Читать онлайн Партнеры? Любовники? Супруги?, автора - Келли Дорси, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Дорси

Партнеры? Любовники? Супруги?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Пронзительный крик за спиной так напугал Люси, что она резко обернулась, и саквояж с сумкой вырвались из рук и отлетели к дивану.
Из сумки вывалились губная помада, ключи и чековая книжка, портфель выплюнул из себя папки и документы.
В дверях кухни стояла Фрици. Она вскинула брови, но продолжала улыбаться. Напугала Люси не старушка, а крошечное существо, сидевшее у нее на руках.
Ребенок. Фрици держала на руках ребенка!
— Извини, что мы тебя напугали, — сказала Фрици. Довольно легкомысленное обвинение, если учесть, что у Люси чуть сердце не выпрыгнуло из груди. — Но Малявка у нас любит повопить.
Люси прижала руку к груди.
— Я так и поняла. Чье… гм, чей это ребенок? — Она трясущимися руками засовывала в портфель бумаги.
— А, Раст тебе ничего не сказал, так и пошел себе клеймить скот?
Час назад Раст сжато доложил, что «день быстро кончается», и отправился к коралям.
Экономка тараторила:
— Ковбоям нужно переклеймить всех старших телят, пока не наступили холода, и перевести их на подножный корм. Осенний загон не так важен, как весенний, но…
— Фрици, — мягко напомнила Люси, — чей это ребенок?
— А, это Тома. Помнишь брата Раста? — Женщина покачала седеющей головой. — Какой позор так баловаться с девчонкой. Правда, та заявила, что это было один только раз, но когда люди узнают — начнется потеха!
Ребенок махал пухлыми ручками и колотил ножками, так что Фрици пришлось изогнуть внушительных размеров бедро. Малыш уставился на Люси голубыми глазами; на голове вился золотистый пушок. Ребенок напоминал сосиску, обтянутую розовой пеленкой, да так туго, что ветхие нитки чуть не лопались. Люси передернуло: но может, детей так и надо одевать? На ногах у этого создания было подобие ботиночек с нелепыми шнурками.
Младенец опять издал клич.
— То есть как — Тома? — обессиленно спросила Люси. Ей удалось поставить саквояж на диван. Опыта обращения с детьми у нее совершенно не было. Через несколько месяцев после свадьбы Кеннет тайком заплатил врачу, чтобы тот сделал вазектомию. Кеннет сказал, что дети становятся помехой в жизни. Дети — обуза. Дети это головная боль.
— Том обрюхатил девку, потом случилась авария, а когда она разродилась, то заявилась сюда с Малявкой и сказала Расту: «Держи ребенка, мне он не нужен!» — Фрици прижала губы к шейке младенца. — Представляешь, так и бросила ребенка! Ужас… А нам все равно, правда, Малявка? — Она состроила рожицу ребенку.
Прежде чем Люси открыла рот, чтобы задать следующий вопрос, Фрици сказала:
— Ты ведь поможешь, дорогуша? Я, конечно, готова каждую свободную минуту возиться с таким хорошеньким ягненочком, но у меня много домашней работы, сама понимаешь. — Не дожидаясь ответа, она всучила Люси ребенка. — Подержи-ка ангелочка. Мне нужно пожарить курицу, а то все останемся без ужина.
— Нет, подожди! — закричала Люси, а теплый мокрый ротик уже ткнулся в нее и обслюнявил шею. — Фрици, — взывала она к спине быстро удалявшейся старухи, — я не знаю, что делать…
— Ничего и не надо делать, — отмахнулась Фрици.
Люси ринулась за ней, неуклюже держа ребенка, балансирующего у нее на вытянутых руках. На кухне, сверкающей канареечно-желтыми занавесками, Фрици укладывала сырую курицу на дно большой сковороды.
— Минутку! — Люси запыхалась. Оказывается, дети тяжелее, чем она думала. — Я хочу разобраться. Ты говоришь, брат Раста Том провел одну ночь с какой-то женщиной и она родила ребенка уже после его смерти?
— Да, дорогуша. — Не отрывая глаз от курицы, Фрици натирала ее травами, посыпала солью и перцем.
