Читать онлайн Ты в моей власти, автора - Кауи Вера, Раздел - ГЛАВА 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ты в моей власти - Кауи Вера бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ты в моей власти - Кауи Вера - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ты в моей власти - Кауи Вера - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауи Вера

Ты в моей власти

Читать онлайн

Аннотация

Юная леди Клэр влюбилась и вышла замуж за блистательного Рори Баллетера, не подозревая, какое исчадье ада скрывается за его обаятельной внешностью. Едва не заплатив за свою наивность жизнью, Клэр вырвалась из его рук, но не сразу смогла вновь почувствовать себя личностью. Ей помог в этом человек, на которого она начала работать, миллионер-американец Джейк Бернс. Но едва ее душа начала оживать, пробуждаясь к новой любви, как рядом появляется Рори и снова заставляет пройти через муки ада...


Следующая страница

ГЛАВА 1

— Ты такая красавица сегодня, родная моя! — взволнованно проговорила Марго Драммонд, отступая на шаг и любуясь длинным, искрящимся шлейфом свадебного платья дочери. Клэр взглянула в зеркало трюмо — ослепительная невеста в сиянии жемчугов, в мерцающей сквозь шелковую кружевную фату фамильной бриллиантовой диадеме.
— Неужели это я? — произнесла она тихо. — Знаешь, мамочка, я странно себя чувствую — какое-то возбуждение.
— Может, это страх?
— Перед замужеством? Ты думаешь, меня пугает новая жизнь? — спросила Клэр.
— Ну что ты! Выйти замуж за Рори — мечта всей моей жизни!
— Мечты — это одно, а брак — это совсем другое! — мягко заметила мать.
— Ах, я все понимаю! Только с Рори все так необыкновенно!
— Но ведь он всего лишь человек, такой, как все!
— Ничего подобного! Рори — это Рори! Другого такого на свете больше нет!
— Так все невесты говорят о своих женихах. Клэр повернулась к матери, вся светясь радостью:
— Пусть говорят, а я в это верю! Мать вздохнула.
— Ты так молода… — сказала она тихо.
— Не моложе тебя, когда ты выходила замуж за папу!
— Но ведь тогда все было совсем иначе… Только что кончилась война, выбирать особенно не приходилось. Мне кажется в твоем возрасте я была взрослее…
— Мамочка, я знаю, что делаю! Я знаю, что мне нужно. И нужен мне Рори! — Ее лицо озарилось улыбкой.
— И ведь это просто чудо, что и я ему оказалась нужна!
— Ты без памяти в него влюблена!
— Безумно и на всю жизнь — отныне и во веки веков, аминь! В дверь постучали, и в спальню Клэр вошел Лоуги, их дворецкий.
— Прошу прощения, миледи! — обратился он к матери Клэр.
— Возникла заминка: какое шампанское подавать?
— Так ведь я уже распорядилась! — недовольно произнесла
— До церемонии остается леди Марго Драммонд. — Марочное, «Дом Периньон», немарочное подадите позже, когда гости уже не смогут определить разницу… Ну вот, приходится идти и повторять все сначала!
И отчего это, как свадьба, так непременно все голову теряют? — Она повернулась к дочери:
— До церемонии остается двадцать минут. Отец поднимется за тобой.
— Не волнуйся, — безмятежно бросила Клэр, — я готова!
— Позвольте заметить вам, мисс Клэр, на вас смотреть — прямо дух захватывает! — сказал Лоуги с отеческой любовью старого слуги.
— Спасибо, Лоуги! Скажи, ты ведь будешь танцевать у меня на свадьбе?
— С превеликим удовольствием! — заверил ее дворецкий. «А уж я-то как буду плясать! — подумала про себя Клэр, снова оглядывая себя в зеркале.
— Я сегодня сама себе нравлюсь! Неужели счастье так меняет людей?»
Под фатой сияли каштановые, с рыжеватым отливом волосы, уложенные так искусно, что фамильная диадема Драммондов, изящная, филигранная, с бриллиантами чистой воды и жемчужинами-слезками в ажурных переплетениях, естественно располагалась в ее мягких, волнистых прядях. Платье струилось потоками кремового шуршащего шелка — так идущего к матовой коже и темно-рыжим волосам Клэр. В вырезе в форме сердца чудесно смотрелся кулон — бриллиантовое сердечко, свисавшее с тройного жемчужного ожерелья, подарок Рори к помолвке. В букет из роз и камелий была вплетена на счастье веточка белого вереска, и стариной веяло от туфелек из кремового атласа, тех самых, которые надевала бабушка Клэр в день своей свадьбы в 1922 году: с ремешками крест-накрест и с расширяющимся книзу каблучком. Белье было от Жанет Реже, а правую ножку над коленкой кокетливо украшала голубая оборчатая подвязка. «Надеюсь, Рори будет в восторге от меня! — думала Клэр, глядя на себя в зеркало. — Я сделаю так, чтобы ему никогда не пришлось ни о чем жалеть». Она тихонько рассмеялась. Какая чушь! Как можно представить такое! Клэр ни секунды не сомневалась, что и с Рори ее жизнь будет течь так же безмятежно, как она протекала для нее двадцать один год. Дверь в спальню отворилась, и в комнату скользнула Кэролайн де Бомонт, ближайшая подруга Клэр, на которой тоже было пышное платье из кремового шелка.
— Вот! Я принесла шампанского, чтобы унять твое волнение!
— А я вовсе и не волнуюсь! — сказала Клэр. — Смотри! — Она вытянула вперед руки.
— Тогда я волнуюсь… сама знаешь, на моем попечении эти два озорника, твои племянники.
— Какие же они озорники! Они очень милые.
— Да, в своих клетчатых юбчонках они и в самом деле прелестны, но мне не терпится поскорее увидеть Рори! Он и так — то ослепительно хорош, а уж в настоящем шотландском наряде, убеждена, просто глаз не отвести!
— Успокойся, дорогуша! — смеясь, сказала Клэр. — Он уже занят!
— Да? Тогда, пожалуй, займусь его приятелем, шафером.
— Дэвидом Грантом? Что ж, он прелесть! — Клэр пригубила шампанское. Кэролайн оглядела Клэр со всех сторон.
— Такой наряд, должно быть, стоит целое состояние, — с восхищением произнесла она. — И выглядишь ты в нем просто сказочно!
— Важно, чтобы Рори так считал!
— Ах, да брось прибедняться! Он никого, кроме тебя, не видит с того момента, как подхватил тогда на склоне!
— Я знаю… — с улыбкой сказала Клэр. — Это, пожалуй, и есть самое невероятное. До сих пор не могу в это поверить.
— Советую поверить, ведь теперь его пылкость только по — настоящему и проявится! — И Кэролайн добавила с невинным видом: — Хотя, возможно, ты уже это успела испытать?
— Увы! Вопреки своей репутации, он ведет себя как истинный джентльмен. Клянусь тебе!
— Ну и ну! — озадаченно произнесла Кэролайн. — Тогда это любовь!
— Именно! — искренне подхватила Клэр. — Я поняла это, едва мы взглянули друг на друга..
