Читать онлайн Партнеры? Любовники? Супруги?, автора - Келли Дорси, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Дорси

Партнеры? Любовники? Супруги?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— А, ты здесь, — сказала она, внезапно смутившись. — Видел новый трюк Малявки?
Он подошел, встал на колени рядышком и упер руки в мощные бедра. Она старалась не смотреть на мускулы, проступившие под изношенной тканью линялых джинсов. Дыхание участилось.
— Ты хочешь сказать, новый трюк Стрекозы? поддел он.
Она вспыхнула.
— Я назвала ее так, потому что она шустрая, порхает, как стрекозка. С таким же успехом можно сказать — кролик, кузнечик или еще что-нибудь.
— Мне нравится Стрекоза, — сказал Раст, игнорируя ее комментарий. — Ей подходит.
— Но это же не имя, — возразила Люси.
— Почему? Положи ее, посмотрим, пойдет ли она ко мне.
В предвкушении забавы Люси положила малышку на живот.
— Но нельзя давать ей такое имя.
— Почему? — повторил он. Глянув на Раста, ребенок ликующе завопил и ринулся к нему.
— Вперед, Стрекоза, — подбадривал он, — лети к дяде Расту.
— Но это же насекомое, сам знаешь, — настаивала Люси.
— Том был бы доволен, — тихо сказал Раст. Он снял шляпу, взял малышку на руки и пощекотал ей пухлую шейку.
Люси тронуло, что он так естественно обращается с ребенком. Из Раста выйдет великолепный отец, подумала она. Терпеливый, добрый и очень любящий. Он уже сейчас замечательно относится к Стрекозе. Она посмотрела на них и ощутила неожиданную слабость. Люси трепетала, возбужденная некоей посторонней силой, таяла, как мед на солнце.
Порыв ветра взметнул волосы Раста, и ей захотелось самой притронуться к этим шелковым завиткам, в которых поблескивали пряди цвета густого янтаря. В открытом вороте рубахи темнела шея такого же янтарного цвета.
Она вдруг вспомнила, как он прижимал ее к голой груди, когда на ней была только тонкая ночная рубашка. Люси задохнулась…
Она его хотела.
Раст взглянул в ее лицо. Глаза его потемнели, стали цвета жженого сахара. Взгляд переместился на приоткрытые губы. Она видела, что он отметил ее тяжелое дыхание и опустил глаза на ее грудь. Запретная дрожь молнией пробежала по телу. Он хочет до нее дотронуться! Люси коротко вздохнула.
Опять глаза смотрели в глаза, между ними молотом било неистовое, глубоко личное, проникновенное понимание.
— Люси, — хрипло прошептал он.
Она изо всех сил старалась сдержать подступающую дрожь — не от холода, а от того явного хищного интереса, который увидела в его лице.
Хищного?.. Невольно защищаясь, Люси выставила руки.
Нет, только не с ним. Эту сторону отношений мужчины и женщины она уже познала, они не дают ничего, кроме чувства неуверенности. «Ты не могла бы доставить удовольствие мужчине, даже если бы захотела, — сквозь время донесся до нее злобный голос. — Меня ты никогда не удовлетворяла».
Раст как будто прочел ее мысли, кашлянул и вернул ей ребенка.
— У меня полно дел, — буркнул он и встал… и сразу стал тем резким и бесцеремонным ковбоем, с которым она встретилась недавно после долгого перерыва. Эту дистанцию, этот барьер ей никогда не преодолеть. Но неужели она так прозрачна? Неужели он читает ее потаенные мысли?
Подобная перспектива так напугала Люси, что она вцепилась в ребенка.
Нахлобучив шляпу, он доложил:
— Сосед хочет за плату пользоваться нашей водой. У меня с ним встреча. Он держит магазин красок, и часть оплаты пойдет товаром, так что можно будет покрасить конюшню.
Люси поняла, что он спешит набирать капитал, чтобы откупиться от нее в конце года. Но она сосредоточилась на одном слове. Встала, держа ребенка на одной руке, и, не думая про жар во всем теле, сказала:
— Ты сказал, краски? Может, у тебя останется несколько лишних банок?
