Читать онлайн Сокровища Монтесумы, автора - Кайл Кристин, Раздел - 14. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сокровища Монтесумы - Кайл Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сокровища Монтесумы - Кайл Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сокровища Монтесумы - Кайл Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кайл Кристин

Сокровища Монтесумы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14.

Видение пришло к Мэтту, когда он находился где-то на границе между сном и бодрствованием. Казалось, он попал в волшебный мир, где все нереальное казалось более реальным, чем мир настоящий.
Пума появилась на фоне скалы из солнечного света, как призрак, хотя ее двигающиеся под яркой шкурой мускулы и напряженный, покачивающийся хвост казались вполне настоящими. Ее глаза сверкали, как расплавленное золото. Она наблюдала за Мэттом сначала как-то уж слишком печально. Затем зарычала, обнажив белые клыки. Ее образ исчез так же мгновенно, как и появился, растаяв среди коричневых и оранжевых пятен света, смешавшихся на освещенной солнцем скале, как на палитре художника, а затем превратившихся в символ ягуара на талисмане.
В мгновение ока образ кугуара, духа-хранителя, вернулся к нему, теперь он вел его к реке. Мэтт чувствовал густой, насыщенный запах мокрой земли и буйной речной растительности. Каноэ ткнулось носом в берег. Пума вошла в лодку. Мэтт последовал за ней. Они поплыли вниз по течению.
Мягко покачивающий лодку поток нес их под густыми, нагнувшимися к реке ивами. Их тонкие длинные ветви раскачивались на ветру. Без предупреждения эта мирная сцена вдруг взорвалась, когда на них напали пятеро воинов в шкурах кугуара и с устрашающими масками на лицах. Их боевые копья были украшены перьями экзотических птиц. Длинные тонкие наконечники, сделанные из какого-то странного зеленого металла, кололи ему кожу. Отчего-то их цвет был ему очень важен. Почему зеленый? Мэтт тщетно пытался найти ответ в глубинах своего сознания. Но когда он обернулся к своему духу-хранителю, каноэ перевернулось. Кугуар, мягко оттолкнувшись от борта, бесшумно, как тень, прыгнул на мелководье, подняв тысячи брызг, и исчез.
— Мэтт! Мэтт, мы приехали.
Мэтт открыл глаза. Они больше не двигались, покачивание в такт шага лошади прекратилось. Они были на берегу реки. Серебряная дорожка лунного света бежала по черной поверхности воды. Три вбитых в землю кола и развороченная муравьиная куча обозначили место его недавнего сражения.
Мэтт сполз с лошади после Элли. От него потребовалось напрячь все оставшиеся силы, чтобы ноги не подогнулись под ним, когда он коснулся земли.
— Ты в порядке? — спросила она.
Он кивнул. Элли отошла, не распознав столь явную ложь. После видения он никак не мог сориентироваться. Может быть, он сходит с ума или это лихорадка толкнула его в мир грез? Согласно рассказам его бабушки, многие наиболее ценные, провидческие видения приходили к навахо именно во время болезни или после тяжелых ранений.
Пышные деревья, зеленые наконечники, отряд воинов в шкурах кугуара, и сам кугуар, который может проходить сквозь скалы… Что же это все значит?
Мэтт вспомнил прошлое, кровавые, грязные пятна, покрывшие позором и стыдом годы его ранней юности. Дьявольщина! И о чем он только думает! Видения и пророчества священны. Кто он такой, с его-то прошлым, чтобы считать себя достойным приобщения к высшим духовным сферам этого древнего народа? Он, который лишь на четверть навахо, который никогда не шел их путями даже в детстве и который повернулся к ним спиной в юности, а потом жестоко страдал от этого.
И все же он не мог отделаться от ощущения, что что-то очень важное осталось за границей его понимания. Эти загадки мучили его, не давая покоя.
Мэтт взглянул на Элли. Она расседлала лошадей, надела на них путы и теперь собирала ветки для костра. Уверившись, что она на него не смотрит, он снял сапоги, брюки и зашел по пояс в реку. Его руки показались ему свинцовыми, когда он смывал старый слой глины перед тем, как положить новый.
Элли никогда бы не осмелилась разжечь костер, если бы Мэтт так не нуждался в тепле. Она использовала только самые сухие ветки, чтобы дыма было как можно меньше, и расположила сам костер так, чтобы его со всех сторон закрывали скалы.
Услышав плеск воды, она обернулась… всего на одно мгновение, только чтобы убедиться, что с ним все в порядке.
