Читать онлайн Бесстрашный рыцарь, автора - Келли Джослин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бесстрашный рыцарь - Келли Джослин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бесстрашный рыцарь - Келли Джослин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бесстрашный рыцарь - Келли Джослин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Джослин

Бесстрашный рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Кристиан никогда прежде не был так рад оказаться у открытых ворот замка. Вчера, проезжая мимо Оркстеда, он не предполагал, что на закате следующего дня войдет в его ворота.
Массивное здание кордегардии поднималось более чем на сорок футов над дорогой. Узкие оконца верхнего этажа предоставляли лучникам барона отличную возможность обозревать дорогу. Если бы вражеские солдаты смогли избежать их стрел и отступить от наружных ворот, им не удалось бы найти укрытия под стенами кордегардии. Он поднял глаза на люки, сквозь которые на атакующих замок должны были сыпать раскаленный песок и лить кипящее масло или смолу.
Не было для них спасения и под выступами стен, потому что внутренние двери были чуть толще, чем талия Авизы. Он пробормотал себе под нос проклятие, потому что это сравнение пришло ему на ум само собой и против его воли.
Должно быть, у нее был острый слух, потому что она обернулась и посмотрела на него через плечо. Ее поцелуи имели вкус невинности, но она должна была понимать, что даже монах поддался бы искушению, если бы такая соблазнительная женщина сидела у него на коленях и при этом ерзала. Он подумывал о том, чтобы посадить ее на коня с Болдуином, но паж не смог бы справиться с его конем. К тому же мальчик должен был помогать Гаю, который еще держался неуверенно на своей лошади.
Вокруг них царил шум, пока Кристиан въезжал в наружный двор. Большое его пространство было заполнено солдатами и кокетничавшими ними женщинами. Мимо Блэкторна промчалась пара собак, и это замедлило ход коня. Рука Кристиана крепче сжала стан Авизы, когда он направил коня к внутренним воротам.
Ее пальцы вцепились в его руку, и он пробормотал:
– Не надо так цепляться за меня. Я не допущу, чтобы ты упала.
– Пусти, пусти меня! Отпусти! – задыхаясь, пробормотала она. – Ты слишком крепко меня сжимаешь!
Осознав, что он лишил ее возможности дышать, Кристиан ослабил хватку.
Она глубоко втянула воздух, и он заметил, как приподнялись ее соблазнительные груди. Ему было нетрудно протянуть руку и погладить большим пальцем правую, а потом изучать ее тело дальше.
Она схватила его руку и заставила ее переместиться пониже, будто угадала его мысли. Но эти беспокоившие его фантазии пришлось на время забыть, когда Авиза сказала:
– Я ценю твое беспокойство обо мне, но, пожалуйста, не пытайся защитить меня, лишая возможности дышать.
– У меня не было такого намерения.
– Я и не сказала, что было.
Он был рад, что она оглядывает двор, стараясь запомнить каждую его особенность – от животных, сгрудившихся у маленьких воротец в одном его конце, до кузнеца в другом. Ему было бы неприятно, если бы она заметила его гримасу. Авиза предоставляла ему шанс доказать свою отвагу во время спасения ее сестры, но, похоже, она вознамерилась испытывать его терпение на каждом отрезке пути. А также испытывать его способность владеть собой, потому что каждый раз, когда она оборачивалась, чтобы посмотреть направо, ее волосы щекотали его щеку. И это вызывало у него желание зарыться в них лицом и показать ей, что их поцелуи на берегу ручья были малой толикой того, что они могли бы испытать вместе.
– Осторожнее, – сказал Кристиан, когда ее волосы снова защекотали его подбородок и попали ему в рот.
– Прошу прощения. – Она водворила непослушную прядь на место.
Когда Авиза наклонила голову, ее гладкая шея вызвала у него желание целовать ее, начиная от корней волос и спускаясь все ниже и ниже.
– Все в порядке.