— Что ты хочешь покрасить? — прищурился он. Люси передвинула ребенка вперед, только чтобы чем-то занять руки. Она не хотела, чтобы Раст считал ее назойливой. Кеннета приводил в ярость даже намек на требование. Сколько раз он повторял, что она неблагодарная, что ей слишком много надо! «Я что, мало тебе даю? Я что, не люблю тебя больше, чем кто бы то ни было?» — зазвенело в ушах, унося в отчаянные, убийственные воспоминания. Раст ждал.
— Так для чего тебе нужна краска? Он не понимает, что творится у нее в мозгу, и, признаться, она от него этого и не ожидает. «Нужно всего лишь спросить, Люси», — обругала она себя.
Ненавидя свой заискивающий тон, она пролепетала:
— Я… я только хотела предложить… может, дом тоже покрасить?
— А-а. — Он хмуро оглядел строение. — Пожалуй, это не помешает. Краски должно хватить. — Он зашагал к дому, чтобы снова закрыться в кабинете и звонить, звонить. Она следила за его решительной походкой и чувствовала себя покинутой.
Женщина с трудом перевела дух. Психотерапевт советовал ей отстаивать свои права. Многомесячная терапия помогла, но, видимо, недостаточно. Люси сложила одеяло, оттащила мешки с мусором на задворки и положила на место инструменты — нелегкая задача, когда держишь на руках Стрекозу.
Сейчас она более уверена в себе, чем полгода назад, но ей предстоит еще много пройти. Все же она сумела заставить Раста согласиться на покраску! И еще узнала, что может испытывать влечение к мужчине. К Расту.
А это плохо.
Она должна бы понимать, что это чувство результат нежных воспоминаний о детстве и желания обрести дом. Должна понимать, что ее неутоленная тоска завлечет их в западню, из которой нет возврата.
— Какая нелепость, — бурчала она, растревоженная этими мыслями. Как глупо. Прошло столько времени, неужели это желание не утихло? Жажда уюта, теплого семейного очага с самого детства оставалась неутоленной. Они же с самого детства приводили ее к краху! Нет, нужно переключиться на что-то другое, и тогда все пройдет. Например, можно совершенствоваться в верховой езде. Или съездить в Рено и купить вещи для комнаты Стрекозы.
В доме было прохладно; она подогрела бутылочку со смесью, как велела Фрици, надеясь, что сделала это правильно, и уселась на диван. Стрекоза жадно обхватила руками пластиковую бутылку и присосалась к ней.
Голова Стрекозы лежала у Люси на сгибе локтя, и ее наполнило непривычное чувство покоя. Все будет хорошо, подумала она. Пройдет немного времени, и они привыкнут друг к другу.
Но на этом она не остановится. У нее есть другая цель.
— Стрекозе нужно, чтобы за столом собиралась вся семья, — заявила она Расту и Фрици тем же вечером. Она улучила момент, когда Раст зашел на кухню попить, а Фрици готовила ужин. Люси загородила собою дверь. — Хотя бы по вечерам. Она заслуживает того, чтобы жить как все нормальные дети. — С напускной бравадой женщина вскинула голову и подняла с полу Стрекозу, где та мусолила пакет из-под кубиков. Люси редко приходилось выходить на передний план, и сейчас от нее потребовалось немало мужества, чтобы выступить в новой роли.
— Но я ем поздно, дорогуша, — сказала Фрици, оторвавшись от помешивания горохового супа в огромной кастрюле. По кухне разливался запах чесночных тостов.
— А мне нужно работать, — добавил Раст. — В кабинете.
— Нет. — Перед лицом их дружного сопротивления голос зазвенел, но она не собиралась отступать. — В нормальных, хороших семьях все ужинают вместе, — с вызовом сказала она. — Стрекозе нужна стабильность, повседневный распорядок. — По правде говоря, сама Люси нуждалась в стабильности и в иллюзии семейной жизни. И она беззастенчиво воспользовалась любовью Раста и Фрици к ребенку, чтобы добиться своей цели. — Нет, — повторила она, вы стремитесь есть врозь, в разное время, но так делать нельзя. Стрекозе нужно, чтобы мы были все вместе. Она же растет, — добавила Люси последний аргумент.
— Когда мой Генри был жив, мы всегда ели поздно, — заявила Фрици и стала наливать в тяжелую глиняную миску суп для Люси.
