Читать онлайн , автора - , Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Джулия стояла около шкафа, отведенного ей Роуз, когда горничная вошла, чтобы помочь ей одеться. Джулия решила играть в открытую.
– Мне нужны ваши помощь и опыт, Роуз, – сказала она честно. – Это очень важный для меня вечер. Какое платье мне надеть? Я должна выглядеть так, как надо. Я уверена, вы меня понимаете.
Роуз не колебалась, ее рука сразу показала на платье, которое считала лучшим.
– Желтое шелковое, мадам. – Такое платье можно носить у себя дома.
Элегантного покроя, простое, с воротником в виде капюшона и длинными рукавами, которые застегивались у запястий на мелкие пуговки и были так широки, что свисали с плеч, подобно крыльям летучей мыши. На талии – тонкий шелковый пояс.
– Сегодня семейный ужин, мадам, и для такого случая я надела бы именно это платье. – Она улыбнулась Джулии тепло и ободряюще. – Кроме того, это ваш цвет, подходит к вашим рыжим волосам.
– Правильно, – благодарно согласилась Джулия. – Значит, желтое платье. – Как бы между прочим она добавила: – А леди Эстер интересуется туалетами?
– Только, в том отношении, мадам, что она никогда не наденет ничего, не сшитого идеально. Она во всем добивается лучшего, в одежде и прочем.
Джулия почувствовала, что к горе, на которую ей предстоит вскарабкаться, добавилась еще тысяча футов.
– Просто будьте сами собой, мадам, – посоветовала Роуз бесстрастным голосом идеальной служанки. – Леди Эстер мгновенно распознает малейший признак искусственности. – Пауза, – И она очень заботится о сыне.
Наблюдая за выражением лица Джулии в зеркале, она добавила:
– Я уверена, вы будете очень мило выглядеть. Желтое платье идеально подходит к случаю, так что вы легко справитесь. – Она нерешительно прибавила: – Если, хотите, я могла бы вас причесать.
Обычно Джулия тратила не больше нескольких минут, чтобы соорудить классический французский пучок на затылке, но сейчас она немедленно согласилась. Роуз ясно давала ей понять, что она на ее стороне и хочет, чтобы Джулия добилась успеха.
У Роуз оказались искусные руки. Скоро на голове Джулии возникла прическа деревенского типа, тяжелые волосы были сколоты шпильками. Она придавала ей элегантный, несколько старомодный вид: чувство собственного достоинства и привлекательная простота.
– Спасибо вам, Роуз, – поблагодарила она.
Роуз улыбнулась. Тут раздался телефонный звонок, и Роуз сняла трубку.
– Я сейчас спущусь, – услышала Джулия ее голос. Затем, положив трубку, она добавила – Леди Эстер приехала, мадам. Мне нужно идти к ней. Если я выберу минутку, приду помочь вам одеться.
Джулия посмотрела на свое отражение в зеркале. «Пора!» – подумала она. Но руки ее не дрожали, когда она накладывала макияж: не слишком много, вся хитрость заключалась в том, чтобы казалось, будто ты вовсе не накрашена. Она использовала тональный крем, румяна – подчеркнуть высокие скулы, тени для век темнее цвета глаз и краску для ресниц, которую аккуратно наложила в три слоя. Никакой пудры. Тогда лицо сохранит блеск юности. Розовая помада прекрасно сочеталась с желтым шелком. «Ну вот, – подумала она, рассматривая себя в зеркале. – Должно сойти».
Брэд вошел, когда она душилась. Один взгляд на его лицо, и сердце ее упало. Он был бледен, губы сжаты, глаза блестят, и создается впечатление, что они ничего не видят. «О Господи!.. – подумала она. – Что такого могла ему сказать мать?» Она встретилась с ним взглядом, прочитала мольбу в глазах и бросилась к нему.
– Ты выглядишь утомленным, дорогой. Движение большое?
– Скверное, – ответил он глухо. – Все скверно, все. – Он обнял ее слишком крепко, и это выдавало его отчаяние. Как и его поцелуй. И она чувствовала, что он страстно ее хотел.
– Я знаю, что тебе нужно. – Выскользнув из его рук, она заперла дверь, потом подошла к кровати и сняла покрывало.
– Ты читаешь мои мысли, – сказал он нетерпеливо.
«Да нет, выражение твоего лица», – подумала Джулия.
Оно подтверждало теорию, которую она уже выработала: секс для ее мужа – способ сбросить напряжение, особенно если оно вызвано его матерью. «Что ж, – трезво подумала она, снимая по очереди все – желтое платье и остальное, – некоторые мужчины пьют, чтобы разрядиться, другие бьют своих жен. Уж лучше так». Но где-то в глубине души она ощущала неприятие того, что ее использовали в таких целях. «Ты замужем, Джулия», – напомнила она себе. А тоненький голосок внутри нее шепнул: и разве тетя Шарлотта не говорила тебе, что брак – это не что иное, как узаконенный секс?
Они молча лежали удовлетворенные, Брэд вполне расслабился, когда раздался стук в дверь.
– Это, наверное, Роуз, – вздохнула Джулия.
Брэд поднял голову и посмотрел на часы, стоящие на прикроватном столике.
– Черт возьми, уже восьмой час! – Он спрыгнул с кровати и кинулся в ванную комнату.
Роуз никак не прореагировала на смятую кровать и испорченную прическу. Она просто дождалась, когда Джулия сядет перед зеркалом, и сделала все снова. Затем она надела на голову Джулии шифоновую косынку, прежде чем помочь ей влезть в платье. Джулия аккуратно подправила свой макияж.
