Читать онлайн Ты в моей власти, автора - Кауи Вера, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ты в моей власти - Кауи Вера бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ты в моей власти - Кауи Вера - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ты в моей власти - Кауи Вера - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауи Вера

Ты в моей власти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

В облицованном розовым мрамором вестибюле дорогого многоквартирного дома ее встретил привратник, и, пока тот справлялся по телефону, следует ли пропустить Молли, она оглядывалась вокруг.
«Судя по всему, дела у них идут хорошо! — решила Молли. — Снять квартиру в таком высотном доме стоит баснословных денег!»
Привратник повесил трубку и вышел из-за конторки, чтобы проводить ее к бронзовым дверям лифта.
— Милорд Баллетер занимает пентхаус! — провозгласил он важно, и дверцы лифта сомкнулись. Рори поджидал ее среди изобилия зеркал, хрустальных люстр, зеленых растений в гостиной с ковром, в котором, казалось, ноги утопают по самые щиколотки.
— Гм-м, мило! — оценила Молли довольно-таки лаконично.
Рори сказал со смешком:
— Высоковато, конечно, но отсюда великолепный вид!
Молли прикусила язык, чтобы не сказать колкость. «Скажи спасибо, что у тебя есть Клэр!» — чуть было не произнесла она. Теперь можно бы извиниться за свой стремительный, без оповещения отъезд из Парижа. Прошло уже полгода с тех пор.
как она кинулась домой в Ньюкасл к больному отцу, находящемуся в больнице на искусственном дыхании без надежд на выздоровление. Ему давно следовало бы сделать пересадку сердца, но вот уже несколько месяцев все не удавалось найти подходящего донора. «Есть еще кое-что на свете, — с горечью думала Молли, сидя у изголовья отца и надеясь, что он выкарабкается, — чего ни за какие деньги Армстронгов не купить!»
И отец держался; двое суток после ее приезда он боролся со смертью, и тут как раз ночью в больницу привезли юношу с тяжелейшими травмами черепа; он разбился на своем «Кавасаки», врезавшись на объездной магистрали Ньюкасла в грузовик для международных перевозок. Он скончался, не приходя в сознание, в кармане его кожаной куртки было обнаружено удостоверение донора. Мать юноши, убитая горем, дала свое согласие, и Джорджу Армстронгу вместо старого сердца, изношенного за полсотни лет тяжелого труда, пересадили сердце двадцатилетнего человека.
Молли радовалась, видя, как розовеет серое лицо отца, как после слабой немощи он обретает силы и свое такое привычное чувство нетерпения. Не прошло и недели, как от отца уже было шуму, как от Саутерпойнтского маяка, он уже вовсю строил планы возврата к работе.
— Утихомирься! — останавливала его Молли. — Сам подумай, неужели я теперь тебе позволю по-прежнему работать шестнадцать часов в сутки и питаться как попало? Наймем управляющего. Чтобы был вдвое моложе и вдвое крепче здоровьем. Наверняка есть где-нибудь подходящий человек, вот я его и найду! Поиски заняли три месяца, но все-таки Молли наконец нашла то, что искала. Отец продолжал формировать политику предприятия и оставался главным консультантом. Молли пробыла дома еще месяца три, пока управляющий привыкал к делу; и только после этого вылетела обратно в Париж. Едва взглянув на жену, Клайв заметил:
— У тебя усталый вид! Тебе необходимо как следует отдохнуть и поправить свое здоровье. Мне предоставили длительный отпуск. Отправимся на юг и поваляемся на солнышке месяца два. Они поселились на восхитительной вилле в Монте-Карло, хозяином которой был старый приятель Клайва по учебе в Оксфорде. Парк вокруг был изумителен, обслуживание предупредительное, и располагалась вилла как раз вдоль той трассы, по которой на ближайшей неделе должны были проходить гонки «Гран-при Монако». Первые несколько дней Молли провела, нежась в бикини под солнышком, то и дело радостно восклицая:
— Наконец-то я добралась до тепла!
Пока она загорала, Клайв сообщал ей все последние слухи, как и то, что Баллетеры в спешке покинули Париж. Бруно де Соуза тоже отбыл в Бразилию. Французская полиция арестовала в Марселе громадную партию кокаина, произведено было несколько арестов, однако это коснулось лишь тех, кто непосредственно занимался контрабандой. Финансировали эту операцию Рори Баллетер со своим сообщником, но сам факт доказать было невозможно.
— Цена этого кокаина на черном рынке двадцать миллионов франков, — сказал Клайв. — Баллетер нажил бы на нем целое состояние, сумей он получить свою долю от этой сделки.
— Что ж, Клэр, наверное, уже и растратила не меньше! Ее наряды были сказочны, не говоря уже о драгоценностях.
— Интересно, они у нее сохранились?
— Не думаю, если Рори так погорел. — Молли глубоко вздохнула: — Тем не менее я чувствую себя виноватой. Если бы я смогла ее предупредить!
— Так ведь они же успели улизнуть!
— Верно, но я не могу избавиться от мысли, что она, возможно, считает, будто я с тех самых пор отвернулась от нее!
Я писала ей в Баллетер-хаус, но ни разу не получила ответа.
— Возможно, их там сейчас нет.
— Бог знает, где они сейчас! — Молли снова вздохнула. — Где они и что делают. Но я всем сердцем чувствую, все идет не так, как хотелось бы Клэр.
— Я никогда не понимал, как Клэр, такая славная молодая женщина, могла выйти замуж за Рори Баллетера! Самовлюбленный, испорченный эгоист, авантюрист чистой воды!
Молли кивнула, соглашаясь:
— Мужчины его сорта слишком много требуют — я имею в виду от женщин. Считают себя неотразимыми и ожидают поклонения.
— Так Клэр ему поклонялась?
— Ну да… Она была смертельно уязвлена, когда обнаружила, что никакого строительства не ведется. Думаю, она подозревала, но не ожидала, что все станет настолько очевидно, а то, что рядом оказалась и я, еще больше усугубило ее унижение.
— И все же Клэр вернулась к Рори.
— Понятно почему… Этот тип умеет удержать ее при себе. — Молли поднялась со своего лежака. — Ну а теперь пойду-ка и справлюсь, может, они в Баллетер-хаус…
Однако сердитый голос с шотландским выговором грубо ответил ей в трубке, что лорд и леди Баллетер путешествуют по Европе и неизвестно, ни где именно, ни когда они возвращаются домой.
«Где же ты, Клэр? — думала Молли — Во что теперь ввязался твой супруг?» Она никак не могла отделаться от ощущения, будто что-то с Клэр не так; оно возникло у Молли с тех пор, как ее письма — а их было два, не одно, как она сказала Клайву, — остались без ответа. Это на Клэр не похоже. Она была весьма аккуратной, неизменно пунктуальной, если обещала, слово сдерживала всегда. Пару раз, когда вынуждена была минут на пять запоздать на встречу с Молли, непременно звонила по телефону, предупреждала. Клэр, какой представляла ее себе Молли, посчитала бы верхом невоспитанности не ответить на письмо; на два письма — верхом неприличия. Молли могла дать случившемуся лишь одно объяснение: Клэр ее писем не получала. «Странное дело! — думала Молли. — Как это могло произойти?» Клэр дала ей номер телефона в Шотландии, сказала, что, если им придется оказаться там, пусть непременно позвонят или заедут, не то она обидится. И тогда Молли позвонила в замок Драммонд и попросила к телефону леди Драммонд. Мать Клэр обрадовалась звонку Молли:
— Клэр столько мне рассказывала про вас, говорила, какая вы замечательная подруга!
— Собственно, поэтому я и хочу наладить с ней контакт. — Тут Молли объяснила, почему ей пришлось спешно уехать из Парижа.
— Как я вас понимаю! — сочувственно сказала Марго Драммонд. — Мой муж вот уже столько времени хворает, не то бы я непременно кинулась в Европу повидаться с Клэр.
Я не имела от нее известий почти месяц, это так на нее не похоже. Обычно она пишет мне регулярно и часто.
«Так я и думала!» — промелькнуло в мыслях Молли, и она как бы между прочим спросила:
— Где же они сейчас?
— Понятия не имею! Они нигде подолгу не задерживаются. Сначала были в Риме, затем в Милане, потом в Канне, а последнее от нее письмо я получила из Ниццы. Видно, моему зятю не сидится на месте.
— Ну что ж, возможно, я наведаюсь к ней! — весело сказала Молли. — Ривьера — местечко небольшое, а те, кого журналы именуют «высший свет», обычно сосредоточиваются в определенных местах.
— Прошу вас, если вы с ней встретитесь, напомните, что у нее есть семья, которая с радостью получила бы от нее весточку! — просто сказала Марго Драммонд.
— Непременно усажу ее писать письмо! — заверила ее Молли.
И вот, перелистывая журнал «Jours de France» месячной давности, Молли наткнулась на фотографию, изображавшую какой-то коктейль-парти в загородном клубе Монте-Карло.
