Читать онлайн Кража, автора - Кейн Андреа, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кража - Кейн Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кража - Кейн Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кража - Кейн Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кейн Андреа

Кража

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

— Благодарю вас, Ноэль, за то, что изыскали время для меня.
Андре, все существо которого источали обаяние и магнетизм, танцующей походкой вошел в гостиную и, приблизившись к Ноэль, поцеловал ее руку.
— Как я уже объяснил вашему отцу, я провел утро, делая зарисовки Малуорт-Коув, это такое захватывающее зрелище даже зимой! Затем я остановился в небольшой таверне в Пуле, чтобы подкрепиться чашкой чаю. И тогда мне пришло в голову, что я нахожусь совсем рядом с Фаррингтон-Мэнор. Знаю, что мне следовало подождать, пока вы сами меня пригласите, но я не мог вернуться в Лондон, не сделав попытки повидать вас. Надеюсь, вы не разгневались…
— Разумеется, нет, — заверила его Ноэль. — По правде, говоря, я как раз собиралась послать вам записку. Именно сегодня. Я так же, как и вы, полна нетерпения и хочу, чтобы вы поскорее начали писать мой портрет.
— Неужели? — Андре отступил, не выпуская ее рук из своих. — Вы еще красивее, чем запомнились мне. Я не могу дождаться минуты, когда смогу приняться за работу.
— Прекрасно.
Теперь Ноэль смотрела на художника новыми глазами. В первый раз она полагала, что Андре пребывает в полном неведении относительно тайных помыслов Бариччи. Теперь же маска с него спала, очарование его облика разрушилось.
— Прошу вас, входите, — пригласила Ноэль, — и проходите вот сюда. — Она указала на длинный ряд окон. — Я освободила для вас пространство, чтобы вы могли работать при хорошем освещении. Ведь вам потребуется много света-
— Блестяще, — восхитился Андре, оглядев комнату, и принялся извлекать кисти и краски, раскладывая их для работы. — Эта комната идеально подходит для занятий живописью.
— Я рада, — сказала Ноэль и принялась оправлять складки своего роскошного фиолетового платья. — Надеюсь, это платье подойдет? Я хотела выбрать что-нибудь яркое, сочное, надеясь облегчить этим вашу задачу.
Андре начал раскладывать свой мольберт, но при ее словах замер.
— Моя работа уже и так необычайно легка и приятна, — сказал он хрипло. — По правде говоря, она настолько приятна, что мне как-то совестно даже брать за нее деньги. Но мы не станем сообщать это мистеру Бариччи.
— Конечно, не станем. — Ноэль одарила его солнечной улыбкой. — А теперь где вы прикажете мне сесть. Андре указал место как раз напротив окон:
— Пусть ваша горничная принесет сюда высокий стул и поставит его здесь. В этом случае на вас будет падать как раз столько света, сколько требуется.
Он сделал несколько шагов к Ноэль и приподнял ее лицо за подбородок, заставив склонить голову в одну, затем в другую сторону, выбирая наиболее удачный ракурс.
— Поразительно! Ваши глаза сверкают как сапфиры. Они способны испепелить любого мужчину, взглянувшего на вас. А ваша кожа… — его рука прогулялась по ее щеке, — нежная, безупречно матовая. И ваша головка окружена сиянием шелковистых волос. — Он приподнял ее локон, пропустив сквозь свои изящные длинные пальцы. — Восхитительно!
— Благодарю вас, — только и сумела выговорить Ноэль, делая усилие, чтобы ее голос звучал искренне. По правде говоря, она считала столь откровенную и грубую лесть отвратительной. — Я пошлю лакея принести стул. — Она помолчала, готовясь сказать то, что Андре, безусловно, сочтет, своей величайшей победой. — Что касается моей горничной, то она не будет присутствовать на сеансах. Я убедила папу, что вам трудно сосредоточиться на работе, свободно творить.
— Благодарю, cherie, — пробормотал Андре в порыве благодарности. — Это так разумно и деликатно с вашей стороны. Вы правы, мы добьемся гораздо большего успеха, если никто не будет нам мешать. И мы совершим чудо, прославив вашу красоту.
