Читать онлайн Правила Золушки, автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правила Золушки - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правила Золушки - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правила Золушки - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Правила Золушки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Правило № 6
Нельзя недооценивать возможности сексуальной привлекательности.
Я не о том, что ты легко можешь соблазнить начальника или клиента.
Однако было бы смешно не использовать свои длинные ноги для влияния на кого-нибудь.
Мужчины и женщины отличаются друг от друга, как небо и земля. Да здравствуют различия!
Вивьен
Подъезжая по дубовой аллее к особняку, Шейн не знал, чего ожидать. Он не был в Фо-Стоунс тринадцать лет. Оживленная деятельность вокруг дома удивила его. На секунду Шейн подумал, что вся прислуга пакует вещи и переезжает, вместо того чтобы встречать нового хозяина, но потом увидел – многочисленные рабочие в белой униформе не выносили вещи из дома, а вносили их внутрь.
Бог ты мой. Как раз то, что нужно. Еще больше хлама, от которого нужно избавиться.
Он выбрался из взятого напрокат маленького сверкающего «ягуара» – в этой толпе должен найтись кто-нибудь, кто о нем позаботится, —пригладил волосы и уставился на дом, в котором провел детские годы. Если Шейн и возвращался потом в окрестности Вашингтона, то навещал лишь Мерседес и остальных. Несмотря на все угрозы и увещевания Большой Алекс, его нога не ступала на земли Фо-Стоунс.
Дом стоял высоко над рекой Потомак со стороны Вирджинии, рядом с Грейт-Фоллс. Зимой, когда на деревьях не было листьев, отсюда открывался потрясающий вид. Своим названием поместье было обязано четырем огромным глыбам известняка. Два камня располагались позади особняка, там, где крутой обрыв, поросший соснами, спускался к реке. Два других были перед домом, а между ними тянулась низкая каменная стена, уложенная в период между революцией и Гражданской войной.
Шейн прищурился и посмотрел на особняк. Только каменная труба осталась от прежнего дома, одного из самых старых в штате Вирджиния. Вроде бы Шейн должен был гордиться, что его семья причастна к истории нации. «И еще за свою семью, – добавил он про себя, – которая только в этом поколении выдержала столько сражений, что мировые войны бледнеют». Улыбаясь, он осматривал земли вокруг дома, которые все еще обрабатывались достойно и с изяществом. Шейн заметил искусно подстриженные деревья, посаженные его матерью после поездки в Англию. Может, бабушка была более сентиментальна, чем Шейн мог подозревать: подстриженные в форме танцующих девушек, деревья были тщательно ухожены. Хотя, с другой стороны, Большая Алекс вынуждена была держать поместье в надлежащем виде, поскольку его то и дело фотографировали для исторических журналов и для журналов светской хроники.
С южной стороны дома находился круглый пруд, один из двух в поместье; Шейн сомневался, что им много пользовались, с тех пор как он ребенком прыгал в него животом вперед и его поймали за этим занятием.
– Определенно, растрата воды, – пробормотал он.
Пруд был как раз такой ширины, что было удобно поднимать маленькие цунами, перехлестывавшие через дорожку на теннисный корт. Несмотря на постоянное обновление, поверхность корта всегда была усеяна трещинками. Вода заполняла их, и все поле зарастало маленькими сорняками, что очень нервировало садовника.
Шейн вспомнил другие случаи из детства и поразился, что лишь некоторые воспоминания были хорошими. Как он играл в прятки с детьми прислуги в тайных проходах, как он потом целовался с теми же самыми девушками в тех же самых проходах. Конечно, не все смотрели благосклонно на его шалости, но девушки не жаловались.
Шейн задержал взгляд на двухэтажном домике к востоку от особняка. Гараж, когда-то служивший помещением для карет, теперь вмещал десять машин. «Или девять машин и мотоцикл», – подумал он с ностальгией. Покупка им старенького «кавасаки-450» переполнила чашу терпения Большой Алекс – с тех пор в гараже стояли лишь четырехколесные средства передвижения. Шейн посмотрел на окна второго этажа. Десятилетиями там жили горничные, садовники, механики и другие слуги. Но когда в шестнадцать лет Шейна выпихнули из седьмой по счету школы, на протяжении десяти месяцев, закончившихся побегом из дома на мотоцикле с рюкзаком за плечами и тысячей долларов в кармане, эти комнаты были его убежищем.
Здесь он впервые напился. Здесь был впервые близок с женщиной. Сейчас Шейн уже не мог сказать точно, какое из этих двух событий было более значительным. Потом он усовершенствовал искусство и того, и другого, хотя первое теперь не особенно манило. Что же до второго... Его мысли обратились к примерочной в универмаге. «Может, ты опять сможешь вернуться домой», – подумал Шейн с ухмылкой, представляя, как пригласит Дарби сюда, затащит в эти комнаты и оживит давние воспоминания. Самые лучшие, естественно.
