Читать онлайн Кража, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кража - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кража - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кража - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Кража

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Художественная галерея Франко располагалась на тихой улочке на расстоянии квартала от бурлящей суматохой и движением Риджент-стрит. Ее высокие потолки и широкие круглые залы создавали впечатление большого пространства, что, впрочем, соответствовало истине. Здесь пахло деревом и холстами. Галерея могла похвастаться двумя дюжинами картин, развешанных на достаточно большом расстоянии друг от друга по стенам прекрасно освещенного зала. В атмосфере галереи было нечто манящее и расслабляющее, располагающее к неспешному осмотру картин.
Ноэль, опередив на несколько шагов Грёйс с Тремлеттом, остановилась там, где узкий вестибюль переходил в центральное помещение. Она разглядывала небольшие группки людей, гадая, кто из них сотрудники галереи, которые могли бы рассказать ей о Бариччи.
— Лорд Тремлетт. — Полный достоинства мужчина с тонким носом, оседланным очками, появился неведомо откуда и с вежливой церемонностью приветствовал графа. — Добрый день. Сегодня мы не ждали вас.
— Вот как? — Тремлетт, сняв шляпу, разглядывал картины тем же самоуверенным и дерзким взглядом, каким изучал железнодорожную платформу в Саутгемптоне. — Я и не предполагал, что о посещении галереи надо договариваться заранее.
Его собеседник немного смутился:
— Разумеется, нет. Будьте так любезны, проходите. — Его холодный взгляд из-под очков с любопытством обратился к Ноэль и Грейс.
— Ax! — Тремлетт будто спохватился и тотчас же поспешил представить незнакомца Ноэль: — Миледи, это Уильяме, управляющий галереей. Уильяме, позвольте вам представить леди Ноэль Бромли и ее горничную.
Ноэль с удивлением заметила, что Уильяме вздрогнул, услышав ее имя.
— Леди Ноэль Бромли, — повторил он, приходя в себя. Управляющий склонился в подчеркнуто низком поклоне и добавил: — Добро пожаловать в галерею Франко, миледи. Это ваш первый визит сюда? Не припоминаю, чтобы я имел удовольствие видеть вас здесь прежде.
— Да, я здесь впервые, — ответила Ноэль прикидывая, как расспросить его о Бариччи, не вызвав подозрений.
— Вы ценительница живописи? Какой жанр и направление предпочитаете? Нравятся ли вам яркие тона или вы предпочитаете более суровую и сдержанную гамму? — сыпал он вопросы.
Впервые в жизни Ноэль пожалела, что до сих пор не дала себе труда почитать хоть что-то о живописи.
— Меня впечатляет каждый, кто может создать что-нибудь прекрасное на пустом и невыразительном холсте… Не могу даже сказать, какой стиль я предпочитаю.
— Так походите по галерее и посмотрите всё картины, — предложил Уильяме. Она заметила, что на лбу у него выступила испарина. — Мне необходимо на минуту удалиться в заднюю комнату. Там как раз подыскивают раму для картины, купленной одним из наших посетителей. Я должен помочь сделать правильный выбор. А потом я вернусь и покажу вам некоторые заметные, с моей точки зрения, работы. — Он бросил быстрый взгляд на Тремлетта. — И кстати, тогда отвечу на любые ваши вопросы, сэр.
— Хорошо. У меня их немало.
Ноэль очень хотелось, чтобы он поскорее удалился. Ей нужно было время, чтобы освоиться, побродить по галерее, рассмотреть посетителей и приглядеться к ним, наконец… ей нужно было время, чтобы казаться непринужденной и спокойной.
Едва Уильяме скрылся, она повернулась к Тремлетту:
— Когда этот бедный человек увидел вас, он готов был упасть в обморок. Я видела: те несколько минут, что вы беседовали, он казался очень взволнованным и держался очень напряженно.
— Странно! А я подумал, что это вы нарушили его душевное равновесие.
— Я? — Ноэль нахмурилась. — По какой же причине мое присутствие могло его расстроить? Мы никогда прежде не встречались.
— Это вы так говорите. — В глазах Тремлетта снова загорелся огонь, который ей уже довелось видеть, будто он пытался проникнуть в ее мысли. — Миледи, — перебила их Грейс, которая стояла рядом, переминаясь с ноги на ногу, равномерно распределяя немалый вес своего тела, — не могу я предложить вам начать с того, что вы намеревались сделать? Уже почти половина второго, а мы должны оставить время на еду перед возвращением на вокзал. Мы будем дома только к ночи, а к тому времени обессилеем от голода.
Губы Ноэль сложились в насмешливой улыбке. Она-то знала, о чьем желудке беспокоилась Грейс.
— Очень хорошо, Грейс. Начнем осмотр галереи. Кто знает, возможно, я найду что-нибудь особенное для папы именно здесь вдобавок к булавке для галстука.
