Читать онлайн Бесценная, автора - Кей Мэнделин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бесценная - Кей Мэнделин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бесценная - Кей Мэнделин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бесценная - Кей Мэнделин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кей Мэнделин

Бесценная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

В холле царил хаос. Либерти стояла на верхней площадке лестницы и отказывалась верить собственным глазам. Сквозняком, как она поняла, пахнуло из распахнутых настежь парадных дверей. Через них в холл чередой заносили бесчисленные ящики, коробки и свертки.
Дом будто осаде подвергся.
Либерти, покинув Дэрвуда, оставила его заниматься гимнастикой. Еще час назад она ощутила странное возбуждение. То, как он посмотрел на нее, вновь пробудило в ней воспоминания о минувшей ночи. Эллиот занимался с ней любовью несколько часов подряд, доводя ее едва ли не до исступления. Стоило Либерти вспомнить, что он делал с ней, что шептал на ухо, как ей тотчас стало не по себе и показалось, что она вот-вот растеряет последние остатки самообладания. Впервые в жизни до нее начало доходить, что имели в виду люди, перешептываясь у нее за спиной.
Ее душевное состояние никак не содействовало решению проблемы, что делать с катастрофой, обрушившейся с утра на Дэрвуд-Хаус. Поговорив с Уикерсом, она стала наблюдать за тем, как в холле развернулась бурная деятельность. Неожиданно Либерти заметила Эллиота. Он успел переодеться — на нем были светло-коричневые брюки, белая рубашка свободного покроя и изумрудно-зеленый парчовый жилет. Либерти отметила про себя, что фасон и рисунок ткани были модны несколько лет назад. Одежда, однако, выгодно подчеркивала едва ли не юношескую стройность Дэрвуда. Ему в отличие от других мужчин его возраста не требовалось никакого корсета, призванного скрыть предательское брюшко. Эллиот озабоченно провел рукой по влажным волосам. Глаза при этом почему-то рассеянно блуждали. В следующее мгновение Либерти заметила, как он принял из рук лакея аквариум, и ей тотчас сделалось теплее на душе. Эллиот держал аквариум в своих больших руках, растерянно оглядываясь по сторонам, явно не зная, куда его поставить. Утром он представился ей не совсем чужим и не столь загадочным. Просто знакомый ей человек, а не воплощение мощи и силы и не знающей удержу энергии, которые она сегодня имела несчастье лицезреть в гимнастическом зале. Скорее всего его внешность преображала именно одежда, придавая ему светский лоск. Либерти, не вполне уверенная, права ли, все же удивилась, что вид Дэрвуда с аквариумом побудил ее усомниться в прежнем восприятии этого человека. Ведь в нем нет ничего пугающего. Более того, Дэрвуд кажется ей даже забавным.
Она поспешила вниз по ступенькам и встала с ним рядом.
— Благодарю вас, милорд. Позвольте принять его у вас из рук.
Дэрвуд резко обернулся к ней:
— Либерти, сейчас вам не стоит распоряжаться разгрузкой вещей. Уикерс вполне справится с этим.
Боже, а ведь он хорош собой! Либерти задалась вопросом, почему она раньше этого не замечала, даже сегодня утром не сумела разглядеть.
— Позволю себе не согласиться с вами, милорд. Я никак не могу пропустить столь важное для меня событие. Должна сознаться, я сомневалась в вашей способности обеспечить быструю доставку содержимого моей комнаты и библиотеки Ховарда.
Дэрвуд пропустил мимо ушей ее замечание, поскольку взгляд его был устремлен на ее лицо:
— Я должен был поинтересоваться этим раньше… Как вы себя чувствуете?
Либерти порозовела, однако глаз не отвела:
— Неплохо. А вы?
От нее не укрылось, как во взгляде его снова вспыхнул огонь. Дэрвуд поставил аквариум на ближайший ящик, наклонился к ней и нежно поцеловал. Либерти испытала новую волну удовольствия, а также сделала для себя приятное открытие: поцелуи Эллиота сродни глотку родниковой воды. После их страстных соитий сегодняшней ночью она никоим образом не была готова к тому, что утром так обрадуется знакам внимания с его стороны. Когда Дэрвуд оторвался от ее губ, Либерти потребовалось время, чтобы перестала кружиться голова.
— Как видите, я тоже неплохо, — с лукавой улыбкой ответил он, — Тем не менее я рад, что вас это беспокоит.
