Читать онлайн Замри, умри, воскресни, автора - Кайз Мэриан, Раздел - ЖОЖО в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Замри, умри, воскресни - Кайз Мэриан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.7 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Замри, умри, воскресни - Кайз Мэриан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Замри, умри, воскресни - Кайз Мэриан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кайз Мэриан

Замри, умри, воскресни

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ЖОЖО

1
После того дня, когда Ольга и Ричи застукали их с Марком в «Антонио», Жожо не отпускал страх, что на работе всем все известно. Но если не считать многозначительных ухмылочек этого фигляра, все вели себя с ней по-старому.
На самом деле, хоть она и не спрашивала, Джослин Форсайт и Дэн Суон независимо друг от друга заверили ее, что при голосовании в ноябре отдадут свои голоса ей. С учетом голоса Марка для полной уверенности ей требовался еще один голос. Жожо гадала, кого еще «завербовать». Джима Свитмана? Пустое. С того дня, как в контору приходила Кэсси, отношения с Джимом были хуже некуда. К тому же было известно, что он тесно сотрудничает с Ричи Гантом. Но умная женщина зла не держит, и Жожо не видела ничего дурного в том, чтобы держаться с Джимом любезно. Только не переборщить, чтобы не выглядело нарочито.
Ольга Фишер? Несмотря на то что тогда она была вдвоем с Ричи Гантом, Жожо решила, что ничего не потеряет, если попытается перетянуть Ольгу на свою сторону. И вот, купив видеофильм о брачных играх королевского пингвина, она принесла его Ольге! И ни слова о женской солидарности! Ольга не из таких.
А Николас и Кэм из эдинбургского филиала? Она, ясное дело, виделась с ними множество раз, но дружны они не были. Они нечасто приезжали в Лондон и задерживались здесь ровно столько, чтобы успеть сообщить всем и каждому, как сильно они его ненавидят. «Почему, черт возьми, не проводить эти совещания в Эдинбурге?» — всякий раз ворчали они.
Занятная парочка. Бородатый Николас, сорока с чем-то лет, отличался буйным нравом, тогда как Кэм, бледный, как молоко, кельт с белесо-голубыми глазами и темно-русой головой, был поистине мастером язвительных замечаний.
Как-то раз после очередного совещания Жожо попыталась установить с ними контакт.
— Привет, Николас, я…
— Как я ненавижу этот ваш Лондон, — простонал тот в ответ. — Всюду пробки…
— …и англичане, — в унисон с ним закончил Кэм.
— Слушай, Кэм, давай отсюда поскорее свалим, а?
— Да, но… — вставила Жожо, надеясь все же переговорить с обоими.
Николас обратил на нее возмущенный взгляд, а Кэм уставился своими по-детски голубыми глазами.
— Нам надо успеть на рейс!
— Что ж… прошу прощения. Счастливого пути.
Перед их следующим приездом в Лондон Жожо послала им по электронной почте приглашение вместе пообедать. И снова впустую. Николас ответил, что, если не будет веских причин задержаться, они трехчасовым рейсом улетят обратно. Судя по всему, Жожо к веским причинам не относилась.
«Дьявол, — подумала она. — Эта парочка неуловима, как ртуть». Оставалось одно. Крайняя мера, конечно, но она не видела другого способа с ними переговорить, как только нанести им визит.
Впрочем, это не проблема. Она слышала, что Эдинбург красивый город, а может, и Марк найдет повод для командировки.
Но выбрать время оказалось непросто. Сначала, в сентябре, на три недели Кэм ушел в отпуск, потом Жожо пришлось ехать на книжную ярмарку во Франкфурт, а затем на две недели исчез Николас. Наконец было решено встретиться в конце октября, меньше чем за месяц до ухода Джослина. Жожо не нравилось, что все делается в последний момент, но может, это и к лучшему. По крайней мере не успеют забыть до голосования.
В пятницу, на заре, они с Марком вылетели в Эдинбург. План был таков: она встречается с ребятами в первой половине дня, во второй Марк проводит с ними совещание, а потом — целый блаженный уик-энд в отеле! Вот это да!
