Читать онлайн , автора - , Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19

Брэд занял позицию в углу огромного бассейна, вода в котором напоминала блестящий целлофан, ровно уходящий через покатые края в густую зелень. С того места, где он стоял, ему хорошо были видны лифты – стеклянные пузырьки, которые, подобно бегунку на логарифмической линейке, скользили вверх и вниз по прозрачному стакану. Как обычно, вокруг стоял шум, но он ничего не слышал. Два оркестра соревновались друг с другом, звенели ножи-вилки и посуда в двух ресторанах, звякал лед в стаканах в баре, люди громко переговаривались, какая-то женщина смеялась. Все в нем сосредоточилось на ожидании.
Он увидел ее сразу, стоило ей выйти из лифта. Мужчины расступались перед ней и провожали ее глазами. Она шла к нему, вскинув голову, расправив плечи, широко ступая длинными ногами, – он так хорошо помнил ее походку, – не обращая внимания на взгляды и зазывные улыбки. Выражение ее лица было, как он выражался, «на публику», то есть говорящее об отсутствии каких-либо шансов у «охотников» – спокойное, отрешенное, прохладное, как хороший мартини.
Когда он вышел из тени нависающей зелени навстречу ей, она мгновенно остановилась. Она не издала ни звука, но ее глаза, такие же огромные и дымчатые, как раньше, расширились, а черные зрачки сузились. Мгновение они смотрели друг другу прямо в глаза, а потом он услышал свой голос:
– Привет, Джулия. Давненько не виделись.
Она кивнула, и он заметил, что она судорожно сглотнула. Она нервничала не меньше него, понял он. И немного успокоился.
– Очень мило с твоей стороны было согласиться прийти, – продолжил он.
Она кивнула.
Она все еще молчала, стояла, пока он жадно разглядывал ее. Как всегда, она ощущала этот взгляд как прикосновение пальцев. Нервы у нее были напряжены до предела.
– Ты не изменилась, – сказал он наконец с изумлением.
«Но ты изменился!» – расстроено подумала Джулия. Ему сейчас тридцать семь, но выглядит он на сорок пять. Маленькие морщинки от смеха превратились в глубокие борозды, появилась масса новых вокруг четко очерченного рта. Глаза цвета морской волны стали тусклыми, как будто нуждались в чистке.
И еще новой была в нем неуверенность, с которой он произнес:
– Я подумал… выпьем перед ужином?
– Да, выпьем. Но боюсь, поужинать я не смогу. Мне надо успеть на самолет в восемь тридцать.
– А! – Он явно огорчился, да и в голосе это чувствовалось, причем настолько, что Джулия, помимо собственной воли, предложила:
– Пойдем во вращающийся ресторан наверху? Мне очень нравится вид на город оттуда.
– Прекрасно.
Он не взял ее под руку, когда они направились к лифтам, и вообще старался держаться на расстоянии. Старался не навязаться, не давить на нее.
В полутемном фойе ресторана их спросили, будут ли они ужинать или только зашли выпить коктейль. Услышав, что они не собираются ужинать, метрдотель подозвал официантку, которая провела их к столику у стены. Когда они сели друг против друга, то заметили, что стена медленно поплыла мимо.
– Правда, замечательный вид? – воскликнула Джулия. – Я всегда сюда прихожу, когда бываю в Сан-Франциско. Мне здесь значительно больше нравится, чем в Лос-Анджелесе. – Она скорчила гримасу. – Там одни предместья, а города не видно.
Она отдавала себе отчет, что безудержно болтает, старается поддержать разговор, полностью находясь под влиянием этого совсем нового, но такого знакомого человека.
– Все оставляют свои сердца в Сан-Франциско, – сухо заметил он. – Ты – не исключение, во всяком случае, в этом смысле.
Джулия поспешно постаралась закрыть пробоину.
– Ты его хорошо знаешь?
– Вполне. У меня здесь много друзей.
