Читать онлайн Бесстрашный рыцарь, автора - Келли Джослин, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бесстрашный рыцарь - Келли Джослин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бесстрашный рыцарь - Келли Джослин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бесстрашный рыцарь - Келли Джослин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Джослин

Бесстрашный рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Кристиан не поднял головы и не откликнулся на зов брата. Может, Гай не заметит его в углу арсенала? Замерев с рукой, поднятой над мечом, Кристиан хотел быть уверен, что даже едва слышный шорох мягкой ткани, которой он полировал меч, останется не замеченным братом. Кристиан пришел сюда разобраться в своих мыслях.
«Я намекаю на то, что есть факты, касающиеся того, как твой отец оставил короля Генриха, которых ты не знаешь. Но эти факты должен знать твой отец».
Эти слова Авизы звенели эхом в его голове. Может, она права?
– Я знаю, что ты здесь! – закричал Гай на всю комнату. – Мне нужно поговорить с тобой.
Бросив на стол кусок ткани, Кристиан встал. Раздраженный тон Гая означал, что он не уйдет, пока не выскажет все, ради чего пришел. Кристиан только надеялся, что на этот раз братец не соблазнил чью-нибудь жену и ему не придется умиротворять очередного рогатого мужа...
– Сюда! В угол! – крикнул Кристиан.
Ругательства Гая заглушил грохот оружия, свалившегося на пол. Он пнул ногой груду наконечников для стрел и двинулся к Кристиану.
– Когда мы уезжаем? – резко спросил он брата. – Я не могу больше терпеть едких замечаний де Вира.
– Не обращай внимания. В нем больше трескучих фраз, чем ума, – хмыкнул Кристиан. – Удивительно, как такой неумный человек мог породить такую мудрую женщину, как Авиза.
Лицо Гая еще больше помрачнело.
– Прежде чем расхваливать ее, тебе бы следовало понять, что она одурачила тебя, обвела вокруг пальца...
– Ты говоришь это только потому, что она выбрала меня, а не...
– Поздравляю тебя с тем, что ты, развесив уши, слушаешь эту лживую суку...
Кристиан положил меч на стол между собой и братом. Так он был больше уверен в том, что сможет сдержаться и не проткнет сгоряча Гая, если тот и дальше посмеет осыпать оскорблениями Авизу.
– Не говори о ней так.
– Боишься правды, братец?
– Не имею ни малейшего желания слушать твой скулеж, вызванный только тем, что Авиза не пустила тебя в свою постель.
– А зачем ей это было надо? Королева послала ее не затем, чтобы она ублажала и отвлекала меня.
Кристиан в полном изумлении уставился на брата.
– Что?
– Ты слышал меня, но я могу повторить то, что сказал, если это поможет правде проникнуть в твою голову. Королева Алиенора послала Авизу удерживать тебя подальше от Кентербери, пока ситуация с архиепископом не разрешится. – На лице Гая появилась высокомерная усмешка. – Королева не хотела, чтобы ее возлюбленный крестник встретился с опасностью, которая могла бы показать, что он столь же недостоин доверия, как его отец.
– Наш отец. На тебе такое же бремя позора, как на мне.
– Да мне начхать на это бремя! А вот тебе не все равно, и королева это знает. – Гай взял со стола меч и потрогал пальцем его рукоять. – Точно так же, как она знает, что ты готов забыть обо всем ради того, чтобы помочь красивой женщине спасти сестру из рук злого барона.
– Да ты рехнулся.
– Я? Авиза солгала тебе! Каждое слово, что она говорила тебе, все, что она делала, – ложь! – Гай грубо расхохотался и повторил: – Все, что она делала с тобой, – и притворство. Насколько мне известно, она даже не приходится дочерью де Виру. Возможно, он тоже в заговоре с королевой, и его цель – удерживать тебя здесь, пока ее возлюбленному крестнику грозит опасность.
– Она дочь де Вира!
Кристиан сказал это без колебаний, и тотчас же в его памяти всплыли воспоминания о том, как Авиза смотрела на него и в ее сверкающих глазах он не заметил и тени фальши. У него вырвался мучительный стон. Неужели все, что она говорила и делала, могло быть фальшью? Неужели все? И ее шепот, когда они были вместе в постели, тоже ничего не значил?!
– Почему тебе так трудно этому поверить? – спросил Гай. – Она не первая женщина, нашептывающая мужчине лживые слова, лежа в его объятиях.
Кристиан отвернулся.