— Вы поэтому хотели побывать в этой галерее? — тихо спросил Тремлетт. — Ради своего отца?
Невольная ирония этого вопроса ошеломила Ноэль, и ей расхотелось улыбаться. Ради отца? Господи, вовсе нет! Человек, которого она хотела увидеть, был кем угодно — только не ее отцом! Да, он причастен к ее появлению на свет. Но был ли он ее отцом? Никогда!
— Леди Ноэль? — с беспокойством спросил Тремлетт. — С вами все в порядке?
— Да, — вздрогнув, ответила Ноэль. — Думаю, Грейс права. Лучше начать осмотр.
— Прекрасно. В таком случае начнем? — Граф предложил ей руку.
Сукно его плаща, жесткое, теплое, прикасалось к ее ладони и действовало на нес магнетически. Ноэль ощущала его сильные и упругие мускулы. Их взгляды встретились, и между ними возникло тайное понимание, будто их обоих обдало горячей волной.
На щеках Ноэль вспыхнул жаркий румянец, она отвернулась и, стараясь подавить волнение, спросила первое, что пришло ей на ум:
— Вы не сказали, какое дело привело вас сюда.
— Разве? — Хрипловатый голос Тремлетта раздался так близко, будто он нашептывал что-то ей одной. — Я ведь говорил вам о своей деятельности. Я расследую права на земельные владения. И у меня есть вопросы к Уильямсу.
С этими словами он увлек Ноэль дальше.
— Вам нравится манера прерафаэлитов
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
? — спросил он. — Или вы предпочитаете более традиционную живопись?
Ноэль замялась, вспыхнула, осознав явное превосходство графа по части изящных искусств. Ей стало стыдно, но ответила она честно:
— Я бы не отличила акварели от масла, не говоря уж о том, что не заметила бы разницы между прерафаэлитами и приверженцами стиля рококо
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
. — Она откинула голову назад и отважно встретила его взгляд. — Но вы ведь уже догадались об этом, не так ли?
В его удивительных глазах она прочла изумление:
— Да, но я не ожидал, что вы признаете это.
— Почему бы и нет? Я ведь уже говорила вам, что я ужасающе прямолинейна. Я не умею лгать — так зачем же пытаться?
Тремлетт с изумленным видом покачал головой:
Вы, миледи, непредсказуемы, как летняя гроза. Вы настоящая Буря, как называет вас отец… и я…
— Прошу прощения. — У них за спиной возник Уильямс. Ноэль так и не узнала, что граф собирался сказать.
— Леди Ноэль, — начал управляющий, — не могу ли я попросить вас следовать за мной? Уделите мне минуту времени. Одна, — добавил он, бросая быстрый взгляд сначала на Тремлетта, потом на Грейс. — Владелец галереи был бы вам признателен, если бы мог сказать вам пару слов. Он хотел бы помочь вам найти то, за чем вы сюда пожаловали.
— Понимаю. — Сердце Ноэль отчаянно забилось, и, забыв о своих хитроумных планах, она спросила его прямо: — Владелец галереи, как я понимаю, мистер Бариччи?
Уильяме кивнул.
— Прекрасно, — услышала она свой голос, — я последую за вами.
Она высвободила свою руку, чтобы отойти от лорда Тремлетта, почувствовав при этом, что мускулы под ее ладонью будто окаменели. Решительно вздернув подбородок, она всматривалась в его лицо, пытаясь понять, какое ему дело до того, что она побеседует с Бариччи?
— Вам незачем меня ждать, — сказала она, имея в виду, что не хочет причинять ему неудобств. — Вы были более чем добры к нам. Мы самостоятельно доберемся до вокзала.
— Очень мило с вашей стороны, — ответил он. Но при этом глаза его были прищурены, а губы сжаты так, что образовали тонкую линию. — Но я договорился со своим кучером, чтобы он доставил вас в целости и сохранности на станцию к вашему поезду, и намерен сдержать свое слово. Что до меня, то, как я уже говорил вам, у меня здесь свои дела. Поэтому я поброжу по галерее, пока вы не закончите свои. Во всяком случае, мы с Грейс подождем вас здесь.
— Миледи, это не годится. Это против всяких правил, — возмутилась Грейс. — Я должна вас сопровождать. Вы окажетесь там в обществе двух джентльменов.
— Одного, — возразил Уильямс. — Я только отведу леди Ноэль в офис мистера Бариччи, а потом вернусь;
— Ну это еще хуже! — запричитала Грейс.
— Прекрати, Грейс! — Ноэль выпрямилась во весь рост, и, хотя девушка и была миниатюрна, горничную впечатлили ее решимость и твердость. — Я ценю твою добросовестность, но все же окажу любезность мистеру Бариччи и побеседую с ним наедине. Я очень быстро вернусь. Подожди меня здесь.
Она последовала за Уильямсом в заднюю часть зала, они миновали запасники и мастерские и оказались на пороге комнаты. Дверь была закрыта.