Она подавила желание спросить, где он остановился… где прячется от матери. Но ее сковала странная робость. Ей трудно было смотреть в эти мутные глаза, которые когда-то сияли, как солнце над морем. Она знала его лучше, чем какого-либо другого мужчину, но сидящего напротив нее человека она не знала совсем. Он действительно изменился, и не только внешне. Он так сильно постарел. Да, именно в этом дело. Тот Брэд был мальчиком, этот стал мужчиной. Как сказала Эбби, он повзрослел, причем наиболее мучительным способом. И это чувствовалось. Снова она ощутила, как вернулась боль, которую она испытала, сидя за кухонным столом несколько вечеров назад, боль потери и предательства. Но в случае с Брэдом все усиливалось в тысячу раз. Ведь Маркус был просто другом, а Брэда предала его собственная мать.
Молчание затягивалось, становилось неловким. Их выручила официантка.
Брэд заказал виски, а Джулия коктейль Май-тай.
– Мне этот коктейль здесь больше всего нравится, – призналась она Брэду.
– Ты никогда не любила выпивку.
– Я и сейчас не люблю, но этот коктейль мне нравится.
Брэд вытащил сигареты.
– А я все еще и не курю, – сказала Джулия, заметив, когда он прикуривал сигарету, что пальцы у него пожелтели от никотина. Он увидел, что она это заметила.
– Нелегко тебе?
– Да. – Джулия порадовалась возможности ответить честно и почувствовала, что напряжение спадает.
– У меня впечатление, что мы пытаемся друг до друга докричаться через Большой каньон, а не через маленький столик.
– Шесть лет – немалое расстояние.
– Прибавь к этому нервы.
Уже лучше, теперь он напоминал ей Брэда, которого она знала.
– Мне потребовалась вся сила воли, чтобы встретиться с тобой лицом к лицу после всего, что я натворил. – В голосе явно чувствовалась дрожь, та самая, которую она так хорошо помнила и которая говорила о его неуверенности. И еще он непрерывно вертел в руках зажигалку, подбрасывал ее вверх, ловил и снова вертел. Джулия внезапно почувствовала укол совести: она так сосредоточилась на своих переживаниях, что совсем забыла о его чувствах. Одно это как-то сразу приблизило его к ней. Как через увеличительное стекло, она увидела, как он волнуется, как боится, каким виноватым себя ощущает. Да, он повзрослел. Питер Пэн навсегда оставил свою сказочную страну и теперь с трудом приспосабливается к суровым реальностям жизни.
– Эбби тебе… обо всем рассказала? – наконец спросил он.
– Да.
Последовала еще пауза, во время которой он смотрел в окно, но взгляд его, скорее, был обращен внутрь.
– Я давно должен был сообразить. Давно. Только я старался все замести под ковер, с глаз долой. Один Бог знает, как это я умудрялся не спотыкаться об эту кучу. – Он глубоко затянулся. – Наверное, уже поздно, но я все равно хочу попросить у тебя прощения, Джулия. Поверь, мне ужасно жаль, это все не те слова, но мне действительно отчаянно жаль. Ты, верно, думаешь, что я заслужил все, что со мной за это время случилось, и это так, но… – он глубоко вздохнул, – мне сейчас нужна дружеская рука, а твоя всегда была самой сильной.
Он выговаривал словах такой осторожностью, будто боялся, что они могут разбиться, но именно его честность заставила Джулию произнести мягко и, что удивительно, совершенно искренне:
– Я пришла не для того, чтобы судить себя, Брэд. Я пришла потому, что Эбби сказала: тебе нужна моя помощь.
Он откинулся назад, чтобы не мешать официантке ставить на стол напитки. Когда та отошла, он заговорил:
– Все равно, после того, что я с тобой сделал, ты могла и не согласиться. – Пауза. – Разве мог я рассчитывать, что ты станешь принимать во внимание мои чувства?
Джулия неловко передернула плечами.
– У тебя были… причины.
– Верно, но мы здесь обсуждаем не материнские грехи, а грехи вечного младенца. – Джулия проглотила комок в горле, а он тем временем продолжал: – Ты никогда не умела прощать, как я помню. Самое большее, давала один шанс, но если бы ты могла…
– Чего конкретно ты от меня хочешь? – спросила Джулия, не в состоянии больше выносить эту муку.
– Услышать твою аргументацию… и сравнить с моей.
– Зачем? Увидеть разночтения?
Его лицо вспыхнуло, и Джулия мысленно дала себе пинка за то, что распустила язык.
– Да, но не с твоей стороны.
– Хорошо. С чего мне начать?