— Ну, это не совсем так, — с лукавой улыбкой возразила Ноэль. — У нас будет один свидетель и зритель, который категорически возражает против того, чтобы его отсюда выдворили.
Это заявление было встречено недоуменным и хмурым взглядом;
— И кто же это такой?
— Моя кошка. — Ноэль жестом указала на нишу, где скрывался Эшфорд и где на диване в лучах солнца нежилась Буря, уютно устроившись на боку.
Андре взглядом проследил за движением ее руки и рассмеялся — его мрачность мгновенно рассеялась.
— Думаю, мне удастся не замечать спящую кошку. Если, конечно, она не станет жалобно мяукать во время нашего сеанса.
— Этого можно не опасаться, — ответила Ноэль. — Буря никогда в жизни не мяукала жалобно. Это не в ее характере.
— Прекрасно. Тогда мы можем считать, что у нас нет свидетелей, мы одни.
Андре задержался возле нее еше мгновение — вокруг него как бы сгустилась атмосфера особого магнетизма, и Ноэль подумала, скольких женщин ему удалось залучить в свою постель с помощью исходившего от него почти животного эротизма. Его вкрадчивая манера говорить, глубокий, выразительный, ласкающий н чувственный взгляд производили сильное впечатление.
Лежа в нише под подоконником, Эшфорд размышлял о том же самом. Слушая, как Сардо, пытается обольстить Ноэль, он чувствовал, что в нем клокочет ярость, чувство столь несвойс1венное ему, привыкшему держать себя в узде и при. более сложных обстоятельствах.
Господи! Да он готов был задушить Сардо голыми руками, а ведь этот мерзавец едва прикоснулся к ней.
Сардо смешивал краски и располагал поудобнее палитру, а Ноэль усаживалась на только что принесенном стуле.
— Я всегда питала особое почтение к художникам, — призналась Ноэль, оправляя складки юбки. — Особенно потому, наверное, что сама не смогу провести даже прямой линии, я считаю чудом то, что другие могут воспроизвести на бумаге или холсте контуры, формы человеческой фигуры и даже настроение.
— Это дар, — ответил Сардо и умолк, задумчиво глядя на свой мастихин. — Но иногда это бывает проклятием.
— Как это понять?
— Когда меня преследует видение, я не знаю покоя, пока не воспроизведу то, что мне пригрезилось. Я пленник голосов, звучащих во мне и приказывающих взять в руки карандаш или кисть. — Он снова принялся смешивать краски на своей палитре.
— Это восхитительно. — Ноэль сложила руки на коленях. — А случается вам так привязаться к своему произведению, что вы не хотите его продавать?
— Да, иногда так бывает. Некоторые мои картины как бы срастаются с моей личностью, с моей душой, и продать их — все равно что вырвать кусок своего сердца. — Уголок его рта приподнялся в кривоватой улыбке. — А почему вы так спросили? Вы боитесь, что мне захочется оставить ваш портрет себе, вместо того чтобы доставить его мистеру Бариччи?
— Нет, — покачала головой Ноэль. — Откровенно говоря, меня вовсе не беспокоят причуды мистера Бариччи. Идея написать мой портрет пришла в голову ему, а не мне. Меня захватывает сам процесс его создания, а вовсе не человек, пожелавший, чтобы это произошло. Как, впрочем, и оливковая ветвь мира, которую он мне протягивает.
Если Сардо и поразила страстность, с которой Ноэль произнесла свою речь, он не подал виду, что заметил это.
— А как насчет художника? — спросил он. — Он тоже поражает ваше воображение?
Она улыбнулась ему едва заметной улыбкой:
— А так бывает, чтобы вы не произвели впечатления на женщину, Андре? Вы невероятно обаятельны.
— Так же, как лорд Тремлетт?
Ноэль притворилась удивленной:
— Лорд Тремлетт? Почему вы упомянули о нем?
