Читать онлайн Наследницы, автора - Кауи Вера, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследницы - Кауи Вера бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.48 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследницы - Кауи Вера - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследницы - Кауи Вера - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауи Вера

Наследницы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Кейт очнулась на узкой кровати. По яркому свету и специфическому запаху сразу догадалась, что находится в больнице. Она села на кровати и ойкнула — все тело болело. Медсестра, сидевшая неподалеку за маленьким столиком, взглянула на Кейт и подошла к кровати.
— Как вы себя чувствуете? — спросила она, привычным жестом трогая запястье Кейт, чтобы сосчитать пульс.
— Как будто выстояла пятнадцать раундов против Мохамеда Али.
— Ничего удивительного. Вы вся в синяках. Наверное, мощная струя воды скатила вас с лестницы.
Кейт взглянула на себя.
— И больше ничего? — спросила она с надеждой.
— Да, по счастью. Вы будете некоторое время чувствовать себя не вполне хорошо, но у вас только царапины и синяки. Сотрясения нет.
— А Блэз… то есть, мистер Чандлер?
— Боюсь, что у него сотрясение, а к тому же глубокая рана над левым ухом. У него к тому же сломана нога, но перелом, слава Богу, несложный. И, как и вы, он весь в синяках.
— Я могу повидаться с ним?
— Боюсь, что нет. Он все еще без сознания. Ему наложили двенадцать швов.
Заметив испуганный взгляд Кейт, медсестра улыбкой подбодрила ее:
— Не беспокойтесь. Он сильный человек и скоро поправится. — Она усмехнулась и добавила:
— Каждая из наших медсестер нашла повод, чтобы заявиться в операционную, когда там перевязывали мистера Чандлера, Они только о нем и говорят.
— Да, — услышала Кейт свой голос. — Так всегда и бывает.
Медсестра вздохнула.
— Всегда больше всего говорят о самых лучших.
— Где я нахожусь? То есть — в какой больнице?
— В больнице Форшем Коттедж — в двенадцати километрах от Кортланд Парка, это ближайшая больница, но вы здесь недолго пробудете. Да и вообще в будущем году мы закроемся, останется одна Чичестерская. Вы не хотите есть?
— Дайте мне, пожалуйста, чашку чая Мне бы хотелось крепкого горячего чая с молоком, но без сахара.
— Сейчас мы это устроим. Ох да, ведь мистер Чивли дожидается здесь с тех пор, как вас привезли. Он хотел видеть вас.
— Николас! — воскликнула в волнении Кейт. Она ни разу не вспомнила о нем с тех пор, как они вышли из ресторана. — Пожалуйста, впустите его.
Николас Чивли выглядел не так безупречно, как всегда. На его элегантном костюме были заметны следы грязи и сажи, но сам Николас, безусловно, успел умыться и причесаться.
— Дорогая моя Кейт! — воскликнул он патетически. — Господи! На вас страшно смотреть. Больно?
— Я, признаться, еще не пришла в себя, — созналась она. — А пожар? Что произошло, когда рухнула крыша?
Что дом — совсем пропал? Что удалось спасти? Звонили в Лондон? Мне непременно нужно связаться с Энтони Ховардом…
Николас протестующе поднял руку.
— Успокойтесь, Кейт. Пожар погасили. Помогла рухнувшая цистерна. Боюсь, что дом пропал. То, что от него осталось, придется разобрать. Я знаю, что ваш администратор — Энтони Ховард — уже там, вместе с мистером Маршем. Мистер Ховард проверяет, что удалось спасти, и надеется, что сможет представить вам доклад об этом сегодня, попозже.
— А какой сегодня день? — словно испугавшись чего-то, спросила Кейт.
— Сейчас половина третьего. Пожар был вчера вечером.
— Правда?
— Вы были без сознания около трех часов. Пожар начался внезапно, как мне потом сообщили, почти в девять вчера вечером. Вы и господин Чандлер были доставлены сюда в четверть двенадцатого, а в половине двенадцатого пожар был потушен. И, по достоверным сведениям, большая часть вещей спасена. Это просто чудо какое-то.
— Большая часть вещей спасена? — повторила Кейт, не веря своим ушам.
— Да. Я не могу сказать определенно, что сгорело, но несомненно мистер Джонс все это выяснит.
— Большая часть вещей спасена, — нараспев повторила Кейт, словно магическое заклинание.
— Но какой ценой! — взволнованно воскликнул Николае. — Вернуться в дом, когда вся крыша объята пламенем, — это безрассудство, и это еще мягко сказано!
— Я не слышала, что мне кричали, — с виноватым видом оправдывалась Кейт.
— А если бы слышали, вернулись? Слава Богу, что Чандлер не терял вас из виду. Он влетел в дом пулей — если бы не он .
Его пристальный взгляд заставил Кейт поежиться и при первом же движении охнуть от боли.
— Что ж, я вижу, вам все равно досталось, — сказал Николас скорее язвительно, чем сочувственно. — Мне пора возвращаться в город. Я приеду днем вместе с представителем страховой компании. Вам ничего не нужно привезти? Скажем, одежду?
— Да, прошу вас… вы только скажите Мейзи, что произошло, она сообразит, что нужно. Когда вы вернетесь?
— Сразу же после обеда, я думаю. Мне надо принять ванну, побриться и немного поспать Но я не хочу тянуть время. Чем раньше страховщики приступят к работе, тем лучше.
— Я надеюсь, страховка составляет значительную сумму? — спросила Кейт.
— Естественно, — с достоинством ответил Николае. — А вы предполагали иное?
«Ничего я не предполагала, — подумала Кейт, чуть заметно усмехнувшись. — Предусмотрительность — это же одно из ваших главных достоинств».
Николас направился к дверям, но вдруг обернулся.
— Да, кстати… скажите Чандлеру, что его разыскивает человек по имени Бенни Фон. Он звонит по всем мыслимым телефонам. Он позвонил в Кортланд и был ужасно огорчен, что не застал мистера Чандлера. — Николае сочувственно улыбнулся и исчез за дверью.
Бенни Фон! Кейт почувствовала, как к ней вернулся прежний страх. Что могло случиться в Гонконге? Зачем он разыскивает Блэза? К тому же у Блэза еще и сотрясение…
Медсестра вернулась и сказала Кейт неодобрительно:
— Вы выглядите очень обеспокоенной. Взгляните на себя. Вам нужно расслабиться, выспаться хорошенько.
А теперь держите… — Она подала Кейт бумажный стаканчик и крошечную белую таблетку. — Это снимет боль.
Кейт послушно проглотила таблетку, подумав про себя: какой уж тут сон, когда столько нужно обдумать.
Сердце ее радостно забилось, как только она подумала о том событии, которое произошло всего несколько часов назад. Разумеется, она не имела в виду пожар. Что же все-таки случилось с ними? Кейт пребывала в замешательстве, пытаясь понять, какая стрела поразила их обоих.
Ярость в его взгляде, бешеный стук сердца, невыразимую сладость его поцелуя… Никогда в жизни она не испытывала ничего подобного. Два неудавшихся романа, как теперь было ясно Кейт, не пробудили ее чувств, Лэрри Коулу тоже это не удалось. Но Блэз просто потряс ее…
При одном воспоминании у нее начинало гулко стучать сердце. Ей захотелось свернуться в клубок, хотя тело болело при каждом движении, и, обхватив себя за плечи, снова и снова вспоминать… «Он вернулся за мной — за мной! Он испугался за меня! Он хотел меня!»
— Это все сон, — пробормотала она. — Вот я проснусь, и окажется, что на улице дождь, а я проспала и не успела вовремя открыть магазин… Да, как ни странно, ужасно клонит в сон, — она зевнула.
«Блэз, как он там?» — подумала она. Еще один глубокий вздох.
— Блэз… — прошептала она и незаметно погрузилась в сон.