Когда Брэд вышел из ванной комнаты в брюках и рубашке, его глаза засияли.
– Ты выглядишь потрясающе! – удовлетворенно воскликнул он.
– В огромной степени благодаря Роуз.
Брэд сверкнул улыбкой в сторону служанки.
– Спасибо, Роуз.
– Если я вам больше не нужна, я пойду к леди Эстер.
– Застегни мне рукава, пожалуйста, – протянул Брэд к Джулии руки в болтающихся манжетах.
Джулия улыбнулась ему и выполнила его просьбу.
– Все как у женатых людей.
– А мы и женаты! – На лице его снова стало появляться то же выражение, с каким он вошел в комнату полчаса назад.
«Это означает, – подумала Джулия, – что мать не одобрила его поступок».
Брэд подтвердил ее догадку, выразительно проговорив, когда они собрались спуститься вниз:
– Это очень важно, Джулия. Ради меня, постарайся.
«Ради тебя? – подумала Джулия, следуя за ним к двери. – А как насчет меня?»
Брэд привел ее не в гостиную, а в другую очаровательную комнату, всю в розовых и белых тонах», и Джулия со страхом увидела, что, хотя она и не могла разглядеть никого, похожего на ее свекровь, вся остальная семейка уже собралась.
Навстречу им поплыла Эбби, величественная в платье из бархата бутылочного цвета с дыркой у подола. В ушах и на шее сверкали огромные изумруды, весящие наверняка не меньше нескольких фунтов. Джулия не надела никаких драгоценностей, – но не потому, что их у нее было мало: только черная кошечка и нитка жемчуга, один из свадебных подарков Брэда.
Эбби представила Джулию тем членам семьи, с которыми она еще не успела познакомиться. Брэд не протестовал, когда Эбби увела ее, и направился к подносу с напитками.
Эбби подвела Джулию к Битси, которая в платье из бледно-голубого крепа стояла рядом с высоким темноволосым мужчиной со скучающим выражением на лице сатира.
– Джулия, это Дрексель Адамс, муж Битси. Твоя, новая родственница, Дрекс.
Он склонился над рукой Джулии.
– И очень хорошенькая.
– Мистер Адамс, – вежливо обратилась к нему Джулия, вглядывась в нахальные и явно оценивающие глаза.
– Дрекс для друзей и членов семьи, пожалуйста.
Эбби потащила ее дальше.
– А вот моя собственная половина. Сет, поздоровайся с женой Брэда!
Джулии пришлось задрать голову. Худой, и никак не меньше шести с половиной футов ростом. Он сутулился, не иначе как для того, чтобы не ударяться о притолоки, и с той же целью, очевидно, имел на голове массу волос, напоминающих шерсть английской пастушьей собаки. Но лицо, его было добрым и слегка проказливым. Неожиданно красивым густым голосом он процитировал:
– «Когда в шелках моя Джулия идет…» – И, взяв своей большой рукой ее руку, наклонился и поцеловал ее.
– У Сета цитаты на все случаи жизни, – с явной нежностью пояснила Эбби.
– Hac, к сожалению, не предупредили, – сказал Сет, подмигивая Джулии со своей огромной высоты, – что нам придется узреть такое прелестное личико, моя дорогая. – Он поднял бокал с шампанским. – Я пью за вас. Здоровья, благополучия и счастья на долгие годы.
– Спасибо. – Джулия ощутила радость от этого первого ничем не омраченного приветствия.
– Нет, это вам спасибо за то, что осветили нашу жизнь своей красотой.
– Говорила тебе, Брэд умеет выбирать, – басом заметила Эбби.
Джулия повернулась и увидела, что Дрексель Адамс направляется к ней с бокалом шампанского. Его глаза откровенно раздевали ее.
– Ну и как себя чувствует миссис Аполлон Бельведерский? – Под игривым тоном явно чувствовался наждак.
– Откуда мне знать? – парировала Джулия. – Вам надо спросить у нее.
Она увидела, что его темно-синие глаза неожиданно сверкнули, и он разразился одобрительным хохотом. Прежде чем Дрексель успел сказать что-то еще, подошла его жена и по-хозяйски взяла мужа под руку. Глаза ее смотрели на Джулию с явной неприязнью.
– Мы тут говорили о том, где вы собираетесь провести медовый месяц, – протянула она.
– Мы еще не решили, – солгала Джулия, поскольку эта тема даже не поднималась.
Битси опустила ресницы, за чем, Джулия уже знала, обязательно должен последовать выпад.
– Что ж, вы всегда можете воспользоваться теми планами, которые делались для другой.
Услышавшая это Эбби решительно вмешалась.
– Поскольку ты, дорогая сестричка, влезла не в свое дело, сама об этом и думай. – Она увела от нее Джулию.
– «Великий ум знает, какую власть имеет доброта», – заявил Сет, ни и кому конкретно не обращаясь, и Джулия, повернув голову, получила удовольствие, заметив, что Битси покраснела.
– Вы уже, верно, догадались, что, мой муж преподает английскую литературу, – сказала Эбби. – Это он, кстати, цитировал Браунинга. Я тоже все эти цитаты знаю. – Потом добавила, – Не обращайте внимания на Битси. Ее хорошо прозвали, у нее всего понемножку, включая ревность.
«Какая милая женщина, – подумала Джулия. – Неудивительно, что она любимая сестра Брэда». «Гибралтарская скала», так он ее называл. Битси выглядела так, будто защищала каждую пядь своей территории, в то время как весь спокойный вид Эбби показывал, что ее территория неприкосновенна. Что касается мужей, решила Джулия, то Дрексель явный хитрец. Мягко стелет, да жестко спать. Сет Эмори был единственным, кто выглядел так, как, с точки зрения Джулии, должны выглядеть бостонцы. «Но главный вопрос, который их занимает, – подумала она, – это – какая я, и почему Брэд так бесцеремонно бросил ради меня невесту».