Среди улыбающихся лиц Молли разглядела и физиономию Рори Баллетера. Клэр видно не было. «Вот они где!» — подумала Молли и ринулась к телефону. Однако ни в одном из отелей княжества Баллетеры не значились и даже не ожидались; все отели были переполнены в связи с грядущими гонками «Гран-При Монако», которые должны были состояться на будущей неделе. «Вот оно! — решила Молли. — Вот оно, излюбленное поле деятельности Рори Баллетера!» И действительно, на торжественном коктейле, состоявшемся в «Отель де Пари», куда Клайв по ее просьбе получил приглашение, Молли увидела Рори. Он стоял в центре одной из веселых, нарядных компаний, состоявшей из мужчин, окутанных сигарным дымком и флером дорогих лосьонов и увешанных драгоценностями женщин в самых модных туалетах.
Клэр среди них не было. Наблюдая за Рори через зал, Молли отметила, что он привлекал к себе внимание женщин. Причем до такой степени, что дама, с которой он был, метала злобные взгляды в каждую, которая пыталась внедриться в контролируемое ею пространство. Рори был ярок, блестящ и явно при деньгах. Он светился улыбкой, то и дело смеялся. Даже на расстоянии чувствовалось, какой яркой электрической вспышкой загорались его голубые глаза. «Что ж, рада, что ты счастлив! — думала Молли. — Но где же твоя жена?» И она решила это узнать. Молли выжидала, подбираясь все ближе и ближе к Рори, и вот наконец его взгляд, постоянно блуждавший по залу, наткнулся на нее; он не мог ее не заметить. На какую-то долю секунды улыбка застыла на лице, ресницы заморгали, но вот уже Рори устремился к Молли, расплываясь в обаятельной улыбке, протягивая навстречу руку.
— Боже, кого я вижу, Молли Хоэр-Браун! — восторженно произнес он.
— Давно не виделись! — сказала Молли, пожимая ему руку.
— Ну как же, целый год, с Парижа…
— Да, мне пришлось спешно уехать! — Эта фраза не повлекла за собой никакого вопроса; внимательный, пытливый взгляд последовал взамен. — У отца случился удар.
— О, сочувствую… Надеюсь, он уже поправился?
— Когда я уезжала, он был полон сил и бодрости! — заверила Молли. — Но мне неловко, что я не смогла известить Клэр. Не дай бог, она подумала, что я бросила ее. Кстати, где она? Умираю, хочется с ней повидаться…
Сияющий взгляд Рори потух. Легкая морщинка перерезала безупречно гладкий бронзовый лоб.
— Боюсь, Клэр не совсем здорова. Уже некоторое время… — Он внимательно посмотрел на Молли, как бы решаясь, сказать или нет. — Я действительно очень рад вас видеть!
Мне не хватало вашего северного рационализма, практической смекалки.
— Всегда к вашим услугам! — отозвалась Молли.
— Давайте присядем, — предложил Рори. — Вон там…
Он взял Молли под руку, подвел к массивному дивану, обитому шелком цвета золотистого шампанского.
— Что с ней такое? — тревожно спросила Молли.
Их взгляды встретились, и беспокойство Молли нашло отражение в глазах Рори.
— Вот уже несколько месяцев Клэр находится в состоянии глубокой депрессии, — сказал он. — С тех пор, как погиб ребенок, которого она ждала.
У Молли перехватило дыхание от внезапно пронзившей ее внутренней боли:
— Да что вы говорите!..
Рори грустно опустил голову.
— Без всякой видимой причины… Она была здорова, счастлива — мы оба были счастливы. Мы очень хотели ребенка. — В голосе его прозвучали печаль и горечь. — Это называется выкидыш; говорят, такое случается. Часто без особых на то причин. — Рори вздохнул. — В этом вся беда. С тех пор Клэр постоянно ищет эту причину и винит во всем себя.
Молли молчала, но от жалости у нее все разрывалось внутри. «Бедная Клэр!» — с ноющим сердцем думала она.
— Я показывал ее врачам — лучшим специалистам в этой области, но пока ничего не помогает! — И с глубоким страданием Рори добавил: — Теперь они предлагают поместить Клэр в частную лечебницу нервных заболеваний. Врачи считают, что ей необходимо длительное и обстоятельное лечение…
— О боже, какое несчастье… — Молли от полноты чувств положила ему руку на плечо. И Рори с видом явно опечаленным прикрыл ее руку своей.
— Она как бы утратила интерес ко всему окружающему. Почти не разговаривает, отказывается есть, не спит… Не знаю, Молли, что же делать! — Он нервно закусил губу. — Хуже всего то, что она видит во мне врага… так, словно я упрекаю ее в гибели ребенка!
— Выкидыши — явление непредсказуемое! — печально сказала Молли. — Я знала женщин, которые после этого впадали в чудовищную депрессию. Абсолютно все перестает интересовать.
— Как раз такое происходит и с Клэр! — с трудом произнес Рори. — Не могу избавиться от ужасного чувства, что она теряет разум!
— Почему бы вам не отвезти ее домой в Шотландию? — робко спросила Молли.
— Она не хочет. Стоит мне об этом заговорить, как ее охватывает безумный гнев. Мне кажется, она стыдится. У всех Драммондов дом полон детей; у Йена вдобавок к сыновьям близнецам родилась девочка, у среднего брата Клэр Хэмиша четверо детей — она чувствует себя неполноценной, и от этого ей крайне неловко.
Моли нахмурилась:
— Ну а что же мать Клэр?
— У нее столько забот, ведь у нее больной муж на руках!
Вы, наверно, знаете, он с каждым днем угасает.
— Да что вы? Нет, я не знала. — Из разговора с леди Марго Молли вовсе не почувствовала, что ее муж при смерти; просто нездоров, и все.
— И потом, раз Клэр не желает возвращаться домой, то, если я позову сюда ее мать, не будет ли от этого только хуже? — Последовал тяжелейший вздох. — Очень трудно решить, какой выход лучше. — Поколебавшись немного, Рори произнес: — Видите ли, следует проявлять крайнюю осторожность, чтобы она вновь не попыталась покончить с собой!
— Покончить с собой? Что значит «вновь»?
— Ну… однажды ей удалось завладеть пузырьком с таблетками аспирина, и она много их проглотила. По счастью, сиделка, — я нанял для нее сиделку, — оказалась рядом, и мы отвезли Клэр в больницу, где ей сделали промывание желудка. Теперь приходится дежурить при ней круглые сутки.
«Боже мой! — думала Молли, онемев от услышанного. — Да неужто все это происходит с Клэр! — Молли знала, что ее подруга — существо ранимое, впечатлительное, но чтобы хотеть покончить с собой! — Быть того не может! — решила Молли. — В ней предостаточно истинного шотландского рационализма. Да, но, — мысленно возражала она себе, — ведь у нее случился выкидыш! А мы, женщины, слишком зависим от нашей дурацкой физиологии!»
— Сегодня я впервые за много месяцев показался на людях, — сказал Рори. — Как правило, все время провожу с Клэр. Тут уж не до веселья, когда тревожишься за любимого человека.
Молли сдавила пальцами браслет на левой руке. Первый раз за много месяцев? А как насчет открытого чемпионата в Монте-Карло?
— Да, это тяжело, когда на руках беспомощный больной, — сказала она сочувствующе. — Я все ночи просидела с отцом, пока он приходил в себя. Собственно, потому мы с Клайвом и здесь, мне необходим отдых. Мы приехали только сегодня!
Молли и сама не знала, почему солгала. Просто почувствовала, что лучше не говорить Рори, что они с Клайвом здесь уже целую неделю и что все это время она пыталась его разыскать. «Будь осторожна! — сказала она себе. — Помни, этот с виду несчастный человек на самом деле завязан в торговле наркотиками; он — тот, которому едва удалось улизнуть из Парижа, спасаясь от полиции. Который лгал своей жене. Который вложил ее деньги в приобретение партии кокаина. И это именно он изображен на фотографии в „Jours de France“. Второго Рори Баллетера нет. Не узнать его невозможно. А судя по тому, как он веселился до встречи с Молли, Рори не только не был опечален, а даже смотрелся счастливчиком, только что выигравшим в футбольном тотализаторе».
— Может быть, поможет, если я ее проведаю? — спросила Молли, бросая явный вызов, однако озарившееся лицо Рори обескуражило ее.
— Правда, проведаете? Клэр вас так любила…
— Я с удовольствием! С радостью помогу, чем смогу!
В тот момент Молли испытала раскаяние. «Да ну тебя с твоими вечными предубеждениями! — ругала она себя. — А вдруг он говорит правду? Сначала выясни, а уж потом уличай во лжи!»
— Я снимаю пентхаус на Променад дез Англэ в Ницце.
Восхитительный вид, и Клэр лежит на веранде — застекленной, так что это безопасно. Где вы остановились? Я посмотрю, способна ли Клэр принимать посетителей, и сразу же вам позвоню!
— Мы живем на вилле нашего приятеля. Молли дала Рори свой адрес и телефон. — Так я позвоню! — Рори тепло пожал ей руку. — Спасибо, Молли! Уверен, Клэр будет рада видеть вас — если, разумеется, она вас узнает. Иногда она не узнает даже меня.
— Нам остается только попытаться! — с твердостью произнесла Молли.
— Да благословит вас бог! — сказал Рори и вернулся к своим друзьям.
— Ну что? — спросил Клайв, когда Молли подошла к нему. — Судя по твоему виду, разговор у вас был серьезный!
— Ты прав! — сказала Молли и поведала ему все.
— О господи! — расстроено произнес Клайв. — Плохо дело!
