Читать онлайн Поцелуйте невесту, милорд, автора - Кэбот Патриция, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кэбот Патриция

Поцелуйте невесту, милорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

В ту самую минуту, когда Эмма размышляла о том, тоскует ли он по Стюарту, Джеймс был как никогда далек от мыслей о своем кузене.
Возможно, ему следовало бы думать о Стюарте. Учитывая все обстоятельства, это было бы только естественно. В конце концов, Джеймс сидел на диване Стюарта в доме, в котором тот прожил последние полгода своей короткой жизни. На каминной доске лежала его трубка. За спиной на полках стояли его книги. Единственная дверь в комнате вела в спальню Стюарта. Даже сам воздух, которым дышал Джеймс, был пронизан воспоминаниями о Стюарте Честертоне…
Не говоря уже о том, что рядом с ним сидела прелестная вдова Стюарта Честертона, с распушившимися белокурыми локонами, блестящими голубыми глазами и разрумянившимися щеками.
Но Джеймс, как ни странно, меньше всего думал о Стюарте. Возможно, потому, что все его мысли занимала Эмма, и Эмма, сидевшая рядом с ним, казалась совершенно непохожей на ту Эмму, которая в его представлении была связана со Стюартом. Та Эмма пыталась бы наставить Джеймса на путь истинный. Та Эмма не жалела усилий, чтобы продемонстрировать Джеймсу, насколько она не одобряет его беспутный образ жизни, хотя и делала это довольно мило. Та Эмма была Эммой, которую Стюарт любил и на которой женился.
Нет, то была совсем другая Эмма. Та Эмма никогда не стала бы преподавать в школе. Конечно, она вполне могла бы проявить интерес к подобному занятию, но никогда бы не добилась успеха, не говоря уже о том, чтобы продержаться так долго, как сумела эта Эмма. Та Эмма побоялась бы жить одна в ветхом домишке на скалистом утесе, вдали от семьи и друзей, тогда как эта умудрилась построить собственную жизнь, независимую от всех, кого она знала и любила, и казалась вполне довольной этой жизнью, несмотря на очевидные трудности, с которыми ей приходилось сталкиваться.
Женщина, сидевшая рядом с ним, разительно отличалась от той, которую он знал год назад… и вместе с тем, как ни странно, это была та же самая женщина. Ибо эта Эмма, хотя и казалась более сильной и уверенной в себе, была по-прежнему уязвимой. Достаточно вспомнить, как она бросилась к нему в школе, и, если на то пошло, столь же мягкой и женственной, как когда-то.
Интересно, когда же она так изменилась: до или после смерти Стюарта? И если это произошло прежде, что думал Стюарт по этому поводу? Был ли их брак счастливым? Тоскует ли Эмма по мужу? Наверняка, решил Джеймс. Женщина, бросившая все, что было ей дорого, чтобы выйти замуж за своего избранника, должно быть, сильно его любила.
Но потом, когда она наконец-то заполучила Стюарта, сделал ли он ее счастливой? Джеймс сомневался, что когда-либо получит ответ на этот вопрос. О таких вещах обычно не спрашивают, во всяком случае, так запросто, как он спросил о смерти Стюарта.
Джеймс уже некоторое время пытался помочь Эмме расслабиться. Было очевидно, что она нервничает, как нашкодившая кошка, оттого, что ее секреты, которые она пыталась утаить от него с самого его приезда, вот-вот откроются. Джеймс не понимал, к чему вся эта таинственность, В конце концов, она не виновата, что Стюарт убит, и тем более не ее вина, что судья Риордан добавил в завещание нелепое условие, обязывающее ее выйти замуж, чтобы получить причитающиеся ей деньги.
Но теперь, затронув эту тему, Джеймс понял, что разговор будет непростым, куда сложнее, чем он предполагал. Разумеется, у Эммы было время пережить свое горе. И пока он не видел ощутимых признаков того, что она все еще болезненно переживает потерю Стюарта. До настоящей минуты. Ибо теперь, когда он заговорил о смерти Стюарта, лицо Эммы в ореоле белокурых волос, которые, вырвавшись из плена заколок, отливали золотом в свете пламени, приняло несчастное выражение.