Уильяме постучал.
— Я привел к вам леди Ноэль, сэр, — объявил он. Низкий и звучный голос, выговаривавший английские слова с легким акцентом, тотчас же отозвался:
— Проведите ее сюда. Ноэль оказалась в просторной комнате, богато обставленной мебелью красного дерева с обширным бюро, за которым стоял высокий и поразительно красивый пожилой человек, с глубоко посаженными глазами, широкоплечий, с чертами лица, будто изваянного резцом художника. Его густые черные волосы были слегка припорошены сединой.
Ноэль заметила, как удивленно расширились его глаза, устремленные на нее.
— Мистер Бариччи, — начала она, услышав, как за ее спиной щелкнул замок. Уильяме вышел.
Бариччи медленно подался вперед, положив ладони на бюро и внимательно разглядывая ее, как, вероятно, разглядывал бы новое ценное приобретение галереи.
— Поразительно, — пробормотал он. — Да вы просто ее живое подобие. Ноэль с трудом перевела дух:
— Значит, вам известно, кто я и почему пришла сюда.
— Я знаю, кто вы, но могу только догадываться, зачем вы пожаловали в галерею.
— Почему — мне и самой трудно понять, — заметила Ноэль, дивясь его прекрасным манерам. Ее вдруг охватило странное безразличие. — Мне была необходима некая определенность, — пробормотала она, обращаясь скорее к себе, чем к нему.. — Чтобы ваше имя ассоциировалось с каким-то обликом.
— А теперь, когда эта цель достигнута?..
— Теперь с этим покончено. На его губах заиграла странная улыбка. — Это не может кончиться и не кончится никогда, Ноэль. В ваших жилах течет моя кровь.
— Как вы смеете говорить мне об этом по прошествии восемнадцати лет? — Ее брови надменно взметнулись, и впервые по всему ее телу прошла дрожь негодования.
— К тому же в вас горит тот же огонь, что пылал в Лиз, — добавил он.
— Удивлена, что вы помните ее имя и тем более как она выглядела, — ответила Ноэль с откровенностью, граничившей с дерзостью. ~— Ведь она была всего лишь одной из… бог знает какого огромного числа женщин, которых вы совратили и бросили за ряд лет.
Бариччи вздернул четко очерченный подбородок:
— Фаррингтон знает, как вы дерзки? Ноэль смотрела ему прямо в глаза:
— Он мой отец и знает обо мне все.
Бариччи не показался ей оскорбленным, скорее задумчивым, и Ноэль тотчас же узнала свою собственную манеру скрывать обиду.
— То, что вы дерзите мне, облегчает вашу душу? — спросил он наконец
— Пожалуй, нет. Вот если бы у вас была совесть, которой, насколько я могу судить по известным мне фактам, у вас нет, тогда другое дело.
Наблюдая за ним и стараясь быть объективной, Ноэль отметила про себя его внешнее обаяние, которое могло бы привлечь женщину столь же пустую и поверхностную, как он сам.
— Вы обладаете почти классической красотой, — заметила она, — даже в свои пятьдесят четыре года. Лиз была девочкой, глупенькой, эгоистичной девочкой, и понятно, чем вы могли ее привлечь.
Бариччи сделал насмешливый полупоклон:
— Благодарю за комплимент. — Его глаза задумчиво прищурились. — Вы ведь на нее не похожи! Верно? Если, конечно, не считать внешности. Вы из тех, кто умеет за себя постоять. И в вас я вижу ум и интуицию, которыми она не обладала.
— Я ничуть на нее не похожа. Как и на вас.
— В таком случае почему вам так хотелось меня увидеть? — Ну, не совсем так. Я вовсе не собиралась с вами разговаривать. Вспомните, ведь вы сами пригласили меня сюда. Он недоверчиво поднял брови:
— Право? В таком случае зачем Фарринттону было копаться в моем прошлом? Уж конечно, он сделал это не ради собственного удовольствия.
— Папа доставал сведения о вас по моей просьбе. Я хотела, чтобы все, что я слышала о вас, ассоциировалось с определенным лицом.
— А слышали вы обо мне только плохое, — подытожил Бариччи. Он выпрямился и заложил руки за спину. — У меня есть и некоторые достоинства. Я блестящий делец и щедрый филантроп.
Не обращая внимания на нелепое хвастовство Бариччи и не задумываясь о его причинах, Ноэль спросила:
— Как вы узнали мое имя? И откуда вам стало известно, что папа наводил о вас справки?
В его глазах она заметила торжествующий блеск.
— Я ведь весьма осмотрителен. И потому взял себе за правило узнавать о тех, кто интересуется моей жизнью или может угрожать моим капиталам. Вы мое дитя, насколько мне известно, — мое единственное дитя. Я знал ваше имя, знал, кто вас удочерил, и я узнал, что Фаррингтон наводил обо мне справки…
Последовала пауза. — А вот чего я не знал — это о ваших отношениях с графом Тремлеттом. Вы любовники? — Любовники? — изумилась Ноэль.
