Читать онлайн Кража, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кража - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кража - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кража - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Кража

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Эрик Бромли встретил известие, принесенное ему Ноэль, почти с такой же радостью, с какой она сообщила ему о своих намерениях. Ноэль все рассчитала правильно. Почти все. Однако оставались две вещи, вызвавшие его колебание, — это Сардо и контакты с ним.
— Я согласен, что наш довольно тесный лондонский дом поможет несколько охладить его пыл, — задумчиво пробормотал Эрик. Он бросил быстрый, полный понимания взгляд на Ноэль. — Хотя я понимаю, что не это подстегивает твое желание ехать в Лондон, догадываюсь также, что все твои доводы отнюдь не отражают твоих намерений. Ведь тебя гораздо больше привлекает возможность побеседовать с горничной леди Мэннеринг, о чем ты говорила, нежели мысль о том, как обезопасить ваши сеансы с Сардо. Если, конечно, у него не появится охота постоянно наносить нам «случайные» визиты,
— Я подумал об этом, — вмешался Эшфорд, слегка удивленный тем, насколько Эрик хорошо знал и понимал Ноэль. — Но появляется новое обстоятельство — близость Бариччи.
— Верно. Откуда мы можем знать, не попытается ли он вступить в личный контакт с Ноэль, как только узнает, что она в Лондоне?
— Но чего он этим достигнет? Он не посмеет прийти к вам в дом, отлично зная, что вы никогда не разрешите ему встретиться с Ноэль.
Эрик хмурился, пытаясь .осмыслить странную логику Эшфорда.
— Я понимаю, что вы правы, но все же это не избавляет меня от беспокойства.
— Я поклялся защищать Ноэль, лорд Фаррингтон, — спокойно возразил Эшфорд, — и намерен сдержать свою клятву.
Должно быть, что-то от его уверенности передалось Эрику, потому что тот повернулся и, встретив взгляд молодого человека, кивнул ему:
— В таком случае мы завтра же после сеанса Ноэль с Сардо начнем укладываться, а послезавтра отправимся в Лондон.
Андре, узнав новость, был крайне удивлен. Он чистил свою палитру, когда Ноэль сообщила ему об отъезде. От изумления он выпустил палитру из рук, а его черные брови сошлись над переносицей.
— В Лондон? Так поспешно?
— Да, — кивнула Ноэль, вскакивая со стула, на котором сидела. — Мама считает, что нам необходимо приехать пораньше. Сделать кое-какие покупки. К тому же придется ездить к модистке. Через несколько недель меня представят ко двору. Я должна быть готова заранее.
— Но это ведь не значит, что вы перестанете мне позировать? — В глазах Сардо промелькнуло беспокойство.
— Разумеется, нет. Мы просто на время сменим адрес, но наше с вами творческое сотрудничество продолжится. — Ноэль подошла к Андре и легонько дотронулась до его руки. — Вам понравится гостиная в нашем городском доме. Это солнечная и уютная комната, намного уютнее, этой. Уверена, что она еще больше вдохновит вас.
Он схватил ее руку и поднес к губам.
— Если в ней будете вы, уверен, что она мне понравится.
— Андре, я знаю, вы ужасно заняты, и, право, Господу Богу известно, как меня утомляют бесконечные приемы, но, когда я окажусь в Лондоне, мы, возможно, сможем выбраться с вами в галерею Франко, и вы покажете мне ее поподробнее. Я была там только раз, и у меня едва хватило времени бросить беглый взгляд на картины. Мне бы хотелось иметь гида, не говоря уже о возможности увидеть ваши творения.
— Cherie, я буду счастлив сопровождать вас куда угодно и в любое время.
— Значит, мы сможем пойти в галерею? — спросила она.
— Как только вы переедете в город. — Губы Сардо коснулись прелестной шейки Ноэль. — А потом мы сможем отправить Грейс с каким-нибудь поручением и останемся одни. — Он поднял голову и заглянул ей в глаза: — Вас это смущает, шокирует?
Ноэль облизнула губы кончиком языка.
— Шокирует? Нет. Но… Я не думаю… — Она не смогла закончить фразы, потому что Сардо закрыл ее рот поцелуем, столь настойчивым, что стало ясно: это только прелюдия к чему-то более серьезному.
