Читать онлайн Магия греха, автора - Кауи Вера, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия греха - Кауи Вера бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия греха - Кауи Вера - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия греха - Кауи Вера - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауи Вера

Магия греха

Читать онлайн


Предыдущая страница

10

Вернувшись домой, Нелл обнаружила, что Синди уже ушла, а на кухне к шкафу была приклеена записка: «Ушла по делам. Вернусь поздно. Синди». Нелл с удовлетворением вздохнула. Теперь у нее было хоть немного времени посидеть и поразмыслить над тем, что произошло за последние дни. Но тут она заметила, что в комнате почему-то нет ее любимых кошек. Странно, что они не выбежали, как обычно, поприветствовать ее еще у дверей.
– Бандл... Блоссом... – позвала она. – Ну выходите, мои дорогие, я пришла домой... – Но вокруг была только тишина. Никто не бежал ей навстречу по лестнице и не терся у ног, тихо мурлыча.
Нелл подошла к стеклянной двери, ведущей в крошечный садик. В ней было сделано небольшое отверстие для кошек. Но в саду их не было. Впервые за столько лет они не ждали ее у входа и не отвечали на ее голос.
– Ну не могли же они убежать из дому! – произнесла Нелл вслух, чувствуя, как ее охватывает паника.
Мысль о том, что она может потерять двух самых своих близких друзей, была для нее невыносима.
– Нет, они не могли далеко убежать, – громко проговорила она. – Еще никогда они не уходили дальше звука моего голоса.
Нелл была уверена, что наверху она закрыть их не могла. Она никогда не захлопывала двери, чтобы животные могли свободно бегать по дому. Но в последнее время она была настолько рассеянной и взволнованной... вполне могло случиться, что она случайно закрыла их там.
Однако наверху все двери оказались открытыми. Что-то толкнуло ее заглянуть под кровать, и, приподняв край покрывала, Нелл увидела кошек в дальнем углу, плотно прижавшихся к стене и насмерть перепуганных.
– Маленькие мои... что случилось? Ну, выходите, выходите... все в порядке. – Услышав звук ее голоса, кошки зашевелились и медленно поползли навстречу. Взяв их на руки, Нелл почувствовала, что они мелко дрожат.
– Что же вас так напугало?.. Неужели эта мерзкая Синди? Она что, на вас кричала? Я знаю, она не любит животных. Дура бестолковая! Ненавижу таких людей, как она. Плевать мне на то, что с ней сделал этот Тони Панаколис, пусть убирается к чертовой матери! – Она встала и прижала кошек к себе.
– Ну, тогда уже все в порядке, – раздался чей-то голос, – потому что назад она не вернется.
Нелл резко обернулась, чуть не уронив кошек. В дверях ванной, самодовольно улыбаясь, стоял Тони Панаколис. На нем был бледно-серый шелковый костюм с крикливым пурпурным галстуком. От него несло все тем же ужасным одеколоном. Черные густые волосы, ярко блестели в свете лампы. В руке он держал небольшой револьвер, размером не больше ладони, и его дуло смотрело ей прямо в живот.
Нелл тупо уставилась на него. Она была настолько ошарашена его неожиданным появлением, что несколько мгновений ни слова не могла произнести. Когда она немного пришла в себя и попыталась что-то спросить, ее голос звучал хрипло и напряженно:
– Как вы сюда попали?
– Синди впустила.
– Но ее здесь нет. И записка внизу...
– Мы... э-э... мы встретились у меня дома, потом она стала собирать свои вещи, а я вежливо попросил у нее ключи от твоего дома. Она не отказала мне. – Тони изобразил на своем арбузоподобном лице нечто похожее на улыбку, от чего Нелл стало не по себе. – После этого я ее отпустил...
Черные оливковые глаза вспыхнули коварным огнем, и Нелл поняла, что Синди, глупая, самодовольная Синди, которая всегда считала, что она умнее всех, теперь мертва. И еще Нелл поняла, что, если она сейчас не придумает, как перехитрить Панаколиса, ей не миновать смерти. «Не надо было уступать Синди, – подумала она. – Вот черт! И зачем я дала ей ключи! Наверное, потому, что успокоилась, после того как взяли банду, и подумала, что Тони теперь скрывается. Кстати, Синди тоже так считала. Но прав оказался Марк. Тони опасен. Господи, но ведь Марк же поставил возле моего дома людей. Значит, бояться нечего, просто я позабыла, что он опытный полицейский».
Нелл неожиданно испытала такое чувство облегчения, что чуть не рассмеялась, но она сообразила, что, если бы они его заметили, его здесь уже не было бы.
– Не надо было ей жаловаться на свою судьбу, – зловещим голосом произнес Тони. – Она прекрасно знала, что бывает с теми, кто говорит лишнее... Даже учитывая, что ее специально использовали для этой цели...
Нелл молча смотрела на него, не в силах признаться себе, что он пришел ее убить. Она крепко прижимала к себе кошек, стараясь не выдать охватившего ее страха. Бандд, который был больше своей сестры, но трусливее, прижался к своей хозяйке потеснее, в то время как Блоссом стала недовольно ворчать.
– Для этой цели? – переспросила Нелл. Она считала, что, если ей удастся заставить его разговориться, у нее будет время придумать, как выбраться из ситуации. Но мысли были настолько парализованы ужасом, что она ничего не могла сообразить.
Тони довольно ухмыльнулся.
