Читать онлайн Магия греха, автора - Кауи Вера, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия греха - Кауи Вера бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.32 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия греха - Кауи Вера - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия греха - Кауи Вера - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауи Вера

Магия греха

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Марк Стивенс быстрым шагом вошел в паб и направился к столику у окна, где какой-то мужчина читал «Дейли телеграф».
– Простите, я немного опоздал... Мне позвонили, когда я собирался выйти из своего кабинета... Нашли еще одно тело. На этот раз в Херефорде. Четырнадцать лет. Тело пролежало уже некоторое время, но погибшего все же удалось идентифицировать.
– Смерть наступила точно так же?
– Да, сексуальные извращения, потом был задушен, как и все остальные. Перед смертью был несколько раз изнасилован. Есть следы пыток. – Лицо Марка Стивенса оставалось непроницаемым. – Что же это за люди, которые получают от этого удовольствие? Мне надо выпить. Вам заказать?
– Спасибо, я уже взял виски, а так как у меня во второй половине дня назначена встреча с убийцей, которому защита усиленно пытается приписать шизофрению, то я должен иметь ясную голову. Настоящий ублюдок и скользкий, как гадюка. Умная тварь. Вся проблема заключается в том, что он тщательно изучил законодательство и теперь о своем деле, за которое его, возможно, будут судить, знает не меньше, чем я. Единственное, от чего он действительно пострадает, так это от своей аморальности. Рано или поздно, но пострадает. У него абсолютно нет никакого понятия о совести.
– Мне нужен ваш профессиональный совет, – обратился к нему Марк, заказав выпивку. – В моем деле об убийстве детей со съемкой на видео я столкнулся с женщиной, которая сама решила сообщить нам кое-какую полезную информацию. – Он на мгновение замолчал. – Я неоднократно встречался с ней, но пока не смог склонить ее к принятию нужного мне решения. Я не могу понять логику ее поведения и поэтому не могу заставить ее идти туда, куда надо мне. Вы лучший психолог в нашей области, я подумал, что, если я расскажу вам о ней и ее проблемах, вы сможете помочь выстроить новую или подправить мою теорию...
– Вы всегда проверяли на практике мои теории в Брамшилле, насколько я помню, – сказал психолог. Его звали Джерри Пиэрс. Впервые они встретились с Марком Стивенсом, когда тот учился в полицейском колледже. Марк был одним из его самых блестящих учеников. Он обожал курс психологии, основанный на умении анализировать поведение человека, его манеру говорить, голос и жесты с тем, чтобы потом составить наиболее объективную картину, не основанную на первом впечатлении. Марк сам опрашивал многих убийц и писал подробные отчеты по наиболее трудным случаям, касающимся убийств детей, изнасиловании и других преступлений. Пиэрс обсуждал с Марком немало сложных дел, обычно тех, в расследовании которых и сам принимал участие, но сейчас просьба касалась необычной услуги. – Она со странностями? – с любопытством спросил он.
– Она играет роли трех совершенно непохожих друг на друга женщин.
Марк увидел, как бледно-голубые глаза Джерри зажглись веселыми искорками интереса.
Пока они ели, Марк рассказал ему историю Нелл Джордан и ее двух «ролей».
– Насколько я понял, она прекрасно знает этих женщин и, изображая их, отдает себе отчет, что только играет роль? – спросил Джерри.
– Да. Клео Мондайн создана и совершенствована самой Нелл и женщиной, которая нашла ее и воспитала как свою преемницу, с особой тщательностью; Элеонор Джордан – это уже творение рук одной Нелл. Работает на два фронта, если можно так сказать. – Марк наклонился к собеседнику. – Я хочу знать, почему такая женщина вдруг захотела создать две противоположные личности в своем сознании для выполнения разных функций? Ведь на улице ее знали как Нелл или Элли.