В самолете она спросила:
— Ничего не посоветуешь?
— Главное — не говори свысока. Они малость… как бы сказать… болезненно относятся к тому, что у нас головной офис, а у них филиал. Тем более что на них приходится поразительно большая доля общего бизнеса. Такое впечатление, что в Шотландии спрос на книги непропорционально высок. Так что от тебя требуется всячески выказывать уважение.
— Ясно.
Марк отправился в отель, а Жожо на такси поехала в эдинбургский офис «Липман Хейга». Контора располагалась в старинном четырехэтажном сером каменном доме в форме полумесяца. Жожо пришла в восторг. Николас и Кэм встретили ее вежливо, но без энтузиазма. Но она все равно сияла. Она в самом деле была счастлива оказаться в таком месте.
Ее представили остальным семи сотрудникам и провели по представительству: показали кабинет, маленькую комнату для совещаний и даже кухню.
— Здесь мы с Николасом подогреваем в микроволновке свой обед. Лапшу, как правило.
— Ага, — кивнул Николас, — или что-нибудь диетическое.
Жожо не знала, смеяться или нет. Лучше воздержаться, решила она.
Затем они вернулись в кабинет Николаса, и тот спросил:
— Вы же не затем приехали, чтобы наше помещение осматривать. Чем мы вам можем помочь, Жожо?
Было бы нечестно сделать вид, что это простой визит вежливости; ей больше импонировала мысль выложить все начистоту.
— Вот что, ребята, у вас есть кое-что, что мне нужно.
— Ой, нет, я счастлив в браке, — сказал Николас.
— А я вообще «голубой», — сказал Кэм.
— Вот черт! — воскликнула Жожо.
— Да ладно… — протянул Николас. — Сорока нам на хвосте принесла, что вы трахаетесь с нашим управляющим партнером.
Жожо зарделась. Такого она не ожидала. Неужели все партнеры в курсе?
— Интересно, что за сорока, — сказала она. — Дайте угадаю.
— Да этот прыщавый юнец, Ричи Гант.
Она пожала плечами, стараясь не показать возмущения.
— И надо же такому случиться, что как раз Марк Эвери сегодня проводит с нами совещание. — Николас с деланым удивлением повернулся к Кэму. — Вот так совпадение, правда, Кэмерон? Оба в Эдинбурге, и в один и тот же день.
— Да, Николас, совпадение хоть куда.
— Но они наверняка прилетели разными рейсами.
— Конечно, — поддакнул Кэм и повернулся к Жожо. — Разными?
Она натужно рассмеялась.
— О'кей, ваша взяла. — Черт, а они крепкие орешки.
— Расслабься, куколка, — пропел Николас. — Наслаждайся порочными выходными. Где остановились? В каком-нибудь шикарном месте? В «Бэлморале»?
Жожо наклонила голову. Черт! Лучше бы уж забронировала места в каком-нибудь заштатном отельчике с раздельными кроватями и туалетом в конце коридора. Сейчас же все выглядит так, будто эту встречу она запланировала в промежутке между перепихонами, и мужиков это задело.
— Ричи Гант нам не симпатичен, — томно объявил Николас. — Правда, Кэм?
— Правда, — мечтательно подтвердил тот, — омерзительная личность.
— Я бы сказал, гадкая.
— Противная.
— Чудовищная.
— Он к вам приезжал, так ведь?
• — О да! Давно уже, сразу как старик Джок объявил, что уходит.
Надо отдать гаденышу должное, подумала Жожо, он времени зря не теряет.
Улыбайся, сказала она себе. Деваться некуда. И только не говори свысока. Демонстрируй уважение.
— То есть вы поняли, зачем я здесь? — Она достала свой презентационный буклет, в котором перечислялись все ее авторы и с помощью круглых диаграмм, схем и графиков показывалось, какие у них замечательные долгосрочные перспективы.