Либерти улыбнулась в ответ, хотя и чуть отступила от него. От нее не укрылось также, что за ними, ничуть не смущаясь, наблюдают лакеи.
— Я благодарна вам за то, что хладнокровно восприняли весь хаос, который возник у вас по моей вине, — произнесла она, игриво посмотрев на него.
Мимо Дэрвуда как раз прошествовали два носильщика, таща увесистый ящик, на котором красовалась надпись: «Осторожно! Хрупкие вещи».
— Ничего страшного. Я был готов к этому. Кстати, вы проследили, как вещи размещают?
— Да, милорд. Расставляют в нужном порядке.
В этот момент мимо них, как всегда, с озабоченным выражением лица шел дворецкий. В одной руке он держал вазу, в другой — подсвечник.
— Смею надеяться, мистер Уикерс, вы справляетесь с разгрузкой, — поинтересовалась Либерти.
— Очень даже неплохо, миледи, — ответил ей дворецкий, широко улыбаясь. — Если, конечно, эти увальни не перевернут весь дом вверх дном.
Из библиотеки донесся оглушительный грохот, и Уикерс поморщился.
Либерти указала ему на двух носильщиков, между которыми разгорелся спор, куда поместить внушительных размеров ящики.
— Ящики можно задвинуть в угол, — распорядилась Либерти и вновь повернулась к дворецкому. Уикерс передал вазу лакею, чтобы тот поставил ее на полку. Либерти забрала у него подсвечник и положила в карман фартука.
— Мистер Уикерс, могу ли я рассчитывать, что вы проведете разгрузку без лишнего шума? — Она старалась говорить громче, перекрывая стук молотков и визг пилы, доносившиеся из раскрытых дверей зала приемов. — Его милость должен работать с бумагами в тишине.
— Разумеется. — Уикерс поклонился Эллиоту. — Я как раз разыскивал вас, милорд, — обратился он к Дэрвуду. — В кабинете вас ждут поверенные. У них к вам безотлагательное дело.
— Боюсь, я должен покинуть вас, миледи. — Дэрвуд виновато посмотрел на Либерти.
— Ничего страшного. Уверяю вас, мы с мистером Уикерсом отлично справимся.
— Что ж, вынужден оставить все на ваше попечение. — Напоследок Дэрвуд огляделся. — Незавидное это дело, скажу я вам.
— Желаю вам хорошо поработать, милорд. Эллиот убрал ей за ухо прядь волос.
— И вам того же, — произнес он и зашагал в библиотеку. Либерти осталась стоять в растерянности, ощущая на губах вкус его поцелуя и прикосновение его пальцев. Она поймала себя на мысли о том, что ей приятны его нежности и что она всем своим существом жаждет новых. Нет, сегодняшней ночью она переступила не один порог, преодолела не одну преграду, отделявшую ее от Дэрвуда. Теперь ей стало ясно — ее жизнь связана с ним неразрывно. И она не имеет права подвести Эллиота.
Она с решительным видом повернулась к дворецкому. В течение последующих трех часов они с Уикерсом рассортировали вещи и составили их опись. Однако не успели они передохнуть, как к парадному крыльцу подъехала очередная повозка, груженная коробками и ящиками. И все началось снова: разгрузка, сортировка, опись. К середине дня у Либерти уже ломило спину, лицо ее было все в пыли. Но она успела пересмотреть все самые ценные сокровища Ховарда. От усталости она выронила даже коробочку с усыпанным драгоценными камнями кольцом-печаткой Генриха Восьмого и тогда решительно захлопнула крышку ящика.
— На сегодня хватит, — сказала она Уикерсу. — Остальные ящики можно поставить посреди комнаты. Это подождет до завтра.
— Полагаю, вы устали, миледи, — заключил Уикерс. — Желаете передохнуть?
Дворецкий пытался убедить ее, что справится с поручением один.
— Нет-нет, я могу понадобиться милорду до вечера. Закончим. И потом, у меня есть и другие дела, — сказала Либерти, снимая фартук. — Благодарю за помощь, мистер Уикерс.
— Всегда к вашим услугам, миледи. Полагаю, его милость еще в кабинете. — Уикерс указал на дверь. — Если бы поверенные ушли, меня поставили бы в известность.
