Читать онлайн Украденные небеса, автора - Кейтс Кимберли, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденные небеса - Кейтс Кимберли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденные небеса - Кейтс Кимберли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденные небеса - Кейтс Кимберли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейтс Кимберли

Украденные небеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Кухарка потрудилась на славу и приготовила для Эйдана его любимые блюда, словно он был капризным ребенком, впервые поднявшимся с постели после долгой болезни. Перед ним на сверкающем фарфоре громоздились горы изысканной снеди, соблазнявшие самыми аппетитными запахами.
Эйдана глубоко тронула искренняя забота суетившихся вокруг слуг; он постоянно ловил на себе их преданные взгляды. Причем было очевидно, что они нисколько не сомневались в его могуществе и верили в него — верили, что он, сэр Эйдан, непременно отвратит беду, постигшую Раткеннон на исходе того дня, когда был устроен свадебный бал.
Но больше всего его тронула преданность Норы. Сидя напротив, она то и дело поглядывала на него, и в глазах ее была любовь. Жена тоже верила в него, хотя, конечно же, очень беспокоилась. Именно ее беспокойство и заставило Эйдана сесть за обеденный стол вместе со всеми — в последние дни он обедал и ужинал у себя в кабинете. Да, только ради спокойствия Норы он решил ненадолго отвлечься от своего расследования. Впрочем, имелась еще одна причина…
— Итак, сэр Эйдан, как продвигается расследование?
Голос Фарнсуорта вывел его из задумчивости. Эйдан повернулся к гостю и, немного помедлив, ответил:
— Откровенно говоря, я кое-что обнаружил.
— О, Эйдан, неужели?! — воскликнула Нора. — Я так и знала, я нисколько не сомневалась в этом…
— Не стоит так радоваться, — перебил Эйдан. — Я не уверен, что это приведет к чему-то существенному. Мне уже не раз казалось, что я наконец-то вышел на след, но потом я убеждался, что ошибся.
— Но теперь-то ты знаешь, что не ошибаешься! — воскликнула Нора. — Я это вижу по твоему лицу, Эйдан.
— Возможно, не ошибаюсь. Время покажет.
— Сколько времени тебе понадобится, папа? — спросила Кассандра.
Эйдан пожал плечами:
— Не могу сказать. Если все сложится удачно, то, возможно, многое решится уже сегодня вечером.
— Значит, ты рассчитываешь прижать злодея к стенке сегодня вечером? — Фарнсуорт беспокойно ерзал на стуле. — Что ж, прекрасно, Кейн. Одному Богу известно, сколько времени ты на это потратил. — Он вдруг поднялся и принялся массировать ногу.
Эйдан стиснул зубы. В тоне англичанина ему послышалась насмешка. Вероятно, брат Норы до сих пор обижался из-за того, что ему поначалу не доверяли.
— Прошу простить меня за дурные манеры. — Ричард снова стал массировать ногу. — У меня всегда появляются боли в самый неподходящий момент. Сегодня с самого утра болит. Вероятно, к дождю.
— А что с вашей ногой? — поинтересовалась Кассандра. — Я уже давно хотела спросить, но не решалась, считала, что это бестактность. Вы были ранены на войне? Мой папа воевал на Пиренеях. Он настоящий герой.
— К сожалению, я не могу похвастать военными подвигами. — Фарнсуорт криво усмехнулся. — Я мчался по скользкой дороге в экипаже, и карета перевернулась — тогда была ужасная гроза. Трое суток я пролежал на камнях, пока меня не подобрал какой-то рыбак. Еще до катастрофы я знал, что бешеная скачка ничем хорошим не закончится, но от этого зависело мое будущее. Тогда я был слишком молод, поэтому сглупил.
— Вы, вероятно, ужасно страдали! — воскликнула Кассандра. — Но как же случилось…
— Кэсси, Ричард развлечет тебя рассказами о своей встрече со смертью чуть позже, — перебила Нора. — А сейчас мне бы хотелось послушать твоего отца. Так что же ты узнал, Эйдан?
— Я отправил гонцов во все окрестные постоялые дворы и гостиницы. Они должны были собрать сведения обо всех подозрительных. Час назад вернулся Шон О'Дей. Он сообщил, что в одной из гостиниц как раз в день бала останавливался весьма примечательный джентльмен. Причем это была на редкость скверная гостиница, наверное, худшая в округе.
— Вот как? — улыбнулся Ричард. — Но ты, кажется, сказал, что это был джентльмен, не так ли? Я уверен: у бедняги просто сломалась карета или захромала лошадь. Или ты полагаешь, что у него настолько странные вкусы? Полагаешь, он специально остановился в гостинице с блохами и клопами?
Кассандра прыснула, а Фарнсуорт подмигнул ей. Заметив, что Эйдан нахмурился, англичанин смутился и пробормотал:
— Прости, Кейн, я не хотел тебя обидеть. Я прекрасно понимаю, что ты на славу потрудился. Но что же сообщил твоему гонцу хозяин этой гостиницы? Он что-нибудь рассказал о таинственном госте?
— Хозяина уже несколько дней никто не видел. Говорят, он поехал навестить свою дочь, недавно подарившую ему внука. Я пытался отыскать эту женщину, но безуспешно. Правда, люди говорят, что сегодня вечером хозяин вернется в свое заведение. Я намерен нанести ему визит.
— Потрясающие новости! И как же называется это место? Куда ты намерен отправиться?
— В гостиницу «Репейник».
Англичанин пожал плечами.
— Думаю, этот незнакомец не в своем уме. Даже название заведения не вызывает воодушевления. А впрочем… — Фарнсуорт нахмурился. — Все-таки будь осторожен, Кейн. Сегодня ужасная погода. Сегодня злой ветер. Возможно, тебе придется схватиться с самим дьяволом.
Штормовой ветер гнал по безлунному небу грозовые тучи, и за окнами раскачивались ветви деревьев. Холодные сквозняки гуляли по коридорам замка, и во всех углах затаились жуткие тени, походившие на чудовища из ночных кошмаров.
За окнами все чаще вспыхивали молнии, и далекие раскаты грома казались предвестниками беды.
«Как странно… — думала Нора. — Такое состояние, такие предчувствия я уже пережила однажды. Но когда?..»
И тут она вспомнила… Такие же страшные предчувствия одолевали ее в ту ночь, когда она потеряла отца. Она тогда была совсем малышкой, но каким-то образом ей часто приходила в голову мысль о том, что это она виновата в смерти отца — если бы она как-нибудь удержала его от поездки, он, возможно, остался бы жив.
«Сегодня злой ветер», — предупредил Ричард.
Да, ее брат был прав — она почти физически ощущала приближение беды. Более того, она знала, что и Эйдан чувствовал то же самое. Она это поняла по его взгляду, который перехватила за обеденным столом.
Нора подошла к двери, ведущей в спальню Эйдана. Дверь была чуть приоткрыта. Немного помедлив, она распахнула ее и увидела широкие плечи мужа, бугрившиеся мышцами. Сидя на стуле, он натягивал сапоги для верховой езды. На кровати лежал сюртук, из-под которого выглядывала пара пистолетов.
— Эйдан… — прошептала Нора.
Он тут же поднял голову и улыбнулся.
— Я почти готов, дорогая. Скоро поеду.
— Эйдан, не уезжай! — невольно вырвалось у нее. — Во всяком случае, не сегодня.
Он поднялся на ноги и подошел к жене. Прикоснувшись ладонью к ее щеке, проговорил:
— Ты знаешь, что я должен ехать. Но не стоит беспокоиться, дорогая. На этот раз я беру с собой всех здоровых мужчин Раткеннона. Я собираюсь расставить их вокруг гостиницы, чтобы оттуда никто не улизнул. Хотя, может быть, я зря стараюсь. Возможно, этот незнакомец давно уже скрылся. Возможно, его вообще никогда не существовало. В таком случае мои поиски снова никуда не приведут.
— Нет, Эйдан, ты чувствуешь, что на сей раз что-то должно произойти. Я вижу это по твоим глазам.