— Не теперь, — отмахнулся Николас. — Оставьте, мы потом поглядим. Когда по телику нечего смотреть будет.
— А сейчас, раз уж вы тут, нам бы хотелось кое-что узнать о вас лично.
Жожо театрально вздохнула.
— Хотите убедиться, что я натуральная рыжая? Сколько раз…
Они расхохотались. Слава богу.
— Расскажите, как вы работали в полиции. Занимались хоть раз сексом в форме? С коллегой?
— Кэ-эм, — пожурил Николас. — Нельзя о таких вещах спрашивать девушку!
— Да можно, чего уж там.
— Так как? Занимались?
— Боюсь, что нет. Прошу меня извинить, Кэм. Зато я занималась любовью с пожарником — он был мой первый возлюбленный, — и он иногда был в форме. Ну, насколько это было возможно… А я иногда надевала его каску.
— Дальше, дальше!
— А мне интересно, как вы ловили преступников, — возмутился Николас.
— Могу осветить и эту тему.
Все шло не так, как она планировала, но если такой разговор поможет ей выйти в партнеры, значит, она будет его вести. И Жожо рассказала про мужика, наставившего пистолет на соседа за то, что тот слишком громко пустил телевизор; про самоубийцу, висящего в шкафу; про то, как ее папаша стал брать взятки и тащил домой всякую электронику, уверяя, что купил в магазине. Она изо всех сил старалась сделать свой рассказ страшным и драматичным, и когда пришло время обеденного перерыва, Николас сказал:
— Жожо, с вами не соскучишься.
— Я знаю, мы тут над вами малость посмеялись, но спасибо, что приехали, — сказал Кэм. — Вы отлично держитесь, не то что эта плакса Аврора Холл.
— Как, и она приезжала?
— И она, и вторая краля — Лобелия Френч, и вундеркинд без подбородка — все тут уже отметились. Мы все гадали: что же вы-то не едете? Подумали даже, не обидели ли мы вас чем? — Они снова рассмеялись общей шутке.
Жожо встала, протянула руку и сухо сказала:
— Спасибо, что уделили время. — И собралась уходить.
Николас с Кэмом изумленно уставились на нее.
— А подарки?
Дьявол, подумала Жожо. Ричи Гант небось бутылками их завалил. Сигарами, девочками… А «крали» наверняка притащили по бутылке старого вина из папиного погреба. Как же она упустила из виду…
— Подарков нет, — грустно подтвердила она. — Не подумала.
— А мы любим подарки.
— Прошу прощения.
— Но уважаем вас за то, что приехали с пустыми руками.
— Правда? Так вы меня поддержите? — Она улыбнулась.
— Нам надо будет посмотреть послужной список всех кандидатов — фу ты, скука какая! — но вы нам симпатичны. Правда? — Он повернулся к Кэму.
— Да, вы нам очень симпатичны.
— И я не омерзительная?
— Нет. И не противная, и не гадкая, и не чудовищная. Я бы сказал, вы очень даже арома-а-атная.
— И живопи-и-исная.
— Именно! Вот что значит красота от природы! Желаем вам чудесного, страстного уик-энда с очаровательным, страстным Марком Эвери.
Вечером в воскресенье Жожо, совершенно счастливая, приземлилась в Хитроу. Хоть ей сначала и потрепали нервишки, в целом встреча с эдинбуржцами прошла как нельзя лучше.
Понедельник, утро, начало ноября
ТО: Jojo.harvey@LIPMAN HAIG.co
FROM: Mark.avery@LIPMAN HAIG.co
SUBJECT: Есть новости. Неважные
Джослин отложил свой уход до января. Он пришел в агентство в январе тридцать семь лет назад и хочет доработать до круглой даты. Традиционалист!
ТО: Mark.avery@LIPMAN HAIG.co
FROM: Jojo.harvey@LIPAMN HAIG.co
SUBJECT: Тридцать семь — не круглая дата
Британцы, подумала Жожо. Чокнутые.
