом, когда наконец потушат огонь. Этот дым просто раздирает горло.
– Я же сказал, милорд, что никакого огня нет, – сказал Гамелл.
– Если есть дым, должен быть и огонь, – сурово возразил барон. – А ты должен молчать, пока тебя не спросят. – Потом он добавил более дружелюбным тоном: – Поезжайте этой дорогой направо. К рассвету будете в Кенвике.
– Мы едем в Ла Турдю Куртене, – сказал Джордан, хватаясь за борт телеги. Громко звякнула цепь.
Гамелл не стал дожидаться приказа барона. Откуда-то из-под туники он выудил ключ, чуть не свалившись на землю, когда ветка под ним зашаталась. Лорд Уиртон протянул руку, и бейлиф подобострастно вручил ему ключ.
Уиртон что-то пробормотал и сделал бейлифу знак отойти с дороги. Прежде чем повиноваться, Гамелл отчего-то бросил на Изабеллу долгий взгляд.
Изабелла вздохнула с облегчением, когда бейлиф пошел прочь. Она не опустила глаза, смело выдержав его ядовитый взгляд, сохраняя невозмутимое выражение лица. Пусть лучше и не пытается ее запугать.
Освободившись от оков, Джордан принялся растирать запястье. Он бросил цепь Эмери, но тот не смог ее поймать. Парень с разинутым ртом глядел на лорда Уиртона.
– Отдай лорду Уиртону. Пусть никого из путников не привечают этой цепью, – сказал Джордан.
Эмери закрыл рот, кивнул и, подобрав цепь с браслетом, протянул их барону.
Джордан продолжал, глядя на лорда Уиртона:
– Нам нужна телега, но, как я понял, она нужна и законному владельцу для работы в поле. – Он вытащил мешочек. – Здесь достаточно, чтобы вдова смогла купить себе пару телеги приличных лошадей. – Он бросил деньги барону. – Ты проследишь, чтобы деньги достались вдове, а не осели в чьем-нибудь кармане?
– С радостью, – с невеселым смешком ответил барон. – Дело как раз для Гамелла, после того как мы с ним побеседуем.
– Хорошо, Изабелла? – спросил Джордан, подавая ей руку.
Она колебалась.
– Ваш бок…
– Не будем тратить время, Изабелла, – заговорил он в том же нетерпеливом тоне, что и барон, отчитывающий бейлифа.
– Я не теряю времени зря! Должен же кто-то о вас позаботиться, если Бог даровал вам здравого смысла не больше, чем гусю.
Он схватил ее за запястья и притянул к себе. Изабелла подняла руку, чтобы разбить захват и освободиться, но он тихо сказал:
– Мы должны ехать немедленно.
Она не понимала, почему он так непреклонен, но прекратила сопротивляться. Ей вспомнились его объятия, его поцелуй. Почему от простого поцелуя она утратила и силу, и волю, словно Самсон, лишившийся волос? Она даже забыла о своей задаче, как будто ее вовсе не существовало.
Когда Эмери с головешкой в руке пошел к телеге, она взглянула Джордану в глаза. Тени залегли на левой стороне его лица, а правая была ярко освещена. Вокруг рта собрались складки – ему явно было больно. Сжав губы, он сверлил ее взглядом – словно вгонял гвоздь в мягкое дерево. Он ослабил хватку и принялся поглаживать нежную кожу с внутренней стороны ее запястья. Изабелла почувствовала, что сейчас зашатается и упадет, как бейлиф. Ей захотелось обвить Джордана руками, прижаться к нему покрепче.
– Немедленно, – повторил он шепотом.
– Да. – Кончики пальцев свело от желания дотронуться до его губ, чтобы ощущать его дыхание с каждым словом, что он произносит.
– Немедленно.
– Да! – Она не могла думать ни о чем, кроме его поцелуя. Рука Джордана скользнула ей на затылок, привлекая ее ближе. Другая рука обвила ее талию.
– Нам нужно…
– Да. – Изабелла поняла, о какой нужде он говорит, когда он не слишком любезно подтолкнул ее к телеге. А она-то думала, что он хочет ее поцеловать.
– Нам нужно ехать.