— Меня, признаюсь, заингрнговала природа ваших с ним отношений. Кажется, лорд Фаррингтон считает, что именно вы послужили причиной приглашения семьи в Маркхем. А блеск в ваших глазах, когда вы только услышали имя лорда Тремлетта! — Он пожал плечами. — Простите мне мою смелость, но я хотел бы узнать, предстоит ли мне соперничество с ним.
— Соперничество? — Тонкая бровь Ноэль изумленно поднялась. — Таким образом вы хотите сказать, что вы интересуетесь мною?
— Интересуюсь? — Андре ослепил ее улыбкой. — Это слово слишком бесстрастно. Я очарован, околдован, ослеплен, загипнотизирован. Ах, Ноэль! — Он положил палитру на край стола и обошел свой мольберт, остановившись в нескольких футах от ее стула. Сложив ладони и потирая их друг о друга, он устремил на Ноэль пламенный взгляд. — Вы захватывающе прекрасны, одухотворенны и соблазнительны. Странно, если бы лорд Тремлетт не пожелал обладать вами. Вопрос в другом — хотите ли вы близости с ним?
— Вы спрашиваете, любовники ли мы с лордом Тремлеттом?
Андре казался слегка удивленным ее отвагой:
— Да, я спрашиваю именно об этом.
— В таком случае я вам отвечу — нет. — Ноэль давно отрепетировала свою роль. — Мы не любовники. Мы едва знакомы. Я встретила его в поезде. Мы ехали в одном купе и я обыграла его в пикет.
— Но ведь вы встречались и на празднике в Маркхеме? Конечно, вы неплохо проводили там время.
Ноэль пожала плечами, подумав, что решительно отрицать их общение бессмысленно. И Андре счел бы ее ответ неправдоподобным.
— Да, мы частенько болтали, иногда играли в вист или вальсировали. Лорд Тремлетт очень привлекателен.
— Но?.. — нетерпеливо спросил Сардо.
— Но через месяц меня начнут вывозить в свет, — закончила Ноэль. — и тогда я буду встречать десятки джентльменов. Время сейчас неподходящее для увлечений, особенно человеком, которого папа считает ветреником.
— Ваш отец отличается здравыми суждениями, — сказал Сардо, поглаживая подбородок. — Мне приходилось слышать, что Тремлетт пользуется успехом у женщин и у него множество подружек.
— В отличие от вас, кто ограничивается одной-единственной женщиной?
Он ответил проникновенным и долгим взглядом.
— Да, если это такая изумительная женщина, как вы.
— Я польщена. — Ноэль заправила за ухо прядь выбившихся из прически волос и слегка подалась вперед. — Андре, могу я быть с вами откровенной?
— Конечно.
— Я говорила вам, что мне нет дела до мистера Бариччи. Это не совсем так. Дело в том, что… наше знакомство оставило во мне глубокий эмоциональный след, я бы сказала — шрамы на душе. Мне хотелось бы знать о нем побольше. Есть ли в нем качества, которые позволили бы нам примириться? Вы давно знакомы
— Около шести лет. — Андре отвечал легко и свободно. И Ноэль подумала, что он подготовился к этому вопросу. — Мы познакомились вскоре после моего приезда в Лондон. Я покинул Гавр и свою студию в надежде найти новые источники вдохновения. Общий друг представил меня мистеру Бариччи, который выразил желание посмотреть мои работы. Они понравились, и вскоре он стал выставлять их в своей галерее. Пока что мне удалось продать пять своих работ. Возможно, удастся продать и остальные.
— А сколько их выставлено в галерее Франко? — Десять или двенадцать. — Он беспечно пожал плечами. — Возможно, и больше. Точно не помню.
— А много ли у вас соперников, выставляющих свои работы в его галерее? — Почувствовав напряжение в его голосе, Ноэль попыталась разговорить Андре.