ТО: Jojo.harvey@LIPMAN HAIG.co
FROM: Mark.avery@LIPMAN HAIG.co
SUBJECT: Есть новости. Неважные
Это означает, что выборы нового партнера тоже откладываются до января.
Жожо уставилась на экран.
— Черт!
Она настроилась на конец ноября. До этого момента ее жизнь если и не остановилась, то заметно сбавила темп.
Понедельник, вечер, квартира Жожо
— Что будем делать? — спросил Марк.
— Насчет чего?
— Насчет нас.
Жожо погрузилась в задумчивость.
— Мы договорились, что дождемся решения по новому партнеру. Что, собственно, изменилось? Подождем еще пару месяцев, и все.
— Какой смысл ждать? На службе все и так уже в курсе — спасибо нашему болтунишке Ричи.
— Мне казалось, мы с тобой понимаем друг друга.
— Я устал ждать, и все равно все уже знают.
— Но ты же сам говорил: что все знают про наш роман — не страшно, хуже, когда ты уйдешь от жены и переедешь ко мне. Перестань, — уговаривала она, — не так долго ждать осталось.
Но Марк был неумолим. Более того, он рассердился и даже не пытался этого скрывать.
— Но ты же сам выступал за то, чтобы дождаться решения! — напомнила Жожо.
— Теперь, когда всем все известно, это спорный аргумент. Я пошел домой.
Дверь за ним закрылась. «Вот тебе на, — подумала Жожо. — Что за чертовщина!» И еще кое-что ее беспокоило…
Среда, утро
Жожо включила компьютер. Она нервничала. Каждую среду в девять утра выходил новый список бестселлеров, и она немного тревожилась за новую книжку Лили Райт. После головокружительного успеха «Мими» в издательстве впали в беспричинную эйфорию и приготовились к новой удаче, всем уже виделся хит рождественских продаж. Но у Жожо, во всяком случае на первых порах, были кое-какие сомнения. «Кристальных людей» и «Мими» нельзя было ставить в один ряд, уж больно книги разные. (Вообще-то новая книжка была превосходная; умный, человечный анализ жизни общества. Но здесь, в отличие от «Мими», присутствовал уже самый настоящий реализм.)
Таня, вопреки правилам, получила у Лили книжку в обход Жожо, а когда Жожо все же увидела рукопись, дело было уже сделано. Если бы ей показали раньше, она бы, возможно, отсоветовала издавать книгу сейчас.
Лучше бы было сделать небольшой перерыв, а Лили бы за это время написала бы что-нибудь еще. Но Жожо никто не спросил.
Надо сказать, Таня от новой книги пришла в восторг — а Таня свое дело знала. И главное — она добилась огромного рекламного бюджета; судя по всему, издательство в полном составе работало на раскрутку нового бестселлера. Еще в мае, сразу после того, как Таня приняла книгу, Жожо присутствовала на предварительном совещании отдела сбыта, и все были исполнены такого энтузиазма, что она поддалась общему настроению. Денег будет потрачено куча, торговля и читатели обожают Лили, и новая книжка пройдет на ура — таков был лейтмотив.
Сомнения появились с опозданием. В августе две сети супермаркетов неожиданно снизили вдвое свой первоначальный заказ — сигнальные экземпляры показали всем, насколько вторая книга отличается от первой. Потом издательство заметалось с обложкой — первый вариант уж больно был похож на «Мими» — и заменило ее на более серьезную.
Выход был назначен на двадцать пятое октября. Первые, не подкрепленные исследованиями отчеты торговых точек показывали, что продажи идут вяло, но это уже была лакмусовая бумажка.
Сейчас Жожо пробежала глазами десятку лучших — мимо. Двадцатку — мимо. Сорок четвертое место занимал Эймон Фаррел, а другой ее автор, Марджори Фрэнке, специалист по триллерам, твердо держалась на шестьдесят первой позиции. А где же Лили? Жожо двигалась по списку ниже и ниже. Наверное, пропустила, решила она — и тут увидела. На позорном сто шестьдесят восьмом месте. За первую неделю продаж с прилавков ушло всего триста сорок семь экземпляров. Дьявол. Ожидалось, что книжка сразу попадет в десятку лучших, но теперь, похоже, она залежится на полках.