– Где все кончилось. С Парижа. Не могла бы ты рассказать мне, что именно говорила тебе мать, включая первый разговор?
Джулия еще раз повторила рассказ. Он слушал молча, но она видела, что, когда он погасил в пепельнице сигарету, сделал это с такой силой, что от сигареты остались клочья.
– Спасибо, – без всякого выражения проговорил он, когда она замолчала.
Затем поднял на нее глаза. Его взгляд заставил ее вздрогнуть.
– Прости меня, Джулия. Я заслужил то, что случилось со мной. Ты же пострадала безвинно.
И снова боль и честность в его глазах побудили Джулию сказать:
– Тут и я не без вины. Меня предупреждали насчет твоей матери с самого начала.
– Мне надо было прислушаться к тебе. Салли Армбрустер, так?
– Да. В то воскресенье, когда она пригласила нас выпить. Она предупредила, что твоя мать не смирится ни с одной женщиной, если та попытается забрать тебя у нее. Мне казалось, она просто ревнует, она все еще тебя любила, это чувствовалось. И ненавидела тебя за то, что ты ее не любишь. Так или иначе, я решила, она просто хотела сказать мне гадость. Но потом… – Джулии стало грустно, столько шансов упущено. – Если бы ты мне сказал.
– Что? Что я эмоционально полностью подчинен своей матери? – Он выпил виски одним глотком. – Не забывай, я воспитывался в неколебимой вере в нее.
– Которую теперь потерял?
– Вместе со всем остальным. Не подумай, что я стараюсь найти замену. Не надо. Как можно кому-то поверить, если не веришь самому себе? Но мне хотелось бы объяснить тебе, если ты позволишь, как я обрел эту веру.
Она нерешительно заметила:
– Мне кажется, я уже знаю… теперь.
Со вновь обретенным умением понимать то, что происходит в ее душе, он прочитал правду в глазах и голосе Джулии и спросил:
– Дженни?
– Да. – Она еще поколебалась. – Насчет Дженни…
– У тебя есть полное право прятать ее от меня. Зная мою мать… Но лучше расскажи, как она помогла тебе понять меня.
– Я стала матерью. У меня своей, считай, не было, так что я не могла сравнивать, судить, оценивать. Моя тетка только несла за меня ответственность – ни больше и ни меньше. Меня хорошо кормили, хорошо одевали, прилично учили. Но я никогда не видела от нее любви. Мне понадобилась Дженни, чтобы понять, что я потеряла.
– Тогда ты поймешь, если я скажу, что с самого моего рождения моя мать была для меня единственным светом в окошке. Идеал матери. Безукоризненная во всем. Она была моей жизнью, всем моим миром. В какую бы сторону ни стоило мне повернуться, она была тут как тут. Любила меня, защищала, помогала. Она ради меня готова была рисковать жизнью и всегда подчеркивала, что сделает это охотно снова и снова. Без конца повторяла, что нет ничего такого, на что бы она ради меня ни пошла. – Брэд помолчал. На его лице было написано такое невыносимое страдание, что Джулия отвела взгляд.
– Такая любовь… коварна, – продолжил он, слепо уставившись в свой бокал. – Но обнаружить, что она к тому же извращена, перевернута, даже нездорова… этого принять невозможно. Но я должен это сделать, потому что из-за этой любви, во имя этой любви она делала ужасные вещи.
Он весь окаменел. Джулия, отвернувшись, смотрела в окно. Слезы жгли ей глаза.
– Я должен смириться, что моя мать, которая, как я считал, ничего не боится, настолько страшилась потерять меня, что готова была пойти на все, на любую подлость, только бы удержать меня. – На этот раз он поднял пустой бокал и оглянулся, разыскивая официантку. – Но хуже всего то, что где-то в самой глубине души, так глубоко, что почти и не видно, я все понимал. И использовал эту любовь в своих собственных целях.
На этот раз молчание затянулось настолько, что Джулия повернула к нему голову, усиленно моргая, чтобы он не заметил ее слез, и стараясь проглотить комок в горле.
– Ты меня сразу верно определила: маленький распущенный мальчик, испорченный до мозга костей и уверенный, что мать заплатит за все его проделки. – В голосе звучала горечь. – Я даже тебя использовал. Тебя, в которой, как я считал, я нашел тот нож, которым смогу разрезать свои путы. Я говорил правду, утверждая, что нуждаюсь в тебе. Зря я не сказал тебе почему.
