Читать онлайн Рыцарь лунного света, автора - Келли Джослин, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рыцарь лунного света - Келли Джослин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рыцарь лунного света - Келли Джослин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рыцарь лунного света - Келли Джослин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Джослин

Рыцарь лунного света

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Саксон снова слонялся по деревянной набережной реки Клэн. Как и всегда здесь, запах тины и дохлой рыбы смешивался со смрадом отбросов и сточных вод, сливаемых в реку. Над ним, на высоком берегу, колокольни церквей города Пуатье темными силуэтами вырисовывались в лунном свете. Река еле виднелась в спустившихся сумерках, матросы либо спали на палубах своих суденышек, либо готовили лодки к предстоявшему утром отплытию.
Сколько еще времени ему придется ждать? За прошедший час Саксон все снова и снова задавал себе этот вопрос, хотя прекрасно знал ответ, как знал его и в тот вечер, когда увидел, как Мэллори высадилась с судна, полного наемников, направлявшихся на соединение с войсками короля Генриха.
Услышав громкие проклятия, Фицджаст оглянулся, взявшись за рукоятку кинжала, спрятанного под изрядно потрепанным плащом. Но, увидев, как двое мужчин обмениваются тумаками и один сбил другого с ног и повалил на грубый настил, он слегка расслабился. Ни Жака Злодея, ни его приятелей видно не было. Но все же Саксон оставался настороже. Злодей и его шайка были не единственными преступниками, слонявшимися возле причала в поисках легкой добычи.
Это ему стало ясно вчера, когда два лучника взяли на прицел королеву. Если бы не мгновенная реакция Мэллори, ему – да и любому другому – не было бы смысла оставаться в Пуатье. Пока он сам не нашел в траве упавшие стрелы, он не верил, что королеве грозит реальная опасность.
Он думал, что королева Элеонора преувеличивает, излишне тревожась из-за схватки между своими сыновьями и мужем, и отнесся к записке, посланной на стреле в комнату Мэллори, как к пустой угрозе.
Но он сильно ошибся. Мэллори, к счастью, поверила королеве на слово, приняв неощутимую угрозу как реальность. С ее удивительной способностью заметить приближающуюся стрелу она спасла королеве жизнь.
– Но сколько еще жизней унесет этот мятеж, который продолжается и теперь? – пробормотал Фицджаст себе под нос, понимая, что сыновьям королевы не хватило бы мужества продолжать схватку с отцом, случись им оплакивать свою мать.
Его внимание привлекли две лодки, скользившие по реке. Одна повернула к пристани. Даже в тусклом свете луны было заметно, что лодка глубоко сидит в воде, и Саксон поразился алчности капитана, так перегрузившего лодку в обмелевшей реке. При малейшем просчете лодка рисковала наскочить на мель или подводный камень и вообще утратить способность двигаться.
Точно так же, как теперь Саксон.
С досады он грязно выругался, извергая проклятия, способные смутить даже неотесанные отребья, обретавшиеся возле реки. Он так до сих пор и не сумел узнать, кто угрожает королеве. Не было ни одной зацепки, позволявшей думать, что след ведет на берег, разве что несколько отпечатков ног. Саксон предположил, что те, кто выпустил стрелы, имели сообщника, ожидавшего их с лодкой. Он чувствовал, что упустил что-то важное, но никак не мог сообразить, что именно.
Не удалось ему и разгадать тайну предупреждения, пущенного на стреле в окно Мэллори. Он перебрал всех обитателей дворца, способных стрелять из лука, но, судя по всему, ни один из них не имел возможности удалить Мэллори из дворца, лишив королеву ее защиты, да и не был в этом заинтересован. Когда он упомянул Бертрама де Пари, питавшего неприязнь к Мэллори, девушка рассказала ему, как отнеслась королева к подозрениям на его счет.
– Она была непреклонна, – сказала Мэллори. – Она считает Бертрама де Пари заслуживающим доверия, потому что он состоит на службе у надежного союзника.
– Союзы часто распадаются, – ответил он ей тогда.
Мэллори промолчала, что сказало ему о многом. Она не станет осуждать королеву, даже если с ней не согласна.
Но стрелу мог пустить кто угодно, включая тех, кого Саксон считал не умеющими стрелять. Не требуется особого мастерства, чтобы выпустить стрелу вверх, как доказала сегодня леди Элита. В особенности если окна такие широкие, как во дворце. Ни аквитанским герцогам, ни королю Генриху не могло прийти в голову, что дворец когда-нибудь подвергнется нападению. Лучнику, пустившему стрелу в окно Мэллори, всего-то и нужно было, что прицелиться примерно в том направлении и спустить тетиву. Влетит ли стрела в окно и упадет на пол или вонзится во что-то – или в кого-то – для него не имело значения. Важно было передать послание Мэллори.