– Клео шаг за шагом поднималась по лестнице успеха, но поднималась-то она из самых низов и отбросов общества, поэтому вполне естественно, что она не хочет быть похожей на обычную уличную проститутку. Проблему представляет скорее Элеонор, противоположность Клео. Респектабельная, далеко не молодая, для мужчин не привлекательная, ведущая скромный, размеренный образ жизни. А Нелл... она их создатель. Но для чего она существует? Ведь всю работу выполняют в основном предыдущие две фигуры. Какие у нее задачи? Планирует их деятельность? Может быть, она именно в этом находит удовлетворение? В том, что сидит дома и руководит теми двумя? Клео встречается с клиентами, Элеонор работает у хирурга, специализирующегося на пластических операциях, кажется, так? У вас достоверная информация?
– Эта информация получена от самого хирурга, который описывал ее, когда был в банке. Он не мог остановиться, вознося ее чуть ли не до небес. Неимоверно исполнительная, да, да, именно «неимоверно исполнительная». Очень спокойная, замкнутая. Это тип женщины, которую обычно не замечают. То, что она существует, все считают само собой разумеющимся фактом. Она должна существовать и поэтому существует. Мисс Элеонор Джордан всегда работает по вторникам, средам и четвергам, она ни разу не опоздала и не пропустила работу. Хирург-косметолог обычно сверяет по ней часы, сразу же после прихода забывая о ее существовании, как будто все, что она делает, делается само собой.
Джерри кивнул головой.
– Значит, контролирует свое поведение... А как куртизанка что она собой представляет?
– Просто неотразима. В ней сочетается все то, чего нет у Элеонор. Сексуальная, изысканно одетая, очень... э-э... хрупкая и вся такая женственная. За это ей и платят. Она сама решает, кого выбрать, где и когда встречаться. Очень скрытная и осторожная. О ее клиентах нет никакой серьезной информации, но я над этим еще работаю. Вся трудность в том, что у нее интернациональная клиентура.
– Она, должно быть, хороша? Специалист в своем деле?
– Несомненно, но не в духе садомазохистских обществ. Мне удалось раздобыть информацию, что ее специализация заключается в реализации мужских половых фантазий.
– Да, в наше время существует необходимость в такого рода специалистках. – Джерри откинулся назад и сделал глоток из бокала. – В какой момент она появилась в твоем деле?
Марк выдал ему отредактированную версию.
– И ты думаешь, что ею движет сильное чувство справедливости по отношению к изнасилованным детям?
– Да. Я даже думаю, что она сама была в детстве таким изнасилованным ребенком. Она не хочет, чтобы то, что произошло с ней, происходило и с другими.
– Ты хорошо слушал мои лекции. – Джерри с удовольствием потянулся. – Потому что, мне кажется, ты прав. Именно поэтому Клео и отделена от Нелл. Клео – это проститутка, которой ее сделал дорогой отец, это продолжение Элли Литтл, начинавшей с улицы. Элеонор Джордан – совсем другое дело. Это спокойная, благоразумная и респектабельная женщина, какой Нелл очень хотела бы быть, но обречена оставаться женщиной-тенью. Это ее наказание.
– Наказание?
– Самоненавистничество, – пояснил Джерри. – Это вина, чувство, что все произошло только по ее вине, потому что большинство отцов говорят своим дочерям, что те «заставляют их это делать», а они уже, в свою очередь, не могут отказаться и т.п. Перекладывание ответственности. Отец изнасиловал Нелл, а не Элеонор и не Клео. Нелл ненавидит себя за то, что позволила ему это сделать, поэтому чем меньше времени Нелл проводит в облике Нелл, тем лучше – страдать приходится в три раза меньше. – Джерри покачал головой, заметив, как напряженно Марк слушал его слова. – Нелл чувствует вину только потому, что в этом ее убедил отец. Возможно, он ей твердил, что если она хоть кому-нибудь обо всем расскажет, то его схватят и посадят и тогда вина целиком ляжет на ее плечи. Будучи ребенком, она не видела никакого способа прекратить насилие, а став взрослой, она ненавидит себя за то, что даже не попыталась покончить с издевательством. С какой стороны ни посмотришь, всё плохо. Палка о двух концах. Это своего рода эмоциональный шантаж, постепенно подводящий человека к тому состоянию, когда тот становится способен на всевозможные глупые поступки типа самоубийства. Он очень расстраивает нервы и незаметно разрушает нервную систему. Я видел немало женщин, единственным желанием которых было убить себя, причем как можно болезненней, чтобы обрести мнимый покой. Они часто калечат себя, бывает, занимаются беспорядочным, групповым сексом. Другие, наоборот, не выносят прикосновения мужчины. Некоторые начинают пить, другие – употреблять наркотики.