– Ты любишь ее! – В устах брата эти слова прозвучали как обвинение. – Эта бабенка обвела тебя вокруг пальца, а ты ее любишь! – Гай рассмеялся грубым, жестким смехом.
Схватив со стола меч, Кристиан поднял его. Гай побледнел и поднял руки, словно желал отразить удар. Кристиан вложил меч в ножны, прошел мимо брата к двери и, не сказав ни слова, вышел из арсенала.


– Поднимай меч выше! – крикнула Авиза Эрмангардине.
Ученица попыталась выполнить ее приказ, но Авизе все же удалось с легкостью отразить удар.
– Еще раз, – велела она.
Но вместо того чтобы поднять меч перед собой, девочка позволила его острию опуститься. Она смотрела куда-то мимо Авизы, и глаза ее расширились.
Авиза повернула голову и улыбнулась, увидев Кристиана, пересекающего двор арсенала.
– Вот и человек, который мне нужен!
Но Кристиан не улыбнулся. Когда он посмотрел на Эрмангардину, та шарахнулась от него и бросилась бежать. Авиза не отрываясь смотрела ей вслед.
– Что с ней такое?
Кристиан быстро приближался к Авизе, хотя шаги его были размеренными. Инстинкт подсказывал Авизе, что следует взяться за меч, но она осталась стоять неподвижно.
– Я знаю правду, – сказал Кристиан спокойно.
– Правду? О твоем отце? Это замечательно! Авиза потянулась к Кристиану, но он отстранился.
– Нет. Я знаю правду о том, что тебя послали, чтобы удержать меня от поездки в Кентербери.
Колени Авизы ослабли и чуть не подогнулись. Она воткнула свой меч в землю и оперлась о рукоять.
– Как... как ты узнал?
– Так ты не собираешься отрицать это?
– Нет. Я не стану лгать.
– Неужели? – Его бровь поднялась.
– Если я и лгала, то только ради своей королевы, которой я принесла клятву верности. Потому и не говорила правды. Но я была честна.
Кристиан рассмеялся, и этот смех был таким холодным, что сердце Авизы покрылось льдом.
– Возможно, твою жизнь упрощает то, что ты знаешь, когда, где и с кем быть честной.
– Я не могла сказать тебе правду. Я хотела быть честной, ноне могла.
– Из-за королевы?
– Она просила меня никогда не говорить тебе, почему она отправила меня из аббатства Святого Иуды.
– Аббатства?! – Кристиан чуть не поперхнулся этим словом. – Так ты монахиня?
– Я слуга королевы Алиеноры.
Авиза уже упрекала себя за то, что выболтала больше того, что ему было известно. И в голове ее зазвучали слова королевы: «Ты должна удерживать его подальше от Кентербери и в то же время не сделать ничего, что помогло бы ему связать тебя с аббатством Святого Иуды. Значение аббатства для меня утратит смысл, если кто-нибудь еще узнает о цели, с которой было основано аббатство, и о том, что там тренируют девушек, дабы они служили мне во времена смуты».
– Ты должен считать меня слугой королевы, Кристиан.
– В твоих словах нет смысла. Ты снова мне лжешь?
– Нет. К чему мне лгать? Тебе уже известно, почему я здесь.
Авизу терзало чувство вины, но если она поведает Кристиану больше положенного, погубит аббатство.
– Для того чтобы оберегать меня, как едва ковыляющего на неверных ножках младенца, неспособного даже самостоятельно пересечь зал?
– Королева не хочет, чтобы кто-нибудь, кем она дорожит, оказался замешанным в ссору между королем и архиепископом.
– Она могла бы послать мне приказ держаться подальше от Кентербери, пока Генрих и Бекет не встретятся снова.
Авиза потянулась к Кристиану, чтобы взять его за руку, но он отдернул кисть и спрятал ее за спину.
– А ты бы послушался ее просьбы?
– Когда я присягал на верность королю, то я имел в виду и его семью.
– Неужели ты не понимаешь? Вот почему королева послала меня удерживать тебя подальше от Кентербери. Если бы король призвал своих людей помешать архиепископу поднять народ против короля, она понимала, что ты ответил бы на этот призыв.
Кристиан промолчал.
– Ты подчинишься желанию королевы? – спросила Авиза.
Кристиан, не отвечая, пристально смотрел на нее.
– Пожалуйста, скажи мне, что ты собираешься делать!
С минуту Авиза думала, что он ответит, но он лишь склонил голову в поклоне и удалился. Авиза хотела окликнуть Кристиана, но удержалась. Он все равно не ответил бы.