— О, Джеймс, — вымолвила она, — мне не хотелось бы говорить об этом. Пожалуйста, не вынуждайте меня.
— Эмма, я должен знать, — твердо сказал Джеймс. — Я не собираюсь никому ничего рассказывать в Лондоне, если ты опасаешься этого, но мне необходимо знать правду. Ты же понимаешь, да?
Эмма прикрыла глаза ладонью, чтобы он не видел их выражения.
— Пожалуй, — сказала она.
— В таком случае, — мягко произнес Джеймс, — расскажи мне, как умер Стюарт?
Эмма вздохнула, затем опустила руку и сказала, устремив взгляд на танцующие язычки пламени:
— Его убили. Один человек по имени О’Мэлли… они поссорились, и О’Мэлли ударил Стюарта. Разумеется, он не хотел убивать. Просто Стюарт, не ожидавший удара, опрокинулся навзничь, ударился головой об очаг и…
— И умер, — тихо закончил граф.
— Да, — Эмма подняла взгляд, на концах ее длинных темных ресниц сверкали слезы. — Мне так жаль, Джеймс.
— Ты ни в чем не виновата, — сказал он. — А ты не могла бы рассказать мне, из-за чего они поссорились?
Эмма покачала головой. Ее взгляд стал отсутствующим.
— Я… я не знаю, — вымолвила она и добавила: — Все произошло мгновенно В этом я уверена, Джеймс Я уверена, он не страдал. Не так, не так, как О’Мэлли потом.
— Эмма, — сказал Джеймс. Ему страстно хотелось обнять ее и прижать к себе, как он обычно делал, когда она в детстве прибегала к нему со своими обидами или ушибами.
Но он не осмелился. И не потому, что она была вдовой его кузена. Нет, Джеймс не осмелился обнять Эмму потому, что они были вдвоем в уединенном доме и не было никого, кто мог бы остановить его, если одних объятий ему покажется недостаточно… если потом ему захочется прижаться губами к ее гладкому лбу или, не дай Бог, к свежему, как бутон розы, рту…
Джеймс тряхнул головой. С такими мыслями он едва ли выполнит стоящую перед ним задачу. Нет, он не поддастся магнетическому воздействию, которое она оказывает на его сердце…
— А деньги, Эмма? — спросил он, откашлявшись. — А завещание?
Она резко повернула голову и вытаращила на него глаза. По-видимому, из всех вопросов, которые он мог задать, этот был самым нежелательным.
— Как вы узнали об этом? — ошарашенно спросила она.
Джеймс ответил ей строгим взглядом.
— Ради Бога, Эмма. Это же крохотный городок. Даже удивительно, что потребовалось столько времени, чтобы кто-нибудь довел эту невероятную историю до моего сведения. — Он успокаивающе улыбнулся. — Вопрос лишь в том, что нам теперь делать?
Эмма медленно покачала головой, и ее белокурые локоны скользнули по плечам.
— Делать, нам? — слабым голосом переспросила она.
— Ну да. Это же просто смешно, что ты должна выйти замуж, чтобы получить это… наследство. Если позволишь, я мог бы проконсультироваться со своим приятелем в Лондоне, который часто ведет подобные дела. Уверен, у нас есть очень неплохой шанс добиться отмены этого смехотворного условия.
— Но я не хочу, — тихо, но твердо сказала Эмма. Джеймс снисходительно улыбнулся.
— Тебе не придется ни о чем беспокоиться, — заверил он ее. — Ну, почти ни о чем. Мой поверенный подаст апелляцию, и тебя пригласят в… — Эмма так энергично затрясла головой, что на него повеяло благоуханием лаванды. Удивленный, он замолк. — Право, Эмма! Не понимаю, почему ты так настроена против этой идеи. Разве тебе не нужны деньги?
— Конечно, мне нужны деньги. — Эмма перестала трясти головой и теперь смотрела на него, словно на недоумка. — Но я не могу уехать с острова и предстать перед судом.
