Читать онлайн Поцелуйте невесту, милорд, автора - Кэбот Патриция, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэбот Патриция

Поцелуйте невесту, милорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

В погожий день замок Маккрей был хорошо виден из города. А поскольку наступившее утро было таким ясным и теплым, каким сырым и холодным был минувший день, замок Маккрей являл собой поистине впечатляющее зрелище. Его каменная громада величественно возвышалась над крохотным городком, а высокие башни, казалось, вонзались в голубое, как яйцо малиновки, небо. Глядя на него в окошко, Джеймс мог только дивиться неожиданной сочности омытой дождем весенней травы, усыпанной полевыми цветами.
Но хотя все это и выглядело как сказочное королевство, в крутом подъеме на вершину скалы, где располагался замок, не было ничего романтичного, в чем Джеймс вскоре убедился на собственном опыте.
И все же день начался совсем неплохо. Его разбудили яркий солнечный свет, лившийся в окна, и голос Эммы, напевавшей что-то в своей комнате. Это было одно из самых приятных пробуждений в жизни Джеймса.
Во всяком случае, пока он не ощутил нечто вроде щекотки и, взглянув вниз, не обнаружил, что Луиза тычется носом в его голые ступни.
Да, не слишком благоприятное начало дня. А когда чуть позже Джеймс распахнул дверь, чтобы выдворить из дома Луизу, и увидел Клетуса, стоявшего перед домом с петухом под мышкой, он окончательно понял, что день не задался. Хотя Клетусу, надо признать, пришлось еще хуже. При виде Джеймса его лицо приняло такое выражение, какое не сразу забудешь.
То, что корова провела ночь в гостиной дома Эммы, видимо, не шло ни в какое сравнение с тем, что Джеймс также провел здесь ночь, поскольку Мак-Юэн целых пять минут пялился именно на него, а не на собственную корову. Даже когда Эмма, поспешно выскочившая из своей комнаты, деликатно объяснила, что Джеймс ночевал на диване и только потому, что было слишком поздно возвращаться в город, Клетус все еще тупо смотрел на графа, одной рукой вяло ухватившись за повод Луизы, а другой все еще прижимая к себе птицу, имевшую самый жалкий вид. Джеймс даже сочувствовал бедняге, но не слишком. Он не мог забыть выражения лица Эммы, когда он застал ее, позабывшую от страха о его присутствии, прошлой ночью с ружьем в руках. Очевидно, несмотря на все уверения в обратном, Эмма тоже опасалась, что Маккрей выкинет какую-нибудь глупость, и была убеждена, что именно барон, а не кто иной ломится в ее дверь. Это навело Джеймса на мысль, что Мак-Юэн, хотя и имел виды на миссис Честертон, не предпринял никаких шагов, дабы обеспечить ее безопасность.
Недовольство молодым человеком, однако, не помешало Джеймсу осведомиться вполголоса, когда Эмма отлучилась на минутку, чтобы надеть шляпку и плащ, не согласится ли тот быть его секундантом.
— Кем? — последовал вполне предсказуемый вопрос.
Джеймс вздохнул. После серьезных размышлений он пришел к выводу, что, поскольку в городе нет врача, его камердинеру придется взять на себя обязанности хирурга во время дуэли с Джеффри Бейном. Что не составило бы особых затруднений для Робертса, который сопровождал своего хозяина на многочисленные дуэли и поднаторел в искусстве останавливать кровь и перевязывать раны.
Но это, естественно, означало, что Джеймсу понадобится кто-то еще в качестве секунданта. Мак-Юэн явно разделял неприязнь Джеймса к барону, а Джеймс давно убедился в справедливости поговорки, гласившей, что враги наших врагов — наши друзья.
И потому в ответ на вопрос озадаченного Клетуса Джеймс быстро проговорил, так, чтобы Эмма не слышала:
— Не важно. Приходи в гостиницу в половине одиннадцатого, сходишь со мной в замок Маккрей и получишь гинею.
Это Мак-Юэн явно понял, поскольку, расплывшись в счастливой улыбке — первой, после того как он обнаружил свою драгоценную миссис Честертон в обществе человека, съездившего его накануне по физиономии, — с воодушевлением отозвался:
— Ага, милорд!
Что касается Эммы, то она все утро пребывала в нервозном состоянии. Для Джеймса не было новостью, что она его недолюбливает, но, судя по ее поведению, после того как он сообщил ей об истинной цели своего приезда на остров, ее неприязнь к нему еще больше возросла.
Что ж, ее можно понять. Молодой вдове небезразлично, где покоится ее муж. Эмма любила Стюарта и наверняка захочет остаться рядом с ним даже после смерти.