Когда Кейт проснулась, было светло, а часы над дверью, которые она раньше не заметила, показывали без десяти двенадцать. Она резко села на кровати и снова ойкнула. Тело казалось чужим, непослушным, а посмотрев на руки, Кейт увидела сплошные синяки. Она откинула одеяло: ноги, бедра, когда она задрала коротенькую больничную рубашку, тоже оказались испещрены синяками и ссадинами. Желто-зеленые, бордовые и лиловые пятна. Тело болело, но Кейт решила вылезти из постели.
Ступив на пол, она ощутила боль в ступнях. Тут вошла медсестра, но не прежняя, а другая.
— Ну, как вы себя чувствуете сегодня? — приветливо спросила она.
— Как будто по мне пробежало стадо слонов.
— Горячая ванна пойдет вам на пользу. Хотите, я пущу воду?
— Да, пожалуйста…
— Потом завтрак. Доктор, конечно, захочет посмотреть вас, прежде чем отпустить, но я думаю, что вас не станут задерживать здесь.
— Я тоже надеюсь. — Кейт нахмурилась. — Слишком много дел. — Потом спросила:
— А как мистер Чандлер?
— У него была тяжелая ночь, но сейчас он спит.
— Ох…
Разочарование обрушилось на нее, как крыша Кортланд Парка. «Ну ничего, — подумала она, — потом… Хорошо, что с ним все в порядке».
Кейт вдоволь понежилась в ванне, ей это действительно пошло на пользу. Ни Николас, ни ее вещи, о которых она просила, не появлялись, поэтому ей ничего не оставалось, как снова облачиться в больничную одежду.
Принесли завтрак — сок, бекон, яйца, жареные помидоры и грибы и тосты с джемом. Кейт с удовольствием поела.
— Так-то лучше, — одобрила вернувшаяся медсестра. — Ну что ж, вас хотят видеть мистер Марш и мистер Джонс. Я впущу их?
— Конечно!
Оба они сгорали от любопытства, восхваляли Кейт и высказывали сочувствие, увидев, в каком она состоянии.
— Моя бедная Кейт, — цокал языком Найджел, а Джонс в это время отечески похлопывал ее по руке.
— Вот это умница! Спасено девяносто процентов вещей… Кто бы мог подумать?
— Девяносто процентов?
Оба просияли, видя ее радость.
— Энтони приблизительно подсчитал. Мы оба были на месте в девять утра, а бедный Энтони работал всю ночь. Мы отправили его отсыпаться.
— Энтони просто замечательный, — с чувством сказала Кейт. — Да и все они… А что мы потеряли? — Кейт приготовилась услышать худшее. — Я знаю, что пропали канделябры, и кровать дю Барри, и лаковый экран…
— Целы почти все ценные картины, мебель, хрусталь, фарфор, — горделиво перечислял Найджел. — Просто удивительно. Столько удалось спасти в этом жутком огне…
— Ну, дом, положим, погиб, — как всегда трезво заметил Джонс. — Но Чивли сказал мне, что все застраховано. Кейт, он воспевает ваш организаторский талант.
Мне казалось, что ваши приготовления слишком скрупулезны, но на поверку оказалось, что вы правы. Если бы там не было столько охранников и столько сотрудников «Деспардс», результат был бы плачевен.
— И полиция, слава Богу, и пожарные…
— Настоящий подвиг, — сказал Джаспер. — Найджел и я полагаем, что нужно придумать какой-нибудь знак нашей признательности.
Кейт кивнула.
— А для сотрудников — денежную награду.
— Конечно, — с готовностью согласился Джаспер.
— А мистер Чандлер? Как он? — спросил Найджел с тревогой. — Он просто герой дня, судя по рассказам.
— Он спас мне жизнь, — только и сказала Кейт.
— Мы бы хотели поблагодарить и его.
— Он сейчас спит. Я тоже его еще не видела.
— А как вы? Отдохнете несколько дней и вернетесь на работу как ни в чем не бывало?
— Никогда в жизни! У меня нет времени лежать здесь без дела! Надо же организовывать аукцион.
Они уставились на нее в удивлении.
— Но ведь нужно перенести аукцион в другое место, надлежащим образом подготовить его, информировать людей.
— Мы не будем никуда его переносить. Я проведу аукцион в Кортланд Парке, как мы и намечали, только он пройдет на воздухе, а не в доме. Мне понадобятся еще по крайней мере два шатра — вы сможете это организовать, Джаспер? Я не смогу показать мебель и картины на их настоящем месте, но собираюсь использовать все преимущества показа на открытом воздухе. Мы можем разложить ковры, повесить портьеры и расставить мебель, как если бы дело происходило в доме. Нужно придумать, каким образом развесить картины. И я думаю, все придется вычистить. Свяжитесь, пожалуйста, с Йоргенсоиами, Найджел. Попросите их прислать бригаду как можно скорее.
— Я рад, — с облегчением произнес Найджел, — что вся эта история не причинила вам вреда.
— Надо дать сообщения в прессе — во всех разделах, где обычно пишут об аукционах, и, я думаю, несколько отдельных рекламных объявлений. Возможно, имеет смысл связаться с телевидением… — Кейт на минуту задумалась. — У нас осталось девять дней. Мы успеем разослать приглашения всем, кого мы в первый раз пригласили на аукцион. Нужно подтвердить, что аукцион состоится в назначенный срок.
— Я думаю, о рекламе сейчас можно не думать. — Найджел улыбнулся. — Все газеты вышли с опозданием сегодня утром из-за Кортланд Парка. Я думаю, сегодня вечером «Стандард» даст репортажи на первой полосе.
В Парке уже толпится масса репортеров и фотографов.
— Би-би-си и Ай-ти-ви прислали свои съемочные группы, — добавил Джаспер.
— Прекрасно. Я сообщу, что подготовка к аукциону идет как запланировано. — Кейт вздохнула. — Куда же делся Николас с моим чемоданом?
— Ох, мы же привезли ваши вещи. Он сказал, что поскольку мы едем раньше, то вполне можем захватить чемодан.
— Дайте мне его, пожалуйста. Не будем тратить время.
«Что делать с лицом?» — спрашивала себя Кейт с отчаянием. Кожа на левой щеке была содрана, а справа под глазом со всей определенностью обозначился синяк. Но, когда она предстала перед своими сотрудниками, она выглядела уверенно и деловито.
— Я зайду к Блэзу, посмотрю, может, мне удастся сказать ему несколько слов. Потом, я думаю, доктора отпустят меня. Я сейчас вернусь.
Блэз Чандлер все еще спал. Самое большее, что ей позволили, — это посмотреть на него. Он лежал на высоко подложенных подушках, над левым ухом белел бинт, лицо, как и у нее, было в синяках и ссадинах, нога в гипсе. Волосы Блэза были сбиты повязкой и падали на лоб, превращая его в Мальчугана, какого до сих пор видела в нем Агата. Кейт хотелось поцеловать его в губы, но присутствие медсестры удержало ее.
Доктор быстро, но тщательно осмотрел ее, велел не переутомляться и показаться своему врачу, если появятся головные боли. Он также дал ей мазь для заживления ран и синяков и упаковку болеутоляющих таблеток.
— Ну вот и все! — бодро сказала Кейт ожидавшим ее сотрудникам. — Давайте приниматься за работу.
Величина урона стала очевидна при дневном свете.
Сохранился лишь фасад дома, а сзади виднелся только остов. Все было залито водой. Спасенные вещи лежали рядами, накрытые брезентом, уже рассортированные, осмотренные и либо отложенные для чистки, либо намеченные для небольшой реставрации. Вещи пострадали главным образом от дыма и копоти; у одного из бесценных стеклянных шкафчиков подломилась ножка, и одни часы остановились. Прекрасные картины не пострадали, сейчас они стояли, завернутые в пластик. Несколько царапин на задних сторонах картин, но сами полотна были целы. Фарфор был по-прежнему прекрасен. Ни трещин, ни сколов. Эти вещи нужно было только хорошенько помыть. Кейт не верила своим глазам. Ей хотелось всем сказать «спасибо», и она пожимала руки своих сотрудников и благодарила их горячо и искренне.
Вечером у Кейт взяли интервью для вечернего выпуска новостей оба телевизионных канала. Она полностью использовала возможность сообщить о том, что аукцион состоится, как это и планировалось.