Саксон мог бы сказать этому лучнику, что он напрасно потратил время. Подобное послание не могло напугать Мэллори де Сен-Себастьян!
Прочитав предупреждение, Мэллори побледнела. Но сразу же поспешила тайно поговорить с королевой Элеонорой. Даже Саксона не пригласили присутствовать при их беседе. А он пытался. Мэллори ничего не рассказала ему об этой встрече. Заметила лишь, что королева поблагодарила ее за сообщение о происшествии.
Всегда ли Мэллори де Сен-Себастьян так скрытна? Он почти ничего о ней не знал. Гораздо меньше, чем о ее отце. Но одно он знал точно: судя по тому, как она избегала его взгляда, даже когда он держал ее в объятиях, Саксон заключил, что эта девушка определенно что-то скрывает.
Ничего удивительного! Он еще не встречал в окружении королевы ни одного человека, которому нечего было скрывать.
– Саксон Фицджаст? Это ты? – раздался тревожный голос.
Держа руку на рукояти кинжала под плащом, Саксон стремительно повернулся к стоявшему позади мужчине.
– Ты так и будешь стоять столбом или все-таки поприветствуешь своего брата и поздравишь с прибытием в Пуатье? – спросил Годард Фицджаст.
Саксон, не отрывая руки от кинжала, оценивающе оглядел стоявшего перед ним в полоске лунного света мужчину. Годард был не так высок ростом, как он, но угловатые черты лица, резкость которых подчеркивал неровный шрам, пересекавший лоб прямо под шлемом, и спутанные пряди светло-каштановых волос казались почти неотличимы от его собственных. Можно было подумать, что шрам на лбу остался после скользящего удара мечом, из-за того, что меч предварительно задел кольчугу, но Саксон знал, что это результат падения с лошади.
Саксон выпустил рукоять кинжала и, заложив руки за спину, сплел пальцы под лютней, которую, исполняя обязанности трубадура при дворе королевы, всегда носил при себе. Отец их считал достойным занятием для мужчины исключительно участие в сражениях, будь то на турнирах или на поле боя. Годард, как первенец и наследник отца, вероятно, отличался той же узколобостью. Он скорее всего рассматривал положение трубадура как пустое и достойное сожаления растрачивание Саксоном полученного им прежде образования. Саксон напомнил себе, что еще не имел удовольствия объяснить брату, насколько подобные предположения опрометчивы, и не сможет этого сделать до тех пор, пока находится при дворе королевы.
– Зачем ты здесь? – холодно, в тон Годарду, спросил Саксон.
– Разве тебе не передали, чтобы ты дожидался моего прибытия?
– Мне приказали дождаться посланца короля. Я и подумать не мог, что им окажется мой собственный брат!
– Но вот я здесь! – Годард, широко раскинув руки, высокомерно улыбнулся Саксону, как часто делал в детстве.
– Ты должен был появиться две недели назад!
– Произошли кое-какие изменения.
Саксон кивнул. Годард не сообщил ему ничего нового по сравнению с тем, о чем он и сам уже догадался, слушая, как посыльный французского короля, осторожно выбирая каждое слово, разговаривал с королевой Элеонорой.
– Как, например, твое пребывание здесь, при дворе королевы, – сказал Годард, оглядывая берег. – Что заставило тебя связать с королевой свою судьбу? Она нарушила все клятвы, которые когда-то дата! Почему ты поверил, что она вознаградит тебя за преданность, как обещала?
– Я не намерен обсуждать это здесь! – ответил Саксон.
Годард зачастую вел себя так, словно был на несколько лет моложе Саксона, хотя на самом деле опередил его менее чем на полчаса, родившись вторым из тройни. Первый умер, не протянув и часа после рождения, а их мать проиграла битву за свою жизнь всего через день после того, как произвела на свет троих младенцев. Отец и мачеха обожали Годарда, наследника рода, он всегда получал все, что пожелает. Ему нанимали лучших учителей – хотя он сумел выучиться немногим больше, чем читать и писать свое собственное имя, – и самых опытных инструкторов воинского искусства и верховой езды. Саксону повезло, что ему разрешили присутствовать на уроках, но отца не заботило, как идут дела у его второго выжившего сына, и он отказывался признавать, что иногда способности Саксона далеко превосходили возможности его брата.