В голове Люси что-то смутно мелькнуло.
— Фрици, у тебя ведь есть сын? Экономка несколько растерялась.
— Да. Только теперь Пол живет с семьей в Канаде.
— Хорошо, — подбодрила Люси, — а когда он рос, вы с Генри ужинали вместе с ним?
— Еще бы, конечно, — фыркнула Фрици. — Но это когда было.
— Пол — хороший отец своим детям, — предположила она, — и они собираются за столом вместе с детьми?
Фрици нахмурилась.
— Наверное.
— Ты же понимаешь, что для Стрекозы ты как мать.
— Господи, какая мать, скорее бабушка! — воскликнула Фрици, очень довольная таким оборотом.
— Пусть бабушка, — согласилась Люси. — Бабушка тоже важный член семьи.
Фрици согласно хрюкнула. Раст скривился, но Люси видела, что и он поколебался.
— Раст, ты единственный отец, которого она знает. Если бы Том был жив, он бы обязательно ужинал вместе с дочкой, ручаюсь. — Она твердо смотрела на него, надеясь, что имя Тома окажет свое действие.
Раст глубоко вздохнул.
Есть! — закричало у нее внутри. Этот раунд я выиграла!
Приняв из рук Фрици миску с дымящимся супом, Люся победно улыбнулась.
— Что ж, давайте все сядем за стол? — Не дожидаясь возражений, она быстро достала три суповые миски, салфетки и стаканы для молока. — Фрици, ты разливай суп, я приготовлю Стрекозе кашку и бутылочку. Раст, не мог бы ты нарезать хлеб?
Раст невежливо фыркнул, Фрици сердито завозилась; Люси сделала вид, что не заметила, как они обменялись взглядами, признававшими полное поражение. Когда все уселись, водрузив Стрекозу на высокий стульчик, где она сразу принялась шлепать ладошкой по подносу, Люси попробовала разговорить народ, невинно поинтересовавшись, как прошел день.
Поначалу они отвечали односложно, потом все охотнее. Люси ликовала. Вскоре Раст расслабился и поделился соображениями, как увеличить стадо. Суп показался ей самым вкусным из всего, что она ела за последний год. На сердце стало легко, она даже попробовала помочь Фрици кормить ребенка, в результате измазала блузку, и даже в волосах застрял комок каши. Люси с удивлением обнаружила, что это ее не раздражает.
Она положила начало Семье.
Раст не мог успокоиться еще долго после захода солнца. Он пошел на уступку Люси в том, как она пыталась создать иллюзию семьи, согласился вечером ужинать вместе со всеми. Пришлось признать, что вышло не так уж плохо; если так будет продолжаться, наверное, Стрекозе это пойдет на пользу.
Но что-то его беспокоило, и Раст не находил другой причины, кроме той, что Люси — не член семьи. Она всего лишь женщина, купившая у него половину ранчо, да и то всего на год, иного он не допустит. Между ними нет родственных отношений. То, что в далеком детстве их родители были недолгое время женаты, никак их не связывает.
Физическое влечение к ней он может контролировать. Ему за тридцать, он не юнец, ведомый своим либидо, а мужчина, сдержанный и рассудительный. Желание, которое у него возникло к Люси, неуместно, нежелательно и неразумно, и оно, безусловно, пройдет. Проблема невелика и вполне разрешима.
Каждый раз, когда подкрадывалась мысль о Люси, он накидывался на любую подвернувшуюся работу: копал яму, торговался с горнодобытчиками или разбирался с бесконечными бумагами. Иногда это помогало.
Люси прожила в доме почти месяц, когда Раст, наконец, признал, что она трудолюбива. Забегая среди дня домой, ковбой видел, как она под причитания Фрици отскребала плинтусы, отвалившиеся кафельные плитки в ванной она подклеила раствором из флакона, который отыскала в кладовке.
Постепенно Люси взяла на себя чуть не все обязанности по уходу за малышкой. Ее привыкли видеть на ранчо с «прилипшим» к боку ребенком.
В конце четвертой недели ее пребывания в «Лейзи С» Раст отправился на ярмарку быков-производителей. Вернувшись домой, он увидел, что его компаньонка обрабатывает Гаррису руку, ободранную о колючую проволоку.