Первые лучи рассвета окрасили торс Мэтта бархатными оттенками серого и бледно-абрикосового цвета. Глина с его груди стекала мутными ручейками, выявляя скульптурные линии его мускулов. И то чувственное ощущение, которое она узнала раньше, вновь вспыхнуло внутри, подобно танцующей стайке бабочек.
Движения Мэтта становились все более меленными, руки безвольно повисли вдоль тела, глаза закрылись.
Элли мгновенно забыла все свои чувственные фантазии.
Мэтт! С тобой все в порядке?
Его голова опустилась на плечо, и он начал медленно заваливаться в воду.
Мэтт! — закричала Элли. Хотя вода доходила ему всего лишь до пояса, он вполне может захлебнуться, если потеряет сознание.
Быстро скинув сапоги, она бросилась в реку и, поднимая брызги, побежала по мелководью. Как раз в тот момент, когда он уже практически лежал на воде, она подхватила его под руку.
Моргнув несколько раз, Мэтт сказал хриплым, глухим голосом:
— Бросились спасать меня, профессор? Значит ли это, что вы неравнодушны ко мне?
— Вы себе льстите, сэр, — сказала Элли, пытаясь за шутливым тоном скрыть панический страх, обуявший ее. Обхватив его за талию и положив его тяжелую руку себе на плечо, она добавила: — Просто мне не нравится, когда тонут, особенно те, кто находится на моем попечении. И мне нет дела до того, что вам кажется, будто я раскомандовалась.
Он тяжело вздохнул:
— Простите меня.
— Не смейте извиняться. Это я виновата в том, что втянула вас во все это. Я должна была избавиться от вас еще в Альбукерке.
Мне бы не хотелось выглядеть излишне самоуверенным, профессор, но, боюсь, у вас не было шансов. — Он улыбнулся ей своей поддразнивающей улыбкой.
У Элли отчего-то сжалось сердце. Она быстро отвернулась, чтобы он не увидел заблестевших на ее глазах слез. Сгибаясь под тяжестью мощного мужского тела, Элли медленно побрела к берегу. Ей приходилось напрягать все силы, чтобы удержаться с ним на ногах в быстром, сбивающем с ног потоке.
— Подождите, — неожиданно прохрипел Мэтт, останавливаясь.
— Что такое?
— Эти деревья. — Он указал на отмель, вдающуюся в берег на изгибе реки, покрытую зарослями ив. Их длинные ветви спускались до самой воды и раскачивались на ветру. — Это ведь ивы…
— Очень интересно, Мэтт, — вздохнув, ответила Элли. Она снова потянула его к берегу, недоумевая, почему его внимание сейчас привлекают такие незначительные детали.
— Нет, — продолжал он настаивать. Запустив пальцы свободной руки в волосы, он провел по голове, затем прижал ладонь ко лбу, словно пытаясь что-то вспомнить. — Черт, где же ответ? Надо подумать. У ив такие тонкие листья… острые… как наконечники для копий. И они зеленые…
— Ну да, листья частенько бывают зеленые, — попыталась пошутить Элли, хотя страх полностью парализовал ей горло. Было очевидно, что он бредит. Ей необходимо что-то сделать, чтобы справиться с его лихорадкой. Она снова потянула его к берегу, но он не двигался. Элли чуть не заплакала. Ну скажите, пожалуйста, как ей сдвинуть эту гору мускулов шести с лишним футов, если он не желает ей помогать?
— Точно так же, как в моем видении, — бормотал он. — Кугуар, воины… зеленые копья. Они что-то значат.
Слезы душили Элли. Она чувствовала, что теряет его.
Пожалуйста, Мэтт. Мы не можем всю ночь стоять 3Десь, посреди реки. Ты можешь замерзнуть и простудиться.
Неожиданно его напряженный нахмуренный лоб разгладился. Он откинул назад голову и рассмеялся.
Элли в ужасе смотрела на него, не зная, что ей делать.
Святые небеса! Я совсем забыл! — воскликнул Мэтт, обращаясь к светлеющему на востоке небу. Затем опустил голову и, чуть усмехаясь, взглянул на Элли. — Когда мне было восемь, меня укусил скорпион. Моя бабушка заварила мне чай из ивовой коры, чтобы снять воспаление. Я помню, что пил этот чай, и лихорадка у меня прошла. Бабушка была из племени навахо, она знала толк во врачевании.
