Читать онлайн Партнеры? Любовники? Супруги?, автора - Келли Дорси, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Дорси

Партнеры? Любовники? Супруги?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Это был Кеннет, — тихо сказал Раст. — Кеннет сотворил с тобой такое.
Все еще не придя в себя, Люси помотала головой, и волосы упали ей на глаза.
— Я не хочу об этом говорить…
— Он бил тебя? — Хотя Раст говорил тихо, голос его грохотал, как у мятежника, зовущего к бунту.
— Нет… не бил. Он говорил… это было хуже побоев.
Он в замешательстве поднял голову.
— Муж говорил тебе гадости и поэтому у тебя ночные кошмары?
Пытаясь справиться с плачем, она прерывисто вздохнула.
— Я знаю, это трудно понять, трудно объяснить. — Ей не хотелось выглядеть чувствительной барышней. Она ни с кем об этом не говорила, только с психотерапевтом, и то было нелегко. Она не собиралась раскрывать душу перед Растом. Он не поймет. Никто не поймет. Никто не сможет понять, почему она столько лет продолжала жить с Кеннетом.
— Люси…
— Раст, пожалуйста, не надо. Я не могу…
Лунный свет прорезал глубокие тени на лице Раста. В темноте карие глаза стали почти черными и пронизывающими.
Какие у него широкие плечи, мощная грудь, стальной живот. Ни один мужчина не держал ее в руках так долго. Она не позволяла — не хотела, уж тем более — полураздетому мужчине. Люси закрыла глаза.
Большими руками он гладил ее руку от плеча до запястья. Ладони были мозолистые, она чувствовала их всей кожей. Новое потрясение — она вдруг поняла, что Раст ее ласкает. Раст — и ласкает?
Он ее изучал; Люси чувствовала, как мысленно он задает вопросы, на которые она не может дать ответ. Не дала бы, даже если б знала. Она надеялась, что он ее не видит, потому что она сидит спиной к окну.
— Не хочешь о нем говорить со мной, да? Ну хотя бы расскажи, что с ним произошло, почему он умер? — Прежде чем она ответила, он сжал ее и хрипло сказал:
— Я не буду осуждать, если ты к этому причастна.
Люси глубоко вздохнула.
— Господи, нет. Виновато сердце. У него был врожденный порок. От того же умерли его отец и брат.
Раст с жестоким безразличием пожал плечами.
— По крайней мере он перестал тебя пугать. Она опустила голову.
— Наверное, мне нужно поблагодарить тебя за то, что ты пришел… Я шумела?
— Если можно назвать шумом мучительный стон, который перебудил народ на десять миль вокруг ранчо, то да, ты шумела.
— Извини, я не хотела.
— Да что ты говоришь! — Он скорчил саркастическую гримасу. — Ты не хотела увидеть страшный сон, проснуться в поту, дрожать и плакать? Никогда не поверю.
Раст встал; показалось ли ей, или ему и вправду не хотелось уходить?
— Пойду. Все будет хорошо.
Она кивнула.
— Но на этом мы не закончили. Сейчас давить не буду, но потом… — Он не договорил, многозначительно посмотрел на нее и вышел. Дверь защелкнулась.
Люси сидела, обхватив себя руками; в ней зрела мысль, все более оформляясь: так раскрывается бутон и превращается в цветок. Раст выглядит мрачным и непреклонным, но когда она кричала, когда он был ей нужен, то ринулся на помощь.
Раст пришел, чтобы ее утешить.
На следующее утро, войдя в кухню, он едва взглянул на нее. Как будто не было прошедшей ночи, страшного буки, нежных, успокаивающих объятий.
Он налил себе кружку кофе, осушил ее в четыре глотка и собрался уходить. Лучи солнца пробивались сквозь утренний туман, лились через высокие окна и падали на Раста. Вчера она не заметила, что в густых волосах мелькают выгоревшие пряди. Фрици месила тесто, стоя у плиты.
— Доброе утро, — сказала Люси, стараясь перехватить его взгляд. Перед ней на столе стоял апельсиновый сок и тарелка с поджаристыми вафлями, обсыпанными сахаром.
Буркнув что-то неразборчивое, он снял с крючка шляпу.