— А потом, — настойчиво продолжала Люси, решив все выяснить, — эта женщина пришла сюда и… подбросила младенца? — У нее на плече возились крохотные пальчики, старались запихнуть сережку в рот. Люси отбивалась от пухлых загребущих ручонок. У нее засосало под ложечкой.
— Да, дорогуша. — Фрици налила в сковороду чашку жидкости, похожей на бульон, и взялась за кисть из мочала, чтобы смазать курицу растопленным маслом.
— Ой! — взвизгнула Люси. Ребенок зажал в кулачке мочку уха вместе с сережкой, дернул ее и потащил в зияющую пропасть рта. Обескураженная Люси не понимала, как такая маленькая ручонка может обладать силой лесоруба. С величайшими трудностями, вынужденная сражаться только одной рукой, она все же ухитрилась освободить ухо.
Поглядывая через плечо, Фрици улыбалась.
— Придется тебе больше не надевать украшения, хотя бы временно. Дети — как вороны: их манит все, что блестит. — Она засмеялась собственной шутке.
— Не хочешь же ты сказать, что ребенок живет здесь, в этом доме? — Люси говорила отчетливо и внятно, чтобы вопрос дошел до сознания старухи.
Фрици удивилась; помедлила, разглаживая фартук на животе.
— Это и говорю. Где ж ему жить, по-твоему? Я потому и перебралась сюда из коттеджа. Думала, правда, вернуться, но, — она нахмурилась и принялась за работу, — уж лучше поживу тут. Разве это дело — завидный жених и молодуха под одной крышей? — Пучок седых волос на затылке подпрыгнул, так она затрясла головой. — Нет, не дело.
Люси предполагала, что сделка с Растем чревата неожиданностями, но такое ей и в голову не могло прийти. Онемев от потрясения, она подумала: какие еще сюрпризы приберегает для нее Раст?


Люси положила протестующего младенца в кроватку, чтобы переодеться в джинсы и свитер. После этого ей пришлось изрядно повозиться, чтобы запихнуть упрямые ножки, молотящие воздух, в чистые штанишки, заранее «оснащенные» памперсом. Фрици заявила, что у нее много работы на кухне, а Люси вполне может переодеть Малявку, тут и делать-то «нечего», и отослала ее наверх.
Детская находилась между комнатой, которую Раст предоставил ей, и его собственной спальней. Там стояли деревянная кроватка, лампа и стол для пеленания — вот и вся мебель.
Девственно-белые стены, не на чем остановить взгляд. Даже неопытному глазу Люси детская казалась голой. Где ящик с игрушками, где мишки, где веселые подвесные погремушки?
Сменный памперс оказался на застежках-липучках, которые прилипали то к ее коже, то к простынке, а то к тому и другому сразу. Люси кое-как продела ручки ребенка в дырки для ног, а ножки — в дырки для рук и только тогда заметила, что перепутала их. Но в конце концов вышла из сражения триумфатором.
А заодно узнала, что Малявка была девочкой. Люси сдула упавшую на глаза прядь волос. Видимо, чтобы выразить свою благодарность, ребенок издал оглушительный вопль. — На здоровье, — ответила ему Люси. Возле стола на полу стояло пластиковое ведро; предположив, что оно предназначено для грязных подгузников, Люси подняла крышку. Словно демоны из ящика Пандоры, из-под крышки вырвалась такая вонь, что у нее заслезились глаза.
Люси покачнулась, захлопнула крышку и бросила подгузник на стол — пусть Фрици сама разбирается. Внизу в прихожей она задержалась и вдохнула свежий воздух.
Она думала, Фрици поразится, какой у нее вышел аккуратный, чистенький сверточек, и заберет его, но толстуха в это время чистила картошку и предложила Люси прогуляться с ребенком к коралю.
— Фрици, — осторожно начала Люси, все еще держа на руках младенца, — я… э-э… не умею обращаться с детьми.
— Что?
— Ну… ты все знаешь. — Люси путалась в словах, а тем временем ребенок вырывался из рук, она еле его удерживала. — Ну, как… кормить. Или как… купать. — Что там еще делают с детьми? — Ну, всякое такое…
— Люси, Люси, — добродушно ответила Фрици. — Не волнуйся, научишься. Опыт — лучший учитель.
