Читать онлайн Дьявол, которого знаешь, автора - Кауи Вера, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дьявол, которого знаешь - Кауи Вера бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.51 (Голосов: 55)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дьявол, которого знаешь - Кауи Вера - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дьявол, которого знаешь - Кауи Вера - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауи Вера

Дьявол, которого знаешь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Тесса придирчиво посмотрела на свое отражение в зеркале и решила, что выглядит не просто неплохо, а очень и очень неплохо.
Она приняла душ, вымыла и высушила голову, намазала тело лосьоном «Мицуко», надела кружевной лифчик и такие же трусики, которые взяла из своей сумки, и, просмотрев одежду, висевшую в шкафу, выбрала пару брюк из белого крепа и розовую шелковую блузку с белыми цветами. Этот цвет ей шел, подчеркивал золото волос и голубизну глаз. «Да, — подумала она удовлетворенно, кружась перед зеркалом, — очень мило». Что она будет делать, об этом Тесса не думала, но румянец на щеках выдавал волнение, которое она испытывала.
Она так давно не играла в игры, в которые обычно играют мужчины и женщины, нравящиеся друг другу, что позабыла, как это делается. Так что лучший выход — вести себя спокойно и уверенно. Это поможет ей выиграть время и присмотреться к тому, как будет вести себя он. И проверить, выполнит ли он свое обещание. Сказал же он: «Что вы пожелаете».
Она давно поняла, что мужчина, положивший на женщину глаз, будет говорить что угодно, лишь бы добиться цели. Но Николас Оулд мужчина никак не среднестатистический. Она наивно полагала, что, зная Харри, знает о сердцеедах все, но сейчас начала осознавать свою ошибку. У Харри много сильных сторон, но он не интеллектуал. А Николас Оулд как раз таковым и является. И это, объяснила она своему отражению, совсем другая игра.
К счастью, она уже не та застенчивая девчонка, которой была, когда повстречала Харри. Годы буфетного общения не прошли зря — там тебе раскроют все тайны того, что называется сексом как он есть. Только Николас — он из другого измерения. Так что с ним придется играть, угадывая мелодию на слух. Ну что ж, усмехнулась она, попробуем. Откуда ему знать, что у нее абсолютный слух?
Она была весьма разочарована тем, что он не заметил ее торжественного входа на террасу. Он стоял спиной к ней у сервировочного столика и отмерял нужное для коктейля количество напитков, которые наливал в серебряный шейкер. Зато она воспользовалась тем, что он на нее не смотрит, и разглядела его внимательно. Он уже сказал ей, что в Агуас Фрескас обходятся без лишних формальностей, поэтому к ужину он надел отлично сшитый кремовый льняной костюм и светло-голубую рубашку. Наверное, от Армани. Она уже замечала, как элегантно он умеет носить вещи — он был строен и длинноног, поэтому была в нем та легкость, к которой всегда безуспешно стремился Харри. Харри больше всего к лицу была форма — в ней он выглядел неотразимо.
Николас наконец обернулся, и Тесса замерла, чувствуя, как он оглядывает ее с головы до ног.
Он улыбнулся.
— Добрый вечер, — приветствовал он Тессу и спросил, имея в виду ее блузку с рисунком из белых гвоздик: — Это знак внимания? Clavel — по-испански так называется гвоздика — для Испании то же, что для Англии роза.
Тесса приняла его слова с улыбкой и не стала разубеждать, а потом вдруг взглянула на небо.
— Смотрите — луна красная! — воскликнула она.
— Это потому, что мы на юге. На Коста дель Соль она еще больше и кажется просто кровавой.
— Кровь — любимое слово испанцев. «Кровь и песок», «Кровавая свадьба». Даже «Сангрия» — это ведь тоже от испанского «кровь», да? А коррида — так это море крови.
Тесса чувствовала, что ее понесло, но после того взгляда она решила, что лучше атаковать самой.
— А вы когда-нибудь были на корриде? — спросил он.
— Нет. — Она не хотела рассказывать про то, что туда ходил Харри. — Но я читала «Смерть в полдень».
— И что же?
— Прочитав Хемингуэя, я захотела поехать в Испанию.
Он снова поднял голову и внимательно на нее посмотрел.
— Какова бы ни была причина, я очень этому рад.
«Ого, — подумала она. — Если он хочет чего-то добиться, то идет прямо к цели». В его поведении было что-то, что лишало ее уверенности в себе. Стараясь держаться как можно естественней, она оперлась на еще хранивший тепло солнца мрамор балюстрады и стала любоваться луной, чье отражение тускло мерцало на замершей глади моря.
«Конечно, он привозит женщин именно сюда, — подумала она. — Это место действует так возбуждающе».
Он подошел к ней с коктейлями и, протягивая ей стакан, коснулся пальцами ее руки. Нет, этот мужчина не станет действовать напролом. Краешек стакана был в ободке из соли.
— Это «Маргарита»? — определила она. — Но то, что я пила раньше, было совсем другим.
