Читать онлайн Ты в моей власти, автора - Кауи Вера, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ты в моей власти - Кауи Вера бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ты в моей власти - Кауи Вера - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ты в моей власти - Кауи Вера - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауи Вера

Ты в моей власти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Клэр входила в дом — тихонько, так как было уже половина второго ночи, — в веселом расположении духа. Она только что ужинала у Молли и Клайва, устроивших некое предрождественское торжество, во время которого добрые духи, витавшие над ними в большом количестве, создавали вокруг атмосферу добродушия. Меньше чем через сутки Клэр уезжала домой. Они отпразднуют Рождество тихо, по-семейному. После смерти отца мать, казалось, утратила вкус к многолюдным торжествам. Теперь она предпочитала проводить праздники в кругу семьи.
— Только ты, Йен, Мойра с детьми, ну еще, конечно, тетушка Изабель, — сказала мать, когда они в последний раз говорили с Клэр по телефону. — Да, вот еще, скажи, пожалуйста, ты не хочешь пригласить к нам мистера Бернса?
— Он на Рождество едет в Америку.
— Ах, так! Ну что ж, мы будем рады ему в любое другое время. Возможно, к окончанию твоей работы у него… не знаю, когда это будет…
— Еще по крайней мере через полгода.
— Судя по твоему тону, ты уже ждешь не дождешься?
— Ты угадала.
— Ладно, дорогая, я рада, что у тебя все в порядке. Работа пошла тебе явно на пользу, не говоря уже о мистере Вернее.
— Да, надеюсь, он удовлетворен тем, что я для него делаю. Именно это и сказал ей Джейк, вручая большую коробку в красочной обертке с уведомлением: «Не вскрывать до Рождества!»
— Примите в знак моей признательности! — сказал он, всем своим тоном свидетельствуя, что крайне доволен Клэр. Сегодня он должен был ужинать с Кэролайн; может, вернулся домой, а может, и нет, однако перед отъездом в аэропорт Джейк собирался кое-что обсудить, вот почему Клэр и явилась сюда, вместо того чтобы отправиться к себе на квартиру.
Последнее время Кора-Сью сделалась с Клэр любезней, будучи явно счастлива провести Рождество на родине.
— Впервые за пять лет! — как сказала она.
«Странно: почему?» — думала Клэр. Рождество — единственный праздник в году, который принято проводить в семейном кругу. Джейк о возвращении домой говорил как-то странно, неопределенно. Клэр знала, что родители его умерли, что у него нет ни братьев, ни сестер. И о семейном круге говорить не приходится.
Она решила не закрывать входную дверь на засов: может быть, Джейк еще не возвращался. В котором бы часу он ни ложился, наутро Джейк неизменно появлялся свежий и бодрый; так было всегда. Казалось, он обладает неиссякаемым запасом энергии. Клэр направилась к лестнице, но едва поставила ногу на нижнюю ступеньку, как звон разбитого стекла заставил ее замереть от страха. Звон донесся из гостиной. Сначала Клэр подумала, что это грабители, но тут же сообразила, что в дом вломиться совершенно невозможно, так как он надежно оснащен множеством защитных приспособлений, и все это — последнее слово техники. Возможно, Генри еще не спит… Как и Джейк, он тоже сова. Однако, открыв дверь в гостиную, Клэр увидела, что это вовсе не Генри. Это был Джейк: развязанный черный галстук болтается на шее, рубашка выбилась из-под пояса, волосы взъерошены, щеки горят; он был сильно пьян. Джейк сидел, развалившись, в одном из больших кресел, а перед ним на тумбочке валялся разбитый бокал, остатки содержимого которого капали на ковер. Зажатая в руке бутылка наполовину опустошена; в граненой бутылке был его любимый «Джек Дэниэлс»; как раз в этот момент Джейк подносил ее ко рту. Услышав скрип двери, он поднял взгляд, насупился, и, глядя на него, Клэр невольно попятилась.
— Где, черт побери, вас носило? — воинственно рявкнул Джейк.
Не растерявшись, Клэр тут же заняла оборонительную позицию, проговорив умиротворяюще:
— Вы же знаете где! Я ужинала у Молли с Клайвом.
— Вам полагается являться, когда вы мне нужны!
— Я не подозревала, что нужна.
— Вы не подозревали! — передразнил ее Джейк. — Фу-ты ну-ты!.. Я что, говорю как-нибудь не так?
Клэр молчала, пораженная. Этот грубый, в стельку пьяный человек был совершенно не похож на того Джейка Бернса, которого она знала. На этого противно было смотреть, его противно было слушать, и Клэр уже знала на своем горьком опыте, к чему такое может привести.
— Я — известный любитель лошадей, но до вашего седла мне не допрыгнуть!
— Вы пьяны! — сказала Клэр как можно спокойней. — Мне кажется, вам лучше всего отправиться в постель.
— Будто вы не знаете — я там уже был! — Клэр поняла, что он имеет в виду Кэролайн, но тот, другой Джейк Бернс, каким она его знала, не был способен так по-хамски отозваться о ней. Роман с Кэролайн — его личное дело, и Клэр ни разу с того момента, как познакомила с ним свою подругу, не вмешивалась в их отношения. Самое лучшее, что ей оставалось, это немедленно уйти. Если у Джейка и произошла стычка с Кэролайн, Клэр было бы неприятно слушать, если Джейк станет изливать свои претензии первому встречному. Но, стоило Клэр повернуться, чтобы выйти, ее остановил резкий окрик:
— Я не разрешал вам уйти!
— Уже поздно, я очень устала…
— Очень устала! — насмешливо передразнил ее Джейк. — Вы только посмотрите, наша Снежная королева устала! Мне обрыдло до тошноты то, с каким презрением вы сверху вниз смотрите на нас, жалких плебеев!
— Имея в виду ваш рост и мой, можно только диву даваться, как это у меня получается! — ответила Клэр, стараясь вести себя естественно, но чувствуя, что ее все сильней и сильней охватывают тревога и даже страх.
— Прекрасно, черт побери, понимаете, о чем я говорю!
Клэр повернулась к нему:
— Если у вас какое-нибудь несчастье…
— Несчастье? Да что вы, черт побери, в этом понимаете!
Подумаешь, разок не повезло с браком, и уже вообразила, что несчастней ее во всем мире нет! Несчастье! Черт побери! Да вы и понятия не имеете, что это значит! Клэр была совершенно растеряна от такой внезапной и неожиданной атаки. «Это все алкоголь! — подумала она про себя. — Лучше с ним не спорить!»
— Так вы скажите, что я такого сделала? — вежливо спросила Клэр.
— Что сделали? Ну как же, проделали такую огромную работу! У меня целый список первоклассных контрактов длиной в целый километр, я ужинал с герцогами, с одним даже вместе охотился, я хожу на светские банкеты и здороваюсь за руку с Маргарет Тэтчер, я видел живьем английскую королеву!
— Мне кажется, это как раз то, чего вы хотели!
— Откуда вам знать, чего я хочу?
— Я знаю только то, о чем вы мне говорите, и делаю только то, о чем вы меня просите.
— Ну а если я чего-то не говорю, о чем-то не прошу — вы сами не могли бы догадаться, чего я хочу, сами могли бы понять, что именно мне нужно?!
«О боже! — ошарашенно подумала Клэр. — Может, он потому так разъярился, так напился, что я не пригласила его к себе домой в Шотландию на Рождество?»