— Да, не исключено, что сегодня вечером кое-что произойдет. Возможно, мне все-таки удастся схватить негодяя. Но что бы ни случилось, Нора… — У него перехватило дыхание, и он умолк на несколько мгновений. — Нора, что бы ни случилось сегодня, знай, я благодарен судьбе, что она забросила тебя в Раткеннон. И я благодарю Бога за то, что ты появилась в моей жизни.
— Ты знаешь, я позабочусь о Кассандре и…
— Дело не в Кассандре, — перебил Эйдан. — Дело во мне, Нора; Я благодарю Господа за тебя. — Он взял ее лицо в ладони и заглянул ей в глаза. — Если… когда я вернусь, мы могли бы начать все сначала. Когда все разрешится, позволишь ли ты мне стать настоящим мужем? Поверишь ли в чудо?
В глазах ее блеснули слезы.
— Эйдан, ты и есть мое чудо. Я люблю тебя.
Тут он поцеловал ее, и его поцелуй был нежным и в то же время страстным, словно, целуя жену, он хотел передать ей свои самые сокровенные чувства — те чувства, которые не мог выразить словами.
Наконец он отстранился и тут же отвернулся. Взяв с кровати пистолеты, Эйдан сунул их за пояс, и глаза его при этом сверкнули.
Нора помогла мужу надеть сюртук и замерла на несколько мгновений. Ей хотелось броситься Эйдану на грудь, крепко обнять его и расплакаться. Но она сдержалась — ведь слезы сделали бы их расставание еще более тягостным.
Они вместе вышли из комнаты и вместе подошли к лестнице. Спустившись с мужем вниз, Нора увидела брата, сидевшего в холле на позолоченном стуле. Причем было очевидно, что он ждал Эйдана.
Услышав их шаги, Ричард Фарнсуорт повернулся к ним и расплылся в улыбке. Поднявшись на ноги, проговорил:
— Все готово к отъезду и к битве с драконами, не так ли, отважный рыцарь?
— Похоже, что да, — пробурчал Эйдан.
— Пока ты не уехал, Кейн, я бы хотел поговорить с тобой. Расставить все точки над i в наших отношениях.
— Фарнсуорт, сейчас меня совершенно не интересуют наши отношения, — заявил Эйдан. — Сейчас я думаю совсем о другом. — Он подозвал слугу и велел подать дорожный плащ.
— Выходит, я не стою драгоценного внимания героя, не так ли? Выходит, я полнейшее ничтожество?
— Ричард, перестань… — возмутилась Нора. — Эйдан сходит с ума от беспокойства. Ему предстоит выследить этого негодяя.
— Я понимаю, — кивнул Ричард. — Что ж, сестрица, тогда я не стану отвлекать твоего отважного мужа и только скажу следующее… Я намерен доказать Эйдану Кейну, что являюсь достойным игроком, раз уж он решил метнуть сегодня кости.
— Это не игра, Фарнсуорт.
— Разве? Но ведь жизнь — игра. Игра с самим дьяволом. Интересно, кто же на сей раз одержит победу?
Разразившись проклятиями, Эйдан выхватил плащ из рук слуги и накинул на плечи. Затем, не говоря ни слова, вышел в ночь.
Нора тяжко вздохнула и повернулась к сводному брату:
— Зачем тебе это надобилось, Ричард? Зачем его раздражать, зачем насмехаться над ним, когда он и так сходит с ума от тревоги. Ведь ему предстоит столкнуться с этим дьяволом, который его мучит.
— Зачем насмехаться над Эйданом Кейном? — Фарнсуорт пристально взглянул на сестру. — Потому что он смеет вести себя как благородный рыцарь, хотя на самом деле является гнусным развратником. Но он обвел тебя вокруг пальца, он очаровал тебя, дорогая, не правда ли? Вероятно, это произошло в первую брачную ночь, когда он лишил тебя девственности.
Нора в изумлении смотрела на брата. Ее щеки пылали от стыда, гнева и смущения.
— Я думал, но… — Он внезапно умолк и выругался сквозь зубы.
— Ричард, что с тобой?
— Ничего. Уезжая из Лондона, я испытывал острую потребность сменить обстановку и поразвлечься. А твой бесценный и довольно воинственный муженек хорошо об этом позаботился. Мне теперь надолго хватит впечатлений. Однако провинциальная ирландская жизнь мне уже порядком поднадоела. Вероятно, настало время откланяться.
— Но, Ричард…
— Только, пожалуйста, не разыгрывай из себя опечаленную сестру. Смею предположить, что ты будешь счастлива от меня отделаться. К тому же дочка Кейна очень ко мне привязалась, не так ли? И тебе это не нравится, правда?
— Ричард, она еще ребенок.
— Но скоро превратится в женщину, будь уверена. И она не бледный пустоцвет, которому суждено завянуть на ветке, не обернувшись сладким плодом. И к тому времени, когда вы подкрепите ее расцветающую красоту состоянием любящего папеньки, у нее уже будет толпа поклонников, я нисколько в этом не сомневаюсь.
— Ричард, прекрати! — Сейчас брат очень походил на своего отца, Уинстона Фарнсуорта, и это ошеломило Нору. Глядя ему прямо в глаза, она заявила: — Я думаю, Ричард, что тебе и впрямь пора проститься с нами.
Тут Фарнсуорт вдруг рассмеялся и проговорил:
— Пора? Да, пожалуй. Настало время. В конце концов, я увидел все, что хотел.
— Что именно?
— Увидел тебя счастливой, милая сестрица. И разделил твою радость. Тем не менее я должен сделать еще кое-что… Я обещал Кассандре, что вывезу ее сегодня на ночную прогулку и покажу созвездия. В ней проснулась истинная страсть к звездам. Во всяком случае, к ночным прогулкам в обществе весьма любезного джентльмена, разбередившего ее воображение. И в этом нет ничего удивительного, ведь она дочь своего отца.
— После всего, что ты сказал, Ричард, я ни при каких обстоятельствах не позволю тебе взять ее на прогулку.
Нора ожидала, что брат станет спорить, возражать, — слишком хорошо она его знала. Но Ричард, к ее удивлению, снова рассмеялся, и от этого смеха ей сделалось не по себе.
— Твои желания, безусловно, должны выполняться, дорогая сестренка, не так ли? Ведь теперь ты хозяйка Раткеннона!
Не проронив больше ни слова, Ричард начал подниматься по лестнице.
— Ричард, подожди! — крикнула Нора.
Но брат даже не обернулся. «Вероятно, он оскорбился из-за того, что Эйдан перед отъездом не счел нужным с ним поговорить, — думала Нора. — Наверное, Ричард очень расстроился, решил, что его здесь игнорируют…»
Тяжко вздохнув, Нора направилась к себе. Ей следовало немного отдохнуть и успокоиться, а потом… Потом она пойдет к Ричарду и поговорит с ним. Попытается все ему объяснить, попытается его образумить и помириться, ведь Ричард… Конечно, брат был вспыльчивым, легкомысленным и немного эгоистичным, но он прекрасно к ней относился, он был так добр с ней… И самое главное: если бы не Ричард, она бы никогда не встретилась с Эйданом.
Но Норе так и не удалось успокоиться. Расхаживая по своей спальне, она думала: «Что-то должно случиться, в этот вечер непременно что-то случится…»
В конце концов она не выдержала и вышла из комнаты. Пройдя по коридору, остановилась у двери Ричарда и, немного помедлив, постучала.
В ответ молчание, тишина…
У Норы неприятно заныло под ложечкой. Прошло не больше часа с тех пор, как Ричард оставил ее в холле. Не мог же он… Не мог же он собрать вещи и уехать, не попрощавшись.
Решив, что брат не отвечает, потому что обиделся, Нора открыла дверь и переступила порог.
Ричарда в комнате не было. Его вещей тоже. Правда, на кровати лежала какая-то книга в кожаном переплете, и Норе показалось, что из нее выглядывает листок бумаги. Неужели записка?..