Джулия склонила голову под тяжестью этой болезненной истины.
– Я знаю, я говорил, что между нами должна быть только правда, но я имел в виду правду с твоей стороны, сам же я продолжал себя обманывать. Ты же была предельно искренней. Я должен был знать, да и, пожалуй, знал, что ты говорила правду, утверждая, что между тобой и Шамбреном ничего нет, что он не твой любовник. Но я не мог тогда ясно соображать, я вообще не соображал, только чувствовал.
– Ты всегда руководствовался чувствами, – сказала Джулия. – Думать приходилось мне. До умопомрачения. Все старалась разложить по полочкам, даже мою любовь к тебе.
– Знаю. Я иногда замечал, как ты за мной наблюдала со странным выражением лица. Как будто думала: «Что он здесь делает?»
– Вот видишь, – заметила расстроенная Джулия, – я была права, когда говорила, что это не только твоя вина.
– Но ты не понимала, что такое любовь, верно?
– Да, мне не приходилось с ней до этого сталкиваться.
– Наверное, поэтому ты не смогла справиться с моей.
Джулия открыла было рот, чтобы ответить, но промолчала.
– Иногда, – продолжил Брэд, – у меня создавалось впечатление, что ты предпочла бы быть где угодно, но не со мной. Что ты жалела, что вышла за меня замуж, считала меня ошибкой, сделанной под горячую руку. – Пауза. – Но ведь мы иногда слишком горячились, верно?
Джулия не смогла ответить, горло перехватило, и она лишь кивнула.
– Ты тоже так считаешь? – Он знал ответ, но хотел его услышать.
– Да. Я все пыталась найти рациональное объяснение абсолютно нерациональным вещам. Я не могла принять, что нет никакой причины, и изо всех сил старалась отыскать ее. – Она взглянула ему прямо в глаза. – Именно поэтому я и предала тебя. Я чувствовала себя в большей безопасности, когда занималась делом, тогда как с тобой я становилась кем-то мне незнакомым, делала несвойственные мне вещи. Во всяком случае, я так считала. Разумеется, это было не так, просто проявлялись такие черты моего характера, которые я отказывалась принять.
Все еще глядя ей в глаза, он сказал:
– Выходит, ты училась на своих ошибках, если можешь их признать.
– Надеюсь.
Она с трудом отвела от него глаза и снова склонила голову.
– Эбби рассказала, что у тебя теперь свое дело, – заметил Брэд, меняя тему. Это заставило Джулию поднять голову.
– Я знаю, ты собирал обо мне сведения, – прямо заявила она. Его бледное лицо порозовело. – Таким образом, ты знаешь, что у меня теперь своя фирма по оформлению интерьеров, много заказов и что я сейчас приступила к выполнению самого большого.
– Ты заслужила успех. Я всегда знал, что ты талантлива. – Он помолчал. – А Маркус Левин? Какое он имеет ко всему этому отношение?
– Только не к моей личной жизни!
Его лицо налилось краской.
– Я вовсе не имел в виду…
– И правильно делал.
– Да нет же, – проговорил он тихо. – Просто я его знаю.
– Эбби что-нибудь тебе рассказывала о наших отношениях?
– Только, что у вас совместные дела.
– Он был моим спонсором, – объяснила Джулия. – Используя деньги твоей матери.
Она заметила, как вспыхнули его тусклые глаза, как будто его ударили ножом.
– Расскажи.
Она послушалась.
– Но у тебя нет настоящих доказательств? – спросил он, закуривая очередную сигарету. На этот раз его руки тряслись еще заметнее.
– Мне не нужно доказательств. Я знаю.
– Ты ему что-нибудь говорила?
– Нет. Эбби отсоветовала.
– Я рад, что ты не сказала. – Глаза их снова встретились. – Мне очень жаль.
Она поняла, что он имеет в виду.
– Я считала его другом. Он появился в такое время, – теперь-то я это понимаю, – когда друг мне был особенно необходим. Он сумел… возродить мою веру в себя как специалиста. Я ему доверяла… – Как она ни старалась сдержаться, голос ее дрогнул.
– Ему нельзя доверять. Теперь я знаю.
