Читать онлайн Правила Золушки, автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правила Золушки - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правила Золушки - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правила Золушки - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Правила Золушки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Правило № 8
Не болтай много.
Продемонстрируй ноги или наиболее привлекательную часть тела.
Не говори всего сразу.
Таинственность интригует.
Держи карты ближе к себе – это позволит тебе быть в игре, даже когда последняя карта ляжет на стол.
Аврора
– Не желаешь ли пригласить даму прогуляться? Шейн расслабился, услышав знакомый голос в трубке сотового телефона. Он откинулся в кресле и улыбнулся впервые за несколько часов. Или дней. Или тысячелетий.
– Ну, не знаю. Видимо, я не смогу долго продержаться рядом с такой очаровашкой, как ты. Тут же вымотаюсь.
– Только в твоих снах, мальчик, – ответила Вивьен со смехом. – Ну так как насчет?..
– Давай. Лучшее предложение за сегодняшний день. Пока.
– У меня два билета на благотворительный вечер в Кеннеди-центре сегодня. Я купила их, чтобы сделать пожертвование, но идти не собиралась. Однако других дел вроде как не осталось.
– Почему именно я? Вивьен вздохнула.
– Да другие слишком много притворяются, знаешь ли.
Шейн хмыкнул.
– В смысле притворяются рядом с тобой?
– Господи, как нам тебя не хватало, – ответила Вивьен. – Ты умеешь поднять настроение. Отправляйся-ка в кладовые своего особняка, подыщи себе соответствующий костюмчик, а я пока пошлю за тобой машину.
– Почему ты думаешь, что я в Фо-Стоунс?
– Мерседес обмолвилась, что ты встречаешься там с Холом, и я решила...
– Что он уговорит меня остаться? Золотую медаль тебе и Мерседес.
А ему – только очередные кошмары, подумал Шейн.
– Ты должен понять Хола, милый, для него это большое горе.
Шейн вздохнул.
– Да, знаю.
– Мы тоже никогда не понимали, что он в ней нашел, но сердцу не прикажешь. К сожалению, он слишком долго за ней увивался и не обращал внимания ни на что другое. А ведь Хол – интересный мужчина. И все еще им остается, с моей точки зрения.
Шейн улыбнулся, представив себе, как Вивьен мгновенно все рассчитала.
– Помни, у него горе.
– Да-да, я помню, милый. Самое подходящее время оказать помощь. Кто знает, быть может, мне удастся стащить его с твоей шеи и посадить на мою. Все были бы счастливы.
Большую часть своей жизни Шейн общался с Вивьен и компанией, и все равно она могла заставить его краснеть.
– Так как, мы идем? Мы ведь так и не поговорили с тобой, а ты в любую секунду можешь ускользнуть из города.
– Ты просто хочешь поиграть в детектива, разузнать все и сообщить остальным. Знаю, как это происходит.
– Еще лучше при этом пить чудесное шампанское и жертвовать деньги на благое дело, тебе так не кажется?
Само бесстыдство, подумал Шейн. Это ему больше всего в ней нравилось.
– Какая тебе выгода?
– Бог ты мой, мальчик, да без понятия. Я купила эти билеты давным-давно. Но их бы у меня не было, не будь на то причины.
Шейн ухмыльнулся и покачал головой.
– Теперь ты говоришь как Аврора.
– Ну ты хитер. Быть может, я позвонила не тому человеку? – поддела его Вивьен. Но потом нежно добавила: – Негодяй.
Шейн расплылся в улыбке.
– Льстишь. Когда будет машина?
– Через два часа. Тебе этого хватит?
– Милочка, – ответил он, подражая ее манере говорить, – да я смогу одеться, побриться, принять душ, и останется еще время почитать хорошую книжку.
– Вот это мужчина, – вздохнула Вивьен.
– Разбить сердца половине этого города?
– Половине? Похоже, я теряю форму.
– Пока нет. До скорого. Да, Вив, спасибо за то, что выручаешь меня.