Либерти начала пробираться к выходу среди сваленных в кучу коробок и упаковок. В холле на блюде рядом с безделушками и цветами скопилась приличная стопка приглашений и визиток. Либерти не решилась их перебрать. Хотя бы потому, что устала так, что сил не осталось даже на это. В библиотеке в отличие от зала приемов, где царил беспорядок, было пусто. Либерти со вздохом прислонилась к массивной дубовой двери и смежила веки, наслаждаясь тишиной.
— Добрый день, виконтесса, — произнес голос, явно принадлежащий Гаррику Фросту.
От неожиданности Либерти вздрогнула и широко открыла глаза:
— Не ожидала увидеть вас здесь, мистер Фрост.
— Ничуть в этом не сомневаюсь, — рассмеялся в ответ Гаррик, и Либерти немного успокоилась. — Готов поспорить, вы вообще не ожидали всего того, что свалилось на вас сегодня утром.
Гаррик расположился на диване, закинув ноги на низкий столик. Рядом стоял серебряный кофейный сервиз. Либерти подошла и присела напротив.
— По крайней мере не так быстро. Просто удивительно, как Эллиот все устроил.
— Дэрвуд? О да!
— Не желаете кофе? — Либерти подняла кофейник. Судя по виду Гаррика, чашечка крепкого кофе ему явно не помешает. Кстати, кажется, он еще не брился. Одежда на нем помята, глаза усталые — явное свидетельство того, что ночь. провел бурно и почти не спал.
Либерти со стуком поставила кофейник, и Фрост поморщился.
— Я вот никак не соберусь с силами налить себе кофе. Либерти протянула ему чашечку на блюдце:
— Буду рада помочь вам хотя бы в этом. И это самое малое, что могу для вас сделать. Подозреваю, это из-за меня вы провели беспокойную ночь.
Гаррик выдавил из себя кислую улыбку:
— О, уверяю вас, бессонная ночь целиком и полностью на совести Дэрвуда. Сам не пойму, почему я до сих пор терплю этого человека.
— Потому, — произнес Эллиот, входя в библиотеку из кабинета, — что это я помог тебе сделать недурное состояние на инвестициях. Благодаря им ты теперь ведешь жизнь волокиты и мота. — Дэрвуд перевел взгляд на Либерти, и лукавой улыбки на его лице как не бывало. — Боже, у вас кошмарный вид!
— Вижу, твои манеры не меняются, — заметил Гаррик. Дэрвуд, не сводя глаз с Либерти, направился к ней через всю библиотеку:
— Черт возьми, мадам, я же просил вас не брать на себя физический труд. Для этого есть грузчики.
— Помогая в разгрузке вещей, — пожала плечами Либерти, — я запоминала, где что лежит, и, если что-то понадобится, мне не придется долго искать. Ведь если мы хотим взяться за поиски Арагонского креста, то лучший момент трудно себе представить — вещи из коллекции Ховарда поступают по отдельности, им легко вести учет.
При упоминании об Арагонском кресте Дэрвуд нахмурился:
— Нет необходимости искать его уже сегодня. Я отнюдь не давал вам задания найти его незамедлительно.
— Зато я себе это поручила, — возразила Либерти, не желая обсуждать эту тему. Единственный для нее способ определиться — это поскорее найти крест, передать его Дэрвуду, и пусть тогда решает, как поступить в дальнейшем. Чем дольше она задержится в его доме, тем труднее ей будет покинуть его. Либерти не позволит себе утратить драгоценную свободу действий.
Эллиот подошел к ней и сел рядом.
— Не могу допустить, чтобы вы перетруждали себя до изнеможения. А если учесть, что в последние несколько недель вы страдали полным отсутствием аппетита, то как бы не довели себя до чахотки.
— Господи, Дэрвуд, послушать тебя, так ты рассуждаешь как заботливая мать! — рассмеялся Гаррик.
— Кстати, друг мой, — повернулся к нему Дэрвуд, — а что привело вас ко мне в дом в неподобающем виде?
— Пусть это вас не огорчает, — сказал Гаррик и подмигнул Либерти. — Он всегда с» утра раздражительный.
— Я всегда раздражительный, — поправил его Дэрвуд. — Особенно когда вынужден напоминать людям, что им следует заботиться о своем здоровье.
Гаррик сделал глоток кофе.
— Вот всегда так. Порой я не могу взять в толк, почему он не стал проповедником.
— Фрост, успокойся.