Стрекоза, наверное, спала дома; рабочие чинили трактора, вычищали пруды, натягивали новую проволоку ограждения — выполняли докучные, но необходимые зимние работы на ранчо. Яркое солнце не длило иллюзии: морозец поздней осени напоминал, что зима на пороге.
Блестящие волосы закрывали щеки Люси, она наклонилась над рваной раной старшего мастера; его закатанные рукава открывали взору бугристые бицепсы. Расту показалось, что Гаррис без всякой необходимости раздул мышцы.
— Нужно сделать укол от столбняка, — сказала Люси.
Гаррис усмехнулся, показав все зубы, что требовало искусства, учитывая впечатляющие размеры висячих усов. Он с роскошной небрежностью опирался здоровой рукой о деревянную изгородь кораля.
— Да, мэм, — согласился он с такой готовностью, что Раст даже удивился. — И сердечное вам спасибо. С вашей стороны было очень любезно перевязать меня. — Обычно Гаррис был довольно сдержан, он не ездил, как другие ковбои, в Рено гоняться за женщинами, но сейчас, как видно, наслаждался поднятой суматохой. Раст беспричинно разозлился, что тот теряет время попусту.
— Сейчас же поезжай к доктору Миллеру, приказал он, — и сделай треклятый укол.
Гаррис перевел взгляд с Люси на Раста и неохотно кивнул.
Заметив изумление во взгляде Люси, Раст ответил ей тяжелым взглядом и зашагал прочь, ведя за собой мерина.
В конюшне он с грохотом задвинул засов на больших дверях. Отрицать нет смысла — все рабочие ее полюбили, все радуются ее обществу.
Как это она успела так быстро освоиться в их компании!
Раст заметил, что теперь при малейшей царапине им немедленно требовалась медицинская помощь. Уму непостижимо, сколько у них вдруг стало порезов! Фрици даже пришлось съездить за новой аптечкой, но и та стремительно истощалась. Он фыркнул. Крутятся вокруг Люси, как койоты в брачный сезон, выпендриваются, а сами с каждой ранкой бегут к ней, как слабаки. Только выставляют себя дураками.
Честно говоря, ее не в чем было упрекнуть. Где бы Люси ни появлялась, она приносила с собой дух радости, несмотря на все, что было у нее в прошлом. Эта радость имела волшебное свойство распространяться на окружающих.
Стоя в темном дверном проеме, Раст смотрел, как Люси убирает в коробку ножницы, бинт и мазь. Он наподдал ногой ком земли и подумал, что же у нее за прошлое такое. Она никогда о нем не рассказывает, а если кто-то заговорит меняет тему. Видно, Кеннет был не подарок. Раст неожиданно для себя порадовался, что тот умер. Он скверно обращался с Люси, а она этого не заслуживает. Маленькая, хрупкая, яркая, она заслуживает мужчины, который будет ее беречь.
Женщина послала ему застенчивую улыбку, сунула коробку под мышку и направилась к дому. Он не улыбнулся в ответ, только оттащил в сторону тяжелую дверь, открыв ее нараспашку, и снял с мерина седло.
Просто он никогда не мог устоять перед загадкой, вот и думает о Люси постоянно. Она все еще шарахается, как пугливая кобыла, стоит ему сделать резкое движение, а иногда ее глаза вспыхивают волнением, которое Раст не в силах понять. А потом внезапно опустит ресницы, сотрет с лица всякое выражение. Словно скрывает какой-то секрет.
В ту ночь он проснулся от жажды. Бледный лунный свет расписал под мрамор комод и край кровати, тускло блестел на медном шаре дверной ручки. Он спустил ноги на холодный пол и в одних трусах пошел на кухню.
Выйдя в коридор, он остановился возле двери гостьи и напрочь забыл о воде. Он представил себе, как она раскинулась на кровати в тонкой ночной рубашке. Наверное, руки и ноги у нее обнажены, рубашка сбилась выше колен.
Ковбой зажмурился и ткнулся лбом в дверной косяк, чувствуя, как в нем закипает кровь. Его словно магнитом тянуло в комнату Люси… в ее постель… и наконец, в ее тело. Как сладостно было бы гладить маленькое тело, ласкать чудесную грудь. Мысленно он оказался у входа в ее недра, без промедления вошел, и оба они взлетели в космос, полный ярких, горящих созвездий.