Кровь прилила к голове Эшфорда, находившегося в укромном уголке. Он был вне себя от ярости. Ему потребовалась вся его воля, чтобы сдержаться и не ринуться на Сардо.
— Андре, перестаньте! — Ноэль отшатнулась от него. Сардо самодовольно усмехнулся, На губах его заиграла улыбка опытного человека, знающего цену женщинам и умеющего понимать их с полуслова. Он знал, что в их устах слово «нет» часто означало «да».
— Я вас смутил. Простите меня. — Он поднес ее локон к лицу и вдохнул аромат ее волос. — Меня опьяняет в вас все — ваша красота, ваша невинность.
— Я не испугалась, — возразила она, высвобождая пряди волос. — Я просто удивлена.
— Не удивляйтесь. — Он гладил ее затылок и шею. — Мы не станем спешить. Мы будем неторопливы настолько, насколько вы пожелаете. Только скажите мне, чего вы хотите, и я всегда буду к вашим услугам.
— Я не могу сосредоточиться, когда вы говорите такие вещи. — Ноэль отступила от него на шаг. — Пожалуйста, Андре. На сегодня довольно.
— Конечно… — Взгляд, который он бросил на нее, был нежным и понимающим, он не сделал больше попытки прикоснуться к ней. — У меня есть предложение. Сегодня у вас много дел — вам надо упаковывать вещи, готовиться к отъезду. Пожалуй, мне пора оставить вас. Думайте обо мне больше и чаще…
— . Я думаю о вас, Андре. Я думаю о вас постоянно и гораздо больше, чем вы можете себе представить.
Улыбка, которой он ответил ей, была почти счастливой.
— Это поможет мне просуществовать несколько дней без вас. Тогда я узнаю, насколько это соответствует истине. Мы оба узнаем это, как только вы доберетесь до Лондона.
Сардо еще не успел выехать из Фаррингтон-Мэнор, когда Эшфорд вышел из своего укрытия и приблизился к Ноэль.
— Не знаю, кого мне следует убить в первую очередь — . тебя или эту похотливую гадину, — процедил он сквозь зубы, испепеляя ее взглядом. — О чем ты, черт возьми, думала, когда кокетничала с этим мерзавцем и предложила ему повести тебя в галерею Франко?
— Честно говоря, Эшфорд, для человека, клятвенно заверявшего меня, что никогда не теряет власти над своими чувствами, ты ведешь себя странно — ревешь как раненый зверь каждый раз, когда Андре приближается ко мне.
— Приближается? Приближается к тебе?! И это ты называешь «приближаться»?! Да он впился в твои губы так, будто хотел проглотить тебя заживо.
— Не беспокойся. Ты целуешься гораздо лучше, чем он. — На ее губах заиграла озорная улыбка,
— Не испытывай меня, Ноэль, не дразни меня! — Глаза Эшфорда зло прищурились.
— Я учту это, — вздохнула она. — А прогуляться но галерее я предложила потому, что хочу выяснить, какие еще художники пишут картины для Бариччи. Андре не захотел говорить об этом, когда я спросила его напрямик. Пришлось прибегнуть к хитрости. Представь, — она даже хлопнула в ладоши от радостного предвкушения, — я прогуливаюсь по галерее, восторженно разглядывая творения Андре и восхищаясь ею гениальностью. Потом вскользь выбраню бездарные картины какого-нибудь другого художника, имени которого, разумеется, не знаю! Он не выдержит и назовет имена «бездарен». Я сообщу о них тебе, и ты наведешь о них справки. Кто знает, возможно, кое-кто из них преподносит мистеру Бариччи не только свои картины.
— Я уже навел справки о других художниках, чьи работы прошли через галерею Бариччи. — сообщил ей Эшфорд. — По крайней мере, о тех, подписи которых можно было прочесть на картинах… В прошлом году таких было шесть или восемь человек. Остальные неизвестны — подписи на них либо отсутствовали, либо были нацарапаны где-нибудь в углу и их скрывала рама.
— Опиши мне эти работы и скажи, где они висят. На них я обрушусь…
— Лучше ты сосредоточься на горничной леди Мэннеринг. А галереей займусь я.
— Но ты не смог справиться с делами в галерее. Не можешь найти способа получить сведения, которые нам нужны. Может быть, решишь, что на этот вопрос тебе ответит мистер Уильяме?