– Ты, наверное, думала, что самая умная, да? Что ты суперудачливая «девочка по вызову»? Сыграла ты классно, слов нет, если бы не Резо Доминициан, то я бы клюнул на приманку. Но он сразу заподозрил, что тут что-то не так. Ты была слишком похожа на Клео, но в то же время ты была не той Клео, которую он покупал и которую потом трахал, потому что, по его словам, Клео была само совершенство. К тому же у тебя тогда был совсем другой голос. Короче, он не был уверен, что это ты, поэтому посоветовал взять тебя на съемки, но не спускать с тебя глаз. Он денежный человек, согласна? Он любит поразвлекаться с моими девочками, поэтому в тот день, когда ты пришла в клуб, он сидел за зеркалом позади моего стола.
– Но он же уехал за границу...
– Только по паспорту, который уехал вместе с двойником, он есть у Резо с тех пор, как я знаю Доминициана, то есть лет семь или восемь. Так вот, когда полицейские нанесли ему визит в Уилтшире, он очень быстро сообразил, откуда ветер дует. Наш Резо очень сообразительный. Он догадался, что ты что-то увидела, когда была у него в тот уик-энд.
Поэтому мы сразу же установили за тобой наблюдение. Ну и, естественно, за этим смазливым полицейским из Скотленд-Ярда. Ну а когда ты появилась в парикмахерской Синди... сама понимаешь, все встало на свои места, дорогая. Это и помогло нам быть все время на шаг впереди тебя. Мы прекрасно знали, что Синди имеет привычку подслушивать у двери чужие разговоры и подсматривать в замочную скважину, поэтому специально дали ей ложную информацию. Потом я обломал ей ее драгоценные ногти, и она, как мы и ожидали, направилась прямиком к тебе. Она, наверное, была как сумасшедшая, да? Но ведь нам это и нужно было. Понятно? Синди всегда заявляла, что она представляет собой нечто совершенно неповторимое, прямо все уши прополоскала. Поэтому мы и решили дать ей информацию, благодаря которой она могла бы почувствовать себя значительной. Таким образом, мы избавляемся сразу от вас двоих.
– Ты все равно не выйдешь сухим из воды. – Нелл старалась, чтобы ее слова звучали как можно убедительней. «Надо, чтобы он продолжал говорить, продолжал говорить...» – лихорадочно повторяла она про себя, стараясь понять, от кого еще Тони хотел избавиться.
– То, что известно тебе, известно и нам, – прохрюкал Тони, – но вот то, что известно нам, совсем неизвестно тебе, не так ли?
– Вы блефуете. – Нелл старалась выглядеть беззаботной, хотя ей с трудом удавалось контролировать свой голос.
– Вовсе нет. Мне это не нужно. По крайней мере сейчас. Твой полицейский наконец-то ликвидировал эту злосчастную банду, арестовал около десятка несчастных извращенцев, любящих секс с детьми, да получил целый набор видеокассет с записями, за которыми он так долго охотился. Теперь он уверен, что наконец-то покончил с бандой, а мы уверены, что наконец-то покончили с тобой.
Нелл пыталась заставить себя думать о том, что он сейчас ей сказал, особенно о том, что Марка обвели вокруг пальца. Вчера вечером действительно была подставка, а настоящая банда осталась целой и невредимой.
– У вас что, свой стукач в полиции? – спросила она таким тоном, как будто не понимала, что через несколько минут ее убьют.
– Можешь называть его, как тебе хочется. Только он не бегает на встречи в метро для передачи информации и не прячется по темным углам, как пугливая крыса. – Тони грубо расхохотался. – Это не для него. У него собственный дом, в котором целых восемь спален, загородный домик и двадцать восемь акров земли в личном владении. Вот так-то! «Да, Марк был прав, – подумала Нелл. – Я не могу позволить убить меня сейчас, после того как он признался мне в этом. Мне обязательно надо передать Марку то, что я услышала... О господи, помоги мне!.. Я не могу ничего придумать». Нелл быстрым взглядом обвела комнату и остановилась на телефоне. Если бы ей только удалось как-нибудь дотянуться до него и набрать всего три девятки...
– Не двигайся, дорогуша, – проворковал Тони. – Я оборвал все концы до самого конца. – И он захихикал, радуясь своей плоской шутке. – Твои охранники тоже не постучатся к тебе в дверь, потому что сначала надо постучать к ним. Понимаешь, о чем я говорю?
– Я с минуты на минуту жду суперинтенданта Стивенса...
– Никого ты не ждешь. Он совсем недавно уехал к себе в Скотленд-Ярд. Я уже говорил тебе, что у нас везде есть свои глаза и уши.
Нелл от досады закусила губу. «О господи, ты не можешь допустить, чтобы все кончилось так быстро и глупо... И из-за кого! Из-за этого отвратительного ублюдка Панаколиса!» Нелл чувствовала, что вместе со страхом в ее душе возникает новое чувство – ярость.
– Но зачем же меня убивать? – спросила она.
– Потому что ты рассказала полицейским то, что выложила Синди.
– Но они рано или поздно все равно узнают, кто это сделал! Суперинтендант Стивенс уже тебя ищет!
– Не так уж он рьяно меня ищет, если большую часть своего рабочего времени проводит с тобой, не так ли?
Это оскорбление и самодовольная улыбка на «переспевшем» круглом лице Панаколиса только усилили ярость Неял.