– Я не был уверен, могу ли доверять тебе, но наш молочный брат всегда утверждал, что на тебя можно положиться, – продолжал Годард.
– Как Бруно?
– Убит.
На этот раз проклятия Саксона громом прокатились вдоль речного берега. Но он сразу же понизил голос, заметив, что все головы повернулись в их сторону. Нельзя было допустить, чтобы скорбь из-за гибели молочного брата сгубила все дело, ради которого Бруно пожертвовал жизнью. Бруно Хамфри был несколькими годами старше Саксона и Годарда, и именно он добивался, чтобы Саксон в совершенстве овладел всеми навыками, необходимыми мужчине, чтобы доблестно служить своей стране и королю. Когда поведение Саксона не отвечало ожиданиям Бруно, наказание следовало незамедлительно, но всегда заканчивалось смехом. Ведро ледяной воды на голову или задание отыскать единственный помеченный стебелек в стоге сена – вот кара, ожидавшая Саксона, если он отлынивал от занятий или не мог ответить заданный урок. Каждый раз Бруно ставил перед ним задачу, потом помогал выполнять ее, и они вместе смеялись над теми промахами, что Саксон умудрялся допустить в этот день.
Бруно Хамфри был Саксону ближе, чем родной брат, чем любой из его единокровных братьев, даже Годард. Зная, что Бруно никогда не нарушил бы клятву верности, Саксон догадывался, что его молочный брат без колебаний бросился в самую гущу битвы.
– Мне очень жаль, – сказал он, зная, что Годард разделяет его чувства.
– Он часто говорил о тебе, и всегда с любовью. – Годард снова смерил брата оценивающим взглядом и добавил: – Надеюсь, он не напрасно верил в тебя.
– Я тоже надеюсь. – Саксон жестом пригласил брата подняться на крутой берег.
– Не ожидал, что попаду в Пуатье раньше королевских войск. – Годард тихо выругался. – Полагал, что к этому времени король уже прорвется сквозь ряды изменников.
Саксон не прореагировал на провокационные слова брата.
– Как долго ты собираешься здесь оставаться?
Густые брови Годарда, напоминавшие двух мохнатых гусениц, сурово сошлись на переносице. И брови, и выражение лица он унаследовал от отца.
– Мог бы и сам сообразить! Я пробуду здесь ровно столько времени, сколько понадобится, чтобы выполнить поставленные передо мной задачи!
Они с братом как раз пересекали пустырь перед городской стеной. Он понял ответ, потому что сам мог бы сказать то же самое. Неужели его старший брат так сильно изменился, что ему поручили секретное задание, требующее хитрости вместо его обычного хвастовства? Саксон очень надеялся на это. В противном случае Годард мог бы разрушить хрупкую завесу обмана, созданную его братом.
Направляясь к ближайшим воротам в город, Саксон внимательно осматривал берег. Небольшие группы мужчин виднелись кое-где в темноте, но никто, казалось, не обращал внимания на них с Годардом. Тут Саксон заметил парня, который посмотрел им вслед и поспешно отвел глаза.
Это его насторожило. Услышав позади звук шагов, Саксон быстро обернулся, выхватив кинжал, и увидел приближавшихся к ним четверых парней.
– Годард! – воскликнул он, надеясь, что боевые навыки его брата улучшились и по мастерству он не уступит устроившим им засаду мерзавцам. Видеть это он не имел возможности, потому что ему пришлось кинжалом отразить удар неприятельского клинка.
С облегчением он увидел, что это не меч. Нападавшие, в своей грязной рваной одежде, явно принадлежали к низшему классу, представители которого не имели мечей. Позади него раздался металлический лязг скрестившихся клинков. Годард носил при себе меч, значит, был в состоянии защитить себя. Теперь задача Саксона – сосредоточиться на схватке и сохранить свою жизнь.
Саксон взмахнул кинжалом. Нападавший отскочил назад, его туника порвалась еще больше. Со злобным рыком он взмахнул ножом и снова бросился вперед.
Саксон приготовился отпрыгнуть в сторону, чтобы уклониться от удара, но что-то просвистело над его головой. Нападавший повалился навзничь, в его плече торчала стрела. Нож упал на землю, и она окрасилась в алый цвет.
Саксон заметил, как мгновение назад лунный луч высветил что-то под рукавом нападавшего. Кольчуга! Грабитель носил кольчугу!
Подбежав к нему, Саксон схватил стонущего противника за тунику и, слегка приподняв с земли, требовательно спросил:
– Кто ты такой? Кто приказал тебе напасть на нас?
