Читать онлайн Рыцарь лунного света, автора - Келли Джослин, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рыцарь лунного света - Келли Джослин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рыцарь лунного света - Келли Джослин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рыцарь лунного света - Келли Джослин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Келли Джослин

Рыцарь лунного света

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

У Мэллори было желание с силой захлопнуть дверь своей комнаты, но она не стала этого делать. Королева могла услышать. Ирония судьбы. Королева не придала зачения ни единому слову Мэллори во время краткой диенции.
Руби оторвалась от своего шитья и вопросительно посмотрела на Мэллори. Лежавший возле нее Шанс тоже во все глаза смотрел на девушку, когда та вихрем ворвалась в комнату и швырнула лук и колчан на кровать. На этот раз собака опустила голову на лапы и не стала вилять хвостом.
– Не спрашивай ни о чем! – сказала Мэллори, усаживаясь на край кровати и стараясь не выдать своего раздражения. – Прости меня. Я сержусь не на тебя.
Поспешив к ней, Руби опустилась на колени.
– Миледи, разве королева не оценила мудрость вашего плана защитить ее?
– Она не уверена, что это необходимо. Считает, что нынешняя охрана способна защитить ее жизнь. Она сказала: «До сих пор тебе это удавалось».
Руби ушам своим не поверила, и Мэллори поняла, что изобразила голос королевы не только в своем воображении. Она вслух точно скопировала произношение королевы Аквитании!
– Миледи…
Поднявшись на ноги, Мэллори как можно приветливее улыбнулась служанке.
– Пожалуйста, не рассказывай никому, что я говорила так, как сейчас.
– Я никогда бы не сделала этого, миледи. Вы знаете, что можете мне доверять.
– Знаю, что могу. Если…
Раздался громкий стук в дверь.
Руби пошла открывать. Мэллори схватила лук и стрелу. Столь неистовый стук должен был означать неприятности, ей следовало быть наготове.
Она поняла, как заблуждалась, когда увидела за дверью отцы Илариона. Священник из церкви Сен-Поршер заламывал руки. После нескольких часов, проведенных без сна, тревога только усилилась.
– Сэр Годард? Как он? – спросила Мэллори, хотя догадалась, что состояние его ухудшилось, иначе священник не пришел бы к ней.
– Вы должны поспешить, миледи. Его часы сочтены.
Мэллори торопливо пошла за священником по пустым коридорам. Остальные придворные, должно быть, собрались на очередной Двор Любви, не придавая значения тому, что молодой мужчина во цвете лет, который собирался стать мужем и счастливо жить с женой, расстается с жизнью.
Отец Иларион отворил дверь и отошел в сторону, пропуская Мэллори. В нос ударил запах гноящейся раны и человеческих нечистот. Мэллори подбежала к кровати, возле которой стоял Саксон. Сэр Годард лежал под простынями, пропитанными кровью, закрыв глаза и лихорадочно ловя ртом воздух.
Мэллори взяла Саксона за руку.
– Мне так жаль! – прошептала девушка.
– Когда королева увидится со Злодеем? – спросил он, не отрывая взгляда от брата.
– Не думай об этом сейчас. – Она накрыла второй ладонью его руку. – Это может подождать, Саксон!
– Саксон? – повторил его брат.
Священник засуетился возле постели, готовя все необходимое для последнего напутствия, но сэр Годард смотрел на своего брата. Саксон отпустил руку Мэллори и взял ладонь брата.
– Я здесь, Годард.
– Ты должен пойти!
– Куда?
– К отцу и сказать ему, что мне по крайней мере удалось всех одурачить! – Он закашлялся и поморщился. – Я одурачил даже тебя, потому что ты никогда бы не подумал, что это я.
– Что ты имеешь в виду?
Сэр Годард снова уставился в потолок. Мэллори не поняла, слышал ли он вопрос Саксона. Он что-то пробормотал и закрыл глаза.
– Что он хотел сказать? – повторил Саксон.
– Не знаю, – прошептала девушка, желая хоть немного его утешить.
Отец Иларион начал читать отходную, но прервался, когда сэр Годард сказал:
– Простите меня, отец, ибо я грешен! Я не исповедовался уже четыре месяца.
– Миледи, Саксон… – Священник взглядом указал на дверь.