Элли судорожно вздохнула, немного успокаиваясь. Хотя его бред по поводу воинов и кугуаров не имел смысла, воспоминание о лекарственном снадобье было вполне разумным. Что ж, это могло сработать. Но, несмотря на проснувшуюся надежду, она все еще сомневалась в его здравом смысле, а потому спросила обеспокоенно:
— Вы уверены, что можете доверять своей памяти? Что, если на самом деле кора ивы окажется ядом?
— Я помню совершенно точно, верьте мне.
Он сказал это таким серьезным, торжественным тоном, что Элли почти успокоилась.
— Хорошо. Как мне приготовить этот отвар?
— В моей сумке есть маленький котелок. Срежьте не много коры, очистите от поверхностного, самого грубого слоя, а затем залейте водой и покипятите примерно полчаса. Я не уверен во времени. Я только помню, что жидкость была темно-коричневой и по вкусу напоминала стельку от сапога.
Впервые за все время их пути Элли облегченно улыбнулась.
— Но для начала давайте выберемся отсюда. Мэтт не двинулся с места.
— Элли, — сказал он каким-то странным тоном.
— Что-то случилось? — забеспокоилась она.
— Вода и так уже доходит мне до бедер. Еще немного, и вашей стыдливости будет нанесен серьезный урон.
— О! — только и смогла она прошептать, заливаясь краской. Память услужливо подсунула ей картинку, виденную ночью в номере гостиницы: упругие ягодицы и мускулистые длинные ноги, освещенные лунным светом…
— Отсюда я уже вполне смогу добраться сам. Спасибо.
— Я только… в таком случае, может быть, я займусь вашим отваром?
— Прекрасная идея, — согласился он.
Мэтт опустил голову и лбом коснулся на миг ее волос. Затем поспешно отступил.
Элли стремглав побежала к берегу. Если он ставил себе целью смутить ее, то справился с этим великолепно. Она выбралась на берег, изо всех сил стараясь не обернуться. Просто на тот случай, если он вдруг окажется недостаточно скромным… или чтобы не опозориться, если она вдруг вовремя не сможет отвести взгляд…
Поставив воду на огонь, Элли вытащила свой кинжал и поспешила вниз по реке, к заросли ив. Когда она вернулась с ивовой корой, Мэтт уже закончил покрывать новым слоем глины ноги и принялся за руки. Одеяло, завернутое вокруг его талии, скрывало бедра, но полностью открывало голую грудь. Элли перевела дыхание. Ей отчего-то показалось, что одеяло — это не лучшее решение.
Закончив с ивовой корой и поставив котелок на огонь, Элли снова обратила свой взор на Мэтта. По всей видимости, глина выполнила свою задачу. Муравьиные укусы на его груди потеряли свой устрашающий вид. Сидя на корточках, он старательно намазывал на себя глину, повернувшись к ней спиной. Элли вздохнула. Ярко-красные волдыри покрывали всю спину между лопатками.
Ох, Мэтт, твоя бедная спина!
Он поднялся на ноги, и чуть покачиваясь, повернулся к ней лицом.
Я не мог раньше достать это место, чтобы наложить глины, — сказал он, словно защищаясь.
Но почему он так напряжен? Казалось, рядом просто Нет ничего, что могло бы его смутить или обеспокоить.
Может быть, я помогу?
Он сжал челюсти, так что на щеках заходили желваки.
Я могу сам справиться, — сказал он сквозь стиснутые зубы.
Элли выразительно закатила глаза. Ей никогда не постичь всю глубину саморазрушительной мужской гордыни.
Ну, тогда придется лечь на спину и кататься по глине, как поросенку, чтобы глина облепила спину.
Очень смешно, — буркнул он. — В этом нет никакой нужды. И потом я и так доставил вам множество хлопот.
— И вы еще упрекали меня в упрямстве и нежелании принимать чужую помощь? Ну-ка, повернитесь наконец или мне придется это сделать насильно.
— Насильно? — Его взгляд был полон иронии.
— В том состоянии, в котором вы сейчас находитесь, едва ли это окажется слишком трудным, — заявила она лукаво.
Своими поддразниваниями она так и не смогла вы звать его обычную улыбку, наоборот, казалось, он стал еще мрачнее.
— Элли, я действительно не думаю, что тебе стоит это видеть.
— Глупости. Я видела и лечила куда более серьезные раны.
— Кто говорит о ранах? — вздохнул Мэтт, медленно поворачиваясь к ней спиной, и добавил мрачным тоном: — Ладно, но не говори, что я тебя не предупреждал.