Удар кулака обрушился на его спину, повалив Саксона на раненого. Выпустив из рук негодяя, вопившего от боли, Саксон выругался. Кинжал! Куда он делся?
Прежде чем он успел найти его, лезвие другого ножа сверкнуло в темноте. Саксон отскочил назад. Нож прорезал воздух всего в нескольких дюймах от его живота. Он услышал, как Годард прокричал что-то, но Саксон не обратил внимания. Ему следовало сосредоточиться на противнике.
Где же его кинжал? Вон он! На земле, как раз позади раненого!
Саксон шагнул в том направлении, но вынужден был отпрыгнуть назад, потому что противник снова попытался ударить его ножом. Боль пронзила правую руку Саксона, и кровь заструилась по локтю.
– Что такое?.. – Напавший, разинув рот, округлившимися глазами смотрел мимо него.
Из темноты появилась Мэллори. Ее черные волосы свободно рассыпались по плечам, а колчан был порван и пуст. И прежде чем Саксон успел предостеречь ее, чтобы она спасалась от этих людей, одетых в кольчуги, она замахнулась луком, словно дубиной. Саксон ожидал, что лук треснет и сломается, врезавшись в напавшего на него злоумышленника, но сразу же понял, что оружие даже не коснется его. Девушка размахивала луком слишком близко к себе.
Но она предоставила Саксону шанс, в котором он так нуждался. Он бросился к своему клинку и услышал пронзительный вскрик. Обернувшись, он увидел, что отпущенная тетива хлестнула негодяя по щеке наподобие кнута. Тот снова вскрикнул и повернулся к девушке. Когда он замахнулся ножом, Мэллори схватила лук обеими руками.
– Не пытайтесь ударить его луком! – закричал Саксон. – У него руки длиннее. Он может…
Мэллори прыгнула в сторону негодяя, подняв правую ногу. Ближе к нему? Она что, совсем потеряла разум? Она что?..
Не веря своим глазам, Саксон увидел, как девушка внешней стороной стопы ударила противника в подбородок. Тот рухнул на землю, затем снова вскочил. Мэллори шагнула в его сторону, но он заревел, как раненый зверь, и убежал прочь.
– Вы… в порядке? – спросила девушка задыхаясь. Саксон хотел ответить, но мощная рука обвила его шею.
Он принялся извиваться, стараясь вырваться, прежде чем ему сломают шею.
– Саксон! – вскрикнула девушка.
Он посмотрел на нее, а рука сильнее сдавила ему шею. Он попытался вздохнуть, но воздух не достигал легких. Мэллори подняла правый кулак и с силой опустила его вниз и назад.
– Что? – умудрился вымолвить Саксон.
Рука продолжала душить его.
– Повторите! – Она снова проделала то же движение, но более решительно. – Делайте, как я! Немедленно!
Силы покидали его, вытекая, словно кровь из открытой раны. Он сжал пальцы в кулак и поднял руку, как это делала она. За спиной рычал его захватчик. Саксон понимал, что ему осталось жить считанные секунды. Он двинул рукой вниз и назад.
Его противник хрипло вскрикнул, когда кулак Саксона вонзился в него. «Между ног!» – сообразил Саксон, когда рука злодея обмякла и соскользнула с его шеи. Он быстро повернулся и увидел, что его противник согнулся вдвое. Задыхаясь, с мрачной улыбкой, Саксон ударил негодяя кулаком в лицо. Боль пронзила руку, но он не обратил на это внимания, тогда как его противник тяжело ударился о землю, застонал и затих.
Саксон поспешил туда, где Годард, изрыгая проклятия, яростно отбивался мечом от двоих парней, которые сразу же обратились в бегство, увидев, что к ним приближается Саксон, чтобы уравнять силы. Его брат двинулся было в погоню, но упал на одно колено. Подняв меч над головой, он продолжал ругать противников.
– Я в порядке, – сказал Годард, когда Саксон приблизился к нему, хотя темные струйки крови на его боку и левой ноге свидетельствовали об обратном.
– Ты ранен!
– Я в порядке. – Он вытер кровь, и Саксон понял, что это кровь не его брата. – Кто эти негодяи?
– Подозреваю, что это люди Жака Злодея, – спокойно ответила Мэллори из-за спины Саксона.
Годард поднялся на ноги и, не обращая на девушку внимания, повторил свой вопрос.
– Она права, – ответил Саксон. – Возможно, это люди Жака Злодея. Он вор, охотящийся за теми, кто слишком долго задерживается на берегу.