Прежде чем они вышли, чтобы дать умирающему возможность покаяться, сэр Годард сказал:
– Отец, я пытался нарушить пятую заповедь.
– «Не убий», – прошептала Мэллори, задыхаясь.
– Многие мужчины нарушают пятую заповедь, защищаясь в битве, – сказал священник.
– Не в битве, – промолвил сэр Годард. – Здесь, в Пуатье.
Саксон снова вернулся к постели, не обращая внимания на возмущенное лицо священника. Его не заботило, что он вмешался в последнюю исповедь. Он должен был выяснить, что имеет в виду его брат.
Прежде чем он успел спросить, Годард продолжил. Голос его звучал все слабее, а гнев разгорался сильнее.
– Она не заслуживает того, чтобы жить! Она предала двух мужей и настроила сыновей против отца! Я пытался выполнить полученные мной распоряжения убить ее, но ее спасла шлюха, околдовавшая моего брата! Мне следовало… – Он с трудом перевел дух. – Следовало… убить сначала ее! Я пытался! Послал человека лишить ее жизни. Он притворился… – Годард закашлялся, но продолжал: – Он притворился посланцем короля Франции. Но потерпел неудачу!
Мэллори зажала рот обеими руками, чтобы сдержать крик ужаса. Ее подозрения – как и Саксона – оправдались! Бертрам де Пари оказался тем лучником, что послал стрелу в ее комнату. Неужели он прикрепил к стреле записку в надежде, что, если ему не удастся ее убить, он сможет убедить ее сбежать? Не потому, что она защищала королеву, а потому, что Годард хотел оборвать их роман и в то же время досадить брату. Она и представить себе не могла, что брат Саксона – его близнец – может оказаться таким подлым!
Взгляд Годарда устремился на брата, и губы искривились в слабой улыбке.
– Ты ведь никогда не подозревал меня, правда? В конце концов, я в чем-то превзошел тебя, брат! Ты всегда считал себя умнее меня, но никогда не предполагал, что…
Он умолк навсегда. Отец Иларион продолжил свои молитвы, но голос его дрожал.
Саксон молча прошел мимо Мэллори. Он покинул комнату и пошел куда глаза глядят.
Саксон стоял один в лунном свете и ждал, как и весь этот день, когда же отпустит его эта ужасная боль. Когда стихнут отчаяние и гнев, бушевавшие в его груди, сплетаясь в сумасшедшую, несвязную мелодию, грозившую разорвать сердце.
В течение дня яркий солнечный свет так и не смог растопить лед, сковавший его грудь, пока он занимался отправкой тела своего брата в часовню в их родовом поместье. Саксон надеялся, что эта задача поможет ему выиграть время и восстановить самообладание. Но заупокойные молитвы над телом Годарда окончательно вывели его из равновесия.
Когда священник предложил Саксону вернуться и произнести несколько напутственных слов своему брату на прощание, единственное, что Саксон смог выдавить из себя, – это: «Я не знал!»
Чего он не знал? Ему не хотелось углубляться в этот вопрос. Это грозило породить новые вопросы, которые стали бы жечь его, словно спирт, вылитый на открытую рану.
Он покинул дворец и пошел вдоль реки. Гомон птиц на воде и смех двух укрывшихся в кустах любовников не помогли ему избавиться от воспоминания о жгучей ненависти, пылавшей в глазах брата. Даже поиски темной пещеры, где Мэллори пыталась найти Злодея, не позволили ему стереть из памяти эхо торжествующих слов Годарда. Даже музыка не приносила ему утешения, потому что все звуки, которые он пытался сыграть на своей лютне, замирали, словно не желая, чтобы их извлекали из струн. Все, во что он верил, рухнуло в один миг.
Саксон вернулся во дворец лишь с восходом луны. Избегая встреч, поднялся на главную башню замка. Опустившись на корточки посреди пятна лунного света, падавшего из окна, обхватил голову руками и прошептал:
– Почему, Годард?! Почему ты ненавидел меня так сильно, хотя был любимым наследником отца?
Нежная рука коснулась его плеча.
Саксон грубо стряхнул ее.
– Оставь меня в покое!
– Саксон, я могу тебе помочь, – мягко промолвила Мэллори.