Рори позвонил через два дня.
— Смогли бы вы прийти сегодня днем?
— В котором часу?
— Около четырех. Я не стану говорить Клэр, устроим ей сюрприз…
И теперь, когда Рори подводил Молли к двойным орнаментированным дверям, она невинно спросила:
— Надеюсь, сюрприз остается сюрпризом?
— Не беспокойтесь! Привратник говорил по телефону со мной. Клэр понятия не имеет, что вы придете.
Когда они вошли в холл, Рори прикрыл двери и сказал Молли напрямик:
— Не пугайтесь, когда увидите ее! Она… уже не та и внешне, и внутренне.
С дурными предчувствиями Молли кивнула и прошла вслед за Рори в огромную комнату, освещенную солнцем, льющимся из обращенных к морю покатых окон в дальнем конце. Там а шезлонге, повернутом в сторону окон, с наброшенным на ноги легким покрывалом кто-то лежал. Молли подошла: Клэр лежала с закрытыми глазами. Чуть не вскрикнув от потрясения, Молли закусила губу. Перед ней был неживой человек. Щеки впали, вокруг глаз темные, почти черные круги. Лежавшие поверх покрывала вялые руки хоть и были ухожены, но выглядели как худосочные куриные лапки.
Рори склонился над ней:
— Клэр… — Голос у него был нежный, прямо ласкающий. — У нас гостья…
Глаза открылись, и Молли вздрогнула. Они были безжизненны: знакомые ей прекрасные, лилово-фиалковые глаза Клэр были затуманены, как бы подернуты пылью. Они смотрели на Молли не узнавая.
— Привет, незнакомка! — произнесла Молли в развязной манере джорди. Взгляд Клэр нисколько при этом не изменился. — Я — Молли, Молли… ты ведь помнишь меня, а?
— Молли… — без выражения, как эхо, повторила Клэр.
— А вот и я! Пришла извиниться, что уехала тогда из Парижа, не сказав ни слова. Но у отца случился удар, и мне пришлось мчаться и выступать в роли сиделки Флоренс Найтингейл. Пациент теперь жив и здоров, потому я вот зашла поглядеть, не нужна ли теперь тебе моя помощь.
Взгляд Клэр стал более осмыслен. Молли уловила признаки внутренней борьбы. Рори подставил стул к шезлонгу, Молли села, взяв рукой безжизненную, невесомую лапку Клэр.
— Ах ты глупая девчонка! — ласково отчитывала ее Молли. — Совсем позабыла свою Молли! А помнишь, блейдонское имбирное? А темный ньюкаслский эль? А стотти? — Молли потянулась к сумке, достала бумажный пакет. — Вот, я тебе кое-что утречком испекла… — Она вынула клинообразный кусок круглого плоского хлеба. — Еще горячий, я и маслицем сверху полила… — Молли вложила кусок в руку Клэр. — Ну-ка, давай, попробуй!
Она поднесла руку Клэр к ее рту. Увидела, как та вдыхает свежий аромат хлеба, как ее зубы вонзаются в него. Жевание давалось Клэр с трудом, но Молли заметила, как от вкуса свежего хлеба стали загораться ее глаза. Теперь уже Клэр сама поднесла кусок ко рту. На лице появилась радостная детская улыбка.
— Молли!.. — проговорила Клэр.
— Я понимаю ваше беспокойство! — сказала Молли Рори, когда тот час спустя провожал ее до лифта. — Мне никогда не приходилось видеть, чтобы люди до такой степени менялись!
— Боюсь, что собеседница из нее сейчас плохая!
— Это пустяки. Клайв говорит, когда я открываю рот, то никому уже вставить слова не удается. Главное, Клэр меня узнала.
— Да, — согласился Рори, — явно узнала.
— Пусть она пока смотрела и улыбалась, но это ведь только начало!
— Я знал, что вы на нее хорошо подействуете!
— Когда можно прийти еще?
— Позвоните завтра. День на день не приходится, посмотрим, какая она будет завтра.
— Договорились!
Только через три дня Молли было позволено прийти. Клэр совершенно не узнавала ее. Смотрела невидящими глазами, не притронулась к стотти, все время лежала, уставившись в окно. Казалось, она отключилась от окружающего мира.
— А я-то думала, что пробилась к ней! — огорченно произнесла Молли.
— Боюсь, ничего нельзя поделать!
Рори окинул взглядом казавшуюся неживой свою жену.
— Похоже, — произнес он с усилием, — у нас осталось одно-единственное средство. Надо класть ее в частную лечебницу. Ей нужна помощь профессионалов. Я сделал все что мог, но все безрезультатно. Не хочется отдавать ее в чужие руки, но ничего другого не остается.
— Когда же? — спросила Молли.
— Вероятно, на будущей неделе. Но пока вы можете навещать ее когда захотите! — тепло улыбнулся он Молли. — Я понимаю, быть может, это пустая трата времени, но ради Клэр я готов воспользоваться любой возможностью. — Помолчав, Рори добавил: — Кстати, друзья пригласили меня посмотреть гонки на «Гран-при». Окна их квартиры выходят на трассу. Мне было бы значительно спокойней, если бы вы побыли с Клэр в мое отсутствие. Сестра Дефарж будет при ней, но… — Рори осекся.
— Непременно побуду! — заверила его Молли.
Рори сжал ей руку.
— Вы так любезны!
Когда Молли пришла на следующее утро, Клэр уже лежала в шезлонге. Молли принесла с собой большую мягкую гобеленовую сумку.
— Моя вышивка! — пояснила Молли. — Могу болтать и работать одновременно…
Она бросила взгляд на Клэр.
— Ну как она сегодня?
— В прострации, как и обычно, — сказал Рори. — Она стала много спать. Врач утверждает, что это к лучшему. Во сне неизводят всякие мысли.
— Судя по ее виду, она не с нами, где-то далеко.
— Пожалуй, что так, — печально сказал Рори. — Просто посидите с ней, поболтайте. Остальное — забота сестры Дефарж.
Он склонился над Клэр, прикоснулся губами к ее лбу:
— Не волнуйся, дорогая! Я позабочусь, чтобы за тобой хорошенько присматривали!
Молли готова была поклясться, что увидела у Рори на глазах слезы. «Я недооценивала его! — виновато думала Молли, вынимая чехол для стула, над которым в данный момент трудилась. — Он безупречно заботится о Клэр! Она не нуждается ни в чем, кроме собственной воли к жизни! И все-таки сообщить ее матери надо!»
Когда сестра Дефарж принесла Клэр ее таблетки, которые надо было принимать каждые четыре часа, Молли обратила внимание, что сестра бледна и взгляд у нее какой-то осоловелый.
— Что с вами? — спросила Молли.
— Мигрень… Страдаю от головной боли.
— Ах вы, бедняжка… Почему бы вам не пойти и прилечь?
Работать с мигренью невозможно, а Клэр необходимо внимание. Вот что, насчет таблеток я позабочусь. А вы ступайте ложитесь!
— Высчитаете?..
— Ну конечно! У меня богатый опыт ухода за больными.
Идите-идите, прилягте!
— Благодарю, мадам! — Сестра Дефарж только и мечтала удалиться в темный уголок и прилечь и потому с готовностью последовала совету Молли.
— Ну вот… а теперь нальем водички… — Молли налила воду из кувшина, стоявшего на тележке у стены; там же лежала и пластинка с таблетками. Название ничего не говорило Молли. Оно было французское. Но в остальном она разобралась: по две таблетки каждые четыре часа. Однако, вернувшись к Клэр, Молли обнаружила, что та лежит с открытыми глазами. Более того, глаза ее уже не были затуманены. У нее был ясный, все понимающий и узнающий взгляд.
— Клэр! — воскликнула изумленная и обрадованная Молли.
— Тс-с-с! — приложила палец к губам Клэр.
— Все в порядке! У нее мигрень, она отправилась спать!
Клэр улыбнулась:
— Хорошо! Поговорим.
— Ноя думала…
Клэр фыркнула, глядя на изумленное лицо Молли.
— Да что, черт побери, здесь происходит? — воскликнула Молли выразительным шепотом. — Вот, пока я не забыла, примите эти таблетки!
— Нет! — Это слово вылетело из Клэр, как пуля. Молли даже подскочила на стуле и пролила воду.
— Плохие. От них сплю. Не могу думать. Не надо. — Порывшись среди обложенных вокруг нее подушек, Клэр извлекла свалявшийся комок салфетки, протянула Молли. — Нате… выбросьте!
Молли развернула: внутри оказалось дюжины две таких таблеток.
— От них дурею, язык не мой, руки трясутся… не пью, как вы пришли. Под язык, потом выплевываю. Надо поговорить. Сказать.
Голос у Клэр был хриплый, она явно разучилась произносить слова; составляла их с трудом, как будто они были на незнакомом ей языке.
— Так, значит, таблетки действуют на вас как снотворное? — с упавшим сердцем спросила Молли.
— Да. Хотят отправить в лечебницу, там плохо, оттуда не выйти. — Клэр облизнула пересохшие губы.
— Хотите пить?
— Чаю… люблю чай.
— Я вам дам чаю сколько пожелаете, только сперва посмотрю, как там сиделка!
Молли обнаружила сиделку Дефарж в третьей по счету комнате; та лежала в постели, шторы задернуты.
— Просто зашла спросить, не надо ли чего! — шепотом сказала Молли.
— Нет-нет, просто подремлю, больше мне ничего не надо…
— Тогда спите себе спокойно сколько требуется. Я побуду с леди Баллетер. Только что дала ей таблетки.
— Благодарю вас…
— Порядок! — бодро доложила Молли, прикрывая за собой дверь гостиной. — Еще по крайней мере час мы в безопасности. Чай сейчас будет готов. — Она отыскала банку «Джексон брекфест бленд» и заварила двойную норму. Наполнила чашку крепким золотисто-коричневым чаем. Глаза Клэр засияли, когда Молли поднесла чашку к ее губам, она с жадностью отхлебнула.