Сжимая рукоять меча, Авиза скользнула на колени и прижалась лицом к лезвию. Она плакала, сознавая, что проиграла битву, которую надеялась выиграть.
Зал наполняли веселые голоса и смех. Эль выплескивался на пол из чаш, когда их сдвигали, чтобы чокнуться в честь праздника. Менестрели играли, щебетали и кувыркались, к восторгу бегавших вокруг детей, чьи волосы были украшены зеленью, вплетенной в них.
Авиза шла сквозь их шумные ряды, и радость людей не затрагивала ее, погруженную в свою печаль. Кое-кто из веселящихся поглядывал на Авизу, потом возвращался в ряды празднующих Рождество. Никому не хотелось портить себе настроение. Хотя двенадцать дней гуляний, пиров и развлечений официально начинались только после полуночной мессы, все домочадцы лорда уже вовсю веселились и не желали, чтобы им мешали.
Бочком пробираясь через толпу в битком набитый народом зал, Авиза услышала, как ее окликнули по имени. Она остановилась, увидев Мавизу. Рядом, уставившись в пол, стояла Эрмангардина. Лица девушек были такими же пустыми и отрешенными, как ее сердце.
Как только Авиза приблизилась к Эрмангардине и Мавизе, последняя сказала:
– Нам надо немедленно поговорить с тобой.
– Мне тоже.
Авиза стояла так, что ей была видна большая часть зала. Она не хотела, чтобы кто-нибудь подслушал их разговор. Мысль об этом вызвала у нее горький смех, впрочем, застрявший в горле и обжегший его болью. Скоро все в замке узнают, как она обманула Кристиана, и снова он будет обесчещен.
– Кристиан знает, что королева послала меня, чтобы удержать его от поездки в Кентербери. Только три человека здесь знали правду об этом.
Мавиза посмотрела на Эрмангардину:
– Скажи ей.
Девушка сжалась, и по лицу ее покатились слезы.
– Зачем ты сказала Кристиану правду? – спросила Авиза, стараясь говорить спокойно и без гнева.
– Я не говорила ему! – Эрмангардина схватила Авизу за руку. – Я дала клятву не рассказывать ничего сэру Кристиану. Я никогда не рассказала бы ему!
– Ты сказала кому-то другому?
Девушка кивнула.
– Кому?
– Сэру Гаю Ловеллу.
– Но зачем тебе было говорить ему?
Эрмангардина в отчаянии начала раскачиваться взад и вперед, словно яростный ветер сотрясал все ее тело. Распущенные волосы девушки не скрывали ее лица – оно было искажено страхом. Этот страх был знаком Авизе. Где-то в желудке у нее возникло тягостное ощущение, будто он был полон прокисшего молока.
– Эрмангардина? – окликнула она уже мягче. Девушка подняла голову, и Авиза увидела лицо, залитое слезами.
– Эрмангардина, скажи мне, что произошло между тобой и Гаем Ловеллом?
– Он пытался... Он зажал меня в углу и... – Она прикусила нижнюю губу, и слезы снова потекли по ее лицу.
– Понимаю.
Авиза обняла дрожащую девушку и прижала к себе. Она не хотела, чтобы Эрмангардина видела ее лицо – оно было искажено гневом. Авиза положила конец пошлым домогательствам Гая, ударив его так, что он свалился без чувств. Эрмангардина была вынуждена прибегнуть к другому способу, и Авиза не осуждала ее за то, что девочка рассказала ему все, чтобы он только оставил ее в покое.
– Мы уедем завтра, как только взойдет солнце, – сказала Мавиза.
– Да. – Авиза пригладила волосы Эрмангардины и отвела их от лица, залитого слезами. – Я буду скучать, но вам действительно слишком опасно оставаться здесь.
– А ты не поедешь с нами? – спросила Эрмангардина, продолжая всхлипывать.
– Моя задача еще не выполнена.
Девушка обхватила ее руками:
– Мне так жаль.
– Знаю. – Поцеловав девушку в лоб, Авиза сказала: – Идите и приходите завтра утром попрощаться перед отъездом.
Мавиза кивнула и, обняв Авизу, поспешила через холл. Авиза не тронулась с места до тех пор, пока они не исчезли в толпе. Потом она выскользнула из холла.
Одна.
Кристиан поднимался по лестнице. В коридоре верхнего этажа не было ни души, потому что домочадцы де Соммервиля, напившись, с головой ушли в празднование Рождества.
Кристиан ощущал не только дыхание праздника. Его терзало предчувствие того, что распря между королем и архиепископом в конце концов пожрет саму Англию.