— Э-э… ты что сегодня будешь делать?
— Работать.
— А мне чем заняться?
Сапоги простучали по деревянному полу, и уже из-за двери донеслось:
— Чем хочешь.
Люси моргнула и невидящими глазами уставилась в тарелку. А чего она ждала? Очевидно, его ночной визит не имел никакого значения. Так же он гладит испуганную лошадь, пока та не успокоится; он считает это одной из своих обязанностей.
— Люси, дать еще вафлю? — спросила Фрици.
— Нет, спасибо, я наелась. — Ей больше кусок не лез в горло.
Поскольку Фрици собралась мыть посуду, Люси согласилась вынести ребенка во двор подышать свежим воздухом.
— Только на несколько минут, потом ты ее возьмешь, — жестко сказала Люси.
— Конечно, дорогуша. — Фрици подвязала фартук.
Итак, завернув ребенка в одеяло, Люси вышла во двор на ослепительное утреннее солнце. Оглядела заросший газон; что ж, раз Фрици не дает ей заниматься домом, она будет работать во дворе. Ее сжигала потребность расчистить для себя местечко на этом ранчо, слиться с ним, стать его неотъемлемой частью; она готова была все для этого сделать!
Люси хотела быть нужной, хотела, чтобы другие на нее полагались. Хотела семью, даже если семья будет состоять только из Фрици и Малявки… и еще Раста…
Газон — прекрасный случай продемонстрировать свою полезность. Мужчины заняты скотом, им некогда обращать внимание на такие пустяки. Грузовик Раста уехал, но над коралями взметались лассо, доносились запахи костра и паленой шкуры после клеймения.
На газоне поверх травы лежал слой красочных, но ненужных опавших листьев, и прежде всего надо сгрести их. Положив Малявку на стеганое одеяло в безопасном месте, Люси шмыгнула в сарайчик, прилепившийся к стене дома, и порылась в инструментах. Солнце грело спину, сверкало на каплях росы в траве. Люси напевала веселый деревенский мотивчик.
Подбоченясь, она оглядела свою добычу: перчатки, грабли и два пластиковых мешка для мусора. Газонокосилку пока оставила в сарае. Отлично. В молодости Люси зарабатывала на карманные расходы, работая в саду, у нее все получится. Очень даже хорошо получится. Каждому приходится с чего-то начинать, и хотя раньше перед не' никогда не стояла такая задача, она ее осилит!
Она станет необходимой! Существенной частью, обязательным винтиком в колесе ранчо «Лейзи С». Согнувшись, Люси сгребала листья, и надежда наполняла ее сердце. Уголком глаза она увидела, как Малявка что-то тащит в рот.
Извиваясь, девочка переместилась к краю одеяла и сорвала пучок травы. Люси подскочило к ней и прервала травяной завтрак. Она взяла ее на руки.
— Глупышка, — выговаривала Люси, прижимая к себе малышку, — траву едят коровы, а не люди. Ты полежи тихонько, пока я поработаю, ладно?
Работая, Люси то и дело оглядывалась. Малышка поджимала коленки к груди и делала резкий рывок. При этом тыкалась лицом в одеяло, но только улыбалась, собираясь для следующего рывка: подтягивала коленки, раскачивалась взад-вперед — и еще один бросок.
— Нет, нет, Малявка. — Люси опять оттащила ее на середину.
Радуясь новой игре, малышка резво начала свои качания. Она казалась похожей на кузнечика. Люси следила за ней с весельем и тревогой. Еще три рывка — и пальчики опять достигли соблазнительной травки. Как же ей работать, если каждую минуту нужно ловить этого попрыгунчика?
Придется звать на помощь Фрици.
Сзади взревел мотор. Люси оглянулась и увидала, что старуха уселась за руль заляпанного грязью «лендровера».
— Подожди! — Подхватив ребенка на руки, Люси заспешила к машине. До нее было метров пятьдесят. Она крикнула:
— Ты куда едешь?
Фрици помахала рукой и тронулась с места.
— По магазинам за продуктами. Вернусь через пару часов.
— Ты не можешь бросить меня одну! — Она была в панике. Кошмар! Она понятия не имеет, что делать с ребенком так долго.