– Чем? – Саксон даже не поднял глаз.
– Ты был младенцем, когда твоя мать умерла. А моя покинула меня не так уж давно. Я знаю, как тяжело потерять изкого человека.
– Мне приходилось терять и других близких людей. Говорд принес мне известие о смерти моего молочного брата.
Мэллори опустилась рядом с ним на колени.
– Мне очень жаль! Я знаю, ты горюешь о нем, и о Говорде тоже. Вы были частью трех душ, одновременно явивишихся в этот мир. Теперь две из них покинули его, и ты почувствовал себя одиноким. – Девушка прислонилась лбом его плечу. – Но ты не одинок!
– Мэллори, я был бы счастлив остаться один прямо сейчас!
Я знаю.
Он подождал, но она не сдвинулась с места.
– Мэллори, я сказал, что хочу побыть в одиночестве! – Он поднялся, и она опрокинулась на пятки. – Если ты не уйдешь, уйду я!
– Куда? Где можно укрыться от горя?
Он пошел прочь.
– Ты не сможешь от него сбежать! – крикнула она ему вдогонку.
– Откуда ты знаешь? – огрызнулся он, продолжая идти.
– Ты страдаешь не только от горя. Ты чувствуешь, что тебя предали, а я знаю, что значит быть преданным кем-то, от кого всегда будешь зависеть!
Саксон остановился и повернулся к девушке лицом. Слезы струились по ее щекам, но глаза светились внутренней силой. Силой, рожденной болью, предательством и разочарованием. Испытанными не один раз, а множество. Она утратила веру в людей. Но вновь обрела ее. Поверила Саксону.
Мэллори подошла к нему, взяла за руки. Сжав их между ладонями, прижала их к его сердцу.
– Саксон, – прошептала она, – что бы твой брат ни сделал или ни сказал, он – это не ты. Он сделал свой выбор, а ты – свой. Мне понадобилось много лет, чтобы усвоить этот урок.
– Должно быть, это он подстроил нападение на нас людей в кольчугах. – Саксон покачал головой. – Мне следовало догадаться, когда он только слегка ушиб ногу, сражаясь с опытными воинами. – Он сжал кулаки. – Интересно, члены какой шайки предпочитают умереть, проглотив яд, чем раскрыть свои секреты?
– Возможно, этого мы никогда не узнаем.
– Но Годард был прав в одном. Он меня одурачил.
– И это ужасно – чувствовать, что тебя одурачили! – Мэллори грустно улыбнулась. – Мне тоже пришлось пройти через это, но я поняла, что лучше верить каждому на слово.
– Ты?! – Саксон усмехнулся, несмотря на свой гнев и горе. – Ты никогда не принимала на веру мои слова.
– Может, следовало сказать «почти каждому». – Лицо Мэллори снова омрачилось. – Или, может быть, это из-за того, что ты все время старался вызвать у меня неприязнь. Хотя теперь я знаю, что ты просто пытался отвлечь меня от поисков убийцы… О, Саксон, прости меня!
Он вырвал ладони из ее рук и изменился в лице. Неужели она подумала, что он собирается уйти? Неужели не поняла, что нужна ему сейчас больше, чем когда-либо? Она стала единственным светлым пятном в его жизни. Суровая стойкость воина удивительным образом сочеталась в ней с чутким терпением женщины.
Обняв девушку за талию, Саксон прижал ее к груди. Он крепко поцеловал ее, желая освободиться от всех переживаний, чтобы в душе не осталось никаких чувств, кроме его влечения к ней. Свободной рукой он нащупал ближайшую дверь. Распахнул ее, не отрываясь от нежных губ.
Оглядевшись, увидел, что комната пуста. Он собирался снова затворить дверь, когда Мэллори протиснулась мимо него внутрь, втянула его за собой, закрыла дверь, заперла на задвижку.
– Мэллори! Здесь нет кровати, нет даже соломенного тюфяка!
Девушка отвела руку за спину и распустила завязки на платье. Сняв верхнее платье, расстелила на полу.
– Вот, пожалуйста! – Она села на него и поманила Саксона пальцем.