Изабелла растерянно хлопала ресницами. Вот размечталась! Конечно, Джордан охвачен чувством, но не тем, которым горит она. Если бы он знал, как восхитительны его прикосновения…
– Леди Изабелла, – сказал лорд Уиртон, протягивая к ней руку, – позвольте, я помогу вам сесть в телегу.
Она смотрела на протянутую руку, и ей совсем не хотелось ее принимать. Однако следовало быть вежливой с человеком, которого Джордан знал и, очевидно, уважал.
Изабелла собралась опереться о его ладонь, но барон пожал плечами и предложил:
– Не стоит ехать в телеге, рядом с трупом. Я мог бы одолжить вам лошадь, если бы вы отправились в замок Кенвик.
– Уиртон, – сказал Джордан прежде, чем она нашлась что ответить. – Леди Изабелла и я благодарим тебя за то, что ты уладил дело с бейлифом. Но нам пора продолжить путь в Ла Тур.
– Разумеется. Хотя, как я уже сказал, моя сестра будет весьма огорчена, ле Куртене. – Он бросил взгляд на телегу. – Надеюсь, ты пригласишь нас на погребальную церемонию.
– Если вам будет угодно.
– Одетта захочет наверняка. Так что ожидай нас в Ла Тур через день или два. Мне, видимо, понадобится время, чтобы навести порядок здесь, – сказал барон и, зло сощурясь, двинулся в сторону бейлифа.
Вряд ли Изабелла могла представить, что станет сочувствовать бейлифу. После того, как этот человек угрожал вздернуть Джордана, после того, как оставил его погибать на «пожаре»! Тем не менее, когда она увидела, что Гамелл съежился, как побитый пес, она пожалела его.
– Эмери, – подал голос Джордан, и у Изабеллы появилась прекрасная возможность отвлечься и не видеть того, чего она видеть никак не желала. – Помоги леди Изабелле сесть на твою лошадь. Негоже леди править похоронными дрогами. Надеюсь, ты избавишь ее от этого.
Оруженосец замялся, а потом ответил:
– С радостью возьму это на себя, милорд.
Изабелла подумала, не сказать ли ей, что будет править сама. Но она была так измучена! А тут придется все время понукать лошадь. Тем временем Эмери сложил ладони в замок, чтобы она могла поставить ногу и забраться на его вороного коня. Она поблагодарила оруженосца, уселась в седло и стала наблюдать, как Джордан взгромоздился на спину своего скакуна. Как ей хотелось прильнуть к его боку! Но она промолчала. По словам аббатисы, племянник – человек чести. У Изабеллы нашлось определение получше.
Упрямец.
Широкая речка оказалась такой мелкой, что Изабелла могла бы перейти ее вброд, замочив разве что голенища сапог. Тем не менее в лучах утреннего солнца, просачивающихся сквозь кроны деревьев, она увидела, что кто-то не поленился возвести над ней мост, достаточно широкий, чтобы можно было проехать на лошади. Через каждые два-три фута шли опоры, выстроенные из плоских камней, наваленных друг на друга. Сложная постройка для столь мелкого потока.
– Наверное, кому-то надоело ходить в мокрых башмаках, – заметил Эмери. Он остановил телегу почти вровень с лошадью Джордана. – Думаю, проще было бы разуваться и нести их на другой берег в руках.
– Не останавливайся! Если лошадь встанет, вы можете застрять насовсем, – махнул им рукой Джордан.
Глядя, как телега поползла вниз по пологому откосу, он добавил:
– К закату нужно добраться до Ла Тур. Нам вон туда. Успеем приготовить все для погребения до того, как прибудут Уиртон и леди Одетта. Мы…
Он покачнулся в седле и выругался.
Изабелла соскочила с лошади Эмери. Она успела как раз вовремя, чтобы подставить руки и удержать Джордана от падения на землю. Эмери начал разворачивать телегу, чтобы подъехать к ним. Джордан открыл было рот, но Изабелла опередила его:
– Эмери, вы слышали, что велел лорд ле Куртене? Вперед! Мы догоним вас через час.
– Изабелла, – попытался возразить Джордан, – я могу…
– Уверена, что можете. Сомневаюсь, однако, что мне будет по силам смотреть, как вы качаетесь туда-сюда, словно канатный плясун, у которого заплетаются ноги!