— Да, вы безупречно выполняете мои поручения, даже чересчур безупречно. Водите меня туда, сюда, усаживаете за всякие высокопоставленные столы; вы с лихвой оправдываете те большие деньги, которые я плачу за ваши услуги! Вы открываете передо мной разные двери, но ни разу — ни разу! — сами передо мной ни на чуточку не раскрылись!
От изумления Клэр оцепенела.
— Да, вы взметнули меня вверх, но, клянусь дьяволом, вы одновременно швырнули меня вниз! Мои деньги вас полностью устраивают, а я, видите ли, нет! Да вы даже не видите меня; меня, Джейка Бернса, какой я есть… не хитрого американца, у которого денег больше, чем составляет государственный долг Англии, а меня как человека, не пачку «зеленых», а существо из плоти и крови!
Клэр открыла рот, но произнести ничего так и не смогла.
Ее охватил ужас. Джейк говорил о ней так, будто она самая отвратительная, самая чванливая из снобов.
— Это неправда! — наконец выдавила Клэр из себя дрожащим голосом.
— Нет, правда!
— Не собираюсь спорить с вами…
— Куда вам! Истинные леди в спор не вступают, не так ли?
Тут Клэр взвилась:
— Что вы покупали, то вы и получили! Я работаю на вас, мистер Бернс! За свои деньги вы приобретаете мои услуги, но не меня!
Клэр с силой рванула дверь и на пороге столкнулась с Генри.
— Ох, слава богу! — воскликнула она со слезами в голосе. — Он пьян, Генри… Я никогда его таким не видела…
— Вы бегите к себе. Предоставьте его мне. Ступайте, я знаю, что делать!
Клэр не надо было просить дважды. Поднырнув под локоть Генри, она кинулась прочь, но не наверх. Больше она в этом доме ночевать не останется, ни сегодня, ни впредь! Парадная дверь захлопнулась за ней, и последнее, что слышала Клэр, был пьяный рев Джейка:
— А ну, подите-ка сюда!..
Но она уже уносилась в такси, дрожа всем телом, потрясенная этим взрывом чувств, который только что сокрушил, поверг в прах восстановленное ею чувство собственного достоинства.
А между тем Генри подошел к Джейку, который в этот момент, встав с кресла, отчаянно раскачиваясь, кричал:
— Зачем ты ее отпустил — я еще не закончил с ней разговор!
— Вы-то, может, и нет, да она, мне кажется, закончила! — с укоризной произнес Генри. — Я-то думал, и мы с вами покончили с этим! Нехорошо это, я вам скажу!
— Откуда тебе-то знать, что для меня хорошо, а что плохо?
— Мне-то многое видно! Ну-ну, пошли, давайте-ка ложиться в постель… утро вечера мудренее…
Клэр все это показалось кошмаром; всю ночь она переживала потрясение, ужас, разочарование и страх, которые затем уступили место ожесточению и гневу. «Да что они за люди, эти американцы! — думала Клэр. — Почему они считают, что их всегда все должны обожать! Если бы знать заранее, ни за что бы не пошла к нему работать! Господи, да чего он ждал от меня?» Мысленно Клэр говорила о Джейке в прошедшем времени, так как твердо решила ни за что к нему на работу не возвращаться. Если она по каким-то параметрам его не устраивает, так пусть подыщет себе другую, более достойную. Клэр вся кипела, укладывая вещи, и не обращала внимания на телефонные звонки. У нее нет ни малейшего желания беседовать с Джейком Бернсом — ни сейчас, ни когда бы то ни было, если его поведение вчерашней ночью отражает его к ней отношение. Но то, что такой деликатный, приятный, такой блестящий и уверенный в себе человек, как Джейк Бернс, мог вдруг предстать в таком омерзительно-озлобленном пьяном виде, одновременно и потрясло, и огорчило ее. Что довело его до такого состояния? И Клэр решила в этом разобраться. В тот день она обедала с Кэролайн, которая вечером вместе с Рупертом вылетала на Карибские острова, где на Барбадосе у них был дом; но, появившись в ресторане, Клэр обнаружила, что Кэролайн уже там и с умным видом допивает вторую порцию мартини. «Так! — подумала Клэр. — Значит, стычка все-таки имела место…»
— Что случилось? — спросила она.
— Ничего. Все кончено — и хватит об этом!
— Руперт? — наигранно поинтересовалась Клэр.
— Боже сохрани… С ним бы я справилась. Джейк!
— Что он сделал?
— Скорее не он, а я.
Для Клэр забрезжил свет в конце тоннеля.
— Что же ты сделала? — спросила она.
— Влюбилась, можешь себе такое представить?
— О боже! — воскликнула Клэр, чувствуя, как все становится на свои места. — И, как я понимаю, без взаимности?
— Именно так! — грустно произнесла Кэролайн. — Даже и не знаю, как теперь быть. Это все случилось совершенно неожиданно. Ничего с собой не могу поделать. Предполагалось, что это так, легкое увлечение. Мне Джейк приглянулся, он ответил взаимностью. Я никогда не думала, что так затянет. Ты ведь знаешь меня! — Глаза Кэролайн наполнились слезами.
— Так это любовь… — Клэр в сочувствии потянулась к ней рукой.
Она знала, как Кэролайн благополучно лавирует в море многочисленных романов, как коротких, так и достаточно продолжительных, но одинаково для нее малозначащих; она неизменно первой доплывала до предельного буйка. Это стало для Кэролайн игрой, в которой она весьма преуспела. В отличие от Клэр никаких иллюзий в отношении любви она не питала и воспринимала любовь не иначе как пену шампанского, как что-то преходящее, готовое быстро утихомириться или вообще исчезнуть в мгновение ока.
— Ты Джейку сказала, что любишь его? — спросила Клэр.
— Разумеется, нет! Ты что, идиоткой меня считаешь? В любом случае у меня никаких шансов. Прошлая ночь стала для меня отставкой. Все кончено! Нет, не то чтобы он турнул меня под зад коленкой, но я почувствовала. Сама выступала в этой роли много раз. А убедило меня вот это…
И Кэролайн выложила перед Клэр браслет с бриллиантами и сапфирами.
— У-ух! — зачарованно произнесла Клэр.
— Такие браслеты дарят либо вначале, либо в финале.
Я получила это по завершении отношений.
— Но, может быть, ты ошибаешься…
— В отношении мужчин я не ошибаюсь никогда! Все кончено. Я поняла это, как только он вошел в спальню. Он был рядом, но как бы не со мной, если тебе понятно, о чем я говорю. — Ее глаза вновь наполнились слезами. — Скажи, что мне делать, Клэр? Что же мне теперь делать? — Кэролайн промокала слезы салфеткой. — Теперь я понимаю, что у тебя было с Рори. Я сама пропала, влюбившись в мужчину, которому мои чувства не нужны! Нет-нет, он был очень мил — любезней невозможно себе представить, но это был явный финал. — Кэролайн снова закрыла лицо салфеткой. — Любовь слепа… Я считала, что любовь и страсть — это одно и то же… Вот что происходит, когда путаешь значение слов!
— Ты поняла, чем вызвана перемена?
— Абсолютно нет! До этого все было чудесно, но я однажды поймала его взгляд и почувствовала, что это конец… Я умею читать эти знаки. Господи, с моим-то опытом! Когда он занимался со мной любовью, душа его была где-то далеко. При этом он оставался таким заботливым. Мне кажется, это хуже всего. Я так не умею. Я к проявлению доброты не привыкла.
— Да, Джейку свойственна доброта! — рассеянно, но искренне произнесла Клэр. — И все же что-то должно было вызвать в нем перемену.
— Я не смогла этого определить. Я бы сказала, он был несколько печален, думал о чем-то, мне недоступном. Радость ушла из наших отношений… Мне безумно хотелось утешить его, но я понимала, что этого как раз делать и не должна. — В голубых глазах Кэролайн по-прежнему блестели слезы. — Клэр, он страдает, и я никак не могу понять, в чем тут дело!