Фрици развернулась, проехала по кругу и высунула голову в окошко.
— Днем положи ее спать, дорогуша, сразу как покормишь. Бутылочку я оставила на столе, только подогрей. — Автомобиль набрал скорость.
— Но… но… я хотела косить газон!
— Возьми манеж! — донеслось издали. Удаляющаяся машина оставила за собой клубы пыли и вскоре, как по волшебству, совсем в них исчезла. Кроха выжидательно уставилась на Люси. Люси ответила ей серьезным взглядом.
— Извини, — вежливо спросила она, — ты не знаешь, где находится этот манеж?
— Слышала, у тебя на ранчо появилась девчушка, Раст? — с хитрым видом спросила Беатриса, не прекращая жевать. Взбитые желтые волосы возвышались над головой на добрых пятнадцать сантиметров, ярко крашенные губы обрамляли два ряда слегка торчащих зубов.
Раст хмуро воззрился на нее. После бессонной ночи он был не в духе. Никогда раньше его не сбрасывал с кровати истошный женский вопль.
Поскольку Беатриса ждала, он ответил:
— Эта «девчушка» купила у меня половину «Лейзи С», так что она мой деловой партнер, и только. Ну а теперь, когда с этим разобрались, может, ты направишь свою кипучую энергию на то, чтобы подать мне кофе? — Он яростно стрельнул глазами в обеденный зал, надеясь, что представитель горнодобытчиков вот-вот появится. Он часто назначал деловые встречи в этом придорожном кафе, что было в 30 милях от его ранчо, и сегодня хотел разделаться с гипсом, чтобы перейти к осуществлению других затей по наращиванию капитала.
Беатриса ухмылялась, жевала и полностью игнорировала его заказ.
— Слышала, она к тому же недурна собой. Черные волосы, зеленые глаза. Откуда у нее столько денег? — Она вскинула подведенные брови и указала пустым кофейником на посетителей трактира, которые как раз сейчас расходились.
— Не наседай, — проворчал Раст, наваливаясь на потертую стойку. В крайней степени раздражения он стал отрывать полоски от бумажной салфетки. — Просто неси чертов кофе. — Два знакомых ковбоя с соседней фермы тяжело прошагали мимо, сняли шляпы и приветственно подняли руки.
— Золотко, я уверена, что ты расскажешь мне, что там у вас происходит. — Совершенно не смущаясь сердитым видом Раста, который обычно отпугивал даже отъявленных нахалов, Беатриса влезла на соседний табурет. Поскольку все были приучены ждать, когда она смилуется и обслужит, два ковбоя сидели смирно. — Ну же, Расти, мы с тобой вместе выросли, ты да я. У нас даже кое-что было в пятнадцать лет, помнишь?
Он чуть было не улыбнулся, но поощрять ее было нельзя. Самая любопытная из всех официанток Невады, любительниц распускать сплетни, Беатриса обожала интриги. И люди катили к ней издалека ради перекипяченного черного кофе и сочувственно раскрытых ушей. Советы она обычно давала во весь голос. Что отличает ее, хмуро признал Раст, так это умение в случае надобности хранить секрет.
Он ее любил, она была хорошим товарищем. Пару раз он и сам ей что-то доверял. Но не желал обсуждать с ней нового партнера.
Она бочком придвинулась поближе.
— Так как ее зовут?
— Люси.
— Ах, Люси? И эта Люси уже влезла тебе в душу. Должно быть, та еще штучка!
Раст собрался было ее поправить, но удержался. Беатриса любила подстраивать ловушки.
— Мне омлет, жареную картошку и три куска бекона.
Женщина растянула рот до ушей.
— Как я рада, что ты наконец кого-то нашел. Как братьев не стало, все свалилось на тебя, я же понимаю. Мужчине нужно, чтобы его дома ждала красивая женщина — чтоб было кому постель согреть. — Беатриса игриво улыбалась.
— Беа, кофе, — напомнил Раст. Если бы его самого не посещали мысли на этот счет, подколы Беатрисы так не задевали бы его. Где же этот чертов представитель? Он беспокойно оглянулся на дверь.
Звякнул колокольчик на двери, вошли еще два ковбоя. Раст вздохнул.