Она оглянулась в поисках мужа, и увидела, что он стоит спиной к камину и наблюдает за ней. Его улыбка напоминала хлыст, подстегивающий ее, чтобы она продолжала в том же духе. Потом он жестом велел Томасу налить еще шампанского и повернулся, чтобы взглянуть на часы. Без пяти пять, а Роуз предупредила Джулию, что ужин начинается ровно с первым ударом часов. Неужели ее свекровь появится здесь только для того, чтобы провести их всех в столовую, не успев спросить даже «Как поживаете?». Но Брэд убедительно просил ее постараться завоевать ее симпатию, хотя он и завлек ее на территорию, которая оказалась густо заминированной. Его постоянные взгляды на часы увеличивали ее беспокойство и уверенность в том, что муж до смерти боится своей матери.
И в тот момент, когда прелестные старинные часы ударили в первый раз, двойные двери распахнулись и все повернулись к ним. На мгновение Джулия подумала, что сейчас все дамы сделают реверанс, потому что стоящая в дверях женщина была величественна в полном смысле этого слова. Джулия сразу увидела, от кого Брэд унаследовал свои глаза, рост и элегантность. Его мать была не меньше шести футов ростом, держалась она надменно и просто подавляла своим присутствием. Что вовсе не помешало Дрекселю Адамсу театрально прошептать:
– Бог ты мой! Да она уже в трауре! – Это все прекрасно расслышали.
Черный туалет леди Эстер был потрясающе элегантен: тонкий шелк под прозрачным шифоном, оборки у горла и на рукавах. Ожерелье из пяти ниток жемчуга в виде ошейника на уже стареющей шее, в центре – огромный сапфир в бриллиантовом обрамлении; из-под волос, белых, как только что подсиненные простыни, свисали такие же серьги: Волосы зачесаны назад и коротко подстрижены. В лице проскальзывало что-то орлиное, яркие глаза, кинжальный взгляд. Губы тонкие, но умело подкрашенные, чтобы выглядеть полнее. На удивление, у нее почти не было морщин, и строение лица говорило о необычной былой красоте. Выражение – высокомерное и командирское, как и ее голос, когда она, стукнув тростью с серебряным набалдашником об пол, потребовала:
– Что ж, сын мой. Я жду, когда ты представишь мне свою жену.
Брэд оказался около нее со скоростью, которая принесла бы ему золотую медаль на Олимпийских играх. Мать протянула руку, он ее поцеловал. Затем он поцеловал ее в губы, и, как заметила Джулия, мать придержала его лицо рукой, затягивая поцелуй до такой степени, что лицо у Джулии стало гореть. Когда она его отпустила, он подал ей руку, на которую она оперлась, входя в комнату при общем почтительном молчании. Он подвел ее к большому старинному креслу в григорианском стиле, на него, как заметила Джулия, никто не садился, и подставил ей под ноги скамеечку на гнутых ножках. Она отдала ему трость, и он прислонил ее к креслу. Затем она снова ему улыбнулась так, что Джулия сжала зубы, кивнула и произнесла:
– Теперь можешь представить мне свою жену.
«Да не может такого быть! – подумала Джулия. – Мне что, преклонить колени?» Выражение лица подошедшего к ней мужа говорило, что она должна преклонить все, что угодно. Ухватив ее за локоть, он потащил ее к креслу с такой скоростью, что она зацепила каблуком подол и едва не упала. Она услышала сдавленный смешок Битси, и ей захотелось убить их обеих.
– Это Джулия, мама, – произнес Брэд голосом вышколенного слуги.
Джулия встретилась взглядом с глазами, которые унаследовал Брэд, только куда более проницательными и острыми. Она не опустила взгляда, решив не склоняться перед этой женщиной. Она никогда ни перед кем не склонялась и не собирается это делать сейчас! Она смотрела на нее не мигая.
Тут леди Эстер улыбнулась, и Джулия почувствовала толчок, как будто лопнули связывающие ее путы.
– Иди и поцелуй меня, девочка, – сказала леди Эстер, подставляя щеку. Коснувшись губами сухой щеки, Джулия узнала духи. «Флорис Ред Роуз». Выпрямляясь, она почувствовала, как сильные пальцы ухватили ее за подбородок, а глаза впились в ее лицо с такой силой, что она ощутила беспомощность. Теперь ты знаешь меня, говорили эти глаза, покажи же мне, кто ты…
– Да, ты красива, тут не может быть двух мнений, – провозгласила леди Эстер удовлетворенно. – Мой сын не преувеличивал. Добро пожаловать в Бостон, Джулия. Надеюсь, ты будешь счастлива с нами.
«С нами?» – подумала Джулия.
Леди Эстер одарила ее милостивой улыбкой.
– Брэд, дорогой мой мальчик, подвинь-ка сюда стул, – приказала она, не глядя на него!
– Спасибо, милый, – сказала Джулия, устанавливая свое собственное господство.
Тут леди Эстер протянула руку на манер хирурга, ждущего, что в нее вложат нужный инструмент. В ее случае это оказалась пара очков, которые подала Битси, занявшая позицию позади кресла, эдакая постаревшая фрейлина. «Значит, такова ее роль в этой семье», – подумала Джулия.