Нора подошла к кровати и увидела, что не ошиблась. «Кейну» было выведено поверх послания небрежным почерком Ричарда.
Значит, Ричард все-таки уехал. Уехал, не попрощавшись. Вероятно, ей следовало раньше зайти к нему, она опоздала.
Но зачем он оставил Эйдану записку? Разве не было бы проще адресовать гневное письмо ей, сестре?
Нора взяла записку и на мгновение задумалась. Нет, записка предназначалась не ей. Но книга… Отложив листок, она подхватила томик и, пролистав страницы, прочитала:
«Три пари с целью уничтожить Эйдана Кейна».
Нет, не может быть. Невозможно, невероятно… Зачем?.. Конечно, ее сводный брат — человек довольно легкомысленный, конечно, его шутки иногда выглядели странно, но такое…
Нора вздрогнула, вспомнив, как Ричард смотрел на нее во время их последнего разговора в холле. Он смотрел на нее так, словно она его предала.
Нора снова принялась читать, и книга выпала у нее из рук. «О Господи, — думала она, — зачем?.. Зачем ему это понадобилось? Почему Ричард так ненавидел Эйдана? Что их связывало?!»
Собравшись с духом, она развернула записку. Пробежала глазами строчки, и у нее перехватило дыхание.
«Кейн!
К тому времени, когда ты прочтешь это, твоя дочь будет в моей власти, станет моей женой, которую я посвящу в радости супружества. Конечно, ты попытаешься нас найти, попытаешься вырвать ее из моих когтей. Что ж, я очень на это надеюсь. Потому что в таком случае я убью тебя, Кейн, убью на глазах твоей дочери.
И еще… Находясь на пути к вечным мукам, ты будешь знать: я всю оставшуюся жизнь посвящу тому, чтобы твоя дочь расплачивалась за твои грехи.
Тебе придется смириться с этим, Кейн.
Как ты себя чувствуешь, сознавая свою беспомощность?»
Нора прижала руку к сердцу. «Неужели это правда? — думала она. — Неужели Ричард и в самом деле способен на такой гнусный поступок? Но где же… Где же сейчас Кассандра?!»
Выбежав из комнаты, Нора помчалась по коридорам, в отчаянии выкрикивая имя девочки. Увидев одну из служанок, она остановилась и спросила:
— Нодди, ты не видела мисс Кассандру?
— Она вышла из замка с сэром Фарнсуортом, — ответила девушка.
Нора похолодела.
— А когда? Куда они направлялись?
— Когда?.. — Девушка пожала плечами. — Может, час назад.
Час назад? О Господи, сейчас они, наверное, уже далеко от замка. Но в таком случае Кассандра должна сообразить: происходит что-то странное… Неужели девочка ничего не заподозрила? Нет, наверное, не заподозрила, ведь Ричард был так добр с ней. А Эйдан…
— О Боже… — простонала Нора. Только сейчас она осознала: Эйдан вернется слишком поздно и не сможет помочь Кассандре, он не сможет догнать похитителя и навеки потеряет дочь.
Господи, он никогда себе этого не простит. И никогда не простит ее, свою жену.
— Нет, не допущу!.. — Оттолкнув в сторону удивленную служанку, Нора бросилась в комнату мужа.
Она тотчас же направилась к шкафу и вытащила оттуда бриджи Эйдана и его белую рубашку, источавшую запахи сандалового дерева и морского бриза. Переодевшись, Нора забежала к себе в комнату и надела ботинки для верховой езды. Затем помчалась в кабинет и в ящике стола нашла пару дуэльных пистолетов. Они были в ее руке тяжелыми и неуклюжими.
— Миледи…
Нора вздрогнула и, обернувшись, увидела стоявшую в дверях Роуз.
— Миледи, что случилось?
— Мой сводный брат увез Кассандру.
Молоденькая ирландка побледнела и в ужасе уставилась на хозяйку.
— Увез?
— Он похитил ее, удрал с ней… О Господи!
Тут губы девушки задрожали, и она вдруг расплакалась.
— О, миледи, я должна была вам сказать… Но если бы я сказала… — всхлипнула. — Вы так переживали из-за сэра Эйдана, и я не хотела вас еще больше огорчать. К тому же я боялась, что вы выгоните меня из Раткеннона, потому что вы не поверили бы мне. Ведь когда служанка говорит подобные вещи о брате госпожи… О, миледи, я себе никогда этого не прощу.
— Роуз, о чем ты?..
— Ваш брат… Он пытался забраться мне под юбку в первый же вечер, когда сюда приехал. Но, поверьте, миледи, мне и в голову не могло прийти, что он увезет мисс Кассандру! Что же нам теперь делать? Почти все уехали с сэром Эйданом. А остальные мужчины ловят лошадей. Я как раз шла, чтобы сказать вам: Гиббон сообщил, что примерно час назад кто-то выпустил из конюшни всех лошадей. Все породистые лошади сэра Эйдана разбежались. Может, это устроил ваш братец?
Нора молча кивнула. Теперь она уже не сомневалась: Ричард способен на все.
— Я могу сходить за мужчинами, — предложила Роуз. — Может, поискать их?
— Нет, искать слишком долго. Я сама поеду за Кассандрой.
— Но, миледи, вы не можете! Если ваш брат… Если он посягнул на мисс Кассандру, то что же он сделает с вами?!
— По моей вине Ричард проник в этот дом. Я и должна нести ответственность за все случившееся. Вот только… Я не знаю, откуда начинать поиски. Куда он мог ее увезти? Роуз, пожалуйста, подскажи что-нибудь.
Девушка прикусила губу.
— Ваш брат… Он уговаривал меня поехать с ним в один заброшенный домик. Его называют коттедж Нунан. Пытался соблазнить меня. И если он решил спрятать мисс Кассандру, то, возможно…
Нора кивнула:
— Да, Роуз, я тебя слушаю. Где находится этот домик?
— Примерно в десяти милях к западу отсюда. Нужно сначала ехать в сторону цыганского табора, а потом скакать в сторону долины. Там есть дорога, уходящая влево. Домик в самом ее конце. Но вы все равно не сможете отправиться за ними в погоню. Нет лошадей.
— Но, может быть, одна осталась? Господи, сделай так, чтобы осталась хотя бы одна лошадь! — Нора бросилась к двери, но тут же остановилась и, обернувшись к девушке, сказала: — Найди кого-нибудь, Роуз. Отправь человека за сэром Эйданом. Пусть ему передадут вот это. — Она вручила служанке кожаный томик и записку. — И пусть ищут моего брата на всех дорогах.
Выбежав из комнаты, Нора бросилась к лестнице. Минуту спустя она уже подбегала к конюшням.
Глава 24
Эйдана сопровождала дюжина всадников. Конный отряд состоял из самых сильных и смелых людей, и все они были настроены весьма решительно, все горели желанием схватиться с негодяем, посмевшим угрожать их маленькой госпоже.
«Но кто же он? — спрашивал себя Эйдан. — Кто этот негодяй, посмевший посягнуть на Кэсси? И почему я все время вспоминаю сводного брата Норы?»
Конечно, Фарнсуорт вел себя вызывающе и действовал ему на нервы. Но он сводный брат Норы, так что приходилось терпеть.
Да, он терпел, однако в ушах у него все еще звучал насмешливый голос англичанина.
«Считай меня ответственным за все, что произойдет с твоей дочерью с этого момента…» — кажется, так он сказал. И еще: «Но ведь жизнь — это игра. Игра с самим дьяволом. Интересно, кто же на сей раз одержит победу?»
Разумеется, Фарнсуорт просто напыщенный индюк. Человек крайне неприятный, но вполне безобидный. И к сожалению, на редкость безответственный. Только безответственный болван мог отпустить Нору в Раткеннон без сопровождения.
Но почему же он приехал сюда? Ведь отнюдь не пылкая любовь к сводной сестре привела его в Раткеннон. Но что же в таком случае? Действительно, зачем он явился в замок?