Беа неохотно поднялась.
— Послушай, приведи сюда Люси, а? Говорят, она в самом деле милашка.
Раст не ответил; он был рад, что она отцепилась. Он издали приветствовал вошедших и в заключение искромсал остатки салфетки.
Когда она превратилась в конфетти, Раст сообразил, что кофе так и не получит.
Раст завел свой побитый пикап на гравиевую дорожку и с чувством удовлетворения затушил мотор. Сделка по гипсу состоялась, и теперь можно было ожидать притока денег, пусть и небольшого. Раньше он этим не занимался, потому что доход стал бы поступать не скоро, а платить по закладным нужно было сейчас. Деньги, конечно, невелики, но ему нужно считать каждый цент. В первый же день после сделки с Люси Донован он сумел сделать шаг к своей цели, а ведь их контракт даже не составлен! Пока они не будут обмениваться документами о субсидии и праве собственности, они согласились сделать это через год но только если он не принесет требуемую сумму.
Никаких «если» быть не может.
Хлопнув дверцей, он пошел к коралям. Издалека было видно, что рабочие хорошо потрудились, заклеймили почти весь молодняк, а старых коров выбраковали. Раст замедлил шаги и дал себе драгоценную передышку, чтобы полюбоваться видом.
Кому-то покажется унылой и безжизненной безлюдная пустыня вокруг. Но эта земля не кричит о своей красоте, а шепчет. Проницательный взгляд оценит горный хребет на горизонте, и вспорхнувшую птицу, и терпкий запах полыни. Еще несколько месяцев, думал Раст, и закачаются под весенним ветром полевые фиалки, тогда он засеет поля люцерной и ячменем и будет радоваться тому, как они растут и зеленеют.
Раст знал, что по натуре он фермер. На Западе есть традиция большие хозяйства вроде «Лейзи С» передавать по наследству старшему сыну; если он умирает — следующему по старшинству. В прошлом веке это имение могло бы прокормить их всех, но в наше время, при низких ценах на мясо и удорожании его производства, на всех трех мальчиков Шефилдов его бы не хватило. Раст это понимал и принимал без озлобления. Он должен был делать другую карьеру. Поэтому единственный из сыновей закончил колледж и уехал в город.
Имея двух старших братьев, он и не мечтал, что ранчо когда-нибудь перейдет к нему. В мгновение ока вся его жизнь переменилась.
И хотя в Сан-Франциско он сумел пробиться, преуспел в карьере юриста — видимо, в глубине души он всегда знал, что его место здесь, на земле, где все говорит с ним и признает его. Нет, он не скучал по адвокатской практике; он теперь мог делать то, о чем всегда втайне мечтал: жить и работать на ранчо. В корале Гаррис, которого он обычно оставлял за старшего, соскочил с коня, привязал его к столбу.
— Босс. — Гаррис приветствовал Раста кивком головы. У него были большущие усы, свисавшие с углов рта, отчего казалось, что он говорит с набитым ртом. — В этом году телята такие большие, получим за них хорошую цену.
Раст поставил сапог на нижнюю ступеньку лестницы.
— Из-за дождей корма долго зеленели, у коров было много молока. А насчет продажи не знаю. Мясо все дешевеет.
В корале тем временем ковбой заарканил теленка, тот с перепугу кинулся прятаться под живот лошади. Та шарахнулась и взвилась на дыбы. Удивленный наездник еле удержался, повиснув на гриве. Вокруг свистели и улюлюкали.
— Ты и через забор-то перескочишь только при попутном ветре! — прокричал кто-то.
— Поддай ей! — завопил другой голос. — Пришлепни, как марку на конверте! Гаррис усмехнулся.
— Сейчас лошадь сбросит Ранни, — сказал он, и его слова тут же получили подтверждение.
Ранни не спеша поднялся, сплюнул грязь, отскреб что-то с ладони. Красный как рак, но невредимый, он отряхнулся и пошел за лошадью.
Видя его смущение, все нещадно дразнили его, но, к чести Ранни, он молча подобрал поводья, успокоил животное и вывел на середину кораля. Дурашливо вскинув голову, сказал:
— Высоко взлетел, без крыльев было страшновато.