— Не стоит так возмущаться, моя дорогая. Разве вам не известна репутация графа Тремлетта по части женщин? Он мог бы вполне соперничать со мной. — Не будь то, что вы пытаетесь мне внушить, наглой ложью, это могло бы показаться смешным, — парировала Ноэль, обретя наконец дар речи. — И нечего судить о других людях по себе, мистер Бариччи. Что же до графа, то я понятия не имею, сколько у него любовниц или кто они. Мне это глубоко безразлично. Я встретила его впервые сегодня утром. В поезде по дороге в Лондон.
— Ах, вот как! — Тон Бариччи был полон недоверия и сарказма. — Вы не производите впечатления женщины, которая могла бы завести роман с малознакомым человеком.
— У меня и нет с ним никакого романа. Он только… — Ноэль осеклась и перевела дух. — Наш разговор становится абсурдным. Вы пригласили меня сюда, чтобы выяснить, не испортила ли я вашей репутации своим поведением?
— По правде говоря, я хотел избавить вас от необходимости искать со мной встречи, — ответил Бариччи, внимательно следя за выражением ее лица. — Ведь вы для этого сюда приехали? Не так ли?
Что-то в выражении его напряженного лица, крывшееся под напускным спокойствием, показалось Ноэль странным. И впервые ей пришла в голову мысль, что Бариччи .подозревает ее в чем-то, даже опасается ее.
— А какая еще причина могла у меня быть?
— Вы ведь мне сказали… — сказал он многозначительно, и Ноэль с изумлением поняла, что чутье не обмануло ее.
— Вы полагаете, что мне что-то нужно от вас?
— А разве это так уж невероятно? Я очень богатый человек. Хотя и Эрик Бромли богат, он может дать вам все, чего бы вы ни пожелали. Полагаю, что дело тут не в богатстве. Возможно, ваша жизнь в Фаррингтон-Мэнор кажется вам слишком пресной и вы ищете приключений. Вы очень живая и энергичная молодая женщина. Куда живее, чем Лиз. Я же светский человек, вечный скиталец, Люди Фаррингтона, очевидно, разведали, что я постоянно в пути, посещаю множество городов и стран. Вот и вы захотели перемен… Иначе, зачем бы вам было искать встречи со мной?
Ноэль почувствовала, что горло ее сжимает судорога отвращения.
— Ваше высокомерие возмутительно, мистер Бариччи. Неужели вы действительно думаете, что я хотя бы на мгновение могла допустить мысль поехать куда-нибудь с вами? Не говоря уж о том, что вы для меня чужой человек. — Она круто повернулась, собираясь уйти. — Простите, но мне пора идти. Между нами все ясно, все сказано.
— Подождите. — Бариччи сделал несколько энергичных шагов и схватил Ноэль за руку.
Ноэль посмотрела ему в глаза с гневом и отвращением:
— В чем дело? . — Со мной никто не смел так разговаривать.
— Значит, наступило время, когда это стало необходимо, — ответила Ноэль. — Возможно, моя дерзость заставит вас пересмотреть что-то в своей жизни.
К удивлению Ноэль, на его красиво очерченных губах появилась улыбка.
— Вы маленькое вспыльчивое создание, — сказал он, и, как ей показалось, в его темных глазах блеснуло нечто, похожее на гордость. — Я никогда не задумывался о своем отцовстве, но теперь, видя вас, я горд.
— Вы мне не отец, мистер Бариччи, — возразила Ноэль, высвобождая руку. — Не забывайте об этом.
— Вполне справедливое и заслуженное замечание, — ответил он, пожимая плечами. — Но благодаря мне вы появились на свет, и, возможно, следует использовать этот случай, чтобы продлить знакомство и узнать друг друга поближе.
— Я уже узнала о вас все, что хотела.
— Вы знаете только то, что содержалось в отчетах ваших соглядатаев. Уверяю вас, в человеке гораздо больше того, что можно изложить на бумаге.
— Сомневаюсь.
— А зря. Но если вы даже удовлетворили свое первое любопытство, то любознательность и упрямство, что я заметил в вас, заставят вас вернуться сюда. — Бариччи умолк и откашлялся, потирая руки — ладонь о ладонь. — Простите, если обидел вас, но я не привык иметь дело с людьми, которые ничего не хотят от меня. Если сможете, то простите меня и за прошлое, хотя это, возможно, и несвоевременно, и слишком поздно. Но что сделано, то сделано. Мы не можем этого изменить. Однако сегодня мы можем сделать первый шаг, чтобы изменить будущее, если оба пожелаем.
Ноэль чуть отступила, снова оглядывая Бариччи и изумляясь его поразительному спокойствию. Неужели он вообразил, что она поверит столь внезапной перемене в его настроении? А зачем'? — спросила она. — Почему сегодня, а не восемнадцать лет назад?