«Вот почему королева послала меня удерживать тебя подальше от Кентербери. Если бы король призвал своих людей помешать архиепископу поднять народ против короля, она понимала, что ты ответил бы на этот призыв».
Это были слова Авизы. Кристиан мог бы пренебречь этим предупреждением, но не болью, которой был проникнут ее голос. Потому что она не смогла добиться успеха в деле, порученном ей королевой. И дело было не только в том, что она подвела королеву... Однако Кристиан не хотел об этом думать. Он хотел пить эль до тех пор, пока не допьется до такого состояния, когда больше не сможет ни видеть, ни думать, ни чувствовать.
Но все его усилия были напрасными. Кристиан представлял лицо Авизы, когда вступил в пререкания с ней, и все еще думал о ее испуге и отчаянии, когда уходил от нее. Он все еще представлял тепло ее шелковистой кожи под своими пальцами.
Открыв дверь, Кристиан сделал всего один шаг в комнату, прежде чем осознал, что голод его тела подвел его. По ошибке он вошел в ту комнату, где спал с Авизой и где узнал, насколько сильна ее страсть.
Кристиан открыл дверь, собираясь войти, и вдруг услышал:
– Постой.
– Авиза?
Она выступила из темноты от кровати, и свет камина соткал золотое сияние вокруг ее волос, рассыпавшихся по плечам. Тонкая льняная сорочка Авизы больше открывала соблазнительных изгибов ее тела, чем скрывала, и Кристиан мог видеть под ней очертания грудей.
– Пожалуйста, не отсылай меня, – сказала она.
– Тебе нужно уехать.
Он не должен испытывать боли из-за нее.
– Я не могу спать. Не прогоняй меня!
– Ты не можешь здесь находиться, – повторил Кристиан.
– Я уйду, но прежде позволь мне открыть тебе правду. Всю правду.
– Я знаю правду.
– Только ее часть.
Авиза высоко вскинула подбородок, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не заплакать.
– Мне надо открыть тебе все, даже если я тем самым погублю аббатство Святого Иуды. Может быть, тогда ты поймешь, почему я сделала то, что сделала, и почему тебя следовало удерживать вдали от Кентербери.
– Я слушаю, – ответил Кристиан и закрыл дверь.
Авиза принялась рассказывать ему о своей жизни в аббатстве, отвечая на вопросы, от которых старалась увильнуть с момента встречи с Кристианом. Она наблюдала за его лицом в надежде увидеть признак того, что он хочет ее выслушать. Выслушать по-настоящему.
Она много часов терзалась, не зная, стоит ли рассказывать ему правду. И хотя королева Алиенора хотела скрыть существование аббатства, она ведь дала Авизе право любой ценой удержать Кристиана и не дать ему погибнуть.
Внезапно Кристиан схватил Авизу и, прижав к себе, принялся целовать в губы. Она пыталась увернуться и сказать ему много больше того, что он уже знал. Но Кристиан не выпускал ее и медленно, шаг за шагом, оттеснял к постели.
Когда он поднял Авизу и уложил на кровать, она обхватила его за плечи и привлекла к себе. Его ловкие и нетерпеливые пальцы стянули с плеч длинные рукава ее сорочки и спустили ниже груди. Авиза испустила тихий крик восторга, когда язык Кристиана принялся ласкать ее тело. Когда Кристиан срывал с нее сорочку, ткань треснула под его нетерпеливыми пальцами. Он отбросил сорочку прочь и снова завладел ртом Авизы.
Прикосновение его языка к губам и груди привело ее в экстаз. Язык Кристиана ласкал ее живот и внутреннюю сторону бедер, прежде чем погрузиться внутрь ее естества и ощутить вкус ее женственности. Эти ощущения захватили Авизу, и она затрепетала под искусными ласками Кристиана. Он оторвался от нее только на мгновение, чтобы сбросить с себя одежду.
Авиза подняла на Кристиана глаза.
– Мне было ненавистно то, что приходилось тебе лгать, – прошептала она.
Он с ворчанием зажал ей рот поцелуем. Этот поцелуй был требовательным и околдовывающим. Не давая возможности Авизе передохнуть, Кристиан вошел в ее тело, и под этим отчаянным натиском она полностью сдалась на его милость. Ураган страсти ворвался в нее, произведя взрыв глубоко в ее теле, и этот момент был восхитительным и прекрасным.