«Я тоже, — думала Клэр, — что-то его сильно гнетет! Может, он напился под воздействием чувства вины? Потому что понимал, что обижает человека, но ничего не может с собой поделать?» Ее прежний гнев испарился сам собой. Теперь Клэр испытывала лишь чувство щемящей жалости к Джейку. «Я совсем его не знаю! — думала она со стыдом. — Все-таки я плохо разбираюсь в людях!»
— Будь она проклята, эта любовь! — с отчаянием проговорила Кэролайн. — Она подкрадывается исподтишка и овладевает тобой, когда ты совсем того не ждешь! Как ты права, что отгоняешь от себя подальше всякие чувства! Любовь — это не какая-нибудь сентиментальная дребедень про седьмое небо, про луну и весну! Любовь — это когда болит…
«Да, — мысленно согласилась Клэр. — Это болит!»
— Так что же я сделала не так? — вскинулась Кэролайн. — Ну почему не смогла влюбить его в себя?
«Бедная Кэролайн! — думала Клэр. — Так долго оставалась в роли избалованной девочки, у которой под рукой любая игрушка, какую только можно пожелать! И вот впервые в жизни столкнулась с тем, что та, которая милее всех, не для нее!»
— Ну давай же, — мрачно вскинулась Кэролайн, — убеждай меня, что у меня все в полном порядке!
— Так ведь ты слишком рано начала! — осторожно заметила ей Клэр.
Кэролайн улыбнулась сквозь слезы и язвительно сказала:
— Может, если б ты успела в свое время набраться опыта, ты бы не попалась в капкан к первому попавшемуся смазливому мужику! — Но вот снова лицо Кэролайн помрачнело. — Хотя меня мой собственный опыт ничему не научил! — Она шмыгнула носом, промокнула глаза салфеткой. — Надо мне взять с тебя пример! — решительно произнесла Кэролайн. — Ближе чем на километр мужчину не подпускать и гасить ледяным взглядом любое его поползновение!
Клэр нахмурилась:
— Неужели я такой кажусь?
— Кажешься! Ты такая сейчас и есть!
— Боже! — выдохнула Клэр с ужасом.
— Нет, в самом деле. Я зря говорить не буду. У тебя сигнализация постоянно наготове, и, едва мужчина пересекает опасную линию, тотчас взвывают сирены. Если один мерзавец причинил тебе боль, это еще не причина для ссылки в Сибирь всех прелестей сексуальных отношений. Ты такая раньше была веселая! А теперь от тебя так холодом и веет. Даже Джейк говорит, что ты — как мороз в майский день!
— Джейк?
— Что ты так удивляешься? Он же американец. Они не такие чопорные, как мы, англичане, для них естественно проявлять к человеку живой интерес. Но Джейк говорил, ты с самого начала повесила на себя табличку: «Строго воспрещается!» Неужели ты собираешься всю оставшуюся жизнь смотреть на мужчин только сквозь прорези своей непроницаемой маски? Если хочешь жить праведницей, тогда и ступай в монастырь!
— Я пока не готова…
— Да готова ты, готова, от тебя так и веет холодом!
— Тогда чего же ты сидишь здесь со мной и пускаешь слезу в свой мартини? — зло спросила Клэр.
— Может, мне так хочется! Неужели ты не понимаешь, на что ты себя обрекла? Дала себе обет — больше никаких чувств! Как тот, кто бросил курить. Только в твоем случае ты не от табака отказываешься, а от любви! Понимаешь? От любви!
Клэр молча сидела, потрясенная до глубины души. Кэролайн нарисовала ей совершенно отталкивающий портрет Клэр Драммонд. Неудивительно, что Джейк так с ней говорил! Хуже того, все это чистая правда… Клэр поежилась, вспомнив, как Джейк сказал, что она смотрит на него сверху вниз. «Но мне и в голову не приходило, что все так ужасно выглядит со стороны! — мысленно пыталась оправдаться Клэр. — Единственное, чего я хотела, это доказать, что умею работать отлично! Ну и что? Стоило ли ради этого поступиться сердечностью и теплотой?» Оглядываясь на несколько месяцев назад, высветившихся под напором жестоких слов Кэролайн, Клэр вспомнила несколько примеров своего постыдного поведения, от которых ее бросило в жар. Она была до такой степени эгоистична в своем стремлении достичь поставленной цели, что перешла все границы здравого смысла, демонстрируя чрезмерную гордыню. «Неудивительно, — думала Клэр, — что он таким тоном разговаривал со мной! Он был абсолютно прав!»
— О, только, ради бога, не изображай трагедию! — раздраженно воскликнула Кэролайн. — Ведь это меня надо утешать, не тебя!
— С твоим характером ты всегда найдешь утешение! — заметила Клэр.
— Ишь ты какая! — обиделась было Кэролайн, но неиссякаемое чувство юмора возобладало, и она рассмеялась. И сказала, уже серьезно: — В том-то, зайчик, и состоит разница между мной и тобой! Я мигом вскакиваю снова в привычное седло. В то время как твою лошадь как будто кто-то украл и пристрелил. Послушай, почему бы тебе не поехать с нами на Барбадос? Там в это время года полным-полно чистокровных породистых жеребцов! Мы подберем тебе красивого, надежного, не слишком норовистого, чтобы поправить твои нервы…
Но Клэр уже решительно мотала головой:
— Нет, не могу! Да и бесполезно, Кэро, я пока еще к такому не готова. Прости, что я вела себя, как…
— Одержимая?
— Ну, это сильно сказано, хотя…
— Так и есть, дорогая! Неужели я стала бы тебе лгать? Разве я не говорю всегда правду в лицо?
Клэр кивнула, все еще не смея оторвать руки от пылающих ушей.
— Ну, в таком случае я могу на тебя рассчитывать, ты узнаешь, кто у него, я имею в виду Джейка?
— Послушай, Кэро, честное слово, это…
— Скажешь, не твое дело? Да брось, что за фанаберия такая! Ну уж нет, именно он твое дело и есть! Он твой патрон, да и как можно, относясь к работе с ответственностью, позволять первой попавшейся хищнице наложить лапу на своего шефа!
— Ты продолжаешь считать, что «надежда умирает последней»?
— Я полагаюсь на то, что ты присмотришь за ним ради меня.
— Ближайшие десять дней я его не увижу.
— О, Америка для меня угрозы не представляет! Такой, как Джейк Бернс, вполне устойчив на родной почве. Это наши, отечественные, набрасываются точно коршуны, поэтому без твоего присмотра он может увязнуть.
— Я ему не нянька! — раздраженно бросила Клэр.
— Видишь ли, я ведь не могу просить тебя выступить в любом другом качестве, верно? Скажем, попросить, чтобы ты его пригрела до поры? — И при виде выражения на лице Клэр Кэролайн продолжала: — Так я и думала! Значит, побудь ему нянькой. Я рассчитывала, что он отправится с тобой в Шотландию, но, по-моему, что-то побуждает его провести Рождество в Америке.
Клэр удержалась от того, чтобы признаться, что мысль о приглашении Джейка в Шотландию на Рождество попросту не приходила ей в голову. Для нее до недавнего времени не существовало ничего, кроме своей решимости утвердиться. «В качестве кого? — думала она теперь. — Железной леди?» К тому времени, как она усадила Кэролайн в такси, вино уже оказало свое воздействие, и Клэр, взяв другое такси, направилась в противоположную от намеченной сторону. Но Джейка дома не было. Дом был пуст. Ни записки, ни распоряжения. Клэр опустилась в глубокое кресло, в котором Джейк сидел всего несколько часов тому назад. В гостиной было прибрано, тихо, лишь тикали миниатюрные часы с позолоченным купидоном. «Ну вот, любуйся! — уныло думала Клэр. — Сама все испортила!»
Мать встречала ее в Инвернессе.
— Вид усталый! — сказала она, критически оглядев дочь. — Наверное, много работаешь?
— Нет-нет!