Год назад, в декабре. Клэр с друзьями отправилась в Швейцарию покататься на лыжах. Четыре девушки со школьной скамьи и четверо юношей поселились в горном домике, при надлежащем семье одной из девушек. Они радовались жизни, шумно веселились, не позволяя себе никаких вольностей. В один из дней в самый разгар игры в снежки Клэр, получив удар по лбу, поднесла к лицу руку, чтобы стряхнуть снег, и уронила перчатку. Наклоняясь, чтобы ее поднять, Клэр опасно подступила к самому краю склона, с которого они собирались съезжать. Выпрямляясь, девушка не удержала равновесия, упала и, не успев опомниться, с нарастающей скоростью покатилась со склона вниз. Насмешливые возгласы переросли в тревожные, едва молодежь наверху сообразила, что в криках Клэр звучит настоящий страх. Юноши пустились на лыжах вдогонку, но их опередил стремительный лыжник, который, прорвавшись вперед, выписал безукоризненный вираж и остановился как вкопанный на пути Клэр. Она врезалась в него с такой скоростью, что сбила с ног. Клэр не ушиблась, у нее только кружилась голова, она почувствовала, как ее подхватили чьи-то руки и, поддерживая, помогли подняться.
— Ну как вы? — спросил мужской голос.
— Да ничего как будто…
Клэр стряхнула налипший на лицо снег и увидела перед собой глаза, голубые, точно воды ее родных шотландских озер. Таких голубых глаз ей никогда раньше не приходилось видеть; она почувствовала, как ее неудержимо затягивает их глубина. Клэр смотрела в них не отрываясь, чуть приоткрыв рот, точно оглушенная этим взглядом.
— По-моему, вы еще не пришли в себя!
«Это верно, — пронеслось в затуманенном мозгу Клэр, — только падение тут ни при чем!»
От ее спасителя исходила электризующая сила. Он был очень высок, идеально сложен, с бронзовым от загара, классически прекрасным лицом Аполлона. Незнакомец улыбнулся, и у Клэр подкосились ноги, она осела в снег.
— Что с тобой, Клэр? — встревоженно спросил подъехавший Саймон Мейтленд.
— Ничего, кости целы… — дрожащим голосом выдавила она из себя.
— Огромное вам спасибо, сэр! — вежливо сказал Саймон, и Клэр снова взглянула на своего спасителя: «Ничего себе, „сэр“! Да ему не больше тридцати!» Их глаза снова встретились, и Клэр почувствовала, что ее сердце вот-вот вырвется из груди.
— Простите, но иного способа остановить вас не было! — произнес молодой человек, излучая еще одну ослепительную улыбку. «И слава богу!» — про себя сказала Клэр.
— Я думала, ты нас разыгрываешь! — с возбужденным смешком воскликнула спустившаяся со склона Кэролайн. — Ты неслась, как воздушный шар!
— Я не удержалась… не видела, что стою на самом краю. Большое спасибо, мистер… э-э-э?.. — с отстраненной интонацией хорошо воспитанной девушки произнесла она вслух.
— Баллетер, Рори Баллетер!
Клэр точно громом поразило. «Быть не может!» — пронеслось в мыслях.
— Как тесен мир! — проговорила она не слушающимися ее губами. — А я — Клэр Драммонд.
— Да что вы! — Снова голубой взгляд затянул ее вглубь. — То есть младшая сестра Хэмиша Драммонда?
— И единственная.
— Ах, черт побери!.. Я вас помню крохотной, путавшейся под ногами девчушкой с косичками! — От его бархатного голоса ноги и руки у Клэр снова стали ватными.
— Как вы изменились!
Они смотрели друг на друга, и все остальное как бы меркло для Клэр. Очередная жаркая волна захлестнула ее.
— Дорогой! — раздался женский голос, нетерпеливый, резкий. Клэр обернулась и поймала быстрый недружелюбный взгляд блондинки, ослепительно элегантной в своем алом комбинезоне.
— Прошу тебя, мы уже опаздываем на ленч!
— Иду, иду… — Рори Баллетер снова повернулся к Клэр. — Как там Хэмиш поживает? Не видел его целую вечность.
— Отлично. Служит в британском посольстве в Вашингтоне.
Рори Баллетер рассмеялся:
— У него всегда была склонность к дипломатии!
— Вы давно не были в родных местах, — выдавила из себя Клэр.
Рори мотнул головой:
— Я все путешествую… — Голубой взгляд слегка потускнел. — Боюсь, в Шотландии не осталось для меня ничего притягательного… по крайней мере, не оставалось до сих пор…
Тут Клэр почувствовала, что вся заливается краской. Рори снова улыбнулся.
— Надо бы нам с вами посидеть, вспомнить прошлое. Вы где остановились?
— В шале Брунинген, — тихо сказала Клэр. Рори поднял брови:
— Ах так! В таком случае можете пригласить меня к себе на огонек.
— Ну разумеется! — поспешно сказала Клэр. — Хотя бы этим вас отблагодарить, я вам так обязана.
— Рори! — настойчиво прозвучал голос женщины.
— Мне пора… Я вам позвоню! — сказал он Клэр, и она сразу поверила ему. Рори взмахнул на прощание рукой и, развернувшись с ловкостью профессионала, оттолкнулся и заскользил по склону к ожидавшей его женщине и ее компании.
— У-ух! — с восторгом выдохнула Кэролайн. — Вот это мужчина…
— Прекрати! — оборвала ее Клэр.
— Но это же факт! Брось кривиться, Саймон! Ей-богу, ты временами бываешь невыносим! — Кэролайн повернулась к Клэр: — Ты и в самом деле его знаешь?
— Он наш сосед. Учился в Итоне вместе с Хэмишем.
— Рори Баллетер… — задумчиво произнес Чарлз Бингэм Смит. — Насколько я знаю, не слишком приятный тип!
— Давай-ка выкладывай! — горящими глазами уставилась на него Кэролайн.
— Да ты для него просто дитя — отрезал Чарлз. — А та блондинка как раз в его вкусе…
— Обратили внимание на ее костюмчик? — вздохнула с завистью Шарлотт Уигрэм. — Фирменная штучка!
— Классные модели, классные мужчины! — вкрадчиво промурлыкала Кэролайн. — Так ты пригласишь его в гости, Клэр, а?
— Ну разумеется, приглашу!
— Отлично! Надо бы попрактиковаться в общении с настоящими мужчинами… Тут Кэролайн вскрикнула, так как Чарлз кинул в нее снежком, и возникла новая веселая потасовка.
— Ты уверена, что все обошлось, Клэр? — озабоченно спросил Саймон.
— Что? Да, конечно… руки-ноги целы, — ответила Клэр, про себя подумав: «Только вот, боюсь, сердце не уберегла!» Остаток дня она Рори не видела, и он не позвонил вечером, не позвонил и на другой день. И Клэр на следующий вечер, переодеваясь к вечеринке в их шале, уже было решила, что выдумала тот его взгляд, как вдруг вбежала Кэролайн и патетически произнесла:
— Он! — И добавила: — Не по телефону — сам здесь!
— Что?
— Да-да, внизу! Непостижимо огромный! Чудо как хорош!
— Ты смеешься!
— Какой смех — сама посмотри!
Схватив Клэр за руку, Кэролайн потащила ее к лестнице. Глянув через резные перила, Клэр увидела Рори Баллетера в темно-коричневых вельветовых брюках и толстом, цвета топленых сливок свитере; он стоял у огромного камина и разглядывал портрет Хельги Брунинген. Это ее дочь Сисси пригласила Клэр и всю компанию погостить в фамильном шале. Но сама Сисси в первый же день упала и сломала ногу, и перепуганная мамаша повезла дочь в Женеву к специалисту-ортопеду.
— Непременно оставайтесь и отдыхайте на здоровье! — с душевной добротой сказала она остальным перед тем, как умчать Сисси на личном вертолете.
— До чего хорош, правда? — очарованно прошептала Кэролайн. — Надо же, оторвался!
— Что значит «оторвался»? — вскинулась Клэр.
— Ну, от той блондинки… он же «при ней» состоит! Видела огромный дом выше в горах? Такой, с башенками. Она француженка, мадам Эктор Шевро. Муж крупный промышленник, по счастью, торчит в Париже.
— Откуда ты знаешь?
— Навела, как говорится, справки, — беспечно бросила Кэролайн. — Она его любовница.