Кристиан оглянулся на постель, на которой все еще спала Авиза, утомленная их любовными объятиями. Звездный свет лишил ее волосы их обычного цвета, будто звезды позавидовали их золотистому блеску. Этот свет был холодным, но кожа Авизы была восхитительно теплой. Подушка Кристиана была примята ее грудью. Ему до боли захотелось поправить подушку, переложить ее. Может, ему следовало остаться? Всего на одну еще ночь.
Но ведь за одной ночью последует еще одна, а он не мог долго находиться здесь, рядом с ней.
Застегнув наглухо свой плащ, Кристиан взял мешок с доспехами. Он наденет их там, где звон металла не сможет ее разбудить. Кристиан вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Авиза обнажила перед ним душу, но он почти не слушал ее рассказ, потому что изо всех сил боролся с желанием сжать ее в объятиях. И проиграл, потому что выиграл последнюю ночь восторгов.
Рука Кристиана замерла на щеколде. Неужели он покинет Авизу, не сказав ей, почему уходит? Ее отец назвал его трусом. Возможно, лорд де Вир был прав, возможно, он и есть трус. Но остаться здесь и видеть потрясенное лицо Авизы он тоже не может. Как сказать ей, что все, что она сделала для него, было бессмысленно и ничего не дало?!
Кристиан сделал шаг и споткнулся о кого-то, лежащего в проходе. Услышав ворчание, он стал гадать, кто из праздновавших Рождество допился до бесчувственного состояния. Он опустил на пол свой мешок и склонился над пьяным, пытаясь его разбудить.
– Болдуин! – воскликнул он. – Что ты здесь делаешь? Почему ты не в постели?
Мальчик сел.
– Ты тоже должен быть в постели, сэр.
Заставив себя подняться на ноги, Болдуин вздрогнул и зажал бок рукой в том месте, где еще не затянулась рана.
– Ты не можешь оставить ее здесь, сэр. Ее отец отдаст Авизу в жены другому.
– Она принадлежит аббатству Святого Иуды.
Кристиан запнулся. Он не был уверен, что Авизу с радостью примут назад, раз она нарушила обет целомудрия. Или все-таки примут?.. Он не помнил, чтобы Авиза говорила ему, что приняла постриг. Он упустил многое из того, что она ему сказала, потому что наслаждался, созерцая ее в льняной сорочке.
– Авиза принадлежит тебе. – Паж топнул ногой. – Если ты оставишь ее здесь, то при вашей следующей встрече она уже будет женой другого. Ты ведь понимаешь, что лорд де Вир никогда не позволит ей вернуться в аббатство. После того как он увидел, насколько она красива, он принял решение выдать ее замуж за того, кто поможет ему приумножить свою власть.
– Довольно, Болдуин! – бросил Кристиан тоном, которым крайне редко говорил с мальчиком.
Он не удивился реакции пажа. Не далее чем в прошлом году сестру Болдуина обручили с человеком вдвое старше ее. К тому же она его никогда не видела.
Мальчик покорно умолк.
– Ступай в постель, – приказал Кристиан, поднимая с пола свой мешок.
– Но ты уезжаешь. Я должен ехать с тобой.
– Со мной поедет Гай. – Кристиан поморщился, представив, как вытаскивает брата из постели женщины, которую тот успел очаровать. – Я хочу, чтобы ты оставался здесь следи Авизой. В Кентербери назревает смута, и скоро она, возможно, распространится на всю Англию. Я доверяю тебе, Болдуин. Ты будешь охранять Авизу.
– И доставлю ее в аббатство Святого Иуды?
Почему столь простой вопрос вонзился в него, как нож? Кристиан понятия не имел, что будет хуже – то ли что полная жизни женщина окажется запертой в монастыре, то ли что она послужит честолюбию своего отца и окажется в постели его союзника.
Станет ли Авиза вспоминать его, пока муж будет наслаждаться ее прелестным телом? Но что бы ни случилось – будет ли она заперта в четырех стенах в аббатстве или окажется в объятиях другого мужчины, – он потеряет ее навсегда, если не докажет, что достоин того, чтобы получить в жены дочь де Вира. Он докажет всем, что отважен, и тогда никто больше не сможет порочить его имя и семью! И Авиза будет принадлежать ему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бесстрашный рыцарь - Келли Джослин



Мне понравилось
Бесстрашный рыцарь - Келли ДжослинТатьяна
24.12.2011, 18.46





Сама история интересна. Но мне показалась слишком затянутой. Автор очень долго описывает вид постоялого двора, вид людей, которые заходят и выходят из дверей, сами двери и т.д. 7 из 10
Бесстрашный рыцарь - Келли ДжослинКсения
25.04.2014, 13.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100