— «Мими» тоже не сразу стали покупать, — напомнил Мэнни.
— У «Мими» не было двухсоттысячного рекламного бюджета!
Она незамедлительно позвонила начальнику отдела маркетинга «Докин Эмери» Патрику Пилкинтону Смиту и попросила поднажать в рекламе.
— Надо сделать упор на печатные СМИ, — сказала она. — Прежде всего — на воскресные газеты. А цену необходимо снизить.
— Спокойно, — протянул Патрик. — Не будем пока суетиться. Еще рано. К тому же одновременно вышло много отличных книг.
Что ж, пожалуй, он прав. С сентября традиционно наблюдался наплыв новых книг в переплете — чтобы их успели включить в список номинантов на Букера. Не говоря уже о многочисленных биографиях британских знаменитостей, выходящих в преддверие Рождества, с тем чтобы стремительно разойтись на подарки.
— Ближе к праздникам все выправится.
Жожо планировала через неделю после выходы «Кристальных» начать переговоры о новом контракте для Лили. Как раз сегодня. Если бы все шло, как замышлялось, Лили бы сейчас была в зените. Жожо надеялась, что переговоры на таком фоне позволят выторговать для Лили крупный гонорар, а не какие-то гроши, но сейчас все оказалось под вопросом.
Утешало то, что Лили предстояла трехнедельная рекламная поездка. Может, хоть это подстегнет продажи.
Напустив на себя уверенный и бодрый вид, Жожо позвонила Тане Тил.
— Пора поговорить начистоту. Новый договор с Лили Райт. Мы готовы обсудить.
— Обсудить что?
Черт! Жожо набрала побольше воздуха.
— Обсудить ее новый контракт.
— Я-я-ясно. Поняла. Ты говорила, она над чем-то новым работает? Будет лучше, если я сначала взгляну. Прежде чем говорить о конкретной сумме.
Жожо рассчитывала, что ее предложение будет встречено с энтузиазмом. А вышло совсем наоборот. Не эта ли женщина не далее как в мае умоляла ее заключить новый контракт?
Но она все так же бодро ответила:
— Немедленно высылаю вам семь глав потрясающей новой книги Лили Райт. Готовьте чековую книжку!
Среда, вечер
После работы она встретилась с Бекки, чтобы наскоро перекусить и обсудить текущие дела.
Они устроились за столиком в пиццерии, и Жожо объявила:
— Ни за что не угадаешь. У меня задержка. Бекки притихла.
На сколько?
— На три дня. Понимаю, это ерунда, но у меня обычно все как по часам. И я себя как-то странно чувствую.
— В каком смысле?
— Голова кружится. И почему-то курить совсем не тянет.
— Господи. О господи! — Бекки закусила кулак. — А анализ не сделала?
— Сегодня утром. Отрицательный. Но ведь еще рано, правда?
— А могло это случиться?
— М-мм… Вообще-то мы пользуемся презервативами, но бывают непредвиденные вещи. Как, например, в середине этого месяца. Когда встречаешься с женатым мужчиной, несложно вспомнить, когда именно.
— Везет, — сказала Бекки. — Мы с Энди уже месяц как не занимались сексом.
— А у вас все в порядке?
— Лучше не бывает. Вот подожди, когда вы с Марком перестанете заниматься сексом — вот тогда и узнаешь, что такое настоящая любовь. А как думаешь, Марк как к твоей новости отнесется? — Бекки осторожно подбирала слова. — Что, если он не обрадуется?
Жожо задумалась
— Может быть. — Она усмехнулась. — А может, и наоборот. Ты лучше спроси, меня-то это радует?
— И как?
— Время для ребенка не самое удачное.
— Оно никогда не бывает удачным. У всех, не только у тебя. Обычно, когда наступает подходящее время, уже слишком поздно.