— Я стараюсь не думать о соперниках, — отозвался он, лицо же его казалось непроницаемой маской. — Мысли об этом мешают мне сосредоточиться, затрудняют работу. — Понимаю. — Почувствовав его досаду, Ноэль решила перевести разговор в более безопасное русло: — Шесть лет — это ведь очень большой срок, вполне достаточный, чтобы мистер Бариччи почувствовал к вам доверие, мог делиться с вами какими-то эпизодами своего прошлого. — Склонив голову, она вопросительно смотрела на Сардо. — Вы почему-то не спросили меня, какие эмоциональные шрамы оставило во мне знакомство с мистером Бариччи. Вы так тактичны или поняли все без вопросов?
Сардо, не отвечая ей, повернулся, обогнул приготовленную палитру и, миновав мольберт, достал из папки блокнот для эскизов и карандаш. .
— Пока мы будем беседовать, я хочу сделать несколько предварительных набросков, — сообщил он ей.
Ноэль кивнула, хотела было повторить свой вопрос, но она почувствовала, что Андре сам заговорит на эту тему, когда сочтет нужным.
Он принялся рисовать, переводя взгляд с Ноэль на бумагу, — его рука скользила по бумаге, движения были легкими. размашистыми, уверенными.
Положив первый набросок в папку, он принялся за второй.
— Что касается вашего вопроса, то могу ответить так: у меня были некоторые подозрения… относительно ваших душевных шрамов. Судя по тому, как мистер Бариччи говорит о вас, я понял, что вы мнению значите для него. Ваше внешнее сходство — мимика, острый взгляд — бросается в глаза. Вы обладаете таким же, как у него, быстрым умом. — Андре пожал плечами. — Я догадываюсь, каковы были ваши эмоциональные потрясения после такой встречи.
— Скажите мне, Андре, — она опустила глаза, — мистер Бариччи — сострадательный человек?
— Он справедлив. Требователен, но справедлив. К тому же он блестящий делец, знающий, как умножить свое богатство. Наблюдать за его работой — огромное удовольствие. — Он улыбнулся печальной улыбкой. — Должен признаться, что я испытываю такое же благоговение к удачливым дельцам, как вы к художникам. У меня совершенно отсутствует деловая хватка.
— Но не в такой степени, как у меня творческая жилка, — сделала признание Ноэль, наблюдая за реакцией Андре.
В его лице ничто не дрогнуло.
— То, что вы приписываете своей неспособности разбираться в искусстве, на самом деле означает всего лишь отсутствие опыта. Вам нужен хороший наставник, и он пробудит в вас любовь к искусству. И к другим вещам тоже.
Намек был настолько прозрачен и нагл, что Ноэль невольно потупилась, а на щеках ее зарделся румянец.
Приняв ее реакцию за поощрение, Андре отбросил свой блокнот для эскизов и сделал несколько шагов к ней.
— В вас горит такой огонь, скрывается такая страсть, — пылко заговорил он, и рука его коснулась ее плеча. — Настоящий художник и настоящий мужчина мог бы раздуть яркое пламя из этого огня, раздуть до адской силы. — Он наклонился и слегка коснулся губами жилки, бьющейся на ее шее. — Позвольте мне стать этим мужчиной, Ноэль.
Прежде чем Ноэль успела дать ему отповедь, послышался грохот. Эшфорд, подчиняясь первому импульсу, был готов ринуться на Сардо с кулаками, но сумел обуздать себя в последнюю секунду, чтобы не сорвать их хитроумный план. Он с такой же скоростью сделал обратное движение, и хвост Бури оказался зажатым между его плечом и подоконником.
Кошка, издав отчаянный вопль, спрыгнула со своего места, пролетела расстояние между диваном и стулом, на котором сидела Ноэль, врезалась в мольберт, затем — в стол, палитра и холст при этом оказались опрокинуты. Андре, ругнувшись, оставил Ноэль и бросился спасать свои краски, наброски и холст от полного уничтожения. Кошка метнулась к двери и наткнулась на ноги входящего в комнату Эрика.
— Что, черт возьми, здесь происходит? — загремел он. Буря, похожая теперь на рыжий комок шерсти, изукрашенный мазками всех цветов радуги, пулей вылетела в холл, оставляя за собой разноцветные следы на паркете.