И все же…
И все же Джеймс не мог поверить, что это — единственное, что стоит за отказом Эммы позволить ему перевезти останки Стюарта домой, в Денемское аббатство. То, что она привязалась к острову, очевидно. Но скорее к местным жителям и ученикам, которых она обожала, чем к памяти покойного мужа. Джеймс не мог точно сказать, почему у него сложилось такое впечатление. Это было не более чем ощущение…
Но он не мог от него отмахнуться.
Оно грызло его на всем пути в город, который они проделали в катафалке. Джеймс велел Сэмюэлю Мерфи заехать за ним в восемь утра, и тот прибыл точно в срок в своем мрачном экипаже. Эмма, принявшая его предложение подвезти ее до школы, всю дорогу просидела молча, тихая и задумчивая. Джеймс не знал, связано ли это с его вчерашними откровениями или ей просто в тягость его общество. Но когда Мерфи остановился у маяка, к которому она уже во второй раз за последние два дня подкатила в экипаже (факт, не оставшийся не замеченным ее учениками, которые с живейшим интересом глазели на них, подталкивая друг друга локтями), и Джеймс помог ей спуститься на землю, Эмма спросила, не глядя на него:
— Правильно ли я поняла, лорд Денем, что вы сегодня возвращаетесь в Лондон?
Налетавший с моря ветер играл выбившимися из-под ее шляпки белокурыми прядями и бросал их ей в лицо. Любуясь разрумянившимися щеками и пунцовым ртом Эммы, выгнутым наподобие лука, Джеймс любезно отозвался:
— Я еще не решил. Посмотрим, как пойдут дела. — Уголки ее губ разочарованно опустились.
— О! — только и сказала она, а затем, трепетно улыбнувшись, с показной бодростью добавила: — Ну, в таком случае вы знаете, где меня найти. Всего хорошего.
И скрылась в здании маяка.
Джеймс предпочел позавтракать в гостинице — мудрое решение, поскольку даже его лондонская кухарка не могла соперничать с миссис Мактавиш по части изготовления колбасок. Как Эмма и предсказывала, миссис Мактавиш не преминула сообщить Джеймсу, что накануне вечером заходила к нему с грелкой и обнаружила его комнату пустой.
Только почтение к высокому положению постояльца помешало ей пойти дальше и напрямую спросить, где он провел ночь. Впрочем, Джеймс не собирался удовлетворять ее любопытство. Он вытер губы салфеткой и сказал, что весьма признателен за заботу и что горячая грелка — незаменимая вещь в дождливую погоду. Затем он поднялся наверх, где его камердинер Робертс уже приготовил горячую ванну в ожидании возвращения хозяина. Известие о предстоящей дуэли он встретил с обычным спокойствием и только уточнил:
— Пистолеты или шпаги, милорд?
Джеймс, сдернув галстук, который завязал слишком туго в отсутствие камердинера, проворчал, что барон еще не выбрал оружия и лучше захватить и то и другое, чтобы не ошибиться. Робертс отнесся к этому предположению с полным пониманием, упаковав пистолеты в обтянутый кожей ящичек и сунув шпагу в ножны, после того как отполировал ее до блеска.
Точно в половине одиннадцатого Джеймс вышел из гостиницы и увидел поджидавшего его Клетуса Мак-Юэна. Сообщение, что они поедут в замок в экипаже Мерфи, а не пойдут пешком, почему-то позабавило шотландца, но лишь когда они оказались на крутом подъеме, Джеймс понял почему. Дорога в замок Маккрей была почти такой же непроходимой, как и ухабистая колея, которая вела к домику Эммы. Им то и дело приходилось выходить, поскольку лошади Мерфи были не в состоянии тащить дроги с пассажирами вверх по скользкому от непросохшей грязи склону. Когда это происходило, Мак-Юэн с проворством горного козла шагал рядом с катафалком, вполне довольный жизнью, а Джеймс с камердинером, непривычные к подобным восхождениям, тащились позади.
Наконец, порядком утомленные, они добрались до монументального, хотя и сильно обветшавшего портала. Замок Маккрей был самой настоящей крепостью, с зубчатым парапетом, башенками и бойницами. Воздвигнутый одним из предков нынешнего барона, он производил гнетущее впечатление, и Джеймс предположил, что его обитателям не слишком-то уютно в этих каменных стенах. Неудивительно, что барон так жаждал жениться на Эмме: должно быть, ему не терпелось потратить ее деньги на реставрацию фамильного гнезда.