Он вопросительно взглянул на нее.
— Впервые я попробовала «Маргариту» в Сан-Диего несколько лет назад. Коктейль подавали в огромном бокале с соломинкой, и он был таким холодным, что у меня голова заболела.
— Это была «Маргарита» со льдом. Я делаю классический вариант, которому меня научил один бармен из Куэрнаваки. Решите, какой вам нравится больше. Могу сделать, как вы скажете.
Он поднял свой стакан и сказал:
— Salud у pesetas!
«Здоровья и богатства», — перевела про себя Тесса. «Почему он пропустил слово „amor“, любовь?» — подумала она разочарованно. Да, в играх между мужчинами и женщинами этот человек — чемпион мира. Не глядя на него, она сделала глоток, а потом — еще один.
— Мм-мм-м… Нектар!
— Нектар, но очень крепкий. Перед ужином я разрешу вам только один коктейль. Выпив два, вы можете оказаться не за столом, а под.
Тесса рассмеялась.
Итак, волшебство начинает действовать, заметил Николас удовлетворенно. Сверхромантичная ситуация — климат, природа, роскошь и изобилие — все это действовало безотказно не на одну гостью. Когда Тесса вышла на террасу, он сразу заметил, что она стряхнула с себя все печали и предстала перед ним в полном великолепии. Он смотрел, как она пьет «Маргариту», и думал, что не ошибся — эта женщина знает толк в удовольствиях. А этого ему и надо. Осталось только пробудить в ней и другие аппетиты.
Обед подали не за большим столом, а за круглым столиком у стены, рядом с которой росло великолепное фиговое дерево, усыпанное созревающими плодами. Николас и Тесса сидели друг напротив друга, а в центре стола стояла чаша темно-зеленого стекла, в которой плавали только что срезанные камелии. В стеклянных колпаках горели высокие свечи, на столе — льняная вышитая скатерть и такие же салфетки, тончайшие, почти неразличимые хрустальные бокалы, тяжелое и массивное столовое серебро. На всем был герб — фамильный герб семейства его матери, объяснил Николас.
— «Virtus sola nobilitai», — прочитала Тесса. — Добродетель и благородство, да? — И объяснила: — Мой отец изучал древние языки в Оксфорде. И читает, вернее, читал, и по-латыни, и по-гречески.
— Да, конечно… Епископ Паджет — известный ученый. На самом деле это значит «Только добродетель облагораживает». — И добавил сухо: — Правда, мой предок верил не только в это, поэтому, когда Филипп II предложил ему титул маркиза, принял его незамедлительно.
— Ваши родители живут в Испании или в Англии?
— Отец умер несколько лет назад. Мама живет то в Мадриде, это ее родной город, то в Лондоне.
— А вы?
— Я живу и работаю в Лондоне, но свободное время стараюсь проводить здесь.
— Наверное, вам приходится много работать?
— Да, пожалуй, побольше, чем с девяти до пяти, — подтвердил он.
Она вдруг почему-то решила рассказать ему то, о чем не говорила даже мужу.
— У меня лежат в вашем банке деньги на депозите.
Он удивленно взглянул на нее.
— Мне оставил их брат.
— Оставил?
— Его убили двенадцать лет назад.
Она увидела в его глазах искру понимания и сочувствия.
— Да, — добавила она. — Именно поэтому я и пошла работать в полицию.
Подали первое блюдо. Рафаэль стал его раскладывать по тарелкам, а Николас пояснил:
— Мы с вами в Каталонии, которая славится своей рыбой, и, памятуя о том, что вы любите моллюсков, я попросил приготовить veneras, по-английски — гребешки, по-галицийски — их подают с сухарями, петрушкой, луком и перцем прямо в раковинах.
Тесса попробовала — и зажмурилась от удовольствия. Это оказалось удивительным дополнением к только что выпитой «Маргарите». «Харри просто воротило бы от этого», — подумала она. Из рыбы Харри признавал только треску и лососину, лучше всего — в кляре, обожал заливных угрей, а моллюсков считал непригодными в пищу. «Не буду думать о Харри, — решила она. — Он-то наверняка обо мне сейчас не думает».
С гребешками они пили сухое испанское вино — манзаниллу, замечательно освежавшую рот.
Когда Рафаэль отошел, Николас спросил:
— А на каком вкладе лежат ваши деньги в нашем банке?
Тесса ответила.
— И вы с ними ничего с тех пор не делали? — ужаснулся он:
— Тогда я была просто не в силах о них думать, а потом — потом занималась совсем другими делами.
Он сказал, нахмурившись:
— Наш банк гордится тем, что старается распоряжаться деньгами клиентов с наибольшей для них выгодой, но, поскольку вы не обсуждали с нами всех возможностей, боюсь, прибыль ваша не столь велика, как могла быть. Неужели вам об этом не писали? Мы не дергаем клиентов, но стараемся работать с так называемыми «мертвыми счетами».
— Да, мне все это говорили. Я сказала, что хочу оставить все как есть.