— Разве его не предполагалось провести внутри особняка?
— Да, конечно. Но теперь, как вы видите сами, дом не представляет собою нужного обрамления, хотя теперь, увы, он может быть только обрамлением…
Операторы нацелили объективы на здание. Обгорелые стропила, пустые глазницы окон, закопченные камни стен, вода кругом…
— Где же вы собираетесь провести аукцион?
— В шатрах на лужайках. У меня уже есть два шатра, один предполагалось использовать как офис, другой — как буфет. Теперь я поставлю еще два — самые большие, какие только бывают, — и все расположу в них.
Получится не совсем то, что мне хотелось, но все устроится. Мне хотелось бы обратиться ко всем, кто собирался прийти: не сомневайтесь, аукцион состоится 30 октября, как и планировалось. Прошу вас, если вы хотели посетить аукцион, не меняйте своего решения. Мы будем здесь вместе со всеми прекрасными произведениями искусства, которые с таким трудом нам удалось спасти.
Просмотр назначен на 23 октября.
— Но ведь осталось всего пять дней.
— Это только вопрос размещения вещей. Посмотрите — все чудесным образом уцелело.
— А как мистер Чандлер? — спросил репортер. — Правда, что он рисковал жизнью, спасая вас?
— Да, — ответила Кейт. — Я не отдавала себе отчета, что крыша рушится. Боюсь, что я думала тогда только о великолепном серебре, которое пыталась спасти. Вот это… — Она подошла к столу, где лежало зеркало и все аксессуары.
— Такую вещь стоило спасать, — заметил репортер.
— Конечно, но не ценою жизни. Нас спасли мощные потоки воды.
— А это — свидетельства вашего героизма? — с улыбкой спросил репортер, указывая на синяки Кейт.
— Стихия не выбирает себе жертв, — грустно заметила Кейт. — Я еще легко отделалась. У мистера Чандлера рана на голове и сломана нога.
— А что ваша сводная сестра — миссис Чандлер?
Она в больнице, около мужа?
— Она едет к нему, — ответила Кейт. Джаспер Джонс сообщил ей, что связался с Нью-Йорком и попросил их разыскать Доминик, где бы она ни находилась, и сообщить ей новости.
— Она будет присутствовать на вашем аукционе?
Кейт постаралась не показать, что вопрос неприятен ей, и улыбнулась.
— Не знаю.
— Обычно вы не присутствуете на аукционах друг у друга?
— Мы слишком заняты подготовкой своих собственных.
Когда интервью закончилось, Кейт взглянула на часы. В Колорадо сейчас должно быть восемь утра. Агата, наверное, уже встала. Кейт подошла к одной из переносных телефонных кабинок, входивших в оборудование офиса.
Агата ответила сразу, слышно было, что она обрадовалась звонку.
— Вот это приятная неожиданность.
— Как вы себя чувствуете? — спросила осторожно Кейт, боясь, что новости окажутся слишком сильным шоком для старой дамы.
— Врачи говорят, что я могу протянуть еще несколько лет, но это я и сама могла бы им сказать. Ты виделась с Мальчуганом?
Этот вопрос давал Кейт возможность рассказать о случившемся, и она воспользовалась ею. Агата приняла известие мужественно.
— Ты говоришь, сломал ногу? Ему не впервой. Когда ему было двенадцать лет, он переломал себе все руки-ноги. Так что он знает, каково это. А что за рана на голове?
— Глубокая, но чистая. Ее зашивали, наложили двенадцать швов.
— Это все?
— А разве мало?
— Я только хотела убедиться, что это все.
— Он вне опасности, — подчеркнула Кейт. — Только ему придется какое-то время воспользоваться костылями, это не очень удобно.
— Зато отдохнет, это ему на пользу, — рассудительно ответила Герцогиня. — Но все-таки я прилечу первым же рейсом. Ближе к ночи по вашему времени. Мальчугану не говори, пусть это будет для него сюрпризом.
Выйдя из кабинки, Кейт увидела Джаспера Джонса.
— Вы ведь сообщили Доминик?
— Я говорил не с ней самою, но мне обещали переслать ей сообщение.


Блэз проснулся с именем Кейт на устах. Он тут же спросил, где она и что с ней, и узнал, что она покинула больницу часа три назад.
— Врачи охотно задержали бы ее еще на сутки, на случай проявления какой-нибудь отсроченной реакции, но она настояла на том, чтобы ее отпустили, потому что, по ее словам, у нее слишком много дел, чтобы позволить себе лежать в постели.
Блэз улыбнулся.
— Она хотела зайти к вам, но вы спали и беспокоить вас было нельзя, поэтому она только взглянула и ушла.
Но она просила передать, что еще вернется. Она настаивала, чтобы я точно передала вам ее слова.
Блэз ощутил облегчение, чуть ли не эйфорию. Значит, это не фантазия, неизвестно откуда пришедшая в его гудевшую и болевшую голову. Ссадины жгло, нога болела, но мысль о Кейт принесла тепло и утешение. Кто бы мог подумать? «Кейт Деспард!» — Блэз произнес ее имя вслух. «Она ведь мне никогда даже не нравилась, — ошеломленно думал он. — Совершенно не мой тип». Оглядываясь назад, он ясно видел, что его всегда привлекали красотки, знавшие, чего они хотят. Кейт в такой игре даже не принимала участия. Но с ней он чувствовал себя так спокойно и свободно, как в детстве рядом с бабушкой. Кейт была естественной, с ней можно было поговорить, но разговоры с Доминик и с другими женщинами раньше ему были неинтересны. Что же тогда? Нельзя сказать, что он бывал увлечен ими, все, что он хотел от них, — это их тела. Теперь Блэзу было ясно, что эмоционально он оставался совершенно холоден. Этот холод поднимался из глубин детства как реакция на то, что мать отвергла его. Больше он не позволял ни одной женщине приблизиться настолько, чтобы она могла причинить ему боль. Кейт сумела растопить этот лед, хотя сам Блэз понял это не сразу. Общение с нею в течение последних нескольких месяцев стало своеобразной цепной реакцией, приведшей к взрыву, когда он увидел ее высунувшейся из окна. И еще одно: Кейт — смелый человек.
Ничто не может сломить ее борцовский дух. Его бабка заметила это сразу, разумеется, не то что он, промерзший и погрязший в своих предубеждениях. Чарльз тоже понимал это.
— Ах Чарльз Деспард, какая же ты старая лиса, — громко сказал Блэз.
Неужели его собственная бабка и Чарльз придумали это, Чарльз — ради Кейт, своей любимой дочери, и ради «Деспардс», а бабка — желая ему счастья? «Почему бы и нет? Чарльз знал, что Доминик никогда не смирится с тем, что ее обошли, и положит жизнь на то, чтобы отомстить. И Чарльз постарался защитить Кейт, дав ей все, что только мог, а оставшееся дал Доминик и надеялся, что я сумею найти с Кейт общий язык. Неудивительно, что Герцогиня сразу так заинтересовалась Кейт. Она сразу поняла, чем это должно кончиться. Поэтому она стала расспрашивать меня, как только я сообщил ей о смерти Чарльза, относительно его завещания. Хитрющая моя бабка, — подумал он с любовью. — Откуда же, черт побери, ты все знала? Похоже, ты знаешь меня лучше, чем я сам».
Ощущение нереальности происходящего не покидало Блэза. К тому же его радость была омрачена мыслями о пожаре. Блэз понимал, что пожар означал крушение надежд Кейт. Гнев просыпался в Блэзе, когда он думал о доме, который уже невозможно восстановить, в прах обратились и все усилия Кейт, и время, потраченное на подготовку к аукциону. Потребуется не один месяц, чтобы вновь создать нечто подобное. «Что же все-таки случилось? — думал Блэз. — Случайность это или чей-то злой умысел?!»
И Блэз получил ответ на мучившие его вопросы: в дверях его палаты возникла фигура его жены. Блэз не смог бы объяснить, как это могло произойти, но в одну секунду ему словно все открылось. Достаточно было взгляда на завораживающую красоту Доминик, на ее сияющие сапфировые глаза.