Остановив лошадей в густой тени каменных башен, Мерфи откинул дверцу в крыше экипажа и посмотрел вниз, на Джеймса.
— Надо бы, — сказал он, — чтобы кто-то вышел и постучал.
— Я пойду, милорд, — вызвался Робертс, поднимаясь с места. Но из-за длинных конечностей Мак-Юэна, преграждавших выход с его стороны, это оказалось проще сказать, чем сделать.
— Ладно, сиди. — Джеймс шумно выдохнут — Я сам это сделаю.
Он выбрался из катафалка и подошел к массивной, потемневшей от времени двери с металлическими заклепками. Не обнаружив ничего похожего на молоток, Джеймс поднял затянутый в перчатку кулак и приготовился стукнуть, когда дверь неожиданно распахнулась, как будто по его велению.
— Лорд Денем? — спросил высокий, явно женский голос.
Джеймс прищурился. После яркого солнца его глаза не сразу приспособились к сумраку, царившему внутри здания Он видел только коридор, абсолютно темный, не считая пламени одинокой свечи. Затем он различил женщину, державшую свечу, но не мог бы сказать, как она выглядит: старая или молодая, толстая или тонкая, служанка или дама. Для таких подробностей было слишком темно.
— Не хотите ли войти? — поинтересовался голос с кокетливым смешком, подсказавшим Джеймсу, который неплохо разбирался в таких вещах, что его собеседница не только молода, но и привлекательна и привыкла к восхищению поклонников. — Мы вас ждем.
Джеймс откашлялся. Это было совсем не то, чего ожидал он.
— Видите ли, — сказал он. — Я не один…
— Вот как? — Голос определенно стал менее медоточивым. — Вы что же, привезли с собой миссис Честертон?
Джеймс несколько растерялся.
— Нет-нет, — поспешил он заверить женщину. — Это Робертс, мой камердинер, у него есть некоторый хирургический опыт, и мой секундант Клетус Мак-Юэн. Робертс! Мистер Мак-Юэн! — позвал он, и мужчины послушно выбрались из катафалка, который, освободившись от веса Мак-Юэна, приподнялся на рессорах чуть ли не на целый фут.
Женщина со свечой снова рассмеялась, на этот раз с облегчением.
— О, мистер Мак-Юэн, как чудесно! — воскликнула она таким тоном, словно и в самом деле обрадовалась. — Входите же, входите. И вы тоже, мистер Мерфи. Заходите, выпьете горячего чаю. Мора как раз поставила чайник на огонь.
Изумленный, Джеймс последовал за пляшущим огоньком свечи по переплетению темных коридоров, пока вдруг не оказался в огромном зале, залитом яркими солнечными лучами, струившимися сквозь узкие арочные окна, прорубленные высоко над уровнем пола, под самым сводчатым потолком. С потемневших балок свисали потрепанные знамена, украшенные фамильными гербами Маккрея — золотым козлом на зеленом поле. В зале было немного мебели, да и та казалась случайно подобранной, за исключением длинного стола, накрытого, как заметил Джеймс, для ленча, и придвинутого к гигантскому камину настолько близко, насколько это было возможно без риска воспламениться.
Получив наконец возможность рассмотреть свою спутницу, Джеймс с удовлетворением отметил, что не ошибся, предположив, что она молода и привлекательна. Девушка была скорее рыжей, чем белокурой, и несколько крупнее, чем Эмма. Тем не менее ее статная фигура радовала глаз своими женственными формами, хотя она и была, на взгляд Джеймса, примерно одного возраста с Эммой, не старше восемнадцати — девятнадцати лет.
— Вот так-то лучше, — сказала девушка, задув свечу, и поставила подсвечник на старинный буфет. — Теперь я вас хотя бы вижу. — Ее оценивающий взгляд прошелся по Джеймсу, и он увидел одобрение в ее глазах, голубых, как небо, и блестящих, как копна медно-рыжих волос, свободно лежавших на ее плечах.
— Вы похожи на мистера Честертона, милорд, — заключила девушка. — Но только чуть-чуть. Вы намного крупнее. Крупнее и привлекательнее, должна сказать.
Джеймс, на которого эта откровенная лесть не произвела ни малейшего впечатления, сухо заметил:
— Вы очень любезны. Я весьма признателен за комплимент и теплый прием. Могу спросить, кому я обязан и тем и другим?
Девушка в очаровательном платье из белого муслина, предназначенном, правда, для более юного создания и более теплой погоды, изящно присела.
— Достопочтенная мисс Фиона Бейн, милорд. Я чрезвычайно польщена, что вы соизволили посетить наше уединенное жилище.