Именно этим она и занималась.
– На что же тогда нужны волшебные феи?
Все еще улыбаясь, Шейн повесил трубку. Но от хорошего настроения не осталось и следа, когда он взглянул на стопку папок с документами, которые ему оставили Хол и Уильям. Горевал Хол или нет, но его упреки и все эти новости сбили Шейна с толку. Но он еще не передумал. Разумеется, после недели, проведенной в «Морган индастриз», он уверился, что ему самому не под силу разобраться в делах с имуществом.
Шейн встал и потянулся. Не помогло. Сказывалась усталость. Даже в компании ослепительной Вивьен ему не хотелось показываться в обществе. Но все равно это было лучше, чем сидеть здесь и горевать из-за сказанного Холом. После его решительного отказа адвокаты удалились обедать.
Шейн проводил их до дверей, жалея о том, что они с Холом встретились при таких обстоятельствах. Его поразили последние слова Хола. Тот остановил его у дверей и сказал:
– Если ты хотя бы наполовину такой мужчина, как я думал, ты не удерешь отсюда и не спрячешься в каком-нибудь отеле. – Он указал на сад, потом на дом. – Наименьшее, что ты можешь сделать для своих предков, это остаться в своем доме и крепко подумать, прежде чем уйти. Потому что, если уйдешь, тебе некуда будет возвращаться. Ни тебе, ни твоим детям. Завершится трехсотлетняя история семьи Морганов. Навсегда.
И он пошел прочь, не оборачиваясь. Не желая об этом думать – хотя бы сегодня, – Шейн нажал кнопку интеркома.
– Нельзя ли подыскать мне костюм? – спросил он у безымянного голоса, ответившего ему. – И пару ботинок, будьте любезны.
– Конечно, сэр. Принести в кабинет?
Шейн помолчал, потом тяжело вздохнул и ответил:
– Нет, в корпус для гостей. Возникла пауза, служащий откашлялся.
– Сэр, быть может, принести все в вашу комнату? Она уже готова.
– Мою... комнату? – Шейн вспомнил апартаменты над гаражом. Не это же они имеют в виду...
– В восточном крыле, сэр. Миссис Морган всегда держала комнату для вас наготове, если вы вернетесь.
Не в бровь, а в глаз, а?
– Прошу прощения, сэр, быть может, стоит послать кого-то, чтобы проводить вас туда?
Шейн потряс головой, приходя в себя от этой новости. Столько всего в один день.
– Да, – произнес он, затем откашлялся. – Было бы замечательно. Спасибо.
Шейн дал отбой и рухнул в кресло. Значит, у Большой Алекс все было готово. Он представил сцену своего возвращения домой, как она и ожидала. Бабушка бы махнула рукой в сторону этих комнат и произнесла бы нечто вроде: «Мне было интересно, когда же ты поймешь, что я всегда была права».
Шейн покачал головой. Он мог поклясться, что слышит эхо ее голоса, но тут в дверь постучали. Молодая девушка азиатской наружности, одетая в традиционную для дома Морганов черно-белую униформу, приветствовала его, профессионально улыбаясь, и предложила следовать за ней.
– Нужно было остаться на юге, с устрицами, – пробормотал он.
– Прошу прощения, сэр? Не знаю, есть ли сегодня у шеф-повара устрицы, но...
Шейн устало улыбнулся и отрицательно покачал головой.
– Все в порядке. Ведите меня.
Он пошел за ней, размышляя, может ли тридцатилетний человек убежать из дома?
Такой неловкой ситуации этот лимузин еще не видывал, подумала Дарби, аккуратно отодвигая свои ноги подальше от ног Бьорнсена. «Стефана», – исправилась она. С тех пор как они выехали из дома пятнадцать минут назад, он уже дважды сказал ей, что не терпит формальностей и предпочел бы быть с ней на ты.