Эшфорд стиснул зубы, и на щеках его обозначились желваки:
— Нет, у мистера Уильямса я этого спрашивать не стану. Но если ты воображаешь, что он преисполнится доверия к тебе и не станет следить за каждым твоим шагом, за каждым движением, то весьма ошибаешься.
— Ладно, ладно, — поторопилась успокоить его Ноэль, испугавшись его реакции. — Я буду осторожна с Андре. Что же касается мнимой опасности, испугавшей тебя, то я ведь буду там днем, когда в галерее полно посетителей. К тому же не забывай, что с нами будет Грейс.
— А потом?
— Мы с Грейс отправимся прямо домой. Если, конечно, — Ноэль бросила на него лукавый взгляд, — ты не захочешь встретиться со мной на какой-нибудь частной квартире, на что намекал Андре. Я могла бы тогда убедить Грейс уехать, а сама бы . задержалась. Но ее попытка смягчить Эшфорда не увенчалась успехом. С мрачным видом он потирал затылок. — Нет, этот способ не годится. — Эшфорд становился все мрачнее. — Если ты решишься отправиться в галерею, я последую за тобой. И не беспокойся, что меня заметят, — добавил он, отметая все возможные возражения движением руки. — Я буду держаться на расстоянии.
— Хорошо, но сделай так, чтобы Андре не увидел тебя.
— Это я сумею, — пообещал Эшфорд. — Во всяком случае, тебе придется извиниться перед Сардо и отложить визит в галерею на несколько дней, как и ваши сеансы.
— Потому что я сначала должна побывать в доме лорда Мэннеринга?
— Отчасти поэтому: Но главное — я не хочу, чтобы Сардо вертелся возле тебя без моего присмотра.
— Я думала, что ты собираешься в Лондон прямо сейчас, — удивилась Ноэль.
— Я должен сделать одну остановку на пути в Лондон. Это займет всего два дня.
Последовала пауза, и она была столь выразительной, что Эшфорду казалось, будто он читает ее мысли и слышит вопросы, возникшие в ее хорошенькой головке,
— Я смогу удерживать Андре на расстоянии, пока тебя не будет, — сказала она просто, но твердо. — Я притворюсь, что устала до изнеможения, если это понадобится. Папа будет в восторге, если я попрошу его быть моим телохранителем. Главная же моя цель — встретиться с горничной леди Мэннеринг. Если нужно, я готова встречаться с ней столько, сколько нужно, пока она не скажет мне всю правду. Я надеюсь, что к этому времени ты закончишь свои дела.
Эшфорд потянулся к ней и нежно провел рукой по ее щеке.
— Я полагаю, что так оно и будет. — Его мучили противоречивые чувства — любовь к ней и беспокойство за нее. Он опасался, что его отсутствие может толкнуть пылкую Ноэль на опрометчивый поступок. Она может слишком досадить Бариччи, а это очень опасно.
«Ноэль еще полностью не созрела, но скоро она убедится, что встретила свою судьбу». Самодовольная ухмылка блуждала на лице Андре, когда он, подойдя к мольберту, стал поправлять наброски, сделанные на предыдущих сеансах. Прижав палец к губам, он принялся расхаживать по комнате, задумчиво поглядывая на свою работу.
«Изумительно! Изысканно!» Ему нравилось то, что он уже сделал. …
Андре чиркнул спичкой, зажег свечу, стоявшую на полу у его походной кровати. Его окружило неяркое золотистое сияние.
Наброски при таком освещении выглядели превосходно. Он лежал на боку, наклонив свои рисунки под определенным углом, дающим эффект присутствия.
Вот Ноэль на морском берегу, а вокруг — изрезанные трещинами уступы и скалы, а вода прибоя разбивалась брызгами у ее ног. Какой уязвимой и одинокой она казалась!
Он отложил набросок в сторону и обратился к другому — Ноэль, входящая в волны, руки простерты к горизонту, будто она стремится обнять его. Влажное платье липнет к телу. Ее черные как смоль волосы усыпаны алмазными капельками'воды. Женщина из сказки — хрупкая и незащищенная.
Ему захотелось успокоить ее, сказать, что она в безопасности, что он позаботится о ней и будет заботиться всегда. Последние три наброска носили интимный характер, и он улыбался, лаская их взглядом. Он сделал их недавно и наслаждался каждой минутой, пока работал над ними. создавая в своем воображении эти позы, блеск глаз, матовость кожи. Потом он часами смотрел на них, прежде чем уложить в папку, и держал рисунки в ней, открыв ее только в своей студии, оставшись наедине с ней.