Должно быть, что-то в голосе выдало его, потому что она посмотрела на него через плечо, и в глазах ее он прочел смущение и тревогу. И снова отметил, что глаза се точно такого же синего цвета, как вышивка на платье. Губы – как свежая малина, сладостное напоминание о минувшем лете.
Интересно узнать: такой же сладостный вкус у ее губ на солнце, как и в тени?
Она дважды моргнула, и он подумал, уж не поддалась ли она такому же наваждению, когда их взгляды встретились. Теперь, когда она отвернулась и смотрела прямо вперед, он подумал, что спрашивать было бы глупо.
Когда они въехали во вторые ворота, их приветствовали запахи скотного двора. Более приятные ароматы доносились из деревянного строения, воздвигнутого по одну сторону главной узкой башни замка. Кухня, догадался он, но было непонятно, почему она построена не из такого же камня, как и весь замок. Возможно, она еще не испытала пожара.
Когда вышел слуга приветствовать его и предложил отвести лошадей в конюшню, Кристиан сделал знак, чтобы кто-нибудь помог Авизе спешиться. Позволить ей соскользнуть вдоль его тела означало полную неудачу в сопротивлении ее чарам. Тощий малый протянул к ней руки. Авиза уперлась руками в его плечи, и он снял ее с колен Кристиана.
– Силы Господни! – прошипел малый, когда ее меч коснулся его.
Спрыгнув с коня, Кристиан поморщился, потому что его правая нога все еще болела. Чертова щиколотка! Не было ни одного легендарного рыцаря, который бы хромал из-за вывихнутой ноги. Значит, он тоже не будет хромать.
Он взял Авизу за руку и повел туда, где его брат с помощью Болдуина слезал с коня. За ними следило слишком много глаз.
– Должно быть, в эти ворота не часто вступают гости, – тихо заметила Авиза. – Думаю, для них любой гость – событие. Потому они так и уставились на нас.
– Они, вероятно, никогда не видели женщины с мечом, – возразил Кристиан.
Ее глаза округлились от изумления.
– Ты шутишь!
– Нет.
– Мне трудно этому поверить. – Она дотронулась до рукояти меча, и пальцы ее слегка задержались на ней.
Он сглотнул, потому что никак не мог избавиться от наваждения – все вспоминал ее нежное прикосновение к нему.
– Можешь думать что угодно, Авиза, но леди не расхаживают с мечами. Они рассчитывают на то, что их мужчины смогут их защитить. – Он холодно улыбнулся. – Они предпочитают заниматься делами, более свойственными женщинам.
– Но королева, должно быть, была вооружена, когда отправилась в Святую Землю.
– Возможно. Только здесь никто этого не видел.
Авиза нахмурилась: снова Кристиан оказался прав. Он огляделся по сторонам и запахнул на ней плащ.
– Ты уже и так привлекла к себе слишком много внимания.
Авиза прикусила язычок и проглотила достойный ответ, пока Кристиан занимался братом – подставлял ему плечо, чтобы тот мог на него опереться, пока они пересекали погруженный в тень двор замка, уже не освещаемый зимним солнцем.
Лук Гая упал на землю, и он приказал Болдуину поднять и принести его.
Кристиан окликнул:
– Поспешите! Я хочу выпить чего-нибудь, чтобы смыть с глотки дорожную пыль.
– Нет нужды ждать меня, – ответила Авиза. Кристиан бросил на нее мрачный взгляд и повторил:
– Поспеши, Авиза!
Черт бы его побрал! И все же его слова напомнили ей, что она должна быть поблизости от Кристиана, чтобы вовремя прийти ему на помощь.
Она последовала за мужчинами, оглядываясь, чтобы не смущать Кристиана слишком пристальным взглядом. Он все еще хромал, и идти ему было больно.
Замок был построен из того же камня, что и аббатство, и окружен сплошной стеной', но на этом сходство с аббатством заканчивалось.