Присмотревшись, Элли охнула. Под вспухшими красными муравьиными укусами виднелись длинные тонкие шрамы, исчертившие всю спину Мэтта. Ее семья всегда протестовала против дурного обращения владельцев шахт со своими рабочими, поэтому она могла узнать шрамы of кнута, оставленные на спине. Это были старые шрамы, глубоко врезавшиеся в мускулы и едва заметные, так что их можно было различить только с такого близкого расстояния, как сейчас.
Каким же чудовищем надо быть, чтобы выбрать такую форму наказания?
— Кто это сделал с вами?
— Это долгая история, — сказал он мрачно.
— А разве похоже, что я куда-нибудь спешу?
— Может быть, теперь, когда вы узнали, какого сорта человек ваш партнер…
— Какой же? Человек, который не смог защитить себя от чьей-то бессмысленной жестокости? — воскликнула она, возмущенная его самоуничижением. — Как вы можете думать, что я настолько ограниченна?
— Но я вовсе не…
— Пожалуйста, избавьте меня от проявлений чрезмерной мужской гордости. Эти шрамы довольно старые. Когда это случилось, вы, наверное, были очень молоды?
— Пятнадцать.
Гнев Элли мгновенно остыл. Пятнадцать? Она вспомнила своего брата Дерека в этом возрасте — непокорный, гордый, с обостренным чувством собственного достоинства, пытающийся самоутвердиться. В эти годы жизнь молодого человека достаточно трудна и без кошмара изощренных пыток. Можно было представить, как страдал пятнадцатилетний паренек не только от физических, но и от душевных мук. Слезы набежали на глаза Элли, мешая видеть. Очень нежно она провела кончиками пальцев по следу, навсегда оставшемуся как напоминание о прошлом. Мэтт резко выдохнул. Элли отдернула руку, испугавшись, что невольно причинила ему боль, физическую или душевную, или обе сразу.
— Как это случилось, Мэтт? — прошептала она. Он медленно повернулся лицом к ней.
— Вы когда-нибудь слышали о команчерос?
— Нет.
Когда-то они были здесь постоянной угрозой, но с тех пор, как мексиканские власти объявили на них охоту, их почти всех уничтожили. Эти банды состояли из обозленных людей, которых привлекало насилие: дикие команчи, не пожелавшие жить в резервации, дезертиры из армии, мексиканские бандиты, метисы и другие полукровки, не нашедшие себя ни в мире индейцев, ни в мире белых, и прочий другой сброд.
— Такие, как братья Хейли?
— Часто гораздо хуже, хотя в это довольно трудно поверить.
Он сжал ей плечи. Элли молчала, потрясенная мощной волной энергии, излучаемой его напряженным телом. Она чувствовала его всего: его пальцы, массирующие ее плечи, широкую грудь, покрытую завитками темных волос, силу и энергию, исходящую от его мощного мужского тела.
— Команчерос с трудом можно было назвать людьми, — продолжал он свой рассказ. — Они ненавидели всех и вся и готовы были уничтожать и убивать просто из удовольствия, включая друг друга. Но они были тесно связаны между собой своими кровавыми делами и самое большое удовольствие получали, издеваясь над беспомощными и слабыми. Они часто совершали набеги на Мексику, хотя время от времени рыскали и на американской территории. Кража людей с целью выкупа была одной из основных статей их дохода. — Он сжал руки на ее плечах, не замечая, что причиняет ей боль. — Банда из тринадцати человек напала на миссию, в которой находился сиротский дом, где я рос. Они убили отца Мендозу и других католических священников, затем забрали с собой старших детей. Они убили всех этих безоружных добрых людей, которые учили и заботились обо мне, просто так, почти без всякой цели.
— Это, наверное, было ужасно, — прошептала Элли с сочувствием. Руки на ее плечах чуть расслабились.
— Остальных детей продали в рабство. Я был выше и крепче других, поэтому они оставили меня при себе. Если я не слушался их приказов, меня секли кнутом.
Элли внутренне сжалась. Она стояла так близко, в кольце его рук, и, казалось, чувствовала весь тот ужас, который он пережил когда-то, а сейчас так ярко вспомнил.
Уверена, ты был слишком горд и упрям, чтобы охотно выполнять их распоряжения.
Он чуть улыбнулся.