— Хотите поесть?
— Можно стотти?
— К сожалению, я мало принесла…
Молли вынула толстый кусок, щедро сдобренный маслом, и Клэр жадно накинулась на него. Опустошила чашку, и Молли налила ей еще. На сей раз Клэр сумела держать чашку сама, хотя ее руки непроизвольно дрожали.
— Таблетки глушат аппетит. Еще можно?
— Я захватила всего один кусочек стотти, но видела в кухне подносик с едой. Должно быть, для меня. Салат с курицей, свежие фрукты, сыр.
— Пожалуйста! — сказала Клэр.
Она съела почти все, и с особым удовольствием — свежайший хлеб, густо намазанный нормандским маслом.
— Вкусно! — проговорила она с полным ртом.
— Отлично! — сказала Молли, наливая себе чай. — Я буду спрашивать, вы отвечайте как сможете. — Клэр кивнула. — Так что же все-таки с вами такое?
— Не больна.
— Так почему же такой вид? Худая, как щепка, руки-ноги дрожат! Рори говорит, что это депрессия.
— Нет. Таблетки дурманят. От них слабость, мысли путаются, аппетита нет. Притворилась, что хуже, чтобы Рори убрался а гонки. Не ушел бы, если бы знал, что оставить нельзя. — Клэр улыбнулась, зло сверкнув глазами. — Обманула его.
— Но зачем? Что у вас происходит, Клэр?
— Рори наказывает за непокорность. Хочет, чтоб умерла! — тяжелый взгляд Клэр встретился с глазами потрясенной Молли. — Убивает своей заботой.
— Заботой?
— Как бы.
— Но почему? — Молли изменилась в лице. — Он наказывает вас за этот выкидыш?
— Не выкидыш. — Внезапно голос Клэр окреп: — Аборт!
Молли рот разинула от удивления.
— Как! Вы сделали аборт? Это он заставил?
— Нет. Сама.
— Господи, почему вы это сделали? — воскликнула в ужасе Молли.
— Ребенок Рори. Не хочу иметь ребенка от Рори. — Глаза Клэр горели так, что Молли стало не по себе. Она никак не ожидала увидеть столько неприкрытой ненависти в глазах, которые обычно способны были выразить разве что мелкое недовольство. — Не могла девять месяцев жить как в аду.
— Так, значит, он не хотел аборта?
— Не знал, пока я не сделала.
— О господи… — Молли ощутила во всем этом такое неистовство страстей, что ей сделалось жутко.
— Еще чаю, — протянула свою чашку Клэр, — язык лучше работает…
Теперь, когда Молли наливала чай, руки уже тряслись у нее. Все это было выше, нет, абсолютно вне ее понимания.
— Когда это случилось? — спросила Молли, овладев собой.
— Какой сейчас месяц?
— Май.
Клэр, подумав, сказала:
— В январе.
— И все это время он пичкает вас этими таблетками?
Клэр кивнула.
— Вы хоть знаете, что это за таблетки?
— Тран… транк… — слово с трудом давалось Клэр.
— Транквилизаторы? — Клэр усиленно закивала. — Но ведь к ним привыкают! — Снова Клэр отчаянно закивала. — Но почему? Господи, почему он вам их дает?
— В наказание.
— В наказание?
— Длинная история. Не сейчас. — В глазах Клэр выразилась мольба. — Скажите матери! Прошу вас, скажите матери!
— Ну конечно, скажу, но что она сможет сделать? Рори ваш муж.
— Мама найдет выход. — Клэр едва заметно улыбнулась. — Она всегда находит.
— Как только вернусь к себе, немедленно ей позвоню!
— Скажите, чтоб скорее приезжала. Скорее! — молила Клэр, возбуждаясь.
Но все-таки она устала. Мало того, что разучилась говорить связно, она столько сил потратила на этот разговор. Клэр сделалась очень бледна, легкая испарина выступила у нее на лбу и над верхней губой. И все же она силилась еще раз повторить свою просьбу.
— Скажите матери, — шептала она. — Чтоб за мной… поскорее…
— Я обещаю! — поклялась Молли. — А теперь отдыхайте! Пойду посмотрю, как там наша Спящая красавица!
Сиделка все. еще спала. Клэр тоже уснула и проспала чуть больше двух часов. Проснувшись, опять попросила пить. Молли заварила еще чаю. Заплетающимся языком Клэр объяснила, что от таблеток во рту все время сухо, но почему-то пить ей при этом почти не дают.
— Может, чтобы усилить воздействие таблеток на организм? — высказала предположение Молли. — Ваша сиделка в курсе того, что происходит?
— Думаю, да. Спит с Рори.
Молли передернуло.
— Кто ваш лечащий врач?
— Приятель Рори. Сомнительный врач. Сиделка тоже подставная.
— Господи боже! — в ужасе воскликнула Молли. — В жизни не сталкивалась с таким кошмаром! В моем окружении даже не подозревают о подобных вещах. Скажите, — взволнованно спросила она, — вы уверены, что сумеете и дальше притворяться, пока не приедет ваша мать?
Клэр кивнула. Увидя решимость в ее глазах, Молли поняла, что она действительно настроилась на то, чтобы перехитрить мужа.
— Перестану пить таблетки. Притворюсь, что сонная.
— Хорошо, если я позвоню вашей матери сегодня, скорее всего она будет здесь уже завтра.
Лицо Клэр озарилось надеждой:
— О да, да! — Она улыбалась уже знакомой Молли улыбкой: широкой, лучезарной, наполненной любовью и убежденностью. — Знала, что вы поможете! — Она потянулась к Молли рукой. — Верная подруга. Сильная. Не дали Рори себя одурачить.
«Ну да, как же! — думала Молли. — Если бы не мигрень сиделки, я бы по-прежнему слушала его развесив уши!»
— Увидела вас, перестала пить таблетки. Один выход. Надо было вам сказать. Решилась.
Молли сжала в своей похудевшую руку Клэр.
— Ну уж не одна я такая сильная! Прежде всего, я бы ни за что не сделала аборт, — сказала она, тряхнув головой.
— Не было выбора, — произнесла Клэр; глаза снова потухли, отразив спрятанный глубоко кошмар, который Молли предпочла бы не видеть. Она уже узнала столько ужасного, а ведь еще предстояло общаться с Рори.
— Ничего, ничего, девочка! — бодро сказала она. — Мы вырвем тебя у него! — Молли незаметно для себя перешла на «ты».
— Отчаялась, — проговорила Клэр. — Никакой надежды. Потом пришли вы. Все поменялось. Я поменялась.
— И это сущая правда! — с жаром воскликнула Молли. — Это же было потрясающе, когда на моих глазах в этом безжизненном взгляде начала теплиться жизнь! Я уж думала, ты превратилась в зомби!
— Почти стала, — глухо сказала Клэр. И улыбнулась гордо: — Теперь нет!
— Вот и умница! — похвалила Молли.
— Как же! Такого мужа выбрала! — И с ненавистью во взгляде и голосе Клэр добавила: — Все, хватит!
— Ставим точку!
И обе радостно улыбнулись друг другу. Тут Молли взглянула на часы. Пять!
— Пойду-ка я снова взгляну на твою надзирательницу!
И направилась на разведку. Постель была пуста, однако из ванной доносились звуки бегущей воды. Молли поспешила назад в гостиную.
— Встала! Давай-ка входи снова в свою роль, а я унесу отсюда лишнее. Скажу ей, что только что дала тебе таблетки.
Молли поспешно вынула из пузырька две таблетки, засунула в карман своей льняной юбки, оставила на видном месте стакан с водой.
Когда вошла сиделка Дефарж, Молли, заметя все следы, мыла в кухне посуду, а Клэр, как бы отключившись, лежала с закрытыми глазами.
— Ну как, получше? — участливо спросила Молли сиделку.
— Да, благодарю вас! Я так вам признательна, мадам!
— Пустяки! Клэр почти все время спала. Я дала ей две таблетки в пять часов. Правильно?
— Совершенно правильно!
Сиделка Дефарж пощупала больной пульс, нахмурилась.
— Она немного беспокойно себя вела, — не моргнув глазом соврала Молли. — Не хотела пить таблетки.
Сиделка Дефарж успокоенно кивнула:
— Да, это часто случается!
Молли усиленно вошла в роль:
— Бедняжка Клэр! У меня душа разрывается глядеть на нее такую… безжизненную! Будто передо мной фарфоровая кукла. А ведь была такая веселая, такая жизнерадостная… — Молли подхватила свою вместительную сумку. — Передайте лорду Баллетеру, я ему завтра позвоню!
— Конечно, мадам! И еще раз благодарю вас за вашу любезность.
Сиделка теперь была гораздо любезнее. «Решила, что мне можно доверять!» — насмешливо подумала Молли.
Склонившись над Клэр, она тихонько шепнула:
— Я вернусь, все будет хорошо! — и легонько сжала ей плечо, как бы говоря: «Держись!»
Возвращаясь к себе на Кап-Ферра, Молли раздумывала над тем, что ей рассказала Клэр. Все это было настолько невероятно, что Молли не могла до конца поверить. Почему Клэр решила избавиться от собственного ребенка? Почему Рори задумал так страшно наказать ее за это? Что такого ужасного произошло у них в то время, пока Молли сидела с отцом? Несомненно, отношение Клэр к Рори повернулось на сто восемьдесят градусов. Ошибиться было невозможно: ее впалые глаза светились ненавистью к нему; ненавистью дышали произносимые ею слова. «В последний раз, когда я видела Клэр, — рассуждала про себя Молли, — Рори был для нее светом в окошке. С тех пор, наверно, произошло что-то ужасное; настолько кошмарное, что от ясного, сияющего пламени ее любви остались лишь пепел и привкус горечи!» Больше всего потрясло Молли, что Клэр сделала аборт. Никак не верилось, что Клэр могла избавиться от ребенка, зачатого от мужа, которого боготворила. «Что может заставить такую женщину, как Клэр, совершить подобный ужасный поступок? А может, не „что“, а „кто“?» — спрашивала себя Молли.