И тут Эйдана осенило. Ему вспомнилась сцена за обеденным столом — тогда Фарнсуорт внезапно поднялся и принялся массировать ногу, а Кэсси спросила, что у него с ногой. Англичанин же усмехнулся и ответил: «Я мчался по скользкой дороге в экипаже, и карета перевернулась — тогда была ужасная гроза. Трое суток я пролежал на камнях, пока меня не подобрал какой-то рыбак».
Скользкая дорога… Ужасная гроза… Карета перевернулась… Так неужели Фарнсуорт — это тот самый…
Нет, не может быть. Невероятно. Конечно же, это просто совпадения.
И все же было совершенно очевидно, что Ричард Фарнсуорт приехал в Раткеннон вовсе не из-за любви к сводной сестре. Но почему же он сюда приехал? И почему любезничал с Кэсси? Ведь он явно пытался понравиться малышке, в этом не могло быть сомнений.
Внезапно небо прорезала вспышка молнии, и эта молния словно высветила перед Эйданом картину: они с Норой сидят у постели спящей Кэсси, и он показывает Норе медальон на шее девочки. А Нора сказала, что у ее матери был похожий, с двумя миниатюрами внутри. Похожий? Еще одно совпадение?
Медальон подарил Делии один из ее любовников… Один из любовников…
Тут сердце Эйдана будто стрелой пронзило. Нет, конечно же, не совпадения! Ведь они тогда так и не нашли любовника Делии, человека, управлявшего каретой.
Ужасная гроза… Перевернувшийся экипаж… Трое суток на камнях…
Господи, со дня кошмара той грозовой ночи прошло столько времени! Восемь лет. И если Фарнсуорт действительно тот самый человек… Эйдан на мгновение закрыл глаза, и ему вспомнилось, как Нора бросилась в объятия сводного брата. А затем познакомила его с Кассандрой, которую англичанин сразу же очаровал.
Кассандра!
Эйдан резко натянул поводья, заставив Отважного остановиться. Все всадники последовали его примеру.
— Что случилось?! — заорал Шон О'Дей. — Сэр Эйдан, в чем дело?!
— Я должен возвратиться в Раткеннон.
— Но, сэр, это в обратном направлении. Негодяй, которого вы ищете, скрывается в гостинице.
Эйдан в растерянности пожал плечами. «Что, если я ошибаюсь? — думал он. — Что, если Ричард ни в чем не виноват, а негодяй в „Репейнике“? В таком случае я только потеряю время, если вернусь в замок».
— Пожалуй, я вернусь домой, а вы продолжайте путь.
— Сэр, я не понимаю…
— Делай то, что я приказал! — рявкнул Эйдан. Он всадил шпоры в бока своего жеребца, и тот, сорвавшись с места, галопом понесся в сторону замка.
Отважный вихрем несся по темной дороге, но Эйдану показалось, что прошла целая вечность, прежде чем он остановился у ворот замка. И, увы, его ужасные предчувствия подтвердились. Подъехав к конюшне, он увидел заплаканную Роуз помогала Калви Сайпсу взобраться на лошадь, так как тот еще не совсем оправился после ранения.
Заметив Эйдана, девушка закричала:
— О, сэр, слава Богу, что вы вернулись! — Оставив Калви, она бросилась к хозяину.
— Роуз, где Нора? Где Кассандра?
— Вы должны ей помочь! Их… Пресвятая Мария, он увез молодую мисс!
— Англичанин?! — воскликнул Эйдан. — Он увез Кассандру?!
Но Эйдан и так уже знал ответ.
— Да, он. А миледи отправилась за ним. Она оставила вам это. И просила вас поторопиться.
Тут горничная сунула руку в карман передника и вытащила книгу в кожаном переплете. Она передала книгу хозяину, а потом протянула ему записку.
Эйдан подъехал к ближайшему фонарю и раскрыл том. Пробежав глазами строчки, он вдруг почувствовал, что задыхается… И тотчас же все поплыло у него перед глазами, а сердце словно стиснула чья-то рука.
Три ставки…
Сэр Эйдан женится… Его жена переспит с другим мужчиной… Дочь Кейна будет похищена охотником за приданым…
Негодяй продумал все до мелочей. Он долгие годы готовил свою месть и просчитал каждый шаг.
И тут же перед ним возникло видение: Нора и Филипп Монтгомери в саду. Он обнимает ее и умоляет стать его возлюбленной. И там же, в саду, едва не похитили Кассандру… А затем в замке появляется Фарнсуорт, тотчас очаровавший малышку Кэсси.
Да, именно для этого Фарнсуорт прибыл в Ирландию. Он появился здесь для того, чтобы уничтожить своего врага.
Господи, возможно ли, чтобы Нора — его Нора — догадывалась об отведенной ей роли в этой дьявольской игре? Неужели она приехала сюда, сознавая…
Нет, невозможно. Нора не способна на предательство. Конечно же, она была лишь орудием в руках негодяя. Конечно же, она не знала о замыслах брата.
Отбросив кожаный том, Эйдан развернул записку. То, что он прочитал, показалось ему еще более отвратительным и гнусным, чем пари. Фарнсуорт высмеивал его, издевался над ним, глумился. Он похвалялся своей ловкостью, похвалялся своей местью.
— Куда?! — прохрипел Эйдан. — Куда поехал Фарнсуорт?!
— Не знаю. Возможно, в заброшенный домик Нунан.
Коттедж Нунан был еще одним свидетельством вероломства и жестокости Кейнов. Обитателей домика выселили во времена его отца, выселили в тот момент, когда жена хозяина корчилась в родовых схватках. Молодого мужа застрелили, когда тот от безысходности и отчаяния бросился на своего господина. К горлу Эйдана подступила тошнота, когда он представил, что, возможно, стены этого дома сейчас слышат отчаянные крики его Кассандры.
А что будет с Норой? О Господи, разве сможет его жена противостоять Фарнсуорту? Разве сможет противостоять этому чудовищу, даже если сумеет найти его?
Эйдан выругался сквозь зубы. О, как же он глуп! Почему он не догадался вернуть домой Шона и остальных? Почему? Раненый Калви едва ли сможет держаться на лошади. И уж тем более не сможет отбить Кассандру у Фарнсуорта, если даже обнаружит их.
Тяжко вздохнув, Эйдан повернулся к»служанке:
— Роуз, тебе придется отправиться за Шоном и остальными мужчинами. Приведи их обратно. Мне нужна помощь, пойми!
Девушка со страхом уставилась на лошадь Калви.
— Я не знаю. Я не умею ездить на лошади… Ничего в них не смыслю…
— У тебя получится, дорогая. Я знаю, у тебя получится, — приободрил девушку Эйдан. — Кэсси может находиться где угодно. Мне нужны помощники, чтобы обшарить все дороги и тропы.
— Да, милорд, я постараюсь… — пролепетала Роуз. — Я попытаюсь их найти.
Молча кивнув девушке, Эйдан направил своего жеребца к ближайшим воротам. Несколько мгновений спустя он исчез во тьме.
Прислушиваясь к стуку копыт и ударам своего сердца, Эйдан думал о том, что этой ночью ему предстоит сразиться с самим дьяволом. И он обязан был победить в этой схватке, потому что на кон была поставлена душа его дочери. «И еще жизнь любимой», — подумал он неожиданно. Да, он любил Нору, теперь в этом уже не было сомнений.
Ослепительные молнии отточенными стрелами пронзали небо, но Нора, обычно боявшаяся грозы, сейчас не обращала ни малейшего внимания ни на молнии, ни на раскаты грома. С каждым ударом копыт драгоценные минуты ускользали от нее, и ее страдания все усиливались. Ей представлялись ужасные сцены, представлялось то, что придется бедной Кассандре вытерпеть от Ричарда.
И виновата в этом была она, Нора. Ведь только благодаря ей Ричард проник в Раткеннон, только из-за нее Кассандра оказалась в руках негодяя.
Нора натянула поводья, понуждая лошадь остановиться, и осмотрелась в поисках дороги, о которой говорила Роуз. Тут очередная вспышка молнии осветила узкую тропу, и Нора поняла, что именно об этой дороге говорила молодая ирландка. Во всяком случае, другой дороги в этом месте не было. «Только бы не совершить еще одну ошибку», — Нора, поворачивая на тропинку.