Шейн повернулся к дому, улыбка растаяла, и он опять ощутил груз сегодняшних забот.
– Нужно было остаться в чертовой примерочной.
Он пошел по лужайке к входной двери, удивляясь суете вокруг. Обычно в Фо-Стоунс было много обслуживающего персонала. Сегодня, казалось, здесь собралась массовка для съемок фильма «Отважное сердце». «Вот это была работенка что надо», – вспомнил Шейн. Раскрась лицо синим, кричи как псих и бросайся на других парней, размахивая дубинкой. Самые легкие деньга в его жизни.
Обходя людей, он размышлял, какого, собственно, черта им всем здесь было нужно. Дому прислуга была необходима, надо будет сказать адвокатам, когда те нагрянут, чтобы никого не отпускали. Шейну не хотелось нести ответственность за их жизни, но он также не намеревался вышвыривать всех на улицу, даже не узнав, кто что делал и как долго. Он знал, что иные семьи работали на Морганов поколениями, но разбираться, кому оставаться, а кому собирать пожитки, ему было не по душе. Если надо, он может помочь им найти другую работу.
Шейн вздохнул, понимая, что для этого потребуется время. Он огляделся в поисках кого-нибудь рангом повыше, чем носильщик. Была назначена встреча с адвокатами Большой Алекс, но он надеялся справиться за час. Было время, чтобы осмотреться вокруг и разобраться в тех чувствах, которые вызывает это место. Шейн не знал, чего ожидать, но не предполагал, как сложно все будет.
Он вошел в фойе, оглядел гладкие ступени большой лестницы и почувствовал, как сердце сжалось в груди. Шейн был последним из Морганов, что стояли на этом самом месте и восхищались величием семейного особняка.
– И каков будет твой вклад в это величие? – прошептал Шейн, осознав наконец всю сложность предстоящих дел.
По пути сюда он не подозревал, что дел будет побольше, чем принять пару корпоративных решений и пристроить личную собственность на пару миллионов долларов. Он думал, что наследство Морганов – это наследство Александры. Не его. И никого другого. «И никогда я еще не был так близорук», – размышлял он, рассматривая портреты, висевшие на стенах вдоль лестницы на второй этаж.
«Но я же никогда не был одним из них», – продолжал думать Шейн, не обращая внимания на суету вокруг. Его тоже не особо замечали. Он провел рукой по блестящим перилам, поднимаясь наверх мимо картин, которые видел сотни раз, но не понимал, для чего они здесь висят. Может, из-за ранней смерти родителей он чувствовал себя изгоем? Или потому, что бабушка явно не была самой ласковой женщиной на свете. Или из-за того, что она пыталась воспитать его по-своему, а он сам решил, каким должен быть настоящий Морган.
– Шейн? Это ты?
Разом отбросив эти мысли, Шейн повернулся и увидел двух пожилых людей, направлявшихся к нему. В дорогих костюмах, с кожаными портфелями, они прошли через мраморный холл. Впервые он был так рад видеть адвокатов.
Еще не спустившись с лестницы, он узнал старшего из них.
– Хол?
Шейн ухмыльнулся, заметив, как тот, кого он когда-то называл дядей, расплылся в довольной улыбке. Шейн пожал протянутую руку и обнял его. Прежде Шейну казалось, что Хол гораздо выше.
– Много воды утекло, – проговорил Шейн, удивляясь своим чувствам.
– Слишком много, – ответил Хол, похлопывая его по спине. Голубые глаза потускнели, но глядели по-прежнему зорко.
Хол Калловей был личным адвокатом бабушки и ее старым поклонником. С большим теплом и пониманием он относился к Шейну, когда у того возникали проблемы, и даже разбирался с его школьными делами. Его советы помогли Шейну избежать многих неприятных ситуаций. Идеалом мужчины в детстве для него был Хол.
– Думал, ты уже на пенсии, – проговорил Шейн, чувствуя, как к горлу подступает комок.
– Не знал, что, находясь на Бора-Бора или где там еще, ты так осведомлен.
Шейн улыбнулся.
– Я уехал с Бора-Бора несколько лет назад. Но я всегда в курсе важных событий.
На лице старика промелькнуло выражение печали, и Шейн тут же пожалел о своих словах. Несмотря на любовь к Шейну, Хол долгие годы испытывал глубокие чувства к Александре, хотя та не хотела ни признавать их, ни отвечать на них. «Это было ее ошибкой», – всегда думал Шейн. И одновременно желал, чтобы Хол нашел кого-нибудь, кто ответил бы ему взаимностью. Как-то Шейн напился после того, как его бросила девушка, с которой он встречался две недели, и спросил Хола об его чувствах. Тот только пожал плечами и сказал, что человек любит того, кого он любит. Не всегда можно выбирать.