— Ты права. Ребенок — это же не конец света. Просто… Я и так переживаю за Кэсси и детей Марка, а теперь только хуже станет.
— А вдруг это не случайность? — предположила Бекки. — Что, если он нарочно это подстроил? Или ты сама? Подсознательно, конечно. — Она вздохнула. — Счастливая ты, я бы с радостью забеременела, но нам с Энди ребенка сейчас не потянуть.
— Если меня произведут в партнеры, в ближайшие три года мои доходы упадут.
— Как это?
— Партнеры вкладывают в бизнес собственные средства. Теперь, когда Джослин уйдет — если это, конечно, произойдет, — он заберет свои бабки с собой, и новому партнеру придется это компенсировать.
— А много?
— Пятьдесят тысяч.
— Пятьдесят тысяч? Откуда же ты их возьмешь?
— Ниоткуда. Это делается иначе: в ближайшие три года у меня будут вычитать из текущих доходов. Я стану получать меньше.
Четверг, вечер, квартира Бекки и Энди
Энди открыл дверь.
— Ну?
— Опять отрицательный. Но…
Энди сокрушенно покачал головой.
— Хочешь совет? Не говори ему. Пойди и тихонько сделай аборт.
— Ни за что! — возмутилась Жожо. — Это ведь и его проблема.
— Ого! — Энди хлопнул в ладоши. — Вот и посмотрим, кто мальчик, а кто муж.
— Прекрати. — Но Жожо не могла не думать о том, не струхнет ли Марк. Вдруг он попросит ее сделать аборт, а сам опять прикроется семьей? — Я ему все скажу. И знаешь что? Если он начнет ходить вокруг да около, я просто рассмеюсь ему в лицо.
Пятница, вечер, квартира Жожо
— Угадай, что я тебе сейчас скажу?
Марк посмотрел на нее, вгляделся получше, и что-то в его глазах изменилось, как будто он отступил назад.
— Беременна?
Она опешила.
— Ну, ты даешь! Скажем так: у меня задержка на пять дней, но анализ пока отрицательный.
— Это еще ничего не значит. У Кэсси такое было. Анализ ничего не показывал, а она была беременна будь здоров.
Они уставились друг на друга, переваривая его заявление, потом дружно расхохотались.
— Елки зеленые! — выдохнула Жожо — Что ж, дальше ясно, что будет. Для меня, можно сказать, кранты. Ты меня бросаешь и делаешь все, чтобы меня поперли с работы.
— Потом ты узнаешь, что Кэсси тоже беременна, чуть с большим сроком, мы устраиваем грандиозный праздник и снова клянемся друг другу в любви и верности, пока смерть не разлучит нас.
Эта традиционная игра их очень развеселила.
— Тебе следует знать: мой папаша разъярится и захочет тебя убить. И однажды ночью с тремя моими братцами явится к тебе с пистолетом.
— В таком случае мне лучше тебя не позорить.
Тут до него, кажется, дошел весь смысл известия, и он погрузился в раздумья. Потер лоб. Потом еще раз.
— Хм-мм… Способствует концентрации мысли.
— Хочешь сбежать?
Его рука замерла в воздухе, он с ужасом посмотрел на Жожо.
— Нет.
— Правильный ответ.
— Но это не шутки. Все очень и очень серьезно. И неожиданно.
— Да уж. Я заметила.
— Я, наверное, внутренне был к этому готов. У нас с тобой… дети… — Он помолчал и угрюмо добавил: — Только не ожидал, что так скоро.
— Сильно огорчен?
— Честно, Жожо, — начал Марк, и по его взгляду было видно, что в нем борются два желания — отговориться или признаться в том, что у него на самом деле на душе. — Честно: я бы предпочел, чтобы мы какое-то время пожили вдвоем, просто для себя, а уж потом обзавелись детьми. Начинать совместную жизнь с того, что сразу с кем-то делить, мне кажется… — он подыскивал нужное слово, — …это не дело. — Он тяжело вздохнул. — Ты знаешь, я очень люблю своих детей. И наших с тобой тоже буду любить. Но после того, как мы с тобой столько месяцев встречались урывками, я бы хотел немного пожить… как бы это сказать? — без осложнений, что ли. — Он нахмурил лоб. — Не понимаю, как это могло случиться?