— Деньги нужно заставлять работать на себя, — строго сказал он. — Иначе они обесцениваются. Не хотите ли вы, чтобы я разобрался с вашим вкладом? Я могу посоветовать вам, как лучше распорядиться им в будущем.
— Правда? — обрадовалась Тесса. Если она решит уйти от Харри, ей понадобится много денег — хотя бы на то, чтобы оплатить услуги адвоката. Кроме того, возможно, ей придется что-то ему компенсировать. Если Харри решит, что ему за оскорбленную гордость что-то полагается, он из нее это выцарапает. Да и она теперь не та наивная девочка, которой была, когда ей эти деньги достались. С тех давних пор она видала вещи и пострашнее, чем то, что она наблюдала в квартире Руперта. Она использует его наследство, и с благодарностью.
Николас следил за тем, как она обдумывает его слова, и заметил, что взгляд ее потемнел. Видимо, деньги брата напоминают ей о чем-то неприятном, что неудивительно, если вспомнить обстоятельства его смерти и скандал, который разразился. Но то, что у нее счет в его банке, весьма кстати. Значит, у них есть повод для дальнейших встреч.
Вторым блюдом была баранина, зажаренная с румяной корочкой. Ее подали с картофельным пюре с грудинкой и грибами и с артишоками и зеленым горошком. Пили они вино урожая 1970 года из погребов маркиза де Муррьета. Вино было густым и темным, оно словно стремительно вливалось прямо в кровь, и Тесса пила второй бокал не спеша, чтобы потом насладиться еще и десертным вином, поданным к сладкому — к грушам в красном вине.
Она спросила, что это за вино, а Николас принялся объяснять, что его делают в одной деревушке близ Гранады, и посоветовал с кофе попробовать местный ликер. Назывался он «Аромас де Монсеррат», и изготавливали его в монастыре Монсеррат неподалеку от Барселоны.
— Я там никогда не была, — сказала Тесса.
— Где, в этом монастыре?
— Нет, в Барселоне.
— Позвольте мне как-нибудь ее вам показать. В следующий раз, когда я соберусь в Барселону, обязательно дам вам знать и буду искренне рад, если вы согласитесь поехать со мной.
— Не так быстро, — сказала уже немного опьяневшая Тесса. — Я только что оказалась на Коста-Брава, и, кроме того, я сама себе не хозяйка.
— А хотели бы ею быть?
— Когда-нибудь — да, конечно, представься такой случай — я бы от него не отказалась.
— Вот мы к этому и вернулись.
— Простите?
— Мы с вами уже говорили о случаях. О том, что случай или судьба, называйте как угодно, бросает нас навстречу друг другу.
— Если я съем еще несколько таких роскошных ужинов, судьба не то что бросить, поднять меня не сможет.
Он, как она и надеялась, расхохотался. «Так, — удовлетворенно подумала Тесса, — маневр удался». Она выпила чересчур много восхитительного вина и уже не могла отстаивать свой титул мастера остроумной беседы, хотя за ужином она еще держала марку. Сначала они спорили о достоинствах французских и испанских вин, и она ничуть не удивилась, узнав, что он владеет виноградниками в Риохе. Потом обсуждали особенности английской и испанской культуры, и выяснилось, что он хорошо знаком и с этим предметом. За десертом говорили об истории, которой интересовались оба.
К концу ужина у нее кружилась голова и от вина, и от удовольствия. Когда Рафаэль услужливо отодвинул ее стул, она почувствовала, что ноги у нее странно отяжелели. Она с трудом добралась до кресел, рядом стоял поднос с кофе, который она постаралась не опрокинуть.
И, едва откинувшись в мягком кресле, она почувствовала непреодолимое желание закрыть глаза. Веки у нее словно налились свинцом и отказывались подниматься. Она заставила себя выпить две чашки крепчайшего черного кофе, а ликер только пригубила и усиленно таращила глаза, чтобы не задремать. Но день был таким долгим, столько в нем было впечатлений, что Тесса чувствовала, как силы покидают ее.
«Может быть, если я на минутку прикрою глаза, — подумала она. — …Всего лишь на минутку».
Проснулась она в своей кровати, спросонья с трудом сообразив, где находится, а потом, вспомнив, тут же приподнялась и села. Неужели она так и заснула на террасе! Господи! Она же собиралась на минутку прикрыть глаза. И минутка эта длилась, если верить часам, на которых было 11.22, добрых двенадцать часов. Сквозь неплотно прикрытые занавески пробивался солнечный свет.
— Готова поспорить, что ни одна женщина не засыпала в его присутствии сразу после ужина, — сказала она вслух и, не удержавшись, рассмеялась.
И что тут такого, успокоила она себя. Он же говорил, что мне нужно отдохнуть. Вот и отдохнула. И она расхохоталась еще громче. Это ему пришлось обойтись без излюбленного им отдыха.
Она никак не могла перестать хихикать. Да что же с ней такое? Она должна была чувствовать себя по крайней мере неловко, а вместо этого — только смеется.