Люси заговорила еще более ласково:
— Боюсь, это останется твоей работой, Фрици. Я не склонна к материнству. — Не говорил ли Кеннет сто раз, что из нее вышла бы никудышная мать?
Зная, что они с мужем никогда не станут родителями, Люси долго избегала детей, не ходила к знакомым на крестины, отказывалась брать на руки новорожденных. Зачем нянчить чужого ангелочка, если у нее никогда не будет своего? От этого остается лишь боль в душе.
Она попыталась передать ребенка Фрици, но та только фыркнула и стряхнула кожуру в ведро.
— Все будет хорошо, Люси, вот увидишь. Шла бы ты к коралю. Малявка любит смотреть на лошадей. — Она отвернулась, налила воду в громадную кастрюлю, всыпала соль и стала нарезать картошку.
На смену тревоге пришло опасение, пронзившее как удар колючей проволокой: Фрици уверена, что Люси станет ухаживать за ребенком, она в этом даже не сомневается! Фрици методично разрезала картошку, и куски шлепались в воду. Люси с отчаянием смотрела ей в спину.
Фрици ее не замечала.
Разрез. Шлеп. Разрез. Шлеп.
Это просто нелепо. Как Раст посмел ничего ей не сообщить о ребенке — можно сказать, о еще не клейменном ребенке!
Она приехала в «Лейзи С» в поисках мира, тишины, покоя. А не воплей, загребущих пальчиков и грязных памперсов!
— Я пойду к коралю, — вслух произнесла она. Раз Фрици заупрямилась, она отдаст ребенка Расту. Ведь это его племянница, так? — Я ничего против тебя не имею, — шепнула она девочке в ушко, похожее на ракушку, и вдруг отметила, что ребенок, слава Богу, пахнет приятно, в отличие от омерзительного ведра. Запах напоминает свежеиспеченные булочки или милых маленьких щеночков.
«Я не склонна к материнству, ясно?» — напомнила она себе.
Ребенок гукал.
Люси кое-как ухитрилась замотать его в мохнатое шерстяное одеяло, которое дала Фрици, и, прижав сверток к груди, вышла во двор.
Осень заливала западную Неваду цветами коричных яблок и кларета, превращала листья простой ольхи и клена в яркий калейдоскоп красок. Солнце почти утонуло за острозубыми вершинами гор Гумбольдта.
На крыльце Люси постояла, чтобы перевести дыхание. Легкие наполнил чистый воздух, пахнущий шалфеем со слабой примесью дыма костра. Впервые негодница не издала ни звука, а тихо уткнулась Люси в шею. Женщина стояла и наслаждалась стрекотанием кузнечиков и шуршанием ветра в ломких листьях деревьев. Ни тебе раздраженных автомобильных гудков, ни воя сирен, ни удушающих испарений. Здесь можно расслабиться, утешиться после неистовой беготни городской жизни.
Вот ради чего она приехала в деревню, расслабленно думала Люси. Нужно дать и другим насладиться этой удивительной красотой. Люси представила себе группу человек в двадцать, простой и трудолюбивый городской люд. Им тоже нужно расслабиться, и они в полной мере оценят солнце, природу, простор.
Краткое пребывание здесь в детстве зарядило ее энергией на долгие годы. Всякий раз, оказавшись в трудном положении, она закрывала глаза, мысленно переносилась на это ранчо и получала облегчение. Она сумеет уговорить Раста принять ее сторону. Он избрал свой путь, у него есть своя гордость — это понятно. Ей нужно получше все обдумать и как следует ему объяснить.
Собравшись с духом, она зашагала по гравиевой дорожке к коралям, где мужчины как раз заканчивали работу.
В дальнем конце ограждения работал человек, сидевший на лошади цвета темной меди. Люси не знала, почему она так сразу выделила Раста: он был одет, как все ковбои, и делал ту же работу. Разве что особый наклон черной шляпы и дух уверенности, витавший над широкими плечами, выделяли его среди прочих.
Раст раскрутил лассо над головой, забросил и поймал одного из двух оставшихся телят. Он подтащил его к работникам, ожидавшим с клеймом наготове. Он зверски устал: еще бы, целый день работал, а встреча с бывшей сводной сестрой его совсем доконала. Не каждый день человек продает половину своего наследства. Раст поморщился.