Он опустился рядом с ней на колени. Обвив ее рукой, снова привлек девушку к себе. Прильнув к ее губам, он наслаждался ощущением ее упругих грудей, прижимавшихся к его телу. С ней он мог познать радость и забыть те жестокие слова, которые его брат оставил ему в наследство. Сейчас он не будет думать о Годарде! Только о Мэллори. Будет касаться ее. Чувствовать вкус ее губ. Станет частью ее.
Он сорвал с себя тунику, не переставая целовать ее, освободился от одежды и раздел ее. Лежа на этом подобии постели из смятой одежды, усадил Мэллори верхом на свой живот и смотрел, как она наклоняется, чтобы поцеловать его, и ее груди касаются его обнаженного тела.
Обхватив их ладонями, он теснее прижал девушку к себе. Пробежавшись языком по мягкой округлости ее грудей, принялся теребить нежные соски. Когда она задрожала от предвкушения, он почувствовал кожей живота влажный жар между ее ног. Она протянула назад руку, чтобы погладить его твердую плоть, и все его чувства сосредоточились там, где ее пальцы ласкали самую чувствительную часть его тела.
Его ладони скользнули вверх, к грудям, стирая капельки пота с живота, и снова вниз, к талии, а она начала медленно двигаться. Он взглянул в ее глаза и увидел, как возрастает сила ее страсти по мере того, как он погружается в сладость ее жаркой глубины. Она запрокинула голову, и ее пышные волосы окутали их, восхитительно лаская своим прикосновением.
Саксон привлек ее к себе и завладел ее ртом. Она забилась в его объятиях, и он взорвался внутри ее, на миг испытав высочайшее наслаждение, и в этот момент напрочь забыл о предательстве, которое еще предстояло раскрыть.
Тихо напевая себе под нос, Мэллори прислонила лук к стене в своей комнате. Она потратила почти два часа, как следует натирая лук и тетиву воском, чтобы они не теряли гибкости. Саксон ушел с отцом Иларионом в Сен-Поршер, чтобы закончить приготовления к заупокойной мессе по своему брату в Пуатье перед тем, как отправить тело в Англию. Все тайны сэра Годарда Фицджаста будут похоронены вместе с ним.
Мэллори не знала, плохо это или хорошо, но догадывалась, что уцелевшие воины, служившие сэру Годарду, вернутся туда, откуда прибыли, чтобы узнать, что делать дальше. Говорить королеве, что угроза миновала, нельзя, чтобы она не узнала правды, бросающей тень на Саксона.
Или вскоре он станет уже сэром Саксоном? Теперь он – старший сын и по праву наследования преемник отца. Отвернется ли он теперь от королевы и отправится со своим отцом сражаться за короля Генриха Старшего против его сыновей? Может, он и пренебрег желаниями отца, когда отправился в Пуатье, но второму сыну позволительно делиать глупости. Наследник же обязан уважать требования отца, даже если наследник короля этого не делает.
– Миледи, – окликнула ее Руби из-за двери, – если я вам сегодня не понадоблюсь, то с вашего разрешения лягу спать.
Мэллори улыбнулась. Учтивые слова Руби имели целью выяснить, поможет ли ей Саксон раздеться на ночь. Не желая сообщать служанке, что Саксон уже помог ей один раз раздеться – и одеться – сегодня, она сказала только:
– Ложись, а я…
Раздался пронзительный женский крик. Звук ее голоса странно доносился со стороны коридора за дверью и через открытое окно. Руби тихонько вскрикнула. Мэллори схватила лук и колчан, предварительно достав из него стрелу, чтобы быть наготове, и выскочила в коридор.
Слегка задержавшись, она пыталась определить, в какую сторону бежать. Женщина снова закричала, и Мэллори побежала влево, к лестнице. Крик доносился с нижнего этажа. Рядом распахнулась дверь, едва не ударив Мэллори по лицу. Она приостановилась и бросилась вниз по винтовой лестнице. Кто-то крикнул ей вслед, но она не задержалась, чтобы ответить. Она не могла понять, кто кричит и почему.
У подножия лестницы она столкнулась с кем-то, поднимавшимся вверх по ступеням, и сильно ударилась о каменную колонну. Боль пронзила ее бедро, но она не обратила на это внимания, потому что увидела, как Саксон помогает подняться человеку, которого она сбила с ног. Это был де Мозе, один из личных охранников королевы.