– Я тоже. Он – Иуда.
– Кто же тогда я – блудный сын?
– Я же сказала, я тоже не без вины. Если бы я послушалась предупреждений…
– У Салли были на это основания. С ней я тоже скверно обошелся. Она хотела выйти за меня замуж, но я не хотел на ней жениться. Она настаивала, и тогда я пошел к матери. Армбрустеры делали для нас электронные детали, зависели от нас семьюдесятью процентами своего бизнеса. Мать заявила Роджеру Армбрустеру, что или он освободит меня от Салли, или она разрывает контракт. – Его глаза потемнели. – Видишь, разве мог я тебе рассказать такие вещи?
– Жаль, что ты не попытался. Возможно, тогда я смогла бы быть честной сама с собой. Например, признать, что я подделка. Что я совсем не та, за кого ты меня принимал, что я не в состоянии отдать себя целиком, связать себя полностью. Меня это ужасало. Одиночество для меня не наказание, я так себя надежнее чувствую. Так никто не может сделать мне больно. Ты один смог, и это напугало меня, потому что ты превратил меня в женщину, которой я не знала, с которой не могла справиться, – хуже, которую я не могла контролировать. Именно поэтому я и искала рациональное объяснение всему происходящему. Я всегда отлично ориентировалась в жизненных реальностях, здесь же речь шла о чувствах. Они меня пугали. Как пугали твои отношения с матерью. Я знала, там что-то не так, но боялась лезть вглубь, пытаться что-то выяснить. Страшилась того, что могла обнаружить. Говорила себе, что лучше не вмешиваться, а это значит, я боялась, что таким образом могу разрушить наш брак. Это освобождало меня от ответственности за его исход… Я была, – закончила Джулия, вспомнив нелестный, но совершенно точный портрет, нарисованный Крис, – эмоциональной трусихой. – И она решительно сделала вывод не в свою пользу. – Так что и я должна сказать, что мне очень жаль.
И пока они смотрели друг другу в глаза, Джулия поняла, что он, как и она, знает, что война окончена, хотя кое-какие сражения еще идут.
– Твоя мать верно меня оценила, иначе ей бы никогда не удалось сделать то, что она сделала. Да, она видела меня насквозь. Лучше, чем я сама.
– Ты тоже бродила впотьмах, – произнес Брэд. Джулия вспомнила последние шесть лет, наполненных успехом, благополучием и Дженни, но все равно ответ ее был правдив:
– Да.
– Ты изменилась, – заметил Брэд.
– Надеюсь.
Пережив боль и став более чутким, он перевел разговор на менее острую тему.
– Расскажи мне о Дженни. На кого она похожа?
– На тебя.
– На меня!
– Не только внешне. Я узнаю тебя в ней во многом. Она как ртуть, ты тоже таким был – только что радовалась, уже грустит; беспокойная, настроение часто меняется, очаровательная, раздражающая… Но я ни за что в мире не хотела бы, чтобы она изменилась. Она – весь мой мир.
– Может быть, когда-нибудь… ты разрешишь мне посмотреть на нее?
– Воскресенье подойдет?
Брэд смотрел на нее широко открытыми глазами.
– Мы собирались в Диснейленд. Дженни твердо убеждена, что это то место, куда уходят маленькие девочки после смерти. Если бы ты приехал туда к десяти часам…
– Куда?
– Ну, когда пройдешь турникеты, там есть арка у станции железной дороги. Через нее ты выйдешь на главную улицу, это самое любимое мое место. Пройдешь немного и увидишь прекрасную модель магазина образца 1910 года. На углу есть цветочный киоск, там собраны все звери Диснея, чтобы с ними можно было сфотографироваться.
– Я там буду.
Джулия опустила глаза в бокал, не в силах вынести его взгляда.
– Давай я закажу тебе новый коктейль, у тебя лед растаял.
Когда официантка ушла, Брэд признался:
– Я и не смел надеяться. Спасибо тебе.
– Она и твоя дочь, – ровным голосом проговорила Джулия. – Я была бы плохой матерью, если бы лишила ее отца возможности с ней общаться.
– Я бы не посмел тебя винить, если бы ты так поступила. Но будь уверена, я не позволю матери причинить ей хоть малейший вред.