Надев очки, леди Эстер заметила с грубой прямотой, которую Джулии приходилось встречать только среди аристократов:
– Я видела волосы именно такого оттенка всего однажды. – Голос тоже был подходящим. Высокий, слышный далеко, из тех, который никогда не понижается, потому что все недостойные и так не в состоянии ничего уразуметь. – Она тоже была нечто особенное.
Джулия вся внутренне кипела. «Почему не исследовать меня на предмет определенного жирового состава и покончить с этим? И Брэд все это допускает! Убить его мало!»
Но леди Эстер следующими словами выпустила из нее весь пар.
– Моя милая, – сказала она с теплотой, – я так счастлива, что мой сын выбрал себе, в жены англичанку. Моя любимая родина там много для меня значит. – Неожиданно в ее глазах появилось множество искорок, целый Млечный Путь. – Теперь я не буду в меньшинстве.
Джулия мигнула под напором обаяния, обрушившегося на нее с предельной точностью, и именно в наиболее чувствительном месте.
– Помню, как я впервые приехала в Америку, – принялась вспоминать леди Эстер. – Мне тогда казалось, что меня взвешивают на весах и все время обнаруживают недовес. Но я понимаю моего сына.
– Вы очень добры, – пробормотала Джулия.
– Я чрезвычайно редко добра, моя милая, но я всегда честна. – Она замолчала, потому что Томас склонился перед ней с единственным стаканом на подносе, в котором находился, по-видимому, тоник. – Нет, не надо, – отмахнулась от него леди Эстер. – Сегодня я буду пить шампанское, как и все.
– Но, мама, доктор Веннер сказал… – начала Битси.
– Я хорошо знаю, что сказал доктор Веннер, точно так же как я знаю, что я буду делать. Шампанского, пожалуйста, Томас.
Повернувшись к Джулии, она произнесла доверительно:
– Все из-за моего злосчастного артрита. Мне запрещен алкоголь. Но не сегодня. Не могу же я поднять тост за моего сына и его молодую жену бокалом минеральной воды?
Томас приблизился с шампанским.
– А, уже лучше. Это Тайттинджер, Томас?
– Разумеется, миледи.
Леди Эстер протянула руку к своей трости и постучала ею по ножке кресла. Хотя нельзя сказать, чтобы кто-то отвлекся. Она подняла бокал. Все последовали ее примеру.
– За моего сына и его жену, – провозгласила она.
Все выпили. Создавалось впечатление, будто объявили амнистию. Все расслабились. Джулия не знала, что и подумать. Леди-дракон неожиданно превратилась в добрую волшебницу, Она почувствовала, что обаяние леди Эстер действует на нее, что она раскрывается, охотно поддерживает разговор, старается угодить свекрови и млеет от ее откровенного одобрения.
– Брэда всегда привлекали красивые женщины, перед ними он никогда не мог устоять, – говорила тем временем леди Эстер с удовлетворением, которое заставило Джулию решить, что она придает большое значение внешности, так же как и испанцы. У них – если ты красив, тебе простится все остальное.
– Я тоже не смогла перед ним устоять, – честно призналась Джулия и получила в награду одобрительную улыбку.
– Хотела бы я посмотреть на женщину, которой бы это удалось. В этом отношении он в точности мой отец. Вон там, над камином, его портрет.
Джулия послушно повернулась к портрету, который заметила и раньше, но не хотела, чтобы кто-то догадался, что он привлек ее внимание. На нем был Брэд, только пятнадцатью годами старше. Чувствовались в изображенном на портрете мужчине властность и зрелость, которыми Брэд пока не мог похвастать. Только улыбка, эта убийственная улыбка покорителя сердец, была той же.
– Я обожала своего отца, – сказала леди таким голосом, будто исповедовалась.
– Брэд удивительно на него похож, – заметила Джулия.
– И именно поэтому я его тоже обожаю.
Взгляды встретились и задержались. Джулия чувствовала, что ей дают указания. Она слегка кивнула и снова получила в награду одобрительную улыбку.
Ужин был великолепным, шампанское лилось рекой, хотя Джулия толком и не понимала, что она ест. Ощущала только, что все прекрасно приготовлено и красиво подано. Разговор был тоже вполне удобоваримым. Время от времени Брэд, сидящий напротив нее, одаривал ее своей неотразимой улыбкой, а в глазах светилась все та же просьба: «Так держать!» С одной стороны, она вроде бы должна быть довольна, но, с другой стороны, ей было обидно, что он придает этому такое жизненно важное значение. Ей невольно представилось, какой была бы его реакция, если бы все прошло не так гладко.
Во время ужина она наблюдала его отношения с матерью, видела, как она постоянно, касается его с гордостью и с видом собственницы. Если она встречалась взглядом с Джулией, ее глаза, казалось, говорили: разве он не прекрасен, мой сын? разве он не достоин того, чтобы мы обе обожали его? «Неудивительно, что он так избалован, – подумала Джулия, и это навело ее на другую мысль. Нигде среди семейных фотографий в гостиной она не заметила фотографии отца Брэда. «Непорочное зачатие?» – кисло подумала Джулия. В семействе Брэдфордов явно царил матриархат, и именно в качестве его главы леди Эстер задавала ей дотошные вопросы по поводу ее происхождения, семьи, воспитания, образования, работы. Она желала знать все до мельчайших подробностей. Джулия чувствовала себя как на допросе по поводу тягчайшего преступления.
Что ж, это вполне естественно, утешала она себя. Если бы твой сын привел в дом совершенно незнакомую женщину и представил ее в качестве своей жены, когда ты считала, что он вполне благополучно помолвлен с другой женщиной, ты бы тоже выказывала подозрение. Кстати, о суженой. Кроме Битси с ее презрительными замечаниями, никто даже не упомянул имени Кэролайн Нортон. Создавалось впечатление, что леди Эстер приказала стереть ее имя из памяти и записать на этом месте имя Джулии. «Да, – подумала Джулия, – здесь никто ничего не делает без ее указаний».