Джеймс скрипнул зубами. Проклятие! Сестра Маккрея. Ему следовало догадаться. Это просто никуда не годится — подобное братание с врагом и его семейством. Неужели Маккрей не предупредил сестру, что Джеймс пришел исключительно для того, чтобы отправить ее братца на тот свет? А может, он это сделал, и в этом как раз и кроется тайна ее любезности? Как бы там ни было, но ситуация Джеймсу определенно не нравилась.
Чего нельзя было сказать о его спутниках. Мерфи и Мак-Юэн, ввалившиеся в зал следом, стянув с головы шляпы, с разинутыми ртами глазели по сторонам. Очевидно, что там, где Джеймс видел только следы упадка, им представилось великолепие, не сопоставимое ни с чем, что им приходилось когда-либо видеть.
— Господи! — благоговейно выдохнул Клетус, созерцая потрепанные знамена над головой, трепетавшие от сквозняков, гулявших по насквозь продуваемому залу. — Тут попросторнее, чем даже в церкви.
— Ага, а ведь это просто комната, где они едят, — согласился Мерфи. Оба они стояли, запрокинув головы и разглядывая потолок.
Опасаясь, что его секундант проникнется теплым чувством к врагу, Джеймс решил перейти к делу и повернулся к Фионе:
— Где я могу найти вашего брата, сударыня? У нас с ним назначена встреча, которую я не хотел бы пропустить…
— А, Денем, дружище! Рад вас видеть.
Джеймс посмотрел в сторону камина, откуда раздался громкий голос, усиленный эхом, отразившимся от каменных стен, и увидел Джеффри Бейна, поднявшегося с кресла с высокой спинкой. Одетый, как обычно, в черное, он держал в одной руке бокал с янтарной жидкостью, а другую протягивал к Джеймсу.
— Присоединяйтесь ко мне, милорд! — воскликнул он, делая приглашающий жест свободной рукой. — Знаете ли, после затяжных дождей здесь бывает чертовски холодно и сыро. Вот почему я распорядился накрыть стол поближе к огню. Проходите, проходите, у нас здесь без церемоний.
В ярости Джеймс метнул взгляд на сестру барона. Она любезно улыбалась, либо не ведая об истинной причине его прихода, либо ловко скрывая свою осведомленность. Зная, что ее брат склонен к подобным трюкам, Джеймс предположил, что она притворяется, особенно когда девушка подхватила его под руку и повлекла к огню, бесстыдно прижавшись упругой грудью к его бицепсам.
— Пойдемте, лорд Денем, — возбужденно сказала она. — У нас так редко бывают гости. Одно время мы часто принимали вашего кузена с женой… ну, когда невеста моего брата еще была с нами и, конечно, до трагической смерти мистера Честертона. Но теперь мы, в сущности, никого не видим. Не могу дождаться, когда вы отведаете грибного супа Мауры. Это ее семейный рецепт. Она начала готовить его вчера вечером, как только Джеффри сообщил нам о вашем визите. Ей просто не терпится опробовать его на каком-нибудь новом госте. Жаль, что миссис Честертон не смогла прийти с вами. — Джеймс ни на секунду не поверил ее неискренним сожалениям. — Но да ведь она занята в своей школе, не так ли?
К тому времени, когда они добрались до ее брата, Джеймс был на пределе. Подумать только, взрослый мужчина прячется за юбками своей сестры! Хотя чему здесь удивляться? В конце концов, человек, у которого хватило наглости нагнать страха на одну женщину, едва ли постесняется искать защиты у другой.
Маккрей, как выяснилось при ближайшем рассмотрении, пил виски. Наверняка семейный рецепт, решил Джеймс.
— Ну, Денем, — сказал барон, широко улыбаясь, — чертовски рад, что вы все-таки добрались до нас. Иногда после таких ливней, как вчерашний, дорогу так развозит, что мы неделями не видим посетителей, правда, Фиона? Полагаю, вы уже познакомились с моей сестрой, Денем? Так что вам налить? Виски? Или предпочитаете портвейн?
Джеймс мог не обращать внимания на фамильярность барона. Он мог даже пренебречь тем, что Маккрей обращался к нему, как к другу, каковым он совершенно определенно не являлся. Чего он не мог принять, так это очевидной неготовности барона к дуэли. Нигде не было видно пистолета или шпаги и не было никого, похожего на секунданта, если, конечно, сестра барона не взяла эту роль на себя. Не скрывая недовольства, Джеймс прорычал:
— Мне казалось, сэр, что у нас была определенная договоренность на полдень.