Мужчины хлопали его по плечу, трепали по волосам.
Раст тяжело вздохнул, нахлынули воспоминания о прежних днях. Старший брат Том лучше всех забрасывал лассо, на соревнованиях он завоевывал небольшие призы; а Лэндон любил скакать на необъезженных лошадях. Подростком он несколько раз ломал себе кости, пытаясь оседлать диких быков или неприрученных лошадей. Раст боготворил обоих братьев.
— Эх, не хватает мальчиков, — Гаррис будто прочел его мысли. Он свирепо дергал ус. — Без них все как-то не так.
Раст резко отвернулся и пошел к дому. Сами закончат. Пора перестать плакать о том, что он не в силах изменить, а делать то, что может сделать.
Раст шел с опущенной головой и заметил живую картинку, только когда на нее наткнулся. К стволу тополя косо привалились два мусорных мешка, битком набитые сухими листьями, сучками и свежескошенной травой. Рядом на газоне валялись грабли, садовый нож, газонокосилка и пара вдрызг изодранных перчаток. Сам газон выглядел безупречно.
В стороне на безопасном расстоянии стоял детский манеж, но ребенка в нем не было. Раст подошел ближе и заглянул за ствол толстого, тенистого дерева.
На расстеленном одеяле на коленях стояла Люси: чумазая, с растрепанными волосами. Она не видела Раста. Хотя до нее было еще далеко, он остановился.
— Вот умница, — ворковала Люси с умилением. — Давай, давай, мой маленький кузнечик.
Расплывшись в блаженной улыбке, ребенок завопил и сделал что-то вроде броска вперед. Раст вскинул брови. Он не знал, что она научилась ползать.
— Хорошая девочка! — Люси захлопала в ладоши. — Прямо стрекоза! Иди к Люси. Вот так. Давай, давай. — Она похлопала себя по коленям. И когда малыш сделал еще один рывочек, Люси его с жаром подхватила и вскинула над головой. Младенец верещал от восторга.
Что-то внутри Раста ослабло, как будто тяжелый камень отвалился от края скалы. Время остановилось. Его плечи расслабились, напряжение горьких воспоминаний отпустило.
Он не сводил глаз с Люси.
Что-то изначальное, первобытное было в этой картине: женщина с ребенком на земле, поросшей травой, она учит малыша двигаться, идти вперед. В безумной вспышке предвидения, которым он никогда раньше не отличался, Раст одну за другой увидел сцены, говорившие о том, что эта женщина вырастит дитя его любимого брата здоровым и сильным.
Он помотал головой, и воображаемые сцены исчезли, но осталась живая. Под солнцем блестели угольно-черные волосы, розовели щеки; картина «Люси на фоне старого дома» была прекрасна. Минувшей ночью в ее спальне он с удивлением заметил в себе желание защитить ее. Тонкая белая ночная рубашка ничего не скрывала от его нескромного взгляда; а когда он обнимал ее, ему на голую грудь давили мягкие круглые груди. Они будто жгли его… клеймили…
Налетел ветерок, принес запах зелени. Малявка вертелась над женской головой, у Люси устали руки, и она ее опустила. Обернувшись, увидела Раста и обрадовалась. Давно ли он здесь стоит? Видел ли новый трюк малыша?
Она хотела его об этом спросить, но ее остановило выражение его лица. Обычно жесткое, сейчас в тени широких полей черной шляпы оно было открытым и каким-то беззащитным. Одобрительный и восхищенный взгляд согревал Люси, как мягкое одеяло в холодный день.
Она замерла.
Ей так давно было холодно, жизнь протекала впустую, в изоляции и одиночестве, и вот Раст Шефилд согрел ее, и оттаяла душа. Люси вдруг поняла, что в его власти разбить ей сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси



Очень милая история)тронула))
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиКсения
26.10.2011, 16.16





Очень хороший роман!!!
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиЕвгения
4.11.2012, 23.40





скучно
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорсиправда
5.11.2012, 14.45





и мне скучно
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиМарго
15.02.2013, 21.56





Затянуто,медленно разворачиваются действия,а за постельные сюжеты смешно..
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиГалинка
11.07.2014, 21.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100