Жожо встретила его взгляд.
— Агент-мужчина лег в постель с агентом-женщиной и вставил свой…
— Нет, я говорю о том, что мы ведь были осторожны, да?
— Бывают непредвиденные вещи.
С этим он согласился.
— Да, пожалуй. Но сейчас не самый удачный момент, хотя бы в финансовом плане. Мне придется содержать Кэсси с детьми. Нам с тобой надо будет покупать жилье. Не можем же мы вечно жить в твоей квартире, а уж с ребенком и подавно. Потом ты уйдешь с работы, и твоего заработка мы лишимся.
— А зачем мне уходить? Я же беременна, а не больна. Ты боишься, что я стану как Луиза?
— Луиза не одна такая. Я это видел сотню раз: стоит женщине родить, как у нее меняется система ценностей. Это я не в осуждение говорю, просто констатирую факт. Это их право.
— У меня все будет иначе. Он пожал плечами.
— Марк! Я правда не такая.
Он рассмеялся, она — тоже, и они хором сказали:
— Все так говорят.
— Я должен незамедлительно объявить Кэсси. Дальше откладывать нельзя.
Жожо внутренне съежилась от ужаса.
— Моя беременность окончательно ее добьет.
— Я знаю. Но промолчать будет несправедливо по отношению к ней.
— Ты прав, но, может, дождемся положительного анализа? Чтобы знать наверняка?
Марк подавил раздражение и с сочувственным выражением взял ее за руку.
— Жожо, послушай меня, я должен сказать тебе нечто важное. Рано или поздно Кэсси придется сказать. Это факт.
— Я знаю, — неуверенно проговорила она.
— Ты видела Кэсси. Ты видела, что она умная женщина, гордая — не какая-то там… Я глубоко убежден, что она предпочтет знать правду, чем ходить в дурочках.
— Ты считаешь?
— Я тебе так скажу: это будет неприятно. Очень неприятно, но зато дело будет сделано. Я уже свыкся с этой мыслью, а она ведь моя жена. Ты, Жожо, храбрая женщина, и теперь тебе понадобится все твое мужество. Само собой ничего не произойдет.
— А если она вдруг встретит другого и сама от тебя уйдет? Меня бы такой вариант больше устроил.
Марк вздохнул:
— Ладно, молись, чтобы Кэсси завела роман. — Тут его тон резко изменился. — Или перестань морочить мне голову.
Внутри у нее все упало.
— Я тебе не морочу голову.
— Да? А то я уж стал подозревать… Послушай меня, назначение нового партнера состоится через два месяца. После этого я уйду из дома и перееду жить к тебе. Если ты этого не хочешь — лучше так и скажи.
Ее охватила паника.
— Я хочу! Но мне это очень трудно. Мне жаль так поступать с Кэсси, уводить у нее мужа. Меня не так воспитывали.
Меня тоже воспитывали иначе. Не только для тебя это тяжело. Но я иду на это потому, что люблю тебя. И у меня все чаще возникает ощущение, что мы с тобой говорим на разных языках.
Интуиция подсказывала, что она вступила на очень опасную территорию. Жожо вдруг оказалась на волосок от того, чтобы его потерять.
— Марк, ты же сам советовал дождаться, когда пройдет голосование. Я что-то не помню, чтобы меня это привело в восторг.
— Поначалу — нет. Но стоило тебе убедиться, что это не уловка с моей стороны, как ты обрадовалась. В моем понимании — даже слишком.
С Марком трудно иметь дело. Уж больно умен. Надо было решать: вперед или назад. Эх, была не была…
— Подожди, пока я не буду знать наверняка, — тогда и скажешь Кэсси. Ладно?
— Ладно. Но я тебя предупредил, — медленно, в упор глядя на нее своими темными глазами, проговорил он.