Де Мозе обругал ее, ковыляя вверх по лестнице. Мэллори не придала этому значения и побежала на крик. Услышав позади шаги, она не остановилась. Надеялась, что Саксон не отправился с де Мозе охранять королеву. Ей могла понадобиться его помощь там, куда она направлялась.
Женщина продолжала кричать, на этот раз явно от боли.
Мэллори остановилась возле открытой двери и увидела посреди комнаты женщину на коленях, согнувшуюся почти вдвое. Осторожно толкнув дверь концом лука, девушка оглядела комнату. Там больше никого не было. Но, приблизившись к женщине, она на всякий случай держала стрелу наготове.
Леди Элита, поняла Мэллори с удивлением, но залитое слезами лицо, которое дама подняла при ее появлении, мало напоминало элегантную леди, которую она знала. Вокруг глаз блондинки виднелись красные круги, а щеки были испещрены дорожками слез. Губы дрожали, и она вытирала нос рукавом.
– Что случилось? – спросил Саксон.
– Не знаю. – Мэллори поставила лук у двери и сняла с плеча колчан, убрав туда стрелу, прежде чем подойти к скорчившейся на полу, рыдавшей леди Элите.
Саксон закрыл за собой дверь, а Мэллори неловко обняла леди Элиту, шепча ей ласковые слова сочувствия. Она редко пыталась кого-нибудь утешить, и меньше всего себя. Она старалась, но это было трудно после того, как ей не удалось утешить свою мать, когда отец снова ее унизил. Точно так же, как леди Элита пыталась унизить ее.
Но все это теперь не имело значения. Мэллори уговаривала женщину сделать глубокий вдох, чтобы успокоиться.
Саксон направился было к ним, но Мэллори кивнула на дверь. Кто-то довел леди Элиту до слез, и, если этот кто-то вернется, они должны быть начеку. Пока он будет сторожить, она должна выяснить, что так расстроило леди Элиту и заставило взбудоражить криками весь дворец.
– Миледи, – спокойно, как и прежде, сказала она, – дышите медленнее. Это поможет вам превозмочь рыдания.
Леди Элита зарылась лицом в колени Мэллори. Со вздохом девушка принялась гладить леди Элиту по голове, словно та была ребенком.
– Он бросил меня! – пробормотала леди Элита.
– Он?
Мэллори не услышала ничего, кроме искреннего участия, в голосе Саксона и подумала, что леди Элита тоже, потому что блондинка подняла голову и впервые взглянула на них.
– Филипп, – прошептала леди Элита.
– Граф дю Фресн? – спросила Мэллори.
Леди Элита энергично закивала:
– Он говорил, что любит меня, а теперь покидает, даже не подарив драгоценности, которые обещал! – Мэллори ощутила легкую тошноту, подумав, что отказ графа подарить что-нибудь блондинке и есть истинная причина ее рыданий. – Он покинул двор королевы! Уехал и ничего мне не оставил!
– Уехал? – спросил Саксон, закрыв дверь и направляясь к ним. – Куда?
– В свои поместья. Узнал, что король Людовик готов отвести свои войска с поля битвы.
– Дю Фресн оставил что-нибудь здесь?
– Только какие-то бумаги. Ничего, что я бы могла надеть, чтобы подчеркнуть свою красоту. Он сказал, что вернется ко мне, но я ему не верю, потому что видела, как он помчался во весь опор, чтобы добраться до французского короля. – Она вытерла глаза и нос рукавом и улыбнулась Саксону: – Ведь вы это просили меня выяснить, Саксон, не правда ли?
Мэллори была поражена. Хоть и не следовало, но она очень удивилась почти мгновенному превращению. Разбитая горем женщина исчезла, вновь появилась искусная соблазнительница. Хотя глаза ее все еще были красны, она кокетливо взмахивала ресницами, искоса поглядывая на Саксона.
Саксон с угрюмым видом смотрел мимо блондинки на Мэллори. Не зная, что он пытается ей сказать, девушка решила, что он просит ее хранить молчание. Мог бы и не трудиться, потому что, наблюдая разительные перемены в облике леди Элиты, Мэллори потеряла дар речи. Ее вдруг охватило непреодолимое желание смеяться. Неужели леди Элита считает себя настолько неотразимой, что думает, будто ни один мужчина не способен заметить, насколько фальшивы резкие перемены в ее настроении и постоянные капризы?