А почему, собственно, ей не посмеяться. Сказал же он: «Все, что пожелаете».
«Да, — подумала она, — сказал, но наверняка не ожидал, что она возьмет и заснет. Ладно, что сделано, то сделано, даже если это и помешало его планам». И она снова безудержно расхохоталась.
Потянувшись как следует, Тесса поняла, что чувствует себя великолепно. Голова не болит, сил — хоть отбавляй. Оглядев себя, она увидела, что на ней белый шелковый халат, значит, кто-то ее раздел перед тем, как уложить в кровать, наверное, одна из многочисленных горничных. Она не помнила ничего, кроме того, как сидела в невероятно удобном кресле и на минутку прикрыла глаза.
— Могу только принести свои извинения, — сказала она вслух. — Правда, засыпать я не собиралась. Ну… может, это был подсознательно выбранный способ защиты.
Забудь ты о психологии, сказала она себе и, встав с кровати, пошла к окну. Нажала на кнопку, и тяжелые шторы поползли вверх. За окном все было залито солнечным светом, и голубизне неба вторила морская синева.
Телефон зазвонил, когда она встала под душ. Отодвинув стеклянную дверь, она дотянулась до висевшего на стене аппарата.
— Доброе утро, — сказали ей. — Надеюсь, вы хорошо выспались?
Говорил Николас сдержанно, может быть, даже чуть насмешливо, но никак не расстроенно. Умно, восхитилась Тесса и ответила в том же духе:
— Я собиралась всего лишь на минутку прикрыть глаза. И в мои намерения не входило засыпать в вашем присутствии. Так что мне остается только извиниться. Видимо, я устала даже больше, чем предполагали вы, сказав, что мне необходим отдых.
— Да, минутки было бы маловато. Но я рад тому, что голос у вас бодрый, — сказал он спокойно.
— Я и чувствую себя бодро.
— Отлично. Тогда спускайтесь завтракать.
— А как вы узнали, что я готова позавтракать?
— Вы подняли в своей комнате шторы.
— Вот это служба наблюдения!
— Стараемся. — И он повесил трубку.
Она приняла прохладный душ, надела тот лиловый купальник, который заметила еще вечером, накинула белоснежную рубашку и сунула ноги в кожаные шлепанцы. Причесываясь перед зеркалом, Тесса с удовольствием отметила, что, как сказала бы ее мать, «выглядит неплохо». Это волшебное место творило с ней чудеса, впрочем, она готова была поспорить, что не только с ней. С другими женщинами — наверняка тоже. Особенно потому, что главным волшебником здесь был Николас Оулд. Он только что говорил с ней безо всякого намека на упреки. Если бы Харри не получил вечером того, на что рассчитывал, утром он был бы мрачнее тучи.
«Что ж, — подумала она, выходя в некотором нетерпеливом волнении из комнаты, — посмотрим, что принесет сегодняшний день…»
Принес он посетителей. Они позавтракали, вернее, позавтракала она, потому что он встал в восемь, но чашечку кофе с ней за компанию выпил, а она проглотила невероятное количество булочек, теплых, прямо из печи, с маслом и абрикосовым джемом.
Потом он показал ей сады, которые разбили совсем недавно, убрав несколько каменных террас. Когда все будет закончено, здесь появятся пруды, фонтаны — источник был рядом — и тенистые аллеи.
— Меня вдохновляет Альгамбра, — сказал он с шутливой серьезностью. — Когда все будет готово, приезжайте посмотреть на мою жалкую имитацию.
— Допускаю, что это будет имитация, но что жалкая — ни за что не поверю, — ответила Тесса в той же шутливой манере.
Ей почему-то казалось, что ироничный тон помогает ей держать его на расстоянии, которое, как подсказывал инстинкт, должно быть не больше вытянутой руки. Но и не меньше. Он был самым привлекательным мужчиной на ее пути, естественно, после Харри. Но тогда она была впечатлительной девятнадцатилетней девчонкой, а теперь стала опытной замужней дамой, хоть опыт ее исчерпывался одним-единственным партнером. И все же, принимая во внимание все в целом, она понимала, что впечатление, которое умел произвести Николас Оулд, только подтверждает его репутацию.
После прогулки они отправились купаться; они наперегонки поплыли к плавучей пристани ярдах в ста от берега, на которой потом и лежали, переводя дыхание и обсыхая на солнышке.
Николас, одетый в черные плавки (сложен он был не столь совершенно, как Харри, но таких, как Харри, действительно наперечет), производил впечатление — широкоплечий, с тонкой талией, ни грамма жира. Когда он, опершись руками о пристань, подтягивался, чтобы на нее взобраться, Тесса вдруг почувствовала, как тело ее, помимо ее воли, на это отреагировало, так что, пока он отряхивал воду с волос, она смотрела в сторону.
Он, в отличие от Харри, носил плавки, которые не подчеркивали того, что должны скрывать, но, когда он лег на спину, все равно нельзя было не обратить внимание на то, что находилось под ними.