Марк утвердительно кивнул головой.
– Понимаю. Но она не употребляет наркотики, а количество спиртного соответствует тому социальному кругу, в котором она вращается.
– Вот она и превратилась в то, во что хотел превратить ее отец. То есть в проститутку, но такую, как Клео. И, чтобы как-то компенсировать негативные черты Клео, она создала Элеонор: «Посмотри, папочка, какая я теперь хорошая девочка...»
– Черт! – резко бросил Марк.
– Ты приобрел себе очень сложного свидетеля, Марк. Его еще надо «вывести на чистую воду».
– Да, я знаю, – согласился Марк.
– Ее роль действительно так важна в этом твоем деле?
– Она могла бы, если бы я, конечно, сумел ее правильно направить, помочь мне выйти на ключевые фигуры этой зловонной клоаки.
– Рискуя, естественно, своей жизнью?
– Нет, никакого риска нет, если бы ей помогал я. Я не хочу причинить ей вред.
– У нее уже явно эмоциональный паралич, Марк, но, несмотря на это, она тебе поможет. Чувство вины не позволит ей поступить иначе. Кроме того, это удовлетворит ее потребность быть наказанной. Единственная опасность, что ей может понравиться страдать. Она будет сопротивляться, прекрасно играя свою сложную роль, но в конце сдастся и сделает все, о чем ты ее попросишь. – Джерри посмотрел на своего друга. – Это не просто дружеская просьба, да? Для тебя здесь есть что-то большее.
– Да, – согласился Марк.
Джерри с улыбкой почесал нос, что делал всегда, когда хотел выразить неодобрение.
– Марк, это может быть опасно.
– Я знаю.
– А она хоть какой-то интерес к тебе проявила?
– Думаю, что она не позволяет себе его проявить. Джерри кивнул головой:
– Понятно. Клео сексуальна, она в данном случае играет роль, для которой ее подготовил отец. Элеонор – какое-то бесполое существо среднего рода, а Нелл... Нелл не может позволить себе такую роскошь, как эмоции. Это все из-за так называемого самоуничижения и самонаказания. У меня нет никакого сомнения, что она обладает колоссальным сексуальным опытом, но жизненного опыта общения между мужчиной и женщиной, любящими друг друга, у нее нет. И это, наверное, потому, что она считает себя неспособной на такие отношения. У нее будут большие проблемы, если она захочет справиться со своими эмоциями, потому что это как раз то, чего она совсем не знает. Подобные женщины обычно считают себя неподходящими партнершами для мужчин. Клиенты – это не мужчины, это похотливые сладострастны. Они для них не более чем возбужденные члены. Джерри пристально посмотрел на Марка.
– Будь осторожен с этой особой. Обычно те женщины, которые в детстве имели сексуальную связь со своими отцами, не могут сформировать в сознании какой-либо другой образ отношений с мужчинами. Но, если такое все же случится и она изменит свое отношение, ты попадешь в западню. Я не могу сказать, что Нелл Джордан точно собой представляет и действительно ли она такой тип, как я описал, потому что я с ней не разговаривал и основываюсь только на твоем впечатлении и на том, что она говорила тебе. Судя по этому, она явно потерянный человек и находится в стадии деградации. Ей будет очень трудно справиться с собой, а также со своим трехликим образом. Ее мир рухнет. – Он улыбнулся. – Несомненно, ты слышал, что женщины влюбляются, в своих психиатров. Что случится, если проститутка влюбится – впервые в своей жизни – в полицейского?! – Он сделал паузу. – Или он в нее?..