— Наверное, потому, что вы заинтриговали меня. Я узнаю в вас свой ум и острый язык.
Ноэль молча обдумывала его слова, пытаясь решить, была ли в них хоть крупица искренности. Часы в зале пробили три.
— Мне пора возвращаться в Фаррингтон-Мэнор, — сказала Ноэль и, к своему ужасу, поняла, что запаздывает. .
— Значит, Фаррингтон не знает, что вы здесь? — мгновенно догадался Бариччи, уловив ее волнение. — Я впечатлен. И понимаю, что вам необходимо как можно скорее добраться до дома. Если Фарринттону станет известно, что вы уехали в его отсутствие и тем более если он узнает куда…
— Я собираюсь рассказать ему.
— Вот как?
— Да. В отличие от вас, мистер Бариччи, я не лгунья.
— Хорошо. В таком случае если граф узнает о том, что мы встречались, то почему бы мне не общаться с вами открыто в Фаррингтон-Мэнор?
Ноэль онемела.
— Я приехала сюда только посмотреть на вас, мистер Бариччи, а не для того, чтобы восстановить несуществующие узы. А теперь мне пора.
— К кому — Фарринттону или Тремлетту?
— Что? — Она изумленно заморгала. — Какое место занимает во всей этой истории Тремлетт? Он проводил вас сюда, чтобы поговорить со мной? — Интерес Бариччи к Эшфорду Торнтону становился все более очевидным.
— Как я вам уже сказала, мы с лордом Тремлеттом случайно оказались попутчиками. — Попятившись, она ощутила за спиной дверную ручку и повернула ее. — Покончим с этим. Что касается визита лорда Тремлетта в вашу галерею, то, думаю, вам гораздо больше известно о его мотивах, чем мне. Всего хорошего, мистер Бариччи.
Она повернулась и побежала по коридору.
— Значит, вы и понятия не имеете о том, кто украл картину? Кто мог ее украсть? — спрашивал Эшфорд. Он стоял, непринужденно опираясь спиной о стену и глядя на Уильямса с обманчивым спокойствием.
— Разумеется, не знаю. Откуда же я могу это знать? — Уильяме стоял в своей привычной позе: голова поднята, спина прямая, руки сложены за спиной. На вопросы Эшфорда он отвечал с обычным напускным высокомерием.
Но под этой маской скрывался страх. Впрочем, запрятан он был весьма искусно.
— Но вы ведь знали, что картина украдена? — продолжал спрашивать граф, делая вид, будто что-то записывает в своем блокноте.
— Разумеется, я знал об этом, — отвечал Уильяме, украдкой бросая взгляд на бумагу, по которой быстро бегало перо Эшфорда. — Все наше сообщество знатоков и любителей искусства узнало об этом уже через несколько часов после кражи. Мы всегда знаем, все и не отрицаем этого даже перед представителями прессы.
— Право? И почему так?
— Мы — небольшая группа людей, замкнутое, сообщество, и молва в нашем кругу распространяется быстро, быстрее, чем печатное слово. А в случае кражи известной картины, естественно, весть об исчезновении «Лунного света во Флоренции? быстро облетела всех. Работа стоит кучу денег, целого небольшого состояния.
— Право, — заключил Эшфорд, лениво пробегая глазами свои заметки, — виконт Норвуд как раз и заплатил за нее небольшое состояние три месяца назад. На аукционе. И по странной случайности именно здесь, в галерее Франко. — Взгляд Эшфорда теперь просто пронизывал Уильямса: — Вы и об этом помните? Верно?
— Конечно. — Глаза Уильямса забегали.
— Хорошо. Вы, вероятно, помните и о том, сколько было еще желающих купить картину?
Уильяме помрачнел:
— Ну так. без подготовки, экспромтом, я не скажу сколько. Но ведь аукцион был открытым, и эта информация не может быть конфиденциальной. Если вас это интересует, я могу справиться в наших документах.
— Извольте, пока будете собирать эти сведения, заодно постарайтесь вспомнить, не был ли кто-нибудь из претендентов раздосадован, когда картина ему не досталась.
— Понимаю. Сделаю все возможное, чтобы вспомнить, — ответил Уильяме.
— Может быть, мне следует поговорить с Бариччи, — задумчиво сказал Эшфорд. Его взгляд уже в который раз обращался к двери, за которой скрылась Ноэль Бромли. Что, черт возьми, происходит за этой дверью?
— Нет, милорд, — торопливо возразил Уильяме, и в тоне его прозвучали решительность и категоричность. — Мистер
Бариччи сейчас занят. У него встреча. Он поручил мне ответить на все ваши вопросы и дать вам всю имеющуюся в нашем распоряжении информацию, если она вам понадобится.
— У него встреча с леди Ноэль?
Молчание.