Так же, как и на него самого. Она вдруг стала физически ощущать его присутствие, оно притягивало, как магнитное поле. Даже с Харри она не испытывала ничего подобного, «Может, хватит сравнивать!» — одернула себя она и перевернулась на живот. Это бессмысленно. Просто прими как факт то, что приезд сюда был предрешен, как он говорил. Нет, это не значит, что ты ни за что не несешь ответственности. Папа был прав. Этот человек появился в твоей жизни не случайно. Иначе почему ты именно в тот день была дежурным офицером? Почему он оказался на свадьбе? Почему твоя машина застряла в кювете? Он — тот самый нож, о котором ты просила, а ты все не можешь решить, следует его использовать или нет.
— Вас что-то расстроило? — спросил Николас. Он приподнялся на локте и изучающе смотрел на нее.
— Что? — не поняла она. — Простите, я задумалась…
— Судя по вашему виду, о чем-то очень далеком.
— Нет. — Она оперлась подбородком на руку и повернулась к нему. — Спасибо вам. Вы оказались правы. Мне это было просто необходимо. Как вы об этом догадались?
— Когда я вас увидел, вы были чем-то огорчены.
— Естественно. Слишком много проблем.
— Теперь они решены?
— Почему вы так считаете?
— У вас лицо просветлело.
От интонации, с которой он сказал это, Тесса напряглась, все стало вокруг каким-то расплывчатым, и лицо его, наклонившееся к ней, она видела смутно. Он собирался ее поцеловать, она знала это и поняла вдруг, что не в силах ни отстраниться, ни сказать хоть что-то. Не успели его губы коснуться ее, как зазвонил телефон. Он отодвинулся в сторону, резко приподнялся, выругался по-испански и, приподняв пробковое покрытие, достал из какого-то углубления радиотелефон.
— Да! — рявкнул он в трубку. Тесса увидела, как Николас, слушая то, что ему говорят, сурово хмурит брови. Потом, отключив телефон и убрав его на место, он тяжело вздохнул. У Тессы упало сердце. Плохие новости? Наконец он обернулся к ней и сказал сдержанно:
— Боюсь, сейчас прибудут новые гости. Моя мать со своими приятельницами в десяти минутах езды отсюда.
— Ваша мать?
Тессино чувство юмора взяло верх, и она расхохоталась. Сначала она заснула в кресле. Теперь его мать решила им помешать.
— Кажется, уик-энд идет не по плану, да? — сказала она сквозь смех. На мгновение его лицо исказилось гневом, но смешное всегда побеждает, и он расхохотался вслед за ней.
— Теперь мы квиты, — сказал он, сверкнув своими темными глазами.
— И что мне делать? — спросила Тесса, не отводя от него взгляда. Пусть сам решает.
— Что делать? — Он улыбнулся так, что у нее мурашки пробежали по коже. — Естественно, идти знакомиться с моей мамой.
Она была той самой элегантной дамой в красном, которую Тесса запомнила еще на свадьбе, только теперь на ней был зеленый льняной костюм и широкополая шляпа. Ее спутницами были столь же элегантная дама, по виду — ее ровесница, и очаровательная девушка лет двадцати. Когда Тесса вышла из-за спины Николаса, она заметила, что лицо леди Оулд исказилось гримасой разочарования, а потом они с подругой обменялись весьма красноречивыми взглядами. Но секунду спустя Рейна Оулд уже шла, ослепительно улыбаясь, навстречу сыну.
— Дорогой мой… Я сказала Мерседес, что ты не будешь возражать, если мы заедем к тебе на ленч. Мы выехали из Андорры после завтрака и были так близко от Агуас Фрескас… И Марии надо отдохнуть — она все время за рулем.
Тесса с восхищением наблюдала за тем, как Николас, изображая на лице восторг, поцеловал матери руку и чмокнул ее в щеку, а потом так же поприветствовал ее подругу. Девушке он только поцеловал руку. Потом он представил Тессу, сначала матери, затем маркизе де Кондеверде и ее дочери Марии дель Кармен.
— О, я же вас помню! — воскликнула Рейна Оулд, оглядев Тессу с головы до ног. — Я видела вас на свадьбе Хорхе… На вас была такая очаровательная желтая шляпка.
Блестяще! — отдала должное Рейне Оулд Тесса. Но помните вы меня потому, что на меня обратил внимание ваш сын.
— Да, — ответила она с милой улыбкой. — Моя мать и мать невесты — кузины.
— Ах да! Жена епископа. Мы с матерью Хорхе тоже кузины. — Она рассмеялась. — Всегда и везде родственные узы. — Она была удовлетворена хотя бы тем, что поняла, кто Тесса и откуда, но Тесса догадалась, что для своего сына она предназначила совсем другое.