Она рассказала Клайву все.
— Никак не могу ничего понять, — говорила крайне расстроенная Молли. — Клэр ведь вовсе не чудовище! Она всегда трогала меня своей теплотой, заботливостью, и, я знаю, она любит детей! Она столько мне рассказывала про своих племянников-близняшек. Что же могло ее настолько переменить?
— Может, Рори Баллетер? — предположил Клайв.
Молли отдала ему таблетки, чтоб он выяснил их назначение. И попросила разузнать, где расположены лечебницы для душевнобольных, сказав при этом:
— Не думаю, что это место слишком далеко. Лечебница должна располагаться в легкодоступном месте, иначе перевозка Клэр на дальнее расстояние повлекла бы за собой особые приготовления, а у меня ощущение, что Рори не хочет слишком многих в это посвящать.
— И тратить много времени на сборы! — согласился Клайв. — Он хочет умыкнуть Клэр и подвергнуть ее лечению электрошоком, чтобы, когда мать соберется навестить ее, Клэр уже не была способна проговориться.
— Все, я звоню ее матери, и немедленно… Чем скорее она приедет, тем лучше! Клэр надеется, что она непременно найдет выход. Дай бог, чтобы это и в самом деле было так!
Марго Драммонд обрадовалась, что Молли так скоро откликнулась, и Молли выложила напрямик:
— Боюсь, ничего хорошего я сообщить вам не могу!
Леди Драммонд спокойно и сдержанно сказала:
— Говорите все как есть, ничего не скрывая!
Молли сообщила ей все без утайки и была поражена, как по-деловому зазвучал теперь голос матери Клэр:
— Я вылетаю завтра утром! Буду у вас сразу после полудня.
Позвольте номер вашего телефона, я позвоню, сообщу подробности о рейсе. Сегодня вечером у меня не получится, так как муж может что-то заподозрить, а я не хочу его волновать. Перезвоню вам через час. Молли сразу узнала леди Марго, как только та вошла в зал прибытия аэропорта в Ницце. Клэр была очень на нее похожа. Те же огромные фиалковые глаза, той же формы лицо с тонкими чертами, только волосы у нее были со свинцовым отливом. Леди Марго была невысокого роста, но казалась выше из-за своей горделивой осанки. Смотрелась неброско, но изысканно-элегантно в строгом костюме из темно-синего шелка, с небольшой сумочкой в руках. Молли уже издали поняла, что на эту даму можно положиться; поняла, почему Клэр сказала: «Мама найдет выход».
— Леди Марго?
— Миссис Хоэр-Браун?
— Для друзей — просто Молли!
Рукопожатие Марго Драммонд было энергичным.
— Не могу выразить, как благодарна вам, что сообщили мне. Я уже давно подозревала, что с Клэр что-то неладно. Есть новые известия?
— Утром звонила вашему зятю. Клэр не в состоянии сегодня принимать посетителей. «Неконтактна», — как он выразился.
— Умница! — мгновенно оценила положение леди Марго. — Так ей будет легче всего притворяться!
— Что вы намерены делать? — спросила Молли, выруливая на Гран-Корниш.
— Забрать Клэр! Это надо делать быстро, без всяких колебаний. Рори — изворотливый тип, но таких, как он, можно застать врасплох, если мгновенно и в лоб атаковать. У меня есть план. Всю ночь ломала над ним голову. Мой младший сын Фергус сейчас находится в порту Гибралтар, возвращаясь в Портсмут после кругосветного плавания. Вчера вечером я разговаривала с ним по телефону. Ему дали отпуск. Будет здесь сегодня вечером.
— Как вы все это организовали? — спросила потрясенная Молли. — Нажала на все известные мне кнопки. Мой кузен занимает довольно высокий пост в адмиралтействе.
— Ах, вот как… Старые, испытанные связи! Про себя Молли подумала: «Всего-то надо словечко сказать, только бы найти подходящее ушко!» Все более и более Молли открывала для себя Марго Драммонд такой, какой видела ее Клэр.
— Кроме того, я договорилась, что нас будет поджидать частный самолет, а также частная «Скорая помощь», которая доставит Клэр к самолету, как только мы сможем ее освободить. И еще оказалось, что я знакома со здешним британским посланником…
Молли невольно рассмеялась.
— А я тут диву даюсь, как это вам удалось столько всего провернуть! — со смиренным видом воскликнула она.
— Не хотелось бы производить много шума. Насколько я знаю Рори, ему это тоже ни к чему. Он так заботится о всяких приличиях! Вот на этом-то я и намерена сыграть. Потому совершенно необходимо, чтобы вы любыми путями прорвались завтра утром к Клэр и предупредили ее, чтоб была готова. Мое неожиданное появление может… выбить ее из колеи.
— Гм! Не думаю, что можно рассчитывать еще на одно такое tete-a-tete! Вчера нам просто чертовски повезло. — Молли задумалась. — Может, я смогу передать ей записку?
— Нет, слишком опасно! Надо это сделать так, чтобы не вызвать никаких подозрений. — Леди Драммонд взглянула Молли прямо в глаза: — Я знаю способ, но это будет нелегко.
— Я вся внимание!
В тот же вечер попозже Молли позвонила Рори, и тот разрешил ей навестить Клэр.
— Могу я прийти завтра утром? — спросила Молли. — Мне в два к парикмахеру.
— Прекрасно! Скажем, к одиннадцати?
— Отлично, до встречи!
— Все в порядке, — сказала Молли Клайву, а затем по телефону леди Марго.
Когда на следующее утро Рори открыл ей дверь, Молли внесла с собой кипу журналов, громадный букет цветов и огромную коробку пралине — Клэр испытывала слабость к этим конфетам, и Молли заказала у Фашона целый килограмм. Клэр лежала на своем обычном месте с закрытыми глазами, но, едва Молли склонилась над ней, один глаз открылся: он смотрел на нее живо, осознанно, светясь вниманием и пониманием. В ответ на взгляд Молли глаз подмигнул.
— Принесла нашей умнице подарочек! — ласково сказала Молли. — Гляди-ка, пралине от Фашона! Помнишь? — И занялась развертыванием сложной обертки. — Ну как она? — озабоченно спросила Молли у Рори.
— Совершенно ни на что не реагирует!
— Ну что ж, может, конфеты окажут положительное воздействие. Ведь хлебец стотти оказал, верно?.. Ну вот, заговорила о еде, и самой кофе захотелось!
— Я пойду скажу, чтоб приготовили! — услужливо предложил Рори, на что Молли и рассчитывала.
Едва он вышел, Молли тотчас вытащила из кармана конфетку, развернула бумажку и вложила пралине Клэр в рот, приговаривая громко вслух:
— Ну-ка, давай полакомимся!
А сама развернула перед глазами Клэр бумажку, на которой было меленько, но четко написано: «Мама здесь. Придет в два часа дня. Затаись!» Глаза Клэр быстро пробежали текст, она кивнула. Молли скомкала бумажку и сунула в карман, быстро развернула еще одну конфету, кинула обертку в пепельницу, потрясла коробкой, чтобы содержимое равномерно распределилось. После чего развернула еще одну, так, чтобы в пепельнице оказались две обертки.
— Божественно на вкус, пагубно для талии! — сказала она Рори. когда тот вернулся. Протянула ему коробку: — Угощайтесь!
Клэр с видимым наслаждением жевала конфету.
— Вот видите… у нее всегда была к ним слабость! — отметила Молли.
Судя по всему, Рори никуда не собирался, так как, едва принесли кофе, он придвинул стул и сел напротив Молли.
«Да, — думала Молли, — сегодня никаких шансов на беседу с глазу на глаз! Ничего, по крайней мере я передала ей сообщение!»
Клэр справлялась со своей ролью. Лежала с закрытыми глазами, замкнувшись в себе, откуда, как сказал Рори, она все реже и реже возвращалась к окружающему. «Лгун! — думала Молли со злостью, гладя на его красивое, изображающее озабоченность лицо. — Думаешь, все и вся предусмотрел, да? Выбрал себе прямолинейную старушку Молли Хоэр-Браун? Если она скажет, что Клэр в отключке, значит, так оно и есть! Надежный свидетель, убедит каждого, кто сомневается. Потому-то ты и позволил мне прийти! Ах, как ты горд собой! Думаешь, все тебе сойдет с рук — готов даже человека уничтожить, только потому что посмела думать и поступать как считала нужным! Господи, помоги ей! — молила она про себя, глядя на отрешенное, с закрытыми глазами лицо Клэр. — Если она решилась на такой поступок, то только от безысходности!»
И Молли отхлебнула кофе, как бы пытаясь смыть возникшую в сознании ужасающую картину.
— Вы ведь останетесь с нами обедать? — радушно спросил Рори.
— Благодарю, но мне около половины второго надо уходить. У меня в два парикмахер.
— Что, очередной прием?
— Да, званый коктейль!
— Да уж, вся неделя «Гран-при» такая!
Они принялись обсуждать светскую жизнь на Ривьере, но Молли неотвязно думала о том. что должно произойти в два часа. В это время должна подоспеть помощь в лице матери и брата Клэр, а ей было велено до двух непременно удалиться.
— Вы оказали нам бесценную помощь и поддержку, но лучше вам не участвовать в этом. Мой зять — человек мстительный и злопамятный. Мне бы не хотелось, чтоб с этих пор вам пришлось жить с оглядкой! — сказала леди Марго.
Сиделка вернулась вскоре после прихода Молли. По-видимому, она ходила за покупками, так как сразу прошла на кухню.