— Странно, почему Бариччи может заинтересовать общество молодой леди, которая не отличит картину начинающего художника от шедевра Рембрандта?
— Я не обсуждаю мистера Бариччи и его взаимоотношений с людьми, — кратко возразил Уильяме. — Ни с ним, ни с посторонними.
— Взаимоотношений!.. — Эшфорд попытался успокоиться. — Очень хорошо, Уильяме. Если мне понадобится поговорить с Бариччи, я вернусь в другой день. А теперь извольте принести свои книги. Я подожду здесь.
— Хорошо, милорд, — согласился Уильяме, бросив на Эшфорда подозрительный взгляд. — Я не советовал бы отрывать мистера Бариччи от дела и вторгаться в его кабинет.
— Вы вели прекрасно меня знаете, Уильяме. — Эшфорд. сложил губы в презрительной усмешке. — Я просто не спеша войду, если захочу видеть Бариччи, и попрошу его, меня принять. Так что приберегите свои угрозы для другого случая.
Он смотрел в спину Уильямса — тот шел размеренным шагом, не выказывая ни испуга и излишней суетливости, ни медлительности, говорящей о его желании помешать расследованию. Спина его выражала степенность и достоинство.
Но Эшфорд знал, что дело тут нечисто. Но открывать свои карты было слишком рано. Он сделает решающий ход позже, когда на руках у него будут все козыри, чтобы наверняка засадить Бариччи за решетку.
И снова Эшфорд устремил взгляд на дверь кабинета Бариччи. Проклятие! О чем там говорят за закрытой дверью? Какое отношение имеет ко всему этому Ноэль Бромли? Он должен узнать, что ее побудило искать эту встречу. Но как? С какой. стороны подойти?
Ответ был очевиден; выведать что-то у. Бариччи намного труднее, чем у непосредственной и искренней Ноэль.
Минут через десять Уильяме представил записи, из которых следовало, что имелось еще три претендента на украденную картину, пытавшихся соперничать с виконтом на аукционе. И тут Эшфорд увидел леди Ноэль, спешившую в галерею. Ее щеки пылали, рот был плотно сжат, а лицо выражало волнение и тревогу. Взглядом она искала горничную.
Во второй раз за сегодняшний день он испытал потрясение от встречи с ней. Да, леди Ноэль Бромли была настоящей красавицей. Но ведь за свою жизнь он видел много красавиц. Но Ноэль не была похожа ни на одну из них. Редкая красавица, в которой все было необычно и совершенно, а взрывной темперамент и отвага представляли поразительный контраст с добротой и нежностью.
Облако ее черных как вороново крыло волос было столь же ярким, как и ослепительная синева глаз, сверкавших, как драгоценные сапфиры, на изящно вылепленном лице. Но нежные черты и хрупкая изящная фигурка скрывали огненный темперамент, а острый язык и не менее острый ум предназначены были бросать вызов всем, кого она встречала. А под ее очаровательной честностью и невинностью скрывалась еще не изведанная ею страсть. Эшфорд отчетливо чувствовал это, и такое сочетание он находил необычным, даже уникальным, не в силах противиться ее очарованию.
Пока он наблюдал за ней, она заметила свою горничную, и лицо ее просветлело.
— Грейс! — Подобрав юбки, она устремилась к ней. — Мои дела окончены. Пора на вокзал.
— В чем дело, Господи!.. — Горничная нахмурилась. — Вы оставались в этом кабинете наедине с мужчиной больше двадцати минут!
— Грейс, пожалуйста! — Похоже, у леди Ноэль не хватало красноречия, чтобы объясниться со своей горничной. — Я получила сведения, которые мне были необходимы. Больше мне здесь делать нечего. Быстрее домой!
Эшфорд опустил в карман блокнот и карандаш и двинулся к леди Ноэль.
— С вами все в порядке? — Он взял ее за руку. Ноэль вздрогнула и резко обернулась. Не видя, кто к ней подошел, она попыталась вырвать руку. Узнав его, она успокоилась, даже обрадовалась:
— О лорд Тремлетт! Простите меня. Я не поняла, что это вы… — Голос ее дрогнул.
— Вы расстроены?
— Я должна срочно возвращаться домой.
— Я провожу вас на вокзал, — торопливо сказал Эшфорд. Он не стал дожидаться ответа, а просто сухо кивнул Уильямсу и крикнул: — Я узнал все, что мне требовалось! Буду поддерживать с вами связь.
Не отпуская руки леди Ноэль, он сделал Грейс знак следовать за ними и направился к выходу.
Его экипаж дожидался на улице, и он пригласил обеих дам сесть. Дав кучеру, распоряжение ехать на вокзал Ватерлоо, он тоже сел в экипаж напротив леди Ноэль,
— Лорд Тремлетт… — начала она.
— Не пытайтесь отговорить меня — перебил Эшфорд, отметая ее возможный протест. — Я посажу вас в поезд.