— Какой приятный сюрприз, — сказал Николас матери таким тоном, что было ясно, по крайней мере Тессе, что именно он об этом думает. — Ты у нас мастер на сюрпризы, да, мама? Я счастлив пригласить вас на ленч. Но сейчас — прошу нас простить, нам надо переодеться. Мы как раз купались, когда вы позвонили. Скоро вернемся. Рафаэль поможет вам устроиться поудобнее.
И, взяв Тессу под руку, он быстро увел ее.
— Что за спешка? — спросила она. — Вы же сказали, что они остаются на ленч.
— Да. Но сначала я хочу сделать вот что… И, не успев опомниться, она оказалась в его объятиях. Он стал целовать ее так, что у нее закружилась голова.
Губы Николаса ласкали ее рот, глаза, виски, мочку уха, а потом, скользнув по шее, вновь вернулись к ее губам. А потом, спустя минуту, он чуть отстранился и заглянул ей в глаза.
— Я всегда довожу до конца то, что начал, — сказал он. — Но это — позже. Примите это как заявление о намерениях.
Тесса смогла только кивнуть в ответ. Потом она долго стояла под душем, пытаясь остудить разгоряченное тело и не менее разгоряченное воображение. Ее всю трясло, ноги подкашивались. Ухватившись руками за кафельную стену, она опустилась на пол, и вода лилась ей на спину.
Нечто подобное она чувствовала когда-то очень давно, с Харри. И к чему это привело, напомнила она себе. Еще один сексуальный тип! Тесса, ради Бога, будь осторожнее! Это твое слабое место. И ты уже не так юна, как та девушка, которая, судя по тому, какими глазами она смотрит на Николаса, влюблена в него по уши.
И тут ее наконец осенило. Так это же рыбная ловля, и наживка — эта очаровательная девушка.
Тесса вскочила на ноги. Теперь ясно, почему он так разозлился… Такие «случайные» визиты происходят постоянно. Леди Оулд без устали пытается женить сына!
И я была пренеприятнейшей неожиданностью, поняла Тесса. Поэтому она так расстроилась, застав здесь очередное увлечение своего сына. Здесь, в том самом доме, в котором, как она надеется, со временем поселится юная и невинная Мария дель Кармен. Неужели она действительно рассчитывала застать его в одиночестве? Впрочем, он говорил, что старается приезжать сюда как можно чаще. Наверное, иногда бывает и один — отдыхает от городской суеты. Это место на самом деле волшебное.
За ленчем она убедилась в правильности своей догадки. Она присутствовала при том, как человеку, не имевшему ни малейшего желания делать выбор, представляли очередную кандидатуру. Но почему его мать не хочет понять, что его это не интересует? Она не производит впечатления глупой женщины. Неужели она не видит, что за его безукоризненной вежливостью скрывается полное равнодушие?
«Зачем она это делает?» — удивлялась Тесса, но потом поняла, что для Рейны Оулд сын — центр мироздания, и она страстно желает, чтобы он выбрал то, что ему необходимо. Подходящую жену.
И она упорно отказывалась мириться с тем, что он выбирает только то, что хочет сам.
Хоть эти женщины были совершенно непохожи друг на друга, Тессе леди Оулд напомнила ее собственную свекровь, чье влияние на сына бывало порой чрезмерным. Долли Сэнсом была единственной женщиной, к мнению которой Харри прислушивался. Николас Оулд тоже слушал, но пропускал все мимо ушей.
Тесса сидела и восхищалась. Посмотрела бы я, как бы ты справился с Долли Сэнсом, мысленно говорила она ему. Что там говорится насчет матерей и их обожаемых сыночков?
Мария дель Кармен говорила мало, а ела еще меньше. Тесса съела авокадо с копченым окороком и перепелиными яйцами, весь до крошки, а девушка только повозила вилкой по тарелке. Мусс из лососины едва попробовала, так же как и изумительные шарики из теста, начиненные кремом и обжаренные с сахаром и корицей.
Неразделенная любовь? Или она расстроилась, застав здесь другую женщину? Бедняжка, пожалела ее Тесса. Не хотела бы я оказаться на ее месте.
Ленч продолжался, и Тесса почувствовала, что терпение радушного хозяина иссякает. И, поймав тяжелый взгляд, которым он посмотрел на мать, она ничуть не удивилась тому, что почти сразу после кофе Рейна с веселой болтовней и хохотом, который никак не выдавал ее истинных чувств, стала уводить гостей. Началась шумная процедура прощания — Тессе все это напомнило клекот разноцветных попугаев в клетке, а потом леди Оулд повела своих приятельниц к огромному серому «Мерседесу». Не подав вида, что она потерпела еще одно поражение, Рейна протянула руку Тессе.
— Рада была с вами познакомиться. Надеюсь, вы навестите меня в Лондоне. Нико вас привезет, да, Нико?
— Мама, не торопи события, — сказал он ей спокойно.
Она рассмеялась и сказала, кивнув в сторону Тессы:
— Но кому-то же надо это делать.