На секунду Шейн представил лицо Дарби. Она была мила, она была здесь, и она понимала его неприязнь к семье. Чего еще? Ничего такого он не думал. У нее ранчо, которым надо заниматься.
А у него – империя, которую нужно перестроить.
– Мои соболезнования. – Впервые за все это время он искренне произнес эти слова. – Знаю, ты всегда хотел, чтобы мы с ней не ссорились. Мне жаль, что я тебя разочаровал, Хол.
Тот покачал головой, но в глазах застыла печаль.
– Не стоит. И, отвечая на твой предыдущий вопрос, скажу: я действительно на пенсии. Но Александра сохранила мою фирму, и они попросили меня вернуться и разобраться с этими непростыми делами. – Теперь его улыбка была и в глазах. – Воля у твоей бабушки была железная, и я понимал ее лучше, чем другие. Кто же еще поможет тебе расхлебать эту кашу, а?
Шейн сжал его плечо.
– Каша еще та. А ты не мог уговорить ее оставить все тому, кто имеет хоть малейшее представление, что со всем этим делать? – Шейн пошутил, но улыбка исчезла с лица Хола, и он стал очень серьезным.
– Видимо, ты утратил надежду снова стать частью семьи, но Александра рассчитывала на это. Разумеется, она думала, что ей отпущено больше времени, но все равно, ожидая тебя, не сидела сложа руки. – Хол поднял руку, предупреждая возражения Шейна. – Она на самом деле была в бешенстве, узнав о твоем дезертирстве. Твоя бабушка не привыкла, чтобы ей противоречили. А ты, последний из Морганов, просто наплевал на все, что она сделала... – Он запнулся, качая головой. Его тусклые глаза внезапно загорелись. – Прости меня. Я не хотел... Думал, что уже давно примирился с этим. Я полагал, ты понимаешь, что за ее сильной личностью скрывался ранимый человек.
– Ранимый? – недоверчиво переспросил Шейн. – Она когда-нибудь думала, что со мной делает? Она хотела выйти за дедушку, после его смерти охотно возглавила семью, и, могу добавить, весьма преуспела. У меня никогда не было такого выбора. Она когда-нибудь интересовалась моими надеждами, моими мечтами? Мы не могли разговаривать, Хол. Она диктовала свою волю, а мне предлагалось падать перед ней ниц и превозносить ее намерения. Не важно, нравится ли мне это и сделает ли это меня счастливым. Я был просто дорогой, по которой она шла. – Шейн не отводил взгляда от Хода, но смягчил тон: – Поэтому я выбрал свой путь. И не жалею об этом. – Он коснулся руки старика. – Мне действительно неприятно, если это тебя обижает. Этого я бы не хотел. Но моя бабушка – не единственный ранимый человек на земле.
Хол смотрел ему прямо в глаза, не говоря ни слова. Потом отступил назад и указал на человека позади него:
– Шейн, это Уильям Бакстер. Он занимался делами твоей бабушки с тех пор, как я ушел на пенсию.
Шейн поздоровался, оценив крепкое рукопожатие. Они с Холом слишком разошлись во мнениях, нужен был кто-то третий, чтобы смотреть на вещи непредвзято.
– Рад познакомиться с вами. Ценю ваше желание помочь мне разобраться. – Он глянул на Хола: – Я действительно ценю это. Больше, чем тебе кажется.
Тот кивнул. Шейн постарался расслабить плечи, потом улыбнулся и указал на рабочих, снующих вокруг с букетами цветов:
– А теперь, может, кто-нибудь из вас мне объяснит, что за чертовщина здесь творится?
Ожидая в аэропорту Стефана Бьорнсена, Дарби не знала, к чему ей готовиться. Скорее всего, партнер отца – пожилой седеющий мужчина со спокойной улыбкой и внимательными голубыми глазами, которые сразу распознают все, что нужно. Представив себе гостя, девушка решила, что будет вести себя вежливо и не станет волноваться. Она была только леденцом на палочке, и ничем больше.
Сегодня вечером им предстоит быть на благотворительном празднике, и поговорить вряд ли удастся. Конечно, Дарби беспокоило, что ей придется знакомить гостя с людьми, которым гораздо интереснее обсуждать ее внезапное возвращение у нее за спиной. «Да пошли они все», – подумала Дарби с вызовом. Черт с ней, с этой папашиной сделкой, она не собирается брать на себя и это. В следующий раз пусть прыгает в самолет и встречает своих гостей сам.