Работники закончили возиться с теленком, тот вскочил на ноги и затопал к ревущей матери. Корова обнюхала теленка и побрела прочь, сопровождаемая успокоившимся малышом.
Раст увидел Люси и дал знак заарканить последнего теленка без него, а сам смотал веревку и направил лошадь туда, где за железной оградой стояла Люси с Малявкой на руках.
Подъехав, он натянул поводья, пальцем столкнул шляпу на затылок.
— Вижу, ты уже познакомилась с Малявкой, — заметил он.
— Познакомилась, — подтвердила она с легкой угрозой в голосе.
Как же она красива, второй раз за день подумал Раст. Ветер закинул ей на лицо черные как смоль волосы, губы и щеки раскраснелись на холоде. Если она считает, что ее бесформенный свитер скрывает грудь, то она ошибается. Талия и бедра чертовски аккуратно упакованы в удобные джинсы.
Он выпрямился в седле и замер. Хорошо, что она его нисколько не интересует. Она — всего лишь временный, к тому же нежеланный партнер, через двенадцать месяцев вылетит отсюда как миленькая.
— Это, конечно, был сюрприз, — продолжала Люси. — Удивляюсь, почему ты не упомянул о ней раньше. — Она ждала, сверля его взглядом как он понял, весьма неодобрительным.
Раст осклабился.
— Ничего, привыкнешь. Мы тут все в восторге от Малявки. — Он подумывал начать процедуру удочерения, чтобы все узаконить.
Она еле удерживала извивающегося ребенка в неловких руках, и улыбка Раста стала еще шире. Люси была замужем, но детей не имела, сразу видно. Неужели никогда не держала на руках младенца?
Она смотрела на него поверх рыжеватой головки, и ее раздражение казалось прямо осязаемым.
— Ты должен был сказать.
— Зачем? Ты так рвалась купить это ранчо… ну так Малявка идет вместе с ним. — Он наклонился, скрипнув седлом, и заговорил с ребенком подчеркнуто ласковым тоном, надеясь позлить Люси.
Услышав знакомый голос, Малявка заулыбалась, а когда мерин обнюхал ее макушку, залилась счастливым смехом.
Малявка в восторге мотала головой, ударяясь макушкой Люси в подбородок. Люси высвободила одну руку, чтобы прикрыть челюсть, и еще мрачнее посмотрела на Раста.
Он постарался сдержать смех. Так ей и надо, раз заставила его продать половину «Лейзи С». Жаль, что пользы от этого ей будет маловато, через двенадцать месяцев он наберет денег как пить дать. И будь она хоть королева красоты, Раст не позволит себя обольстить.
Его переполняли миллионы идей, как увеличить капитал. Вечером он засядет за телефон, узнает, нельзя ли продать известь с дальнего участка производителям изоляции, штукатурки и стенового покрытия.
Ребенок так дернулся, что Люси чуть не выронила его из рук. Раст сжалился:
— Отнеси Малявку в дом, Фрици умеет с ней справляться.
Он мгновенно понял, что совершил промах, Ее глаза сверкнули поверх головы ребенка.
— Я прекрасно сама справлюсь, — огрызнулась она.
Раст не собирался ее обижать и примирительно сказал:
— Как хочешь.
Тут его мерин решил окликнуть приятеля на дальнем конце пастбища. От громкого ржания Малявка подпрыгнула, вытаращила глаза и заверещала. Личико покраснело, и слезы покатились по круглым щечкам.
— Раст, ну разве так можно?! — возмущенно сказала Люси и прижала к себе малютку, защищая.
Можно подумать, это он велел проклятой скотине заржать.
— Я ничего не сделал, — сказал он.
— Надо было остановить его, когда он собрался заржать.
— Не знаю как, — промямлил он. Ребенок надрывался от крика, — Извини.
— А что, ее так и зовут — Малявка? — спросила Люси, стараясь перекричать вопли.
Он пожал плечами и занял оборонительную позицию.
— Мы называем ее Малявка, я не знаю, что написано в свидетельстве о рождении, если таковое имеется.
— Что, у нее нет имени?! Как можно! — Люси гладила ребенка по головке. — Успокойся, мы идем домой. — На прощанье она одарила его таким взглядом, что он невольно поежился.