Наконец воцарилась тишина, прерванная истерическим приступом хохота, — Ноэль не в силах была сдержать его.
— О Андре, простите ее, — смогла она наконец выговорить сквозь слезы, выступившие у нее на глазах.
Она принялась собирать с пола палитру, альбом для зарисовок и холст, изукрашенный разноцветными пятнами. В стороне валялся покосившийся мольберт.
— Папа, не попросишь ли Блэйдуэлла принести несколько полотенец? Побольше! — уточнила она. — Наверное, что-то испугало Бурю, и она решила показать, что не зря носит свою кличку.
Эрик оглядел комнату — перевернутые цветочные горшки, опрокинутые стулья и потеки перемешанных масляных красок, — его губы против воли подергивались, готовые растянуться в улыбке, как ни пытался он изобразить приличествующее случаю огорчение.
— Я компенсирую ущерб. Возьмите это, — сказал Эрик, протягивая Андре десяти фунтовую банкноту. — Да и нам понадобится время, чтобы привести гостиную в порядок. — Он окинул комнату беглым взглядом. — Поэтому пока купите все, что вам потребуется, и не спешите. Возвращайтесь… скажем, дня через три… Или это кажется вам слишком быстро?
— Нет, трех дней вполне достаточно. — Он бросил на Ноэль долгий печальный взгляд и откланялся.
Ноэль вопросительно посмотрела на отца и, когда он одобрительно кивнул, прошептала Эшфорду:
— Можете выходить.
— Ради всего святого, что случилось с Бурей? — набросилась на него Ноэль.
— Случился я, — коротко ответил Эшфорд, отряхивая пыль и паутину со своего сюртука. — Я готов был выскочить из своего убежища и сломать этому Сардо шею. — В глазах его полыхал гнев. — Если бы не боязнь поставить весь наш план под угрозу… и скомпрометировать вас…
— А я-то думала, что вы всегда умеете владеть собой, — сухо заметила Ноэль.
— Так и было, но теперь все изменилось.
— Да скажет ли мне, наконец, кто-то, что здесь происходит? — возмутился Эрик.
— Когда я увидел, как этот негодяй Сардо пытается поцеловать Ноэль, — отвечал Эшфорд, — я решил скрутить ему шею. Но вовремя одумался и попытался вернуться в свой укромный уголок. К сожалению, я был неловок, и хвост Бури оказался зажатым между моим плечом и подоконником. Чисто случайно, разумеется. Она тут же издала отчаянный вопль и выскочила из своего угла.
— Он осмелился тебя поцеловать? — загремел Эрик.
— Конечно. Обычно это и бывает первым шагом к совращению, папа. Начинают всегда с поцелуя…
— Похоже, он идет к цели семимильными шагами, — негодуя, заметил Эшфорд.
— Это он так считает, — поправила его Ноэль. — И я хочу, чтобы он так считал. Поцелуй — невинная вещь, но в нашем плане это необходимо. К тому же я-то не целовала его. Я только позволила ему поцеловать себя. А это совсем другое дело. И вы оба подумайте обо всем этом спокойно и взвешенно. Если не стану хоть немного поощрять Андре, я не смогу получить от него никаких сведений, А пока что я заставлю его доверять мне, провоцируя разговорами и сплетнями о Бариччи и его деятельности. Мы уже кое-что узнали об их сотрудничестве, о том, когда и при каких обстоятельствах они встретились, сколько картин Андре выставлено в галерее Франко. Но нам надо узнать много больше. И мы это узнаем, разумеется, при условии, что вы не будете каждый раз выскакивать, как джинн из бутылки, при малейшем подозрении, что Андре прикоснулся ко мне.
— Джинн из бутылки? — перебил ее Эрик. — Поверь мне, Ноэль, реакция Тремлетта была еще слишком мягкой. Если этот представитель богемы еще раз дотронется до тебя, я просто убью его.