Опешив, Джеймс растерянно произнес:
— Не можешь уехать… Но, Эмма…
Эмма вдруг почувствовала, что больше не в состоянии этого выносить. Целых два часа она просидела на диване, напряженно ожидая того, что в конце концов случилось, и теперь не могла высидеть более ни одной минуты. Вскочив на ноги, она принялась расхаживать взад-вперед по своей полутемной гостиной в стороне от пылающего очага.
О Боже, что же ей теперь делать? Несмотря на ее отчаянные молитвы, он все узнал, Джеймс узнал правду о Стюарте — во всяком случае, большую ее часть, а теперь знает и о деньгах. Господи, неужели удача навсегда отвернулась от нее?
— Эмма! — Джеймс тоже поднялся с дивана и теперь стоял, облокотившись на его спинку и наблюдая, как она мечется из одного угла гостиной в другой. — Право, Эмма, ты ведешь себя неразумно. Я понимаю, что тебе неприятно говорить об этом, но речь идет о десяти тысячах фунтов. Ты будешь обеспечена на всю оставшуюся жизнь…
— Знаю, — буркнула Эмма, обращаясь к умывальнику, прежде чем круто развернуться и двинуться в обратном направлении. — Неужели вы думаете, что я этого не знаю?
Джеймс хмыкнул.
— Тогда почему ты не хочешь опротестовать решение Риордана? Или ты считаешь, что с его стороны справедливо требовать, чтобы ты вышла замуж, прежде чем получишь деньги…
— Нет, — сказала Эмма. — Не считаю. — Она продолжала мерить шагами комнату, обхватив себя руками, словно ей вдруг стало холодно.
Джеймс покачал головой:
— Эмма, будь благоразумна. Это больше денег, чем ты видела за всю свою жизнь. Не думаю, чтобы Стюарт тебе хоть что-нибудь оставил…
— Оставил! — сказала она, резко остановившись и гневно сверкнув глазами. — Между прочим, вы находитесь в доме, что он мне оставил.
— Хорошо-хорошо. Он оставил тебе дом. Но это все! Эмма, Стюарт умер таким же бедняком, как в тот день, когда женился на тебе, а твоя семья, видит Бог, не станет помогать…
— О да. — Эмма вздернула подбородок и снова принялась расхаживать по комнате. Каждый раз, когда она поворачивалась, длинная юбка закручивалась вокруг ее щиколоток. — Уж вам-то это отлично известно, не правда ли, милорд?
Джеймс пропустил мимо ушей эту шпильку и заговорил спокойно и рассудительно, насколько это было в его силах.
— У тебя нет денег, Эмма. Ты отказалась от моего предложения переехать в Лондон к моей матери Жалованья учительницы явно недостаточно, чтобы…
— Как-нибудь справлюсь, — огрызнулась Эмма, не глядя на него.
— Справишься? И каким же образом?
Раздраженный ее непрерывным хождением к умывальнику и обратно, Джеймс шагнул вперед и встал у нее на пути.
— Мне кажется, ты чего-то недоговариваешь. — На ее лице отразилось смущение. Нахмурившись, Джеймс спросил: — Может, есть кто-нибудь?..
В широко распахнутых голубых глазах не было и тени лукавства, как и год назад, когда Эмма сообщила ему о своем намерении выйти замуж за его кузена.
— Кто-нибудь? — переспросила она.
— Ну… — Джеймс замялся, — кто-нибудь, за кого ты хотела бы выйти замуж, чтобы получить деньги. Это тот парень, Клетус? Это он, да?
Эмма, закатив в отвращении глаза, попыталась обойти его, но Джеймс протянул руку и схватил ее за локоть.
— Ну? — требовательно спросил он1. — Если не он, то кто же? Есть кто-нибудь, Эмма?
— Конечно, нет! — Эмма выдернула у него руку и, отпрыгнув, как кошка, остановилась в нескольких шагах от него, разглаживая смятый его пальцами пышный рукав и пытаясь, правда, без особого успеха, убрать в съехавший на затылок пучок выбившиеся пряди. — Честное слово, лорд Денем. Мой муж всего полгода как умер. За кого вы меня принимаете?
Джеймс медленно выдохнул. Только сейчас он понял, насколько страшился ее ответа. У него было такое ощущение, будто с плеч свалилась непомерная тяжесть, однако он сумел ничем не выдать своего облегчения.