Эмери захихикал и хлестнул поводьями, понукая лошадь войти в речушку. Тут ему, однако, стало не до смеха. Лошадь встала как вкопанная, отказываясь идти в воду. Эмери разразился такими проклятиями, каких Изабелле еще не доводилось слышать, соскочил с телеги, схватил лошадь под уздцы и потащил ее за собой. Изабелла улыбнулась:
– Кажется, бедное животное соглашается замочить копыта, только если кто другой вымочит сапоги. А теперь займемся вами, Джордан.
Она вдруг заметила, что похлопывает Джордана по ноге в такт всплескам воды, разлетающейся от лошадиных копыт. Отдернув руку, она указала на ближний конец моста:
– Сядьте там, и я осмотрю вашу рану. Вы же не хотите, чтобы нам пришлось хоронить еще и вас!
– Вы всегда так прямолинейны?
– Не думала, что правда может вас задеть.
Изабелла направилась к камню, наполовину вкопанному в землю. Камень был достаточно большим, чтобы выдерживать напор воды, бьющей о берег. Ей требовалось время, чтобы взять себя в руки. Должно быть, она совсем выбилась из сил, раз не может совладать с собственными порывами. Нужно выспаться. Тогда она с легкостью укротит этот всплеск чувств.
Усевшись, она стала смотреть, как Джордан медленно сползает с лошади, а затем идет к ней ровной, рассчитанной походкой. Он выказал некую слабость, но, видимо, решил, что этого достаточно. Разумеется, откуда ему было знать, что в аббатстве ей приходилось много раз наблюдать, как сестры упражняются в этом фокусе? Так что ее не проведешь! Допустимо молча сносить боль на глазах противника – настоящего или на занятиях под присмотром Нарико. Но когда битва окончена, пренебрегать раной опасно.
– Сядьте здесь, – сказала она, хлопнув ладонью о камень.
– Слишком много шума из-за пустяковой раны. – Лицо Джордана застыло в презрительной гримасе. – Мне приходилось терпеть кое-что похуже.
– Это я вижу.
Неудачный ответ. Его глаза зло сверкнули, на лбу прорезались морщины – почти такие же глубокие, как шрам.
– Довольно! Я не пытаюсь вас оскорбить. – От усталости у нее заплетался язык. Как же она устала, и не только оттого, что не спала. Надоело следить за каждым сказанным вслух словом. – Что еще должна я сделать, чтобы доказать – я союзник в вашем деле точно так же, как вы мне союзник в моем?!
– Изабелла…
– Успокойтесь и садитесь сюда, чтобы я могла заняться раной, – сказала она зло, давая выход раздражению. – Когда вас ранят в следующий раз, можете хромать и охать в свое удовольствие, но сейчас мне нужна ваша помощь. Я не позволю вам страдать от заражения, ибо вы, к прискорбию, слишком упрямы, чтобы прислушаться к доводам разума. Так что садитесь и молчите.
Изабелла была приятно удивлена, когда он подчинился. Сел рядом и отвернулся. Она заметила, что под глазами у него залегли серые тени, точь-в-точь как пепел, испачкавший его тунику.
– Когда вы в последний раз спали? – спросила она, смягчившись.
– Всю ночь до утра?
– Да.
– Год или два назад.
Изабелла нахмурилась:
– Я спрашиваю серьезно.
– А я и отвечаю серьезно. Когда разъезжаешь по свету с королем или его сыном, спишь урывками. Все Плантагенты живут на износ, пьют без просыпу и не пропускают ни одной юбки. Их свите полагается делать то же самое.
– Ясно.
– Что вам ясно?
Изабелла изумилась: он требовал ответа, совсем как его тетя.
– Понятно, почему вы спали так мало.
Изабелла наклонилась, чтобы рассмотреть запекшуюся кровь на его правом боку, а заодно чтобы избежать его взгляда. Все было бы намного проще, не чувствуй она в нем мужчину.
Мужественность окружала его, словно невидимый ореол. Невозможно было отвести взгляд от игры его мышц. Сестры в аббатстве, хоть и упражнялись ежедневно, сохраняли некоторую мягкость, чего совершенно не было у Джордана. Его тело было жестким, как броня, которую он, должно быть, носил в бою.
– Где ваша кольчуга? – спросила она.
Джордан стянул через голову тунику и поморщился.