– Ну что ж, если он меня ищет, это значит только одно – что у меня будет очень длинный отпуск. Посмотрю на мир, позагораю на солнышке в дальних странах. Все уже заранее предусмотрено, так что обо мне не волнуйся. А вот что касается тебя, – его глаза сузились, и улыбка превратилась в узкую полоску плотно сжатых губ, – то ты станешь жертвой маньяка, который сначала представился как клиент, но потом оказался человеком, который любит издеваться, особенно над проститутками, и смотреть на их страдания... Думаю, ты не раз встречалась с подобными типами. Никаких улик я после себя, естественно, не оставлю. У меня будет железное алиби, что в эти минуты я находился за многие мили отсюда. Синди тоже не найдут. По слухам, мы вместе уехали в «отпуск». Ты станешь просто еще одной шлюхой, которой не повезло в жизни. Вот и все.
– Ну а зачем же тогда пистолет?
– Чтобы побольше тебя напугать. – Тони снова захихикал, а Нелл вспыхнула от злобы и обиды. Сцепив зубы, она еще сильнее прижала к себе кошек, которым это явно не нравилось. Бандл стал сопротивляться, пытаясь вырваться и убежать, потому что его пугало настроение хозяйки, чересчур сильно сжимавшей его бока. Он уперся задними лапами в руки Нелл и выпустил когти, стараясь выскользнуть на свободу. Нелл вскрикнула от боли и разжала руки. Через мгновение Бандла уже не было у нее на руках. Он спрыгнул на пол и собрался побежать к двери, но у него на пути оказался Тони Панаколис, который при виде приближающегося кота отскочил в сторону.
– Убери эту тварь прочь! – заорал он. Эти слова были произнесены с таким нескрываемым ужасом, что Нелл на секунду удивленно подняла брови, а потом поняла, что Панаколис боится кошек. Некоторые люди настолько их не переносят, что даже не в состоянии оставаться с ними в одном помещении. Тони Панаколис один из них, поняла Нелл, и у нее сразу же возникла идея.
Увидев, что Бандл уже на свободе, Блоссом стала протестовать и мяукать, сопротивляясь изо всех сил.
– Я же сказал, убери их прочь! – У Тони от страха началась нервная дрожь. В его голосе чувствовались панические нотки. Ствол пистолета все еще смотрел в ее направлении, но все внимание было сосредоточено на кошках, которые в любую минуту могли побежать прямо на него.
– Хорошо... хорошо! – Нелл чувствовала, что сама находится на грани паники. Прижимая к себе Блоссом как можно сильнее, она тем временем дюйм за дюймом продвигалась вдоль двери в ванную. Блоссом угрожающе завизжала, но Нелл прижала ее так, чтобы та не могла запустить когти ей в руки.
– Сейчас, сейчас, я выпущу ее... одну секундочку... – громко сказала она, наклонившись вперед, как будто собиралась опустить кошку на пол. Как только Блоссом увидела, что Нелл собирается ее отпустить, она удвоила свои старания и стала дергаться изо всех сил. Это заставило Тони Панаколиса отпрянуть еще на два шага назад. Теперь он уже не отрываясь смотрел только на объект своего страха. Как только Блоссом приблизилась к полу и вытянула лапы, чтобы стать на твердую почву, Нелл резко выпрямилась и бросила ее на разъяренного Панаколиса. Тот в ужасе, что кошка может коснуться его, выстрелил. Пуля попала в Блоссом в полете. Она завизжала, и Тони выстрелил еще раз, но на этот раз промахнулся. Пуля с визгом впилась в стену над кроватью Нелл. Но Нелл этого не заметила. У нее перед глазами было только тело ее любимой кошки, недвижимо лежащей на полу. Это решило все.
– Ах ты, убийца проклятый! – Она бросилась на Тони Панаколиса, готовая разорвать его в клочья. Тони выстрелил в третий раз. Пуля просвистела в ярде от головы Нелл. Ее рука инстинктивно схватила бронзовую статуэтку, стоявшую на невысоком столике рядом с ванной, и, до того как он успел выстрелить еще раз, статуэтка полетела ему в голову. Тони потерял равновесие и стал медленно заваливаться на спину. Край ванной оказался у него как раз под коленным сгибом, и он упал в нее как подкошенный, ударившись еще раз головой о стену. Его тело грузно сползло в ванну, и ненужный пистолет с тихим шумом выпал из безвольной руки. Он был без сознания. Нелл схватила пистолет, оттолкнув в сторону статуэтку и сжав рукоятку двумя руками, стала в позу изготовившегося к стрельбе полицейского, которую она так часто видела в фильмах. Ствол был направлен в недвижимое тело Панаколиса. Тот, казалось, не дышал и лежал с закрытыми глазами. По левой стороне лица у него текла густая кровь. Она медленно капала на пурпурный галстук. Нелл осторожно сделала несколько шагов вперед и, наклонившись, приложила руку к горлу Панаколиса. Этому приему ее научила Лиз, у которой однажды клиент получил инфаркт в момент оргазма, и с тех пор она знала, что делать в подобных ситуациях. Пульс прощупывался. Она не убила его. Чувствуя, что у нее подкашиваются ноги, Нелл прислонилась к двери и, отдохнув несколько секунд, закрыла ее на ключ. Не в силах больше держаться на ногах от нервного перенапряжения, она медленно сползла по стене на пол. Ее била дрожь. Дрожало все тело, начиная с ног и кончая головой. Даже зубы выстукивали тихую дробь.
В этот момент ее взгляд упал на раненое животное, старавшееся зализать кровоточащую рану.