Саксон не стал открыто говорить о стальной кольчуге, сверкнувшей под грязными лохмотьями. Кольчуга вполне могла быть краденой, или же нападение могло оказаться не случайным. Пока у него нет доказательств, он не позволит всяким соглядатаям – или Мэллори – узнать о своих подозрениях. Саксон не знал, что она стала бы делать, а он хотел отомстить мерзавцам, осмелившимся напасть на них из засады.
– Больше они не решатся на это, – сказал Годард.
Саксону очень хотелось бы согласиться с братом, но если это действительно были люди Злодея, их ведь не остановило поражение и унижение, испытанное ими при последней встрече с Саксоном. Если же это были другие… Тогда, как и теперь, их спасло высокое мастерство. Не его. И не Годдарда, а…
– Как дела? – спросила Мэллори, прислонив лук к ноге, темные волосы обрамляли ее лицо, но, не в пример Саксону и его брату, она вовсе не запыхалась. Дыхание ее было ровным, а лицо невозмутимым. Если бы Саксон сам не оказался свидетелем ее подвигов, он предположил бы, что она всего лишь наблюдала за схваткой.
– Вы пошли за мной следом? – спросил Саксон.
– Да, потому что подумала, что вы рискуете нарваться на неприятности, покидая дворец без оружия, только со своей лютней. Я и не знала, что трубадуры тоже носят при себе кинжалы, но по крайней мере вы проявили немного здравого смысла, покинув дворец после того, как стемнело. Вы ожидали неприятностей? – Она слегка приподняла подбородок, встретив его яростный взгляд со спокойствием, имевшим целью еще больше разъярить мужчину или же вызвать в нем иную страсть, еще труднее поддающуюся контролю.
– Никаких неприятностей, с которыми мы не смогли бы справиться сами, – сказал Годард, прихрамывая, приблизившись к ним и стараясь по возможности не опираться всем весом палевую ногу. – Кто эта дерзкая, нахальная девка?
– Она…
– Я – леди Мэллори де Сен-Себастьян, та самая дерзая, нахальная девка, которая спасла вам жизнь. – Девушка снова закинула порванный колчан на плечо.
Не в силах сдержать себя, Саксон рассмеялся. Что за причудливую троицу они собой представляли! Годард хромал, должно быть, повредил колено, когда упал на землю, по руке Саксона струилась кровь, а Мэллори… Желание смеяться испарилось, когда он снова взглянул на нее. Но, осознав, что весь урон, понесенный ею, помимо разодранного колчана, ограничился лишь порванным шелковым покрывалом, Саксон испытал невероятное облегчение, которое разлилось по его жилам, подобно крепкому вину.
– Позвольте мне проводить вас во дворец, – продолжала Мэллори. – На улицах может оказаться опасно, в чем мы с Саксоном убедились в день моего прибытия в Пуатье. – Она снова взглянула на него, и он заметил отблеск холодной ярости, горевшей в ее глазах, когда она сражалась с их преследователями. – Вам следовало предупредить своего друга об опасности, Саксон!
– Да, конечно.
К его удивлению, девушка сразу осеклась. Неужели она постоянно ждет, что он станет ей возражать? Кивнув, Мэллори повернулась и пошла к воротам, возле которых стоял стражник и пялился на нее, разинув от изумления рот.
– Мэллори де Сен-Себастьян, – с насмешкой проговорил Годард, – следовало бы взять пару уроков хороших манер и научиться разговаривать с рыцарями подобающим образом.
– Уж не собираешься ли ты предложить ей изменить свои манеры? Достойная плата за ее помощь в схватке с нашими преследователями!
– Ей не следовало бы держать себя столь заносчиво, словно она ровня рыцарю!
– Она нам не ровня. – У Саксона болела голова, и он понимал, что не следует дразнить брата. И все же он испытывал то же раздражение и разочарование, что и Годард, хотя совсем по другой причине. Его терзал вопрос: кто же напал на них? Хотел бы он знать, где скрывается Злодей со своей шайкой, когда не рыщет в поисках новых жертв!
– Тогда ей следует научиться вести себя с теми, кто выше ее по положению!
– Выше? – Саксон звонко расхохотался. – Мы не превосходим ее по положению. Это одна из придворных дам королевы!
Годард вздрогнул и посмотрел вслед Мэллори, которая в этот момент разговаривала со стражником. Сдавленным голосом он спросил:
– У королевы есть придворная дама, которая умеет пользоваться луком для самозащиты?
– Не только луком. Ты сам видел. – Больше Саксон не сказал ни слова. Королева взяла клятву с каждого, кто побывал с ней в аббатстве Святого Иуды, никому не говорить о том, что они увидели или услышали в монастыре.