— Вот уж это тебя не касается! — сердито бросила Клэр.
— Если он клеится к тебе, должна же я узнать всю его подноготную. Ты ведь у нас девушка не от мира сего! Кэролайн была самой шустрой в их компании. Гораздо мудрее в житейском смысле, чем Клэр с Шарлотт или даже с Сисси; мать, наградившая ее уже тремя отчимами, собиралась привести в дом четвертого. Вслед за матерью и Кэролайн считала, что жизнь скучна без разнообразия.
— И репутация у него еще та! — загадочно продолжила Кэролайн. — Женщин у него было больше, чем мы с тобой можем себе представить!
— Помолчи, пожалуйста! — холодно произнесла Клэр.
— Ему тридцать два, и значит, он старше тебя на двенадцать лет, а что до жизненного опыта, то в этом смысле он умудрен, как Мафусаил! Тут, оставив легкомысленный тон, Кэролайн произнесла серьезно:
— Поостерегись, Клэр! С такими мужчинами ты еще не встречалась!
— А ты, конечно, их хорошо знаешь!
— Все-таки лучше, чем ты. Второй муж моей матери был вылитый Рори Баллетер. Теперь такие в моде.
«Нет, — думала Кэролайн, глядя на овальное, с огромными лиловыми, как фиалки, глазами лицо подружки, — она со всем не знает жизни!» Кэролайн снова посмотрела вниз. Рори, закинув ногу на ногу, сидел на одном из громадных диванов, листая «Пари-матч». «С чем же ты пожаловал, Рори Баллетер?» — подумала девушка.
— Ну расскажите же о себе! — попросил Рори, как только все отправились на вечеринку, а они с Клэр остались одни. — Что вы поделываете? Где обитаете? — Что-то было в его взгляде и манере говорить, что вызывало собеседника на искренность. Клэр же казалось, будто он в жизни не встречал такой, как она, что он ею просто очарован.
— Я работаю в фирме «Лайл» — знаете, агентство недвижимости? Вожу клиентов по домам, которые продаются или сдаются , показываю…
— И очаровываете их, в результате они платят бешеные деньги?
Клэр зарделась.
— Ведь вы же знаете, как вы привлекательны! — произнес Рори так проникновенно, что у Клэр остановилось дыхание.
— И что же вы еще умеете? — продолжал спрашивать Рори. Кэролайн перед уходом выудила из огромного брунингеновского погреба бутылку шампанского «Крюг Премьер Крю». «Ведь не кокой же угощать такого мужчину, как Рори Баллетер!» — съязвила она при этом.
Отпивая изысканно сухое, покалываюше-холодное шампанское, Клэр недоумевала: от вина или от присутствия Рори Баллетера в ней все так сладко поет.
— Еще я знаю французский и итальянский, умею готовить, потом я окончила питманские курсы секретарей, ну и катаюсь на горных лыжах, но, как видите, пока не слишком успешно.
— Хотите, я вас поучу?
У Клэр перехватило дыхание. Ее брат рассказывал, что Рори Баллетер был чемпионом, имел кубки и медали, а однажды даже выступал в команде горнолыжников Великобритании на зимних Олимпийских играх.
— Правда? — еле слышно выдохнула она.
— С огромным удовольствием! Приступим с завтрашнего дня, не возражаете?
— Было бы неплохо, — сдержанно сказала Клэр, изо всех сил пытаясь скрыть свое ликование
— Скажите, вы часто бываете дома, в Шотландии?
— Примерно раз в полтора месяца. Обычно провожу там уик-энд с друзьями.
Насколько помнила Клэр, Баллетеры были некогда ужасно богаты, но, если верить местным сплетням, отец Рори так бурно и быстро все промотал, что пришлось продать семейное дело в уплату за долги. Остался лишь сам Баллетер-хаус да десять тысяч акров лучших в Шотландии охотничьих угодий. Рори рассказал Клэр, что недавно приехал из Кении, где живет его старшая сестра: «Маргарет, помните?» А до того по — бывал в Австралии.
— Обожаю путешествовать, а вы? Мысль о привязанности к одному месту, к определенному жизненному укладу мне ненавистна!
Клэр, успевшая побывать только во Франции, Италии и Швейцарии, согласно закивала, хоть и была воспитана в той части Шотландии, которая и по сей день во многих смыслах считалась феодальным миром; все «местные» из Долины Драммонд так или иначе трудились на семейство, владевшее этими землями, и редко выбирались за их границы. Отец Клэр, чопорный, сдержанный человек старой закалки, хоть и нежно любил своих детей, по-прежнему всегда при встрече обменивался с сыновьями рукопожатием, а дочь лишь скупо целовал в щеку. Клэр получила строгое образование в духе старых традиций: она всегда ела что подавалось, сохраняла молчание за столом, никогда не перебивала старших, при знакомстве неизменно обменивалась рукопожатием и всегда поддерживала в своей комнате чистоту и порядок. В семье ее неизменно окружала атмосфера любви. В отличие от отца ее мать предпочитала держаться в тени, и, хотя формально сэр Джон считался главой семейства, Клэр очень скоро поняла: именно мать заправляет всеми делами; к ней всегда обращались за советом и помощью. Сэра Джона уважали, но леди Марго Драммонд любили. Рори Баллетер, напротив, был сыном прожигателя жизни и женщины, скандально известной своими любовными похождениями. Едва его отец промотал все состояние, мать оставила и мужа, и маленького сына. Затем отец женился на вдове с тремя детьми, которая не уделяла времени чужому ребенку, видя, что тот терпеть ее не может. Очень быстро мачеха все прибрала к рукам; ежегодно в августе Баллетер-хаус сдавался за колоссальные деньги богатым американцам, которые были готовы платить за возможность пострелять знаменитых куропаток, обитавших на земле Баллетеров. По рассказам матери Клэр знала, что эта особа занялась гостиничным делом, даже принялась рекламировать Баллетер-хаус в некоторых техасских охотничьих журналах. Особо подчеркивая то, что владелец дома — барон, она умалчивала о том, что ее муж барон лишь в четвертом поколении. Титул барона был пожалован прадеду Рори Викторией, так как «Отборный эль Баллетера» был любимым напитком королевы. Мачеха Рори умудрилась заключить приличную сделку с новыми владельцами компании, чтоб те обеспечивали ее постояльцам доставку именно виски Баллетера. Клэр слышала, что сам Баллетер-хаус и празднества, устраиваемые в нем, соседями воспринимались как дело малопристойное. Недавно узнав от матери, что отец Рори скончался — причем не в своей постели, — Клэр сделала вывод, что Рори вернулся домой, претендуя на свой титул и на то, что осталось от наследства.
— Вы собираетесь домой, в Шотландию? — осторожно спросила она.