Один. Один с Ноэль. Он разложил три последних наброска на полу, пытаясь решить, который ему нравится больше, На первом Ноэль была изображена сидящей на стуле, задрапированной в какую-то ткань, на втором — распростертой на полу, на ковре, на третьем нежилась в постели. В его постели! На всех трех набросках она была представлена обнаженной — ее сверкающая белизной кожа и совершенной формы грудь сводили его с ума. А синева бездонных глаз уводила куда-то в волшебный мир счастья. Он с трудом преодолевал искушение приготовить палитру и начать писать ее портрет тотчас же. Но он подавил желание творить, подобно эротическому желанию. Он сегодня потратил столько сил, создавая ее образ, а потом любуясь ею, что ему казалось, будто акт любви уже совершен.
Ночь сгустилась над Саутгемптоном. Коляска проехала по широкой круговой подъездной аллее и остановилась.
Дафни подняла голову от страниц романа, который она читала, и выглянула из окна зеленой гостиной. Затем повернулась к мужу, который сидел в кресле, записывал новые статьи приходов и расходов в толстую тетрадь в кожаном переплете.
— Наконец-то! — воскликнула она, вставая с кушетки. Пирс поднял голову, еще не понимая смысла ее реплики.
— Наконец наш сын здесь. А я все гадала, когда же он приедет в Маркхем. Дорогой, он приехал повидаться с тобой. — Она подошла к Пирсу и присела на подлокотник его кресла. Пирс медленно закрыл свою тетрадь, отложил в сторону.
— Ты думаешь, он приехал из-за Ноэль?
— Конечно! — вздохнула Дафни, беря Пирса за руку — их пальцы переплелись в нежном пожатии. — Я помню, как мучительно ты принимал это решение. Все события должны проделать полный круг, полный цикл! Почему и хорошее, и плохое должно повторяться? Почему родители не могут избавить детей от боли, которую уже пережили сами?
— Потому что, только претерпев эту боль, дети могут в полной мере испытать радость, — ответил Пирс, поднося к губам их сплетенные руки и целуя кончики пальцев Дафни. — Не волнуйся, Снежинка. То, что Эшфорд здесь, означает одно, он знает, чего хочет.
— Помоги ему обрести это, — нежно обратилась к нему Дафни. — Помоги ему получить то, что есть у нас с тобой.
— Считай, что я это сделал. — Глаза Пирса потемнели от нахлынувших чувств.
Наклонившись вперед, Дафни нежно прикоснулась губами к губам мужа.
— Мне не важно, сколько лет прошло, — прошептала она. — Ты так же умеешь выполнять мои просьбы и удовлетворять желания.
Она уже была на полдороги к двери, когда вошел Эшфорд.
— Привет, мама, — сказал он с усталой улыбкой.
— Ты выглядишь измученным. Ты ел? — Дафни поцеловала сына в щеку.
— Теперь, когда ты спросила, понял, что нет, — Он провел рукой по волосам матери. — Не ел, по крайней мере с .полудня.
— Сейчас распоряжусь, чтобы принесли поднос с едой. Садись, отдохни и поговори с отцом. — Она продолжила свой путь к двери.
— Мама…
Дафни остановилась в дверях. — Ты не хочешь спросить меня, почему я здесь?
Она ответила ему проникновенной улыбкой:
— Нет. — И закрыла за собой дверь. Эшфорд не менее минуты созерцал закрытую дверь, потом повернулся к отцу:
— Я так понимаю, что вы меня ожидали?
— Твоя мать уже давно ждет тебя. — Пирс улыбнулся и жестом пригласил сына сесть. — Она удивительная женщина.
Эшфорд присел на край дивана, охватив колени руками и глядя в глаза отцу.
— Не желаешь ли сначала обсудить, что нам удалось расследовать? — спросил Пирс, закидывая ногу за ногу. — Или мы отложим обсуждение этого вопроса на потом, а сначала обсудим главную причину твоего появления у нас?
— Лучше так и сделаем.
Глубоко вздохнув, Эшфорд пустился в обсуждение своих затруднений, не теряя времени на частности и не отвлекаясь.