— Дорогой… разве ты не рад мне? Ты удивлен моим приездом? Я приехала сразу же, как только смогла.
Огромная охапка темно-красных роз почти целиком закрывала лицо Доминик, но ее прекрасные глаза светились любовью. Доминик была в норке, несмотря на сравнительно теплый день. Она поцеловала мужа горячим долгим поцелуем.
— Бедняжка мой… — в ее голосе звучало искреннее сочувствие. Но Блэз уже знал ему цену.
На этот раз ему было нелегко справиться со своими эмоциями, но Блэз постарался сказать как можно спокойнее:
— Кто сообщил тебе?
— Джаспер Джонс звонил в нью-йоркское отделение. Я сразу поняла, что он в жутком состоянии. Что там был за пожар? Мне сказали только, что произошло ужасное несчастье… что ты ранен. Я тут же приехала. — Точно выверенными движениями она коснулась его перевязанной головы, гипса на ноге. — Что же случилось, дорогой, расскажи мне наконец.
— Кортланд Парк сгорел как свеча.
Губы Доминик дрогнули, глаза округлились, она едва перевела дыхание — все это было проделано превосходно.
— Не может быть… Какой ужас! Но ты, каким образом ты там оказался?
— Приехал на просмотр. Это стоило посмотреть. — И гневно подумал: как будто ты сама не знаешь.
— И что же? Все погибло? Ничего не удалось спасти?
— Дом совершенно разрушен. — Блэз заметил промелькнувшее в лице жены удовлетворение, которое тут же погасло, едва она услышала следующую фразу:
— Но, насколько я знаю, большую часть вещей удалось спасти.
Благодаря новообретенной остроте восприятия ему удалось уловить и легкое изменение в тоне ее вопроса:
— Удалось спасти?
— У Кейт там было довольно много народу. Сторожа, сотрудники фирмы, к тому же полиция явилась мгновенно. По Счастью, огонь начался в задней части дома, и это дало нам возможность вытащить большинство вещей.
— Там-то ты и попал под удар? — Она мягко коснулась его повязки.
— Я оказался внутри дома, когда провалилась крыша. Вместе с нею рухнула стоявшая наверху цистерна с водой и все залила. Меня смыло потоком воды.
— Ах ты, бедняжка… А как же Кейт? Она, наверное, в ужасном состоянии.
— Не знаю. Я не видел ее. Я был без сознания, когда нас обоих доставили сюда прошлой ночью, а сегодня днем ее выпустили.
— Вас обоих?
— Она тоже находилась в доме.
Доминик поискала взглядом стул, подвинула его ближе к кровати. Позабытые розы остались лежать на полу.
— Я сгораю от любопытства. Расскажи мне все по порядку…
Блэз преподнес жене несколько подредактированную версию происшедшего.
— Значит, ты спас ee! Ты настоящий герой… — Она вздохнула. — Бедная Кейт… Этот аукцион был так важен для нее.
«И для тебя тоже», — подумал Блэз, удержавшись, чтобы не сказать этого вслух и не вспугнуть Доминик.
Если она будет думать, что добилась своего, то станет менее опасной.
— Ты долго пробудешь в больнице? — спросила Доминик озабоченно.
— Не знаю. Перелом чистый, но в плохом месте, поэтому гипс наложили пока временный. Через день-два врачи посмотрят ногу еще раз, сделают рентген. Если никаких неожиданностей не будет, гипс положат уже постоянно.
— А как голова?
— Всего-навсего глубокий порез. — Но порез этот провоцировал головную боль, которая не ослабевала.
Оглядев комнату, Доминик сморщила носик.
— Что это за больница? Получше места не нашлось?!
— Это то, что в Англии именуется сельской больницей. И существовать ей осталось недолго. Ее в будущем году закроют, поскольку в Чичестере уже построена новая, большая, для всего этого района. Жаль, потому что здесь как раз очень хорошо знают, чем тут занимаются. Мне не на что пожаловаться.
— Ну, если ты доволен… — пожала Доминик плечами.
— Насколько позволяет мне мое состояние.
— А Кейт, ты говоришь, не ранена?
— Нас обоих смыло водопадом, но я пострадал больше. Ей достались только синяки и ссадины.
Доминик состроила гримаску.
— Дорогой, не моя вина, что ты очутился здесь — вдали от всякой цивилизации. Думаю, тебе здесь до смерти скучно. Посмотри, я привезла тебе кое-что почитать…
Она извлекла из-под букета роз кипу журналов:
«Тайм», «Лайф», «Форчун», «Форбс», «Интернэшнл геральд трибюн».
— Я купила их в Риме… — Она не добавила, что ездила туда на встречу с неким римским аристократом, в чьей постели провела ночь, дабы склонить его к тому, чтобы предоставить ей продажу принадлежавшей ему картины Андреа дель Сарто.
Блэз нахмурился.
— Если они сообщили тебе, значит, я думаю, сообщат и Герцогине.
— Конечно, сообщат — разве они могут не сообщить?
Ты хочешь, чтобы я ей позвонила?
— Нет, — ответил Блэз. И Герцогиня не хотела бы, подумал он.
Доминик вновь скользнула взглядом по комнате.
— Неужели у тебя здесь нет телефона?
— Здесь есть один переносной. Его принесут, если попросить.
— Что ж, если тебе нравится находиться в этой дыре…
Устав от холодности мужа и умирая от желания пойти выяснить, как обстоят дела в Кортланд Парке, Доминик спросила:
— Может быть, тебе чего-нибудь хочется?
— Да, поскорее выбраться отсюда.
— Дорогой, что с тобой творится? Ты что-то очень раздражен.
— В моем состоянии это естественно.
— Мне необходимо срочно кое-что купить. Как ты думаешь, здесь поблизости есть магазины?
— Может быть, в Чичестере? Там есть театр, значит, и магазины тоже.
— Это далеко?
— Километров тридцать.
— Чудесно. Я так торопилась, что ничего не взяла с собой. Я поищу тебе что-нибудь вкусненькое. Не станешь ты ведь есть больничную еду!
— Завтрак был вполне приличный, — возразил Блэз. — Нет ничего лучше традиционного английского завтрака.
— Единственное, что они умеют готовить, — не сдавалась Доминик. — Я вернусь часа через два. Тебе что-нибудь нужно?
— Я уверен, ты сама придумаешь что-нибудь.


Но прежде всего Доминик поехала в Кортланд Парк.
Ей было необходимо понять, насколько удалась ее попытка помешать Кейт. Судя по словам Блэза, не на сто процентов. Тем не менее, увидев разрушенный дом, Доминик удовлетворенно вздохнула. Вряд ли они сумели спасти много вещей… Но тут она увидела длинные ряды раскладных столов, на которых были разложены уцелевшие вещи. Кругом был народ, большинство служащих «Деспардс» она узнавала, но никого из своих людей не увидела. Кейт тоже нигде не было видно.
Энтони Ховард заметил Доминик, когда она шла по дорожке к дому, сияя улыбками и бросая кругом острые взгляды, и успел по телефону предупредить Кейт:
— Мисс Деспард, приехала ваша сестра.
«С какой стати она здесь?» — была первая мысль , Кейт.
— Кейт, дорогая моя, я приехала, как только узнала от Блэза… О, какой ужас! Что с вашим лицом!
Лицо Кейт действительно было в синяках и царапинах, бледное, но Доминик говорила о ней так, словно она была химерой с парижского Нотр-Дама.
— А сам дом… кошмар какой-то. Но, как я вижу, вам удалось кое-что спасти.
— Около девяноста процентов, — возразила Кейт.
— Непостижимо!
«Неужели это правда?» — пронеслось в голове Доминик. Чжао Ли снова подвел ее. Какой смысл был в этой затее, если все содержимое дома осталось в целости? Она сама организовала бы это лучше. Но, во всяком случае, аукцион, несомненно, откладывался, что дает ей еще возможность помешать этой везучей стерве.
— Да, могло быть хуже, — безмятежно произнесла Доминик. — По словам Блэза, вы едва не расстались с жизнью. По счастью, он оказался поблизости.