Внимательно глядя в окно, будто она соскучилась по здешним пейзажам, Дарби усиленно соображала, что он может еще придумать. Девушка вспомнила совершенно другую поездку в лимузине. Казалось, это было сто лет назад. Дарби размышляла, что сейчас делает Шейн, и опять, сама того не сознавая, стала сравнивать двух мужчин. Оба выглядели великолепно, оба это знали, оба были непомерно заносчивы.
Однако все же Шейн был сексуальнее – вспоминая о нем, она мечтала о скомканной постели, переплетении тел и множественных оргазмах.
Когда же Дарби смотрела на Стефана, не могла сказать точно, что ее привлекает. Эти глаза, такие темные, такие бездонные. Глядя в них, девушка вспоминала фантастические фильмы, в которых пришельцы являются на Землю в образе прекрасных мужчин и исследуют твой мозг, пока ты спишь. Ей представлялось, как пришелец совращает свою жертву, вытворяет с ней в постели бог знает что – это прелюдия к сканированию мозга, разумеется. Все это должно было пугать ее. И пугало. Отчасти. Хотя последняя сцена никак не шла из головы.
– Ты часто бываешь в Вашингтоне? – спросил Стефан.
Дарби напряглась, ибо, хотя вопрос был праздный, она уже поняла за короткое время, проведенное со шведом, что он ничего не делает просто так. Девушка, собравшись с мыслями, повернулась от окна к нему. Да. Глаза пришельца. Притягивающие и ничего не выражающие. Прекрасные губы улыбались, глаза – никогда. Несмотря на это, ее тело охватывал трепет и ей очень хотелось подвинуться на сиденье, всего чуть-чуть.
Она сосредоточенно искала ответ, одновременно правдивый и не настолько честный, чтобы сделать ее уязвимой. Предполагалось, что она городская жительница, а не деревенщина из Монтаны. Он был удивлен, увидев ее вместо Пеппер, и теперь она для него – загадка, вроде пробного экземпляра. Дарби решительно пресекла подобные мысли. Гость хотел заключить сделку, которая, по-видимому, принесет столько денег, сколько она и представить себе не может. Когда на кону такая сумма, нужно быть осторожной.
– Мои дела на западе не позволяют много путешествовать, – в конце концов проговорила она, молясь про себя, чтобы он не задавал вопросов про ранчо. Она почему-то вся была напряжена. Дарби была здесь по вине Пеппер и, собственно, отца, но, когда речь заходила о ее ранчо, никакие обязательства не действовали. Эту тему она обсуждать не собиралась. Не важно, насколько это интересно гостю.
Стефан задержал на ней взгляд чуть дольше обычного, затем пожал плечами на европейский манер. Одновременно небрежно и элегантно.
– Мне редко удается побыть дома хоть немного.
Дарби ухватилась за возможность перевести разговор на другую тему. Бьорнсен явно был из тех, кто не прочь поболтать о себе и своих делах.
– Что именно вы называете своим домом?
Он поднял бровь. Еще одна европейская штучка. Жаль, этому не учили в «Хрустальной туфельке». Она не умела вести разговор, лишь пожимая плечами и поводя бровью.
– Вижу, ваш отец рассказал вам обо мне немного. Похоже, мы в равных условиях. Я родился в Гетеборге, но сейчас живу в Стокгольме. Ты бывала в Швеции?
– Моя сестра любит путешествовать, – ответила Дарби, – а мне не одолеть отвращения к самолетам.
Бьорнсен прищурился.
– О?
Она только подогрела его любопытство. Черт возьми.
– Тебе не нравится летать? – Стефан улыбнулся. – Значит, у тебя просто создалось неверное представление. Я обожаю летать. У меня самого есть лицензия пилота. Летаю, когда только удается.
– Прямо как мечтали в эпоху Возрождения.
Дарби чуть улыбнулась, заклиная отца не звонить Стефану до воскресенья. Чудесный получится разговорчик: Бьорнсен скажет, мол, встретил другую вашу дочь. Конечно, тогда для нее все закончится быстрее – папа отправит ее паковать вещи. Хотя какая разница, что там будет с папой и с его сделкой?