— Я недавно вернулся оттуда, — отвечал Рори, промолчав о результате визита. О самом себе он говорил немного, больше слушая рассказы Клэр, проявляя интерес, который льстил ее самолюбию. К тому моменту, когда Рори ушел, предупредив, что завтра утром зайдет за ней, Клэр была уже целиком и бесповоротно влюблена в него. Оставшиеся дни каникул Клэр думала только о Рори. Он появлялся не каждый день, и, когда его не было, Клэр проводила часы в каком-то болезненном трансе ожидания. Такого мужчину, как он, она не встречала никогда; отличный спортсмен, уверенно чувствовавший себя на лыжах, затмевающий всех на спуске с Крест-склона. Они ни разу не встречались по вечерам; однако Рори сдержал слово и научил Клэр некоторым приемам скоростного спуска, так что к концу пребывания в горах она стала чувствовать себя более уверенной. Клэр пока не овладела головокружительными трассами, которые Рори преодолевал с такой легкостью, но и его спутница-блондинка тоже этого не умела; казалось, для нее было важнее появляться каждый день на склоне в новом шикарном костюме. Она постоянно демонстрировала свои близкие отношения с Рори: по-хозяйски клала свою холеную руку ему на плечо; ждала, пока он поднесет зажигалку к ее сигарете. В самый последний день Клэр сообщила Рори, что возвращается в Лондон, отчаянно надеясь, что тот скажет: «Дайтемне номер вашего телефона, я позвоню!» Но он так ничего и не сказал. Лишь бросил:
— В ближайшем будущем я туда собираюсь, надеюсь, еще увидимся. Однако в его улыбке читалось, что он будет рад их встрече. Вернувшись в Лондон, Клэр всю неделю не имела от Рори никаких известий, и ей было трудно опять окунуться в размеренную жизнь, ходить на работу, встречаться с клиентами, изображать бурное восхищение достоинствами очередной квартиры. Клэр перестала выходить по вечерам из дома, боясь пропустить звонок Рери. И когда по прошествии второй проведенной в отчаянии недели она отправилась на уик-энд в Шотландию, то в первый раз за все время сделала это с удовольствием. Ни о ком другом, кроме Рори, она и думать не могла. Утром за завтраком, едва из-за стола вышел отец, мать спросила:
— Ты как будто встретилась с Рори Баллетером в Гштаде?
— Ах, ну да! — произнесла Клэр как можно более легко и непринужденно. И постаралась в шутливом тоне рассказать, как это произошло, добавив под конец:
— Он говорил, что приезжал сюда!
— Еще бы… вся округа только и говорит об этом. У них вышло что-то вроде стычки с мачехой. Кажется, он ей сделал предупреждение. Отцу особенно завещать было нечего, но и то, что осталось, отошло к Рори. Он попросил ее покинуть дом. Полагаю, что шуму было достаточно! Но, если он сумел одержать верх над Дженифер Баллетер, такой человек чего-нибудь да стоит! Эта дама свой бронированный кулак даже в бархатную перчатку не прячет!
— Ну, так-то бить удобнее… — пробормотала Клэр.
— Вероятно, ему нужны деньги, — продолжала мать, — он унаследовал от своего родителя способность тратить и тратить. Мать Клэр подлила себе еще кофе.
— Как бы то ни было, говорят, что Баллетер-хаус — единственное, что досталось Рори в наследство, ну и, конечно, земля в придачу. Думаю, он все это продаст. До меня доходили слухи, что одна крупная гостиничная фирма хочет купить это поместье. При таком раскладе, по крайней мере, денег на жизнь у него будет достаточно, не придется изворачиваться. Он ведь отправился в Кению, попав в трудное положение: какие-то карточные долги.
— По-моему, мама, ты меня как бы предостерегаешь! — заметила Клэр, вскидывая подбородок. — Честное слово, нет причин. После Швейцарии я Рори не видела и ничего о нем не слыхала.
— Вот и хорошо, — спокойно сказала мать. — Он значительно старше, весьма многоопытен, даже чересчур, для такой девушки, как ты. Он совершенно не для тебя. Точь-в-точь те же слова Клэр слышала от Кэролайн всего пару дней назад. И еще Кэролайн сказала:
— Он постоянно ищет момент, когда можно поживиться.
— Откуда ты знаешь?
— От мамы. Она вращается в тех же кругах. Помнишь ту блондинку, которая была с ним? Так вот она за него платит. Все его женщины оплачивают его счета. У него самого денег нет. — Кэролайн просматривала приглашения, разбросанные по каминной полке. — Учти, если бы у меня оказались средства, я бы не отказалась от такой возможности… Ты поедешь на уик-энд в Чэнтри?
— Нет, я еду домой.
— Вот и умница, хорошая девочка! — иронически воскликнула Кэролайн. — Поняла теперь, почему он тебя не домогается? Примерные девочки его не интересуют… После завтрака Клэр отправилась на прогулку верхом, и первое, что она сделала, едва скрылся из виду дом, повернула лошадь прямиком к Баллетер-хаус. Если ехать по дороге, то до него двадцать миль; через болота — расстояние вдвое короче. Клэр выехала из рощицы на вершине холма; внизу открылась небольшая долина, где в итальянском саду, среди деревьев, привезенных из Тосканы, в окружении лужаек стоял дом. Это был громадный особняк в викторианском стиле, и хотя Клэр никогда здесь раньше не бывала, по рассказам матери знала, что внутри он тоже был под стать громоздкому великолепию фасада. У дома никого не было видно; да и как иначе, ведь мачеха Рори уехала… Клэр направила Тэма, своего гнедого жеребца-пятилетку, по склону вниз, ей было очень любопытно осмотреть места, где Рори, чего она втайне желала, возможно, поселится в будущем, а оно все больше и больше связывалось для Клэр с мыслью о Рори. Привязав Тэма у статуи Дианы-охотницы, Клэр осторожно пересекла посыпанную гравием подъездную аллею и заглянула внутрь через зеркальное стекло одного из огромных окон. Она разглядела исполинскую мебель, камин, настолько громадный, что в нем можно было зажарить быка, картины в тяжелых золоченых рамах. И тут прозвучал голос:
— Рад вас видеть у себя дома!
Клэр резко повернулась: на нее глядел, улыбаясь, Рори Баллетер, высокий красавец в идеально сидевшей на нем твидовой куртке для верховой езды, в жокейских твидовых бриджах.
— Ох! — вырвалось у Клэр. — Я не подозревала, что вы здесь!
— Вот как? А я знал, что вы приехали!
— Да? — пролепетала Клэр, у которой все внутри задрожало.
— Я звонил вам на квартиру, мне и сказали, что на уик-энд вы отправились сюда. Как раз собирался ехать к вам. — Голубой взгляд охватил Клэр с головы до ног, так что в голове у нее все поплыло. — Выходит, мы с вами думаем одинаково…
Рори взял безвольную, податливую руку Клэр. — Что ж мы стоим? Пошли в дом!
— Какой громадный! — проговорила Клэр, почти ничего не соображая, чувствуя только, что ее руку сжимает его рука и что жар от его прикосновений распространяется по всему телу.
— Да, верно! — весело согласился Рори. «Как внушительно смотрится сочетание алого с позолотой!» — пронеслось в мыслях у Клэр.
— Это все работа мачехи, — саркастически заметил Рори. — Ей принадлежит идея все полы задрапировать ковровыми покрытиями; роскошный паркет совершенно не виден! Я собираюсь все это поменять.
— Так вы… собираетесь здесь жить?
— Ну конечно! Я же Баллетер. И это мой дом. Я уезжал отсюда, потому что… — Он помялся. — Ни для кого не секрет, что мы не ладили с мачехой. Рори показал Клэр огромную гостиную, бильярдную, библиотеку, ружейную комнату, где в запертых шкафах за стеклом выстроились стойки с «парди» и «гаммондами». Показал спальни, опять-таки утопавшие в коврах, с кроватями под пологами на четырех столбах и ванными комнатами.