— Да, я обязана ему жизнью.
«К тому времени, как я с тобой разделаюсь, ты не будешь так сильно радоваться этому», — мысленно поклялась Доминик.
— Ну и что же вы теперь собираетесь делать? — сочувственно спросила она.
— Устроить аукцион снаружи, а не внутри.
— Вы проведете его, не перенося сроков? Каким образом? Где?
— В шатрах на лужайках.
— А как же просмотр? Ведь он назначен на понедельник?
— И состоится в понедельник. Мы будем работать весь уик-энд, чтобы все подготовить.
— Вот это самоотверженность!
— Да, мне повезло с сотрудниками, — с гордостью ответила Кейт.
— Повезло! Дорогая, вы просто невероятная счастливица. Наверняка у вас есть ангел-хранитель.
— Блаженны чистые сердцем, — пробормотала Кейт, ясным взором отвечая на внезапно ставший подозрительным взгляд Доминик. «Ты пришла порадоваться моему несчастью, но я не доставлю тебе этой радости», — подумала она.
— Хотите посмотреть, как мы справляемся? — простодушно пригласила Кейт.
— К сожалению, у меня нет времени. Я еду в Чичестер кое-что купить. Бедный Блэз томится, как в клетке, в этой больнице. Скучает смертно. Я думаю купить ему книг и, возможно, сборник кроссвордов — он обожает их отгадывать. — Доминик рассмеялась так, что было видно: она считает это чудачеством, хотя и простительным.
— Тогда я не стану вас задерживать, — сказала Кейт и, словно только что вспомнив, спросила:
— Кстати, как он?
— Очень раздражителен. Не выносит заточения, бедняжка… Но, боюсь, ему еще придется потерпеть. Почему бы вам не навестить его? Как-нибудь подбодрить…
— Обязательно, если у меня будет время, — ответила Кейт, изо всех сил стараясь казаться равнодушной.
— Ну разумеется. Сначала — дело «Можешь сказать ему все, что хочешь, маленькая Пиранья, — подумала Кейт. — Он поймет, что правда, а „что нет“.
— Передайте ему от меня привет! — крикнула она вслед Доминик, а та, удаляясь, махнула на ходу рукой.
Кейт снова принялась за работу. К шести часам она с трудом справлялась с усталостью. На каждое движение тело отзывалось болью, голова гудела.
— Дорогая моя, вы выглядите совершенно разбитой, — с упреком сказал Николас Чивли, увидев ее, бледную и изможденную работой. — Все, хватит, — решительно сказал он, — вы уже и так сделали больше, чем могли. Здесь полно людей, которые могут еще поработать, но даже они собираются разъехаться по домам.
Кейт выпрямилась, повела затекшими плечами.
— Да, я собираюсь домой. Мне только нужно кое-что еще доделать сегодня. А завтра сюда приедет Пенни…
— Вот она все и докончит, — сказал Николас резко. — Если вы не отдохнете сегодня, то завтра не сможете подняться с постели.
— А, перестаньте, Николас… — устало ответила Кейт. — К тому же я хочу заехать в больницу навестить Блэза.
— Да, я думаю, вам следует это сделать… если вспомнить, чем вы ему обязаны… Но прошу вас, ненадолго.
Запирая кабинку одного из переносных телефонов, Кейт услышала звонок.
— Не берите трубку, — резко сказал Николас.
— Не могу. Это может быть что-то важное.
— Можно подумать, ваше здоровье — это нечто абсолютно неважное! — От состояния здоровья Кейт зависело и проведение аукциона, и, соответственно, размер пятипроцентной суммы, которая причиталась Чивли от продажи имущества покойного Кортланда.
— Подождите меня в машине, — попросила Кейт— Я постараюсь закончить все побыстрее.
Николас нехотя подчинился.
— Мисс Деспард? — раздался в трубке знакомый голос, в котором явно сквозило облегчение.
— Бенни! Я думаю, вы уже знаете, что у нас тут случилось, что мистер Чандлер ранен?
— Только что услышал, связавшись с Лондоном.
Мой человек видел шестичасовые телевизионные новости. Я чувствую себя страшно виноватым во всем. Если бы я не подхватил ветрянку, я бы узнал раньше, что они собираются делать, и предупредил бы босса.
— Предупредили? — Кейт вздрогнула. — О чем?
— Что миссис Чандлер уговорилась с «Триадами», что если они помогут ей справиться с вами, то она примет их предложение и ее фирма будет служить им легальным прикрытием.
Кейт почувствовала, как у нее задрожали ноги, и опустилась на ближайший стул. Она не могла произнести ни слова.
— Мисс Деспард, вы меня слышите?
Она справилась с подступавшей тошнотой.
— Да, слышу… — Она переложила трубку из одной руки в другую, вытерла ставшую влажной ладонь. — Может быть, вы расскажете мне все по порядку? — собрав все свои силы, произнесла она.
И сокрушенный Бенни рассказал Кейт и о подслушивании, и о слежке, и о том, как мало теперь доверяет Блэз своей жене.
Кэйт была потрясена. Так вот в чем причина его отчужденности, его резкости в последнее время… Доминик связана с «Триадами», а про этого китайца Чжао Ли Кейт предупреждал друг Ролло, Лин Бо. Неудивительно, что Доминик немедленно примчалась сюда. Хотела лично удостовериться… Но как она могла?
Ничто не могло потрясти Кейт больше. Даже то, что случилось с Ролло. Для человека, связанного с миром искусства, способствовать уничтожению трудов человеческого гения — самое гнусное и последнее из преступлений.
«Она сошла с ума, — ужаснулась Кейт. — Конечно, она сошла с ума! Другого объяснения нет!»
— ..все в порядке? — снова услышала она обеспокоенный голос Бенни.
— Что? Простите, Бенни, связь плохая…
— Я хотел узнать, как мистер Чандлер? Мне сказали, он в больнице…
— Сломана нога и рана на голове. Ничего опасного, он скоро поправится.
Вздох облегчения послышался в трубке.
— Благодарение всем богам. Вы передадите ему, мисс Деспард, то, что я вам рассказал? Мне нужны распоряжения, я должен знать, какие шаги предпринять.
— Не беспокойтесь, Бенни. Я все передам мистеру Чандлеру. За все это в ответе лишь один человек… — Лицо Кейт застыло. — А запись разговора, Бенни, вы могли бы мне ее переслать как можно скорее?
— Чтобы вы могли передать ее боссу? Конечно.
Я смогу отправить ее через полчаса, и она дойдет до вас в течение суток.
— Завтра суббота… вы сможете устроить так, чтобы я получила ее к вечеру?
— Конечно. Послать в «Деспардс»?
— Да, но только лично мне.
— Будет сделано. У меня в Лондоне есть человек, которому можно доверять.
— Спасибо, Бенни.
— Вам спасибо, мисс Деспард. — Бенни колебался. — Мой человек сказал, что миссис Чандлер приехала, чтобы быть рядом с мужем, это правда?
— Правда. Она появлялась и здесь, чтобы полюбоваться на плоды своих трудов, — в голосе Кейт слышалась ярость, — но любоваться оказалось особенно нечем!
— А старая дама? То есть миссис Агата Чандлер?
— Она в пути. Не беспокойтесь, Бенни. Ваш босс в хороших руках, к тому же я уверена, он все поймет и не станет ни в чем винить вас. Это просто плохой — как у вас говорится?
— Джосс, плохой джосс, неудача.
— Да, очень плохой джосс.
— Мои наилучшие пожелания боссу, хорошо?
— Конечно, я передам. — «Но ничего больше, — подумала она. — Это моя битва. Она целилась в меня, и сражаться с ней буду я. Потом, когда все будет кончено, я расскажу ему…»
Николас дожидался Кейт, нетерпеливо барабаня пальцами по рулю. Увидев ее, он не мог удержаться:
— Боже мой, что случилось? Вы выглядите скверно.
Плохие новости?