В дополнение к маленьким строениям, каких в аббатстве было много, в замке имелась внутренняя стена и узкая башня выше колокольни аббатства. Оконца, в палец толщиной, были разбросаны по ее каменному фасаду. Три ступеньки вели к двустворчатым дверям, как она выяснила, когда они прошли по ним, и они были столь высокими, что она не смогла бы их измерить ладонью. Темная башня освещалась чадящими факелами, помещенными в нишах вдоль стены.
Авиза остановилась, когда две женщины с подносами, нагруженными пищей, прошли мимо. Бросив взгляд налево, она увидела неясно вырисовывающуюся дверь, должно быть, ведущую в кухню. Оттуда слышались голоса, но слов разобрать было нельзя. Ближе раздавалось воркование голубей, которые, должно быть, спасаясь от вечернего холода, устроились рядом с башней, рискуя быть пойманными и приготовленными на обед хозяину замка.
Куда же подевались Кристиан с братом и пажом? Она вглядывалась в темноту.
Прямо перед ней поднималась винтовая лестница, а двери у ее основания вели одна направо, другая налево. Башня была столь огромной, что она могла бы блуждать по ней долгие часы и не найти своих спутников.
Руки Авизы, опущенные вдоль тела, сжались в кулаки. Королева возложила на нее задачу, а она на мгновение забыла о ней, озаботившись судьбой пары голубей. Не будь она так чертовски измучена, она бы лучше помнила, что следует делать.
Прошлой ночью спать было невозможно, оттого что Кристиан находился так близко, всего на расстоянии вытянутой руки. Вновь и вновь в памяти ее возникало воспоминание о волнующем ощущении, когда его рот прижимался к ее губам.
И каждый раз ей приходилось напоминать себе о тех обетах, что она давала в аббатстве Святого Иуды. Неужели несколько поцелуев обрекали ее на осуждение по законам аббатства? Она была одной из монастырских сестер-затворниц, но королева облекла ее ответственностью и приказала любой ценой защитить Кристиана. И она так и делала, потому что эти поцелуи помогли скрепить их соглашение, по условиям которого он обязался спасти ее «сестру», что давало ей возможность отвлечь его от поездки в Кентербери.
Но ведь эти поцелуи смутили и ее. Она должна была сохранить ясность мысли, если бы он попытался снова поцеловать ее. Ей было непонятно, как это сделать, но пока что она ни разу не уклонялась от своей цели. И не собиралась делать это теперь.
Справа послышались жалобы Гая, и Авиза с трудом удержалась от торжествующего выкрика. Она не представляла, что так обрадуется, вновь услышав его стоны. Поспешив в нужном направлении по коридору, столь узкому, что ей пришлось прижимать локти к телу, она быстро догнала остальных. Она заметила, что Кристиан разглядывает свою правую ногу.
– Могу я помочь? – спросила она.
– Думаю, мы должны... – начал было Кристиан.
– Конечно, мы можем это, – перебил его брат. Он оттолкнул Болдуина неблагодарным образом, не обращая внимания на то, что из его колчана посыпались стрелы, и протянул руку: – Поди сюда, Авиза.
– Болдуин, – окликнул Кристиан, – помоги Гаю. А я помогу Авизе.
– Поможешь ей? – Взгляд Гая скользнул по девушке. – Когда это ее ранили? – Его смех отразился от каменных стен узкого коридора. – Ты не должен грубо обращаться с прекрасной Авизой, брат. Если забудешь о галантности, никогда не заменишь де Трэси в числе любимых рыцарей короля.
– Со мной все в порядке, – сказала Авиза, в то время как Гай продолжал веселиться. Обращаясь к Кристиану, она добавила: – Я могу сменить Болдуина, он, должно быть, устал, весь день ухаживая за Гаем.
– Для него это нормально. – Кристиан взял ее за руку и удержал, когда она уже направилась к Болдуину, вновь повесившему колчан на плечо и двигавшемуся по коридору вместе с Гаем. – Паж должен быть готов служить в поте лица и даже больше, чем воображал, когда пожелал стать пажом.
