Читать онлайн Поцелуйте невесту, милорд, автора - Кэбот Патриция, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэбот Патриция

Поцелуйте невесту, милорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Схватка внезапно прекратилась, и две головы: одна темная, а другая цвета ярко начищенной меди, резко вскинувшись, повернулись к Эмме.
Та, чувствуя себя весьма неуютно под двумя пристальными взглядами, поспешно отступила назад.
— О нет, — твердо сказала она. — Об этом не может быть и речи!
— Правильно. — Клетус шагнул вперед, выставив грудь. — Потому что миссис Честертон собирается выйти замуж за меня, а не за этих двоих.
Судья Риордан с любопытством наблюдал за этой демонстрацией протеста.
— Вот видите, — сказал он Эмме, указав на Клетуса зажатой в руке трубкой. — Этому не будет конца, пока вы не сделаете свой выбор.
— Выбор! — воскликнула Эмма, не в силах поверить в то, что она слышит, а тем более в происходящее у нее перед глазами: граф и барон отпустили друг друга и принялись приводить в порядок одежду. — О каком выборе вы говорите? По-вашему, чтобы предотвратить убийство, я должна выйти замуж? Это совершенно…
— Выходите замуж за Джефа, — вкрадчиво подсказала достопочтенная мисс Фиона, скользнув к Эмме. — Из вас получится идеальная пара, я уверена.
— За лорда Маккрея! — фыркнула миссис Мактавиш, явно не относившаяся к числу поклонников барона. — И это после того, как он убил свою невесту?
— Говорю в последний раз, — устало начал Маккрей. — Я не убивал Клару. Она сбежала с этим пройдохой, моим камердинером, и с тех пор я не имел от нее никаких известий.
Миссис Мактавиш, однако, его слова не убедили.
— Это ваша версия, милорд, — чопорно сказала она. — И мой вам совет — придерживайтесь ее. Только я вот что скажу, мисс Эмма. Если вы собираетесь выйти замуж за кого-нибудь, кроме моего Шона, по справедливости это должен быть лорд Денем. Разве, — глаза трактирщицы многозначительно сузились, — он не провел прошлую ночь в вашем доме?
Последние слова были произнесены с таким очевидным подтекстом, что Джеффри Бейн вскричал:
— Эмма! Неужели это правда?
— Чистая правда, — заявила миссис Мактавиш с чувством глубочайшего удовлетворения. — А когда это дойдет до священника, думаю, ему будет что сказать по этому поводу. Попомните мои слова.
Эмма изумленно моргнула, уставившись на трактирщицу.
— Вы сошли с ума, — сказала она и перевела взгляд на Джеймса и лорда Маккрея. Оба, тяжело дыша, не сводили с нее сверкающих глаз: один янтарных, а другой цвета летнего неба.
— Вы все, — добавила она с неожиданным жаром, — сумасшедшие. И если вы полагаете, что я буду стоять здесь и ждать, пока меня вынудят выйти замуж за одного из вас, вы жестоко ошибаетесь!
С бешено бьющимся сердцем Эмма развернулась и бросилась прочь. Она не имела ни малейшего представления, куда бежит, и хотела только одного: скрыться от множества устремленных на нее взглядов, особенно от одного, принадлежавшего Джеймсу, хотя почему он так ее тревожит, Эмма не понимала. В конце концов, хотя она уже не испытывала к нему такой острой неприязни, как раньше, он оставался тем самым графом Денемом, который сделан все, что было в его силах, чтобы разлучить ее с человеком, которого она любила или, во всяком случае, думала, что любит.
Поэтому Эмма испытала настоящее потрясение, когда, почти добравшись до ближайшей двери, мере. которую можно было ускользнуть, она почувствовала на своем плече крепкую руку и услышала знакомый голос, который настойчиво произнес:
— Эмма! Постой.
Прежде чем она успела вымолвить хоть слово протеста, Джеймс повлек ее за собой, но не назад в зал, откуда она пыталась убежать, а в тот самый коридор, куда она направлялась.