— Да, сегодня я получила полную порцию плохих новостей, — ответила Кейт, усаживаясь на удобное сиденье «ягуара». — Знаете, Николас, я передумала. Не стоит ехать в больницу, я слишком устала. Отвезите меня сразу домой…
Доминик и Блэз смотрели в шестичасовых телевизионных новостях интервью с Кейт. Когда ведущий перешел к другому репортажу, Доминик выключила телевизор.
— Какая реклама, — Сказала Доминик со смешком. — Нарочно не придумаешь. Конечно, теперь туда толпы повалят. А она умна, хоть и кажется наивной простушкой.
Ловкий ход — продемонстрировать вещи, «спасенные из пламени», причем сама со всеми этими синяками на личике. Да, англичанам всегда был по душе образ Жанны д'Арк. — Она повернулась к мужу. — А кто тогда ты? Ее рыцарь в сверкающих доспехах?
— Пожалуй, тяжеловат для всадника, — нехотя ответил Блэз.
— До чего же вовремя случился этот пожар! Можно подумать, что он был специально подстроен.
— Я был рядом с Кейт весь вечер вплоть до того момента, как мы узнали о пожаре.
— А, перестань. Это ничего не доказывает. Существуют же такие вещи, как взрывные заряды замедленного действия.
— Смотри-ка, ты хорошо осведомлена. Сомневаюсь, что Кейт что-либо об этом знает. Не приписывай ей собственной хитрости.
Доминик призадумалась над репликой мужа.
— Ты всегда питал к ней слабость, верно? А мне казалось, только англичане любят неудачников. Американцам это несвойственно.
Блэз, как бы не слыша жену, сказал, не сводя с нее глаз:
— Что послужило причиной пожара, будет выяснено. Сейчас существуют экспертизы, способные определить, какими спичками пользовались при поджоге.
Супруги обменялись быстрыми взглядами. «Куда же улетучилось обаяние Доминик?» — подумал Блэз.
— Ты злишься, потому что знаешь, что она вырывается вперед. Я видел последние данные. Сейчас еще — пока — ведешь ты, но этот аукцион лишит тебя преимущества. К тому же в твоем распоряжении осталось всего два месяца.
— За два месяца многое может случиться. Даже мир был создан за семь дней!
— Бог мой, я всегда подозревал, что у тебя мания величия, но, кажется, дело зашло слишком далеко.
Назревавшую размолвку предотвратил стук в дверь, и молоденькая медсестра заглянула в палату.
— Звонила мисс Деспард, — сказала она. — Она просит извинить ее за то, что не сумела заехать вечером в больницу. Она постарается навестить вас завтра.
Доминик засмеялась.
— Я так и думала! Она объяснила мне, что у нее много дел…
— Ты виделась с ней?
— Я заезжала в Кортланд Парк. Если бы я, находясь так близко, не навестила Кейт, это могло бы показаться выражением неприязни.
Блэз ощутил огромное облегчение. Так вот почему она не пришла — из-за того, что здесь Доминик. Кейт умна, но свои чувства ей вряд ли удалось бы скрыть…
— Кажется, тебе это безразлично, — язвительно заметила Доминик.
— Ты права, — подозрительно легко согласился с женой Блэз. — После того, что случилось, у Кейт, конечно, чертовски много работы.
«Но Кейт думает обо мне. Пусть приходит, когда сможет, а лучше, когда не будет здесь Доминик». Он даже решился спросить:
— Как выглядит Кейт? — Вопрос был довольно безобидный. — Нас обоих сильно побило.
— Вот именно, — ответила Доминик не без удовольствия. — Так она и выглядит — сильно побитой.
«Какая же ты бесчувственная дрянь, — думал Блэз, вглядываясь в тонкое, прекрасное, словно цветок, лицо жены. — Интересно, как бы ты вела себя, если бы оказалась там, на пожаре. Тебе там и место, огонь — это единственный способ борьбы с ведьмами».
Теперь Доминик отдавала распоряжения медсестре, которая пришла узнать, что бы хотелось Блэзу заказать на ужин:
— Я купила еды для мистера Чандлера и хотела бы, чтобы ее приготовили… я буду ужинать вместе с ним. Вот лососина, а вот цыплята, их нужно хорошенько прожарить, а вот молодая фасоль, и приготовьте еще…
Блэз перестал слушать.
Герцогиня прибыла около девяти, как государственный деятель — в черном «линкольн-континентале», с множеством пакетов и коробок, с огромной плетеной корзиной, которую вытащил из багажника шофер с огромными плечами. Он легко, как перышко, поднял Агату и усадил в кресло на колесиках, которое повезла Минни, сам же он шел следом и нес корзину.
Старая дама увидела Доминик, и глаза ее сверкнули.
— Замечательно, — произнесла она, и от ее тона у Блэза по телу пошли мурашки, — вот и все семейство в сборе.
— Как вы себя чувствуете, мадам? — спросила Доминик с такой искренней заботой, что Блэз хмыкнул.
— Совершенно так же, как при последней нашей встрече, два года назад. — Старуха повернулась к внуку. — Изображаешь супермена? Что это за история, в которую ты вляпался? Все газеты только об этом и пишут.
— В нем действительно много от супермена, — отпустила двусмысленную шутку Доминик.
Старая дама не обратила на ее реплику никакого внимания.
— Выглядишь ты неплохо, — заключила она.
— И чувствую себя неплохо.
— Вот и прекрасно. — Агата приподнялась на кресле и потянулась обнять внука.
— Кто тебе сообщил?
— От тебя бы я ничего не узнала. Это Кейт взяла на себя труд известить меня.
На губах Доминик заиграла усмешка, но взгляд Блэза удержал ее от реплики.
— Где она, кстати?
— Вернулась в Лондон.
— Она не ранена?
— Нет.
— Тогда все в порядке. Без сомнения, она здесь появится.
— Я в этом уверен, — сказал Блэз.
— Ну хорошо. Я привезла тебе кое-что из дома.
Больничная кормежка — это разве еда? А тебе нужно есть как следует, если ты свалился. Я привезла бифштексы, пекановые пироги, что испекла Луэлла, и ее же шоколадный кекс, ветчину и корзину фруктов, которые я сама нарвала в оранжерее. Виноград, персики и прочее.
— Герцогиня, в Англии больше двадцати пяти лет назад отменили продуктовые карточки, — взмолился Блэз.
— В такой маленькой больничке вряд ли можно ждать чего-нибудь от кухни, — насмешливо сказала Герцогиня. — Уж очень крошечная.
— Да, это не огромная клиника, — согласился Блэз, — но дело свое они знают.
— Ну и ладно, если ты доволен.
— Надеюсь, путешествие было приятным, — внесла свою лепту в разговор Доминик.
— Проспала почти всю дорогу. Удачно, что аэропорт неподалеку. Раньше я им не пользовалась. Люди приятные и услужливые. И машина меня дожидалась, и все остальное было готово. А гостиница, где Кейт забронировала мне номер, тоже здесь поблизости?
— Как она называется?
— «Пинк Тэтч» или что-то в этом роде.
— Да, неподалеку. Небольшая, но первоклассная.
Тебе будет там хорошо. Ты надолго приехала?
— Как выйдет. Я собираюсь попасть на аукцион Кейт. После всей этой истории, наверное, стоит сходить взглянуть.
— Можем отправиться вместе, — предложил Блэз.
Доминик внимательно посмотрела на него.
— Я чувствую себя в некотором роде причастным, — пояснил он смиренно.
— Отчего же не пойти? — поддержала внука старая дама. — Ты ведь помог спасти порядочно вещей, которые она собирается продавать, разве не так? — Она лукаво посмотрела на внука. — Спасать девиц из пламени, кажется, не совсем твоя роль?
— Не беспокойся, я не собираюсь превращать это в привычку.
Доминик встала, забрала свои меха и сказала небрежно:
— Возможно, когда Блэз сможет передвигаться, ему стоит съездить домой, в Колорадо. Нам обоим не помешает хороший отдых.
Старая дама откинулась на спинку своего кресла.
— Мне казалось, ты не любишь больших открытых пространств.
— Это правда, но ради Блэза… К тому же год был тяжелым.
— Охотно верю, — весело откликнулась Агата. — Ты отхватила кусок больше, чем можешь прожевать.