Марк закрыл глаза и кивнул.
– Я прекрасно понимаю, чем это может закончиться и какими последствиями чреват мой замысел.
«Тогда, может, не стоит так себя мучить», – подумал Джерри, видя по кое-каким признакам, что ситуация уже непростая.
– Буду рад оказать все возможные услуги как специалист в данной области, – предложил он.
Голубые глаза Марка засветились ярким светом.
– Спасибо, Джерри. Я ценю это.
– Гм... Для чего же тогда, по-твоему, существуют друзья?
Оказавшись без поддержки – Филипп был не в счет, потому что не знал существа дела, – Нелл понимала, что у нее нет никакого другого выхода, кроме как пройти через жестокое испытание с начала до конца. Раньше она всегда хорошо засыпала и спала глубоким спокойным сном, но сейчас лежала в постели с открытыми глазами, молча слушая тиканье часов и недовольное мурлыканье кошек, которым снилось что-то неприятное. Прибегнув к своему последнему средству, она взяла книгу и читала до двух часов ночи, пока веки сами не стали устало закрываться. Но как только она выключала свет, все те же мысли лезли в голову.
Нет, Нелл не боялась снова встретиться с Синди Льюис. С ней она могла справиться. Когда все люди стояли в очереди к богу за мозгами, Синди наверняка шлифовала где-нибудь пилочкой свои ногти, поэтому голова ее осталась пустой. Риск заключался в том, что эта встреча могла нарушить тишину и спокойствие ее повседневного размеренного существования. Как найти контакт с Синди, лучше всего знала Клео. А тогда с Синди была Элли, не так ли? Маленькая глупая дурочка, работавшая на Мики Шафнесси. Можно сочинить легенду, что она немного «улучшила» свои жилищные условия, подкопила деньжат, нашла толкового мужчину, не сутенера... скажем, какого-нибудь американца. Именно поэтому она и выпала из поля зрения на несколько лет. Вроде бы правдоподобно. Соединенные Штаты настолько замкнутая страна, что там можно было прожить хоть всю жизнь, не то что несколько лет, и не иметь никаких новостей из Великобритании.
«Он был военнослужащим, – продолжала придумывать Нелл, – летчиком из Майлденхолла, за которого я решила выйти замуж после того, как случайно познакомилась с ним по пути из Лондона в Америку. Но тогда я еще не знала, что он женат, и, когда мы приехали к нему в Калифорнию, его жена потребовала развестись с ней и выплатить денежную компенсацию... В результате пришлось снова вернуться на улицу, а так как в Лос-Анджелесе любители поразвлечься оказались очень скупыми, я решила вернуться». Нелл слегка походила на прежнюю «Элли»: такая же копна волос на голове, надо только напустить побольше американского наглого блеска и самоуверенности и чуть-чуть изменить акцент. С одеждой проблем не будет. У Клео гардероб полон всяких американских «штучек», от простых из супермаркетов до сшитых на заказ у самых знаменитых модельеров. «Я смогу это сделать, – подумала Нелл, чувствуя, как сердце снова сильно забилось, получив очередную порцию адреналина. – Я смогу убедить Синди в чем угодно. Единственное, что надо, найти правильные слова и вжиться в роль, представив себя на ее месте...»
Она выпрямилась на постели, разбудив резким движением кошек, которые сразу же недовольно замяукали.
– Поняла? – громким голосом спросила она себя. – Репетиция уже началась!