— Милорд! — воскликнула Эмма, упираясь ногами в каменные плиты пола, что, впрочем, не дало особого эффекта. Джеймс просто обхватил ее за талию и почти что вынес за дверь. Тем не менее она попыталась сохранить остатки достоинства, даже когда он, захлопнув ногой дверь, прислонил ее к ближайшей стене и навис над ней, преграждая путь к бегству.
— Я не желаю больше обсуждать…
— Помолчи, Эмма, — резко произнес Джеймс, — и выслушай меня. — Эмма умолкла, но не для того, чтобы оставить ему удовольствие. Она умолкла потому, что Джеймс никогда не разговаривал с ней подобным тоном. Что случилось, гадала она, с непробиваемым графом Денемом? Сколько она помнила, он всегда был рассудительным и уравновешенным, всегда готовым помочь ей и утереть ее слезы. Но сейчас он казался даже более возбужденным, чем она! Это был настоящий шок.
— Риордан прав, — мрачно произнес Джеймс своим глубоким голосом. Лицо его было так близко, что Эмма могла оценить результаты действий барона. Одна темная бровь была рассечена, а на челюсти уже проступал багровый синяк. Неужели это тот самый человек, который однажды в Лондоне отправил назад суп только потому, что тот, видите ли, был недостаточно горячим на его вкус? — Положение совершенно нетерпимо, Эмма. Но есть довольно простое решение — мне следовало сообразить раньше, — которое, если ты согласишься, устроит всех.
Эмма открыла рот, чтобы заявить, что ее-то оно точно не устроит. Разумеется, она не собиралась признаваться Джеймсу, что он был прав, когда пытался воспрепятствовать ее браку со Стюартом, который был обречен почти с самого начала. Но она хотела довести До его сведения, что уже побывала замужем и одного раза ей вполне хватило. Нет уж, спасибо.
Джеймс, однако, не дал ей возможности высказать это вслух, потому что продолжил:
— Подумай об этом, Эмма. Ты получишь свои деньги и сможешь делать с ними, что пожелаешь. Если хочешь, можешь отдать их сиротам или на приходские нужды. Оставь себе ровно столько, сколько нужно на жизнь — это все, о чем я прошу. Если хочешь, я могу от твоего имени вложить их в дело или в ценные бумаги. Ты сможешь жить на проценты. По крайней мере они не пойдут на новую крышу чьего-то фамильного замка…
Словно по условному сигналу дверная ручка повернулась, и послышался голос лорда Маккрея, приглушенный толстым деревом:
— Эмма? Где вы…
Джеймс молниеносно задвинул засов, щелчок которого вызвал с другой стороны двери озадаченный возглас:
— Какого черта? — Дверь тряхнуло, и барон заорал: — Денем! Это вы? Откройте дверь!
Эмма, онемев от изумления, во все глаза смотрела на Джеймса. Она сознавала, что расслышала все правильно, но не могла поверить своим ушам.
— Милорд, — обеспокоенно сказала она, — вы что… делаете мне…
— Неужели ты не понимаешь, Эмма? — В янтарных глазах Джеймса светилась мольба. — Деньги обеспечат тебя на долгие годы, даже если ты раздашь половину, в чем я не сомневаюсь. Но если ты выйдешь замуж за одного из них, — его взгляд метнулся к двери, в которую энергично бился барон, объединивший, очевидно, усилия с Клетусом Мак-Юэном, — они используют твои деньги на собственные цели. Со мной, разумеется, тебе не придется об этом беспокоиться, потому что мне не нужны твои деньги.
Теперь Эмма окончательно удостоверилась, что правильно поняла Джеймса. Но это не умещалось у нее в голове. Неужели граф Денем — собственной персоной! — просит ее выйти за него замуж?
Должно быть, некая толика этого изумления отразилась у нее на лице, потому что Джеймс поспешно добавил:
— Мы можем, разумеется, расторгнуть брак, после того как ты получишь деньги. Это не будет особой проблемой.