– Боюсь, мне придется задержаться здесь дольше, чем я рассчитывал, – мрачно произнес рыцарь. – Я и понятия не имел, что у королевы есть такие придворные дамы, как Мэллори де Сен-Себастьян.
– Это явилось сюрпризом для всех нас. – Саксон снова посмотрел в сторону Мэллори. – Большим сюрпризом, чем я мог предположить.
– Позвольте, я помогу, – сказала Мэллори, входя в комнату, где единственная зажженная свеча разгоняла мрак, если не считать пятна лунного света на неровном каменном полу.
В полутьме Саксон, перевязывавший Годарду ногу, оторвавшись от своего занятия, поднял на нее взгляд.
– Что вы тут делаете?
– Хотела убедиться, что ваши раны будут перевязаны. – В руках девушка держала чашу с водой, от которой шел пар. – Вам нужно еще воды?
– Да, благодарю вас.
Сэр Годард возмущенно встряхнул головой.
– Убирайся вон, женщина! Мы сами можем позаботиться о себе! – Он скривил губы в презрительной усмешке. – Ты уже выступила в роли рыцаря. Теперь собираешься изображать оруженосца?
Поставив чашу с водой на стол, возле которого сидел Годард, Мэллори направилась прочь из комнаты. Закусив дрожащую нижнюю губу, девушка пыталась сдержать слезы, которые считала давно иссякшими. Еще один знак того, как напрасно надеялась она избежать унижений, преследовавших ее в прошлом. Как легко было избавиться от них за годы безмятежной жизни в аббатстве! Выходит, они поджидали ее за стенами обители, чтобы снова обрушиться на ее голову!
Мэллори не ожидала подобного оскорбления из уст сэра Годарда. Как только они вернулись во дворец и попали в освещенное пространство, ее поразило сходство этих двух мужчин. Когда Саксон объяснил, что они братья, различающиеся всего несколькими минутами по возрасту, она заново осмотрела их оценивающим взглядом. Саксон был выше и несколько шире в плечах. Сэр Годард отличался более свирепым видом и более объемистым животом – свидетельством того, что он привык к вольготной жизни и не отказывает себе в удовольствии поесть.
Услышав, что Саксон окликнул ее по имени, Мэллори сначала хотела не останавливаться, чтобы избежать ненужных вопросов, которые он, должно быть, намеревался задать. Но сообразила, что, поступив так, еще больше возбудит его любопытство.
Она обернулась и увидела Саксона, догонявшего ее в полутемном коридоре. Девушка не удержалась и вспомнила, как он слегка прищурил глаза, когда заключил ее в объятия перед тем, как она ушла от него возле реки. Словно боялся обнаружить свои истинные чувства, предположила она тогда, в особенности когда он поцеловал ее. Прикосновение его губ мало что сказало ей о нем, гораздо больше о ней самой.
Мэллори не пристало жаждать поцелуев мужчины. Все мужчины – вероломные псы! Если даже такая великолепная женщина, как королева Элеонора – или леди Беата де-Себастьян, – не сумела убедить мужчину хранить постоянство в своих привязанностях, на что могли надеяться остальные женщины? Гораздо лучше, решила она в аббатстве Святого Иуды, держаться подальше от мужчин с их обольщением!
Еще один зарок, который она нарушила, потому что ощущала каждое движение Саксона, как свое собственное. Она не хотела, чтобы их связывало что-то еще, кроме долга по отношению к королеве. Но тело не подчинялось ей. Она пылала в предвкушении его прикосновений, когда он приближался к ней.
– Позвольте мне извиниться за грубые слова Годарда, – тихо произнес Саксон.
Видимо, не хочет, чтобы брат его слышал, подумала девушка.
– Не ваше дело извиняться за брата.
– Верно, но я подумал, что все же следует перед вами извиниться.
Выражение его лица угрожало разрушить ее с таким трудом обретенное самообладание, потому что доказывало, что он ей не лжет. Голос королевы, говорившей о Саксоне, эхом прозвучал в ее голове: «Если только он не играет на лютне или не читает стихи, можешь не сомневаться, что он абсолютно честен».
– Я высоко ценю ваше доброе отношение, – сказала она.
– Но примете извинения только от того, кто вас оскорбил.
– Извинение ничего не значит, если идет не от чистого сердца.
– Тогда я прошу вас извинить Годарда, потому что он неважно себя чувствует.
– Неважно себя чувствует? Мне показалось, он разъярен. Его тон напомнил мне голос моего отца, когда я вызывала его неудовольствие. – Мэллори тут же пожалела о сказанном. Она не собиралась упоминать о графе.