– О, Блоссом... милая Блос... – Нелл подползла к ней и, увидев, во что превратилась пробитая пулей лапа Блоссом, застонала. – О боже! Я должна тебе помочь. – Страх потерять любимицу заставил ее собраться с силами. Она подошла к настенному телефону и дрожащими пальцами набрала номер. – Мистера Мак-Грегора, пожалуйста... это чрезвычайно срочно. Да, я его пациентка, о нет... моя кошка Блоссом. Голубой британской масти... да... ее ранили... Что? О, левая задняя... у нее сильное кровотечение... пожалуйста, пришлите кого-нибудь прямо сейчас! Иначе... иначе она умрет от потери крови... пожалуйста, пожалуйста... что? Ах да. Джордан... Нелл Джордан... да... Уигмор-стрит, правильно. Побыстрее, пожалуйста, ради всего святого, прошу вас, побыстрее.
Нелл повесила трубку и вытерла рукавом слезы. Только после этого она дрожащей рукой набрала три девятки.
Когда Марк вбежал в дом, ему показалось, что в нем слишком много людей. Нелл среди них не было.
– Поднимитесь наверх, сэр. В спальне, – подсказал ему один из полицейских.
Нелл сидела на полу рядом с каким-то пожилым человеком, который был занят тем, что обматывал бинтом комок серой шерсти. Нелл беззвучно плакала, ее огромные глаза буквально утонули в слезах.
– Мне удалось остановить кровотечение, – в голосе пожилого человека слышался мягкий северный акцент, – но все равно нужна операция. Нога сильно пострадала от пули...
– Что случилось? – спросил Марк. Нелл подняла глаза.
– Эта сволочь Панаколис выстрелил в нее! – в ее голосе звучала ненависть.
– Ей придется потерпеть, и я сомневаюсь, что она будет нормально ходить, хромота останется, но жить она будет, – пообещал доктор!
– Вы уверены? – с мольбой переспросила Нелл, желая еще раз услышать то же самое.
– Да, она очень неплохо выглядит после такого потрясения. Немножко лишнего веса есть, но я вам об этом говорил и раньше. А теперь, если вы поможете мне приоткрыть вот этот саквояж, я уложу ее туда и отвезу к себе. Прооперировать ее придется немедленно.
– Я поеду с вами, – решительно встав, заявила Нелл.
– Нет, – отрезал Марк.
Она непонимающе посмотрела на него.
– Да! Это моя кошка, я ее не оставлю! Ты что, не слышал, что я сказала? Тони Панаколис в нее стрелял!
– Именно поэтому я хочу, чтобы ты осталась и все мне объяснила.
– Я уже все рассказала другому полицейскому.
– Я предпочитаю услышать это лично от тебя. Почувстовав, что дело принимает неприятный оборот, ветеринар решил вмешаться:
– Мисс Джордан, вам там абсолютно нечего делать. На операционном столе она окажется сразу же после прибытия на место, и, как только я определю степень поражения тканей, я сразу же приму все необходимые меры.
– Вы уверены...
– Вы с таким же успехом можете подождать моего звонка здесь, как и в кресле в приемной палате. Я сообщу вам о ее состоянии, как только все прояснится.
– Вы обещаете?
– Клянусь. Я прекрасно знаю, как вы относитесь к этой малютке и ее брату...
– О господи! Бандл! – в ужасе воскликнула Нелл. – Я так была взволнована состоянием Блоссом, что совсем позабыла о Бандле... Он, естественно, уже спустился вниз и куда-нибудь убежал. Наверное, он от страха где-нибудь спрятался. Я должна его найти.
Вместе с Блоссом в большом саквояже они все вместе спустились вниз, где Марк твердым голосом скомандовал:
– Внимание всем... серый кот с желтыми глазами, брат вот этой кошки. Он сейчас прячется где-нибудь в саду. Когда найдете, принесите, пожалуйста, мисс Джордан.
– Он не дастся, – со знанием дела возразила Нелл. – Просто скажите мне, а я уже сама пойду и заберу его оттуда.
Его нашли под кустом азалии, прямо возле стены сада. Нелл пришлось самой встать на колени и ползти под куст, чтобы выманить его оттуда нежными словами и кусочком куриной печенки – самого любимого лакомства.
– Черт побери! Столько шума из-за каких-то двух несчастных кошек. – Марк услышал, как один полицейский сказал это другому. – А она совсем не похожа на любительницу кошек... – Первым желанием Марка было объявить ему строгий выговор, но, немного подумав, он отказался от этой мысли. Полицейским не надо было знать, что ему известно о Нелл больше, чем им.
– Мне кажется, ты думаешь, что я веду себя довольно странно. Зря подняла этот шум... – оправдывалась Нелл некоторое время спустя. Бандл лежал у нее на коленях и лениво мурлыкал от удовольствия. – Но ты пойми, кроме Блоссом и Бандла, у меня долгое время никого не было. Прости, что я забиваю тебе голову всеми этими глупостями. Я просто была очень расстроена.
– Успокойся. Большинство женщин на твоем месте уже давно бы устроили истерику. Я бы хотел услышать от тебя, как все произошло.
Нелл повторила рассказ.
– И ты сама смогла поднять эту статую? – Марк наклонился и поднял статуэтку с пола. Она уже была запакована в полиэтиленовый пакет. – Неужели ты попала ею в Тони Панаколиса?
– Да.
– Как же тебе это удалось? Она же весит целую тонну.