Заметила это во мне? Ну да, я ерепенился, разум не возобладал и я не научился избегать наказаний. С тех пор я и научился блефовать, скрывать свою ненависть и вообще любые эмоции за маской безразличия. Я слушался, но не слишком охотно. К моему удивлению, они начали испытывать ко мне что-то вроде уважения за то, что я не согнулся перед ними. Они учили меня стрелять и драться на ножах. Наказание за слабость и промахи были ужасными. Но я все еще оставался рабом. Если бы я попытался бежать, меня не колеблясь пристрелили бы.
— Но ты все-таки освободился от них. Как?
— Сбежал, — коротко сказал Мэтт, отпустив ее плечи. Он ясно дал понять, что его рассказ окончен, и Элли не стала спрашивать, чтобы лишний раз не вторгаться в его память и. не бередить его раны. Она и так была глубоко тронута тем, что он поделился с ней такими болезненными страницами своего загадочного прошлого.
Элли испытывала неловкость, не зная, что сказать. Да и какие слова здесь могли бы подойти? Наконец она прошептала:
Мне очень жаль, что тебе пришлось пройти через все это, Мэтт. Но эти испытания хотя бы сделали тебя сильным, умелым, таким, как ты сейчас.
Он молча смотрел на нее несколько мгновений. Какая-то мрачная, горькая самоирония мелькнула в его карих глазах, вызывая в ней отчаянное желание помочь, утешить, унять боль.
Элли попыталась улыбнуться.
— Ну так как мне сделать этот глиняный раствор?
— Смешай с глиной немного воды, чтобы получилась консистенция жидкого теста, просто чтобы можно было намазать на тело.
Он повернулся к ней спиной. Элли присела и погрузила руки в землю. Холодная глина продавилась между пальцами, но она была слишком густая. Доведя ее до нужной консистенции, Элли зачерпнула две пригоршни жижи и взглянула на Мэтта.
Ее взгляд скользнул по мускулистым плечам, затем опустился ниже, к тонкой талии, к упругим, крепким ягодицам, обернутым одеялом. Мэтт был слеплен без изъянов, словно молодой языческий бог, но красная, воспаленная кожа напоминала о том, что и боги могут страдать. И это странным образом делало Мэтта более человечным, более привлекательным. Он вынес трудновообразимые страдания от рук команчерос, но выстоял, не утратив доброты и чувства юмора, словно бросая вызов своему прошлому.
И снова ошеломляющее возбуждение вспыхнуло в Элли, но на этот раз она чувствовала все по-другому. Она уже больше не была тоскующей по ласке и нежности невинной девочкой, взбудораженной открытием своей чувственности, осознание которой пришло к ней подобно вспышке молнии. Теперь ее чувство стало более простым, более сильным и всепоглощающим, как раскаты грома, перекатывающиеся в горах многократным эхом.
Элли поднялась, положила руки Мэтту на плечи и принялась размазывать тонкий слой глины, ощущая ладонями мощные твердые мышцы и сухожилия. Ее руки легко скользили, едва касаясь старых рубцов и воспаленных муравьиных укусов. Уже знакомые искорки побежали по ее собственной спине и ногам. Элли закончила, осторожно намазав влажными руками линию вдоль позвоночника.
Мэтт глухо застонал.
Она застыла, мгновенно забыв о своих собственных волнующих ощущениях.
— Я причинила тебе боль?
— Не так, как ты думаешь. Продолжай.
— Но я уже закончила. Я покрыла глиной всю спину. Ты можешь сам закончить остальное.
Мэтт тяжело вздохнул:
Я очень быстро слабею, Элли. Почти не могу наклоняться, меня сразу начинает тошнить.
— Я могу смешать глину и положить тебе в руки. — Он повернулся к ней лицом, покачав головой.
— Не думаю, что смогу сам справиться.
— Но что же мне делать?
Он поднял руку, указывая на грудь. Рука казалась вялой, почти безжизненной.
Моя грудь. Я не думаю, что смогу сам ее намазать. Не могла бы ты… — с надеждой произнес он. Его карие глаза лукаво блеснули.
Элли закусила губу. Вот мошенник. Его поддразнивания помогли ей выкинуть из головы ужасные воспоминания о его рассказе. Она решила поддержать его игру.
Наклонив голову, она сказала игриво:
— Всего несколько минут назад вас беспокоило то, что вы доставляете слишком много хлопот.
— Но это было до того, как я обнаружил ваш талант целительницы. У вас просто золотые руки, профессор.
Элли подхватила две пригоршни глины и протянула ему.