— Ладно, теперь-то уж сможешь недельки две спокойно отдохнуть. Будут только свои, и мы прекрасно, без шума, по старинке справим Рождество. Конечно, у местных жителей будут всякие празднества, но вплоть до Нового года никаких шумных торжеств не предвидится. Какое удовольствие было помогать матери украшать елку, выбирать большое полено, чтобы сжечь его на святки в камине Большого зала, слышать, как голоса близняшек эхом разносятся по комнатам и коридорам, любоваться новорожденной малышкой, которой в дни празднества предстояло крещение.
Рождество выдалось снежным; утром, когда Клэр проснулась, за окном все ослепительно сверкало. Основательно почистив перышки, Клэр испытала чувство вины, открыв подаренную Джейком коробку и обнаружив в ней роскошный кашемировый шарф от «Гэрмэ» с традиционным изображением лошадей. Она послала Джейку всего лишь поздравительную открытку! «Да, — с грустной иронией подумала Клэр, — по вине Рори в моем образовании остался существенный пробел: он не рассказал мне, что такое американцы! Счастье мое, что я схватываю все налету…»
Мать и все остальные члены семейства с любопытством расспрашивали про «ее американца».
— Скажи, в чем все-таки заключается его бизнес? — спрашивала мать.
— Он делает деньги!
— Все американцы делают. Я хочу знать, каким образом делает он?
— Ну, всякими махинациями. Он — чистый предприниматель.
— Но мистер Бернс, кажется, начинал с нефтяного бизнеса? — поинтересовался брат Йен.
— Это верно.
— Как жалко, что ты не привезла его к нам на праздники. Я бы с ним посоветовался. Есть тут одна нефтяная компания; зондирует почву в отношении земли, которую я приобрел в Сазерленде; хотят построить новый терминал. Твой американец как раз тот человек, который мог бы дать совет.
— Не понимаю, почему ты его не пригласила?! — с удивлением повторяла мать.
— Мне это просто не пришло в голову! — созналась Клэр.
— Что ж, времени впереди еще предостаточно!
«Так ли это? — думала Клэр. После той сцены у нее с Джейком не было никаких контактов. Он не дал ей знать, когда вернется и когда бы хотел видеть ее на рабочем месте. — Так мне и надо! — решила Клэр. — Должно быть, я действительно невыносима!» Откуда было Джейку знать, что возвращение в свет даже из деловых интересов стоило Клэр огромного мужества. Клэр рассматривала свою работу только в своих интересах. Понятно, что Джейк был так разъярен. И Клэр подумала:
«Тебе следует помнить, что он — американец! У нас даже языки различаются!» То, что он платит ей деньги, вовсе не мешает дружеским отношениям между ними. «Это все пагубное влияние Рори! — подвела итог Клэр. — Ты станешь прежней, только когда отучишься смотреть на людей свысока. Ты никогда не залечишь свои душевные раны, пока память о Рори не перестанет их бередить». И номером первым в ее планах на будущий год стояло: «Начать с чистого листа». Но вот в один прекрасный день, возвращаясь с близняшками после длительной прогулки по горам, где им посчастливилось увидеть рыжего оленя, внезапно вышедшего из-за деревьев на поляну, Клэр в изумлении остановилась при виде огромного американского автомобиля, стоящего на усыпанном гравием подъеме перед парадным входом.
— Гости приехали! — радостно вскричали близняшки и ликующе кинулись к дому в сопровождении возбужденно лаявших собак.
— Ну вот и вы! — ласково встретила их леди Драммонд. — Скорее грейтесь! Знакомьтесь, мистер Бернс, мои внуки:
Джейми и Хэмиш. Подойдите, малыши, поздоровайтесь!
Огненно-рыжие близнецы подошли к Джейку и вежливо поздоровались с ним за руку.
— Это ваша машина? — спросил Джейми.
— Моя.
— Ну и громадина! Она что, гоночная? Похожа на гоночную.
— Нет, но мчится быстро. Называется «Буревестник».
— Это потому, что летает?
— Ну что-то вроде этого.
— Быстро наверх в детскую! — негромко сказала бабушка, но это прозвучало для внучат как приказ. — Няня сейчас подаст вам чай… со свежими лепешками.
Ребят не пришлось просить дважды. Они мигом устремились вверх по лестнице. Клэр молча стояла в сторонке. Тут Джейк повернулся к ней и вежливо сказал:
— Мне понадобилось в Абердин; там должна состояться конференция по вопросам нефтяного бизнеса, в которой надо бы принять участие. И раз уж оказался поблизости, решил завернуть в ваш замок. Думал, может, потом подброшу вас в Лондон?
— Я очень рада, что мистер Бернс к нам заехал! — сказала мать.
— Как вы провели рождественские праздники? — все так же вежливо спросил Джейк.
— Очень весело, благодарю вас! А вы?
— Прекрасно! — прозвучало как-то слишком весело.
Вид у Джейка был усталый. Он был явно напряжен.
— Вы вернулись один? А как же Кора-Сью, Генри?
— Генри отправился наводить порядок в доме. А Кора-Сью осталась в Оклахоме. Она подхватила желтуху, и ей пока еще рано двигаться с места.
— Боже, ты вся промокла! — воскликнула леди Марго. На фоне ярко пылающего камина было видно, что рыжие волосы Клэр сплошь в блестящих капельках растаявшего снега; капельки даже повисли на концах ее темно-рыжих длинных ресниц. — Ну-ка быстренько беги, согрейся в ванне! Время пока есть. Булочки еще не вынимали из печи… Марш бегом! Я займу мистера Бернса.
Клэр пролежала в горячей пенной ванне минут десять, после чего надела темно-серые вельветовые брючки и свитер из тонкой шерсти более светлого оттенка. Причесала волосы, но не стала укладывать, а связала их сзади лиловой вельветовой ленточкой, слегка подкрасилась. В конце концов, отдых продолжается! Пригладив на себе свитер, Клэр повертелась перед зеркалом. Она испытывала какое-то непонятное волнение. Джейк приехал. По всей видимости, он намерен продолжать сотрудничество, несмотря на все свои обличительные слова; а это скорее плюс, чем минус! Вдохновленная этой мыслью, Клэр спустилась вниз.
После чая мать Клэр с присущей ей проницательностью сказала:
— Почему бы тебе, Клэр, не устроить мистеру Бернсу экскурсию по замку? Но, если соберетесь выйти, пожалуйста, оденься потеплей! Кажется, температура понижается.
Собаки, лежавшие у камина, поднялись и направились вслед за Клэр и Джейком.
— Так вот он какой, настоящий шотландский замок! — сказал Джейк. — Наверное, очень древний?
— Шестнадцатый век.
Клэр показала ему щиты и мечи, принадлежавшие давно усопшим Драммондам; мужские и женские портреты кисти Рейберна и Рейнольдса, изображения тех, кто на протяжении многих столетий обитал в этом замке. Джейк ко всему проявлял необыкновенный интерес, даже пытался приподнять один из мечей с двойной рукояткой, однако нисколько не смутился, когда оказалось, что это невозможно; лишь пожал плечами и сказал, восхищенно качая головой:
— Надо быть настоящим Голиафом, чтобы пользоваться в бою таким мечом!
— Вот и мой отец был твердо убежден, что наши предки были значительно сильней, чем мы.
— Должно быть, так оно и было. Такую штуку только краном можно поднять!
Повертев туда-сюда головой у портрета отца Клэр, Джейк заметил:
— Единственное, чем вы на него похожи, так это цветом волос!
— Верно, я пошла в материнскую родню.