– Ты не должен забывать, что она не только знает о Дженни, но, я уверена, следит за ней. Именно поэтому и появился Маркус. Если она сможет доказать, что я плохая мать, живу с человеком, которого выгнали с работы за воровство…
– Не сможет, – заверил Брэд. – С этого мгновения мать не имеет к нам никакого отношения. Это точно, Джулия.
– Замечательно, что ты так считаешь. Но ведь у нее всегда свои планы.
– У тебя есть все основания для подозрений, но сейчас все по-другому. Я сам другой. – Опять, сознавая, что он скользит по тонкому льду, Брэд переменил тему. – Скажи мне, чего мне ожидать от воскресенья? – спросил он.
– Мозолей на ногах.
Брэд впервые за весь вечер рассмеялся.
– Я не шучу. Ей удержу нет. Дженни могла бы решить всемирную энергетическую проблему.
– Как же ты тогда справляешься?
– Твердой рукой, двумя твердыми руками, моей и Барбары.
– Ты ведь всегда была поклонницей жесткой дисциплины, особенно самодисциплины.
– Да ты оглянись вокруг: недисциплинированные дети превращаются в недисциплинированных взрослых. Дженни не будет воспитываться по доктору Споку!
– Мама шлепает дочку? – усмехнулся Брэд.
– Когда необходимо. У нее сильная воля. Если я ей позволю, она всех приберет к рукам. И хотя я не согласна на сто процентов с моей теткой, что детей не должно быть видно и слышно, я также не считаю, что их следует распускать. Я держу ее на длинном поводке, но из рук его не выпускаю.
– Эбби сказала, в ней уже чувствуется характер.
«Да, твоей матери», – подумала Джулия, но решила, что это он пусть выясняет сам.
Пока им подавали свежие напитки, они молчали. Джулия, почувствовав жажду, жадно припала к своему бокалу. Она едва не подавилась, когда Брэд неожиданно спросил:
– Ты так и не вышла замуж. Почему?
– После двух таких неудач?
– Но не только же по твоей вине?
– Все равно. – Она тоном показала, что не желает разговаривать на эту тему. – Что ты теперь собираешься делать?
– Выяснить отношения с матерью, как только разберусь во всем сам.
– Хотелось бы мне поприсутствовать при этом.
Его лицо затвердело.
– Нет. Это будет частное представление.
– Мне хотелось бы показать ей, на что я способна, хотя она и выгнала меня с первого тура.
Он снова рассмеялся, и глаза его по-настоящему просветлели.
– Я должен сделать это сам, Джулия. Мне важно знать, что я смог это сделать сам, без чьей-либо помощи.
– В смысле – посмотри, мама, я все умею сам?
На этот раз он рассмеялся совсем свободно и весело.
– Ох, Джулия, до чего же приятно с тобой поговорить! Смех затих, но глаза их встретились и задержались друг на друге.
– Прости, что я сделал тебе так больно, – взмолился Брэд униженно. – За то, что верил лжи своей матери, хотя в глубине души всегда знал, что правду говоришь ты.
– Да, ты сделал мне больно, – ровным голосом ответила Джулия. – Настолько больно, что я собиралась ненавидеть тебя вечно, но это было до Дженни и до того, как я все поняла. Да, я прощу тебя, Брэд, если ты простишь меня.
– По мне лучше, если ты сама себя простишь, это ведь куда сложнее, я теперь знаю.
Джулия молчала. Затем с искренним удивлением заметила:
– Да, ты действительно изменился.
– Я очень надеюсь на это.
Их глаза снова встретились, и Джулии показалось, что в его глазах она заметила свет в конце длинного и темного туннеля.
– Джулия, – с чувством сказал Брэд. – Ты для меня так много сделала. Как бы я хотел…
– Брэд? Брэд Брэдфорд? – Голос разорвал тонкую паутину, которой они окружили себя, и Джулия с Брэдом подняли головы. К их столу двигалась типичная для Западного побережья блестящая парочка. Мужчина был одет в молодежном стиле, что мало соответствовало его стареющему лицу: бледно-голубой пиджак, белые полосатые брюки, шелковая рубашка и завязанный узлом шейный платок, а также масса цепочек, золотой браслет и огромные перстни. На его жене были обтягивающие вельветовые брюки и шифоновая белая блузка с оборками, под которой она явно не носила бюстгальтера.