— Она, по крайней мере, понимала, за что американцы готовы выложить деньги! — сухо заметил Рори, указывая на кран с надписью: «Горячая вода».
— Вы продолжите это — ну… охоту?
— Пожалуй, только у меня все будет по-другому. Баллетер-хаус станет тем, чем был изначально: усадьбой шотландского помещика, а не какой-то стандартной гостиницей. Уловив в голосе Рори нечто большее, чем просто досаду, Клэр подумала: «Что ж, понятно. Ведь он здесь родился! В нем говорит гордость. Мы ведь с ним оба шотландцы!»
— Уверена, что у вас все прекрасно получится! — искренне сказала она. Рори коснулся пальцами щеки Клэр.
— Вы прелесть… — нежно произнес он, и Клэр снова потянуло в небесную голубизну его удивительных глаз. Она возвращалась домой, погруженная в свои мысли, однако матери не сказала ни слова. Решила: «Меньше разговоров — лучше». Но судьба распорядилась так, что за столом во время обеда отец сказал:
— Говорят, младший Баллетер вернулся. Избавился от «той особы» и намерен сам хозяйничать в поместье. У этих Баллетеров дурная порода, в большинстве своем они люди никчемные. Брать берут; а обратно не кладут. Арчи Макрифи говорил, будто этот Баллетер собирается продать часть угодий Шотландскому национальному департаменту по туризму для организации горного парка! Того и гляди, валом повалят туристы, всю Долину вытопчут.
— Наверное, ему нужны деньги, — спокойно заметила мать.
— В том-то все и дело, что Баллетеры не умеют с ними обращаться. Джеймс Баллетер промотал вдесятеро больше, чем мне завещал отец, и, насколько я знаю, его сынок страдает тем же недугом.
Клэр не произнесла ни слова, уткнувшись в свою тарелку. Рори пригласил ее в следующий понедельник вечером поужинать где-нибудь в Лондоне. Это оказалось не знакомые «Пуль-о-По» или «Санта Кроме», где бывала со знакомыми Клэр; Рори позвал ее в «Уолтонс». Он водил ее в «Сан-Лоренцо», где за соседним столиком сидел известный голливудский актер Уоррен Битти. Рори возил Клэр на бал, устроенный лордом Каудрей, и под чутким руководством Рори Клэр грохнула кучу денег на восхитительное бальное платье из тафты насыщенного фиалкового цвета, так шедшего к ее глазам. Рори возил Клэр на ипподром «Гудвуд», они посещали премьеры, художественные выставки, званые коктейли, вращаясь в обществе любезных, куривших сигары мужчин и манерно медлительных дам с холодным взглядом, выставлявших напоказ драгоценности, макияж и туалеты. Возвращаясь домой в Шотландию, Клэр никогда ни о чем не рассказывала матери, хотя по некоторым вскользь брошенным ею фразам догадывалась: матери известно, что происходит. Слава богу, отец ни о чем не подозревал. Клэр понимала, что он бы не одобрил ее увлечение Рори Баллетером. Послушная, хорошо воспитанная девушка, Клэр раньше и помыслить не могла, что ей когда-нибудь придется намеренно и осознанно обманывать отца, который в Лондон наведывался редко, будучи совершенно счастлив в своем поместье, оставаясь сельским жителем, вполне довольным своей судьбой, своими собаками, своими лошадьми, своими владениями. Но к тому времени Клэр была уже до такой степени влюблена в Рори, что, предложи он вдруг ей сбежать с ним куда глаза глядят, она бы с радостью согласилась. Время от времени Рори говорил:
— Мне надо отлучиться на время, но не волнуйся, я вернусь!
И он исчезал на неделю, дней на десять, иногда и больше, оставляя Клэр в унынии, в постоянном напряжении. Ее не радовали шумные ужины в некогда любимых ею ресторанчиках, раздражало чье-то хорошее настроение, бурное веселье Чарлза с Саймоном, а их шуточки теперь казались Клэр нелепыми, детскими. Вот Рори — это мужчина, да еще какой! Ее все сильнее и сильнее томило отчаянное желание отдаться ему, только Рори не предпринимал никаких попыток склонить ее к этому. Он целовал Клэр — о, как он ее целовал! — так, что она теряла рассудок, волю, но дальше не заходил. Получалось, что все эти слухи, будто женщина для него ничего не значит, если не готова сама платить за удовольствие, явная неправда. Рори всегда оказывался при деньгах. Он подарил Клэр браслет: фиалки из аметистов, обвивающие тонкую золотую цепочку, — «к твоим изумительным глазам», — он посылал ей цветы, ходил с ней по магазинам, участвуя в выборе туалетов, и Клэр, приученная экономно обращаться с деньгами, теперь бездумно их тратила на модную одежду и шикарные бальные платья. Так незаметно наступил август, и Рори уже был готов открыть двери Баллетер-хаус. Как он и обещал, ковровое покрытие исчезло из холла, и пол теперь сверкал до блеска натертым паркетом. Открыв в себе организаторские способности, Клэр помогала Рори составлять список приглашаемых на ближайшее время, рассчитать, сколько человек можно принять в один заезд, решить, приглашать ли гостей с их собственными ружьями и сколько необходимо заготовить продуктов.
— Дорогая, ты просто чудо! — с восторгом сказал ей Рори после первой охоты. Он подхватил Клэр, закружил ее. — Что бы я делал без тебя, а? — И тут улыбка сошла с его лица, ясные голубые глаза стали серьезными. — Нет, в самом деле, — сказал он проникновенно. — Я все ясней и ясней это чувствую… Я не могу без тебя, Клэр, и это истинная правда. Выходи за меня замуж! — И с подкупающим выражением отчаяния он заглянул ей в глаза:
— Прошу тебя… выходи за меня!
— Ну что ты, глупый… — произнесла Клэр, чуть не плача от счастья. — Разве я могу ответить тебе «нет»?
Отец Клэр был задет и встревожен не на шутку.
— Баллетер! — воскликнул он. — Чтобы моя дочь вышла замуж за этого негодника!
— Он изменился, папа, — сказала Клэр, отважно встречая разгневанный взгляд отца. — Он рассказал мне все о своем прошлом; с этим покончено. Каким он был раньше, мне известно, меня интересует только, каким он хочет быть теперь.
— Он всегда останется таким, какой есть, — сердито сказал отец. — Мотом и негодяем. Ведь этот тип живет за счет женщин! Попомни мои слова, ему нужны только твои деньги! Не забывай, через два месяца тебе исполнится двадцать один год, и ты сможешь распоряжаться средствами, завешанными тебе дедом, — именно этого он ждет! Что еще может быть нужно такому, как он, от такой, как ты!
— Он любит меня! — гордо заявила Клэр. — А я люблю его! Очень люблю, как никого никогда не любила, папа! И хочу выйти за него замуж, и я уже достаточно взрослая, чтобы поступить так даже без твоего согласия. Отец с грустью посмотрел на нее.
— Никогда не думал, что услышу такие слова от собственной дочери! — проговорил он с трудом. — Этот человек одурманил тебя.
— Он сделал меня счастливой!
— Пока еще ты ему не жена. Страшно представить, что будет, если ты ею станешь!
— Ты ведь его не знаешь! — сердито сказала Клэр. — А значит, говорить так не имеешь права!
— Я знал его отца, и, судя по тому, что говорят, сын от отца недалеко ушел. Джеймс Баллетер проиграл в карты все свое состояние, его жена авантюристка чистой воды, а их сынок пробавляется исключительно за счет женщин. У него и пенни нет за душой, при этом ни работы, ни малейшего дохода…