Раст поскреб щетину на щеках. Она права. Ребенку давно нужно было дать имя. Он все время думал, что успеется. Как незаметно пролетели шесть месяцев!
Люси удалялась, и, казалось, даже ее бедра в новеньких синих джинсах колыхались укоризненно. Крик Малявки затих.
Раст смотрел вслед, сбитый с толку собственной реакцией. Только что он с чувством превосходства смеялся над Люси, а она в минуту его срезала. Как это у нее получилось?
Люси с трудом подавила разочарование, когда Раст забрал свою тарелку и ушел в кабинет, захлопнув за собой дверь. Он оставался взаперти весь вечер.
Фрици заявила, что она будет есть только после окончания ее любимого ток-шоу по телевизору, в половине двенадцатого. Поскольку экономка в шесть часов покормила ребенка и уложила спать, Люси осталась за столом в одиночестве.
Она приуныла: ужин не удался. Совсем не так она представляла себе «семейное» застолье. Тем не менее курица была вкусная, и она ее ела, глядя на пустую комнату. Она твердо решила слегка изменить порядки в «Лейзи С».
На нее надвигалось мужское лицо. Оно было перекошено яростью, черты застыли в злобной, агрессивной маске. Он на нее рычит: «Сука!»
— Нет, — съежившись, кричит Люси, — не говори так! Прости… Пожалуйста… Мужчина игнорирует ее слова.
— Тупица — вот ты кто! Без меня ты ничто! Ноль! Знали бы люди, как ты бестолкова даже в простейших делах, вот бы посмеялись!
Люси чувствует, как ее затягивает черная пустота отчаяния и страдания.
— Я в следующий раз постараюсь, — слабо защищается она, зная, что это бесполезно. — В следующий раз я не сожгу тосты. Я буду стоять возле тостера и смотреть не отрываясь. Больше такое не повторится.
— Даже это не можешь сделать толком! Ты бесполезная тварь!
— Пожалуйста, перестань, — всхлипывает она, плач переходит в громкий стон. — Пожалуйста…
— Люси… — настойчиво повторял другой голос, — Люси, проснись.
Она разом проснулась, ничего не понимая. Сердце бешено колотилось. Тело было покрыто потом, даже ночная рубашка прилипла. Она рывком села, вытаращив глаза. Люси не понимала, где она. Чужая темная комната, чужая кровать.
— Люси, — успокаивал ее другой голос, — у тебя был страшный сон, но теперь все хорошо. Просыпайся. — Ее обняли сильные руки. Странно, но в них не было угрозы, они были нежные, отцовские. Ласковые.
Злобное лицо растаяло. Она узнала голос. Раст сидел на кровати, гладил ее по спине, похлопывал, успокаивая. Он был в одних пижамных брюках, ее щека касалась теплой груди. В комнате было темно.
Люси напряглась. Раст?
Она окончательно проснулась и огляделась. На часах возле кровати светились цифры — 12:03. Полночь. Такое всегда случалось в полночь. По непонятной причине Кеннет заводился в полночь. Она задрожала.
— Все хорошо, — ворковал Раст, прижимая ее к груди и покачивая. У него были добрые, надежные руки. Она прильнула к теплой коже, мощным мышцам. — Бука ушел.
Бука. Страшилка для малышей. Только ведь она уже взрослая, а ее бука — вполне реальный человек.
Горло перехватила боль. Она поняла, что вся трясется как в лихорадке.
Из глаз хлынули слезы; она уткнулась в шею Раста, туда, где колючую щетину сменяла мягкая кожа над ключицей. Захлебываясь рыданиями, Люси цеплялась за мужчину, способного дать утешение. Когда же это кончится, в отчаянии думала она, когда се оставит наконец этот бука?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорси



Очень милая история)тронула))
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиКсения
26.10.2011, 16.16





Очень хороший роман!!!
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиЕвгения
4.11.2012, 23.40





скучно
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли Дорсиправда
5.11.2012, 14.45





и мне скучно
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиМарго
15.02.2013, 21.56





Затянуто,медленно разворачиваются действия,а за постельные сюжеты смешно..
Партнеры? Любовники? Супруги? - Келли ДорсиГалинка
11.07.2014, 21.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100