Салли Армбрустёр была права насчет той власти, которой она обладала. Воистину настоящая grande dame. Но с той поры Джулия выяснила, что у Салли, с точки зрения леди Эстер, был один существенный недостаток. Она уже имела мужа.
Изучая свекровь, Джулия могла понять, почему Салли считала ее убийцей. Она убила ее мечты, разве не так? За этим внешним очарованием скрывалась стальная воля. Джулия ни на минуту не сомневалась, что в случае нужды ее свекровь могла быть совершенно беспощадной. Джулии надо быть благодарной за то, что она, пока, во всяком случае, столкнулась только с одобрением.
Оглядываясь вокруг, Джулия решила, что ей пора отложить микроскоп. Все присутствующие порозовели, и не столько от вина, сколько от облегчения. С весьма неуютным чувством она представила, чего же они ожидали, и взглянула на свои желтые туфельки под цвет платья – нет ли на них пятен крови. Когда подняла глаза, то увидела, что Дрексель Адамс смотрит на нее с иронией. Она посмотрела ему прямо в глаза. Он опустил взгляд первым.
«Не беспокойся о том, какое впечатление ты производишь на остальных, – сказала она себе. – В счет идет только леди Эстер. Брэд хочет, чтобы ты была послушной и упала перед ней на колени вместе с остальными».
Как и всему остальному, ужину положила конец леди Эстер.
– Давно пора спать, – возвестила она, потом милостиво добавила, – но по такому случаю…
Было половина двенадцатого. И такой сильной была ее власть, что расставание очень отличалось от встречи. Джулию поцеловали и жены и мужья, причем Эбби прошептала ей на ухо, доставив большое удовольствие:
– Молодец!
Брэд тоже повернулся к ней с улыбкой, обещающей его особую награду.
И тут леди Эстер заявила решительно и бесповоротно:
– Но мне придется на время отнять у вас моего сына. Дела, сами понимаете. – В голосе послышалась издевка. – Мне необходимо знать, все ли он сделал в Англии.
Брэд проводил Джулию до лестницы.
– Я скоро, – пообещал он. – Я постараюсь. Подожди меня.
Джулия поднялась наверх. Там ее ждала Роуз, и Джулии показалось, что в ее улыбке тоже сквозило одобрение. «Что ж, – подумала она, снимая желтое шелковое платье, – разве не правильно считается, что слуги знают все?»
Только сейчас, когда самое высокое препятствие было преодолено, а она все еще сидела в седле, Джулия осознала, как ей хотелось преодолеть его. Неожиданно она почувствовала сильную усталость и упадок сил. Но ее первая ночь в этом доме была беспокойной. Ей все слышались голоса, эхо от которых наполняло ее сон.
«Настоящий дракон… она вам горло перегрызет, потом повесит вниз головой, чтобы кровь стекала по капле… Чем ты занимаешься? Тем, что велит мама… Господи! У мамы будет приступ!.. Ну и как себя чувствует миссис Аполлон Бельведерский?..»
Она проснулась, когда Брэд ложился в постель со словами:
– Эй! Чего ты все вертишься и крутишься? Не может быть, чтобы тебе снились кошмары! – Он притянул ее к себе, теплый и готовый к любви.
– Это из-за разницы во времени, – солгала Джулия, с радостью поворачиваясь к нему.
– Бедная киска. Скоро ты у меня замурлычешь.
Последней мыслью Джулии, прежде чем она потеряла всякий контроль над собой, была та, что, возможно, Брэду полезно отчитываться перед матерью почаще. На следующее утро он разбудил ее поцелуем.
– Вставай, солнце уже светит, а у нас полно дел и ехать пора.
– И куда?
– Не скажу, пока не приедем.
Джулия села на кровати.
– Медовый месяц?
– Ну… он, правда, будет коротким, но я сделаю все, чтобы он был чудесным.
– Насколько коротким?
– Только до вечера понедельника.
Джулия не смогла скрыть разочарования.
– Всего четыре дня?
– Мама договорилась о некоторых вещах, разумеется, ничего не зная про нас. Так что я связан по рукам и ногам. Намечается большая сделка, и у нас есть соперники, совсем неожиданные. Тебе не о чем беспокоиться, но это значит, что мне на время придется тебя оставить.
– Так скоро!
– Ты же будешь не одна, – быстро проговорил Брэд. – У мамы куча планов. И у нас есть эти четыре дня.
Считай, что тебе повезло, говорил его тон. Он соскочил с постели и игриво шлепнул ее по голому заду.
– Вставай-поднимайся! В этом доме завтрак всегда в девять, а пунктуальность один из маминых пунктиков.
Леди Эстер уже сидела за столом в огромных дымчатых очках и просматривала почту. Она сняла очки, когда подняла, голову навстречу сыну, который снова поцеловал ее и снова в губы. Джулии она подставила щеку. В это утро на ней был элегантный костюм в черно-белую клетку – от Шанель, решила Джулия – отороченный тесьмой. К плечу приколота одна красная роза – как сообразила Джулия, товарный знак леди Эстер.
Брэд направился к нескольким серебряным мискам на буфете и положил себе в тарелку омлет, маленькие колбаски, жареный бекон, крошечные грибы и жареные помидоры. Джулия ограничилась одним яйцом, которое взяла из специального сосуда.
– Я надеюсь, вы не на диете? – неодобрительно спросила леди Эстер.