— У меня неплохие зубы, — отпарировала Доминик, продемонстрировав их в улыбке.
Герцогиня засмеялась.
— Ты могла бы сниматься в рекламе зубной пасты, — загрохотала она. Потом атаковала Доминик впрямую:
— Ты все еще думаешь, что придешь первой?
— Это единственный вариант.
— Совсем как для меня Колорадо. — Агата повернулась к внуку. — Кстати, я закончила все музейные дела.
Все подписано, снабжено печатями и отправлено. Когда я умру, ранчо и все прочее перейдет во владение штата Колорадо. А Чандлеровский фонд будет присматривать за всем хозяйством. Кейт пришла в голову отличная мысль.
Губернатор был просто счастлив.
Блэз наблюдал за лицом жены. На нем ничего не отразилось. Доминик накинула жакет.
— Я оставлю вас беседовать на эту тему, — ровным голосом произнесла Доминик. Она нагнулась поцеловать мужа. — Завтра я вряд ли приеду. Но я позвоню, а в воскресенье я буду обязательно.
Она была не настолько глупа, чтобы броситься с поцелуями к старой даме.
— Au revoir, Madame.
— И тебе тоже, — любезно ответила Герцогиня.
Когда Доминик ушла, старуха разразилась хриплым смехом.
— «Как вы себя чувствуете, мадам?» — словно она считает меня содержательницей борделя. — Герцогиня фыркнула. — Пусть знает.
Старуха посмотрела на внука, но он молчал. Она нахмурилась.
— Что случилось, Мальчуган? Или что должно случиться?
Снова никакого ответа.
Герцогиня обернулась к Минни, которая, как обычно, незаметно сидела в уголке.
— Минни, пойди узнай, не найдется ли у них чашка доброго английского чая.
Минни вышла, — Ну же, Мальчуган, — резко сказала старая дама, — меня тебе никогда не обмануть, я же вижу, тебя что-то гнетет.
— Двухкилограммовая повязка подойдет?
Бабушка взглянула на его загипсованную ногу.
— Эта повязка не тянет на два килограмма.
— Повязка нет, а вместе с гипсом потянет.
— Ты и раньше ломал ноги — и руки, кстати, тоже.
Я помню, как это выглядит. Что-то гложет тебя. Я просто вижу следы зубов на твоем теле.
— Герцогиня, два столетия назад тебя бы сожгли на костре.
— Вот и я про огонь говорю — тебя-то что жжет?
— Я весь в синяках, голова раскалывается, к тому же у меня сломана нога. Разве этого мало?
Лицо старой женщины смягчилось. Она уселась поудобнее и распахнула свою накидку из русских соболей.
Стал виден ее алый с золотом кафтан, отделанный рубинами.
— Хочешь, я увезу тебя отсюда? Поедем в Лондон?
— Не надо.
Ответ прозвучал неожиданно резко, и бабушка бросила внимательный взгляд на внука.
— Ты не хочешь включить телевизор?
— Нет. То есть, да. — Он взглянул на часы, взял пульт дистанционного управления, включил телевизор.
Информационная программа только что началась, на экране мелькали анонсы сюжетов. «Переговоры о разоружении в Женеве». «Выступление миссис Тэтчер». «Очередные атомные испытания в России». «Таинственный пожар в загородном особняке; спасены произведения искусства ценою в миллион фунтов».
Старая дама посмотрела на внука. Лицо его было напряженным. Она сумела удержаться от реплики. Как и ожидал Блэз, шестичасовое интервью с Кейт было повторено.
— Так это же Кейт! — воскликнула Герцогиня.
— Т-с-с-с, — одернул ее Блэз.
Агата Чандлер промолчала, но пока ее внук не сводил взгляда с Кейт, она неотрывно наблюдала за ним.
И нашла ответ на свой вопрос.


Кейт опустила трубку телефона, упала в кресло и застыла, глядя в пустоту. Она то и дело мысленно возвращалась к разговору с Бенни Фоном, не в силах, как ни старалась, представить себе все возникшие сложности.
Всю дорогу до дома она пыталась осознать, что же случилось. Кейт не понимала, что у нее наступила отсроченная реакция. Она слишком быстро и самозабвенно окунулась в работу и работала слишком интенсивно. Кейт ощущала себя сбитой с толку, ошеломленной, ни к чему не способной. Шок парализовал ее. Кейт продолжала сидеть в кресле, уставившись в пустоту. Зазвонил телефон, но она не слышала звонка. Через некоторое время звонок повторился, но Кейт застыла в неподвижности. Время от времени телефон снова принимался звонить. Так продолжалось около часа.
Кейт не слышала, как в замке повернулся ключ и вошла Шарлотта Вейл.
Запасной ключ Кейт ей дала давно, еще в самом начале своего преображения. Так Шарлотта могла появляться здесь в отсутствие хозяйки и оставлять вещи, которые, по ее мнению, могли подойти Кейт. Это она безуспешно названивала Кейт. Шарлотта не видела шестичасовых телевизионных новостей, но сразу же после девятичасовых, позвонив в Кортланд Парк и обнаружив, что номер постоянно занят, принялась периодически набирать городской номер Кейт. Она все больше беспокоилась — ведь было уже около одиннадцати. Возможно, Кейт не поехала в Лондон… Шарлотта связалась с местной гостиницей, где ей рассказали, что Кейт ужинала у них перед пожаром, но больше не появлялась. Должно быть, что-то случилось… Не раздумывая, Шарлотта оделась и села в машину. Кейт сидела рядом с телефоном в большом георгианском кресле с подголовником, сложив руки на коленях, неестественно застывшая. «Шок», — решила Шарлотта, увидев симптомы, знакомые ей со времен войны, когда она водила санитарную машину. Она подняла Кейт с кресла — та двигалась, как автомат. Шарлотта отвела девушку в спальню, раздела ее, как ребенка, уложила в постель. Затем вызвала доктора.
Доктор подтвердил ее диагноз.
— Шок и отсроченная реакция. Она преждевременно покинула больницу. Девушке пришлось пройти через тяжелое испытание, насколько я понимаю. Пусть полежит, дайте ей одну из этих таблеток, чтобы помочь расслабиться. Завтра я зайду. Побудьте пока с нею.


Через двенадцать часов, когда Кейт еще спала, зазвонил телефон. Шарлотта подняла трубку и услышала в трубке резкий мужской голос:
— Кто это? Я хочу поговорить с Кейт Деспард.
— Сейчас это невозможно.
— Почему? — В голосе слышалось беспокойство. — Ее нет дома?
— Она спит.
— А-а — беспокойство сменилось облегчением.
— Могу я узнать, кто говорит? — спросила Шарлотта, но по американскому акценту говорившего она уже догадалась, кто это был.
— Блэз Чандлер.
— Добрый день. Меня зовут Шарлотта Вейл.
— Добрый день, мисс Вейл. С Кейт все в порядке?
— У нее запоздалая реакция на события вчерашнего дня. Я застала ее в шоковом состоянии. Доктор рекомендовал ей отдых.
— Я решил, что что-то случилось, поскольку ждал ее сегодня. Она обещала навестить меня в больнице.
— Боюсь, что еще день-другой Кейт никуда не сможет выходить.
— Вы присмотрите за нею?
— Да.
— Благодарю вас В двух простых словах чуткое ухо Шарлотты и ее интуиция уловили целое страстное любовное послание.
— Вы хотите, чтобы я держала вас в курсе? — спросила она.
— Боюсь, что у меня здесь не будет собственного телефона, но, может быть, вы сможете звонить моей бабушке — миссис Агате Чандлер? Она остановилась в гостинице «Пинк Тэтч» в деревне Тэтчем, у меня сейчас нет их телефонного номера, но я думаю, его несложно найти — Конечно, я позвоню Я обязательно сделаю это для вас, человека, спасшего ей жизнь.
— Благодарю вас, мисс Вейл. Позаботьтесь о Кейт, пожалуйста.
— Обязательно, — пообещала Шарлотта.