На сей раз Эмма ни на секунду не усомнилась, что расслышала все правильно.
— Вы имеете в виду развод? — ахнула она. Она не знала, что поразило ее больше: то, что граф Денем только что сделал ей предложение, или то, что он также предложил — почти на одном дыхании — дать ей после этого развод.
— Не развод, Эмма, — объяснил он. — Мы сможем аннулировать брак на том основании, что он не был осуществлен. Но только после того, как ты получишь деньги.
Однако это объяснение привело Эмму в еще большее изумление. И не только из-за готовности графа подвергнуть свое доброе имя, коим он имел все основания гордиться, и блестящую репутацию риску быть замаранными неудачной женитьбой. А оттого, что он проделал это с такой небрежностью, словно относился к этой невероятной затее как к одному из своих деловых предприятий!
Да и с какой стати он должен усматривать в этом нечто большее? Эмма не льстила себя надеждой, что граф Денем способен влюбиться в нее. Джеймс никогда в жизни не увлекся бы такой девушкой, как она — безденежной сиротой, чьи слезы он вытирал, когда она была маленькой, и которая всю жизнь зависела от милости своих богатых родственников. Граф Денем удовлетворится только самой утонченной, самой богатой из всех лондонских красавиц, каждая из которых, как заметила Эмма год назад, обладала блестящими прямыми волосами, а не копной непослушных кудряшек, как у нее.
И уж точно он никогда не воспылает романтическими чувствами к обедневшей вдове собственного кузена. Никогда!
Но если он не влюблен в нее, то…
— Почему? — спросила Эмма, надо признать, слишком ошарашенная, чтобы сформулировать более длинное предложение.
— Что почему? — поинтересовался Джеймс.
— Почему… — вымолвила она, как никогда остро ощущая его впечатляющую мужественность. Джеймс был очень рослым мужчиной — гораздо выше Стюарта, — и рядом с ним Эмма казалась себе совершенно незначительной.
Тем не менее она собралась с духом и требовательно спросила:
— Почему вы это делаете?
«Для меня», — хотела добавить Эмма, но в самое последнее мгновение у нее перехватило дыхание. К тому же от близости Джеймса у нее, как и прошлой ночью, кружилась голова. Видимо, потому, сказала она себе, что она давно не стояла так близко от мужчины, вернее, от мужчины, который регулярно принимает ванну. И не более того. Потому что, при всей его бесспорной привлекательности, ее ни чуточки не влечет к графу Денему. Она просто не может себе этого позволить. Существует слишком много вещей, о которых она не может ему рассказать, слишком много такого, чего он ни в коем случае не должен узнать, чтобы она могла позволить себе испытывать к Джеймсу что-либо, кроме самых прохладных чувств.
— Но, Эмма, — сказал он, глядя на нее с некоторым удивлением, — почему бы и нет? В конце концов, ты же член нашей семьи. И заботиться о тебе — моя прямая обязанность.
— Обязанность? — Она чуть не поперхнулась на этом слове. Внезапно ее глаза наполнились слезами, хотя она и не смогла бы в точности сказать почему. Возможно, из-за его слов, тех же самых, что он произнес прошлым вечером: что она член семьи. Семья! Определенно это слово не слишком часто связывали с ее особой. Семья? Нет у нее никакой семьи.
— О, — сказала она. — Думаю, женитьба на мне, милорд, выходит далеко за пределы ваших обязанностей. Совершенно ни к чему пятнать вашу вполне приличную репутацию такими неприятными вещами, как расторжение брака. К тому же в дальнейшем это может негативно сказаться на ваших собственных матримониальных планах.
Губы Джеймса презрительно изогнулись.
— Вот уж что меня нисколько не волнует, — произнес он с улыбкой, которая показалась Эмме кривой. — И на твоем месте я бы тоже не стал беспокоиться на мой счет.