— Я был решителен с рождения, отличался ясностью ума и не сворачивал с пути, с тех пор, как научился ползать. Так почему, черт возьми, я должен спасовать теперь?
— Потому что теперь ты влюблен, — ответил Пирс, столь же честный и прямолинейный, как его сын. Эшфорд кивнул и вздохнул с облегчением:
— Это я знаю и сам. Но все прочее вдруг изменилось и пришло в хаотическое состояние.
— Повторяю: все дело в том, что ты влюблен. — Пирс встал, налил два бокала бренди, один из которых протянул Эшфорду. Занятый вроде бы только напитком, задумчиво помешивая его в бокале, он говорил: — Мое дело, разумеется, занимает большое место в моей жизни, Эшфорд. Но ты, твои братья и сестры и, конечно, в первую очередь твоя дорогая мать, моя бесценная жена, — это вся моя жизнь. Я все еще живо помню момент, когда я осознал это, и чувства эти органично вошли в мою кровь и плоть навсегда.
Пирс поднял голову и проникновенно посмотрел на сына.
— Это случилось тогда, когда твоя мать приложила мою ладонь к своему животу и сказала, что я стану отцом. Незабываемый момент… Это случилось следом за самой ужасной ночью в моей жизни: ночью твоя мать привезла меня домой после ограбления с пулей, засевшей в плече. Потом она забрала у меня оловянную кружку с деньгами и отвезла по назначению. Ради моего дела она рисковала не только репутацией, но и свободой. Подобно пуле, сразившей меня, вдруг пронзила мысль: еще немного, и я мог бы потерять все — жену, свое будущее и жизнь, которая только зарождалась и о которой должен я был заботиться не меньше, чем о своем деле.
Пирс тяжело сглотнул слюну, взволнованный своими воспоминаниями.
— Знаешь, Эшфорд, в ту ночь я впервые понял, что человек, который любит удивительную женщину и любим ею, имеет приоритет перед неким анонимным рыцарем, взявшимся устанавливать равенство и добиваться справедливости, защищая угнетенных и нуждающихся. И тогда я принял решение — ни разу за все эти годы я не пожалел о нем. Никогда…
Эшфорд, глотая обжигающий напиток, впитывал слова отца.
— Понимаю, та ночь стала для тебя поворотным моментом. Но перед этим… я даже не представляю себе, как ты совсем этим справлялся? Рвался на части?
— Да, с той самой минуты, как встретил твою мать. Я очень страдал. До того, как она вошла в мою жизнь, мною руководили гнев, чувство мести и боль от незаживающих душевных ран. Дафни придала новый смысл моей жизни. Я и не подозревал, что это возможно — заботиться не обо всех, а об одной, о единственной женщине, которая нуждалась во мне, любила меня и кому я отвечал самой нежной любовью. Возник конфликт: моя собственная жизнь — против жизни, которую я обязан посвятить другим. Нечто похожее испытываешь и ты…
— У тебя все было серьезнее, — думал вслух Эшфорд. — Я не испытал жизни в работном доме. Мне не приходилось воровать, чтобы не умереть с голоду. Я никогда не жил в мире, лишенном любви, полном опасностей. Тебе же довелось все это испытать.
— Верно, — согласился Пирс, усаживаясь на диван рядом с сыном. — Ты вырос, окруженный любовью и заботой. В своей жизни ты не испытал такой горечи, как я. Тебе незнакомо было чувство мести — всем и вся. И решение тебе принять намного легче. Дело усложняет лишь одно обстоятельство, то есть я. Но ты не должен так думать, Эшфорд. Если ты полагаешь, что я хотел бы для тебя прежней жизни, то прости, но ты — глупец. Эшфорд поднял на отца изумленные глаза. — Ты удивлен? — спросил Пирс. — И зря. Я вырос бездомным и одиноким, без единого пенни в кармане. А в тот день, когда твоя мать сказала мне, что носит под сердцем дитя, я поклялся, что мои дети никогда не будут страдать от одиночества и голода, что у них всегда будет надежное пристанище и всегда они будут окружены любовью. Мне было уже за тридцать, когда я узнал, что это за бесценный дар — любовь, что она необходима так же, как пища и кров. И что, как ничто другое, она наполняет душу и сердце. Я хотел бы, чтобы это поняли и все мои дети. Горло Эшфорда перехватил спазм.
— Прежде я как-то не задумывался об этом, — выдавил он из себя.