Тропа петляла и временами совершенно исчезала из виду, так что Норе приходилось то и дело останавливаться и отыскивать дорогу. «Неужели я еду не в ту сторону? — думала она. — Если я ошиблась, то до рассвета мне не отыскать нужную дорогу. И тогда я уже ничем не смогу помочь Кассандре».
Она едва не разрыдалась от радости, когда заметила впереди какой-то огонек. Приблизившись к нему, Нора сразу же поняла, что это и есть заброшенный домик, о котором говорила Роуз. Домик казался ужасно ветхим, и было ясно, что в нем давно уже никто не жил. «Даже стекол в окнах нет», — подумала Нора.
Подъехав к коттеджу, она спешилась и, оставив лошадь у кустарника, подбежала к двери. Распахнув ее, переступила порог и в ужасе замерла.
Кассандра сидела на грязной подстилке, и мерцающий свет масляной лампы, стоявшей на колченогом стуле, окрашивал ее кожу в зловещие оттенки. Золотистые волосы с застрявшими в прядях листочками и травинками разметались по спине и по плечам, а разорванное платье девочки лежало рядом с ней на полу. Кэсси была в нижней сорочке, и одна бретелька сползла с плечика. Кисти ее рук были перетянуты шелковым шнуром, на локте алела ссадина, а на подбородке отчетливо проступал синяк. Ричард же, обнаженный до пояса, медленно приближался к ней.
Когда дверь распахнулась, Кассандра вскрикнула, а Ричард вздрогнул и обернулся; при этом в глаза сразу же бросились свежие царапины, оставленные на его лице ногтями Кассандры.
Рука Ричарда метнулась к перламутровой рукоятке пистолета, лежавшего поверх его сюртука, но в следующее мгновение он узнал Нору и замер в изумлении — было совершенно очевидно, что он никак не ожидал увидеть сестру.
— Будь я проклят, — проворчал Ричард с усмешкой. — Кто бы мог подумать…
— Ричард, ты сошел с ума! — воскликнула Нора. — Отпусти ее!
— Нора! — Громкий крик Кассандры пронзил ей сердце. Девочка вскочила на ноги и сделала движение в сторону Норы, но Ричард преградил ей дорогу.
— Не так быстро, моя дорогая. — Он сунул пистолет за пояс. — Мы пока еще не готовы принимать поздравления даже от сводной сестры, сделавшей реальным наш романтический союз. Но как только мы покончим с малоприятными формальностями первой брачной ночи…
— Нет, ты не можешь на ней жениться, — заявила Нора. — Ты не можешь…
— Сначала я намерен сделать девчонку своей. По правде говоря, я бы уже справился с этим, если бы она не умудрилась спрыгнуть с лошади и удрать от меня. Мне пришлось как следует потрудиться, чтобы поймать беглянку. Но, помяни мое слово, я научу малышку послушанию. Научу, как только сделаю ее своей женой.
Ричард поднес ладонь к расцарапанной щеке.
— Я никогда не выйду за тебя замуж! — выпалила Кассандра. — Нора, пожалуйста, помоги мне!
— Нора не может тебе помочь, — с усмешкой проговорил Ричард. — Но, даже если бы она попыталась вмешаться, это не пошло бы никому на пользу. Как только твой драгоценный отец узнает о ее причастности к моим пари, он ее возненавидит. От нее все отвернутся, и она останется одна, никто не захочет иметь с ней дело. Но тебе не стоит беспокоиться о будущем Норы, Кассандра. Она получит в качестве награды за свое соучастие в моем плане полную материальную независимость, то есть кругленькую сумму из твоего приданого. Этих денег ей хватит, чтобы обеспечить себе безбедное существование.
Нора уставилась на Ричарда в полном недоумении. «О Господи, — думала она, — неужели он рассчитывает на меня, неужели полагает, что я могу одобрить его ужасный план?»
— О, Нора… — прошептала Кассандра. — Ты знала о его замысле заранее?
— Нет, Кэсси, конечно, нет, — пробормотала Нора. — Он лжет, не верь ему.
— Естественно, она ничего не знала, — подтвердил Ричард. — Это я наткнулся на твое письмо, и именно я все придумал. Увы, я не учел лишь одного… Не знал, что она так глупа, не думал, что она влюбится в такого развратного мерзавца, как твой отец. Это непредвиденное обстоятельство чертовски усложнило задачу.
Нора сделала глубокий вдох. Немного успокоившись, проговорила:
— Ричард, ты должен образумиться. Позволь ей уйти. Не знаю, какой демон в тебя вселился и толкнул на этот безумный шаг, но ты должен понять: Кассандра ни в чем не виновата. Она дитя. Будь милосерден…
— Милосердие? Ты еще смеешь говорить о милосердии? По милости ее отца я три дня гнил на камнях со сломанными костями и ждал, когда смерть придет, чтобы положить конец моим страданиям. Если бы не рыбак, который нашел меня, я бы сдох на этих камнях. Вероятно, Кейн хотел именно этого.
— Нет, я не верю… — Нора покачала головой. — Эйдан не такой, как ты думаешь. И вообще, при чем здесь Эйдан? Почему ты его ненавидишь? Какое отношение он имеет к этой катастрофе?
— Какое отношение? Ты хочешь это узнать, дорогая сестричка? Что ж, я покажу тебе кое-что.
Ричард подошел к Кассандре и подхватил пальцами медальон, висевший на тонкой цепочке на шее девочки. Сорвав цепочку, он швырнул украшение на грязный пол и раздавил каблуком. Затем поддел раздавленный медальон носком сапога и с усмешкой взглянул на Нору.
— Узнаешь, дорогая сестричка?
— Что это? Я ничего не понимаю, — пробормотала Нора.
— Неужели не узнаешь? Видишь ли, джентльмен в знак любви должен дарить своей возлюбленной всякие безделушки, а мой отец всегда был скрягой. Я не мог сделать ни одной покупки и поэтому взял этот медальон из шкатулки твоей матери. Я подарил его Делии Кейн в ту ночь, когда мы сговорились бежать.
Нора в изумлении уставилась на сводного брата. Ей тотчас же вспомнился рассказ Эйдана. Рассказ о том, как он преследовал жену и ее любовника, похитивших Кэсси. И почему-то вспомнилось, что тогда была такая же ночь, как эта, — так же сверкали молнии и гремел гром.
— О Боже, Ричард… Значит, это был ты?.. — Нора осеклась и перевела взгляд на залитое слезами лицо Кассандры. Она понимала, что следует оградить девочку от ужасных откровений Ричарда, но было уже поздно.
— Значит, это ты был тем человеком, который ждал нас с мамой в ту ночь? В ночь, когда случилось несчастье? — спросила Кэсси.
Ричард кивнул:
— Да, я. И я действительно любил Делию. Познакомившись с ней, я почувствовал себя… Почувствовал себя настоящим мужчиной, человеком, с которым нельзя не считаться. — Лицо Ричарда исказилось — было очевидно, что слова даются ему с величайшим трудом. — И я стал таким только благодаря ей.
Нора невольно поежилась. Она знала: Ричард говорит правду. Ее брат был еще одним из тех, кого погубила эта женщина.
Он судорожно сглотнул и вновь заговорил:
— В ту ночь, когда перевернулась карета, я сломал ногу. Сломал при падении на камни. А моя рука…
— Пожалуйста, не надо… — Нора покосилась на девочку та в ужасе смотрела на Ричарда.
— Не надо? Не надо рассказывать правду этой гордой маленькой принцессе? Мне понадобился год, чтобы подняться с постели и снова научиться ходить. Но я еще ничего не сказал о боли! Впрочем, на физические страдания я не обращал внимания. Я решил отомстить Кейну, но не пулей. Пуля — это было бы слишком быстро и слишком милосердно. Я хотел, чтобы он прошел через тот ад, который достался мне, чтобы он знал бессилие, угнетавшее Делию все эти годы, пока она находилась в его власти.