— Он имеет доход от охоты!
— А я и это не одобряю! Все это выдумала та жуткая особа, его мачеха. Хотя она ведь из англичан, откуда ей знать, что в Шотландии принято, а что нет.
— Ты сам женат на англичанке!
— Но с предками-шотландцами! А у Баллетеров — дурная кровь! Такой была и такой остается. Никогда ни на что стоящее они не были способны. Из грязи в князи и обратно же в грязь, и все это — за четыре поколения! Да они все форменные моты! Никакого чувства ответственности. Знают только, как брать, но только чтоб при этом отдавали другие. Не такого мужа я для тебя желал, Клэр! Такого, как этот Баллетер, я меньше всего хотел бы видеть своим зятем! С грустью, но решительно встретила Клэр суровый и обиженный взгляд отца:
— Прости, папа, но выбирать не тебе! Я люблю его; сама не знала, что так сильно можно любить. Я просто не могу жить без него! Тут отец не выдержал, сорвался.
— Делай как знаешь, а я умываю руки! — с гневом воскликнул он и вышел из комнаты.
— Дорогая, дай ему время свыкнуться с мыслью! — советовала мудрая мать. — Он отойдет. У меня же к тебе всего один вопрос: ты действительно вполне уверена, что поступаешь правильно? Любовь всех нас лишает разума и воли; ослепленные любовью люди совершают то, о чем в дальнейшем могут пожалеть. Ты недостаточно хорошо знаешь этого человека!
— Мамочка, я знаю его уже целых восемь месяцев!
Марго Драммонд смолчала. «Вот она, слепая вера любви! — думала она. — „Целых восемь месяцев!“…»
— Мне все про него известно, он сам рассказал. Никто Рори не знает так, как я. Его отец пустил по ветру семейное состояние, а мать, папа верно говорит, чистая авантюристка. Рори остался на попечении слуг. Он не знает, что значит быть любимым ребенком в семье, каким была я. Так разве удивительно, что он вырос таким дикарем? Вы с папой воспитали во мне чувство ответственности перед людьми, но родители Рори считали это ненужным грузом, откуда ему было понять, насколько это важно? Да, у него были женщины… он мне рассказывал. Но ни к одной из них он не относился серьезно. По-моему, они нужны были ему, чтобы выместить на них обиду, нанесенную ему в детстве матерью! — Марго Драммонд с удивлением отметила про себя проницательность дочери; многие женщины вдвое старше Клэр таким свойством не обладают.
— Но он любит меня; он хочет остановиться, прекратить свою разгульную жизнь. Я нужна ему, мамочка! Я и представить себе не могу, что можно жить без него!
— Дорогая моя, ведь он уже далеко не мальчик! — мягко заметила мать. — Неужели ты в самом деле считаешь, что он станет другим?
— Я помогу ему, и он изменится!
«Боже мой! — думала леди Драммонд, видя этот упрямый блеск в глазах дочери. — Сколько женщин считает, что именно им дано целиком изменить мужчину в лучшую сторону, имя им легион!»
— Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, — мягко сказала мать.
— Я и буду! Если бы не верила, что Рори способен сделать меня самой счастливой женщиной в мире, разве я стала бы выходить за него замуж? А я выйду за него, мамочка! Даже и без твоего благословения, не говоря уже о согласии папы. «Он околдовал ее», — думала Марго Драммонд, и все же твердость Клэр произвела на нее некоторое впечатление. Клэр всегда была такой послушной девочкой, готовой сделать приятное, с радостью соглашавшейся помочь, отзывчивой на похвалу. Рори Баллетер открыл в Клэр существо, столь же упрямое, как ее отец, и столь же целеустремленное, как ее мать. «Может быть, она и сумеет совладать с ним? — думала Марго Драммонд. — Может, она действительно то, что ему нужно?»
— Я нужна ему, мамочка! — повторила Клэр. — Ты просто этого не понимаешь. Ты вышла замуж за человека, с которым была как за каменной стеной. Я знаю, что Рори известен своей необузданностью и сумасбродством, но все это пройдет — уже проходит. Этот охотничий сезон стал для него очень успешным. Он заработал кучу денег, и я не позволю ему их промотать. Мы вместе сделаем Баллетер-хаус доходным предприятием. У меня столько идей… «Но ты рассчитываешь на придуманного, не настоящего Рори Баллетера!» — подумала мать. Хотя вслух благоразумно этого не произнесла. Чем больше спорить, тем тверже будет Клэр стоять на своем. «Ты оказалась сильней, чем я о тебе думала, — рассуждала про себя мать. — Может быть, это хорошо? Может быть, Рори нужна именно сильная женщина? Но тебе, родная, потребуются все силы для успеха. Будем надеяться, что ваш союз станет действительно прочным, как тебе хочется». И с этими мыслями Марго Драммонд пошла убеждать своего мужа, который под влиянием жены неизменно проявлял сговорчивость. В конце концов, хотя и без особой охоты, он дал Клэр свое благословение на брак, и помолвка была объявлена. Рори преподнес Клэр фамильный перстень с сапфиром, полученный им от неожиданно расщедрившейся матери, узнавшей, что сын собирается жениться. Это был замечательный камень в десять каратов, окруженный алмазами.
— Она что, пожалует к нам на свадьбу? — спросила Клэр, поворачивая руку так и этак, любуясь игрой камня.
— От моей мамаши можно ждать чего угодно. Если она и заявится, то исключительно из любопытства.
Горечь, с которой Рори это произнес, лишний раз убедила Клэр, что в его отношении к женщинам подспудно лежит глубокая затаенная обида на мать. Ее уход из дома Рори воспринял как предательство, за которое и подвергал наказанию всех остальных представительниц ее пола. «Его никогда и никто по-настоящему не любил! — думала Клэр. — Но я сумею изменить его жизнь к лучшему». И теперь, отступая от зеркала в день своей свадьбы, Клэр еще раз дала себе слово укрепить в Рори чувство уверенности, которого, безусловно, ему не хватает; но тут постучали в дверь, и она сказала:
— Входи, папа! — будучи уверена, что это отец. Но в спальню вошла ее будущая свекровь.
— Увидимся в церкви! — бросила Кэролайн и скользнула за дверь.
— Мне кажется, будущая свекровь имеет право навестить невесту перед брачной церемонией, не так ли? — непринужденно сказала Дэвина Баллетер с обаятельной улыбкой, которую ее сын унаследовал в полной мере. — Если не так, то я настаиваю на этом праве!
— Ну конечно! — приветливо воскликнула Клэр. — Я очень рада, что вы приехали. Это так важно для Рори.
— Да неужели? — проговорила Дэвина Баллетер, вскинув тонкие, идеальной формы брови. Но тут же улыбнулась и сказала: — А вы просто восхитительны!
— Как и вы! — без лукавства ответила Клэр. Дэвина Баллетер была закутана в русские соболя, на голове красовался умопомрачительный головной убор из шелковой органзы и перьев. Ей, наверное, было лет пятьдесят, но благодаря стараниям опытного хирурга на лице совершенно не было видно морщин, кожа оставалась безукоризненной, хотя матовость была несколько искусственной. «Слишком безупречна, — подумала Клэр, — слишком ненатуральна!» Дэвина кинула привычный взгляд в зеркало, от которого только что отошла Клэр.