— Так подумай об этом теперь. Для меня твое счастье гораздо важнее, чем продолжение моего дела. Я его продолжаю. С той лишь разницей, что теперь я использую легальные каналы. Почему бы тебе не делать то же самое?
— Я понимаю тебя, отец.
Пирс и Эшфорд подвинулись друг к другу, готовясь к продолжению серьезного разговора,
— Ты во многом похож на меня, сынок, иногда даже больше, чем мне хотелось бы, — заметил Пирс — Если отбросить твое желание помочь мне и желание бороться с несправедливостью, твои действия во многом определяют азарт, жажда острых ощущений от опасности. И это одна из причин, почему ты затеял единоборство с Бариччи. Да, я знаю, что этот человек негодяй, наглый вор, а теперь еще есть основание подозревать, что и убийца. Ты презираешь его и не можешь мириться с его существованием. Но ведь Бариччи не один. Такие проходимцы были и будут. Я с этим сталкивался. Поверь, сынок. — Пирс помолчал, потом положил ему руку на плечо. — Но сейчас ты должен думать не только о борьбе со злом. Теперь у тебя есть Ноэль. И тебе надлежит сделать выбор; сильные ощущения, которые ты испытываешь в борьбе и погоне, восторг от риска — или восторги любви, отцовства, чувства исполненного долга перед семьей. Я полагаю, что ты выберешь второе.
— Я поражен твоей проницательностью, — пробормотал Эшфорд.
— Я ведь сказал, что ты очень похож на меня. Ты обожаешь игру. Тебя волнует опасность. А уж раз речь зашла об опасности… — Пирс хмыкнул и покачал головой, вспоминая ночь, когда в его доме давали бал, — Я видел Ноэль. Тебе с ней никогда не придется скучать.
— Ты и тут прав, как всегда, — расцвел в улыбке Эшфорд.
— Значит, мы поняли друг друга?
Эшфорд ощутил безмерное облегчение. Он приехал в Маркхем в поисках решения. И благодаря отцу нашел его.
Пирс встал и вновь наполнил бокалы бренди.
— За тебя и Ноэль Бромли, прекрасную и умную молодую женщину, которая, как я подозреваю, никогда не согласится, чтобы ее судьбу решали другие, даже любимые родители. Она никогда не согласится появиться в лондонском свете в качестве завидной приманки.
— Я с радостью выпью за это. Она действительно не будет огорчена, если ее дебют в свете не состоится, — пробормотал Эшфорд. — Я предложу ей более волнующие развлечения и все мыслимые удовольствия и радости. Пирс не смог удержаться от смеха:
— А ты еще хуже, чем я думал.
— Ты и не представляешь насколько! — ответил сын и рассмеялся, не в силах больше хранить серьезность. Внезапно он ощутил легкость, какой не испытывал уже давно. — Я всегда восхищался вашими с мамой отношениями, но мне никогда не приходило в голову, что у меня когда-нибудь может быть нечто подобное. Просто не верил, что смогу влюбиться без памяти и вести себя как импульсивный школьник и совершенно потерявший голову глупец в одном лице. Но будь я проклят, если это не то, что со мной случилось. — Он удивленно покачал головой. — Я так ее люблю! — И вдруг в его тоне исчезла нежность, прозвучала решимость и даже злость: — Вот почему я должен добраться до Бариччи. Я уничтожу его, если он причинит хоть малейшее зло Ноэль. И этого негодяя Сардо.
— Я тебя не осуждаю, сынок… Но расскажи мне последние новости о Бариччи.
Отхлебнув еще глоток бренди, Эшфорд принялся рассказывать о своем визите в дом лорда Мэннеринга, в частности о намерении Ноэль побеседовать с горничной Эмили Мэннеринг, о все нарастающем наглом интересе Сардо к Ноэль.
— Когда этот мерзавец прикасается к Ноэль, я едва сдерживаюсь, чтобы не свернуть ему шею. Я потерял всю свою объективность и сдержанность. Я стал кровожадным ревнивцем.
— Это неизбежное следствие твоей влюбленности, — успокоил его Пирс — Но вот ты сказал, что Эрик Бромли отправился в Лондон вместе с Ноэль…
— Да, и вся семья, включая неусыпно бдящую горничную Ноэль. Иначе а никогда бы не согласился на эту поездку,
— И все же Бариччи окажется так близко от Ноэль. И этот Сардо… — Пирс покачал головой.