Со стороны могло показаться, что Клэр держится натянуто, на самом деле она была вся поглощена мыслью, как бы ей так извиниться, чтобы это не прозвучало неумело или фальшиво. В отношении к ней Джейка она особенной перемены не почувствовала, ей лишь показалось, что его обычный оптимизм несколько поубавился. Даже в своем сарказме или нетерпении Джейк не терял бодрости духа. Он был не из тех, кто способен наводить тоску, скуку или хандру на других. И все же, хотя говорил он непринужденно, как и всегда, то и дело улыбался, что-то тревожило его. «Стоп! — с иронией подумала Клэр. — А не приехал ли он специально, чтобы навести мосты?» И едва она так подумала, как Джейк Бернс с присущей ему прямотой спросил ее без обиняков и напрямик:
— Вы здорово рассердились, что я приехал?
— Нисколько! — сказала Клэр. — Я рада. Мне бы хотелось извиниться, что не пригласила вас на Рождество. Мама была удивлена, что я поступила так бестактно.
— Знаете, я приехал сюда, чтобы объясниться за свое поведение! В ту ночь я был неуправляем. Даже в точности не помню, что я вам наговорил — я с похмелья никогда ничего не помню, — но, должно быть, что-то уж совсем отвратительное, иначе бы вы так не убежали. Генри устроил мне головомойку и сказал, что самое лучшее, что я могу сделать, — это извиниться.
— А вы, значит, чайку попили и передумали?
Джейк просиял улыбкой, в которой Клэр прочла радостное облегчение:
— Теперь я вижу, что прощен!
— Может, останетесь на уик-энд?
— К сожалению, не могу! Конференция начинается завтра. — Тут как бы походя Джейк бросил: — Не хотите проехаться со мной? Возможно, вам будет любопытно познакомиться с моим окружением?
«Раз уж решила — вперед!» — сказала себе Клэр. И вслух произнесла:
— Что ж, я с удовольствием!
— Отлично! Ну что, вернемся к вашим? Пока вы будете укладываться, я перекинусь словом с вашим братом, он что-то говорил про нефтяной терминал.
— Правда? Он вам будет очень признателен!
— Ради дружбы я готов помочь, чем могу, — пылко сказал Джейк.
— Какой приятный человек! — говорила леди Марго дочери, провожая их до машины. — Какая прелесть! — воскликнула она при виде автомобиля Джейка. — По сравнению с ним мой бедняжка «Мини» просто рухлядь! — Она тепло пожала Джейку руку. — Рада была познакомиться с вами, мистер Бернс! Непременно заезжайте навестить нас, если еще окажетесь в Шотландии, хорошо?
— Благодарю вас, непременно!
Когда они покатили по аллее, Джейк сказал Клэр:
— Теперь я знаю, какой вы будете лет этак через тридцать!
Снег перешел в дождь, но теплей не стало. Джейк включил отопление, а Клэр зарылась в песцовый воротник своего пальто. Ей сделалось так покойно, что потянуло в сон. Она потихоньку клевала носом и постепенно наклонялась все ближе к Джейку, пока наконец не уткнулась ему в плечо. В эти мгновения она впервые показалась ему такой слабой, такой беззащитной, совсем непохожей на ту холодную, невозмутимую, сдержанную особу, которую он научился ценить и уважать. Ему захотелось вспомнить, что он ей такого наговорил, отчего она убежала тогда такая возмущенная, но, по-видимому, он тогда настолько ополоумел, так что Генри открыто высказал ему свое неодобрение:
— Это вам не какая-нибудь дешевка! И не какая-нибудь там из ваших блондиночек! Она же настоящая леди, как можно с ней разговаривать так, будто она жалкая поденщица! Тут дело тонкое, тут без белых перчаток никак нельзя!
Вот почему Джейк проделал столь долгий путь к замку Драммонд. Ах, какое это оказалось сказочное место! Точно чудо Диснейленда, этот замок вставал среди древних, широко раскинувшихся долин: настоящая шотландская крепость высотой в семь этажей, с прямыми, лишенными украшений стенами, увенчанными множеством сказочных башенок; островерхие крыши, декоративная лепнина. А все семейство — ее семейство, — разве они все не сошли как будто со страниц известных сказаний? Дружные, непосредственные, заботливые друг к другу, особенно хороша мать! Джейк всегда считал, что мать — это всегда в какой-то мере будущее воплощение дочери.
Джейк сбавил скорость, чтобы сделать поворот перед последним отрезком пути до Абердина. Клэр слегка шевельнулась, что-то пробормотала бессвязное, вздохнула и снова погрузилась в дремоту. В полумраке автомобиля ее лицо казалось бледным цветком, нежным и хрупким; сочные губы слегка приоткрылись. «Так бы и поцеловал!» — подумалось Джейку. Но он тут же прогнал от себя эту мысль, переключив все внимание на дорогу.
До сознания Клэр дошло, что кто-то окликает ее, слегка трясет. Открыв подернутые дремой глаза, она увидела перед собой улыбающееся лицо Джейка.
— Ну же, Спящая красавица! Просыпаться пора! Приехали… — Куда? — сонным голосом проговорила она.
— В Абердин!
— Ах, да… — Клэр сбросила с себя сон. — Неужели я всю дорогу проспала?
— Да! И, судя по улыбке на вашем лице, вам снилось что-то приятное.
Тут Джейк увидел, как зарделись ее матовые щеки:
— Как же вы умудрились править, когда я спала на вашем плече?
— Автоматика! — Тут его глаза, снова прозрачные, как горный ручей, наполнились смешинкой, и он шаловливо добавил: — Чего не скажу про себя!
— Уж это мне известно. Видела ваших блондинок!
И Клэр тотчас же пожалела о том, что слетело у нее с языка.
Глаза Джейка погасли. Тогда она пролепетала первое, что пришло на ум:
— Номера заказаны?
— Да.
Тут Клэр улыбнулась Джейку виноватой улыбкой:
— Язык мой…
— Враг мой?
Его глаза снова ожили.
«Господи, что я делаю! — спрашивала себя Клэр, пока Джейк оформлялся в гостинице. Он взял номер с двумя спальнями. — Попалась! — злорадно говорила она себе. — Он все заранее рассчитал!»
— Хотите на сон грядущий пропустить в баре стаканчик? — спросил Джейк после ужина.
— Нет, спасибо! Пойду спать. Вы сходите, пообщайтесь с друзьями! Завтра утром я буду свежа и весела.
— О'кей! Встретимся за завтраком.
Клэр разбудили голоса. Взглянув на дорожный будильник, она увидела, что было два часа ночи. Один из голосов принадлежал Джейку. Его смех невозможно не узнать. Подумав, не очередная ли с ним блондинка, Клэр перевернулась на другой бок и снова заснула.
Первый день конференции прошел блестяще. Доклады, дискуссии по интересам, семинары, сутолока. Он познакомил ее со столькими людьми, что Клэр не могла упомнить всех имен, как не могла припомнить, чтобы когда-нибудь пила столько разных напитков. К ужину Джейк отказался от всяких приглашений и увел Клэр к столику, накрытому на двоих.
— Ну, что вы, зачем ради меня бросать своих друзей! — запротестовала она.
— Вы не обольщайтесь насчет всех этих дружеских приветствий. У каждого свой нож за пазухой. Так или иначе, — светлые глаза заблестели, — я предпочитаю ваше общество!
— Ну и чудно! — стараясь держаться непринужденно, сказала Клэр.
— Это вы — чудная!
«Но-но-но! — подумала Клэр. — Пусть я опустила планку, но вам по-прежнему сначала требуется получить визу!» Она прошлась взглядом по залу.
— Полно народу. Значит, здесь все играют в игру под названием «нефть», не так ли?
— Для меня это в прошлом, запасы не бесконечны. Вот почему пару лет назад я решил разнообразить свою деятельность, вложить средства в разные проекты, заняться чем-то иным. Хотя нефть дала мне возможность расправить крылышки…
— Так вы любите летать?
Очередная улыбка:
— Ну а как же!
Пробуя копченую лососину — Джейк, подобно Клэр, сделался ярым приверженцем этого блюда, — спросил как бы между прочим:
— Итак, какие планы на грядущий год?
— Зима — мертвый сезон. Многие разъезжаются по горнолыжным курортам, охотиться и тому подобное.
— Я не прочь поохотиться!
— Ну тогда я попробую устроить вас поохотиться на недельку, — непринужденно сказала Клэр. — А потом у нас Туикнем.
— А это что такое?
— Это стадион, где происходят международные соревнования по регби. Я уверена, стоит мне упомянуть имя моего брата Фергуса, и я смогу достать нам с вами билеты. Он играет за один известный клуб.
— Что, такой спрос? — В этом матче англичане играют против французов, поэтому наберется огромное количество народу со всех Британских островов — около шести тысяч человек.
— Звучит убедительно, — радостно отозвался Джейк.
— А как насчет гольфа? — спросила Клэр.
— В гольф не играю.
— А в теннис?
— Можно — да, можно — нет!
— Хорошо, тогда попозже активней займемся поло. Ну а рыбная ловля?
— Занимался, но это меня не привлекает.
«Понятно, — отметила про себя Клэр, — слишком медленное для вас занятие!» Джейк Бернс любил только динамичные игры.
— Тогда могу предложить стипль-чез! — решительно сказала Клэр.
— Вот это я понимаю!
— Ну еще в марте, конечно, Челтнем!
— Вот на эти скачки обязательно надо! — согласился Джейк. — Ходим на все, что касается лошадей.
— Хорошо! — сказала Клэр. — Организую!
Они оба рассмеялись, и вдруг Джейк увидел, как Клэр резко изменилась в лице. Чей-то вкрадчивый голос произнес:
— Дорогая, незабываемая Клэр! Какой, с позволения заметить, приятный сюрприз!
Клэр побледнела как полотно. Джейк увидел, что зрачки у нее расширились от ужаса, казалось, ком застрял у нее в горле. Она не подняла глаз на человека, остановившегося у их столика, и когда наконец заговорила, слова шли у нее с трудом:
— Я бы так не сказала!
— Как я вижу, ты все таишь на меня обиду?
— В этом исключительно твоя заслуга!
Клэр по-прежнему не поднимала головы, сидела, уставившись вперед немигающим, невидящим взглядом. «Да она, черт побери, умирает от страха!» — в изумлении подумал Джейк. Он поднял голову. Мужчина был очень высок и необыкновенно хорош собой. Ярко-голубые глаза, волосы цвета шерсти породистого ирландского сеттера. Внешность этого человека инстинктивно вызвала у Джейка отвращение.
— Я-то уже надеялся, — обиженно протянул зловеще-слащавый голос, — что для тебя все прошло и быльем поросло!
— Ты — единственное в моем прошлом, что хотелось бы забыть!
Голос Клэр дрожал, и Джейк видел, что она держится из последних сил.
«Черт побери! — думал Джейк. — Какой ужас! Хотя теперь многое становится понятным. Почему она отстранялась, стоило подойти к ней слишком близко. Почему всегда казалось, будто она окружена каким-то силовым полем. Все из-за этого мерзавца! — Джейк видел, как руки Клэр вцепились в скатерть; длинные пальцы побелели, напрягшись. — Да пошел он к дьяволу!» — решил Джейк, но не успел подняться, как услышал над собой голос, насмешливо пророкотавший:
— Ты была всегда так неуемна в своих страстях… Не представишь ли мне своего друга?
Голубой взгляд с любопытством прошелся по Джейку, оценил покрой и цену твидового пиджака, полосатой рубашки, блеклых легких брюк, скользнул к часам на запястье.
— Надо ли? — проговорила Клэр дрожащим от отвращения голосом. — Или у тебя те же проблемы с приобретением своих?
Джейк заметил, как вспыхнули голубые глаза, однако Клэр уже обрела устойчивость.
— По крайней мере, в одном ты осталась прежней. Язык у тебя такой же острый. Ты лелеешь свои обиды, Клэр, я же залечиваю свои раны. — Повернувшись на каблуках, мужчина неторопливо направился прочь.
Джейк увидел, что Клэр прикрыла глаза, и махнул проходящему официанту:
— Бренди — дважды, двойной!
Джейк придвинулся к Клэр на диванчике, обхватил ее рукой. Она была напряжена, как струна.
— Все в порядке, он ушел!
Клэр не отвечала. Лицо оставалось смертельно-бледным, на лбу и над верхней губой поблескивали влажные капли.
Официант принес бренди, и Джейк поднес стакан к губам Клэр.
— Ну-ка, глотните! Это вам необходимо!
Клэр попробовала глотнуть, но тут же отстранила стакан. И прижалась к Джейку, как бы ища защиты. Как всегда, от нее исходил запах роз. Джейк молчал, не выпуская ее из объятий, пока ее напряженность не перешла в дрожь; Клэр дрожала так сильно, что сотрясался столик.
— Только слово скажите, и я проучу этого гада! — с готовностью предложил Джейк.
— Не надо! — проговорила Клэр и повторила более решительно: — Не надо! Вам незачем впутываться! Не дай бог связаться с ним. Он злобный и мстительный человек, который никому и ничего не прощает. Он и с вами готов свести счеты, хоть почти вас не знает, причем самым низким образом!
— Вы так говорите, будто знаете его как облупленного! — осторожно заметил Джейк.
Клэр зашлась смешком:
— Мне ли его не знать! Это мой бывший муж.
— Ах, так это он? — воскликнул Джейк, про себя подумав: «Как она могла выйти за такого!»
— Я уже два года как с ним разведена. С тех пор его не видела.
— Скажите, бога ради, что же он вам сделал, отчего вы так его боитесь?
— Мне бы не хотелось об этом говорить! — Клэр произнесла это так, что у Джейка возникло желание немедленно вскочить и расквасить физиономию этому типу. — Простите… — продолжала нервно Клэр. — Я вам испортила ужин… Но просто… его появление привело меня в полное смятение! — И печально добавила: — Боюсь, что так будет всегда!
— У меня по-прежнему чешутся руки смазать ему как следует по физиономии.
— Пожалуйста, не надо! Этот человек опасен — он не знает, что такое честная борьба!
— Обещаю, пока я рядом, вам нечего его бояться!
— Где он? — спросила Клэр, все еще не решаясь оглядеться по сторонам.
Джейк осмотрел зал:
— В ресторане его нет.
Клэр медленно выпрямилась, украдкой обвела взглядом большой зал.
— Он ушел! — повторил Джейк. «Но незримо присутствует!» — добавил он про себя.
— Давайте теперь ваш бренди!.. — Клэр залпом осушила стакан.
— Послушайте, — напрямую предложил Джейк, — может, нам лучше немедленно отсюда убраться? Если этот тип вертится где-то поблизости, вам тут делать нечего.
Было видно, что Клэр переживает внутреннюю борьбу. С одной стороны, она готова была немедленно убежать. С другой — ей было стыдно и неудобно. «Черт побери! — думал Джейк. — Вечно эти британцы страдают от своих надуманных приличий! Ну почему они считают, что чувств надо стыдиться? Любое проявление человеческого чувства — „возмутительный признак дурного тона“!»
— Нет-нет! — наконец произнесла Клэр, подтверждая подозрения Джейка. — Вы ведь приехали сюда на конференцию! Я выступаю лишь в роли попутчицы. — Тут на ее лице наконец появилась улыбка. — Как я могу позволить, чтобы вас из этого города изгнал какой-то бандит-шотландец!
— Могу ли я думать о делах, если с вами что-то серьезное происходит? Подумаешь, будут еще другие конференции! Мы можем немедленно встать из-за стола и отчалить. О'кей?
— Но это нехорошо с моей стороны — навязывать вам свои беды…
— У нас на родине нехорошо — это когда люди не делятся друг с другом своими бедами!
Клэр кинула нетерпеливый взгляд в сторону вестибюля гостиницы:
— Не стану отрицать, мне бы лучше поскорей исчезнуть отсюда!
— Значит, едем!