— Каждый старается подновить то, что разрушается временем! — сказала Дэвина со вздохом.
— Хотелось бы и мне с годами сохранить себя в такой же форме! — улыбаясь, сказала Клэр. Дэвина обернулась, похлопала ее по щеке:
— Славная девочка… неудивительно, что Рори так опьянен. Странно… вы ведь совершенно не в его вкусе!
«Откуда вам знать?» — пронеслось в голове Клэр. Но Дэвина продолжала откровенничать, и от этого Клэр стало как-то не по себе.
— Вероятно, на ваш взгляд, я весьма странная мать, — сказала Дэвина. Клэр промолчала.
— Я вышла замуж очень рано… в семнадцать лет, — продолжала Дэвина. — В восемнадцать у меня родился Рори, и он, негодник, оказался таким требовательным, таким ненасытным в полном смысле этого слова. Надо было его кормить грудью, а у меня совершенно не было сил… он так жадно сосал. Я не была готова к материнству, к тому же ненавидела это промозглое, богом забытое болото. Кроме того — в отличие от вас, — я не была влюблена в своего мужа. Я вышла за него, потому что на этом настаивала моя мать. Тогда Баллетеры были баснословно богаты, а мы нуждались. Я терпела сколько могла и все-таки решила положить всему конец. И если вы вообразили, что я перед вами оправдываюсь, смею вас уверить, что в своем поступке я никогда и нисколько не раскаивалась.
— Не раскаивались в том, что бросили Рори? — тихо спросила Клэр. Дэвина повела плечами в соболях:
— Я не рождена быть матерью! Материнский инстинкт у меня полностью отсутствует, вот все, что я могу сказать. — Тут Дэвина улыбнулась, и в ее улыбке Клэр снова узнала Рори. Улыбка настолько очаровывала своей искрящейся теплотой, что холод слов немедленно таял в ней. — Но я рада, что он выбрал именно вас! Драммонды славятся своей честностью и надежностью. Полная противоположность Баллетерам. — Тут Дэвина снова кинула взгляд на себя в зеркало. — Но уж про Баллетеров вам все хорошо известно, не так ли? Я не послала вам свадебного подарка. У меня для вас есть то, что Рори предпочел бы всему остальному. — Она открыла сумочку из кожи аллигатора, одну из лучших моделей «Гермес». — И я вручаю это именно вам, потому что вы сможете лучше распорядиться этим. Рори — истинный сын своего отца. Деньги, как серная кислота, жгут ему карман. Хотите послушать моего совета — а я говорю с полным знанием дела. — поместите-ка их до поры в какое-нибудь безопасное место. И ни слова Рори. Он от меня ничего подобного не ждет. Никогда не упустит случая выступить с заявлением, что в жизни ни пенни не получал от родной матери. Клэр взяла конверт, протянутый ей Дэвиной. Конверт не был запечатан. Внутри лежал чек коммерческого банка «Куттс» на сто тысяч фунтов стерлингов. Клэр оцепенела от изумления.
— Я всегда выбирала богатых мужчин, — наставительно сказала Дэвина с циничной улыбкой. — И у моего нынешнего мужа денег больше, чем Рори способен промотать. Но послушайте мой совет, а я даю его вам от души: припрячьте эти деньги! — Дэвина в последний раз оглядела себя в зеркале. — Что ж, пора спускаться и проходить сквозь строй всех этих старых сплетниц, которые еженощно только и молятся, чтобы господь воздал мне по заслугам. По их разумению, я должна бы пасть на колени и каяться, но вместо этого я решила им подыграть, пусть лишний раз убедятся, что правы, думая обо мне как о блуднице, достойной быть меченной алым! — Она расстегнула манто, под которым открылось платье из чистошерстяного ярко-алого крепа, настолько простое, идеального покроя, что, наверное, ему не было цены; на плече сверкнул солнечными лучами бриллиант. — Ну как, вполне созвучно моему образу?
— Вам и вправду все равно, что о вас думают? — неожиданно для себя спросила Клэр.
— На такую ерунду я не обращаю внимания! — Дэвина сделала шаг вперед, прикоснулась гладкой щекой к щеке Клэр, обволакивая ее ароматом «Арпэж». — Желаю удачи! — произнесла она и выскользнула из комнаты. Клэр стояла, держа в руках конверт. Не говорить Рори? Это невозможно! Она не желает начинать семейную жизнь со лжи. Ну конечно же, надо все ему рассказать! Рори непременно обрадуется. Но пока Клэр все же спрятала конверт в нижнее отделение своей шкатулки с драгоценностями. Когда за ней зашел отец, Клэр с грустью подумала про себя, что выглядит он усталым, постаревшим. А ведь ему всего шестьдесят пять. Служа строевым офицером, отец был тяжело ранен при Эль-Аламейне и остался в результате всего с одним, да и то поврежденным, легким. От природы крепкий и деятельный человек, он болезненно воспринял предписанный ему щадящий режим, что усугубило и так достаточно вспыльчивый его характер. Клэр понимала, что и теперь отец не до конца примирился с ее выбором, но все же он, подобно матери, хоть и не так скоро, разглядел в решительности Клэр проявление фамильного характера; дочь стояла стеной за свои убеждения. Отец взял Клэр за руки, и она увидела в его глазах слезы. Он был не из тех, кто показывает свои чувства, и у Клэр при виде его влажных глаз защемило сердце.
— Ну что, дочка, — сказал отец, — ты готова?
— Да, папа! Готова.
— Ты сегодня красавица, — произнес он. — Такая же красивая, как твоя мать в день нашей свадьбы.
— Надеюсь, что, как и она, я проживу в браке счастливо тридцать пять лет! Серо-голубые глаза испытующе взглянули на дочь.
— Время покажет, — произнес он, помолчав. — Но если мои пожелания могут помочь, желаю, чтоб все твои надежды сбылись.
— Прошу тебя, папа, не беспокойся! Я очень счастлива. Я люблю Рори, и он любит меня! И жить я буду недалеко — всего через Долину от вас, — мы будем часто видеться.
— Надеюсь, что так, — сказал отец. Обнял Клэр и нежно поцеловал. — Что ж, пойдем?
До церкви было ехать всего пять минут, она находилась в поместье Драммондов. Мать Клэр и Кэролайн поджидали невесту, чтобы помочь расправить ее шлейф, и пока они были заняты шлейфом, Клэр нашла глазами Рори, ослепительно прекрасного в полном шотландском национальном облачении, который в сопровождении шафера, также облаченного в клетчатую юбку, стоял в ожидании своей невесты. Клэр до сих пор не могла поверить, что этот мужественный, неотразимый мужчина, которому достаточно поманить лишь пальцем, и к нему поспешит любая, на самом деле выбрал именно ее. «Я буду достойной тебя, Рори! — мысленно пообещала Клэр. — Ты ни на миг не пожалеешь, что женился на мне. Я сделаю тебя счастливым. Клянусь тебе в этом!» Мать отступила к своему месту на скамье, подошла Кэролайн расправить фату вокруг сияющего лица Клэр. Клэр скользнула рукой под руку отца, полились звуки органа, и, горделиво выпрямившись, лучась улыбкой, Клэр двинулась вперед по проходу.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ты в моей власти - Кауи Вера