Ее тяжелые груди качнулись из стороны в сторону, когда она наклонилась, чтобы смачно поцеловать Брэда в губы с таким видом, будто имела на это законное право.
– Мы с Джеком считали, что ты пропал навечно! – воскликнула она.
– Джек – Дениз. – Брэд скрыл злость под любезной улыбкой, в которой, однако, не было теплоты.
– Мы решили, что это ты. Подошли, чтобы убедиться, – сообщил Джек. Он повернулся к Джулии, оглядывая ее оценивающим взглядом знатока, в котором явно прочитывалась обостренная половая озабоченность и похоть. – Я вижу, ты все еще умеешь их выбирать.
Джулия пробормотала приветствие, несколько смутившись от такой открыто сексуальной реакции: мужчины – на нее, а женщины – на Брэда.
– Сто лет не виделись, – стрекотала Дениз. – Последний раз где? В Палм-Спрингс? Вот уж никогда не забуду! – Ее глаза, не отрывающиеся от Брэда, были глазами сообщницы, от чего Джулия испытала еще большую неловкость.
– Я бы предпочел, чтобы ты забыла. – Тон Брэда был таким, что улыбка сползла с лица женщины.
Она быстро взглянула на Джулию:
– Ох-ох. Извини, я-то думала, мы все еще в игре.
– Уже нет, – ответил Брэд.
– Жаль, – заметил Джек, который, видимо, считал, что попытка не пытка. – Мы тут встретили пару, с которой занимались групповухой в Малибу пару месяцев назад, но жена того парня прихворнула. Так что мы вроде не у дел. Вас не интересует небольшая вечеринка?
– Нет, благодарю, – отказался Брэд. Тон его был холодным и отрешенным. – Мы уже собираемся уходить. Опаздываем на самолет.
Пара не скрывала своего разочарования.
– Мы слышали, ты вроде выпал из обращения, – с недоверием заметил Джек. – Дома неприятности? Тебе надо быть осторожнее, мы понимаем.
Брэд молча поднялся, отсчитал несколько купюр и бросил их на столик.
– Вам обязательно уходить? – спросила Дениз, беря его за руку и прижимаясь грудью.
– Да, обязательно. – Он наклонился, взял Джулию под локоть и заставил подняться. – Извините, – добавил он, хотя по тону было ясно, что это пустая формальность. – Ни я, ни она этим не интересуемся. – И он быстро увел Джулию прочь.
– Ты уж прости меня, – попросил он, пока они ждали лифта. – Я сейчас иногда встречаю людей… или что-то вспоминаю, от чего меня передергивает.
Джулия промолчала, хотя она понимала, о чем он говорит. Маркус рассказывал ей о групповухе. Он сам этим занимался.
– Полагаю, что, максимум, который здесь может делаться в этом смысле, – это махнуться женами, – сказал он. – А у нас дома это в порядке вещей. Было бы подходящее настроение и организм бы не подвел.
Теперь Джулия ощущала такое же отвращение, как и тогда, когда она слушала откровения Маркуса. Она чувствовала, что пропасть между ней и Брэдом снова разверзлась. Все это у него в прошлом, и он явно сожалеет, так что у нее нет причины так резко реагировать. Уж кто-кто, а она-то должна знать о безудержной сексуальности Брэда. Все было тогда, напомнила она себе. Надо думать о сейчас, и он, слава Богу, изменился. Она обнаружила, что взирает на быстро тускнеющий образ старого Брэда с некоторым облегчением. Глядя на нового Брэда, со всеми его морщинами, напряжением, сомнениями, неуверенностью, она знала, что тысячу раз предпочтет его старому. Все эти сексуальные игры были способом спастись от матери. Ну и что, что он спал с Дениз, которая явно хотела бы повторить. Все было тогда. Старый Брэд, скорее всего, принял бы предложение, даже, возможно, рассчитывал бы, что и Джулия согласится… Она быстро выбросила эту мысль из головы прежде, чем та смогла убить хрупкие ростки ее нового понимания. Со старым Брэдом покончено раз и навсегда, сказала она себе. Каким он может стать – вот что важно. Но где-то в самой глубине души она чувствовала, что ревнует. Дениз выглядела весьма аппетитно.