На той же неделе Марк заехал в Кембридж навестить мать, все еще жившую в большом доме, оставленном ей отцом. И отец, и мать до безумия любили своего единственного сына. Сестра Марка, которая была на пять лет его старше, очень быстро выскочила замуж и уехала с мужем в Гонконг, где он руководил одним из английских банков.
Честолюбивые амбиции миссис Стивенс по отношению к своему мужу не реализовались, потому что тот самородок, за которого она выходила замуж и который с первого взгляда казался чистым золотом, спустя двадцать пять лет так ничего ей и не принес, а золото надежд превратилось в пыль отчаяния. Даже после смерти мужа миссис Стивенс не могла простить ему то, что он, занимая пост королевского прокурора, не смог сделать ее не просто миссис Стивенс, а леди Стивенс, женой лорд-канцлера Англии. Поэтому, когда ее сын вместо того, чтобы пойти по стопам отца и преуспеть на поприще профессионального юриста, стал простым полицейским, ее неудовольствию и возмущению не было предела.
Когда Марк блестяще закончил полицейский колледж, она оставила этот факт без внимания, даже не поздравив его. Его быстрая служебная карьера тоже не волновала ее, пока он не достиг того ранга, который, по ее мнению, заслуживал ее снисходительной оценки. Узнав через свои источники информации, что он вот-вот получит звание суперинтенданта и считается вполне вероятным кандидатом на должность помощника главного констебля города, она сразу же высказала ему свое одобрение. В надежде на будущие доходы сына она решительно отказалась продать большой дом на Трампинг-тон-роуд и переехать в квартиру, за которой было бы гораздо легче следить и на содержание которой не пришлось бы тратить столько денег, как на дом.
– Я родилась в этом доме, я провела в нем всю свою сознательную жизнь, здесь мы жили с моим мужем, здесь у нас родились дети, и здесь я умру, когда придет мой час, – таково было ее непоколебимое мнение. Правда, она добавляла, что могла бы переехать при одном условии – это может произойти, когда ее сын приведет в этот дом свою невесту.
Она подыскивала ему самых красивых девушек из респектабельных семей, которые могли бы соответствовать уровню жены заместителя главного констебля, но Марк не проявлял никакого желания даже познакомиться с ними.
В этот торжественный вечер, когда ей исполнялось шестьдесят восемь лет, она собиралась наконец выяснить, почему он так себя ведет. Сыну скоро стукнет сорок, жениться ему надо было, по крайней мере, лет пять назад. Как и все люди, которые тщательно подмечают мельчайшие ошибки других, не замечая при этом своих, она с присущей ей непоколебимостью и решительностью собиралась все-таки найти сыну достойную супругу.
Когда Марк приехал к матери, она находилась в гостиной. Ее глаза были умело подкрашены, седые волосы, как всегда, собраны в аккуратную прическу, а губы, как и в его далеком детстве, когда она была еще совсем молодой, блестели ярко-красной помадой, помадой ее молодости. На ней было надето великолепное шелковое платье цвета морской волны, в ушах – серьги с жемчугом, к плечу приколот небольшой полукруг бриллиантовых подвесок.
– Ты кого-то ждешь? – спросил Марк, целуя ее в щеку. От матери пахло изысканным «Флорис Лили оф зэ Вэлли».
– Никого. Только Люси Голдинг и Мэри Уортон обещали зайти на чашечку чаю. Так как ты не сможешь завтра приехать ко мне на праздничный обед, я решила пригласить их сегодня. Ах да... еще будет одна знакомая Мэри, они с Джорджем познакомились с ней в Бахрейне.
«Опять девица, которую надо выдавать замуж, – устало подумал Марк. – Снова одно и то же». Чайный столик был накрыт, и, когда он сел в глубокое кресло рядом с камином, Дорис, прислуживавшая его матери уже не один десяток лет и знавшая его с самого детства, принесла свежезаваренный чай.