– Даже не знаю. Просто взяла и бросила. Я была в бешенстве. Мне показалось, что он убил Блоссом, и я хотела наказать его за это.
– Да, ты наказала его как следует. Сильное сотрясение мозга, проломлена черепная коробка, слава богу, что ты его не убила, а то мне бы пришлось арестовать тебя за убийство.
– Что?!
– Таков закон. Если убийство произошло не в результате несчастного случая, тебя арестуют. И только потом определят, умышленное это или непредумышленное убийство.
За спиной раздался осторожный кашель и, обернувшись, Марк увидел двух полицейских из маскировочного фургона «Бритиш телеком». Они выглядели, как после страшной попойки, и держались за косяк двери.
– Как вы себя чувствуете? – спросил Марк.
– Как будто мы вместо двух бутылок выпили восемь, – ответил один из них.
– Это результат действия газа, который он использовал для того, чтобы вас усыпить. Самое лучшее для вас сейчас пойти домой и выспаться. На большее вы пока не способны.
– Если вы так считаете, шеф...
– Да, считаю. Встретимся завтра.
– Что использовал Тони Панаколис? – с любопытством спросила Нелл, когда полицейские вышли.
– Усыпляющий аэрозоль. Резо Доминициану принадлежит компания, производящая подобные штучки на заказ.
Нелл передернулась.
– Ты думаешь, что за всем этим стоит Резо?
– Пока сомневаюсь. Хотя кое-что он все-таки делает. Но он очень осторожный закулисный режиссер. То, что он использовал для этого случая двойника, свидетельствует о далеко не последней его роли в деле. Он хочет, чтобы все осталось в тайне.
– А что насчет их человека? Ты знаешь, кто это?
– Да. У меня есть интересная идея, как можно вычислить его по той реакции, которую вызовет то, что у тебя произошло. Но пока не надо торопиться.
– Ты думаешь, что он сидит слишком высоко?
– Я в этом не сомневаюсь. Это скорее всего человек, остающийся на своем месте независимо от того, какое правительство приходит к власти. Он может принадлежать к истеблишменту, а может быть у него на побегушках, но все равно он обладает очень большой властью. Этот человек с самого начала стал проверять меня на прочность и пытался выудить всю известную информацию. Но в мои планы это не входило. Я хотел, чтобы у него сложилось обо мне мнение как о послушном исполнителе, искренне поверившем в этот розыгрыш и принявшем его за чистую монету, и чтобы он увидел, что я рад такому повороту событий и уже готов двигаться дальше по служебной лестнице вверх. Ну а там я уже займусь своими делами...
– Но ты же не сможешь...
Марк пристально посмотрел на нее ярко-голубыми глазами, и Нелл показалось, что он видит ее насквозь.
– Я потратил на это дело два года и больше ждать не намерен. Я ненавижу тратить время попусту.
– Я тоже.
Он улыбнулся и сказал:
– Хоть в этом мы с тобой сходимся.
Вечером они поехали навестить ненаглядную Блоссом.
– Она спасла мне жизнь, – – серьезно заявила Нелл Марку. – И теперь я должна сделать все, что в моих силах, чтобы спасти ее. – Блоссом еще не отошла от наркоза, но операцию перенесла хорошо.
– У нее очень крепкое сердце, – заверил ветеринар.
– Когда я смогу забрать ее домой?
– О, с этим придется немножко подождать. Мне кажется, что раненая нога будет немного неправильной формы, по крайней мере, такой, как прежде, она определенно не будет, поэтому мне пришлось вставить спицу. Но вы не волнуйтесь, все будет в порядке.
Ветеринар предложил Нелл прийти следующим утром. По пути домой она была уже совсем другим человеком и, войдя в комнату, тотчас упала в кресло. Откинув голову назад, Нелл закрыла глаза. Чувствовалось, что она пережила слишком большой стресс.
– Тебе надо выпить, – предложил Марк.
– Мне надо что-нибудь тонизирующее, это точно. Марк принес ей джин с тоником.
– Теперь лучше... – вздохнула она.
Они долго сидели в тишине, пока Нелл не спросила:
– А что случилось с Синди? Ты так и не рассказал.
– Ее нашли на ступеньках дома в Айслингтоне, где она жила вместе с Панаколисом. Шея была сломана, а на одной туфельке не хватало каблука. Он был обнаружен на верхней ступеньке запутавшимся в ворсе ковра.
Нелл выпрямилась и с ужасом посмотрела на Марка.
– Но... он же сказал мне, что он еще... Я думала, это значит...
– Я, естественно, не сомневаюсь, что он сам сломал ей шею. Но у меня нет никаких доказательств, и получить их мы никогда не сможем. Нет никаких следов насилия, и патологоанатом к тому же утверждает, что шея сломана в результате падения со ступенек, – теперь уже вздохнул Марк. – Единственное, за что мы можем его привлечь, это за угрозы и... выстрел в кошку.
Нелл молча смотрела куда-то вдаль.
– Это моя вина, что Синди мертва... Все из-за того, что я вечно сую нос не в свое дело. Отец был прав, от меня никакой пользы, один вред. За что ни возьмусь, все портится, ломается и гибнет. И я всегда буду поступать по-своему, потому что не люблю прислушиваться к советам.
– Нет, – резко бросил Марк, и Нелл, впервые услышав в его голосе ненависть, удивленно подняла глаза. – У Синди была информация, делавшая ее соучастницей этих преступлений. К тому же она была любовницей человека, живущего за счет эксплуатации молодых девушек и продажи порнофильмов. Ее много раз арестовывали за уличную проституцию, а ты говоришь...