Вот эти руки? — спросила она сладким голосом. Прежде чем он успел ответить, она прижала ладони к его груди. Лишняя глина просочилась меж ее пальцев и потекла вниз.
Он посмотрел вниз, на свою грудь, на ее руки, на капли жидкой массы, стекающей вниз и капающей на землю.
Да, эти самые руки, — улыбнулся он . — Божественные руки. Полечи же мои раны, мой нежный ангел.
Глубокий бархатный голос обвил ее всю, как самая горячая ласка. Это он был ангелом — темным ангелом с мокрыми черными прядями, облепившими лоб, с колдовскими глазами, обещавшими запретные наслаждения, заставлявшими забыть все ее правила.
— Это было бы ужасно… легкомысленно с моей стороны, — еле слышно прошептала она, когда его сильные пальцы накрыли ее руки.
— Оказать помощь инвалиду? Я был когда-то сильным мужчиной, а теперь я совершенно беспомощный и полностью полагаюсь на твою поддержку.
Он сильнее сжал объятия и чуть ближе привлек ее к себе.
Ты наименее беспомощный человек, которого мне когда-либо приходилось встречать, — сказала она, задержав дыхание.
Ты очень удивишься. Прямо сейчас. Я все время твержу себе, что это будет страшная ошибка — поцеловать тебя, но чувствую себя беспомощным противиться этому желанию.
Изумление Элли было совершенно искренним. Мэтт хочет ее поцеловать?
— Скажи, что ты не хочешь этого, Элли. — Он низко наклонил голову, почти касаясь губами ее лица, но остановился, выжидая. Ее губы покалывало от его теплого дыхания. — Скажи “нет”, и я остановлюсь.
— Нет… то есть я не хочу, чтобы ты останавливался. Я… хочу, чтобы ты поцеловал меня.
Губы Мэтта в то же мгновение накрыли ее губы. Горячая волна прокатилась по ней от губ до кончиков ног. Сначала его губы двигались медленно, мягко, затем все сильнее, и каждое его движение было лаской, нежной и в то же время требовательной, наполняющей ее радостным возбуждением и ожиданием чего-то еще более волнующего. Ее руки скользили по его мокрой груди и плечам. Мэтт с силой прижал ее к себе, но по какой-то таинственной причине ей казалось, что этого недостаточно, ей хотелось быть еще ближе… Низкий стон желания сорвался с ее губ. Мэтт резко оборвал поцелуй.
Он чуть оттолкнул ее на расстояние вытянутой руки и опустил взгляд. Весь перед ее блузки был заляпан глиной. Жар в его глазах погас, и он сам как-то вдруг отдалился, а на его лице появилось выражение, от которого внутри У нее все поникло и сжалось.
Ты должна была остановить меня, Элли, — сказал он тихо. — Теперь ты вся в грязи.
“Господи, да что с того! Просто поцелуй меня еще!” пронеслось у нее в голове.
Мне эта блузка никогда не нравилась.
Едва касаясь, он провел согнутыми пальцами по ее щеке, оставляя грязный мокрый след. Кусочек холодной глины отвалился с его руки и упал ей на грудь.
— Черт! Я только все испортил.
— Я не возражаю.
— А должна была бы. Я сам могу закончить. Спасибо. — Момент был упущен. Элли Карлайл, археолог, могла читать научные журналы на трех языках, расшифровывать древние карты и письмена, осторожно выкапывать из земли сокровища. Элли Карлайл, женщина, не умела ничего, она даже не знала, как ей вернуть волшебное очарование этого поцелуя. Что же она сделала не так? Почему он оттолкнул ее? Очевидный ответ всплыл из самой глубины ее сердца.
* * *
Как же наивна она была, думая, что страсть всегда обоюдна, что страстное желание, разгоревшееся в одном, само собой зажжет и другого! Она отвела взгляд, почувствовав, как слезы застилают ей глаза.
Мэтт поспешно отвернулся от нее, чтобы скрыть как совершенно очевидное свидетельство своего возбуждения, так и боль, исказившую лицо. Он понимал, что эта жертва необходима, но от этого ему было не легче.
Вид глины на блузке Элли и ее лице вдруг ударил его ужасным напоминанием того, что она — леди, чистая, невинная и… весьма достойная. В то время как он… кто? Во-первых, распутный негодяй, едва не соблазнивший женщину, которая находится под его защитой. А также бывший раб и разбойник, игрок, перекати-поле без роду без племени.