Брэд проводил Джулию до ее номера и подождал, пока она брала уже упакованный чемодан. Взяв его у нее из рук, он сказал:
– Джулия, ты извини меня за этих двух сексуальных подонков. Они не мои друзья и никогда ими не были. Просто встречались на вечеринках. Эта та часть моей жизни, от которой я решил отказаться. Я хочу, чтобы ты знала.
– Я знаю.
Он внимательно посмотрел на нее.
– В самом деле? Тот мир, в котором я жил, он болен. Я тоже был болен. Духовно, я имею в виду.
– Я знаю.
– Мне все это больше не нужно. Не требуется. Я считал, что это – полная свобода. Но на самом деле я лишь гремел цепями.
Джулия положила руку ему на руку.
– Я знаю, что ты имеешь в виду, и я тебя понимаю. Честно, понимаю.
– Наверное, я пытаюсь сказать, что ты в самом деле изменилась. Что касается меня, я еще только хочу этого. Но я это сделаю. У меня нет выбора. Если мне это не удастся, я человек конченый.
Джулия взглянула в его полные отчаяния глаза.
– Я на твоей стороне, Брэд.
Он глубоко и с облегчением вздохнул.
– Это все, что я хотел знать.
Настроение, так грубо разрушенное появлением Джека и Дениз, восстановилось как по мановению волшебной палочки. Снова Джулия почувствовала, как он проникает в нее, но на этот раз не запаниковала. Просто почувствовала себя так, будто вернулась домой, будто вернулось то, что, как ей казалось, она безвозвратно потеряла. И она наконец могла это принять как часть себя.
Он и машину водил по-другому. Все в нем как бы замедлилось, переключилось с третьей передачи на первую. Они легко болтали, без всякого напряжения, в основном о вещах, не касающихся их лично. Это они отложили на потом.
Он проводил ее так далеко, как мог. Передавая ей ее небольшой чемоданчик, он задержал ее руку в своей.
– Мне было приятно тебя увидеть, Джулия. И я буду с нетерпением ждать воскресенья. Еще раз, спасибо тебе.
Наклонившись, он слегка прикоснулся к ее щеке губами и сделал шаг назад.
– До воскресенья.
Уже в самолете ее настроение изменилось, и Джулия начала жалеть о своей импульсивности. Зачем она устраивает эту встречу? – думала она. Ведь не собиралась же, и не меньше него сама удивилась своим словам. Все как всегда, грустно подумала она. С ним она становилась другой женщиной. Той, которая не слушалась голоса разума, игнорировала четкие сигналы опасности. Даже сейчас, после всего, что он натворил, после всех ее страданий по его вине он все еще мог развязать в ней все узлы, сделать ее мягкой и послушной, инстинктивно реагирующей на каждый его взгляд и жест. Крис опять была права.
Именно из-за него она не хотела возвращаться в Америку все эти годы. Потому что боялась его, понимала, знала в глубине души, что он все еще сохраняет власть над ней – и что так будет всегда. Даже сейчас, несмотря на поблекший вид, беспокойство, непрерывное курение и растерянность, он сохранил неотразимую привлекательность. Он постарел, она даже заметила седину в его густых светлых волосах; исчез блеск глаз и куда-то подевалась былая живость, но все равно она чувствовала его, он действовал на нее так же, как и раньше. Она обнаружила, что дрожит, во рту пересохло, мысли разбегаются. А ведь она собиралась сохранять спокойствие, быть сдержанной и ничего не прощать. Один взгляд на него – и она растаяла, позволила ему убедить себя, даже пригласила в воскресенье провести день с ней и Дженни. «Наверное, я сошла с ума, – подумала она, сжавшись в кресле у иллюминатора. – С самого начала было безумием появляться здесь, вблизи его матери, и все же… и все же я ему нужна. Ему нужна помощь. А в этом случае, поскольку он собирается выступить против своей матери, ему понадобится вся помощь, которую он только сможет получить…» По непонятной причине настроение снова поднялось. «Я. помогу ему, – храбро решила она. – Плохим бы я была человеком, если бы не помогла кому-либо вырваться из ногтей леди Эстер. Кроме того, я должна с ней рассчитаться за то, что она сотворила со мной. Этот должок за ней числится слишком давно».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - -

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100