– Леди Мэллори нет нужды оставаться здесь, – сказала блондинка, устремив взгляд на Саксона. – Разве я не права?
– Похоже, вы больше не нуждаетесь в ее утешении, – ответил он.
– В ее утешении – нет! – Элита бросилась к Саксону и повисла у него на шее.
– Мэллори? – попросил Саксон, снова взглянув на нее.
Мэллори направилась к двери, открыла ее и взяла свой лук. Забросив колчан на плечо, она остановилась в дверях и подмигнула Саксону, который усмехался ей над головой блондинки. Девушка украдкой указала ему в сторону своей комнаты, и он кивнул.
Она успела закрыть дверь прежде, чем тихий смех сорвался с ее губ. Мэллори и представить себе не могла, что будет испытывать чувство вины, оставляя Саксона наедине с другой женщиной.
На исходе ночи Саксон отворил дверь и на мгновение залюбовался Мэллори, спящей в своей постели, омываемой лунным светом. Ее платье сбилось, открывая взгляду соблазнительное зрелище ее стройных ног.
Хотелось бы ему, чтобы он мог выбросить из головы все мысли, кроме одной – заняться с ней любовью. В особенности теперь, когда он понятия не имел, придется ли ему хоть когда-нибудь снова обнять ее в постели.
Ему казалось, что он закрыл дверь бесшумно, но Мэллори села и окликнула:
– Саксон? Это ты?
– Да. – Он пересек комнату. Мэллори зажгла лампу и поставила на стол.
– Прости, что разбудил тебя, но мне хотелось с тобой попрощаться.
– Попрощаться? – Девушка отбросила распущенные волосы за спину. – Куда ты отправляешься?
– В лагерь короля Генриха Старшего.
– Значит, леди Элита сказала правду? Король Людовик выводит армию с поля боя?
– Он готов вести переговоры о перемирии.
– И оставить младшего короля воевать в одиночестве? – спросила она. – Что заставило Людовика отвернуться от короля Генриха Младшего?
– Ничего, кроме того, что его рыцари сражаются с войсками короля Генриха Старшего уже почти сорок дней. Если битва продлится больше сорока дней, король Людовик должен будет заплатить рыцарям из своих собственных доходов, потому что по закону вассалы не обязаны поставлять ему воинов свыше этого срока. – Выглянув из окна, откуда были видны поля по ту сторону реки к северу, он сказал: – Поверь, король Людовик нашел самый удобный предлог выйти из боя, когда стало ясно, что король Генрих Старший более умелый военачальник и гораздо лучший воин.
– Значит, сыновья королевы проиграли. – Мэллори вздохнула и сложила руки на коленях. – Отец прощал им прежде их мятежные выходки, может быть, простит и на этот раз.
– Я беспокоюсь не о сыновьях, а о королеве! – Саксон достал из-под туники единственный листок пергамента со сломанной печатью и протянул девушке.
Она посмотрела на него с недоумением, но взяла листок и принялась вчитываться в витиеватую цветистую латынь. Он снова подошел к окну и выглянул наружу. Может быть, прочтя эту страницу, она не станет задавать вопросы, на которые он не сможет ответить, не открывая, что в кармане под его туникой скрыты еще и другие страницы. Переписка королевы с королем Людовиком. Письма, способные погубить королеву, потому что доказывают ее участие в заговоре с целью свержения короля Генриха Старшего.
Саксон не имел представления, каким образом дю Фресну удалось завладеть этими письмами, но подозревал, что граф украл их и привез в Пуатье в надежде, что королева хорошо заплатит ему, чтобы письма не попали в руки ее мужа. Изменения в ходе войны насторожили его, и он понял, что золото не спасет ему жизнь и земли, если откроется, что он вел переговоры с королевой. Он бежал, чтобы заявить о своей нерушимой преданности старшему королю, бросив позади доказательства своих преступлений.
Саксон пристально смотрел на узкий серп луны. Король Генрих Старший послал его в Пуатье, чтобы добыть явные доказательства предательских планов королевы. У него не было никаких причин медлить с возвращением в лагерь короля, чтобы передать ему эти письма.