Эшфорд перебирал в уме возможные варианты разговора. Он предпочел бы остаться наедине с леди Ноэль, тогда у него было бы достаточно времени, чтобы мягко и ненавязчиво выудить у нее все, что его интересовало, но это было невозможно. Он отодвинулся на край сиденья, повернувшись к Грейс боком, лицом к Ноэль.
— Вы явно расстроены, — начал он без обиняков. — Чем огорчил вас Бариччи?
— Это не то, что подсказывает вам ваша фантазия. — Ироническая улыбка тронула ее губы. Он задал более тонкий вопрос:
— Зачем вам понадобилось увидеться с ним?
— Почему он вас боится? — огорошила его Ноэль. Бровь Эшфорда поднялась, выражая искреннее или притворное изумление.
— Вы на редкость умная молодая леди.
На этот раз улыбка осветила все ее лицо.
— Вы хотите избежать ответа на мой вопрос. — Она бросила на него озорной взгляд. — Отец говорит, что никому не под силу меня переспорить. Лучше и не пытайтесь.
— Очень хорошо, — Эшфорд залился, заразительным смехом. — Думаю, что ваш отец прав.
— В таком, случае отвечайте на мой вопрос.
— Отвечу, если вы мне скажете, что вас заставило задать его мне. — Справедливо, — согласилась Ноэль. — Мистер Бариччи постоянно заговаривал о вас и пытался выжать из меня любые сведения относительно вашей персоны. Но что именно он хотел узнать, я так и не поняла. Тем не менее, он очень старался выяснить, при каких обстоятельствах мы познакомились. Хотел также узнать, почему вы проводили меня в его галерею. Короче говоря, он был не на шутку встревожен фактом нашего знакомства. — Она заправила за ухо выбившуюся прядь своих роскошных волос. — Кстати, он вообразил, что мы с вами любовники.
— Миледи! — Грейс в ужасе прижала руку ко рту.
— Не будь такой чопорной, Грейс. — Ноэль бросила раздраженный взгляд на свою горничную. — Он сказал именно это. И сказал очень решительно и убежденно.
— Вот как? — Эшфорд с трудом подавил готовый вызваться смех. — Возможно, он приревновал, — осторожно предположил Эшфорд.
Он наблюдал за ней, стараясь не упустить ее реакции на заведомо неверное предположение.
— Едва ли. Я ведь сказала, что Бариччи вовсе не пытался соблазнить меня.
— Вы уверены? У него репутация большого ловеласа.
— Так и вы дамский угодник, милорд? — спросила Ноэль, не обращая внимания на очевидный протест своей горничной. Она подалась вперед, опираясь подбородком на руку, и смотрела на Эшфорда с нескрываемым и жадным любопытством.
Внезапно Эшфорд ощутил, как все тело его напряглось — ему с трудом удалось подавить безумное желание схватить леди Ноэль в объятия и целовать до тех пор, пока дыхание не перехватит.
— Я вторглась на запретную территорию? — спросила она едва слышно. :
— Нет, — услышал он свой голос. — Я просто не знаю, как правильнее ответить. Я люблю женщин, а они платят мне взаимностью. Но у меня есть определенные взгляды, я никогда им не изменяю и всегда придерживаюсь правил. Я прямолинеен и никогда не скрываю своей цели. Я не разрушаю уже существующих отношений и не охочусь за слабыми и уязвимыми. Значит ли это, что я донжуан? Думаю, едва ли. — Он подался ближе к ней: — А вы что скажете?
У Ноэль захватило дух, потом она вздохнула глубоко, а Эшфорд скрипнул зубами, когда его губ коснулось ее теплое дыхание.
— У меня недостаточно опыта, чтобы судить об этом, — сказала она.
— У вас его никогда и не будет — Это произнесла вернувшаяся к жизни Грейс. Она подняла голову, ее пухлые щеки заливал румянец. — Право же, лорд Тремлетт, эта тема…
— Прошу прощения, — перебил Эшфорд, обращаясь к Грейс, но, не сводя глаз с Ноэль. — Я не имел в виду ничего дурного. Я не хотел вас оскорбить.
— Мы и не приняли это как знак неуважения, — заверила его Ноэль. Она откинулась на подушки, явно намереваясь продолжить разговор, избрав менее опасную тему. — Итак, милорд, пора и вам ответить на вопрос.
— В самом деле. — Эшфорд был искренне изумлен тем взаимным притяжением, которое столь быстро возникло между леди Ноэль Бромли и им. — В таком случае вот вам ответ:
Бариччи боится меня потому, что я представляю для него угрозу. Когда я прихожу в его галерею, я задаю массу неприятных вопросов. И этот случай, не был исключением. Недавно была украдена ценнейшая картина. И я расследую эту кражу от имени страховой компании Ллойда. Глаза Ноэль округлились.
— И мистер Бариччи причастен к этой краже?