Кассандра тихонько всхлипнула, и сердце Норы сжалось.
— Не слушай его, Кэсси. Этот человек — безумец.
— Уверяю тебя, я в здравом уме. Ни один сумасшедший не додумался бы до такого идеального плана мести и не сумел бы его осуществить.
— Ричард, поверь, как только Эйдан пришел в себя, он сразу же отправил на место катастрофы своих людей. Он сам находился на волосок от смерти, когда доставил Кассандру к доктору.
— Ты полагаешь, что я тебе поверю? Он довел Делию до погибели и бросил меня умирать. И теперь я заставлю его заплатить за это.
— Отыгравшись на невинной девочке?
— Да, к несчастью. Но ничего не поделаешь. Девчонка — лучшее оружие против Кейна, и я намерен воспользоваться этим оружием без жалости.
Нора пыталась найти какие-то слова, которые могли бы остановить Ричарда.
— Пойми, Кассандра — дочь Делии. И если ты любил Делию, то как можешь причинить зло ее дочери?
— Так будет лучше для всех. Кассандре лучше находиться подальше от такого отца. Боль потери девственности не такое уж несчастье. — Его губы исказила гримаса отвращения. — И видит Бог, я больше никогда не смогу к ней прикоснуться. Как мне пережить то, что она жива, а Делии нет на свете?
— Делия возненавидела бы тебя за то, что ты причинил зло ее ребенку. Я уверена…
— Что можешь ты знать о такой женщине, как Делия? Ничего! Ты не сможешь остановить меня, Нора. Никто не сможет.
— Ричард, отпусти ее, и тогда…
— Нет.
Все было кончено. Нора поняла, что никто его не остановит. Даже дьявол не помешал бы ему исполнить задуманное.
Собравшись с духом, Нора схватилась за рукоятку пистолета и выхватила его из-за пояса. Ее рука дрожала.
— Я не позволю тебе посягнуть на Кассандру, если даже мне придется тебя застрелить.
Ричард взглянул на нее с усмешкой.
— Ты полагаешь, дорогая сестрица, что я поверю тебе. Думаешь, ты сможешь нажать на спусковой крючок? Думаешь, что сможешь убить своего сводного брата?
Нора стиснула зубы и еще крепче сжала рукоятку оружия.
— Я сделаю то, что должна сделать.
— Неужели ты меня застрелишь? Застрелишь ради Эйдана Кейна? — Ричард рассмеялся. — Дорогая, не думал, что ты настолько глупа. Он начнет изменять тебе еще до того, как ты понесешь от него первого ребенка. Он будет развлекаться с красивыми женщинами, будет потешаться и издеваться над тобой. Всем известно, кто такой Эйдан Кейн. Он всегда выбирал самых привлекательных из женщин.
Нора с отчаянием утопающего ухватилась за возможность отвлечь Ричарда, дать ему новый повод позлорадствовать.
— Эйдан считает меня красивой.
Ричард громко выругался и двинулся в ее сторону.
— Боже, я никогда не мог понять, как этот негодяй сумел заставить Делию Марч выйти за него замуж! — воскликнул он, приблизившись еще на несколько шагов.
Пистолет дрогнул в руке Норы.
— Кассандра, встань и подойди ко мне.
— Она никуда не пойдет, — заявил Ричард. — Я уже объяснил тебе, почему все будет так, как я решил.
— Ричард, — взмолилась Нора, — не заставляй меня…
— Стрелять? Уверяю тебя, ты не выстрелишь. А я… Я слишком долго ждал возможности отомстить, Нора. И не собираюсь упускать свой шанс теперь. Ты и так уже помешала мне выиграть одно пари, когда отказалась переспать с Монтгомери. Должен признаться, что эта ошибка обойдется мне в кругленькую сумму. Но не стоит оплакивать то, что не поддается исправлению, не так ли?
— Филипп? Филипп знал о пари?
Ошеломленная словами брата, Нора попятилась.
— Благородный Филипп Монтгомери? Монтгомери вздыхал по тебе еще до того, как ты покинула Англию. Если бы у него водились денежки, то он и сам женился бы на тебе. Но нет, славному семейству Монтгомери нужны богатые невесты, а не такие, какой была ты. Когда, по моим расчетам, ты должна была уже сочетаться законным браком, я просто обмолвился об этом Филиппу, уточнив, что ты находишься в грязных лапах гнусного Эйдана Кейна. И Монтгомери поступил так, как я и ожидал. Отправился в Ирландию, чтобы стать твоим защитником. Я старался ради твоего блага, Нора. Хотел осуществить желание твоего сердца. Роман с Филиппом Монтгомери мог бы стать тебе наградой за участие в моей игре. Но нет, ты не захотела принять мой подарок. Ты всегда придерживалась собственных принципов.
Ричард приблизился еще на несколько шагов. Его глаза сверкали, и Нора снова подумала о том, что даже дьявол не смог бы его остановить. Если она хочет спасти Кассандру, то ей придется нажать на этот проклятый курок.
Ричард подошел уже совсем близко. Усмехнувшись, он проговорил:
— Ты собираешься убить меня, Нора? У тебя хватит духу меня убить? Интересно, ты будешь смотреть, как я умираю?
Перед ее мысленным взором возник Эйдан на развалинах замка Кейслин-Алейн. А потом она увидела бабочек в крохотных ладошках Кассандры…
На мгновение закрыв глаза, Нора надавила на курок. Но в этот же миг Ричард выбросил вперед руку и перехватил оружие. Пружина сработала, но удар пришелся по пальцу Ричарда, и выстрела не последовало.
Нора вцепилась в пистолет, пытаясь снова выстрелить, но Ричард вырвал оружие у нее из рук и в гневе закричал:
— Ты все же нажала на курок! Ты готова убить своего брата ради распутного мерзавца вроде Эйдана Кейна?! Разве ты не понимаешь, что я собираюсь сделать для тебя?!
Ричард вдруг размахнулся и с силой ударил Нору кулаком в лицо. Нора вскрикнула от боли, и в глазах у нее потемнело. Она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание, но все же усилием воли ей удалось удержаться на ногах. В эти мгновения она думала об Эйдане, думала о том, что станет с ее возлюбленным, если с Кассандрой что-нибудь случится.
Отступив на шаг, она попыталась нащупать за поясом бриджей второй пистолет, но Ричард, двигаясь с дьявольской быстротой, и на сей раз ее опередил. Выхватив у нее оружие, он заорал:
— Черт побери, Нора, ты все испортила! Боюсь, что мне придется тебя пристрелить! Еще одна печальная необходимость. Не очень приятная сцена для глаз моей суженой, однако ты не оставляешь мне выбора.
Нора похолодела. Она не сомневалась в том, что Ричард приведет свою угрозу в исполнение — это было написано на его лице. Пристально глядя на нее, он продолжал:
— Тебе не следовало вмешиваться в мою игру, дорогая сестричка.
— Нет! Нора! — Кассандра попыталась освободиться от пут. — Если ты выстрелишь в нее, кто-нибудь услышит!
— Поблизости никого нет, — заявил Ричард. — Я об этом позаботился.
Нора взглянула на девочку и в отчаянии воскликнула:
— Кассандра, не бойся! Что бы со мной ни случилось, твой папа найдет тебя! Он найдет тебя и спасет. Ричард не сможет ничего сделать с твоей душой, моя дорогая. Помни об этом.
— Фарнсуорт вообще ничего не сможет сделать! — раздался яростный крик.
Нора повернулась к двери и воскликнула:
— О, Эйдан! Ты нас нашел! Слава Богу!
В следующее мгновение Ричард схватил ее за волосы и, рывком притянув к себе, приставил к ее горлу холодный ствол пистолета.
Но Нора уже ничего не боялась — ведь перед ней в дверном проеме стоял Эйдан, и он был прекрасен и грозен, как кельтский воин, явившийся, чтобы спасти свою возлюбленную. В руке он сжимал пистолет, и глаза его сверкали гневом.