Он стоял в темноте, босиком, и желал ее — переполненный, болезненно напряженный, потрясенный — и чувствовал себя совершенным идиотом, но ничего не мог с собой поделать. Искушение проскользнуть в ее комнату было нестерпимым; он даже потянулся к дверной ручке, но скрипнул зубами и отвернулся.
Во дворе заливались цикады-самцы, призывая самок.
Впервые он заколебался — сумеет ли удержаться? Ранимость Люси, потребность в защите, в любви светилась в ее глазах со всей отчетливостью. Мужчина был уверен, что сама она этого не сознает, но ему достаточно было вспомнить, каким Люси была ребенком, одиноким и тихим; в то время он всей душой ей сочувствовал, хотя в свои пятнадцать лет не понимал, чем может помочь.
Но, черт возьми, она по-прежнему волнует его и вызывает к жизни что-то глубоко скрытое.
Его снедало чувство, что он не может дать ей то, чего должна хотеть и чего заслуживает такая женщина, как она, он был обязан защитить ее от разочарования, от других мужчин на своем ранчо и от себя самого.
Нет, все-таки он дурак. От этой мысли его скрутил бессильный гнев. Но подавить в себе желание обладать Люси он не мог, как не мог остановить закат солнца над хребтами Гумбольдта и приход ночи. Так и не напившись, он вернулся в свою комнату и напряженно застыл на кровати.
Люси съездила в Рено и вернулась очень довольная покупками. Она опустила верх машины, и волосы растрепались, а лицо окоченело от холода. Люси была в восторге. Конечно, можно было съездить и поближе, в Лавлок, но она не была уверена, что в маленьком городке найдется все, что нужно.
Нагруженная пакетами, она заспешила к дому, ей не терпелось нарядить Стрекозу в одно из новых хорошеньких платьиц.
При виде метрового мишки Фрици изумленно заахала, и в одно мгновенье гостиная оказалась завалена пакетами.
Когда Раст вошел, то застыл, увидев бесчисленные свертки, раскиданные по полу и по дивану.
— Я всегда обожала матросские костюмчики, говорила Фрици, держа на весу крохотные полосатые сине-белые ползунки с красным шарфиком.
— А ты видела джинсы-варенки и сапожки? Она у нас будет ковбоем! — Люси сидела на диване среди вороха покупок и весело подбрасывала на коленях Стрекозу.
— Какого черта вы тут делаете? — взревел Раст, уперев кулаки в бока. Люси и Фрици так и подпрыгнули. Он хмуро оглядел медведя, обновки и обливной пластмассовый ящик с игрушками.
— Я… э-э… я подобрала кое-что для Стрекозы… в Рено, утром, — ответила Люси. Разве она сделала что-то не так?
— Зачем? — требовал ответа Раст.
— Ползунки ей стали малы, — ринулась на подмогу Фрици, — все остальное растянулось. Малявке нужна новая одежда, она же растет.
— Знаю, — воинственно ответил Раст. — Но я сам могу купить Стрекозе все, что ей нужно. Мы не нуждаемся в чужих благодеяниях.
С упавшим сердцем Люси поняла, что слово «чужой» относится к ней. Он не правильно понял ее поступок и почувствовал в нем угрозу. Она совсем не думала о Расте, покупая вещи, только о Стрекозе — что ей нужно и как ей это подойдет. Она задела мужское самолюбие Раста. Они оба знали, что у нее больше денег, чем у него, гораздо больше, и ее поступок это подчеркнул.
Почувствовав напряженность, повисшую в комнате, Стрекоза сморщилась и заплакала. Люси машинально прижала ее к себе и стала что-то нашептывать, пока девочка не успокоилась.
В злости Раст был таким же, как Кеннет. Люси съежилась, томясь знакомым чувством униженности.
— Я только… я хотела как лучше. — Ее обуревали противоречивые чувства, но она пересилила себя. — У нее в комнате ничего нет — ни игрушек, ни подвесных погремушек, ни одеяла, по которому можно ползать. — Надеясь, что он не заметил усилий, с которыми она брала себя в руки, Люси посадила малышку на колени и выпрямилась.