Тут Дарби начала понимать, что каким-то образом она чувствует больше ответственности за происходящее. Само собой, не ради отца, но и не ради одной Пеппер. Может, дело в обаянии Стефана или в том, как он смотрит на нее. Но Дарби чувствовала, что это стало ее личным делом. Это было что-то наподобие теста: чего она действительно стоит. Слова Пеппер о том, что у Дарби получается все, что она захочет, задели девушку.
– Не хочешь ли ты поближе познакомиться с небесами?
Дарби была уверена, что понимает, о чем он говорит, но решительно не хотела разбираться, права она или нет. Она была бы рада разделаться со всем этим, не навлекая на себя еще больше бед. То, что случилось в примерочной «Нордсторма», было для нее уже слишком. Дарби наклонила голову и изобразила на своем лице одну из тех фальшивых светских улыбок, которым научили ее феи в «Хрустальной туфельке».
– К сожалению, у нас не так много времени, но спасибо за предложение. Так ты летчик? Это семейное хобби?
Снова Стефан задержал на ней взгляд чуть дольше, заставляя девушку задуматься, не переигрывает ли она. Но затем улыбнулся, на щеках появились ямочки, и она позабыла обо всем.
– Нет, боюсь, я один такой сорвиголова на всю нашу семью.
Ага, такой ты и есть.
– Ну, они, наверное, должны гордиться тобой и переживать за тебя.
Он едва заметно кивнул, продолжая сверлить ее глазами.
Дарби снова представились сцены дикого секса с пришельцем. Боже. Она не переигрывала – она попросту была уже в другой галактике.
– То есть я имею в виду твой долгий перелет через Атлантику.
Стефан снова пожал плечом.
– Мы не настолько близки, – сказал он. – А твой отец переживает за тебя? Вы близки?
Дарби не могла выдерживать этот взгляд. Черт, она все дело загубит. Она не знала, почему ему интересны их отношения, но улавливала за этим нечто большее, чем простое любопытство. Девушка в миллионный раз почувствовала облегчение оттого, что не работает с отцом. Дарби не представляла себе жизнь, где все под подозрением, где деньги или возможность заработать деньги – единственная и святая ценность.
– Мы оба очень занятые люди, – ответила Дарби. – Каждый из нас занимается своим делом и не лезет в дела другого.
Теперь она почти физически ощущала тяжесть его взгляда. От этого можно было потерять сознание. Дарби оставалось только молиться, чтобы они не попали в пробку на Рок-Крик и приехали в Кеннеди-центр как можно быстрее. Раньше, чем она сделает какую-нибудь глупость. Врежет ему в глаз и пошлет ко всем чертям.
Дарби глядела в окно, пока они парковались. Казалось, прошли часы. Через несколько минут она поняла, что молчание затянулось.
– Ты раньше был в Кеннеди-центре?
– Несколько раз, – ответил Бьорнсен, не моргнув глазом. – На концерте и, по-моему, на балете. Но на такую вечеринку еду туда впервые.
– Ага, – протянула Дарби. Хороший из нее собеседник, ничего не скажешь. Мерседес и остальные просто умерли бы от восторга. Девушка глянула на Бьорнсена, пытаясь отыскать тему для нового вопроса.
– Я недавно в городе и не уверена насчет того, кто там будет. Думаю, кое с кем ты уже знаком.
Он склонил голову, обдумывая услышанное.
– Почему ты так думаешь?
На секунду Дарби застыла. Что такого она сказала теперь? Неужели он угадал ее мысли? Опять же, она с мужчиной в лимузине... Сделав глубокий вдох, девушка подарила Стефану светскую улыбку и даже откинула волосы за плечи, ровно на столько, на сколько нужно. Немного, но и это уже кое-что. Выбор средств был крайне ограничен. Почему же она не умеет так по-европейски пожимать плечами?