– Не думал, что мне понадобится кольчуга, когда собирался съездить на могилу друга, похороненного, как мне казалось, в монастырской земле.
Он бросил тунику на камень, нагнулся, зачерпнул пригоршню воды и плеснул на рану. Вода потекла по его загорелой коже. Глянув на Изабеллу, Джордан криво усмехнулся:
– Больше я не сделаю такой ошибки.
Ее желудок вдруг сжался, а сердце глухо и часто забилось. Какой очаровательной оказалась эта улыбка на его лице! Сгладила суровые черты, смягчила жаркий гнев, сверкающий в глазах. Словно ей на минуту предстал человек, способный радоваться шутке в компании добрых друзей.
Ей узнать бы этого человека получше! Но он поднял рубаху, и она против воли ахнула, взглянув на глубокий порез на правом боку. Ей приходилось видеть ранения и посерьезнее, рваные раны, пораженные зловонным гниением до того, как человек успевал обратиться за лечебной помощью. Однако рана Джордана должна быть очень болезненной, а он терпеливо скрывал боль.
– Плохо дело? – спросил он с легкой усмешкой в голосе.
Она ответила ему в тон:
– Вы еще живы, не так ли?
Он ведь не желал, чтобы ему сочувствовали. Нужно следить за собой, чтобы он ничего такого не заметил.
– Вы же лекарь, значит, должны сами сказать, а не спрашивать.
– Вы слишком много разговариваете. Я просила вас замолчать, мне нужно сосредоточиться.
Он усмехнулся, а затем снова поморщился.
Изабелла сняла с пояса мешочек. Извлекла из него клубок ниток и завернутый в льняную ткань стеклянный флакончик. Отрезав ножом кусок нити, положила клубок рядом с собой на камень. Вытащила пробку из флакончика, стараясь не пролить ни капли жидкости, что находилась внутри. Вытащила драгоценную медную иглу и встряхнула флакон. Джордан спросил:
– Неужели я слышу запах вина?
– Именно.
– Чтобы глотнуть и не чувствовать, как вы копаетесь в моей ране?
Изабелла подняла повыше флакончик, где хранила иглы. Флакончик был наполовину заполнен темно-красной жидкостью.
– Думаете, здесь достаточно, чтобы напиться? Тогда пейте, прошу вас.
– Почему вы носите с собой так мало?
– Это чтобы уберечь от злых начал мои иглы. – Изабелла опустила нить в вино и медленно вытащила ее назад. – А также и вот это, чтобы зашить края раны.
– Каким образом вино помогает изгнать злые начала?
– Не знаю. Но меня так учили. У меня никогда не было больных, у которых бы загнила плоть. – Она продернула нить в иглу. – Простите, у меня нет вина, чтобы облегчить вам страдания.
– Делайте, что считаете нужным. – Он поднял голову и посмотрел на нее в упор, слегка улыбнувшись. – Только побыстрее. Не имею ни малейшего желания позориться, как мальчишка, который поцарапал локоть.
Изабелла вновь склонилась к ране. Длиной в ее указательный палец, идет поперек ребер. Значит, каждый вздох причиняет ему боль. Однако, по-видимому, дыхание не затруднено. Зато у нее перехватило в груди, когда она взглянула на его живот, где мышцы выступали так же четко, как его ребра. Она представила, как провела бы пальцем по этим тугим мускулам. Палец задрожал. Наверное, от ее прикосновения они напряглись еще сильнее.
– С вами все в порядке? – Голос Джордана ласкал ее слух, согревал душу, заставлял сердце сладко замирать.
Изабелла поежилась, недоумевая – почему от этого восхитительного тепла она вдруг покрылась гусиной кожей? Ей ужасно хотелось, чтобы он сказал что-нибудь еще и она смогла бы согреться в жаркой волне. Но она вынуждена была ответить:
– Все хорошо.
– Понятно.
Краткость его ответа подсказала ей – голос выдал ее волнение. Изабелла сосредоточилась на работе, втыкая иглу в край раны. С каждым стежком Джордан слегка вздрагивал. Она коснулась ладонью его левого бока, побуждая его немного наклониться вперед, чтобы она могла свести края раны, и почувствовала, как собралась в складку кожа меж ребер. Девушка удивилась – неужели все, кто служил королю или его сыновьям, были так истощены?