Никаких, кроме… Он повернулся к Мэллори и увидел, что лицо ее стало бледнее пергамента. Если король обрушит свой гнев на Пуатье, всем обитателям дворца грозит смертельная опасность, в особенности Мэллори, которая готова ради королевы пожертвовать жизнью.
– Скажи мне, король Людовик действительно собирается покинуть королеву и ее сыновей? – прошептала она.
– Да. Он решил, что у него нет выбора.
– Он мог бы пожертвовать часть своего золота.
– Ради чего?
– Чтобы оказать младшему королю поддержку, которую обещал. Ведь если король Генрих Младший один воцарится на троне, дочь короля Людовика станет королевой Англии!
– Англии, раздираемой на части. С восстаниями на востоке и набегами шотландцев на севере весь остров может оказаться в руинах. Что пользы королю Людовику, если его дочь станет королевой развалин?
Мэллори снова взглянула на письмо.
– Значит, он намерен начать переговоры о перемирии, как только получит весточку от короля Генриха Старшего? – Она судорожно сглотнула. – Мы должны доставить это письмо королю Генриху Старшему.
– Что?! – Он никак не ожидал, что она может сказать такое.
– Если короля Генриха Старшего не вынудят сражаться до последнего воина, возможно, он проявит милосердие к своей жене й сыновьям.
– Согласен. Поэтому я и пришел попрощаться с тобой. Я отправляюсь в лагерь короля.
– Прямо сейчас? Ты не можешь сейчас уехать!
Саксон нахмурился. Не в обычае Мэллори было цепляться и упрашивать.
– Любимая, я должен ехать, прежде чем погибнут еще многие. Я…
Она приложила ладонь к его губам.
– На рассвете истекают те три дня, что дал нам Злодей, чтобы добиться аудиенции у королевы. Все попытки уговорить королеву увидеться с ним оказались бесплодны, но…
– У меня нет на это времени. – Он усмехнулся. – Думаю, я могу предоставить тебе возможность доказать, что ты сама в состоянии справиться с такой опасной ситуацией.
– Я охотно докажу тебе это как-нибудь в другой раз. Злодею придется чуть дольше подождать встречи с королевой. – Мэллори встала. – Я отправляюсь с тобой в лагерь короля.
– Ты придворная дама королевы и должна оставаться рядом с ней.
– Ты тоже придворный королевы. Ты думаешь, король Генрих не знает об этом? Это письмо с предложением переговоров должно обязательно попасть к королю. Если ты поедешь один, тебя могут… – Голос ее прервался, но она продолжала: – Тебя могут остановить, прежде чем ты доберешься до него. Если нас будет двое, больше вероятности, что король получит послание.
Саксон пришел в замешательство. Если сказать ей правду, гнев на то, что ее предали – в очередной раз, – удвоит ее решимость защищать королеву от ее мужа и от Саксона. Позволить ей отправиться с ним – значит подвергнуть ее смертельной опасности, потому что король жаждал отомстить тем, кто встал на сторону его жены и сыновей. Саксон не сомневался, что если попытается ускользнуть, Мэллори последует за ним. Единственный способ защитить ее – это взять с собой.
Обвив руками ее талию, он прижал ее к себе. Склонив голову к ее роскошным волосам, прошептал:
– Мы отправимся вместе, но мы оба должны скрывать правду о том, кому служим.
– Обещаю тебе это, Саксон!
– Я тоже. – Никогда еще он не был так неуверен, что сумеет сдержать клятву.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рыцарь лунного света - Келли Джослин



Как-то ни о чем роман... Все ждешь, когда же начнется что-то, вот-вот начинается, а нет... уже рассосалось... Много непонятных линий сюжета, много намеков без развития событий... В конце прочтения одна мысль: "О чем был роман?!" rnПо 10-бальной шкале - 3.
Рыцарь лунного света - Келли ДжослинГалина
26.05.2014, 21.23





Роман на троечку.вроде и интересно,но вопрос очень много по сюжету.мне кажется нужно было добавить пару глав что бы была концовка,её вроде проглотили и осталось пару предложений.ехали,убегали,а ну да ,конец
Рыцарь лунного света - Келли ДжослинЛилия
15.12.2014, 11.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100