Вспомнив о том, как Дэрвуд довел ее прошлой ночью едва ли не до исступления, Либерти испугалась, что вот-вот предательски зальется краской.
— Вы уже переговорили с поверенными?
— Да, — ответил Дэрвуд и оглядел ее платье. — Кстати, помнится, во второй половине дня вы собирались нанести визит модистке.
Услышав его слова, Гаррик едва не поперхнулся:
— Господи, Эллиот, или тебе еще не надоело оскорблять даму?
— Никого я не оскорбляю. Всего лишь хотел задать вопрос.
Либерти откинулась на подушки.
— Думаю, в данном случае, — обратилась она к Гаррику, — Эллиот совершенно прав. — С этими словами она осмотрела свое поношенное платье. Либерти никогда не позволяла Ховарду оплачивать ее наряды и покупала одежду на собственные сбережения. К счастью, потребности ее были невелики. Сейчас же Либерти поняла, что совершенно не готова исполнять роль законной супруги виконта Дэрвуда. Платье, которое она надела утром, было лучшим в ее гардеробе. Мужчины, разумеется, делали вид, что не замечают заплатку на подоле. Нет, конечно, Эллиот обратил внимание.
— Среди дел, которые намечены у меня на вторую половину дня, есть и визит к модистке. Постараюсь не разорить вас, милорд.
— Купите все, что вам необходимо, — ответил Дэрвуд, — только прошу вас об одном — ничего черного! Этот цвет вам не идет, он придает вам нездоровый вид.
— Боюсь, вам прежде всего следует научиться не обращать столь пристальное внимание на отдельные недостатки, — произнес Гаррик, закатывая глаза.
Эллиот всполошился и взглянул виновато на Либерти. Шутки Гаррика все-таки, вероятно, достигли своей цели и заставили его почувствовать некоторую неловкость. Но Либерти одарила его веселой улыбкой, давая понять, что ничуть не обижена:
— Не волнуйтесь, милорд, мне самой никогда не нравился цвет траура. Просто легче было облачиться в черное, нежели выслушивать бесчисленные замечания в свой адрес.
— Вы имеете в виду унизительные колкости Миллисент?
— О, не стоит об этом упоминать, — успокоила его Либерти. — Теперь это для меня ничего не значит.
— Черт возьми! — воскликнул в сердцах Эллиот. — Пусть только эта особа посмеет вас оскорбить!
— Успокойтесь, Эллиот. То, что вы были в натянутых отношениях с Ховардом, еще не значит, что должны теперь враждовать с остальными членами семейства. Вам не следует ссориться из-за меня с Миллисент или Карлтоном. Позвольте, я сама разберусь с ними.
Дэрвуд явно хотел возразить, но Либерти успокаивающим жестом положила ему на колено ладонь. Его взгляд тотчас последовал за ее рукой.
— Тем не менее я вас благодарю, — поспешила добавить Либерти. Затем она обратилась к Гаррику: — Итак, мистер Фрост, что привело вас к нам?
Гаррик мгновенно перевел взгляд с Либерти на Дэрвуда, затем снова на нее.
— Что мне еще оставалось? — вопросом на вопрос ответил он. — Вы бы посмотрели, что творится перед моим домом. Кареты выстроились в несколько рядов, визитеры ждут не дождутся расспросить меня. Все, кого Дэрвуд когда-то отвадил от себя, все, кому не хватает духу первыми нанести ему визит, ринулись ко мне. Я был вынужден улизнуть через черный ход. Чтобы не быть обнаруженным, добирался к вам на извозчике. Вы хотя бы отдаете себе отчет, какую бурю породили? — И он подмигнул. — Поговаривают, будто сама королева Виктория хотела бы взглянуть на вас.
Эллиот сделал глоток кофе.
— Утром мне пришло приглашение во дворец. Я должен нанести визит ее величеству сегодня в четыре часа пополудни.
— Только не это! — простонала Либерти.
— Интересно, что же ты скажешь ее величеству? — поинтересовался Гаррик.
— Скажу, что да, действительно женился. Более того, женился на женщине, о которой говорят, будго она была любовницей Ховарда Ренделла, — ответил Дэрвуд, и от Либерти не укрылись ожесточенные нотки в его голосе. — Ах да, еще добавлю, что Карлтон вне себя от ярости. Что еще я, по-твоему, могу сказать?