— Я буду там уже завтра, — заверил отца Эшфорд. — Проведу здесь ночь, позавтракаю с тобой и мамой и отправлюсь в путь. Эрик Бромли замечательный отец, но я буду чувствовать себя намного спокойнее, когда сам буду рядом.
Его слова прервал легкий стук в дверь. В комнату вошла Дафни с подносом, заставленным едой.
— Я решила отослать Лэнгли спать и сама принесла тебе ужин. — Эшфорд с улыбкой наблюдал за матерью, пока та ставила поднос на стол. — Вы все уже решили, — сказала она. И это было скорее констатацией факта, чем вопросом
Брови Эшфорда изумленно взметнулись вверх, а в глаза заплясали смешинки.
— А ты сомневалась?
— Нет. — Дафни ответила сыну сияющим взглядом, поднялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.
— Я обожаю ее, Эшфорд, и Джульетта тоже.
— К сожалению, ее обожают также Блэйр и Шеридан. — проворчал Эшфорд.
— Не бойся. Они знают, что ты уже сделал на нее заявку. — Дафни помолчала, сжимая руку Эшфорда. Потом извлекла из кармана запечатанный конверт. — Скажи нам, как только сделаешь предложение.
Он подмигнул матери;
— Ты узнаешь об этом первая.
— Что это, Снежинка? — спросил Пиpc. указывая на конверт.
— Здесь был Блэкстрит, — ответила она, протягивая конверт мужу. — Он просил передать тебе это. Тут нечто, по его словам, очень важное.
Пирс вскрыл конверт и извлек из него густо исписанную страницу.
— Интересно! — воскликнул он, пробежав гладами первые строчки. — Была продана замечательная картина Гойи, на которую зарятся все дельцы, связанные со скупкой и продажей картин в Англии. Завтра ее доставят из Испании.
— Из Испании в Англию? — Эшфорд не отрываясь смотрел на отца. — И кто же выиграл в этой борьбе?
Пирс поморщился и фыркнул, не скрывая отвращения:
— Этот надутый осел лорд Вэнли.
— Вэнли? — повторил Эшфорд с омерзением. — Этот старый скряга, чья родословная восходит к Генриху Первому и чье безупречное происхождение не помешало ему стать напыщенным болваном, считающим себя сродни богам, а не просто дворянином. Алчный, холодный и бесчувственный тип!
— Вэнли не закрывая рта бубнил об этой картине Гойи во время нашего праздника. Все три дня бахвалился, что в конце концов ему удалось прибрать к рукам эту картину.
— Он заявил об этом сразу же, едва появились слухи, что это полотно Гойи поступит в продажу.
— Ну уж теперь-то дело сделано, он ее купил, — сказал Пирс, — а точнее, она станет его собственностью завтра вечером. — Бариччи уже точно сделал ставку на этот шедевр, — пробормотал Эшфорд.
— Не сомневаюсь в этом. Особенно когда узнает, что картина уже в Англии. Блэкстрит пишет, что все переговоры велись втайне, потому что Вэнли страшно боится ограбления… Теперь он повесит ее в гостиной над камином — вторая дверь направо, по коридору. — Пирс сложил листок пополам.
Эшфорд четко понял, чего отец сейчас не сказал, но о чем подумал…
— Итак, Бариччи не узнает до послезавтра о том, что картину привезли в дом лорда Вэнли, — заключил он, почувствовав, как в жилы его мощной струёй хлынул адреналин. Это произошло независимо от его сознания, от решения поставить точку на своем деле.
— Верно, — отозвался Пирс, и лицо его стало непроницаемым. — Кстати, я говорил тебе, что сын Вэнли в Англии?
— Нет, я этого не знал. — Эшфорд нахмурился. — Ты мне не сообщал. Впрочем, мне на это наплевать. Джеральд Вэнли мне еще больше антипатичен, чем его отец. Еще надменнее и напыщеннее, если это возможно. А уж глуп как сапог! Единственное его положительное качество — много проигрывает в вист в «Уайте». Он настолько самоуверен, что никогда не сомневается в выигрыше, и настолько туп, что постоянно проигрывает. Я легко облегчу его карманы и передам выигрыш тебе, а ты наполнишь очередную оловянную кружку для бедных.