– Нет, просто не голодна.
– Хорошо начинать день с плотного завтрака, – указала ей леди Эстер. Она налила кофе из серебряного кофейника. – Все в порядке – сообщила она Брэду, протягивая ему чашку. Тонкий фарфор с бледным рисунком, близнец сервиза Джулии. – Теперь насчет вторника…
Джулия намазала маслом тост, лениво поковыряла яйцо, которого ей вовсе не хотелось, и прислушалась к разговору матери с сыном. Они говорили о совершенно неизвестных ей вещах, и она почувствовала себя посторонней.
– Если надо, поедешь туда, куда поедет он, – услышала она слова леди Эстер. – Если Мак-Каули от нас ускользнет, эти ребята Данхэмы до него доберутся, а так не годится. Я хочу, чтобы эта трещина превратилась в настоящий раскол, таким образом мы сможем разделять и властвовать.
– Ладно, – ответил Брэд спокойно и уверенно, – сделаю.
Джулия допила кофе, чувствуя себя совершенно лишней, и вспомнила свой сон. Что это, дурное предзнаменование?
– Эй! – Она почувствовала, как Брэд толкнул ее под столом ногой.
– Что? Ой, извини, задумалась…
– Поела? Хочешь еще кофе? Если нет, то поехали…
– Как поехали? Я же ничего не собрала.
– Я позволила себе приказать Роуз сделать это за вас, – сообщила леди Эстер.
– Но…
– Роуз точно знает, что вам понадобится. К вашему возвращению я найму для вас служанку. Вам нужно просто ехать и получать удовольствие.
Брэд отодвинул ей стул. Джулия поднялась, испытывая такое ощущение, будто ее упаковали и послали по почте, В комнату вошел Томас.
– Машина готова, сэр.
– Прекрасно. Чемоданы погрузили?
– Да, сэр.
Брэд повернулся к матери.
– Тогда до понедельника, мама.
Ее объятие было страстным.
– Так ненадолго приехал… – упрекнула она, подставляя щеку Джулии. Но ее «Развлекайтесь!» прозвучало как команда.
Джулия была уверена, что никакого удовольствия от этого путешествия она не получит. Вот так посадить ее в машину, даже не сказать, куда едут! Нет, она себе медовый месяц представляла иначе. С ней даже не посоветовались.
Она сидела, рассерженная, выпрямив спину, а Брэд вел машину – большой фургон – через поток машин, которые с визгом рассвирепевших пчел проносились мимо. Когда они пересекли реку, Брэд сказал:
– Это Чарлез. – Спустя несколько минут: – А это Кембридж, где живет Эбби. – Снова равнодушный поворот головы: – Вот Гарвард.
Вскоре они проехали колыбель будущих академиков, и здесь Джулия увидела знак: «До Конкорда 20 миль». Ее печаль переросла в ярость. Они едут на ферму, о которой ей рассказывал Брэд. Медовый месяц на ферме? Коровы и пашни и какой-нибудь старый полуразрушенный дом? Она так разозлилась, что даже не могла говорить. Так, значит, вот как мамочка представляет себе их медовый месяц.
Брэд улыбался, делая вид, что не замечает раскаленную от гнева Джулию. День выдался прелестный: он опустил окно и поставил локоть на дверь, без усилия удерживая рулевое колесо. По крайней мере, он одет по-загородному, кипела. Джулия. Клетчатая рубашка и джинсы. На ней же было элегантное платье кофейного цвета, нейлоновые чулки и туфли на высоких каблуках! Приятное начало!
Она все же заметила, насколько красивы окружающие пейзажи. Зеленая трава, белые заборы, лошади и запах сена.
– Уже близко, – утешил ее Брэд. Он взглянул на нее. – Солнышко сияет, отчего ты так мрачна?
– Знай я, куда мы едем и что там найдем, глядишь, я бы тоже засияла.
– Потерпи, тебе там обязательно понравится.
«Это ты так считаешь», – подумала Джулия. Она ждала, что он повезет ее в какое-нибудь роскошное место. Снова предоставит в ее распоряжение волшебный ковер-самолет, примчавший их сюда.
– Мама убеждена, что это именно то, что надо, – продолжал Брэд, не замечая ее настроения.
«Для чего? – подумала Джулия горько. – Чтобы я пришла в себя?»
Они поднялись на холм, перевалили через хребет, и у нее перехватило дыхание:
– Ох!
Брэд весело рассмеялся.
– Говорил ведь. Ты ожидала увидеть грязную развалюху и роящихся в пыли кур, не так ли? Я это понял по туче над твоей головой.
Перед ними в небольшой ложбине расстилалась местность, словно иллюстрация к произведению Луизы Олкотт. Приземистый белый дом, старые деревья; полоска воды, по-видимому, озеро или, по меньшей мере, большой пруд, где плавали утки; пасущиеся лошади, аромат фруктовых деревьев и свежескошенной травы.
– Бог мой, как красиво!
– Вот видишь? А ты ожидала худшего.
У Джулии хватило совести рассмеяться, хотя и с некоторым стыдом.
– Ну, я ведь не знала, чего ждать.
– Это ферма, откуда пошли все Брэдфорды. Для нас это особое место, здесь наши американские корни, ведь мы сыграли свою роль при создании Соединенных Штатов. Джон Адамс – мой отдаленный предок, седьмая вода на киселе, но мы горды тем, что происходим от одного из Подписавших! Куда же еще я мог везти тебя на медовый месяц?