– Кажется, вы многому научились в тетином аббатстве, – заметил Джордан, когда она прервалась, чтобы вдеть в иглу новую нить.
– Проще сосредоточить усилия на занятиях, чем думать о судьбах мира. – Изабелла надеялась, что сможет и дальше отделываться такими туманными ответами.
– А делать дымящие факелы вас тоже в аббатстве научили?
Изабелла приготовилась сделать очередной стежок – к счастью, работа избавляла ее от необходимости смотреть ему в лицо.
– Откуда вы взяли, что этому меня учили в аббатстве?
– Если не там, то где же?
Вместо ответа она захватила края раны и воткнула в кожу иглу. Он что-то невнятно пробормотал, но не шелохнулся.
– Насколько я знаю тетю, она не станет тратить все свое время, просиживая над религиозными книгами. Ей этого мало! Она считает, что женщины способны на большее.
– Да, именно так она и думает.
– Это наводит на мысль, что в любом аббатстве, которым она руководила, должно быть полным-полно единомышленниц, способных на большие дела!
– Она не согласилась бы на меньшее. Вот почему я рада, что у меня была возможность практиковаться в лазарете аббатства. – У Изабеллы была еще одна причина радоваться. Хорошо, что можно сказать правду, в то же время утаив, что аббатство Святого Иуды единственное в своем роде. Она затянула узел и оборвала нить. – Вот и все.
– Отлично. – Джордан протянул руку к лежавшей рядом на камне рубашке.
– Погодите-ка. Хочу наложить на шов немного целебной мази.
– Вы и так уже помогли. Затруднять вас еще больше…
– Не придется прикладывать лишних усилий после. Если зараза проникнет в шов, рана может загнить. Вот тогда придется потрудиться, к тому же извести немало целебных средств.
Хорошо, что он не стал расспрашивать дальше. Изабелла положила иглу и остаток нити на другой камень и развязала еще один мешочек. Достала второй стеклянный флакончик, завернутый в овечью шерсть. Окунула кончик пальца в светло-коричневую мазь.
– Простите, если будет жечь. Это ускорит заживление.
– Что это?
– Несоленое масло, трава вероники и дубравки, – а еще мед. Простое средство и отлично помогает. – Она нанесла густую массу на шов и кожу вокруг раны. – Я придумала эту мазь, чтобы смягчать вымя у коров, но, кажется, она отлично действует на синяки и ушибы. Могу смазать и ваше запястье.
Джордан схватил ее за руку:
– Хватит. Больше не выдержит ни один мужчина.
– Вам больно? Простите.
– Больно? – Он рассмеялся. – Вы слишком много времени провели среди женщин.
– Не понимаю.
Он потянул ее руку вверх и прижался губами к ее ладони. Изабелла почувствовала, как внутри ее что-то взорвалось. Густые волосы Джордана упали вперед и щекотали ее кожу. Тысяча маленьких ласк, и каждая приводила ее в восторг.
– Сладкая, – прошептал он.
– Я же говорила – в состав мази входит мед.
– Я имею в виду вас.
Когда он снова поцеловал ее ладонь, Изабелла закрыла глаза, опьяненная лаской. Его язык медленно двинулся вверх по ее запястью. Вот бы отдаться наслаждению, выпить до дна все, что он может ей дать!
Джордан сдвинул ее длинный рукав и принялся осторожно покусывать нежную кожу на внутреннем сгибе локтя. С губ Изабеллы слетел стон. Она склонилась к сидящему рядом мужчине, вдыхая его запах – такой мужской! Ее дыхание сделалось прерывистым. Обнаженное мужское тело, казалось, жаждет ее прикосновений. Изабелла положила ладонь на его широкую грудь и почувствовала, как жарко забилось его сердце – словно стук копыт несущейся во весь опор лошади.
Рука Джордана легла ей на спину. Он привлек Изабеллу к себе. Ей показалось – он шепчет ее имя. Но… Шепот вдруг сменился громким стоном. Рукав ее платья задел раненую кожу.
Изабелла отпрянула.
– Нужно было думать, прежде чем обниматься, если вы ранены.
Он засмеялся:
– Это вам следовало думать. Вы же лекарь.
– Я и думала. Мысли немного путаются. То есть… – Она замолчала и отвернулась – хватит молоть чушь! Затем сказала: – Вам нельзя напрягаться, пока не срастутся края раны.