Либерти мысленно велела себе успокоиться. При дворе репутация Эллиота успела стать легендой. Королева имела привычку окружать себя благородными джентльменами приятной наружности. И Эллиот какое-то время был среди них первым. Поговаривали, что королева прислушивалась к его советам. Кроме того, Эллиот поддержал идею принца-консорта устроить в Лондоне грандиозную промышленную выставку, которая должна открыться в ближайшие недели. И Дэрвуду двери во дворец были открыты практически в любое время. Это был оригинальный проект — собрать под крышей выставочного зала в Гайд-парке, так называемом Хрустальном дворце, самое интересное, что производится в мире. Идея, поскольку исходила от принца-консорта Альберта, поначалу вызвала немало критических отзывов, насмешек и пересудов. Либерти же отлично понимала, почему идея выставки так заинтересовала Эллиота. Он сам питал слабость к великим проектам и потому готов был поддержать план. Его ручательство помогло принцу-консорту Альберту обеспечить поддержку кое-кого из членов палаты лордов, и таким образом дело удалось сдвинуть с мертвой точки. Как и следовало ожидать, распространились слухи, что ее величество в знак своей благодарности и расположения собирается наградить Дэрвуда орденом Подвязки.
— Не кажется ли вам, — робко заметила Либерти, — что те же мысли можно выразить не столь резко, помягче? Ее величество вряд ли одобрительно отнесется к вашим скандальным заявлениям?
— Для королевы самое главное, — перебил ее Дэрвуд, — это моя поддержка планов ее супруга. Подозреваю, что ради этого она готова закрыть глаза на многое.
— Что верно, то верно, — рассмеялся Гаррик. — Если бы не ты, Альберту ни за что не отстоять свой проект перед парламентом. Не успел он во всеуслышание заявить о своем намерении возвести Хрустальный дворец, как его враги тотчас взялись строить против него козни.
Эллиот кивком подтвердил правильность слов друга, однако Либерти сочла нужным вмешаться снова:
— Поскольку открытие выставки не за горами, по-моему, разумнее не обострять ситуацию. Уверена, если вы объясните ее величеству, что мы с вами сочетались браком по обоюдному согласию, возможно, она не станет на вас гневаться.
Эллиот покачал головой:
— Либерти, единственное преступление, которые мы с вами совершили, — дали повод для разговоров. По-моему, так общество должно быть благодарно нам за это.
— Даже более чем, — поддержал его Гаррик. — Публика в полном восторге. Общество просто исстрадалось без пищи для разговоров. Ведь последний скандал имел место довольно давно. Тогда Имоджин Каттерли явилась на маскарад в костюме леди Годивы.
От слов Гаррика Либерти стало не по себе. Боже, они с Эллиотом стали героями скабрезной истории.
— Просто кошмар!
— Ничего подобного, — спокойно возразил Эллиот. — Через неделю-другую людям надоест молоть языком. А пока у нас с вами столько дел, что некогда обращать внимание на досужие разговоры.
— Как я понимаю, к тебе приходили Шейкер и Хэт-филд? — поинтересовался Гаррик.
— Да. Только что ушли.
— Поверенные Ховарда? — ужаснулась Либерти.
— В самое ближайшее время должно состояться официальное вступление в наследство. Разумеется, Карлтон выдвигает свои протесты.
— Ну конечно, — прошептала Либерти.
— Пока, правда, он не сказал ни слова против того, что мы перевезли коллекцию из библиотеки Ховарда. Карлто-на в большей степени волнует то, что хранилось в кабинете покойного. Хотя, как я считаю, эти вещи мы должны получить в первую очередь.
Либерти взглянула на него с нескрываемым восхищением:
— И не предполагала, что вам удастся настоять на своем.
И хотя, казалось, Дэрвуд никак не отреагировал на ее замечание, в глазах его она прочла явное удовлетворение.
— Вскоре вы узнаете, что я тем и горжусь, что умею быстро улаживать самые трудные дела. Лишь невозможное требует того, чтобы его долго обдумывали. Именно по этой причине мы чуть переждем, пока не уладятся кое-какие разногласия. Вот увидите, остальная часть коллекции будет здесь уже к концу недели.
— И что же, позволь спросить, останется в Хаксли-Хаусе? — Гаррик даже присвистнул.
— Мебель, например, — ответил Эллиот, пожав плечами. — Но ничего из того, что можно использовать в качестве залога. Насколько мне известно, Карлтон Ренделл полностью исчерпал кредит доверия.