Они стояли и смотрели вслед удаляющейся машине, а потом Тесса подняла глаза на Николаса, глядевшего вдаль с таким выражением лица, что ее пробрала дрожь. «Что это, еще одна сторона его натуры?» — подумала она, и ей стало не по себе.
Почувствовав ее взгляд, он обернулся к ней.
— Извините, что так получилось, — сказал он, и она поняла, что говорит он искренне.
— Но вы же не знали, что получится именно так, — утешила его она.
— А с моей мамой никогда ничего не знаешь заранее. Хочет она только хорошего, но хорошо получается не всегда.
— Вы с моей мамой не знакомы, — сказала Тесса.
Он рассмеялся — настроение у него улучшилось. И, когда он сказал:
— Давайте забудем про наших мам, — намек, прозвучавший в его словах, был совершенно прозрачным.
Он взял ее за руку, она обвила пальцы вокруг его ладони. И тут же ее охватило такое возбуждение, что у нее зазвенело в ушах. Он улыбнулся ей, она улыбнулась в ответ. Наклонившись, он поцеловал ее, и отклик был столь бурным, что он поразился тому, как сильно она, оказывается, сдерживала себя. Но сначала ему все-таки надо было избавиться от раздражения, накопившегося во время досадного визита.
— Давайте погуляем, — предложил он.
Обняв друг друга за талии, они пошли в сторону гор, и он снова удивил ее — оказывается, он отлично знал все здешние растения, цветы и птиц. Гуляли они долго. За это время он успокоился, напряжение ушло. Когда они вернулись на виллу, он снова был мил и раскован. Все было убрано, дом был залит лучами мягкого предзакатного солнца, а вода в заливе манила своей прохладой. Разгоряченный прогулкой по горам, он предложил:
— Хотите искупаться?
— С удовольствием.
Тесса пошла переодеться. Он вел себя совершенно по-дружески, но каким-то образом сексуальное возбуждение, в котором пребывали оба, все усиливалось, и Тесса просто сгорала от ожидания. Она ощущала его присутствие так остро, что ей даже стало не по себе.
Он отвел ее в маленькую бухту, где вода была такой прозрачной, что, когда они стали нырять со скал, видны были песчинки на дне. Потом они улеглись на огромный прогретый солнцем камень.
Тесса прикрыла глаза и задремала. А Николас смотрел на нее. Почему такая женщина — умная, образованная, интеллигентная — вышла замуж за Харри Сэнсома, который, Николас наводил справки, постоянно изменял ей? И почему она до сих пор живет с ним? Непонятно. Судя по тому, что рассказывала Тесса о своей работе, она была человеком знающим и способным. Зачем ей этот дурак? А Харри Сэнсом — дурак, иначе он не стал бы обманывать такую женщину. Может быть, это случай единства противоположностей?
Николас сам испытывал такое. Но обычно такие увлечения проходят быстро, а она вышла замуж так рано. Но почему же она до сих пор миссис Сэнсом? Не хочет признать поражения? Как-то не верится. В ней есть твердость и решительность, которые приходят со зрелостью. Наверняка из-за Харри Сэнсома она впала в депрессию, поэтому же скорее всего была одна и на свадьбе, и вчера утром.
Почему она приняла внезапное решение изменить привычный ход своей жизни, может быть, из-за него? А что, если они уже расстались? Так или иначе, но он был рад, что она оказалась здесь. Когда она перестала мучиться угрызениями совести, Николас увидел, как она естественна и очаровательна. Ему понравилось то, как она, приняв решение, сразу прекратила изображать из себя райскую птичку, готовую упорхнуть при первом приближении опасности. Нет, она сложила крылышки и стала клевать у него с ладони, с удовольствием отдалась новым ощущениям. Но в том, что клюв у нее острый, он не сомневался.
Когда они вернулись в дом, там стояла полнейшая тишина. Тесса удивленно посмотрела на него.
— Я отпустил слуг. Мы здесь вдвоем. Я решил, что сегодняшний вечер нам лучше провести наедине.
Тесса чуть напряглась. Но спросила спокойно:
— Разумно ли это? Да, мы в Испании, но и здесь есть террористы.
— Думаю, вы преувеличиваете их интерес ко мне. Я сделал что-то, что им не понравилось, они попытались наказать меня, но не думаю, что они долгими бессонными ночами обдумывают новое нападение. Я теперь ученый. Уверяю вас, я получил хороший урок.
— Будем надеяться, что вы верно оценили ситуацию.
— Чтобы вас окончательно успокоить, скажу, что дом оснащен новейшей системой безопасности. Перед тем, как слуги ушли в деревню, Рафаэль включил ее. Если кто-нибудь, у кого нет такого вот деактиватора, — он показал ей небольшую коробочку, — подойдет к дому ближе, чем на пятьдесят ярдов, включится сигнализация и здесь, и в полицейском участке в Кадаке. Вы удовлетворены?
— Да.
— Отлично. Теперь — в душ. Надо смыть соль.