Глядя в упор на Ричарда, Эйдан проговорил:
— Фарнсуорт, я именно тот, кто тебе нужен. Не Нора и не Кассандра. Хочешь заключить новое пари? Вот оно: сегодня я убью тебя за то, что ты сделал, не сомневайся.
— Попытаться тебе, конечно, никто не запрещает. Если только ты не боишься пожертвовать своей молодой женой, Кейн. Так как же, Кейн? Кем хочешь пожертвовать? Молодой женой или дочерью? В любом случае я выигрываю.
— Ты действительно дьявол, Фарнсуорт.
— Да, несомненно. Так что лучше опусти свой пистолет, Кейн. Или я нажму на курок.
Фарнсуорт дернул Нору за волосы, и она вскрикнула от боли. Но тут же снова взглянула на мужа и с мольбой в голосе проговорила:
— Не слушай его, Эйдан. Иначе он убьет тебя. А ты должен вызволить Кассандру…
— Какое благородство, милая сестрица. Ты только что пыталась убить меня, но готова принести себя в жертву во имя любви к этому мерзавцу, ублажающему шлюх.
Нора видела, как исказилось лицо Эйдана и как согнулся его побелевший от напряжения палец, приложенный к курку. В следующую секунду Фарнсуорт снова заговорил:
— Так что же ты выбираешь, Кейн? Поторопись. Я бы предпочел как можно быстрее покончить с этим делом. Мне бы не хотелось заставлять твою дочь слишком долго ждать прелестей первой брачной ночи.
Тут Нора наконец-то осознала весь ужас положения Эйдана. Она знала, что есть только один способ покончить с этим: самой спровоцировать брата нажать на спусковой крючок, чтобы он больше не вынуждал Эйдана мучиться дьявольским выбором. Только она приготовилась предпринять попытку освободиться, чтобы заставить Ричарда спустить курок, как услышала глухой стук — Эйдан бросил пистолет на пол.
— Нет, — всхлипнула Нора. — Эйдан, нет! Зачем ты сделал это?..
— Нора, я не могу допустить, чтобы он…
Тут Фарнсуорт вдруг рассмеялся:
— Должен признаться, что это проявление нежности меня несказанно удивляет, Кейн. Откуда такое благородство? Ведь тебе уже приходилось убивать женщин, не так ли?
— Та женщина сама сделала выбор.
— Та женщина? Почему такая неопределенность? Ах, тебе не хочется, чтобы Кассандра об этом знала, верно? Он говорит о твоей матери, любимая. У нее и впрямь не было выбора с того момента, как твой отец надел ей на палец обручальное кольцо. Расскажи, Кейн, что это значит, когда собственная жена тебя ненавидит? О чем ты думал, чувствуя, как подсыпанный ею яд разливается по твоим жилам? Ты знала об этом, Кассандра? Он превратил жизнь твоей матери в такой ад, что она даже пыталась отравить его.
— Папа… — прозвучал жалобный голосок девочки.
— Она отравила его, потому что только так получила возможность сбежать от него, — продолжал Ричард. — Но мерзавец не умер. Он бросился за нами в погоню, преследовал нас. Это из-за него экипаж перевернулся. Только из-за него…
— Папа не виноват! Не виноват!
Нора видела, что Эйдан едва сдерживает свою ярость. Видела, как он ищет способ атаковать Фарнсуорта, не подвергнув ее опасности.
— Нет, именно Кейн виноват в этом! Это он убил Делию, хотя и не стрелял в нее! Что ему? Он пьянствовал и просаживал за картами состояния. А свою жену привез в Ирландию, заточил в замке и повесил ей на шею ребенка, которого она не хотела.
— Но мама все-таки забрала меня с собой! — закричала Кассандра. — Я была с ней в экипаже! В ту ночь…
— Кассандра, не слушай его! — прохрипела Нора. — Не верь…
— Она ненавидела тебя, маленькая глупышка! — заорал Фарнсуорт. — Ненавидела тебя, потому что ты была вечным напоминанием о том, что она однажды польстилась на это ирландское отродье. Все ночи, что я держал ее в объятиях, она проклинала тот день, когда ты появилась на свет. Когда Делия согласилась бежать со мной, она сказала, что решила взять тебя с собой вовсе не потому, что ты была ей нужна. Она взяла тебя с собой, потому что хотела отомстить твоему отцу — слишком много ей пришлось от него вытерпеть.
— Фарнсуорт, ты…
Эйдан сделал шаг вперед. Его лицо побелело. Нора вскрикнула от боли, когда ствол пистолета еще глубже вонзился ей в горло. Фарнсуорт же тем временем продолжал:
— Расскажи ей, Кейн. Расскажи своей дочери правду.
— Какую правду?
— Правду о себе, разумеется. Скажи ей о том, что тебя уже восемь лет не принимают ни в одном лондонском доме. И что ни одна достойная женщина не позволила бы тебе прикоснуться даже к подолу своего платья. Расскажи о том, что ты игрок, мошенник и дуэлянт, десятки раз дравшийся на дуэли из-за сомнительных прелестей очередной шлюхи. Кассандра, неужели ты не понимаешь, кто твой отец?
— Я тебе не верю! — закричала девочка.
— Скажи ей, Кейн. Скажи ей правду.
Эйдан перевел взгляд на дочь. Судорожно сглотнув, пробормотал:
— Кэсси, я… Это правда. Все до последнего слова.
— Папа…
Фарнсуорт громко рассмеялся — он торжествовал победу, его враг был повержен.
— Это так, моя девочка. — Голос Эйдана дрогнул. — Фарнсуорт сказал обо мне истинную правду. Поэтому я и держал тебя в замке. Не хотел, чтобы ты узнала правду. Но теперь ты уже почти взрослая, Кэсси, и ты должна…
Эйдан внезапно умолк; он пытался найти какой-то выход, он должен был вызволить Нору.
Фарнсуорт же сохранял спокойствие; он нервничал только в те минуты, когда говорил о Делии.
«Разговоры о Делии — вот что выводит его из себя», — подумал Эйдан. И он решил воспользоваться этой слабостью противника — пусть даже Кэсси ужаснется, услышав его слова.
Презрительно усмехнувшись, Эйдан проговорила:
— Ты ведь любил ее, правда? Любил Делию, а, Фарнсуорт? О, несчастный глупец, ослепленный страстью.
Фарнсуорт замер на мгновение, потом воскликнул:
— Она была самой замечательной женщиной на свете! Но ты, разумеется, этого не понимал. Да, ты совершенно ее не понимал.
Эйдан рассмеялся.
— Множество мужчин понимали мою жену. Я даже не в состоянии их всех сосчитать. Она была шлюхой и коллекционировала мужские сердца, как некоторые коллекционируют засушенных бабочек. Но таких, как ты, ей было мало, и она стремилась к новым развлечениям.
Фарнсуорт побледнел.
— Не смей чернить ее, мерзавец! Она спала с другими мужчинами только потому, что для нее это был единственный способ избежать твоих домогательств! Но когда мы полюбили друг друга, она больше никого другого не желала. Ей больше никто не был нужен!
— Это она тебе сказала?
— Она любила меня! Только меня! Мы собирались начать новую жизнь в другом месте. Там, где ты не смог бы нас найти.
— Мне было все равно — даже если бы вы с Делией обосновались в соседней спальне. Более того, я был бы только рад! Во всяком случае, имел бы представление, кто навещает ее в спальне. И Делия прекрасно знала: я и бровью не повел бы, если бы она сбежала хоть с полком солдат, но при условии, что оставила бы Кассандру в покое.
Эйдан похолодел, когда заметил в глазах Фарнсуорта какой-то дикий, пугающий блеск. В эту минуту он со всей отчетливостью понял: Фарнсуорт может в любой момент нажать на спусковой крючок.
— Делия должна была отплатить тебе, Кейн, за те страдания, которым ты ее подверг. Мы намеревались отделаться от Кассандры после прибытия во Францию. Хотели подбросить ее на крыльцо какой-нибудь хижины. Мы не собирались держать в своем доме твое отродье.