– А потом?
– Потом нам нужно будет отыскать бумаги королевы и доставить их ей лично в руки.
Джордан насмешливо фыркнул и пальцем подтолкнул ее под подбородок, заставив повернуть к нему лицо.
– Подозреваю, вы твердой рукой правили лазаретом.
Когда он касался Изабеллы, ее рука вовсе не была твердой. Пальцы дрожали – вот-вот ее драгоценные запасы полетят в реку! Изабелла поспешно схватила иглу и опустила ее в воду, смывая остатки крови, а затем сунула назад в стеклянный флакончик. Завернула, в ткань и сказала:
– Если ночью разведем костер, надо будет прокалить иглу.
– Прокалить? Зачем?
– Огонь выжжет опасные соки, что были в вашей крови. Вам они вреда не причинят, но, попав в рану другого человека, могут оказаться смертельными.
Изабелла подобрала свои мешочки, чтобы прицепить их к поясу. Ей пришлось встать, и она поставила ногу на опорный камень. Приходилось держаться от Джордана на расстоянии – иначе она не выдержит, прижмется к нему.
– Я узнала все это из рукописи, которую почти сто лет назад написала в Италии женщина-лекарь по имени Тротула. Правда, она писала о болезнях и расстройствах у женщин. Но я проверила – сведения в основном верны как для женщин, так и для мужчин.
– Значит, у вас большой опыт по части мужчин?
– Почему вы искажаете мои слова? – Изабелла нахмурилась. – Ваша тетя сказала, что вы – человек чести. Но что я слышу? Вы оскорбляете меня, а ведь я честно ответила на ваши вопросы и зашила рану.
Она пошла прочь. Пусть сам ведет лошадей через реку. Ей вдруг захотелось его придушить. Изабелла была поражена. Ведь она целитель, она поклялась никогда не причинять умышленного вреда тем, кого лечит. Но… Этот обет она принесла раньше, чем встретила Джордана ле Куртене.
Широкая ладонь схватила ее за локоть, и вдруг она оказалась с ним лицом к лицу. Изабелла поскользнулась – нога провалилась в щель между камнями. Она покачнулась, ища равновесия. Он обнял ее. Убедившись, что ей не грозит свалиться в воду, Изабелла вырвала руку из его пальцев.
Лицо Джордана было бесстрастным и твердым, как речные камни под ногами. Опираясь на рукоять его меча, Изабелла взглянула ему в лицо с выражением холодного презрения – он смотрел на нее точь-в-точь так же. Их обоих охватил жар… гнева? Нет, чего-то другого. Словно от соприкосновения их губ родился яростный поток, который втянул в себя их страсть и закрутил обоих в жарком вихре.
– Вам следовало дождаться меня, – приказал он.
– Я не ушла бы, но меня разозлила ваша грубость.
– Я был груб? – Казалось, Джордан искренне удивился.
– Не нужно иметь большого опыта по части мужчин, чтобы знать – дамы требуют вежливого обхождения.
– Вам крайне затруднительно принести извинения.
– Извинения? Вы хотите извиниться? Почему вы сразу не сказали?
– Вы не дали мне такой возможности.
Изабелла выгнула дугой бровь.
– Сейчас у вас есть такая возможность.
– Тогда позвольте сказать, что сожалею. Вы не поняли мой вопрос. Изабелла, я вовсе не хотел вас заподозрить в чем-то предосудительном. Просто мне стало интересно – неужели в аббатство Святого Иуды попадало много мужчин, которым требовалось лечение?
– В аббатстве работают мужчины. У них нелегкая работа, часто бывают ранения и ушибы. Я помогала их лечить. – Изабелла опустила голову, стряхнула руку Джордана. – Думаю, мы оба слишком устали, чтобы продолжать словесную дуэль. Наш разум работает лишь наполовину.
– Вот тут я с вами согласен. Прошлой ночью вам следовало остаться в приорате и выспаться.
– Я уже тогда плохо соображала. Иначе послала бы за лордом Уиртоном. Шерифы не поощряют убийства в своих графствах.
Она вдруг захихикала и приложила ладонь к губам, чтобы унять веселье.
– Что смешного?