– Но Болдуин измучен.
– Предоставь мне судить об этом. – Он потянул ее за руку. – Пойдем.
– Тебе нравится командовать всеми, кто рядом?
– Да, когда мне известно, что я прав, а остальные нет. Она пожалела, что королева не нашла кого-нибудь другого для того, чтобы справиться с этой миссией – сохранить жизнь Кристиана Ловелла. Нет, впрочем, она не хотела бы навлечь на своих сестер несчастье охранять этого несносного человека. Она сделает то, что поклялась сделать, и вернется в аббатство, зная, что оно не лишилось покровительства королевы.
Сумрак в проходе начал слегка рассеиваться и уступать место свету, и Авиза услышала новые голоса. По мере продвижения по коридору замка она все больше удивлялась и в одном месте застыла с раскрытым ртом. Камин, и не один, был встроен прямо в толстые наружные стены.
Дым от них висел в воздухе тяжелым облаком, потому что ставни на окнах были закрыты. Помещались эти окна под самыми стропилами, и потому потолок казался разделенным на ровные ряды. Но здесь царили и другие запахи, гораздо худшие, чем запах дыма. Они не давали дышать, поднимаясь от пола.
– О, клянусь Святым Иудой! – задыхаясь, прошептала Авиза, увидев человека, опорожнявшегося прямо у стены. Неудивительно, что здесь смрад был не меньше, чем в нужнике.
– Ты что-то сказала? – спросил Кристиан.
– Нет, ничего.
Ей не хотелось обсуждать с ним столь чудовищные нравы. По его тону она догадалась, что он не счел поведение этого человека необычным. Кристиан посмотрел на нее, и она поспешно отвернулась в надежде на то, что лицо ее не стало малиновым от смущения.
Они направились к столам, придвинутым почти вплотную к каминам. Скамьи возле столов были почти полностью заняты, если не считать одной, на которой сгорбился какой-то старик над ломтем хлеба. Он что-то бормотал про себя, но зорко оглядел их, когда они проходили мимо. Авиза так и не поняла, был ли он безумен или просто очень стар.
Услышав проклятие, Авиза оглянулась и увидела, как бледное лицо Гая внезапно стало багровым. Его взгляд остановился на старце.
Она уже собиралась спросить, в чем дело, когда услышала предостережение:
– Берегись!
Авиза отскочила в сторону, потому что от стола к столу двинулись слуги, потчуя присутствующих. Она заметила, что самые изысканные блюда были отнесены к столу на возвышении.
Должно быть, этот стол предназначался для хозяина, его семьи и гостей.
Пара скамей и одинокий стул в центре. Этот стул принадлежал лорду, хозяину замка. Ни его жена, ни наследник не осмелились бы занять его. Аббатиса напоминала ей об этом обычае, как и о многих других, которые они изучали и которым следовали в аббатстве.
«Но почему ты не сказала мне, что ни одна женщина не носит меч?» – обратилась она мысленно к аббатисе. Может быть, аббатиса была уверена, что Авиза это знает, но от того времени, когда она жила в доме своего отца, Авиза сохранила весьма смутные воспоминания – только улыбку матери да отцовский голос.
– Наш хозяин Джаспер Делиль, – шепнул ей Кристиан краем рта. – Он человек без фантазий. Поэтому постарайся не раздражать его.
– Я попытаюсь вести себя наилучшим образом, – заверила его Авиза.
– Я рад, что ты не глуха к предостережениям.
Авизе было ненавистно, что она и на этот раз вынуждена проглотить готовый ответ, но говорить теперь, хоть и шепотом, означало рискнуть быть услышанной всеми находившимися в зале, потому что все голоса смолкли, как только лорд Делиль поднялся с места. Заскрипели скамьи, царапая каменный пол. Вместе с лордом поднялись на ноги все обитатели замка.