– Да, но, ради бога, не сейчас...
– Это тебе нужен бог, а не ей! Потому что тебя никак нельзя сравнивать с Синди Льюис!
– Можно! Мы обе были проститутками. Поэтому-то Тони Панаколис и хотел все подстроить... будто я стала жертвой порноманьяка.
– Но ведь ты никогда не приводила клиентов к себе домой. Он-то этого не знал, и это тоже работает против него. Я же это знаю точно! И им всем скажу, что у тебя никого не было!
В голосе Марка было столько решительности и уверенности в своих словах, что Нелл даже закусила губу, но потом твердо проговорила:
– Так не пойдет, Марк. Я очень долго думала о нас с тобой. Ты собираешься стать старшим суперинтендантом, а связь со мной может повредить твоей будущей карьере. Мое прошлое имеет слишком большую власть над твоим будущим, и я бы никогда себе не простила, если бы помешала тебе сейчас взойти вверх. Я люблю тебя слишком сильно... Нет, помолчи. – Она прикрыла ему рот ладонью и продолжила: – Подумай о прессе, Марк. Для тебя это будет хуже смерти...
– В прессе не появится ни одной публикации. Я прекрасно знаю все законы, и даже если они осмелятся опубликовать окончательную официальную версию дела, то и в этом случае ты будешь находиться под защитой закона и твое имя нигде не будет упомянуто, – объяснил Марк.
– Но это значит, что мне все равно придется идти в суд и давать там свидетельские показания. Можешь представить, что будет говорить адвокат Тони Панаколиса! «Посмотрите на нее, уважаемые присяжные заседатели! Это женщина, чья профессия – продавать свое тело. Пусть вас не обманывает ее внешность. Эта женщина не более чем проститутка!» – Нелл покачала головой и глубоко вздохнула: – Так не пойдет, дорогой, не пойдет...
Марк наклонился вперед и взял ее руку в свою.
– Позволь мне сначала исправить некоторые ошибки, которые ты допускаешь в силу незнания дела. Во-первых, я очень сомневаюсь, что это дело вообще когда-либо дойдет до суда. У нас нет никаких доказательств, что Панаколис убил Синди.
– Но он же мне сам сказал... он сказал...
– Он сказал, если хочешь, процитирую: «Я ее отпустил». Любой нормальный адвокат превратит эту фразу в насмешку и отнесет ее на счет твоего недопонимания. Да, я знаю, что Синди убил он, но пока... – Марк наморщил лоб и пожал плечами. – Пока в полиции никто не выдаст ордер на его арест только потому, что у одного из полицейских сработала интуиция. Интуиция – это не доказательства и не улики. Единственное, за что мы можем привлечь Панаколиса, – это угрозы, незаконное ношение оружия и его применение. Все твои обвинения ничего не дадут. Попомни мое слово.
– Но это нечестно! – воскликнула Нелл, возмущенная несправедливостью.
– Да, но так оно и есть. Неужели ты не понимаешь, что все они, эти высокопоставленные шишки, независимо от их ранга и положения, ни в коем случае не хотят, чтобы дело дошло до суда. Потому они будут его выгораживать.
Нелл согласно кивнула.
– И теперь ты, наверное, можешь навсегда расстаться со своим образом Клео, да? – нерешительно спросил Марк. – Ведь она тебе больше не нужна.
– И Элеонор тоже. Она собирается уйти на пенсию и никогда больше не будет работать.
– То есть остается только Нелл... Я рад, – просто сказал Марк.
Нелл схватила его за руки и крепко их сжала.
– Без тебя я бы этого никогда не сделала! Ты изменил мою жизнь.
– А как ты думаешь, что дала мне ты?
– Я?! – удивленно спросила Нелл. – Разве я могу что-нибудь дать?.. Может, ты мне покажешь это?..
Некоторое время спустя, лежа рядом со спящей Нелл, Марк думал о своей и ее жизни. Ей теперь ничто не должно угрожать. Пресса была введена в заблуждение, и пока не было даже намека на скандал. Те офицеры, которые принимали телефонные звонки на номер 999, были предупреждены, что все касающееся Тони Панаколиса, должно храниться в строжайшем секрете. Назойливых соседей, любящих посплетничать по любому поводу, у Нелл не было. В больницу она сообщила только ту информацию, которую приказал дать Марк. Офицер, оставшийся охранять палату Панаколиса, сообщил, что тот, придя в сознание, первым делом потребовал телефон. В течение тридцати минут были подняты на ноги лучшие адвокаты Англии, защищавшие только представителей истеблишмента. Колесо закрутилось, и машина начала работать. Естественно, не на правосудие, а на то, чтобы замять дело. Марка это вполне устраивало, потому что выводило из игры Нелл.
Даже если по иронии судьбы Тони Панаколиса привлекут к ответственности за незаконное ношение и применение оружия, Марк все равно был уверен, что в результате его оправдают и ему все сойдет с рук. Несмотря на то, что все знали Панаколиса как подлеца и негодяя, его никогда не привлекали к уголовной ответственности, и он ни разу не сидел за решеткой. Конечно, благодаря своим покровителям и друзьям. Скорее всего дело никогда не будет начато, и в конце концов все материалы по этому инциденту где-нибудь затеряются.