— Как, неужели она еще и готовит? — с деланым испугом спросила Молли.
— Нет смысла нанимать дополнительную прислугу. Мне требуется часто бывать вне дома — работа, знаете ли, — к тому же Клэр ест так мало! А сиделка, как и все француженки, весьма сведуща в кухонных делах.
Обед, который она приготовила для Клэр, был незамысловат, однако красиво оформлен. Прозрачный суп, затем пышный омлет. Однако все напрасно. Клэр вертела головой, сжимая губы.
— Хотите, я попытаюсь? — по-деловому предложила Молли.
— Но я и сама…
— Пусть попробует миссис Хоэр-Браун! — велел сиделке Рори, и та мгновенно повиновалась.
— Ну-ка! — сказала Молли, подтыкая Клэр салфетку у подбородка. — Давай попробуем, и знаешь как? Представь, что это мой наваристый гороховый супчик из нежных копченых свиных косточек, с нарезанной морковочкой и лучком! В глазах Клэр блеснуло удивление, и рот у нее раскрылся. В молчании сиделка Дефарж наблюдала, как Молли скармливает Клэр полную тарелку супа.
— Так! А теперь во что же нам с тобой превратить этот омлет… Ага! Пусть это будет мой мясной пирог; с такими симпатичными кусочками мяса, сначала потушенного, чтоб стало нежное, как попочка новорожденного, а потом сдобренного жирком и сочными телячьими почками; ну и вкуснятина, ты в жизни такого не ела! Клэр съела омлет.
— Вы просто волшебница! — одобрительно сказал Рори. — Как это вам удается?
— Мне приходилось вот так же в больнице заставлять есть своего папашу. Тяжелобольные народ капризный: с ними без юмора не справиться.
Клэр многозначительно покосилась на чашку с кофе.
— Хочешь пить? — встрепенулась Молли. — Нет ли у вас чего-нибудь прохладного и побольше? — спросила она у сиделки.
— Мадам не пьет слишком много…
— А мне кажется, что ее мучает жажда. Она выпила всю воду, когда я давала ей таблетки.
— Принесите моей жене стакан родниковой воды! — сказал Рори любезно, но прозвучало это как приказ.
Клэр опустошила стакан. Потом устало улыбнулась, откинулась назад и прикрыла глаза. — Теперь она проспит несколько часов, — сказал Рори. — Уже давным-давно не видел, чтобы она столько ела.
«Может быть, потому, что ей не дают? — подумала про себя Молли. — Понятно, почему она — одна кожа да кости. Ты отказываешь ей во всем, даже в еде!»
— Хотите, я с удовольствием буду приходить и кормить ее? — предложила Молли.
— Ну что вы, я не могу вас так утруждать! — отклонил ее предложение Рори, но так, будто был искренне ей за него признателен. «Не тем ты в жизни занимаешься! — думала Молли, глядя на Рори. — В тебе такой актер пропадает!» Маленькие часы на мраморной каминной полке начали бить.
— О боже! Неужто уже столько времени! — воскликнула Молли, взглядывая на свои часы. Они показывали без двадцати пяти два. Молли поднесла часы к уху. Они не тикали.
Черт побери… батарейка, должно быть, села. Я же опаздываю к своему парикмахеру!
«Чертовы часы! — думала она в отчаянии. — Все, немедленно смываюсь!» Молли кинулась к своей сумке. Но было слишком поздно. Раздался звонок в дверь. «Проклятье!» — пронеслось в голове у Молли.
Сиделка пошла открывать. Рори поднялся, насторожившись и подавшись вперед, как охотничий сеттер. Мгновенно и Молли передалось ощущение опасности. Видно, посетителей у Баллетеров было совсем немного; неожиданный звонок вызвал у хозяина чувство тревоги. Не сводя по-прежнему с него глаз, Молли видела, как Рори меняется в лице, и тут услышала голос, высокий, чистый, благозвучный и в то же время по-настоящему властный:
— Нет, не надо обо мне докладывать! Я хочу преподнести ему сюрприз…
Вероятно, Марго Драммонд миновала привратника. С последними словами она появилась на пороге гостиной, за ней следом шел Фергус. Молли видела, как вздулась грудь Рори, как будто он с бешеным усилием набрал в легкие побольше воздуха, чтобы успокоить себя. Молли на мгновение ощутила наполнившую его злобную, дикую ярость, но вот Рори уже улыбался, устремившись с протянутыми руками навстречу гостье.
— Рори, милый! — Теща позволила ему себя обнять, подставив щеки иудиным поцелуям. — Знаю, ты вообще-то не любишь сюрпризы, но все это произошло буквально само собой! Судно Фергуса стоит в Гибралтаре, и, поскольку бедняге предстоит торчать там перед выходом в Портсмут еще целый месяц, я решила слетать повидаться с ним и тут наткнулась на Гонорию Стюарт — ты ведь помнишь Гонорию, — это случилось как раз вчера вечером у «Фаркара», и она мне сказала, что видала здесь тебя на каком-то там званом коктейле, — ты ведь знаком с Гонорией, да? Поместье Стюартов там, у Арднакаррейга, не помнишь? А я-то считала, что вы знакомы, ну ладно, это неважно, она тебя знает… В улыбке заиграли ямочки. «Что, черт побери, она такое несет?» — думала удивленная Молли. Однако все укладывалось в задуманный сценарий. Стрекозий стрекот! Порхание над мрачными водами раздражения Рори, искусная демонстрация россыпей обаяния.
— …Но, собственно, почему все должны всех знать! Словом, поскольку я оказалась, так сказать, в двух шагах, я и решила заскочить, посмотреть, как вы здесь живете. Я столько времени не получала никаких известий от Клэр… Видимо, бурная жизнь, которую вы с ней ведете, не оставляет времени для писем! — Легкая тень укоризны с примесью обиды ознаменовала финал: — Впрочем, как вам известно, существует и телефон… — Взгляд Марго упал на Молли, стоявшую в стороне прямо позади Рори. — Ах, простите, я и не заметила, что у вас гостья… — Марго Драммонд сделала шаг к Молли:
— Очень приятно, меня зовут Марго Драммонд!
— Молли Хоэр-Браун!
— Та самая Хоэр-Браун, подруга Клэр? Какая приятная неожиданность! Она так много о вас рассказывала! Очень рада наконец с вами познакомиться! Это мой младший сын Фергус.
Тот сначала любезно кивнул Рори, потом пожал Молли руку так, как будто вовсе не обсуждал с ней тактику действий накануне вечером.
— Здравствуйте, миссис Хоэр-Браун!
— Я так давно ничего не слышала о вас! — стрекотала Марго Драммонд. — Известно, что Ривьера — роскошное увеселительное место, но все же хотя бы открытку отсюда я бы с удовольствием получила! Обычно Клэр так аккуратна в отношении писем… — Леди Марго, искрясь беззаботной улыбкой, стягивала с рук тонкие, как шелк, кожаные перчатки. — Да, кстати, а где же Клэр? Горю нетерпением увидеть ее! — Марго оглянулась, и ее взгляд упал на шезлонг, стоявший в дальнем конце комнаты, на своем обычном месте у окна. Молли видела, как улыбка застыла на лице леди Марго, на безмятежный лоб упала тень озабоченности. Полуденное солнце нимбом золотило ореол рыжих волос вокруг такой знакомой головки.
— Клэр?.. — произнесла Марго с точно дозированным выражением сомнения и недоумения и в тот же миг, не дав Рори опомниться, кинулась к дочери. — Дорогая моя…
— Она несколько нездорова, — поспешил вставить Рори, мгновенно последовав за тещей, однако все же не успев опередить ее; та уже склонилась над неподвижной фигуркой. .
— Клэр… Клэр! — твердила мать, склоняясь ниже, и, когда леди Марго выпрямилась, лица ее было не узнать. Она глянула на Рори так, что Молли стало не по себе.
— Что все это значит? Почему Клэр в таком состоянии? Как давно это происходит? Что с ней? Вы показывали ее врачу? Если да, какой диагноз он ей поставил?
Ее вопросы градом пуль обрушились на Рори, и каждая разила в самое яблочко.
— Она не хотела вас волновать… — оправдывающимся тоном произнес Рори.
— Что значит «не хотела волновать»! Несколько месяцев я не имею от дочери никаких известий, а когда приезжаю, застаю ее в коматозном состоянии, и, судя по всему, она больна весьма серьезно! Почему вы не известили меня о таком чрезвычайном событии?
Молли как завороженная с восторгом наблюдала, как Марго Драммонд преображается в безгранично властную, внушающую трепет женщину. «Теперь мне ясно, как Маргарет Тэтчер могла наводить страх на свой кабинет! — думала Молли. — Неудивительно, что именно женщины-тори славятся железным характером!»
Марго Драммонд жестом, полным драматизма, указала на распростертую в шезлонге Клэр.
— Моя дочь больна! — воскликнула она. — Совершенно очевидно, что болеет она уже давно, но вы не потрудились известить меня, ее родную мать, о том, в каком чудовищном состоянии она находится! Я собиралась, Рори, сделать вам своим посещением сюрприз, но я никак не ожидала, что этот визит обернется таким неприятным сюрпризом для меня самой!
— Клэр находится под наблюдением врача! — забормотал Рори, выгораживая себя.
— Тогда, будьте добры, направьте этого врача ко мне! Я хочу узнать, какое лечение он ей прописал!
Рори метнул загнанный взгляд в сторону сиделки Дефарж, которая переместилась поближе к дверям, готовая в любой момент ретироваться.