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

Часть вторая

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Часть третья

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Эпилог

Ваши комментарии
к роману Ты в моей власти - Кауи Вера



Прекрасный роман, читала с удовольствием. Как полностью перевернулась судьба ГГ, какой муж красавец, спортсмен двуличная скотина, садист и в конце встреча,любовь, нежность, но страсти маловато.
Ты в моей власти - Кауи ВераЛика
3.08.2012, 18.49





Читала лет 8 назад, обажаю эту книгу!вот нашла ,буду читать и наслаждаться!
Ты в моей власти - Кауи ВераЭмма
18.10.2012, 20.01





Интересно, сюжет захватывает,НО на мой взгляд, слишком уж много трагичного происходит в жизни каждого из героев. Нет легкости от прочтения.
Ты в моей власти - Кауи ВераКаролина
19.10.2012, 13.28





не смогла дочитать(, стало скучно
Ты в моей власти - Кауи Веравиола
19.10.2012, 14.26





.Книга затронула до слез,необычный сюжет держит в напряжении.Жаль ,что низкий рейтинг.Читаю
Ты в моей власти - Кауи Вератата
19.10.2012, 15.29





Роман интересный,но очень длинный и не много кроважадный. Насилие пресутствут. Что-то в духе Шелдона
Ты в моей власти - Кауи ВераОльга
19.10.2012, 21.19





Господи, ели дочитала. Задумка сюжета хорошее, но так нудно написан, затянут, и ГГ-ня не понравилась.
Ты в моей власти - Кауи ВераНастя
20.10.2012, 7.58





Да, мне тоже показалось что затянут слишком, и как-то написан скучновато, хотя возможно тут дело в переводе. Задумка в принципе неплохая.
Ты в моей власти - Кауи ВераЮлия Р.
23.10.2012, 10.54





очень интересный роман
Ты в моей власти - Кауи ВераНелли
25.01.2013, 19.55





Очень сильно и страшно. Влюбиться и полюбить можно, не понимания, кто этот человек. Советую прочесть. Есть и отличный любовный роман, и триллер
Ты в моей власти - Кауи ВераКэт
25.01.2013, 20.28





Прочитала роман,казалось что все происходит со мной,таким ярко выраженным к жизни он мне показался!?Таких мучений,к-е пережила Клер,не дай Бог никому!!!
Ты в моей власти - Кауи ВераОКС
21.08.2013, 11.29





А я никому ничего не скажу. Зачем дур ориетировать
Ты в моей власти - Кауи ВераЗая
21.08.2013, 12.06





Сильный роман,печальный.Гг жертва мужа садиста смогла выстоять,пережить кошмар,найти в себе силы поверить в любовь.Мне напоминает роман "Голубоглазый дьявол"
Ты в моей власти - Кауи ВераТатьяна
18.10.2013, 1.51





А я полностью согласна с Заей
Ты в моей власти - Кауи ВераАкулина
10.11.2013, 10.12





Да, именно так- очень сильно и страшно. Романы, как любовь, есть ваниль, есть ... Жесткач разный. Прочитать стоит
Ты в моей власти - Кауи ВераМила
10.11.2013, 10.42





очень тяжелый роман.но стоит того чтобы прочитать.мна напомнил книгу Раевской Людмилы "За любовь".
Ты в моей власти - Кауи Верататьяна
31.01.2014, 21.44





Очень интересно, читайте.10
Ты в моей власти - Кауи ВераВ.А,
24.06.2015, 22.00





Интересный, но слишком затянут. Долго читала... но бросить даже и в мыслях не было.
Ты в моей власти - Кауи Вераив
24.11.2015, 21.38





Интересный, но слишком затянут. Долго читала... но бросить даже и в мыслях не было.
Ты в моей власти - Кауи Вераив
24.11.2015, 21.38





никахих чувств. автор не может погружать читателя в состояние реального времени. Как будто читаешь со стороны. Ни эмоций, ни переживаний. Сюжет интересный, а вот исполнение....? Даже описание издевательств мужа, не вызвало переживаний за героиню , да простит меня читатель за тавтологию . Все очень просто, и поверхностно! Любительницам Симоны Вилар, Полины Раевской, Шенон Дрейк, Ульяны Соболевой этого автора не рекомендую, разве что отдохнуть от книг, и прочитать банальный, пустой роман.
Ты в моей власти - Кауи Верагость
7.12.2015, 17.20





Роман на троечку. Сюжет хороший, а вот исполнение...? Автор не обладает способностью погружать читателя в атмосферу героев романа. Читаешь поверхостно, не испытываешь глубоких эмоций, даже издевательства Рори не трогают, потому что идет все с позиции описания действий, а не с внутренних переживаний героев. Все банально, приметивно. поверхностно. Любителямrn Симоны Вилар, Хизер Грэм ( Шенон Дрейк), Полины Раевской, Ульяны Соболевой, Ольги Горовой этот роман не читать
Ты в моей власти - Кауи Верагостт
7.12.2015, 17.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100