Дорис дала ему чашку, и он увидел, что это фарфор «Рокингем». Значит, сегодня явно будут пытаться поймать рыбку на крючок. Подняв глаза, он встретился взглядом с Дорис. Она ему подмигнула. Она слишком хорошо знала его матушку и все, на что та была способна.
– Не может жить спокойно, вечно что-то улаживает, решает, спорит, – жаловалась она как-то. – У нее прямо какая-то мания, чтобы все делалось так, как хочется ей. Она, как всегда, одна знает, что лучше, а что хуже.
Когда Дорис вышла, Марк без интереса спросил:
– Ну и кто на этот раз будет жертвенным ягненком?
Марианна Стивенс сжала губы в ниточку, и ее ярко-голубые глаза, такие же жесткие и колючие, как у него, неодобрительно посмотрели на сына.
– Я попросила Дорис приготовить один из ее самых вкусных бисквитов – «Викторию». Никаких жертв не будет.
– Перестань, мама! Ты снова начинаешь заниматься сводничеством!
– Не употребляй, пожалуйста, в этом доме подобные слова. – Она сделала паузу. – Как ты думаешь, неужели мне не хочется видеть тебя женатым? Причем на достойной женщине? Завтра мне исполнится шестьдесят восемь лет. Шестьдесят восемь, Марк! Мне осталось не так уж много, чтобы помочь тебе...
– Чтобы устроить все так, как тебе хочется?
Она изобразила на лице страдальческое выражение, а глаза засветились материнской любовью.
– Чтобы сделать тебя счастливым. – Она позволила себе на мгновение снисходительно улыбнуться.
– Я счастлив. Тем, что у меня есть.
– Но у тебя больше ничего нет с этой... как ее... актрисой?..
У его матери остались старые связи еще с тех пор, когда был жив муж. Поэтому слухи доходили до нее с оперативной быстротой.
– Нет. Все уже кончилось.
– Тогда что же плохого в том, что я пытаюсь найти для тебя подходящую девушку?
– Подходящую для кого? Для тебя или для меня?
– Конечно, для тебя, – невозмутимо ответила она. Она наклонилась вперед, достала из большой серебряной коробки сигарету. Прикурила ее от такой же серебряной зажигалки. Ей уже давно советовали бросить курить, но это было единственным удовольствием, поэтому она просто уменьшила количество выкуриваемых сигарет до десяти в день.
– Я уже достаточно взрослый, мама, чтобы самому решать, что мне надо, а что – нет. К тому же мы с тобой прекрасно знаем, что все то, что нравится мне, абсолютно не нравится тебе.
– Мужчина в твоем положении, тем более на твоей должности – и теперешней и будущих, – должен иметь соответствующую жену. Сколько раз я говорила тебе, что жена может либо помочь человеку при его восхождении по иерархической лестнице вверх, либо разрушить все его надежды раз и навсегда. Она должна уметь держать себя в руках...
– И его тоже, естественно... – спокойно добавил Марк с холодным выражением лица.
– Не надо паясничать, – ледяным тоном отрезала миссис Стивенс, но через секунду ее лицо расплылось в доброжелательной улыбке, потому что в открытую Дорис дверь уже входили первые гости.
Никогда еще уик-энд не казался Марку таким долгим. Насколько он знал, эта девушка была тихой и очень мягкой по натуре. Его мать обычно называла таких «кроткими девушками». Получив хорошее воспитание дома и в частной школе, она еще прошла «сезонную» подготовку, когда вместо отдыха вынуждена была искать себе работу. Обычно в рамках этой подготовки устраивались работать агентами по недвижимости или экскурсоводами в галереях. Эта «кандидатка», насколько он знал, была профессионалкой в кулинарном искусстве. Она с мучительным стыдом осознавала, что их «многоуважаемые» мамаши собираются их просто-напросто свести, как подопытных кроликов, и, когда по материнскому обоюдному настоянию Марк «повел ее показать сад», она поделилась с ним своими подозрениями.