— Тогда, может, поездом? Я не могу позволить, чтобы вы пробыли за рулем всю ночь, иначе я тоже сяду за руль.
— По этой части никаких возражений! Будем вести по очереди.
Уже через полчаса они мчались на юг. Массивный автомобиль легко летел по шоссе. Клэр в основном молчала, как, впрочем, и Джейк. Она уютно устроилась на переднем сиденье и молча смотрела вперед, в темноту. Джейк чувствовал переполнявшее ее отчаяние, которое обволокло их обоих, точно густой туман. Постепенно Клэр погрузилась в сон, но, когда автомобиль спускался с гор, проезжая через охотничьи угодья Нортумберленда, Клэр беспокойно заерзала, стала издавать какие-то неясные звуки, порой роняя нечленораздельные слова, и вдруг тем самым звонким голосом, каким обычно демонстрировала свою надменность, если не сказать холодность, она отчетливо проговорила:
— Нет, я не буду! — Затем менее уверенно: — Не хочу… — И уже совсем жалобно: — Пожалуйста, Рори, не заставляй меня… — Голос Клэр сорвался на рыдания, и она продолжала твердить испуганно, умоляюще: — Пожалуйста, не надо так, больно, Рори… хватит… прошу тебя… О, Рори, не надо! — выкрикнула она, голос сорвался, у нее судорожно перехватило дыхание.
Джейк резко нажал на тормоза. Он склонился над Клэр, и, должно быть, она почувствовала это, потому что ресницы у нее дрогнули, приподнялись. В слабом свете звезд она увидела, как что-то темное нависает над ней, и тотчас выставила вперед обе руки, чтобы защититься.
— Черт побери! — в сердцах воскликнул Джейк, и звук его голоса тотчас вернул Клэр к действительности, и едва она поняла, где она и кто перед ней, тут же ее щеки ярко запылали от смущения.
— Клэр…
Она метнулась в сторону.
— Простите… дурной сон, — пролепетала она, пряча глаза. — Простите! — снова повторила Клэр. — Мне снова привиделся Рори…
— Мне и самому иногда снятся кошмары. — Судя по его тону, Джейк знал, что это такое.
— Мне уже давно ничего подобного не снилось… Решила, что совсем избавилась от этого.
— Неожиданное потрясение, вроде того, что с вами случилось в ресторане, способно выбить человека из колеи…
— Он истерзал мне душу! — горько сказала Клэр.
— Надо мне было проучить его!
— Он бы перед вами в долгу не остался! Рори был чемпионом по боксу в Оксфорде, пока его не исключили. — Вялая улыбка едва мелькнула на губах. — Вы очень добры! Простите, что доставила вам столько беспокойства!
— Разве я жалуюсь?
— Я не имею права загружать вас своими проблемами…
— Это что, по-британски вежливое напоминание, чтобы не совал нос не в свои дела?
— Скорее предостережение. Который час?
— Двадцать минут первого. Что вы скажете, если мы остановимся и выпьем чашку кофе на ближайшей бензоколонке?
Клэр снова улыбнулась:
— Не ждите ничего приличного!
— Что ж, посмотрим!
Отпив глоток, Джейк поморщился.
— Я вас предупреждала! — сказала Клэр и рассмеялась.
— Ну хотя бы ради проверки стоило!
— Послушайте, можно я теперь поведу? — предложила Клэр, как только они направились обратно к машине. — Я не устала.
— Идет! — согласился Джейк, так как боялся уснуть за рулем.
«Да что же между ними такое, черт побери, произошло?» — недоумевал Джейк, пока Клэр заводила двигатель. Джейку никогда еще не приходилось видеть в людях такого страха. Теперь понятно, отчего Клэр держалась так холодно, так отстранение Скорее всего она всем мужчинам делала от ворот поворот. Эта краткая сцена в ресторане многое объясняла, но не могла объяснить одного: как могла такая женщина, как Клэр Драммонд, с ее интеллектом, тонким вкусом, выйти замуж за такого мерзавца! Джейку нравилась Клэр, он ею восхищался. «Она такая гармоничная, такая цельная личность! Ничего, я еще доберусь до тебя, Рори Баллетер… Хотя ведь он, кажется, лорд? Значит, обладает связями. Ну и что, а у меня деньги! Посмотрим, что сильнее!» И, удовлетворенный ходом своих мыслей, Джейк прикрыл глаза и уснул.
Когда проезжали Дарем, Джейк уже полностью отключился от внешнего мира. Клэр прибавила газу, выехав на скоростное шоссе. Машина бешено устремилась на юг, словно спасаясь от злых духов. Клэр вдруг почувствовала, что тихонько плачет, но слезы были не способны растопить тяжкий ком душевных мук. Клэр приоткрыла окошко, в надежде, что ветер осушит ей щеки; руки судорожно вцепились в руль. Бросив взгляд на спидометр, она увидела, что летит со скоростью девяносто миль в час. И слегка отпустила педаль акселератора. Когда съехали в темноте с магистрали у Хендона, Клэр почувствовала облегчение и уверенность. Остановившись на красный свет, глянула на себя в зеркальце: бледное, напряженное лицо, со следами высохших слез на щеках. В это время Клэр увидела, что Джейк проснулся и смотрит на нее.
— Уже недалеко, — сказала она, когда переключился свет.
— Как вы? Не устали?
— Нет, но так хочется чашечку кофе, приготовленного Генри!
— И мне… — Джек выпрямился, зевнул, пригладил волосы руками. — Вы отлично водите.
— Уже много лет езжу в Шотландию и обратно.
— Ну вот, мы уже почти дома, теперь все в порядке. — И, как бы между прочим, Джейк сказал: — Я тут вот о чем подумал. Почему бы вам не переехать к нам в дом? Места там предостаточно, а поскольку Коры-Сью пока нет, мне может понадобиться кое-какая помощь… Вы ведь умеете записывать под диктовку?
— Умею.
— Если не возражаете, я вас с удовольствием подключу к своему бизнесу.
— Нисколько.
Клэр понимала, ради чего это делается, и была так благодарна, что чуть снова не расплакалась.
— О'кей! Пока не вернется Кора-Сью, поживите с нами.
Снова их взгляды встретились в зеркальце.
— Спасибо! — тихо сказала Клэр.
Он ободряюще, ненавязчиво улыбнулся:
— Мы же друзья!
Тут Клэр решила воспользоваться моментом:
— Я как раз хотела поговорить с вами насчет этого. Простите, что я вела себя… ну, то что Кора-Сью называет «выдрючивалась»! Мама совершенно справедливо выговаривала мне за дурацкое поведение и за то, что я не пригласила вас в Шотландию на Рождество. Мне бы очень хотелось, чтобы мы были друзьями, пока я считаюсь вашей служащей.
— Я никогда не относился к вам только как к служащей!
— Знаю. Тут я сама виновата. Простите.
Она произнесла это просто, не формально. Джейк почувствовал, что Клэр говорит искренне, и был настолько тронут, что с трудом скрыл смущение. Так что же, черт побери, он наговорил ей в ту ночь? Он до такой степени набрался бурбоном, что память полностью отшибло. «Что бы я ей ни сказал, — думал он теперь с облегчением, — сейчас у нас все о'кей!» Он был рад, что Клэр не отказалась переехать к нему в дом, ей будет гораздо безопаснее в обществе двух мужчин, которые способны ее защитить. К тому же с его стороны это лучшая форма извинения: без увиливаний, но и без унижения себя. И она молодчина, умеет себя вести во всякой ситуации, кроме тех, в которых присутствует ее бывший муж. Тут она теряет над собой всякий контроль. Клэр Драммонд — истинная женщина. Просвещенная, не ханжа, в ней сильно ощущается сексуальность, но без вульгарности. Познакомившись с Клэр, Джейк впервые понял, что такое аристократка.
— Значит, решено! — сказал он. — Вы переезжаете немедленно!
— Да! — И вздох ее выражал полное согласие. — Решено!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ты в моей власти - Кауи Вера