— Сестра! — царственно воззвала к француженке Марго Драммонд. — Быть может, вы будете настолько добры и объясните мне, какова причина болезни моей дочери?
— Миледи Баллетер страдает депрессией!
— И какие же обстоятельства вызвали эту депрессию?
— У нее был выкидыш.
— Что такое?!
Рори сначала побагровел, затем побледнел. Марго с ледяным спокойствием продолжала атаковать:
— Почему мне и об этом ничего не сообщили?
— Я же говорил вам, — извивался, как уж, Рори, — Клэр считала, что вас не надо волновать! Она думала, что у вас и так достаточно проблем…
— С каких это пор я открещивалась от проблем своих близких?
— Она хотела поберечь вас…
— Поберечь? — У Марго Драммонд от возмущения прервался голос. — От чего вы меня и уберегли, так это от правды! Итак, что здесь все-таки происходит? — Она повернулась к сыну: — Фергус, немедленно звони в консульство. Попроси Роберта Феллоуза, чтобы немедленно прислал сюда самого лучшего врача!
— Но видите ли…. — запротестовал Рори.
— Я все вижу! И я поражена! Я потрясена! — Голос Марго был негромок, но слова пронзали Рори насквозь. — Я в ужасе от того, что вы позволили моей дочери дойти до такого состояния и притом даже из простой вежливости, из приличия не сообщили о ее болезни семье! Я никак не могу расценивать такое поведение как заботу и внимание любящего мужа. Вы только посмотрите! Она не узнает меня, она не реагирует на мое появление!
Рори перевел взгляд на Клэр. Молли опустила глаза, сцепила руки, чтобы унять охватившую ее дрожь. «Боже мой, ведь он же ненавидит ее! — вне себя от ужаса думала Молли.
На какой-то миг его взгляд сверкнул адской злобой. Но Марго Драммонд не прерывала своей атаки, и Молли вдруг поняла, насколько права та оказалась в своей тактике. — Блистательный стратег! — с восхищением подумала Молли. — Не дала ему возможности подготовиться к бою!»
Тут Марго Драммонд направила свои орудия против Молли:
— А что вы можете сказать мне по этому поводу? — прозвучало как приказ.
— Клэр в таком состоянии с момента моего первого посещения — сколько это?.. — Молли повернулась к Рори. — Уже дней шесть? Меня она все-таки узнала, но в основном, как правило, бывает неконтактна.
— И какие попытки вы предпринимали, чтоб вернуть ее к жизни? — холодно спросила Марго Драммонд зятя.
— Я делал и делаю все что могу!
— И что же именно? Совершенно очевидно, что мою дочь нужно госпитализировать. Почему она до сих пор дома?
— Я не доверяю французским больницам! — угрюмо сказал Рори.
— Разве вы не знаете, что в Ницце есть американская больница? Может, вы и ей тоже не доверяете? Послушайте, Рори, просто непостижимо, как вы могли допустить, чтобы моя дочь докатилась до такого ужасающего состояния!
— Врач выехал! — сообщил Фергус, отходя от телефона.
— Отлично!
— Подождите минуту! — Рори попытался переломить ход событий.
— Как можно ждать, если речь идет о жизни моей дочери! — парировала Марго Драммонд.
— Вы преувеличиваете…
— Преувеличиваю? Это безжизненное создание не похоже на мою дочь, и вы это прекрасно знаете! — Снова Марго склонилась к Клэр, положила ей руку на лоб, подняла веко. Затем опять набросилась на Рори: — Что вы ей давали?
— Те таблетки, что прописал врач!
— Пожалуйста, покажите мне! — Леди Драммонд протянула руку, как протягивает руку светило-хирург, ожидая, что в нее будет вложен требуемый инструмент. Тут Фергус подхватил пузырек с транквилизатором и положил в протянутую ладонь матери. Пальцы сжали пузырек, глаза пробежали название.
— Что это за лекарство? — строго спросила леди Марго сиделку Дефарж.
Сиделка дернулась, словно ее огрели кнутом.
— Транквилизатор… — еле слышно пробормотала она.
— Ах, так… транквилизатор… и, судя по всему, доза огромная. Вы отдаете себе отчет, что таблетки могут вызвать привыкание? Сколько же времени она их принимает?
Рори не отвечал. Сиделка также молчала.
— Пять месяцев, кажется? — услужливо сказала Молли. — По-моему, вы так говорили…
— Как пять месяцев?! — возмущенно вскинулась Марго Драммонд на зятя. — Немедленно забираю дочь отсюда!
— Вы не имеете права…
— Права?
— Клэр — моя жена, я за нее несу ответственность, не вы! Именно потому, что боялся, что вы ее заберете, я не сообщал вам! Клэр теперь Баллетер, а не Драммонд! Теперь я решаю, где ей быть и что делать.
— То, что я увидела, свидетельствует о вашем полном пренебрежении к ней! Вы утратили свои права на жену, лорд Баллетер! Вы намеренно держали родителей в полном неведении о стремительном ухудшении ее психического и физического состояния и, на мой взгляд, исключительно по злому умыслу! Предупреждаю: не вставайте на пути у Драммондов! Надеюсь, вам известно, что мы располагаем значительным влиянием в важных — особенно для вас — сферах. Я забираю дочь от вас, и в ваших же интересах мне в этом не препятствовать!
«Очень познавательно, — думала Молли, — стоять и смотреть, как Марго Драммонд бомбардирует словесными ударами Рори Баллетера! Неудивительно, что женщины когда-то заправляли половиной света, ведь каждый из мужчин-правителей имел за спиной такую жену, как Марго Драммонд!» Раздался звонок в дверь. — Это, должно быть, доктор! — сказал Фергус, немедленно направившись к входной двери.
Врач прибыл не один.
— Ах, сэр Роберт!.. — Марго Драммонд благодарно улыбнулась британскому консулу.
— Знакомьтесь — доктор Маклеллан!
— Как приятно, вы — шотландец! Огромное вам спасибо, что так скоро приехали! Вот моя дочь…
И Марго Драммонд подвела врача к Клэр. Молли не знала, на кого смотреть. Стиснув кулаки, Рори весь кипел от ярости, которую с трудом сдерживал. На виске вздулась вена, губы беззвучно шевелились. «Почему он ей не препятствует? — недоумевала Молли. И сама ответила на свой же вопрос: — Рори Баллетер напуган. Как и все бузотеры, он трус». Понятно, почему Клэр так ждала свою мать. Рори Баллетер боялся Марго Драммонд. Сиделка Дефарж была готова вдавиться в стену: Фергус спокойно стоял, прислонившись к кухонной двери и скрестив на груди руки, однако было ясно, что он не выпускает из поля зрения своего зятя, что внутри он весь напряжен, готов к мгновенному действию. Сэр Роберт Феллоуз деликатно стоял поодаль, однако тоже был явно начеку. Леди Драммонд с врачом о чем-то неслышно совещались. Молли видела, как Марго передала врачу пузырек. Доктор выпрямился.
— Вашу дочь надо немедленно везти в больницу! Необходимы специальные исследования. Ее организм обезвожен, и у меня есть опасения по поводу ее печени. Машина ждет внизу.
«Интересно, упустила ли эта женщина хоть что-нибудь?» — спрашивала себя Молли.
— Погодите, послушайте! — в бешенстве воскликнул Рори.
Марго Драммонд и бровью не повела.
— Фергус! — велела она сыну. — Возьми Клэр на руки и отнеси в машину доктора Маклеллана!
Сорвавшись с места, Фергус легко, точно пушинку, подхватил сестру. О том, что она действительно оказалась невесома, сказал взгляд, брошенный Фергусом на зятя. Взглянул — точно выстрелил Рори между глаз.
— Вы не имеете права… — снова сделал попытку Рори.
— Не смейте говорить мне о правах! — тихо, но с угрозой сказала ему Марго Драммонд. — Вы сами лишили себя этих прав своим бессердечием и равнодушием к Клэр! Это еще не последнее мое слово, но будьте уверены, что отныне ваши отношения с нашим семейством прекращены! То, что вы сделали, простить невозможно. Я была готова на многие уступки, несмотря на дурные предчувствия в связи с желанием моей дочери выйти за вас замуж; но вынести то, что вы спокойно смотрели на то, как она угасает, пока не дошла до грани между жизнью и смертью, потребовало бы слишком невероятных уступок с моей стороны, на которые я лично не способна! Теперь оставьте нас в покое. Я больше не намерена ни на минуту задерживаться в вашем доме! Тут и Молли взглянула на часы. Она крайне удивилась, обнаружив, что прошло всего лишь каких-нибудь десять минут. «А ведь Рори не сообразил, — думала Молли, — что и врач и посланник с машиной все время были за углом рядом с телефоном-автоматом! Ждали заранее условленного сигнала, трех длинных гудков. Что весь этот налет был тщательно спланирован, так, чтобы не дать ему времени на размышление. Серия атак выбила Рори из равновесия. Что ж, теперь надо бы убраться поскорей, пока он не опомнился!»
— Можно и мне с вами? — поспешно спросила Молли, чувствуя необходимость объясниться за свою задержку.
— Конечно! Я рада, что у Клэр остался хоть кто-то, способный проявить заботу, участие!
Леди Драммонд вышла вслед за сыном, который исчез за дверью со своей драгоценной ношей, вместе с Марго вышли доктор и консул. Молли прикрывала тыл. Она уходила не простившись, оставив Рори Баллетера и сиделку стоять посреди гостиной. Не желая нарушать хрупкую тишину, Молли, уходя, тихонько прикрыла за собой дверь.