При этих словах Эйдан едва не задохнулся от гнева. Он уже хотел броситься на англичанина, но, вовремя сдержавшись, вновь заговорил:
— Значит, ты не побоялся испытать на себе всю силу моего гнева, лишь бы Делия могла осуществить свою безумную месть, не так ли? Великую страсть, очевидно, вы питали друг к другу, Фарнсуорт. Это трогает меня до глубины души.
Фарнсуорт с усмешкой пожал плечами.
— Но у меня есть к тебе один вопрос, — продолжал Эйдан. — Если Делия любила тебя столь самозабвенно, тогда почему же в день вашего побега я обнаружил ее в чулане с рослым помощником конюха?
— Нет! — Лицо Фарнсуорта исказилось до неузнаваемости. Пистолет в его руке задрожал, царапая нежную кожу Норы. — Ты лжешь! Я не верю тебе!
— Она вцепилась в его плечи и издавала стоны, уверяю тебя. Когда я наткнулся на них, она рассмеялась. Но теперь я знаю: она смеялась не надо мной, она смеялась над тобой.
— Я не верю тебе!
— Ты глупец, Фарнсуорт. Она просто дурачила тебя, водила за нос. И таких, как ты, было множество.
Из груди Фарнсуорта вырвался яростный вопль, и он, взмахнув пистолетом, навел его на Эйдана.
Этого момента Эйдан и дожидался. Он бросился на своего врага, а Нора вырвалась из его хватки и метнулась в сторону.
Эйдан был выше и сильнее англичанина, но Фарнсуорт боролся с отчаянием сумасшедшего, и справиться с ним было не так-то просто — Эйдан почти сразу же это понял. Он слышал отчаянные крики Кассандры и видел ее искаженное ужасом лицо, — конечно же, девочку ужаснули слова отца, слова, сказанные им о ее матери.
В какой-то момент Эйдан изловчился и нанес противнику сильнейший удар в челюсть. Англичанин попятился, но тут же снова бросился на врага и ударил его ногой под ребра. Раздался мерзкий треск, и Эйдана прорезала острая боль — удар пришелся в ребро, которое только начало срастаться.
Эйдан отшатнулся; он пытался собраться с силами. Но тут Фарнсуорт схватил лежавшую на полу доску и, размахивая ею, принялся теснить противника.
Отступая, Эйдан зацепился ногой за ножку стола и, не удержавшись, рухнул на пол. Фарнсуорт тут же взмахнул доской и нанес Эйдану удар в плечо. Затем отбросив свое оружие, вцепился противнику в горло.
Оглушенный ударом, Эйдан не сразу собрался с силами; он задыхался и хрипел — англичанин все крепче сжимал его горло. В какой-то момент он почувствовал, что теряет сознание. «Еще несколько мгновений — и все будет кончено», — промелькнуло у него. Но тут Эйдан вспомнил о дочери, вспомнил о Норе — и силы чудесным образом вернулись к нему.
Собрав волю в кулак, Эйдан согнул ногу в колене и нанес противнику удар в пах. Англичанин взвыл от боли, и пальцы его разжались. Эйдан попытался подняться на ноги, но тут вдруг почувствовал, как в щеку его уперлось что-то твердое и холодное. В следующее мгновение он понял, что это пистолет; оказывается, Фарнсуорт каким-то образом ухитрился подобрать его с пола.
— Тебе конец, Кейн, — прошипел англичанин. — Тебе конец.
Эйдан заметил краем глаза бледное лицо Норы; он знал: Нора — это последнее, что он видит. Сейчас пистолетный выстрел подведет итог его беспутной жизни. Больше всего он сожалел в этот миг о том, что так и не набрался смелости сказать Норе, что любит ее.
Внезапно что-то словно вспыхнуло у него перед глазами. А затем на голову его противника обрушилась масляная лампа, зажатая в руках Норы. И тут же раздался звон стекла.
Фарнсуорт дернулся, и пистолет выстрелил. Боль обожгла висок Эйдана, но пуля, к счастью, лишь содрала кожу на виске. Секунду спустя англичанина охватили языки пламени, и раздался его истошный вопль. Он рванулся к Норе, словно в этот момент истины хотел увлечь ее за собой в преисподнюю, но Эйдан, собравшись с силами, выбросил вперед руку и оттолкнул негодяя.
На Эйдана дождем посыпались искры, опаляя кожу. Кассандра с визгом вскочила на ноги, когда англичанин, покачнувшись, повалился на подстилку. Подстилка, набитая сухой соломой, вспыхнула как факел.
— Уходите! — прогремел голос Эйдана. — Кассандра, Нора, уходите!
Сквозь завесу дыма он видел, как его дочь выбежала из дома, и слышал громкие крики Норы.
— Нора, уходи! — снова закричал Эйдан. Затем схватил старое одеяло и предпринял отчаянную попытку сбить пламя с Фарнсуорта. Но было уже поздно — он вдруг почувствовал тошнотворный запах горелого мяса.
И тут снова раздались отчаянные крики Норы. В следующее мгновение она подбежала к мужу и, ухватив его за рукав, потащила к двери.
Эйдан отшвырнул в сторону одеяло и бросил последний взгляд на Фарнсуорта. На этом свете сводному брату Норы уже никто не мог помочь. Англичанин лежал на спине, и глаза его закатились, рот же раскрылся в безобразном оскале смерти.
Эйдан обнял жену, и они, пошатываясь, пошли к двери. За порогом оба сразу же повалились на землю, и к ним тотчас же бросилась Кассандра. Не отпуская от себя Нору, Эйдан обнял дочь.
— Все кончено, — пробормотал он. — Слава Богу, все кончено.
Они сидели, прижавшись друг к другу, когда из темноты вынырнули всадники Шон О'Дей и Гиббон Кейдегон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденные небеса - Кейтс Кимберли



Роман явно не дооценен читателями. Он очень интересен. Интрига не избита. Герои яркие. Главные герои закономерно шли к любви и ее получили. Читайте.
Украденные небеса - Кейтс КимберлиВ.З.,65л.
17.01.2013, 13.36





Очень интересно. Стоит потратить вечер на эту книгу. Действительно не затертый сюжет. rnПроизвела впечатление. Твердые 10 баллов.
Украденные небеса - Кейтс КимберлиG.G.
7.05.2014, 0.33





Очень интересно. Стоит потратить вечер на эту книгу. Действительно не затертый сюжет. rnПроизвела впечатление. Твердые 10 баллов.
Украденные небеса - Кейтс КимберлиG.G.
7.05.2014, 0.33





Nachalo intriguyushee, blizhe k koncovke skomkanno. Personaji propisanni horosho, v otlichie ot scen lubvi. Postavly 8 ballov
Украденные небеса - Кейтс КимберлиVirginia73
10.05.2014, 18.45





Роман понравился, если б был эпилог было б ещё лучше. Здесь нет сцен сногсибательной любви, соблазна или искромётной страсти, но книга интересна вплоть до последней страницы. Подкупает не заезженость сюжета и не типичность героев
Украденные небеса - Кейтс КимберлиItis
19.08.2014, 20.46





Приятная книга,легко читается.10 баллов.
Украденные небеса - Кейтс КимберлиНАТАЛЮША
3.12.2014, 20.27





Драматично, но интересно.
Украденные небеса - Кейтс КимберлиТаня Д
22.12.2014, 21.11





Блин, достали эти сопли по поводу ах, он меня не любит! И это в обществе, где любовь в браке вообще не обязательна. А тут ГГ вообще едва знают друг друга, какая уж любовь-то?!
Украденные небеса - Кейтс КимберлиИва
24.12.2014, 9.31





Весьма посредственно.
Украденные небеса - Кейтс КимберлиИва
24.12.2014, 12.25





Все романы этого автора мне понравились,кроме этого.Ну что-то как-то не так.
Украденные небеса - Кейтс КимберлиНа-та-лья
1.10.2015, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100