– На самом деле ничего. Мне следовало бы пожалеть Гамелла, но я не могу не радоваться, что барон задал ему трепку.
Джордан улыбнулся:
– Бейлиф и так пострадал – как вы ему замечательно врезали, защищая телегу! Как только заживет мой бок, вы научите меня этому приему.
– С удовольствием научу вас.
– А вы откуда его знаете?
– Ну… У меня ведь было четыре брата.
Изабелла замолчала, надеясь, что он не догадается.
– Понятно.
Джордан махнул рукой – пора садиться в седло! Потом добавил:
– И я хочу, чтобы вы поняли, Изабелла. Если мы снова попадем в переделку, доверьте все дело мне, а сами оставайтесь под защитой крепких стен Кенвикского приората.
– Не могу дать вам такое обещание, даже если бы меня впустили в приорат.
– Что? Вас туда не впустят?
– Именно.
– Почему? – Джордан спрыгнул с моста и протянул Изабелле руки.
Она сделала вид, что не заметила, и спрыгнула на землю сама. Ему не следует лишний раз беспокоить зашитую рану. И что не менее важно, ей не следует терять голову в его объятиях.
Она протянула ему кинжал, найденный в могиле Райcа:
– Вот из-за этого.
– Приор отказался впустить вас из-за кинжала?
– Потому что он принадлежал Братству.
Джордан скривился:
– Неужели выдумаете, что Райc украл его из приората? Не может быть.
– Ничего такого я не думаю. Я сама ошиблась – предположила, что это кинжал одного из братьев приората. Но он принадлежит, как сказал приор – и какой у него был при этом голос! – некоему Братству.
– Кто или что это?
– Я надеялась, что вы знаете. – Изабелла постучала пальцем по гравировке на рукояти: – Думаю, это служит опознавательным знаком для членов Братства.
Джордан наклонился, чтобы разглядеть получше.
– На гербе изображен рыцарь верхом и оруженосец, ведущий лошадь под уздцы. Гравировка сделана искусным мастером, но в остальном – кинжал как кинжал, ничего особенного.
– Внешне – может быть, но что он означает? Приор был ужасно напуган, когда его увидел.
– Напуган? Вы уверены?
– Еще как уверена! Да он едва мог говорить – язык проглотил от ужаса. А когда он сказал: «Братство», – так у меня самой мурашки побежали.
Изабелла поежилась, глядя мимо Джордана на макушки растущих по берегам реки деревьев, на сгущающийся под ними мрак.
– Что может напугать приора? Только страх за свою бессмертную душу.
– Не знаю. Что бы там ни было, это должно быть связано с кинжалом и Братством. И если это что-то может угрожать нашей миссии, нам следует его избегать.
– Избегать Братства – замечательный план!
– Согласна, но как избежать того, о чем не имеешь ни малейшего понятия?
– Вряд ли мы можем представлять для них интерес.
– Тем не менее они ведь занялись вашим другом. А если он был членом Братства? Тогда понятно, как кинжал оказался в могиле.
– Не знаю. – Его рот сжался в тонкую полоску. – Но хочу узнать.
Он произнес эти слова, словно священную клятву. Изабеллу вдруг охватило странное чувство. Ей редко приходилось его испытывать…
Ей стало страшно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди-рыцарь - Келли Джослин



Неплохо
Леди-рыцарь - Келли ДжослинСветлана
13.01.2013, 15.23





это просто что то очень очень хороший роман редко такие встречаются
Леди-рыцарь - Келли Джослинвалентина
15.08.2013, 14.44





Прочла случайно, так как не читаю романы о Средневековье. Грязь. Дикость. Голод. Скотство. Бесконечные войны. И этот роман не исключение. Развлек и дал возможность скоротать пару вечерков. Сомневаюсь, что в те времена были такие леди-ниндзя.
Леди-рыцарь - Келли ДжослинВ.З.,66л.
13.03.2014, 10.08





Ниче так, пойдет
Леди-рыцарь - Келли ДжослинТома
8.06.2014, 15.40





Ниче так, пойдет
Леди-рыцарь - Келли ДжослинТома
8.06.2014, 15.40





Так себе.
Леди-рыцарь - Келли ДжослинКэт
5.11.2014, 16.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100