– Я не знаю, кто играет главную роль, ваша матушка или моя, но и та и другая просто слышать не хотят, что теперь уже не те времена, что жизнь не стоит на месте и что сейчас нет смысла подыскивать себе пару соответствующего ранга, как это делается в королевских династиях. Может быть, им это и надо, в силу их представлений о жизни, но мне-то абсолютно ни к чему!
Марку понравилась ее откровенность. К тому же нельзя было сказать, что она непривлекательна. Такая, как и все симпатичные молодые девушки. У нее прекрасная спортивная фигура. В ней чувствовалась упругость, не отягощенная неповоротливостью лишнего веса.
– Я занимаюсь бегом, – пояснила она.
– Я тоже.
Они договорились встретиться следующим утром для того, чтобы вместе пробежать шесть миль, и Марку было приятно убедиться, что бегает она очень красиво, не хватая ртом воздух при ускорениях на спусках. В коротких спортивных трусах в обтяжку и легкой майке ее фигура невольно притягивала взгляд. Девушка была умной и начитанной, с ней было легко разговаривать, и, что самое неожиданное, у нее было прекрасно развито чувство юмора. Странно, зачем же тогда ее матери требуется так усиленно рекламировать «свой товар»?
– Потому что я имела несчастье связаться с человеком, оказавшимся не просто подлецом, а отъявленным негодяем. Я влюбилась в него так, что потеряла рассудок и ничего не видела, кроме него. Ради него я сняла все деньги со своего счета в банке, а когда призналась, что беременна, он меня бросил. Десять месяцев прошло, как я сделала аборт, но мне до сих пор постоянно напоминают, «что я должна помнить, что они для меня сделали» и «что теперь я обязана компенсировать им все те неприятности, которые причинила».
Работая полицейским, Марк постоянно сталкивался со лжецами, старающимися всеми правдами и неправдами выставить себя в более выгодном свете, и сейчас он был потрясен. Он всегда высоко ценил честность и именно с такими людьми предпочитал иметь дело. К тому моменту, когда его машина подъехала к ее дому, у него в кармане был уже номер ее телефона. Всю неделю она жила и работала в Лондоне.
– Я отвечаю за президентские обеды в Сити, но на уикэнд обязана приезжать домой. Это своего рода взаимная уступка. Таким образом я хоть на время избавляюсь от назойливого внимания матери, которое в противном случае было бы постоянным.
Ей было двадцать восемь лет. Звали ее Элисон Мууди. Его мать буквально таяла от удовольствия во время праздничного обеда в честь ее дня рождения. Они расстались с ней гораздо теплее, чем когда бы то ни было. Такого в их отношениях не было уже много лет.
Однако, выехав на МП, ведущую к Лондону, Марк мысленно вернулся не к Элисон Мууди, а к Нелл Джордан.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Магия греха - Кауи Вера

Разделы:
Книга 112345678Книга 2123Книга 312345678910

Ваши комментарии
к роману Магия греха - Кауи Вера



Дальше 2страницы не осилить.оценка 2
Магия греха - Кауи Веракатя
23.11.2012, 11.45





Книга заставляет подумать,это не обычное легкое,сиропно-сопливое чтиво для не особо обремененных мозгами дамочек. В романе показана жизнь такой,как она есть на самом деле. Читается не легко,но оно того стоит.
Магия греха - Кауи ВераАлина
5.10.2013, 12.50





это не женский роман, а бульварная скандальная книжонк про страдания проституток. Жирная двойка.
Магия греха - Кауи Вераkato
8.10.2013, 5.44





kato - это не бульварная, скандальная книжонка. Это серьезное, без сиропа, психологическое разбирательство жизненных ситуаций. У Веры почти все такие. Читать порой тяжело, но очень захватывает. Кто любит такие - очень советую. Тем кто хочет сказочку - это не сюда
Магия греха - Кауи Вераиришка
12.08.2014, 17.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100