— Прости меня, Эмма, — сказал он. — Но согласись, это резонный вопрос. Должна же быть какая-то причина, которая заставляет тебя возражать против самой идеи опротестовать решение судьи Риордана.
— Я уже говорила вам, — сказала Эмма. — Подобные дела могут тянуться годами. Я не могу уехать с острова на такой срок.
Джеймс нахмурился.
— Ради Бога, Эмма, почему?
Она посмотрела на него как на слабоумного:
— А дети?
— Дети? — переспросил Джеймс, невольно вспомнив разговор, который состоялся у него с судьей Риорданом. — А… твои ученики.
— Да, мои ученики. — Прошествовав мимо него, Эмма сдернула с крючка висевшую неподалеку от очага шерстяную шаль и набросила ее на плечи. Затем повернулась к графу и упрямо вздернула подбородок. — Я не могу их бросить.
— Интересно, почему? — осведомился Джеймс. — У тебя же не сиротский приют, а школа. Разве у твоих учеников нет родителей?
— Не у всех. Многие потеряли близких во время эпидемии тифа. Школа — моя школа — единственное место на острове, где многие из них чувствуют, что они кому-то нужны… чувствуют, что они в безопасности. Я не могу укатить в Лондон и таскаться по судам, требуя деньги, которые не заслужила, когда я нужна — и очень — в другом месте
— Но, Эмма… — Джеймс уловил странные нотки в ее голосе, но не понял, что это значит. — С чего ты взяла, что просвещать здешних детей — твой долг?
— Если не мой, — Эмма плотнее закуталась в шерстяную шаль, оставив снаружи только кружевной воротничок платья, — тогда чей же?
— Не знаю, — честно признался Джеймс. — На верное, священника. Предоставь это ему. — Джеймс встречался с местным пастырем и очень сомневался, что того беспокоит состояние умов подрастающего поколения вверенных ему неимущих прихожан. Возможно, это входит в обязанности викария, но его-то на острове как раз и не было. Преподобному Пеку так и не удалось заманить в эту глушь нового помощника. Должно быть, весть о печальной участи последнего успела распространиться по всем семинариям Англии.
— Это не твое дело, Эмма, — твердо сказал Джеймс. — И не следует переживать по этому поводу.
— О, как это на вас похоже. — Ее голос был полон горечи. — Вам ни до чего нет дела, не так ли, лорд Денем? Зачем вам задумываться о судьбах тех, кто имел несчастье родиться бедным? Даже имея все деньги в мире, гораздо больше, чем вы могли бы потратить за всю свою жизнь, — вы вряд ли сделали бы для них больше, чем кто-либо другой.
Джеймс испустил утомленный вздох. Да, не так он представлял себе сегодняшний вечер. О, разумеется, он знал, что Эмма встретит в штыки всякую попытку обсудить ее более чем странное положение.
Но все же надеялся, что их разговор не перейдет, как это, увы, случилось, в их извечный спор.
Глядя на нее в свете очага, Джеймс с трудом верил, что женщина с такой ангельской внешностью способна на подобное упрямство, ибо, несмотря на все трудности, которые ей пришлось вынести за минувший год, Эмма Ван Корт Честертон оставалась удивительно красивой. Среди лондонских знакомых Джеймса не было женщины, которая не завидовала бы великолепным глазам и волосам Эммы, однако именно ее одухотворенный облик вызывал наибольшее восхищение. Не было ли это, размышлял Джеймс, недовольный собственной чувствительностью и вместе с тем не желая расстаться с этой новой для него мыслью, отсветом некоей внутренней силы и убежденности?
Милостивый Боже, ему нужно срочно уносить ноги из Шотландии. Он становится до отвращения романтичным.
— Хорошо, Эмма, — сказал наконец Джеймс, скрестив на груди руки. Он тщательно подбирал слова, сознавая, что она настороженно наблюдает за ним, совсем как ее кошка, притаившаяся в темном углу гостиной. — Я вижу, тут ты не уступишь.
Почудилось ему или Эмма действительно испытала облегчение, но ее упрямо вздернутый подбородок чуточку опустился.