Никто не заговорил, пока лорд не подошел к ним. Это был человек в возрасте отца Авизы. Волос у него на голове было не больше, чем на бочонке, и округлой фигурой он тоже напоминал бочонок. На лице его сияла фальшивая улыбка, а алый плащ был знаком власти и богатства. Он не протянул руки Кристиану приветственным жестом воина.
– Мы ищем убежища, – сказал Кристиан, и лицо его было напряженным.
– В замке Оркстед все желанные гости, Ловелл, – сказал лорд. Слова его звучали заученно, будто он тысячу раз произносил их прежде и не мог сказать ничего иного. – Все вы, – добавил он, и улыбка его потеплела, потому что он заметил Авизу. – Все вы, включая и твою прекраснейшую спутницу.
Девушка старалась выглядеть безмятежной, пока лорд разглядывал и оценивал ее, как кобылу на ярмарке в базарный день. Она тоже внимательно его разглядывала, но чувствовала себя неуверенно, потому что полные любопытства взгляды всех присутствовавших в зале были обращены к ней. Авиза старалась сохранить внутреннее спокойствие, напоминая себе о том, с каким любопытством сестры разглядывали каждого, кто прибывал в аббатство.
Но она чувствовала, что проигрывает в этой битве взглядов. Рука Кристиана скользнула ей на талию, а тело уже жаждало этого прикосновения. Она пыталась подавить чувство предвкушения, но тело отказывалось повиноваться.
Она была столь сосредоточена на этой внутренней борьбе, что споткнулась, когда Кристиан потянул ее вперед приветствовать лорда Делиля. Заметив, что головы присутствующих склонились и они принялись перешептываться, она выпрямилась.
Даже если здесь никто ничего о ней не знал, она представляла в замке Оркстед аббатство и королеву и не должна была посрамить их.
Как и Кристиана. Эту мысль она не стала подавлять, потому что об этом следовало помнить. Если ее действия плохо скажутся на нем, он может отказаться ехать с ней дальше.
Она не расслышала в его голосе даже намека на замешательство, когда он произнес:
– Лорд Делиль, это леди Авиза...
– Мы вам искренне признательны за ваше гостеприимство, – сказала Авиза, прежде чем Кристиан успел полностью назвать ее имя. Только сейчас она осознала, что ей следовало придумать себе другое имя, потому что лорд Делиль мог связать его с ее семьей. И в этом случае ее наскоро придуманная история рассыпалась бы в прах, как стена под ударом осадной машины.
– Идемте и присоединитесь к нам за этой поздней трапезой, миледи, – обратился к ней с улыбкой лорд Делиль.
– Гай ранен, – сказала она, – следовало бы сделать ему перевязку.
Ей было неприятно упоминать об увечье брата Кристиана и тем более использовать это как предлог, дабы избежать любопытных взглядов, но ей было необходимо найти место, где она могла бы привести в порядок свои расстроенные чувства и восстановить спокойствие.
– Ранен?
С лица барона тотчас же исчезла широкая улыбка, а рука его потянулась к ножу на поясе.
– Где? И кем?
Она начала было говорить, но Кристиан сжал ее талию и заставил замолчать.
– Не на вашей земле, лорд Делиль, – сказал он. – Это случилось в дне пути отсюда, но нам нужен приют.
– Любой человек короля – желанный гость здесь, а говорят, что король принял вашу клятву верности.
– Да.
Авиза была изумлена холодностью тона Кристиана, прозвучавшей даже в одном этом слове. Ничто в его лице не выдало, почему речь лорда Делиля так разгневала его.
Ее надежда, что слова барона прольют свет на истинную причину этого гнева, испарилась, когда лорд Делиль призвал на помощь слуг, чтобы они отвели Гая в помещение, где ему могли оказать помощь.