Нелл вздрогнула во сне, и он нежно погладил ее по голове. Ее лицо было розовым, наверняка послестрессовая реакция. Игры со смертью всегда возвращают людей к жизни. Как-то на его вопрос, зачем ей надо было превращаться в других женщин, она ответила, что таким образом она со спокойной совестью могла делать то, что никогда не могла бы себе позволить, если бы оставалась Нелл. Перевоплощаясь в другую женщину, она снимала с себя всю ответственность за то, что она делала. Теперь ответственность за все, что она делает, лежит на нем. Клео и Элеонор больше нет. Осталась только Нелл. Это была именно та женщина, к которой он так стремился.
Марку оставалось только надеяться, что дело действительно будет закрыто еще до того, как начнется, и к Нелл не проявят никакого интереса. Что касается Панаколиса, то, если на свете есть правосудие и справедливость, он обязательно с ними столкнется.
Марк улыбнулся и покачал головой. Как все-таки непредсказуема судьба! Может, действительно на свете есть бог? Чем там болен этот ублюдок? Ненависть и страх перед кошками. И этот идиот взял и забрался в дом, где живут две такие кошки! А Нелл не только сумела использовать его страх, но еще и запустила в него громадной бронзовой статуэткой. Ну и женщина! Марк еще раз улыбнулся и подумал, что ему все-таки очень повезло.
Кто бы мог подумать, что все так получится?.. Мама будет очень удивлена. Марк тихо затрясся от смеха. Нелл недовольно заворочалась во сне, и Бандл, который калачиком свернулся у Марка в ногах, возмущенно поднял голову и мяукнул.
Полицейский и «девочка по вызову», вот это да! Суперинтендант и куртизанка!
Марку пришла на ум где-то услышанная фраза: «Она заполнила ту пустоту, которая хотела быть заполненной». Да, именно так. Ни одной женщине раньше этого не удавалось. Они только кружились где-то неподалеку, но приблизиться к его душе так и не смогли.
Нелл смогла это сделать.
Нелл сначала не собиралась идти на кремацию Филиппа. Она прекрасно помнила, как однажды, презрительно скривив тубы, он сказал ей:
– Ларошфуко был прав, когда говорил, что вся эта помпезность похорон больше для удовлетворения тщеславия живых, чем в память о мертвых.
Кремация Филиппа была подготовлена в истинно спартанском духе: никаких церемоний, никаких пышных венков и речей, никаких друзей, гостей и зрителей и никакого тщеславия. Это казалось странным для человека, который при жизни был, наверное, самым тщеславным человеком на земле.
В соответствии с последней волей Филиппа Нелл вместе с Марком вернулась в его квартиру, чтобы в последний раз поднять бокалы в память о его «бренном существовании». Нелл достала бутылку безалкогольного шампанского «Крюг» и бокалы баккара.
– Отличная работа, – восхитился Марк. Он попробовал «Крюг». – Хм, и это тоже!
– У Филиппа вся жизнь была как шампанское. Оплачивал, правда, все не он, поэтому неудивительно, что он говорил, что это самое дешевое шампанское из всех, которые он пил!
Марк недоверчиво покрутил бокал в руках.
– Ты жалеешь, что рассталась со своей прежней жизнью, в которой тоже купалась в шампанском? Я сейчас живу неплохо и буду жить еще лучше, когда получу повышение, но полицейский все равно не сможет получать каждый месяц годовое жалованье.
– Я пила шампанское, когда мне его предлагали, вот и все, – спокойно ответила ему Нелл. – Я была воспитана человеком, который никогда не тратил фунт там, где можно было потратить пенни. Жила практически без денег и существовала даже не знаю на что. Поэтому и сейчас, когда я имею достаточно денег и могу себе все позволить, я не трачу ни одного пенни впустую. Почти все, что я зарабатывала, я переводила на свой счет в швейцарском банке. Один из моих бывших клиентов – банкир в Цюрихе. Я очень щепетильна в вопросах чистоты и порядка, поэтому сама убираю в доме. Недостатка в деньгах у нас с тобой не будет. – Она на секунду остановилась, а затем продолжила: – Или ты не можешь смириться с мыслью, что не будешь главным кормильцем в семье?
– Мне все равно, я спокойно отношусь к этому. Я же тоже говорил, что люблю серьезных и солидных женщин. – Марк усмехнулся. – Особенно если у них солидный счет в банке.
Нелл пропустила эту фразу мимо ушей и вдруг неожиданно спросила:
– Послушай, я ведь даже не знаю, где ты живешь!
– В центре. Так уж случилось, что там жил мой отец и отец его отца. Это старый и довольно большой дом. Для одного более чем достаточно, но мне он нравится. К сожалению...
– Что?
– Туда не разрешается входить незамужним женщинам. Такой уж обычай у нас в семье.
– Тогда тебе придется привести меня с собой, – с тайной надеждой в голосе сказала Нелл. – Или ты считаешь, что это будет открытый вызов Провидению?
– Я не хотел бы бросать вызов никому до тех пор, пока не прояснится дело с Панаколисом. Я думаю, что мы пока должны сохранить статус-кво и подождать, пока не улягутся страсти. Но я не вижу никаких оснований для того, чтобы не встречаться в течение всего этого периода ожидания. Мы можем видеться столько, сколько нам угодно. Кто-то говорил, что мы еще недостаточно хорошо друг друга знаем, не так ли? – Несмотря на серьезное выражение лица, в глазах Марка светились огоньки смеха. Но Нелл восприняла его слова слишком серьезно.