— Ч-черт, — проворчал он.
В нависшей тишине она слышала стук своего сердца. Она ощущала на себе тяжелый взгляд Раста, но не смела поднять глаза. Все силы уходили на то, чтобы сдержать подступившее отчаяние. Она скорее чувствовала, чем видела, что Раст разглядывает покупки.
— Розовый комбинезон, который был на ней вчера, действительно мал, — угрюмо сказал Раст.
Он подошел и пощупал мягкий спальный мешок. — Давил ножки, пальцы скрючивались.
— Конечно, давил, — с упреком сказала Фрици. Она принялась складывать детские одежки; когда получилась аккуратная стопка, взяла ее и понесла в комнату Стрекозы.
Подняв белого пушистого зайца с длинными ушами, он обошел вокруг дивана и встал рядом с Люси. Наклонившись, пощекотал девочку заячьим ухом. В мозолистой темной руке игрушка выглядела неуместно.
— Я думаю, у ребенка должны быть и игрушки, и одежда по росту.
— Я только этого и хотела, — еле выговорила Люси. Пальцы предательски дрожали. — Извини, если я…
— Нет, — он выпрямился и рубанул воздух рукой. Стащив с головы шляпу, он перевернул ее и уставился на дно, как будто там было написано то, что он хотел сказать. — Это я должен извиниться, что накинулся на тебя. Я после работы, усталый и задерганный. Ты все сделала правильно, Люси. Спасибо.
Люси подняла затуманенную голову. Она не могла поверить в то, что услышала. Раст накинулся на нее, требуя объяснений, а когда все узнал, решил, что был не прав, и извинился! Он не стал кричать, часами злиться. Он ее даже похвалил. Поразительно!
Он признал свою не правоту и извинился!
Кеннет такого никогда не делал.
То есть он, конечно, стал бы цветисто и многословно просить прощения. Сразу после того, как наговорит жестоких, убийственных слов и вдоволь наизгаляется.
После взрыва Кеннет всегда становился униженным и жалким. Как мальчик, он клал голову ей на колени и умолял его простить. Он клялся, что никогда больше не будет ее обижать, будет относиться с нежностью и уважением!
В такие моменты она почти верила, что любит его. Ей хотелось, чтобы он всегда был таким.
Ей отчаянно хотелось думать, что Кеннет говорит правду: он убедил ее, что она никчемная личность, раз у нее нет профессии, что никому другому она не нужна. И Люси говорила себе, что не так уж он ее оскорбил, что она сама виновата: разгневала мужа, и… прощала его.
Но рано или поздно все повторялось.
Может быть, Раст не такой? Она понимала, что не могут все мужчины вести себя, как Кеннет. Но как узнать заранее? Женщина страшно рискует, доверяясь мужчине. Люси давно убедилась, что инстинкт ей ничего не скажет. Она вздохнула и обняла Стрекозу, которая тихо играла ее пальцами, глазки ее уже слипались.
Если бы можно было знать заранее, если б был какой-то приборчик, измеряющий характер мужчины, его цельность, его внутреннее достоинство. Но нет такого приборчика, а раз так, то она не может позволить себе опять пойти на риск.
Каждое утро после завтрака Раст отправлялся работать, а Люси брала перчатки, стремянку и пачку грубой наждачной бумаги и принималась скоблить облупленные карнизы. Она работала до полудня; иногда выкатывала во двор детский манеж, и Стрекоза составляла ей компанию. Дом был оштукатурен, непокрашенными оставались только карнизы и рамы, так что за неделю она все отскребла.
Люси отыскала краску, которую Раст по бартеру получил от соседа; банки были аккуратно сложены в гараже. Она взяла две банки и две кисти. Стоя на середине шаткой лестницы, она покрывала дерево эмалью цвета яичной скорлупы. Люси проработала уже два часа, когда из-за угла верхом на лошади появился Раст.
— Боже милостивый, что ты делаешь?! — воскликнул он. У него отвисла челюсть при виде Стрекозы, мирно играющей в манеже, и перемазанной краской Люси, стоящей на середине лестницы.