— Он подаст на вас в суд, — произнесла Либерти, откидываясь на спинку дивана.
— Пусть только попробует. Или он еще сомневается в моей победе?
В его голосе прозвучала угроза, от которой Либерти поежилась. Просто так Эллиот не оставит это дело, так что ей следует быть начеку, чтобы вовремя предотвратить неприятности. Вот почему Либерти вздохнула с облегчением, когда Дэрвуд сменил тему разговора, заведя речь о недочетах, которые проявились при возведении Хрустального дворца. Либерти не была уверена, что Эллиот захочет, чтобы она оставалась при их разговоре с Гарриком, но как только вздумала покинуть библиотеку, Дэрвуд поймал ее за руку. Успокоенная, она откинулась на спинку дивана, краем уха слушая их беседу.
Примерно через час Уикерс принес им на подносе чай и сандвичи. А еще там оказалась адресованная Либерти записка. С самого утра, по мере того как распространялось известие об их бракосочетании, к ним в дом нескончаемым потоком хлынули приглашения. И Либерти не придала значения очередному посланию.
Иное мнение было у Эллиота. Взяв у нее из рук чашку, он вручил записку. Гаррик продолжал свои разглагольствования о препятствиях, возникших на строительстве дворца. Под крышей гигантской конструкции в Гайд-парке осталось несколько деревьев, и привыкшие сидеть на них воробьи отказались улетать.
— Я предложил изловить их сетью, — пояснял Гаррик. — Однако Пикфорд, кажется, преисполнен решимости перестрелять своенравных птиц.
— При этом он вдребезги разобьет все стекла, — усмехнулся Эллиот и обратился к Либерти: — Кстати, вы собираетесь вскрыть записку?
Она посмотрела на конверт:
— Боюсь, это очередное приглашение. Вы пользуетесь большей популярностью, нежели я думала. С утра мы получили уже более сорока приглашений. Устанешь на них только отвечать. Неужели это не подождет до завтра?
— Я бы все-таки хотел, чтобы вы его вскрыли, — возразил Дэрвуд и вновь обернулся к Гаррику: — Надеюсь, ты сказал Пикфорду, что я не намерен раскошеливаться на замену разбитых стекол?
— Сказал, что проект и без того съел больше денег, чем первоначально планировалось, и потому посоветовал испробовать сети.
Эллиот и Гаррик продолжали горячо обсуждать обустройство выставочного дворца. Тем временем Либерти взломала восковую печать и достала сложенный листок бумаги.
— Почему бы вам не пригласить ястребов на охоту? — предложила она. — Можно выпустить под крышу павильона трех-четырех ловчих птиц, и они быстро расправятся со стаей. Уверена, это лучше сетей.
— Великолепная идея! — воскликнул Гаррик и даже прищелкнул пальцами. — Обязательно сообщу Пикфорду. Интересно, застану ли я его в клубе?
— Либерти, — Дэрвуд склонился к молодой жене, — почему вы не хотите прочесть послание? Либерти укоризненно взглянула на него:
— Я была увлечена разговором.
Дэрвуд покачал головой и взял записку из ее рук:
— Нет, вы потому не хотите ее прочесть, что знаете о ее содержании.
— Глупости!
— Черт побери, не может быть! — Эллиот, развернувший листок, закипел гневом. — История имеет продолжение. Кажется, кто-то вновь угрожает Либерти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Бесценная - Кей Мэнделин



Нудновато и тягодумно. Пороблемы коллекционирования не затрагивают и не вызывают интереса, так же как и финансовые заморочки. Прочитала только для того, что бы не стопориться на этом названии при просмотре библиотеки.
Бесценная - Кей МэнделинВ.З.,65л.
10.04.2013, 13.51





Пыталась уловить хоть какой-нибудь смысл, но так и не смогла. Все нелогично и неправдоподобно, да еще и неинтересно.
Бесценная - Кей Мэнделиннадежда
31.07.2013, 19.16





А мне понравилось.
Бесценная - Кей МэнделинНАТАЛЮША
22.07.2014, 11.45





очень даже интересная книга. мне понравилось. чувства, что пережили главные герои хорошо отражены!
Бесценная - Кей Мэнделинлиана
10.06.2016, 12.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100