– Мне кажется, что это замечательная идея, – согласилась она. – Я все время думаю о нас с тобой. Ты заронил в мою душу зерно сомнения. Ты рассеял все то темное, что было во мне от прошлого. Это ты сделал из меня настоящую женщину. Я думаю, – продолжила она, – что мысль очень логичная. Ведь мы действительно не очень хорошо знаем друг друга, да? Я слишком долгое время была предоставлена сама себе и ни с кем не общалась. В отличие от тебя я ни с кем никогда не жила. Я имею в виду с мужчиной. Единственными друзьями для меня были эти кошки. Ты же знаешь, как я их безумно люблю...
– Ну, в этом я убедился.
– ...но я слишком верна своим привычкам и слабостям, которые, возможно, будут тебя раздражать. И в то же время я абсолютно не знаю твоих привычек. Назад, к прежней жизни, я уже не вернусь. С этим покончено раз и навсегда. В этом я больше не нуждаюсь. – Нелл сделала большой глоток, как бы пытаясь обрести в шампанском силы. – Когда мы получше узнаем друг друга, то... если даже мы поймем, что не можем жить вместе, я смогу понять это... и будет все равно хорошо... потому что я так много поняла и узнала... И еще больше изменилась... – Она с волнением посмотрела на него. – Я права?
– Да.
Одним этим словом было сказано все.
Самой большой радостью для нее сейчас было то, что он не делал вид, а действительно слушал, что она говорила. Неужели она когда-нибудь сможет разлюбить этого человека, неужели ее сердце может перестать вздрагивать и замирать каждый раз, когда она его видит?
– И еще, – продолжила она, – я навсегда расстаюсь с Элеонор и Клео. Это значит, что у меня теперь появится много свободного времени. Я решила попробовать вести курс психологической поддержки, который бы помог женщинам и детям, подвергшимся сексуальному насилию со стороны своих отцов. Мне кажется, что те, кто это пережил, очень нуждаются в помощи.
– Я с тобой полностью согласен.
– Если для этого мне потребуется получить образование, то я сначала буду учиться... Я всегда мечтала поступить в университет.
– Почему бы и нет?
– Мне не нужна стипендия, у меня достаточно денег, чтобы оплатить все расходы.
– Я буду только за, – снова согласился Марк, стараясь рассеять ее явную озабоченность тем, что он может со временем изменить свое решение.
– Ты действительно не против? Я имею в виду, ты был бы не против, если бы я занялась только этим и похоронила свое прошлое вместе с Филиппом и чтобы меня с ним больше ничто не связывало?
– Конечно, нет. Я полностью согласен со всем, что ты хочешь сделать. До тех пор, пока мы будем вместе.
– Но... если все получится не совсем так, как мы хотим...
– Что с тобой? Очень любишь поспорить?! – Марк рассмеялся. – Вряд ли это произойдет, но если какие-то проблемы действительно возникнут, то, я думаю, мы с тобой сумеем с ними справиться.
Нелл больше ничего не было нужно. Уверенность Марка была убедительной. Чувствовалось, что это говорит человек, не сомневающийся в своих силах. «Как мне все-таки повезло, что я нашла его, – подумала Нелл. – Все эти годы я даже не думала о мужчине рядом с собой, но его лицо как будто было знакомо мне еще с детских лет. Может быть, это потому, что я его именно таким себе и представляла?» Как-то раз они с Лиз обсуждали проблему секса и любви. Лиз пыталась объяснить разницу между этими вещами. Раздраженная упорным непониманием Нелл, она в конце концов бросила одну фразу: «Короче, поймешь, когда сможешь правильно решить одно уравнение». – «Какое?» – спросила Нелл. «Один плюс один равно один».
Тогда Нелл с чувством превосходства улыбнулась и ответила: «С точки зрения математики это невозможно». – «А кто говорит о математике»?
Марк, не знавший мыслей Нелл, был удивлен выражением ее лица.
– Что тут смешного? – спросил он. На его недоуменный вопрос она, хитро прищурившись, ответила:
– Да так, я просто пыталась решить одно математическое уравнение.
У Марка от изумления вытянулось лицо. Нелл рассмеялась. Она встала и взяла его за руку.
– Пойдем посмотрим, как там себя чувствует Блоссом, – предложила Нелл, – а когда вернемся домой, я поподробней объясню тебе, что я имела в виду.






Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Магия греха - Кауи Вера

Разделы:
Книга 112345678Книга 2123Книга 312345678910

Ваши комментарии
к роману Магия греха - Кауи Вера



Дальше 2страницы не осилить.оценка 2
Магия греха - Кауи Веракатя
23.11.2012, 11.45





Книга заставляет подумать,это не обычное легкое,сиропно-сопливое чтиво для не особо обремененных мозгами дамочек. В романе показана жизнь такой,как она есть на самом деле. Читается не легко,но оно того стоит.
Магия греха - Кауи ВераАлина
5.10.2013, 12.50





это не женский роман, а бульварная скандальная книжонк про страдания проституток. Жирная двойка.
Магия греха - Кауи Вераkato
8.10.2013, 5.44





kato - это не бульварная, скандальная книжонка. Это серьезное, без сиропа, психологическое разбирательство жизненных ситуаций. У Веры почти все такие. Читать порой тяжело, но очень захватывает. Кто любит такие - очень советую. Тем кто хочет сказочку - это не сюда
Магия греха - Кауи Вераиришка
12.08.2014, 17.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100