Саксон понизил голос и склонился к девушке:
– Годард иногда бывает настоящим ослом! Только никому не говорите об этом.
Мэллори рассмеялась. Назойливость Саксона помогла ей избавиться от уныния.
– Так вы никому не скажете, правда? – спросил он, все еще хмурясь. – Моему брату было бы неприятно узнать, что я о нем так отозвался.
– Не скажу, но если кто-то еще узнает…
– Кто-то еще узнает, как только он откроет рот, но тогда он разозлится уже на того человека.
– Как и на меня.
– И на меня. – Саксон улыбнулся. – Видите? У нас с вами гораздо больше общего, чем каждый из нас думал всего несколько дней назад.
– Почему вы не сказали мне, что ваш брат приезжает в Пуатье?
– Я не был уверен, что он приедет.
– Это его вы ждали, когда я приехала?
Саксон кивнул.
– Мне сказали, чтобы я ждал посланца, но я не знал, что это будет он.
– Зачем он приехал?
– Спросите об этом у него. – Саксон приподнял пальцем ее подбородок и прошептал: – У меня не было возможности сделать это, пока я наблюдал за вашей поразительной схваткой с нашими противниками.
– Вам неизвестно, зачем сюда приехал сэр Годард? – Мэллори оттолкнула его руку и отступила назад, болезненно поморщившись, потому что малейшее движение острой болью отдавалось в шее.
– Я сделал вам больно? – спросил Саксон. – Как заживает рана от ножа этого идиота Манго?
– Все в порядке. – Она перенесла свою досаду на Саксона. Гораздо легче злиться на него, чем позволить себе соблазниться его словами, которые он, вероятно, постоянно изливает на подвернувшихся под руку наивных дам. И все же она сочла своим долгом спросить: – Как ваша рука?
– Все в порядке, – ответил он в тон Мэллори. – Бывало и хуже. – Он поднял руку, словно собираясь взмахнуть мечом. – Даже трубадур должен уметь защитить себя!
– В особенности если он слоняется возле реки, где с судов выползают крысы.
– Годарду не понравилось бы такое сравнение.
– Вы же не думаете, что я имела в виду вашего брата. – Мэллори оглядела коридор и, убедившись, что он пуст, сказала: – Я говорила о типах, которые напали на вас, о тех, у кого под лохмотьями были надеты кольчуги.
– Вы тоже это заметили? – Он прищурился, и девушка задумалась, что же он пытается утаить на этот раз? – Тогда почему у реки вы упомянули Жака Злодея?
– Эти люди могли выполнять его приказ.
– Воры в рыцарских кольчугах?! – От нелепости подобного предположения Саксон презрительно фыркнул.
Мэллори скрестила на груди руки, подавляя искушение схватить его за плечи и хорошенько встряхнуть, чтобы вбить немного здравого смысла в его упрямую голову.
– Если они воры, то вполне могли их украсть.
– Бои идут далеко от Пуатье, так что мародерам здесь мало чем можно поживиться.
– Как бы то ни было, мы не знаем, связаны ли они с Жаком Злодеем.
– Верно, – нехотя признал он.
– Ничто не указывает на связь этих людей с теми, кто стрелял в королеву, – сказала Мэллори, пытаясь рассеять свое собственное беспокойство.
– Вам удалось узнать еще что-нибудь о стрелках?
– Я отнесла стрелы мастеру Ивону в надежде, что он заметит что-то, что ускользнуло от нас. Он обещал мне на днях дать ответ.
– На днях? Жизнь королевы в опасности!
– Ему это известно, поэтому он и торопится готовить стрелы для ее лучников. Мы также не знаем, связаны ли мерзавцы, напавшие на вас с сэром Годардом, с угрозой, посланной на стреле в мою комнату.
– На вас не нападали.
– Возможно, угроза адресовалась не мне.
– Ее послали в вашу комнату!
– Но это вы стояли тогда у окна на виду у любого, кто целился из лука.
Саксон открыл было рот, но тут же закрыл его. В глазах его появилось изумление, и он уставился на Мэллори, словно впервые ее увидел.
Очень тихо, опасаясь, что кто-нибудь может подслушать, девушка сказала:
– В свое время я не подумала об этом, но факты говорят сами за себя, Саксон! Стрелу пустили, когда вы сидели у окна. Так что предостережение скорее относилось к вам, чем ко мне.
– Или же к нам обоим. – В голосе его звучала тревога.
– Я только недавно во дворце. Чтобы узнать, что это окно моей комнаты…
– Нужно всего лишь иметь глаза. Говорю же вам, вы сидели у окна в то утро, когда приехали.