Стоя под душем, Тесса поглядывала на дверь, ожидая увидеть тень за стеклом и руку, дверь отодвигающую, но этого не произошло.
Он знал, как ее распалить.
Терраса была пуста, только откуда-то доносилась музыка. Пианино, гитара, контрабас и голос Эллы Фицджеральд, певший какую-то тягучую песню. Музыка соблазна.
«Да, — подумала она, почувствовав, как забирает ее музыка, — он отлично выстроил мезансцену, теперь — твой выход». И усмехнулась. А теперь: «Пройдите в номер 797. Ваше время истекло».
Она стояла, опершись на перила, сердце колотилось так, что готово было выпрыгнуть из груди, и тут он подошел к ней и молча ее обнял. Почувствовав его прикосновение, она откинула все сомнения. Она хотела этого мужчину и не собиралась ни от чего отказываться. Бывает такое мгновение, когда реальность отступает и мечты осуществляются. И она, забыв про все, что могло ее удержать, отдалась этим мечтам.
Николас, как она и предполагала, оказался великолепным танцором. Он уверенно вел ее, и она просто следовала его движениям, легкая, как пушинка. «О да, — подумала она, — пришел твой час, Тесса. Помнишь эту старую песню: „Ты, ночь и музыка“? Все это здесь, с тобой…» Закрыв глаза, она отдалась на волю его, ночи и музыки.
Они протанцевали один танец, медленный и нежный, потом второй, третий, и, как туман, окутывало их предвкушение близости. Они не разговаривали, просто скользили в танце по террасе, и ее рука лежала на его сильном плече, она чувствовала движения его мускулистых ног, он вдыхал ее нежный аромат, ее грудь касалась его. Он держал ее крепко, но не прижимал к себе слишком близко. Она догадывалась, что он возбужден, но он не демонстрировал этого нарочно. Она улыбнулась ему в плечо. Это — потом.
Музыка стихла. Он остановился и, не отпуская ее, спросил:
— Хочешь выпить?
Она покачала головой. Они обменялись долгим молчаливым взглядом. Слова были не нужны.
Он взял ее руку и, повернув ее ладонью кверху, поцеловал, легко коснувшись ее языком. В ушах у нее зазвенело, она судорожно сглотнула, чтобы избавиться от этого ощущения. Взяв ее за руку, он повел ее в дом, и она послушно пошла за ним, и там, на огромной кровати в его строгой, почти аскетичной спальне, он показал ей, что такое настоящая, взаимная страсть.
Тесса считала, что нет того; чего бы она не знала о сексе, — Харри научил ее всему, но она ошибалась. Харри был специалистом в технике секса, о богатстве чувств он не имел ни малейшего представления. Николас показал Тессе, что значит «обладать друг другом». Она даже представить себе не могла, в какие заоблачные выси можно улететь, какие наслаждения можно испытать. Ей казалось, что она умирает от счастья, она кусала себя за руку, чтобы не закричать. Никогда она не подозревала, что может вызывать в мужчине такое восхищение. Да, Харри всегда заботился о том, чтобы она получила оргазм, но теперь она понимала, что делал он это только для того, чтобы удовлетворить свою гордость, а ее удовольствие было лишь сопутствующим моментом. Потом, много времени спустя, думая об этом — а делала она это почти непрерывно, — поняла она, в чем разница между этими двумя мужчинами. Харри занимался сексом. Николас Оулд занимался любовью. И благодаря ему Тесса узнала, что такое — быть щедрым с другим. В Харри не было щедрости, только жадность. Николас Оулд доводил ее до оргазмов, которые сводили ее с ума, потом нежно приводил ее в чувство и снова доводил до исступления. И так — бесконечно.
Тесса потеряла представление о времени, забыла, кто она и где, и купалась в волнах немыслимого наслаждения. А он словно набирался сил от ее оргазмов. И, только заметив, что она начала уставать, он позволил себе кончить, но не вел себя так, словно он — чемпион, единственный и непобедимый, что было для Харри совершенно естественным, а отдался удовольствию с той же радостью, что и она, и они слились в последнем объятии.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дьявол, которого знаешь - Кауи Вера

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Дьявол, которого знаешь - Кауи Вера



Отличная книга - и сюжет, и герои, и манера! Редкая книга - универсально читабельная
Дьявол, которого знаешь - Кауи ВераИнна
10.08.2011, 17.11





Мне понравился роман
Дьявол, которого знаешь - Кауи Веравероника
25.06.2012, 23.26





Приятный роман. Прочла с удовольствием
Дьявол, которого знаешь - Кауи ВераАнна
26.06.2012, 12.11





Задумка романа хорошая, но вначале было нудновато читать. Читала через абзац. А вот с середины было интересней.
Дьявол, которого знаешь - Кауи ВераВиктория
28.08.2014, 8.41





Прочла с превеликим удовольствием.Настроение и ощущения прекрасные.
Дьявол, которого знаешь - Кауи ВераНадежда
6.02.2015, 15.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100