— А, Расти, — она улыбнулась. Чтобы не мешали волосы, она приспособила кепку, надев ее козырьком назад; Люси взмахнула кистью, и мокрая краска черкнула по лицу. Черт с ней, подумала она, это уже в третий раз. Все равно вся грязная. — Я закончу дней через пять-шесть. Красиво, правда?
— Ты красишь дом? Я предполагал, что его будут красить мастера, а ты сама взялась? — Он в изумлении качал головой.
— Все заняты, вот я и подумала, что разумнее и справедливее справиться самой, — объяснила она. — Тебе нравится?.. Или нет?
— Люси, ты слишком много трудишься, — сурово сказал ковбой. — С чего ты взяла, что все должна делать сама? Работники закончат. — Он подошел, взялся одной рукой за лестницу, другой — за ее ногу. Лестница закачалась. — К тому же это опасно.
От его прикосновения Люси замерла. Ей было приятно ощущение сильной руки на своем теле, пусть даже на ноге, закрытой джинсами. Тревога пополам с удовольствием с пугающей быстротой захватила ее.
— Тебе нужен выходной, — сказал Раст. — Отдохни от работы. Может, устроить пикник? — Он потер подбородок. — А что, это идея. Поедем завтра за реку, прихватим еду.
— Пикник? — эхом откликнулась Люси, все еще примороженная к лестнице. «Только Раст, больше никого…» Она искоса бросила на него взгляд. Насколько хорошо она знает Раста Шефилда? Не слишком ли это отчаянный шаг — оказаться в такой ситуации?
— Ну да, пикник. Небольшая поездка верхом, отдых, обед, солнце, покой.
— Я знаю, что это, — промямлила она.
— Господи, что с тобой? Ты белая как мел. Почему?
— Я не нервничаю, — солгала Люси. — Просто я занята. Очень-очень занята.
— Съездим завтра, да?
— Завтра я все еще буду страшно занята. На мне Стрекоза, ты же знаешь. А твои работники заняты своими делами. Мне нужно закончить, если ты не возражаешь. — Люси отвернулась, избегая изучающего взгляда Раста.
— Ты боишься, — заключил он. — Ты ужасно боишься куда-то со мной ехать. В чем дело? Думаешь, я наброшусь на тебя?
— Н-нет. Нет, конечно. — Слишком уж он догадлив. Она была не в силах на него посмотреть. — Просто необходимо переделать множество дел.
— Потому и нужно уехать. Считай это подзарядкой. — Раст старался сдержать раздражение. Женщина не отвечала, старательно скатывая заляпанное полотно. — Люси, мне тоже нужен отдых, — спокойно сказал он. — У меня целый месяц не было выходных. Я устал.
— А-а. — Ее кольнуло чувство вины. Она не подумала, что ему может быть нужна передышка.
— Давай помогу. — Он взялся за другой конец полотна. Когда они скатали его и засунули в ведро, он сделал нечто удивительное: коснулся ее носа длинным пальцем, а дальше рука как бы сама собой упала на плечо. Люси замерла.
Он сжал ее руку, поглаживая сверху вниз. Сквозь длинный рукав она ощущала прикосновение сильных пальцев и понимала, что их сила несет не угрозу, а только покой и утешение.
— Все будет хорошо, Люси. Мы с тобой просто поболтаем. Даю слово, что я тебя не трону даже так, как сейчас. Со мной ты будешь в полной безопасности. Договорились?
Даже если бы сейчас на нее кинулся разъяренный бык, Люси не смогла бы тронуться с места. Ласка держала ее крепче капкана, томление скрутило, как стальное лассо. Как же мало нежности и доброты видела она в жизни. И как редко хоть кто-нибудь утешал ее, сочувствовал. В этот момент она была абсолютно без сил.
Не давая себе времени на раздумье, она промямлила:
— Послезавтра подойдет. Хорошо, Раст, давай устроим пикник.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси



Очень милая история)тронула))
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиКсения
26.10.2011, 16.16





Очень хороший роман!!!
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиЕвгения
4.11.2012, 23.40





скучно
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорсиправда
5.11.2012, 14.45





и мне скучно
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиМарго
15.02.2013, 21.56





Затянуто,медленно разворачиваются действия,а за постельные сюжеты смешно..
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиГалинка
11.07.2014, 21.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100