– Откуда вы знаете?
– У меня есть глаза. – Он подступил к ней ближе.
Тревожный сигнал вспыхнул в ее мозгу, побуждая отодвинуться. Однако Мэллори не шевельнулась, лишь гордо вздернула подбородок.
– Вы за мной следили?
– Я случайно увидел вас у окна, когда был в саду. – Он подошел еще ближе. – Кто-нибудь еще тоже мог вас увидеть, в том числе и тот, кто пустил стрелу, которая, по вашему мнению, предназначалась мне. По этой причине вы последовали за мной, когда я вышел из города?
Мэллори кивнула. Невозможно было произнести хоть слово, когда его палец, слегка касаясь, скользил по ее щеке, заставляя сердце учащенно биться.
– Я и не предполагал, что, поклявшись защищать королеву, вы взялись еще охранять всех при ее дворе.
«Не всех, – хотела сказать Мэллори. – Только тебя!» Но, не произнеся этих предательских слов вслух, она отвернулась от него, прежде чем успела, как ее мать, совсем потерять разум и позволить мужчине вынудить ее раскрыть свои мысли в обмен на его ласки.
– Если с вами что-то случится, королева будет переживать, – сказала девушка.
– Только она одна?
Мэллори сжала кулаки. Во имя Святого Иуды! Не хватало еще, чтобы он втянул ее в свои игры! Она предпочитает прямой, откровенный разговор, как в аббатстве.
– Представляю себе, как расстроится леди Элита и ее подруги, если вас не будет рядом, чтобы петь им баллады и туманить головы изящными стихами.
– Ведь вашу голову я не затуманил ничем подобным, верно?
Не успела она ответить, как низкий рев разнесся по коридору:
– Саксон! Как долго ты собираешься где-то болтаться? Мне нужна твоя помощь!
– Кажется, он решил, что вы его оруженосец, – сказала Мэллори под град проклятий, низвергавшийся через дверной проем.
Когда Саксон направился к двери, девушка поспешно спросила:
– Саксон! Сэр Годард видел… Видел, во что были одеты мерзавцы?
– Заметь он что-то необычное, непременно сказал бы б этом, – ответил Саксон.
– Саксон! – снова послышался крик. – Куда к черту ты провалился? Заканчивай поскорее с этой шлюхой, дай ей монету или две и возвращайся сюда, помоги мне!
Саксон улыбнулся Мэллори.
– Шлюха? Как Годард заблуждается на ваш счет! Скажи я ему, что вы прибыли из монастыря…
– Нет! Не вздумайте говорить об этом! Вы обещали королеве никому не рассказывать об аббатстве Святого Иуды!
– Я пошутил, Мэллори. – Саксон легким движением пальца, показавшимся ей восхитительно интимным, дотронулся до ее подбородка. – Но если он так сильно ошибся в вас, кто знает, что может взбрести ему в голову?..
Девушка даже не улыбнулась в ответ.
– На тех головорезах под лохмотьями были кольчуги… – Мэллори осеклась.
Саксон помрачнел, глаза его вспыхнули искренним чувством, которое ей так редко приходилось видеть.
– Что вы об этом думаете?
– Страшно произнести.
– Согласен. – Саксон хмуро посмотрел на дверь, за которой сэр Годард снова выкрикнул его имя. – Невозможно себе представить, что королеве грозит еще большая опасность, чем мы с вами предполагали.
Мэллори обхватила себя руками, а Саксон вернулся к Годарду и плотно закрыл за собой дверь. Заторопившись в свою комнату в покоях королевы, Мэллори подумала, что для того, чтобы успешно защитить королеву Элеонору, надо придумать что-нибудь экстраординарное. У нее было несколько идей, и она надеялась, что одна из них помешает врагу, который, возможно, находится совсем рядом и готовит следующий удар.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рыцарь лунного света - Келли Джослин



Как-то ни о чем роман... Все ждешь, когда же начнется что-то, вот-вот начинается, а нет... уже рассосалось... Много непонятных линий сюжета, много намеков без развития событий... В конце прочтения одна мысль: "О чем был роман?!" rnПо 10-бальной шкале - 3.
Рыцарь лунного света - Келли ДжослинГалина
26.05.2014, 21.23





Роман на троечку.вроде и интересно,но вопрос очень много по сюжету.мне кажется нужно было добавить пару глав что бы была концовка,её вроде проглотили и осталось пару предложений.ехали,убегали,а ну да ,конец
Рыцарь лунного света - Келли ДжослинЛилия
15.12.2014, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100