Когда-то давно, когда он стоял над телами двух убитых женщин и, оглядываясь вокруг, видел пылающую деревню и бойню, устроенную команчерос, которую он не мог остановить, он торжественно поклялся всегда защищать женщин, слишком слабых и ранимых, чтобы выжить самим в этом жестоком, мужском, безжалостном мире. Но Элли была совершенно особенная. И она заслуживала кого-то более достойного, чем игрок с темным прошлым.
Сколько бы ни пытался Мэтт загладить грехи своей юности, они кровавым, позорным пятном лежали на его , и от них невозможно было избавиться.
Рассвет окрасил реку в золото, а легкие перья ков — в розовый цвет, когда Элли протянула Мэтту остывший отвар.
Мэтт послушно выпил всю коричневую жидкость и кружки и протянул ее Элли.
— Еще, пожалуйста, — сказал он, поморщившись. — Если я правильно помню, я должен был пить каждые тридцать минут или что-то около того, пока лихорадка не пройдет совсем.
— Я послежу за временем, — Элли кивнула на одеяло, которое разложила на берегу, подальше от муравьиной кучи. — Ложись и поспи, пока не потерял сознание.
Он хотел пошутить над тем, что она опять начала командовать. Больше того, он хотел поцеловать этот строго сжатый рот. Хотя бы для того, чтобы проверить, действительно ли она так охотно и страстно ему отвечала раньше или во всем виновато его воспаленное воображение?
Мэтт охотно опустился на одеяло. Его тело как-то сразу расслабилось без участия его воли, словно лучше его самого понимало, в чем он больше всего сейчас нуждается. Веки отяжелели, когда он рассеянно наблюдал за широким солнечным лучом, проникшим сквозь щель в восточной стене ущелья и осветившим противоположную скалу, которая вдруг вся засверкала.
Мэтт мгновенно очнулся от своего полудремотного состояния и поднял голову. Это было то самое — солнечный свет, заливающий скалу, точно, как в его видении. Скала, залитая солнцем, сквозь которую прошел кугуар — его дух-хранитель.
— Элли, — позвал он, резко поднявшись на ноги.
— Ты ведь хотел отдохнуть, — нахмурилась она.
— Надо обследовать эту стену.
— В самом деле? — сухо ответила Элли, скрестив на груди руки. — Это еще зачем?
Просто чтобы развлечь меня. Всплеснув руками в шутливом отчаянии, она двинулась прямо к скале, бормоча себе под нос что-то об упрямых янки. Сухой, доходящий ей до груди кустарник трещал и ломался, пока она продиралась сквозь него. Часть сухих веток возле самой скалы она сама сломала или пригнула к земле.
Мэтт осторожно шел за ней, стараясь уберечь кожу от цепких веток. И хотя он почти знал, что там увидит, он застыл от изумления, когда Элли отодвинула последние ветви, закрывающие поверхность скалы. Неприятный холодок пробежал по спине Мэтта, словно он прошел по чьей-то могиле.
Знак ягуара! — прошептала Элли едва слышно. — И он все это время был здесь, прямо под нашим носом!
Она провела пальцем по линиям, высеченным в скале. Изображение казалось полностью идентичным тому, что было на камне Мэтта. Она запустила руку в глубокую расщелину, вырезанную в камне ниже изображения, и почти мгновенно выдернула ее вместе с брошенным птичьим гнездом.
Ниша была вырезана здесь специально для талисмана! — Ее голос звенел от возбуждения. — Мэтт! Это здесь Ангус нашел твоего ягуара!
Мэтт вспомнил ивовые деревья и зеленые наконечники копий из своего видения — они символизировали лекарство, о котором он просто забыл. Но это основывалось на воспоминаниях его детства. Здесь же все было по-другому. Он был уверен, что никогда прежде не видел ни этой скалы, ни изображенного на ней знака. Рисунок был слишком хорошо укрыт от любопытных глаз временем и природой.
Элли повернулась к нему, ее лицо сияло торжеством.
Ты нашел его! Откуда ты узнал, где надо искать? — Странная дрожь прошла по спине Мэтта.
— Любое ваше предположение по этому поводу будет ничем не хуже моего, профессор.
— И что нам, черт побери, теперь делать? — прошептала Элли как раз в ту минуту, когда закатное солнце коснулось горизонта.