— Нет, папа, ты не сделаешь этого. — Она бросила на него взгляд, полный мольбы, взывая к пониманию и. доверию. — Ведь мы все знали, как поведет себя Сардо, чего он добивается как агент Бариччи. Но у нас есть своя цель. Зачем тогда было прятать Эшфорда за диваном? — Она повернулась к Эшфорду; — Если я почувствую опасность, я сумею дать вам знать.
Эшфорд вяло кивнул:
— Хорошо. Я попытаюсь держать себя. в руках. Но если он позволит себе нечто серьезное, я убью его на месте.
Для Эрика это прозвучало достаточно убедительно. Он, похоже, сдался. И поинтересовался у Ноэль результатами сегодняшнего «сеанса», много ли нового она узнала.
— Немного. Не так просто втереться в доверие к Андре. Он слишком нервный, импульсивный. — Он не хочет говорить даже о работах других художников, чьи картины висят в галерее Бариччи, — пробормотал Эшфорд. — Хотел бы я знать — почему.
— Мне это тоже показалось странным. И дело, думаю, не в профессиональной ревности, — поддержала его Ноэль. — Он притворяется. Он играет ту роль, которую навязал ему Бариччи.
— А вы уверены, что Сардо лично не помогает Бариччи красть картины? — вслух подумал Эрик.
— Точно, что при ограблениях он не присутствует, — кивнул Эшфорд. — Поскольку он оказался одним из главных моих подозреваемых, я долго следил за ним. У Андре бесспорное алиби: ни разу во время похищений его и близко не было там. — Он нахмурился. — Впрочем, и Бариччи всегда обеспечивал себе алиби
— Но Андре, вне всякого сомнения, знает многое о преступлениях Бариччи, — высказала предположение Ноэль. — Я даже придумала, как заговорить об украденной картине Рембрандта. Но, видимо, выбрала неподходящий момент… А рисковать я не хотела.
— Папа! — вскричала Хлоя, влетевшая в это время в комнату со стремительностью урагана — волосы встрепаны, на щеке пятно масляной краски. — Я никак не могу унять Бурю, Она решила перепачкать краской все занавески. Она вовсю катается по ним, а сейчас уже приступила к нашей одежде, Вот-вот доберется до наших новых платьев, которые ты купил для нас с Ноэль к предстоящему сезону в Лондоне. Мама гоняется за ней, но все безуспешно. Она боится, что…
— Проклятие! — Эрик бросился к двери. — Модистка трудилась несколько месяцев, чтобы закончить платья к сроку. Если эта проклятая кошка их испортит… — Свою тираду он закончил уже за дверью, стремительно промчавшись мимо Хлои,
Убедившись, что отец уже достиг лестницы, она остановилась на пороге с многозначительной улыбкой:
— Возможно, Ноэль, это и не спасет твоего платья, но подарит вам несколько минут уединения. — Девочка ободряюще улыбнулась им, а глаза ее при этом были не по возрасту мудрыми.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кража - Кейн Андреа



Это продолжение двух романов из разных серий-"Последний герцог" и "Рождественский подарок".Здесь встретились дети г.героев предыдущих историй.Приятно было с ними опять встретится и узнать их дальнейшую судьбу.Роман хороший.Мне очень понравился. Андреа Кейн замечательный автор.Все ее г. герои никогда не презирают и не ненавидят друг друга.И всегда присутствуют приключения и детективная линия.Читайте ее романы-не пожалеете!
Кража - Кейн АндреаЛюбовь
11.11.2012, 22.56





Роман очень понравился. Советую прочесть. Хотя есть некоторые повторы слов и действий героев в любовных сценах. Жаль что я сначала не прочитала роман "Последний герцог", тогда бы сюжет для меня был бы более понятен и завершён. Буду читать и другие романы Андреа Кейн!
Кража - Кейн АндреаИрина
27.07.2013, 0.50





При чтении этого романа засыпала и раз 10 клевала носом в книгу. Интрига избитая , сюжетная колея заезжанная. Мне не понравилось. Дочитала по диагонали из принципа.
Кража - Кейн АндреаВ.З.66л.
23.06.2014, 12.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100