Эмма с недоумением покачала головой, не в состоянии понять, что же им движет. Жениться на ней, не претендуя на ее наследство, а затем пройти через дорогостоящую и хлопотную процедуру аннулирования брака просто так, ни за что? Это не имело ни малейшего смысла, особенно если учесть исключительную деловую хватку, которой славился Джеймс. Зачем, скажите на милость, ему это понадобилось?
И тут, словно прочитав ее мысли, Джеймс мягко сказал:
— Эмма, однажды я причинил тебе большое зло. Неужели ты не позволишь мне исправить это сейчас?
С этими словами он взял ее руку в свои. Вот и все. Просто взял ее руку и сжал в своих ладонях. Должно быть, он почувствовал, что рука не та, какой была год назад, когда он вел Эмму в кадрили. Теперь ее ладонь была мозолистой и загрубевшей от бесчисленных стирок в ледяной воде со щелоком вместо мыла. Ах, как давно она не танцевала кадриль!
Но если Джеймс и почувствовал, как изменилась рука Эммы, он ничего не сказал, а просто стоял, сжимая ее руку и глядя на нее своими непроницаемыми, волнующе золотистыми глазами, не замечая криков и ударов, сотрясавших дверь в двух шагах от них.
А затем совершенно неожиданно головокружение прекратилось. Эмма больше не была озадачена и встревожена. Она абсолютно точно понимала, что он делает. Это было удивительно, настолько удивительно, что с трудом верилось. Тем не менее граф Денем просил прощения.
Разумеется, не так, как вчера, когда он небрежно извинился перед ней возле школы. Нет, сейчас все было по-другому. Сейчас Джеймс совершенно искренне извинялся за то, что сделал год назад по отношению к ней и Стюарту.
Это было невероятно, и тем не менее это было правдой.
И это доказывало вопреки заявлениям самого Джеймса, некогда утверждавшего, будто образование и уговоры не способны переделать пьяницу или вора, что люди действительно меняются.
Это открытие было столь поразительным, что на мгновение Эмма перестала слышать грохот, производимый бароном и Клетусом, ломившимися в дверь. Она более не чувствовала промозглой сырости, пропитавшей стены замка Маккрей. Она не чувствовала ничего, кроме прикосновения пальцев Джеймса, сжимавших ее руки, свежего запаха его накрахмаленной сорочки и жара — о да, она снова ощутила его, как и накануне вечером, — исходившего от его тела.
Ей вдруг стало страшно. Да, по-настоящему страшно, хотя она не могла понять, чего она боится. Конечно, граф очень внушительный мужчина: он высок, пышет здоровьем и жизненной силой. Но почему это должно ее пугать?
Нет, она просто смешна. Джеймс пытается — наконец-то — исправить то, что когда-то совершил. Разве Стюарт не призывал ее — вместе с остальной своей паствой — прощать обидчиков? Разве он не говорил, что грех от человека, а прощение от Бога? Что надо подставлять другую щеку?
Да, это именно то, чего хотел бы от нее Стюарт. И ради его памяти она это сделает.
Хотя Эмма не знала, что в большей степени повлияло на ее решение: чувство долга по отношению к Стюарту или воспоминания о твердом бедре Джеймса, вклинившемся между ее ногами. Должно быть, первое, решила она. Конечно, первое! Странно, что она вообще подумала о последнем.
Выбросив из головы мысли об этом крепком бедре, Эмма сказала, переплетя его пальцы со своими:
— Хорошо, Джеймс. Я выйду за вас замуж.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция



Понравилось,необычно и интересно.
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот ПатрицияЮлианна
29.11.2011, 16.32





хороший роман
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патрицияkatolina100
7.05.2013, 7.47





Знаете, почему то я стала читать книги, где много комментов. Поэтому не сразу рискнула прочитать этот роман, всего с 2мя комментами. Роман достойный, хоть и не шедевр, сюжет не избитый, ГГня адекватная, как многие пишут без розовых соплей, местами нудновато, в целом, стоит читать!
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патрициякатя
29.09.2014, 8.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100