— Только я думаю, что на этот раз Джеральд не появится за игорным столом. Как я понял, он приезжает в Лондон за другим — он прослышал, что лорд Фаррингтон собирается в этом сезоне вывозить свою старшую дочь, ослепительную красавицу, которую прошлым летом Джеральд повстречал в Брайтоне. Он воодушевился и решил приударить за красавицей и добиться взаимности.
— Ну уж это через мой труп? — пылко отреагировал Эшфорд.
— Я так и думал, что тебе это не понравится. — Он бросил на сына многозначительный взгляд. — Ноэль… Картина Гойи. Такое совпадение!..
— Если я проникну в дом завтра ночью, до того как Вэнли примет меры предосторожности, это будет как раз.
— Постойте! — вмешалась Дафни. Она стояла, уперев руки в бока, с решительным, даже грозным видом. — Я думала, ты принял решение.
— Так и есть.
— Тогда почему вы говорите об ограблении? — Она смотрела на Пирса, склонив голову к плечу. — Зачем ты его провоцируешь? Зачем подзуживаешь?
— Эшфорд таким образом поставит точку в своей карьере, совершит последнее дело, — ответил Пирс со спокойной уверенностью человека, уже испытавшего нечто подобное. — Он должен отойти от дел без сожаления, утолив свой азарт. А сделать это ему удастся только в том случае, если он выложится на одном, последнем и значительном деле. Я действовал так. Или ты забыла? — На губах его появилась мечтательная улыбка. — Ты не можешь этого забыть. Ты ведь была рядом, когда мы ограбили лорда Уэберлинга, взяли его алмазы. В то время Эшфорду и Джульетте было по шесть месяцев.
— Помню, — коротко ответила Дафни. Она оглянулась на сына, и во взгляде ее он прочел беспокойство. — Обещай мне поберечь себя.
— Я всегда осторожен, мама. — Он нежно дотронулся до ее щеки. — А в этот раз я буду еще осторожнее, принимая во внимание все, что поставлено на карту. Но отец прав. И он дал мне хороший совет… Теперь я могу полностью сосредоточиться на Бариччи. Может быть, в эту ночь я поймаю его с поличным.
— Тебе это не удастся, — возразил Пирс. — Бариччи слишком хитер, чтобы заниматься грязной работой лично, и ты это знаешь. Если ты устроишь засаду возле дома Вэнли, то поймаешь лишь нескольких его наемников. Но они ни под какими пытками не назовут имени Бариччи — они попросту не знают его. Уильяме — единственный, с кем они поддерживают связь, да и тот наверняка известен им под другим именем. Нет, Эшфорд, ты должен разоблачить Бариччи иначе. А пока что… — На лице Пирса появилось решительное выражение. — Пока что я могу вывести из себя Бариччи, выхватив у него из-под носа ценную картину. Черт возьми! Он уже потирает руки и прикидывает, кому и как ее продать подороже, тут ведь можно нажить целое состояние. Так можешь себе представить его реакцию, когда ему станет известно, что какой-то его таинственный соперник обошел его.
— Да, ты прав, отец. И потом, нет лучшего способа распроститься со своей прежней жизнью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кража - Кейн Андреа



Это продолжение двух романов из разных серий-"Последний герцог" и "Рождественский подарок".Здесь встретились дети г.героев предыдущих историй.Приятно было с ними опять встретится и узнать их дальнейшую судьбу.Роман хороший.Мне очень понравился. Андреа Кейн замечательный автор.Все ее г. герои никогда не презирают и не ненавидят друг друга.И всегда присутствуют приключения и детективная линия.Читайте ее романы-не пожалеете!
Кража - Кейн АндреаЛюбовь
11.11.2012, 22.56





Роман очень понравился. Советую прочесть. Хотя есть некоторые повторы слов и действий героев в любовных сценах. Жаль что я сначала не прочитала роман "Последний герцог", тогда бы сюжет для меня был бы более понятен и завершён. Буду читать и другие романы Андреа Кейн!
Кража - Кейн АндреаИрина
27.07.2013, 0.50





При чтении этого романа засыпала и раз 10 клевала носом в книгу. Интрига избитая , сюжетная колея заезжанная. Мне не понравилось. Дочитала по диагонали из принципа.
Кража - Кейн АндреаВ.З.66л.
23.06.2014, 12.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100