– Ты просто чудо! – Джулия с жаром обняла его за шею как раз в тот момент, когда он сворачивал на широкую площадку, покрытую гравием. Практически в ту же минуту открылась дверь с сеткой и на верхней ступеньке появилась женщина. «Ну и ну, – подумала Джулия поеживаясь. – Прямо с обложки Нормана Роквелла». Коренастая, седая, розовощекая, в сером цветастом платье и необъятном белом фартуке. Широкая улыбка на лице.
– Ну вот и мы, Энни, – с энтузиазмом воскликнул Брэд. Он выпрыгнул из машины, поднялся по ступенькам и обнял ее. – Энни с нами с незапамятных времен, – добавил он, поворачиваясь к подходящей Джулии.
– Значит, это миссис Брэдфорд. Ну и красотка. Я так и думала.
– А где Джонас?
– Здесь я. – Он тоже был настоящим героем Нормана Роквелла, или, может, вернее сказать, Гранта Вуда? Полосатый комбинезон, серая рабочая рубаха, костлявое лицо типичного представителя Новой Англии и сухой, лаконичный голос. Они с Брэдом пожали друг другу руки.
– Джонас – муж Энни. Он занимается фермой, она хозяйничает в доме.
Джулия пожала всем руки.
– Входите, – засуетилась Энни. – Кофе свежий, и я спекла для вас пирог с мясом.
«Ох, – подумала Джулия, у которой от удовольствия дыхание перехватило, – все так по-американски».
Переступив через порог, она остановилась как вкопанная. Сквозь большое окно над лестницей пробивались лучи солнца, освещая прекрасно начищенный старый деревянный пол, на котором были разбросаны небольшие красивые коврики ручной работы и баснословной цены. Уютно тикали прадедушкины часы, и, как на Маунт Вернон-стрит, кругом стояли свежие цветы. К Брэду подошли два золотистых ретривера, возбужденно махая хвостами, и приветствовали Брэда, поднявшись на задние лапы и возбужденно повизгивая.
– Эй, привет, Джек, и ты, Джил, старушка, – Брэд погладил собак, которые сразу засопели от удовольствия. – Бедняжка Джек совсем слепой, но Джил смотрит за двоих, так ведь, девочка?
Хотя глаза Джека молочного цвета, ничего не видели, Брэд сунул холодный нос в ладонь Джулии, и она разрешила ему обнюхать и запомнить себя. Так же она поступила и с Джил.
– Я совсем неподходяще одета! – простонала она, оглядывая свое льняное платье й высокие каблуки. – Разрешите мне переодеться, и тогда все мне покажете.
Их комната привела ее в восторг. Высокая, просторная, полная солнца, с огромной кроватью, на которой вполне уместились бы четверо и на которую надо было залезать с небольшой приступочки, покрытой турецким ковриком. Мебель старая и красивая, вся раннеамериканского периода; покрывало на кровати – ручной работы, превосходный пример мастерства женщин Новой Англии; на кресле-качалке – такие же подушки. А работы; развешанные на стенах, были выполнены детишками Брэдфордов, носивших имена Абигейл, Сара, Присцилла и Пруденс.
– Ой, ну просто слов нет! – выдохнула Джулия. – Чистый «Сатердей ивнинг пост»…
– Я же тебе говорил, сюрприз будет приятным.
Пришел Джонас с чемоданами, и Джулия побыстрее схватила свой. Как и можно было предположить, он был набит брюками, рубашками и туфлями на низком каблуке. Она быстро натянула джинсы и рубашку.
– Теперь, – заявила она нетерпеливо, – ты можешь показать мне это чудесное место.
Джулия по уши влюбилась в ферму. Здесь все было американское, не квазианглийское, как на Маунт Вернон-стрит. Ферма развалилась на солнце, как стареющая красавица, снявшая корсет. Центральную часть дома составляла огромная гостиная, протянувшаяся вдоль всего фасада. К ней в течение столетий прибавлялось то крыло там, то пристройка тут. Лестницы вели в самых неожиданных направлениях, некоторые кончались в комнатах с покатыми крышами, прямо на самом верху. Вся мебель была старой, причем о ней явно с любовью заботились. Пахло полиролью, цветами и летом. Джулия рассматривала портреты кисти явно местных художников-примитивистов, никаких здесь тебе Копли или Гилберта Стюарта, как в бостонском доме, музейного серебра или драгоценного хрусталя.
– Просто необыкновенно! – не уставала она восхищаться. Брэд самодовольно улыбался. – Как ты догадался?
– Я знаю тебя, и, кроме того, мама решила, что это самое подходящее место. – Джулия почувствовала, как гаснет ее радость. – Мама очень хорошо разбирается в людях, – продолжал Брэд. – Она будет думать над каждым твоим словом, сказанным вчера. Кроме того, она ведь оказалась права, верно? У тебя есть небольшой пунктик насчет прошлого, а ферма – наше прошлое. Здесь Брэдфорды празднуют День Благодарения и Рождество, как, впрочем, и остальные важные даты. Так что это самое лучшее место для медового месяца.
Джулии стало стыдно за свои подозрения.
– Ты просто ангел! – воскликнула она, обнимая его за шею. – Здесь чудесно.
– Тогда давай посмотрим все.
Все напоминало мечту. Белые заборы, зеленая трава, пышные деревья, великолепные лошади, овцы, даже парочка коз, шумящая на ветру пшеница, работник, косящий траву на мини-тракторе, другой работник, поливающий смородину.
– Ферма вполне действующая, знаешь ли, – пояснил Брэд. – Мы собираем приличный урожай ягод и отправляем их на рынок.
– А деревня рядом есть?
– Конечно. Называется Брэдфорд, до нее две мили. Тебе понравится церковь, маленькая копия церкви в Сити.