Она пошла взглянуть на Кейт. Та все еще крепко спала, но, как показалось Шарлотте, не была уже смертельно бледной «Да, — подумала Шарлотта, — неудивительно, что ты так переживала». Подумать только, Блэз Чандлер… Нелегко тебе придется с этим мужчиной, Кейт.
Услышав от Блэза новости про Кейт, Агата готова была тут же отправиться в Лондон.
— Не надо, Герцогиня, — категорически запретил ей Блэз — Шарлотта Вейл добрый друг Кейт и во многом помогла ей. Она старше Кейт, она все понимает и сделает все необходимое. Да и потом у тебя уже есть больной, который нуждается в ласке и в уходе…


В этот день Доминик собралась встретиться за ленчем с Венишей Таунсенд, своей давней знакомой, в «Тант Клэр».
— Дорогая Вениша, — промурлыкала она, когда они обменивались поцелуями, — прошла целая вечность…
Как вы поживаете? Не могу не сказать — вы выглядите великолепно.
Венише было сорок четыре года. Плоскогрудая и близорукая, она принадлежала к числу тех женщин, которых мужчины не замечают. В ответ на комплимент Вениша чуть порозовела. «Какой парик, ну и умора», — думала Доминик, не позволяя себе рассмеяться. Собственные волосы Вениши были неопределенного мышиного цвета, к тому же она начинала седеть. С недавних пор Вениша стала носить каштановый парик, слишком яркий для ее невыразительного лица, и обнаружила пристрастие к стилю, который подошел бы юной женщине, лет на двадцать моложе ее.
Она была очарована Доминик с самого первого появления изящной восемнадцатилетней девушки в «Деспардс» много лет назад. У Доминик было все, что хотелось бы иметь Венише: она была необыкновенно красива, прекрасно сложена и обладала сексуальным магнетизмом, неотразимо действовавшим на мужчин. Вениша старалась держаться поближе к этой звезде, потому что, как ей казалось, это была единственная возможность достичь вершины. Вениша была историком искусства, специализировавшимся на Ренессансе, и с течением времени стала заместителем заведующего отделом. Выше этой должности она не поднялась, причем помехой послужила не только ее внешность, но и привычка разговаривать с клиентами свысока.
Вениша хотела уйти из «Деспардс», когда во главе фирмы встала Кейт, но Доминик убедила ее остаться.
— Вы будете необходимы мне, когда «Деспардс» будет моим, — в притворном смятении признавалась она Венише. — Разве я смогу найти кого-нибудь с такими знаниями, как у вас?
Доминик промолчала, что у нее есть один человек на примете в Нью-Йорке, с нетерпением ожидающий вакансии. Он был молод, хорош собой и невероятно честолюбив. Вениша нужна была Доминик на этом месте сейчас.
Страшная сплетница, как многие люди, лишенные личной жизни, Вениша получала удовольствие, рассказывая Доминик обо всем, что случилось. Доминик время от времени приглашала Венишу на ленч, и пока та жадно ела, Доминик наслаждалась ее рассказами.
Вот и теперь она просто физически ощущала негодование, которым буквально исходила Вениша при виде возросшей популярности Кейт Деспард.
— ..реклама, — говорила она, то и дело набивая рот лососиной. — Газеты и журналы всего мира жаждут получить у нее интервью. Представьте себе, к ней обратились из «Саус-Бэнк шоу»! Они собираются сделать целую серию программ об аукционах, и именно Кэтриона Деспард будет рассказывать о «Деспардс»! — Вениша положила нож и вилку на опустошенную тарелку. — Я была уверена, что гонконгский аукцион оставил ее далеко позади. — И, шмыгнув длинным носом, она продолжала:
— Это, несомненно, дело рук этого льстеца Нико-. ласа Чивли. Все знают, что он просто без ума от нее.
— Неужели? — мягко спросила Доминик, мысленно записав и это на его счет.
— Да, без сомнения. Если бы вы претендовали на право продажи коллекций Кортланд Парка, я думаю, другие кандидаты отпали бы сами собой. По-моему, отвратительно и несправедливо, что душеприказчики не приняли в расчет американский филиал фирмы.
Доминик пожала плечами.
— Такова жизнь…
— А пожар пошел только на пользу. Предложения идут одно за другим. Масса людей, которые к нам до сих пор не обращались.
— Например?
Вениша перечислила несколько имен, услышав которые Доминик вынуждена была покрепче стиснуть зубы.
Она подняла свой бокал и отпила немного «Шабли».
Затем она выпустила пробный шар:
— Из-за этого ужасного пожара ее хваленый аукцион сделался просто событием. Такой рекламы не купишь.
Право, можно подумать, что она собственноручно устроила все это… — Последнюю фразу Доминик произнесла со смешком, как бы говорящим «конечно-я-не-имею-этого-в-виду», но при этом заметила, что маленькие глазки Вениши заблестели — значит, семя пустило корни. — Я хочу сказать, что заинтересованность, которую проявил мой муж, нехарактерна для него. Он всегда так стремится подчеркнуть свою беспристрастность. Но оказаться там при таких ужасных обстоятельствах да еще спасти ей жизнь… Кстати, скажите мне, вы бы полезли в горящий дом, не будучи уверенной в собственной безопасности? Конечно, я знаю, она говорит, что не слышала криков пожарных. В конце концов, сказать можно все, что хочешь… — Доминик чуть нахмурилась. — Похоже, будто она обеспечила себе безукоризненной честности свидетеля. — Доминик откинулась на спинку стула, подняла бокал с вином и наблюдала, как прорастает брошенное ею семя. — Но, разумеется, — и Доминик повела плечиками, — я вовсе не считаю ее настолько хитрой.
— Она неглупа, — возразила Вениша с неприязнью в голосе. — Но я никогда не поддерживала эту мисс Невинную Простушку. Она может дурачить кого угодно, но меня ей не провести.
Доминик улыбнулась про себя. Вениша уже начала подкармливать проросшее семя своей ненасытной фантазией. К тому времени, как она вернется в «Деспардс», семя это разрастется, и отростки будут охотно переданы тем, кто только проявит интерес. Но, чтобы быть абсолютно уверенной, Доминик подбавила еще изрядную порцию навоза.
— Вот что не перестает удивлять меня, — доверительно сказала она, понизив голос. — Там толпилось столько народу, Блэз говорил мне, что было восемь сторожей и столько сотрудников фирмы…
— Пятнадцать. — Вениша подала реплику вовремя.
— Да к тому же и полицейские! Блэз рассказывал, что она предпринимала повышенные меры предосторожности. — И с легкой всезнающей улыбкой, по которой собеседница должна была понять, что Доминик знает, о чем говорит, добавила:
— Мужчины… их так легко провести…
В ответ на взгляд округлившихся глаз Вениши Доминик возразила:
— Нет-нет, я не думаю, что сама малышка Деспард… — Даже по ее тону можно было понять, что сама мысль ей кажется смешной. Но она знала, что брошенное ею семя упало на плодородную почву. — А теперь, — сказала Доминик, когда им принесли следующее блюдо, — расскажите мне о том, как вы тут жили…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследницы - Кауи Вера



Я не думаю что зто типичный любовный роман.Скорее дедектив сэлементами любовного романа.
Наследницы - Кауи ВераПОли
5.10.2011, 18.19





я в восторге
Наследницы - Кауи Веранаталья
17.07.2013, 20.20





Роман не просто хорош, а замечательный. Отличный сюжет. Получила удовольствие от прочтения.
Наследницы - Кауи ВераЛюсьена
16.12.2013, 16.35





Роман не просто хорош, а замечательный. Отличный сюжет. Получила удовольствие от прочтения.
Наследницы - Кауи ВераЛюсьена
16.12.2013, 16.35





Роман интересный, но чего-то не хватило.
Наследницы - Кауи ВераКэт
12.09.2015, 11.42





Однозначно читать! !!
Наследницы - Кауи ВераПривет
27.12.2015, 19.42





Захватывает! Очень понравился роман
Наследницы - Кауи Вераинна
14.02.2016, 19.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100