– Возможно, это было чересчур смело с моей стороны, – начала она (вроде ничего, да?), – но я подумала, раз уж ты бывал в Вашингтоне раньше, то наверняка с кем-нибудь познакомился. Сегодня вечером здесь будут самые известные люди.
Стефан кивнул, и ей показалось, что он сейчас наградит ее скромными аплодисментами за это представление. Вместо этого, все так же мило улыбаясь, Бьорнсен откинулся назад. Дарби старалась не смотреть на его руки, или на колени, или... между ними. Ситуация заставляла Дарби краснеть.
– Да, так и было. Мы с твоим отцом познакомились здесь. Он наверняка рассказывал об этом.
Теперь Дарби смотрела на него чуть дольше, чем нужно. Ее весьма беспокоило, что Бьорнсен постоянно возвращался к вопросам о том, что она про него знает, а чего не знает.
– Да, сестра, кажется, упоминала об этом, но, боюсь, я не помню всех подробностей.
Так-так, вот они – манерность и жеманство. Еще немного, и придется носить жемчуга на шее и всех направо и налево называть «милочка».
– Она больше в курсе, как говорится, чем я. Я знаю, что ваш бизнес носит скорее европейский характер. Драгоценные камни. Алмазы и изумруды, да?
Дарби попыталась пожать плечами и хихикнуть одновременно. У Пеппер бы получилось. У нее, как выяснилось, не очень.
Лицо Стефана было абсолютно непроницаемым. Он крутил пальцами и разглядывал свои руки. В тот момент, когда Дарби посмотрела на них, его пальцы застыли.
– Она рассказывала про алмазы? – улыбаясь, необычайно спокойно спросил Бьорнсен. – Забавно.
Дарби воскресила в памяти их разговор с Пеппер и пожалела, что слушала сестру невнимательно. Хотя, по правде говоря, ей-то какая разница! Она этой сделки вообще не касается. Она тут так, для красоты.
Девушка задумалась, как ему ответить. Сказать правду или что-то наиболее близкое к правде.
– Честно говоря, понятия не имею, что она мне сказала. Что-то про драгоценные камни. Остальное я уже сама додумала. Ведь отец сейчас в Брюсселе.
Ошибка номер два. Удивление было мимолетным, но она его заметила. И на этот раз, кажется, поняла правильно. Так Бьорнсен не знает, чем занимается Пол Ландон. Или он так отреагировал на Брюссель? Может, отец проворачивает две сделки одновременно, и Стефан боится, что останется у разбитого корыта. Это объяснило бы его напряжение.
Скорее всего, ей просто не нужно забивать голову этой ерундой. Никто не посчитал нужным ей объяснить, что происходит на самом деле, значит, если она и ляпнула что-то лишнее, это не ее проблемы. Пеппер не упоминала о запретных темах. Если они и были, Пеппер про них не сказала. Дарби пару раз видела сестру «в деле»: ее оружие – уместные кивки и смех в сочетании с откровенной одеждой.
Дарби нерешительно и легко помахала рукой, как это делают все женщины. Гордые женщины. Она же натуральная блондинка, так, может, кроме Золушки в ней скрывается еще и Бимбо, который только и ждет своего часа. Вполне возможно.
– А может, она говорила про Бельгию, – добавила Дарби со смешком. – Честно говоря, мы с сестрой никогда не вмешиваемся в дела отца, только если дело касается выездов в свет. – Ей легко удалось одновременно кивнуть головой и пожать плечами, как ее учили. – Пеппер в основном разъезжает со своими друзьями, а я занимаюсь своими делами на западе. – Девушка заметила, что они уже почти приехали, и вздохнула с облегчением.
– Чем, ты сказала, занимаешься? – спросил Стефан.
Они уже ехали вдоль белого здания Кеннеди-центра. Дарби улыбнулась по-настоящему, чуть ехиднее, чем позволяли приличия, и, положив руку на ручку дверцы, ответила:
– Не думаю, чтобы я уже говорила об этом. Смотри, мы на месте.