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

Часть вторая

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Часть третья

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ты в моей власти - Кауи Вера



Прекрасный роман, читала с удовольствием. Как полностью перевернулась судьба ГГ, какой муж красавец, спортсмен двуличная скотина, садист и в конце встреча,любовь, нежность, но страсти маловато.
Ты в моей власти - Кауи ВераЛика
3.08.2012, 18.49





Читала лет 8 назад, обажаю эту книгу!вот нашла ,буду читать и наслаждаться!
Ты в моей власти - Кауи ВераЭмма
18.10.2012, 20.01





Интересно, сюжет захватывает,НО на мой взгляд, слишком уж много трагичного происходит в жизни каждого из героев. Нет легкости от прочтения.
Ты в моей власти - Кауи ВераКаролина
19.10.2012, 13.28





не смогла дочитать(, стало скучно
Ты в моей власти - Кауи Веравиола
19.10.2012, 14.26





.Книга затронула до слез,необычный сюжет держит в напряжении.Жаль ,что низкий рейтинг.Читаю
Ты в моей власти - Кауи Вератата
19.10.2012, 15.29





Роман интересный,но очень длинный и не много кроважадный. Насилие пресутствут. Что-то в духе Шелдона
Ты в моей власти - Кауи ВераОльга
19.10.2012, 21.19





Господи, ели дочитала. Задумка сюжета хорошее, но так нудно написан, затянут, и ГГ-ня не понравилась.
Ты в моей власти - Кауи ВераНастя
20.10.2012, 7.58





Да, мне тоже показалось что затянут слишком, и как-то написан скучновато, хотя возможно тут дело в переводе. Задумка в принципе неплохая.
Ты в моей власти - Кауи ВераЮлия Р.
23.10.2012, 10.54





очень интересный роман
Ты в моей власти - Кауи ВераНелли
25.01.2013, 19.55





Очень сильно и страшно. Влюбиться и полюбить можно, не понимания, кто этот человек. Советую прочесть. Есть и отличный любовный роман, и триллер
Ты в моей власти - Кауи ВераКэт
25.01.2013, 20.28





Прочитала роман,казалось что все происходит со мной,таким ярко выраженным к жизни он мне показался!?Таких мучений,к-е пережила Клер,не дай Бог никому!!!
Ты в моей власти - Кауи ВераОКС
21.08.2013, 11.29





А я никому ничего не скажу. Зачем дур ориетировать
Ты в моей власти - Кауи ВераЗая
21.08.2013, 12.06





Сильный роман,печальный.Гг жертва мужа садиста смогла выстоять,пережить кошмар,найти в себе силы поверить в любовь.Мне напоминает роман "Голубоглазый дьявол"
Ты в моей власти - Кауи ВераТатьяна
18.10.2013, 1.51





А я полностью согласна с Заей
Ты в моей власти - Кауи ВераАкулина
10.11.2013, 10.12





Да, именно так- очень сильно и страшно. Романы, как любовь, есть ваниль, есть ... Жесткач разный. Прочитать стоит
Ты в моей власти - Кауи ВераМила
10.11.2013, 10.42





очень тяжелый роман.но стоит того чтобы прочитать.мна напомнил книгу Раевской Людмилы "За любовь".
Ты в моей власти - Кауи Верататьяна
31.01.2014, 21.44





Очень интересно, читайте.10
Ты в моей власти - Кауи ВераВ.А,
24.06.2015, 22.00





Интересный, но слишком затянут. Долго читала... но бросить даже и в мыслях не было.
Ты в моей власти - Кауи Вераив
24.11.2015, 21.38





Интересный, но слишком затянут. Долго читала... но бросить даже и в мыслях не было.
Ты в моей власти - Кауи Вераив
24.11.2015, 21.38





никахих чувств. автор не может погружать читателя в состояние реального времени. Как будто читаешь со стороны. Ни эмоций, ни переживаний. Сюжет интересный, а вот исполнение....? Даже описание издевательств мужа, не вызвало переживаний за героиню , да простит меня читатель за тавтологию . Все очень просто, и поверхностно! Любительницам Симоны Вилар, Полины Раевской, Шенон Дрейк, Ульяны Соболевой этого автора не рекомендую, разве что отдохнуть от книг, и прочитать банальный, пустой роман.
Ты в моей власти - Кауи Верагость
7.12.2015, 17.20





Роман на троечку. Сюжет хороший, а вот исполнение...? Автор не обладает способностью погружать читателя в атмосферу героев романа. Читаешь поверхостно, не испытываешь глубоких эмоций, даже издевательства Рори не трогают, потому что идет все с позиции описания действий, а не с внутренних переживаний героев. Все банально, приметивно. поверхностно. Любителямrn Симоны Вилар, Хизер Грэм ( Шенон Дрейк), Полины Раевской, Ульяны Соболевой, Ольги Горовой этот роман не читать
Ты в моей власти - Кауи Верагостт
7.12.2015, 17.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100