Обняв друг друга за талии, они обошли всю ферму. Брэд показал ей деревья, на которые лазил мальчишкой. Потайные места, где он прятался от сестер. Пруд, в котором они все купались летом. И холмы, где зимой они катались на санках.
Он захватил с собой горсть кусков сахара для лошадей, которые брели за ними, выпрашивая еще. Джулия обычно боялась лошадей – такие огромные зубы, выпуклые глаза и горячее дыхание, – но на этот раз смело протягивала сахар на ладони и вздрагивала от удовольствия, когда теплая морда касалась ее руки и бархатные губы осторожно подбирали сахар, оставляя на ладони влажные следы.
– Господи! Да я здесь всегда могла бы жить! – воскликнула она, млея от удовольствия.
Когда они наконец вернулись в дом, их ждал обед, приготовленный Энни, и Джулия впервые в своей жизни ела пироги с рыбой и дичью с таким аппетитом, что Брэд шутливо сказал:
– Эй, осторожнее. Я знаю, что тебе еще надо поднабрать весу, но не чересчур. Я не слишком люблю толстух.
После обеда они поднялись наверх немного отдохнуть. Проснувшись, они медленно и с наслаждением занялись любовью. Затем успели еще погулять до ужина. Вернувшись, уселись в качалки – на террасе и раскачивались, вдыхая напоенный свежестью воздух и принюхиваясь к сказочным ароматам, доносившимся из-за угла, где располагалась кухня.
После ужина они сидели в гостиной, слушали музыку. Джулия опустилась на пол, прислонившись к коленям Брэда, а он вынимал у нее шпильки из волос, позволяя им рассыпаться по ее плечам и спине. Наконец он потянул ее за руку, заставив подняться, и повел наверх в большую спальню, где на постели лежали свежие простыни, пахнущие лавандой и травами. Они снова занялись любовью, а потом, удовлетворенные, заснули, как будто провалились в колодец.
Никогда Джулия не чувствовала себя так спокойно и надежно: она принимала тираническую потребность в ней Брэда с покладистостью, поразившей ее самое. Обычно она не любила, когда на нее слишком давили. Но его настроение было таким лучезарным, как будто он брал пример с погоды. Здесь, в деревне, он поразил ее тем, что мог бездельничать с удовольствием, считая это самым лучшим занятием: наблюдал с интересом, как она плетет венки из маргариток, собирает полевые цветы, знакомится с лошадьми. Но садиться ни на одну из них она пока не соглашалась.
– Тебе все равно придется когда-нибудь. Все Брэдфорды хорошо ездят верхом. Эбби так просто кентавр. Да и мама будет довольна.
Но у Джулии были свои планы. Она почувствовала себя увереннее после этих четырех счастливых дней. Никто не приехал, никто не позвонил. Они были предоставлены самим себе. Самый замечательный, хоть и самый короткий, медовый месяц, какого только можно было ждать.
Утром в понедельник она воскликнула:
– Дорогой мой, каждая наша минута в этом чудесном месте была восхитительна. Мы сможем сюда приезжать почаще?
– Конечно.
– Здесь так покойно.
– А ты уверена, что не будешь скучать? – По его тону и выражению лица можно было понять, что он-то уж точно будет.
– Никогда! – вскричала она. – Никто не может скучать в этом волшебном месте.
– Ладно, можно приезжать на выходные и, как я уже сказал, в День Благодарения и на Рождество, что обязательно. В эти дни дом трещит по швам.
– Да, пожалуйста, милый. – Она поцеловала его, желая высказать свою благодарность, но он понял это по-своему. Затем он звучно поцеловал ее – в благодарность? – и протопал в ванную комнату, где встал под душ, весело насвистывая.
«Я – жена!» – восторженно подумала Джулия, обхватив свои колени. Она ощущала себя на своем месте, чего никогда не случалось, когда она была с Дереком. Джулия чувствовала, что, как бы ни гнала она прочь свои сомнения, часть из них все же была привезена ею вместе с багажом сюда – так ее беспокоила несвойственная ей эмоциональная беспечность. Теперь же все сомнения исчезли. Она поступила правильно. Брэд провез ее не только три тысячи миль над океаном, он привез ее в новую жизнь, да, именно жизнь. Не такую, как раньше, когда она только думала, что жила, а сама лишь существовала, механически, изо дня в день. Она станет Брэду хорошей женой. Она не повторит с Брэдом той ошибки, которую совершила с Дереком. Она будет принимать его таким, какой он есть, а он оказался весьма сложным человеком, как и его мать. Она станет вести себя осторожно – как он, очевидно, и хочет. Она закрепит свой начальный успех в отношениях с семьей Брэда и докажет всем, и особенно матери, что Брэд поступил правильно, женившись на ней.
Снова выдался замечательный день. Они последний раз поплавали в пруду, последний раз прогулялись, съели последний обед и в последний раз устроили себе сиесту – со всем, что к ней прилагалось. Джулия была благодарна судьбе за эти четыре дня, ибо чувствовала, что они дали ей столь необходимую передышку. Что бы ни ожидало ее впереди, она была уверена, что справится с этим. Отбросив простыню, Джулия пошла в душ, где присоединилась к мужу.
Они уехали в пять вечера, обнявшись с Энни и Джонасом на прощание.
– Возвращайтесь поскорее, – такими напутствиями проводили их пожилые супруги. Джулия в последний раз оглянулась, чтобы все запомнить. Затем машина поднялась на холм, перевалила через него, и ферма осталась далеко позади. Тогда она повернулась лицом вперед, чтобы встретить то, что ждет ее впереди, лицом к лицу.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100