Дарби потянула ручку, как только машина остановилась, и в тот же момент почувствовала, что дверцу снаружи уже открывают. Она чуть не вывалилась из лимузина в лужу.
– Ох, милочка. Я-то надеялась, что мы уже поработали над этой маленькой проблемой.
Дарби вскинула голову.
– Вивьен?
Ее крестная матушка наблюдала, как она вылезает из машины и пытается удержать равновесие, вставая на каблуки.
– О, дорогая моя! – Она подошла ближе и сказала: – Неужели ты подумала, что мы оставим тебя без присмотра во время твоего первого выхода в свет?
Дарби почувствовала слабость.
– Так вы здесь именно по этой причине?
– На самом деле по целому ряду причин, как обычно. Никогда не делай одну вещь, если можешь сделать сразу три.
Глаза Дарби расширились от удивления, когда она посмотрела Дарби за плечо. Та знала этот взгляд. Любая женщина знала этот взгляд. Стефан, видимо, тоже выбрался из лимузина.
– Бог ты мой, – выдохнула Вивьен. Дарби не была уверена, но казалось, крестная даже дышать стала по-другому.
– Зачем же делать одно дело... – пробормотала та и снова посмотрела на девушку, широко и загадочно улыбаясь. – Представишь нас, милочка?
Она чуть отклонилась, поправила волосы и юбку. Вивьен была неотразима, как всегда: черный топ с прозрачными рукавами идеально сочетался с прямой юбкой до колена. Все это венчала шляпка, которую кроме нее рискнула бы надеть только Джоан Коллинз.
– На самом деле, если ты не против, я бы предложила небольшой обмен спутниками на этот вечер. Это деловой партнер твоего отца, верно?
Дарби только и успела открыть рот.
– Прикрой рот, милочка, – продолжала крестная, – и в следующий раз пользуйся карандашом для губ, а то ты уже всю помаду съела. Ты принесла...
Дарби отпрянула на случай, если Вивьен вытащит из рукава бумажную салфетку и кинется приводить ее губы в порядок.
– Нет, я против. Мне нужно сопровождать...
– Дорогуша, мне кажется, он возражать не будет. А то, как ты выпрыгнула из лимузина, наглядно показывает, что ты не сохнешь по своему спутнику.
Вот тут она была права.
– Но...
– Ни слова. Кроме того, мне кажется, мой спутник будет только за. Я ведь для тебя его сюда и привела.
Рот Дарби раскрылся от удивления.
– О чем ты?
Тут она почувствовала теплую руку у себя на спине. Это была не холодная рука пришельца. Значит...
Она обернулась и едва не прыгнула в объятия Шейна, умоляя его увезти ее прочь отсюда. Далеко-далеко. Очень не свойственное поведение для женщины, которая может поднять жеребенка. Но какого черта все вокруг вели себя так, как им хотелось. Почему бы ей самой не попробовать?
– Приве-е-ет, милая, – прошептал он ей на ухо. Так, чтобы никто не видел, Шейн провел пальцем вниз по ее спине. Затем ухмыльнулся.
– Соскучилась по мне?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правила Золушки - Кауфман Донна



прекрасный роман! супер!
Правила Золушки - Кауфман Доннакона
8.04.2013, 5.37





Жизнь не сказка-мы не Золушки.В жизни принца найти не легко.Поэтому нам остается читать о прекрасном и верить что так бывает...!Роман понравился.
Правила Золушки - Кауфман ДоннаНюта
8.04.2013, 13.05





Сказочная сказка.
Правила Золушки - Кауфман Доннаиришка
27.07.2014, 22.50





Золушка просто класс согласны
Правила Золушки - Кауфман ДоннаВироника
3.02.2015, 16.10





Чушь.
Правила Золушки - Кауфман ДоннаВ.
6.02.2015, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100