— Да-да, — сказал Маккрей, небрежно взмахнув рукой. — Ленч будет сервирован ровно в полдень. Но я имею обыкновение пропускать рюмочку перед едой. Обостряет вкусовые ощущения, знаете ли. Попробуйте сами.
— Наша договоренность, — проговорил Джеймс вполголоса, чтобы его слова не достигли ушей сестры барона, — не имела никакого отношения к ленчу, и вам это отлично известно, Маккрей. Будьте мужчиной и вытаскивайте свою шпагу. Я намерен убить вас, и дело с концом. Между прочим, в гостинице меня ждет ленч.
— А, ленч, приготовленный миссис Мактавиш. — Маккрей понимающе кивнул. — Естественно, что вы предпочитаете ее стряпню любому другому угощению. Хотя наша Мора и старается, бедняжка. Но я не понял, что там насчет шпаги? — Барон не счел нужным понизить голос. Собственно, он говорил вызывающе громко, с явной бравадой. — Боюсь, я не имею представления, о чем это вы толкуете.
Джеймс свирепо уставился на молодого человека.
— Вы отлично понимаете, о чем я говорю, — ядовито произнес он. — Я вызвал вас вчера вечером, когда обнаружил, что вы пытаетесь скомпрометировать вдову моего кузена.
— Скомпрометировать? — Маккрей расхохотался. — Да будет вам. Я всего лишь пытался убедить ее, а не скомпрометировать.
— У меня сложилось иное впечатление, — процедил Джеймс. — Мне показалось, что вы ей навязываетесь. А теперь берите шпагу и ведите себя, как подобает мужчине, или, клянусь Господом, я…
— И что вы сделаете? — устало поинтересовался Маккрей. — Послушайте, Денем, это просто глупо. Неужели мы не можем разрешить это недоразумение без того, чтобы один из нас лишился конечностей или, не дай Бог, жизни?
— Только если вы дадите мне слово джентльмена держаться подальше от миссис Честертон, — заявил Джеймс, ни на минуту не сомневаясь, что Маккрей никогда не даст ему подобного обещания.
Маккрей скорчил гримасу.
— Послушайте, Денем, я не могу этого сделать, и вы прекрасно знаете почему. Все-таки речь идет о десяти тысячах фунтов!
— Речь идет, — гневно воскликнул Джеймс, теряя терпение, — о жене моего кузена!
— Вы хотите сказать, о вдове вашего кузена. — Маккрей допил виски и поставил стакан на каминную полку. — И до тех пор, пока она остается свободной, каждый мужчина имеет право претендовать на ее руку, Денем. Пора вам свыкнуться с этой мыслью. Единственный способ воспрепятствовать этому, который имеется в вашем распоряжении, — он пожал плечами, — так это жениться на ней самому. Но сомневаюсь, что она этого пожелает.
Джеймс не представлял, что известно Маккрею о его отношениях с Эммой Кто знает, что Стюарт мог рассказать барону, В конце концов, если верить его сестре, они часто встречались и могли подружиться.
Возможно, барон всего лишь хотел сказать, что Эмма, известная своим идеализмом и добрыми делами, едва ли согласится связать свою жизнь с человеком, имеющим… э-э… более приземленные принципы.
Впрочем, не так уж важно, что Маккрей имел в виду, отпустив свое ядовитое замечание. Что действительно имело значение, так это его язвительный тон и наглая усмешка. Этого вполне хватило, чтобы Джеймс отвел назад кулак и со всей силы направил его прямо в ухмыляющуюся физиономию Маккрея.
Барон, явно не ожидавший удара, отлетел назад и рухнул спиной на стол. Тарелки и столовые приборы разлетелись в стороны, стулья опрокинулись, женские крики наполнили воздух. Маккрей распростерся на столе среди перевернутых суповых мисок. Джеймс, видя, что противник оглушен, но все еще находится в сознании, шагнул вперед, чтобы нанести еще один удар, когда знакомый голос в ужасе закричал:
— Постоите, Джеймс, не надо!
И только тогда Джеймс понял, что сестра барона не единственная женщина в комнате.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция



Понравилось,необычно и интересно.
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот ПатрицияЮлианна
29.11.2011, 16.32





хороший роман
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патрицияkatolina100
7.05.2013, 7.47





Знаете, почему то я стала читать книги, где много комментов. Поэтому не сразу рискнула прочитать этот роман, всего с 2мя комментами. Роман достойный, хоть и не шедевр, сюжет не избитый, ГГня адекватная, как многие пишут без розовых соплей, местами нудновато, в целом, стоит читать!
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патрициякатя
29.09.2014, 8.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100