— Да, милорд, — серьезно ответила она.
Итак, они зашли в тупик. В этом вопросе, во всяком случае. Но остается другое… эту тему Джеймс не стал бы поднимать, не считай он это своим долгом. К сожалению, у него нет выбора.
— Эмма, — сказал он, — поговорим о Стюарте. Она с любопытством взглянула на него.
— О Стюарте? — Ее лицо вдруг приняло вызывающее выражение. — Честное слово, милорд, я рассказала вам все, что…
— Постой. — Джеймс поднял руку, останавливая ее. — Я спрашиваю не о его смерти. Я имею в виду… его похороны.
Глаза Эммы округлились, как два блюдца.
— Его похороны?
— Да. Где его могила? Я обращался к преподобному Пеку, но он оказался не в состоянии сообщить мне, где похоронен Стюарт. И я подумал, что…
— Потому что преподобный Пек не знает, — поспешно сказала Эмма. Пожалуй, слишком поспешно. — В то время умерло множество людей. Преподобный Пек не смог присутствовать на похоронах Стюарта. Я не могла даже…
— ..похоронить его на церковном погосте, — закончил за нее Джеймс. — Да, Эмма, я знаю. И, откровенно говоря, я благодарен тебе за это. Если уж выбирать между братской могилой и неосвященной землей, то лучше последнее. В любом случае это не имеет значения, поскольку я думаю — и уверен, ты согласишься со мной, — что ему будет лучше в Денемском аббатстве.
Эмма недоуменно подняла брови:
— В Денемском аббатстве? Что вы хотите этим сказать?
— Я хочу сказать, — медленно произнес Джеймс, — что собираюсь перенести туда останки Стюарта, в наш семейный склеп.
Брови Эммы резко опустились и сошлись на переносице.
— Зачем?
— Там его истинное место, Эмма, — объяснил Джеймс. — Он должен покоиться рядом со своими родителями. Не сомневаюсь, они бы хотели…
— Нет! — скорее выдохнула, чем сказала Эмма. Но Джеймс явственно ее расслышал. И увидел, что она внезапно побледнела.
— Эмма, — сказал он, потрясенный ее видом. — Тебе плохо? Может, принести воды? Вот, выпей вина…
Но Эмма, вцепившаяся в спинку ближайшего стула так, что побелели костяшки пальцев, казалось, его не слышала.
— Нет! — воскликнула она, замотав головой так отчаянно, что ее локоны затряслись. — Это невозможно. Нет!
— Эмма…
— Я не позволю! — заявила Эмма, стараясь говорить твердо и внушительно, что было довольно сложно, поскольку она находилась на грани срыва. — Вы слышите меня? Я этого не позволю.
— Эмма, — сказал Джеймс, — ты перенервничала. Прошу тебя, сядь. И позволь мне налить тебе вина…
— Я не желаю садиться! — огрызнулась она. Джеймс с облегчением отметил, что на ее лицо начали возвращаться краски. — И не хочу вина. Вы не станете его откапывать, Джеймс. Понятно? Он останется там, где находится.
— Эмма…
— Он мой муж, — сказала она дрогнувшим голосом.
— Ради Бога, Эмма. Никто с этим не спорит. Я всего лишь хочу сказать, что он мог бы покоиться рядом со своей семьей, там, где за могилой будут ухаживать…
— Он останется здесь, — твердо сказала Эмма. — Со мной, здесь, на острове. И вы не прикоснетесь к нему. Я понятно говорю? Вы не прикоснетесь к нему!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патриция



Понравилось,необычно и интересно.
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот ПатрицияЮлианна
29.11.2011, 16.32





хороший роман
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патрицияkatolina100
7.05.2013, 7.47





Знаете, почему то я стала читать книги, где много комментов. Поэтому не сразу рискнула прочитать этот роман, всего с 2мя комментами. Роман достойный, хоть и не шедевр, сюжет не избитый, ГГня адекватная, как многие пишут без розовых соплей, местами нудновато, в целом, стоит читать!
Поцелуйте невесту, милорд - Кэбот Патрициякатя
29.09.2014, 8.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100