Болдуин со вздохом облегчения сделал шаг назад. Лицо его выглядело виноватым, и она поощрительно похлопала его по руке. Неужели он стыдился того, что был рад снять с себя заботы о Гае?
– Он хочет показать, что не дрогнул, несмотря на такую обременительную задачу, – сказал Кристиан под аккомпанемент проклятий Гая, когда двое слуг выступили вперед, чтобы оказать ему помощь.
– Вовсе нет. Он был готов оказывать Гаю помощь столько, сколько потребуется. – Она сделала шаг в сторону. – Как и я.
– Вопроса о твоей отваге, Авиза, не возникает.
– Как и об отваге Болдуина? – спросила девушка.
Она была удивлена выдержкой и самообладанием юного пажа. Прошлой ночью мальчик выдернул стрелу из бедра Гая и весь день терпеливо сносил его бесконечные жалобы и попреки в адрес тех, кого считал виноватыми в своих страданиях.
– Я не хочу говорить здесь об этом.
Она понимала его здравый смысл. Когда двое мужчин помогали Гаю добраться до двери в дальнем конце зала, она обернулась на полпути и заметила, что и Кристиан направляется туда же. Ей захотелось спросить Кристиана, неужто он так мало доверяет людям, что считает лишь себя способным уследить в их путешествии за всем.
– Тебе незачем туда, Кристиан.
Она заметила лорда Делиля за спиной Кристиана. Ну что за странная процессия образовалась в парадном зале замка!
– Я уверена, что после твоих дневных скитаний ты рад насладиться беседой с нашим хозяином, пока будешь пить что-нибудь укрепляющее силы.
– Чушь! Гай на моей ответственности и тоже, должно быть, голоден.
– Важнее держать его рану в чистоте, – сказала Авиза. Из двери их окликнул Гай:
– Я устал от грубых рук Болдуина. – Он издал стон, отразившийся эхом от стен зала, и при этом наблюдал за ними из-под полуопущенных век. – Позволь мне, братец, насладиться прикосновением более нежных рук.
Кристиан обратился к Авизе, понизив голос:
– Нет смысла спорить с Гаем.
– Пойди и посиди с лордом Делилем, пока я поухаживаю за Гаем.
– Я должен...
– Ты должен рассказать ему о нападении на нас, потому что бродяги не признают ни законов, ни границ. Возможно, его арендаторы в опасности.
Она боялась, что он начнет с ней спорить, но Кристиан кивнул, хотя и с явной неохотой.
– Это не займет много времени.
– Хорошо. После того как обо всем расскажешь нашему хозяину и смоешь дорожную пыль, принеси нам ужин.
– Ты горазда отдавать распоряжения, Авиза.
– Когда уверена, что знаю, как поступить наилучшим образом.
На его губах заиграла улыбка.
– Твое предложение – вторая наилучшая мысль, которая была при мне высказана за последнее время.
– Какая же первая?
Его пальцы оказались на щеке Авизы и прошлись по ней. В его глазах засверкали огоньки, которые она увидела накануне, когда он прошлой ночью перевозил ее через реку и прижимал к себе.
– Не спрашивай, если на самом деле не хочешь слышать. «Скажи мне!» – захотелось выкрикнуть Авизе. Но она только сглотнула комок в горле и промолчала. И туже поспешила за Гаем и Болдуином. Она никогда никому не позволяла смутить себя ни оружием, ни словом, но выразительный взгляд Кристиана рождал в ней ощущения, каких она никогда прежде не испытывала.
И одним из них был страх.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бесстрашный рыцарь - Келли Джослин



Мне понравилось
Бесстрашный рыцарь - Келли ДжослинТатьяна
24.12.2011, 18.46





Сама история интересна. Но мне показалась слишком затянутой. Автор очень долго описывает вид постоялого двора, вид людей, которые заходят и выходят из дверей, сами двери и т.д. 7 из 10
Бесстрашный рыцарь - Келли ДжослинКсения
25.04.2014, 13.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100