Часть вторая
ДЖЕЙК

Любовь рано или поздно
становится началом всех бед.
Вольф Дитрих фон Раттенау, архиепископ и регент Залъцбургский, XVII век


Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ты в моей власти - Кауи Вера

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

Часть вторая

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Часть третья

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ты в моей власти - Кауи Вера



Прекрасный роман, читала с удовольствием. Как полностью перевернулась судьба ГГ, какой муж красавец, спортсмен двуличная скотина, садист и в конце встреча,любовь, нежность, но страсти маловато.
Ты в моей власти - Кауи ВераЛика
3.08.2012, 18.49





Читала лет 8 назад, обажаю эту книгу!вот нашла ,буду читать и наслаждаться!
Ты в моей власти - Кауи ВераЭмма
18.10.2012, 20.01





Интересно, сюжет захватывает,НО на мой взгляд, слишком уж много трагичного происходит в жизни каждого из героев. Нет легкости от прочтения.
Ты в моей власти - Кауи ВераКаролина
19.10.2012, 13.28





не смогла дочитать(, стало скучно
Ты в моей власти - Кауи Веравиола
19.10.2012, 14.26





.Книга затронула до слез,необычный сюжет держит в напряжении.Жаль ,что низкий рейтинг.Читаю
Ты в моей власти - Кауи Вератата
19.10.2012, 15.29





Роман интересный,но очень длинный и не много кроважадный. Насилие пресутствут. Что-то в духе Шелдона
Ты в моей власти - Кауи ВераОльга
19.10.2012, 21.19





Господи, ели дочитала. Задумка сюжета хорошее, но так нудно написан, затянут, и ГГ-ня не понравилась.
Ты в моей власти - Кауи ВераНастя
20.10.2012, 7.58





Да, мне тоже показалось что затянут слишком, и как-то написан скучновато, хотя возможно тут дело в переводе. Задумка в принципе неплохая.
Ты в моей власти - Кауи ВераЮлия Р.
23.10.2012, 10.54





очень интересный роман
Ты в моей власти - Кауи ВераНелли
25.01.2013, 19.55





Очень сильно и страшно. Влюбиться и полюбить можно, не понимания, кто этот человек. Советую прочесть. Есть и отличный любовный роман, и триллер
Ты в моей власти - Кауи ВераКэт
25.01.2013, 20.28





Прочитала роман,казалось что все происходит со мной,таким ярко выраженным к жизни он мне показался!?Таких мучений,к-е пережила Клер,не дай Бог никому!!!
Ты в моей власти - Кауи ВераОКС
21.08.2013, 11.29





А я никому ничего не скажу. Зачем дур ориетировать
Ты в моей власти - Кауи ВераЗая
21.08.2013, 12.06





Сильный роман,печальный.Гг жертва мужа садиста смогла выстоять,пережить кошмар,найти в себе силы поверить в любовь.Мне напоминает роман "Голубоглазый дьявол"
Ты в моей власти - Кауи ВераТатьяна
18.10.2013, 1.51





А я полностью согласна с Заей
Ты в моей власти - Кауи ВераАкулина
10.11.2013, 10.12





Да, именно так- очень сильно и страшно. Романы, как любовь, есть ваниль, есть ... Жесткач разный. Прочитать стоит
Ты в моей власти - Кауи ВераМила
10.11.2013, 10.42





очень тяжелый роман.но стоит того чтобы прочитать.мна напомнил книгу Раевской Людмилы "За любовь".
Ты в моей власти - Кауи Верататьяна
31.01.2014, 21.44





Очень интересно, читайте.10
Ты в моей власти - Кауи ВераВ.А,
24.06.2015, 22.00





Интересный, но слишком затянут. Долго читала... но бросить даже и в мыслях не было.
Ты в моей власти - Кауи Вераив
24.11.2015, 21.38





Интересный, но слишком затянут. Долго читала... но бросить даже и в мыслях не было.
Ты в моей власти - Кауи Вераив
24.11.2015, 21.38





никахих чувств. автор не может погружать читателя в состояние реального времени. Как будто читаешь со стороны. Ни эмоций, ни переживаний. Сюжет интересный, а вот исполнение....? Даже описание издевательств мужа, не вызвало переживаний за героиню , да простит меня читатель за тавтологию . Все очень просто, и поверхностно! Любительницам Симоны Вилар, Полины Раевской, Шенон Дрейк, Ульяны Соболевой этого автора не рекомендую, разве что отдохнуть от книг, и прочитать банальный, пустой роман.
Ты в моей власти - Кауи Верагость
7.12.2015, 17.20





Роман на троечку. Сюжет хороший, а вот исполнение...? Автор не обладает способностью погружать читателя в атмосферу героев романа. Читаешь поверхостно, не испытываешь глубоких эмоций, даже издевательства Рори не трогают, потому что идет все с позиции описания действий, а не с внутренних переживаний героев. Все банально, приметивно. поверхностно. Любителямrn Симоны Вилар, Хизер Грэм ( Шенон Дрейк), Полины Раевской, Ульяны Соболевой, Ольги Горовой этот роман не читать
Ты в моей власти - Кауи Верагостт
7.12.2015, 17.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100