Перед тем как ответить ей, Мэтт опустился на одно колено за скрывающими их от чужого взгляда зарослями кустарника. Он уже мог двигаться вполне легко, не испытывая большого дискомфорта. Отвар из ивовой коры вдобавок к компрессам из глины почти полностью вылечил его. Лихорадка совсем прошла, и большая часть укусов зажила. Следы от самых злых укусов еще были видны ниже закатанных до локтя рукавов рубашки и уже начали покрываться струпьями.
Мэтт положил свой “винчестер” на поднятое правое колено. Элли почувствовала, как он взял ее за запястье, и придвинулась к нему ближе.
С того места, где они укрылись среди густой заросли деревьев и кустарников, им были хорошо видны четыре знакомые лошади, привязанные к коновязи возле хижины — Ангуса Макфи. Звуки ломаемой мебели и громкие злые крики слышались изнутри самой хижины. Раздался выстрел, что-то рухнуло. Элли сжалась, когда из окна вылетел пустой ящик из-под пороха и, перелетев через тропинку, с грохотом упал на камни.
Мэтт, казалось, никак не реагировал на то, что бандиты разгромили хижину и уничтожили все их припасы и снаряжение. Элли взглянула на его застывшее суровое лицо. Только теперь она поняла, почему он настоял на том, чтобы оставить лошадей подальше от дома и осторожно пробраться сюда, скрываясь за кустарником и деревьями.
— Ты подозревал, что Хейли приедут сюда, правда?
— Я подумал, что, пытаясь выследить нас, они в первую очередь вспомнят об этом месте.
— А откуда они вообще знают об этой хижине?
— Они были здесь, когда убили Ангуса, — мрачно ответил он. Используя винтовку, как палку, он поднялся с земли. — Можешь попрощаться со своим имуществом. Они сломают или украдут все, что попадется им под руку-
— И что нам теперь делать?
Вернуться в Санта-Фе и купить новые припасы. — “Как бы не так!” — подумала Элли. Она опустошила свой банковский счет, купив снаряжение и запас продуктов, которые в данный момент уничтожались бандой Хейли с такой дьявольской радостью. Но как она может объяснить Мэтту, что у нее больше нет денег, чтобы вложить в их совместное предприятие?
К тому же это задержит их в погоне за призом. Теперь, когда у Питера есть оба талисмана, у него появляется шанс найти сокровища Монтесумы первым.
— Сейчас самое худшее время, чтобы прервать наши поиски, — возразила Элли. — Ведь теперь, когда мы нашли знак ягуара, у нас появилась точка отсчета, чтобы найти все остальные. Я отказываюсь уезжать сейчас, Мэтт. Я знаю, как можно прожить, обходясь минимумом.
— Еда не самая главная наша проблема, — мрачно сказал он. — Мы не сможем выжить без боеприпасов. Во всяком случае, не сейчас.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сокровища Монтесумы - Кайл Кристин

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.28.

Ваши комментарии
к роману Сокровища Монтесумы - Кайл Кристин



Удивительно, что нет комментариев. Роман классный, читается на одном дыхании от начала до конца. Слог живой и яркий. Героиня отважная и вполне адекватная особа без истерик и ненужных самокопаний. А герой, нет слов, чудо какое-то, сильный, надежный, благородный и плюс ко всему красивый и добрый, с авантюрной изюминкой. Короче мечта, а не мужчина))) Если любите приключения, читать однозначно.
Сокровища Монтесумы - Кайл Кристинната
29.09.2012, 13.39





roman zamechatelnyj!
Сокровища Монтесумы - Кайл Кристинnemochka
30.09.2012, 1.23





Отличный роман!Когда читала, представляла, что смотрю фильм - так все живо и хорошо написано. Твердая 10.Сюжет очень интересный, много юмора и конечно любви!
Сокровища Монтесумы - Кайл КристинКатя
12.06.2015, 23.42





Очень интересный приключенческий роман! Здорово написано, легко читается, сюжет с умом и смыслом! Оставляет приятное послевкусие и улыбку!
Сокровища Монтесумы - Кайл КристинАнна
13.06.2015, 15.18





Интересный роман
Сокровища Монтесумы - Кайл КристинТаша
23.07.2015, 1.22





Роман чудесен
Сокровища Монтесумы - Кайл КристинАлла
11.02.2016, 14.00





Много нудятины, а так нормально
Сокровища Монтесумы - Кайл КристинЗоя
12.02.2016, 12.07





Много нудятины, а так нормально
Сокровища Монтесумы - Кайл КристинЗоя
12.02.2016, 12.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100