— Предупредил? Не смей так со мной разговаривать! Я тебе не издатель, просрочивший выплату авторского гонорара.
Но извиняться он не стал. Ушел, не проронив ни слова.
Ночью она лежала без сна и думала: Марк, умница, правильно заметил, что она тянет. Она была в смятении; ей с самого начала претило давить на Марка, говорить, что пора уходить из семьи. Пусть это произойдет под влиянием какого-то внешнего события — лучше всего интрижки Кэсси на стороне. Но Марк не прав, если думает, что она решила улизнуть; ее преданность ему нисколько не была поколеблена. Порой Жожо и сама не понимала, что она в нем нашла. Конечно, надо признать, три главных качества у него есть: ум, чувство юмора, сексапильность. Но все дело в чем-то совершенно необъяснимом. Можно рассуждать о том, почему мы кого-то любим, перечислять замечательные качества — уверенность в себе, находчивость, привлекательную фигуру, то, что с этим человеком никогда не бывает скучно, — но всегда останется за кадром какой-то неуловимый фактор, некий магический ингредиент. А у Марка такой «ингредиент» имелся, причем в высшей степени.
Он был для нее настоящим кумиром. Что бы Жожо ни делала — пока не расскажет ему, ничто не считается. Проведет два дня без него — и чувствует себя совершенно больной. Он ее понимает. Они с самого начала друг другу не лгали, и трудно вообразить другую пару, которая бы так подходила друг к другу.
Ей легко было представить себя вдвоем с Марком много лет спустя. Они и тогда будут друг от друга без ума.
Сегодня Марк сформулировал ее проблему — подспудное сопротивление, и то, что он рассердился, заставило ее закрыть глаза на некоторые препятствия. Он уходит от Кэсси, ладно. На ум пришла поговорка: «Не можешь обойти — прорвись!» Альтернатива одна — можно потерять Марка. Но такой вариант Жожо даже не рассматривала.
Она была готова. Более, чем когда-либо. Но Кэсси жаль…
Она вспомнила слова Бекки: может быть, эта беременность наступила не случайно. Может, она позволила ей наступить, чтобы благодаря ей решиться на главный шаг. Забавно, но Жожо до сих пор не была уверена в своей беременности, окружающие верили в это больше ее. Но сейчас и она начала верить, и эта мысль ей импонировала. У них с Марком будет малыш, это же счастье! Жизнь, конечно, изменится, но не намного и в лучшую сторону. Надо признать, наседкой она себя еще не чувствовала. В ней еще не проснулось желание иметь ребенка. Но тот факт, что это ребенок Марка, в корне меняет дело.
Она положила руку на живот — так ведь все делают, да? Вот видите, как все естественно получается. Какой он будет, их малыш? Темноволосый, беленький или рыжий? Он будет волевой, решила она. И неважно, в кого из родителей. Наверное, как раз в этот момент их ДНК это решают и борются между собой за главенство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Замри, умри, воскресни - Кайз Мэриан



Такой скучный,что сил нет дочитать.Про Джемму еще можно читать,2 части осилила,а об остальных вообще не читабельно:сухая ежедневная хронология ничем не примечательных событий,длинные одно-двусловные диалоги ни о чем.Не тратьте время.
Замри, умри, воскресни - Кайз Мэриангандира
1.04.2013, 10.28





Ну,Макси... и сюда спам затащила)))
Замри, умри, воскресни - Кайз МэрианШокированная
23.04.2013, 18.53





Та же петрушка, что и с "Суши для начинающих" - чем дальше роман от сладкой сказки, тем ниже оценки и злее комментарии. А роман отличный. Нелегкий, но во многом жизненный, и язык хорош. Вот только структура двух первых частей слегка подкачала - психологически легче, когда много маленьких глав, чем немного, но больших. Тем не менее - 10/10
Замри, умри, воскресни - Кайз МэрианЛюдмила
28.08.2014, 19.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100