— Я этого не сказал, — ответил Эшфорд, внимательно глядя на нее, но уже по другой причине. — Но картина была представлена в галерее Франко, а потом продана с аукциона. Поэтому мне понадобилась кое-какая информация о тех, кто намеревался ее купить.
— Понимаю. — Лицо Ноэль теперь было воплощением невинности. И Эшфорд готов был поставить на свою жизнь, что она понятия не имеет, куда девалась картина. Но зачем ей понадобилось встречаться с Бариччи? Будто прочтя его мысли, Ноэль продолжила разговор: — Я читала в газетах, что в последнее время было украдено несколько ценнейших картин. И вы считаете, что все эти кражи взаимосвязаны?
— Вполне возможно.
Брови Ноэль сошлись над переносицей — она о чем-то размышляла, а Эшфорд подался вперед, нетерпеливо ожидая ее следующей реплики.
Однако последовала реплика Грейс.
— Мы прибыли на вокзал, — пролаяла она, выглядывая в окно.
«Черт возьми! У меня не остается времени!»
Оставалось сделать только одно.
— Вы ведь не художник и не делец. Какие дела могли вас привести к Франко Бариччи? — спросил он, прибегая к последнему средству в своем арсенале — неожиданной атаке.
И это возымело действие, потому что Ноэль вздрогнула, ее зрачки расширились, а ресницы затрепетали.
— Вы не пытаетесь прибегать к обинякам, милорд, верно? — спросила она, сжимая руками складки платья и тщательно взвешивая слова. — Мои дела с мистером Бариччи носят глубоко личный характер. Мне неудобно обсуждать наши семейные отношения с чужим человеком.
— Не думаю, что мы останемся чужими после того, как провели вместе сегодняшний день. …
Она подняла глаза, и на губах ее появилась чуть заметная улыбка.
— Возможно. Но мы еще не стали близкими друзьями.
— Мне хотелось бы исправить это, — сказал он тихо, в то время как экипаж приближался к вокзалу.
— Почему? Из-за вашего интереса к Бариччи?
— Нет. Из-за моего интереса к вам.
Воцарилось напряженное молчание, длившееся до тех пор, пока кучер Эшфорда открывал дверцу экипажа и наконец объявил:
— Вокзал Ватерлоо. — Он предложил дамам руку, помогая выйти.
К счастью, Грейс сидела ближе к двери; бросив неодобрительный взгляд на леди Ноэль, она первой приняла помощь кучера и спустилась на мостовую.
Эшфорд подождал, пока Грейс выйдет из коляски, и сделал свой ход. Он наклонился вперед, и пальцы его сжали ручку Ноэль.
— Я хочу увидеть вас снова, — сказал он, удерживая ее, когда она уже собралась выпорхнуть из экипажа. Ее изумительные сапфировые глаза блеснули:
— Вы предлагаете мне свидание, лорд Тремлетт?
— Эшфорд, — поправил он, не выпуская ее руки и нежно поглаживая ее пальчики.
Он поднес ее пальчики к губам, скорее повинуясь инстинкту, чем рассудку. Он понимал, что его действия простираются гораздо дальше, чем требовала охота за Бариччи.
— Да, я прошу свидания, Ноэль. Могу я вас так называть?
Ноэль в каком-то оцепенении смотрела на свою руку, к которой прижимались его губы.
— Мне это приятно слышать, милорд. — произнесла Ноэль, — мне это очень приятно.
— В таком случае вы скоро услышите обо мне…
— Миледи! — раздался раздраженный рев Грейс, перекрывшим шум вокзала — Иду. Грейс. — ответила Ноэль и с неохотой отняла у него руку, подобрала юбки и выпрыгнула из экипажа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кража - Кейн Андреа



Это продолжение двух романов из разных серий-"Последний герцог" и "Рождественский подарок".Здесь встретились дети г.героев предыдущих историй.Приятно было с ними опять встретится и узнать их дальнейшую судьбу.Роман хороший.Мне очень понравился. Андреа Кейн замечательный автор.Все ее г. герои никогда не презирают и не ненавидят друг друга.И всегда присутствуют приключения и детективная линия.Читайте ее романы-не пожалеете!
Кража - Кейн АндреаЛюбовь
11.11.2012, 22.56





Роман очень понравился. Советую прочесть. Хотя есть некоторые повторы слов и действий героев в любовных сценах. Жаль что я сначала не прочитала роман "Последний герцог", тогда бы сюжет для меня был бы более понятен и завершён. Буду читать и другие романы Андреа Кейн!
Кража - Кейн АндреаИрина
27.07.2013, 0.50





При чтении этого романа засыпала и раз 10 клевала носом в книгу. Интрига избитая , сюжетная колея заезжанная. Мне не понравилось. Дочитала по диагонали из принципа.
Кража - Кейн АндреаВ.З.66л.
23.06.2014, 12.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100