Она будет учтива с мистером Бьорнсеном, будет сопровождать его и завтра, как можно раньше, доставит в Фо-Стоунс. Если ей и нужно провести пару дней в семейном склепе, пусть они будут покороче. Стефан, думается, быстро освоится и оставит ее в покое. Потом – сразу на запад. Домой. К покою и одиночеству.
На мгновение она вспомнила Шейна, и ей стало интересно, будет ли он сегодня на благотворительной вечеринке? Или на Бельмонтском празднике на выходных? Он сказал, что в их отношениях еще ничего не ясно. Она много думала об их встречах и была с ним согласна. Дарби хотелось позвонить ему, рассказать, где она, и получить приглашение в Фо-Стоунс или еще куда-нибудь. Было бы о чем подумать в ожидании гостя.
Можно было позвонить Мерседес. Ну ее к ботоксу, решила Дарби и выпрямилась, пытаясь разглядеть Бьорнсена среди людей, выходивших из дверей таможенного терминала. Шофер рядом с ней и так держал в руках табличку с именем Стефана, но Пеппер предупредила: отец требовал, чтобы гостя встретила в аэропорту сама Пеппер. Дарби вздохнула и отклонилась назад. Ее ноги, привыкшие к сапогам, устали от каблуков. Одежда была непривычная, слишком мягкая. Совсем не хлопковая. И все должно быть тщательно заправлено и подоткнуто. В блейзере с мягкими плечиками она чувствовала себя футбольным защитником.
Будет только хуже. Вечером ей предстоит надеть платье.
Только она вознамерилась вспотеть всем назло и переодеться в свою самую поношенную футболку, как толпа расступилась перед ней. Богоподобный, ошеломительный мужчина шел к ней, раздвигая людей, как Моисей – воды морские. Он был высок, выше ее на добрую пару дюймов. Гладкие пепельные волосы сияли ярче, чем у Дарби, хотя она была уверена: он не платил за прическу. Они были длинные, почти до плеч. Это делало его лицо более худым и привлекательным: рот, щеки и нижняя челюсть словно высечены из камня.
Гость носил свой костюм с почти небрежной элегантностью. Костюм не был помят, но в том, как одежда сидела на худощавом, долговязом теле, сквозила мужественность.
Дарби попыталась отвести взгляд, хотя бы подумать, кого он мог здесь встречать. Наверное, женщину. Девушка попыталась представить, каков он в постели, но, взглянув на его руки – длинные, элегантные, без колец на пальцах, – поняла, что угадать трудно. Холодный и отстраненный. Или изощренный и непоколебимый?
Она вздрогнула и выбрала последнее. Он выглядел слишком самоуверенно.
А потом человек в костюме остановился прямо напротив нее. Боже, он заметил, как она на него таращится. Дарби мгновенно уставилась куда-то за его спину, выискивая старика, которого ей надо было встретить. Боже. Сначала Шейн в примерочной, потом эти фантазии о северном божестве в аэропорте. Стоило выбраться из дома, и она стала распущенной девчонкой. Или ей просто стоит почаще выбираться из дома, когда она вернется?
Стоп. Она снова посмотрела на мужчину, и все встало на свои места. Ужасно. Невозможно. Северное божество. Северное. Скандинавское.
– Вот дерьмо, – пробормотала она про себя.
Пеппер сообщила, что гость – бизнес-партнер их отца. Значит, ему должно быть около шестидесяти. Может быть, чуть меньше. Этому... этому... золотогривому, романтичному мужчине, с внешностью модели, было всего тридцать с хвостиком. И он смотрел на нее.
Черт, черт, черт.
Очевидно, она загораживала собой табличку с именем. Ибо он направился прямо к Дарби.
Ей следовало ликовать. Лучше уж сопровождать золотовласого бога, чем мерзкого старикашку, верно? Не верно. Внезапно девушка с мукой ощутила каждый дюйм атласа и кружев, касающихся ее тела. И весь остальной, чуждый ей, наряд. Она была не Дарби, было бы гораздо легче, если бы она притворилась актрисой в костюме. Бесполым существом, не имеющим желаний и целей. Она не хотела ощущать себя женщиной. Будет утомительно играть в эту игру. Тяжело. Дарби с трудом сглотнула – горло пересохло. Боже, пощади душу маленькой распутной Золушки.
Мелькнула мысль, что в случае с Шейном она не думала так про свою сексуальность. Но его ей и не надо было обольщать, так? Ему нравилась обычная Дарби в старых джинсах. Перед Шейном не надо было притворяться. Она не планировала показывать Бьорнсену свой интерес. Просто была гораздо увереннее в роли хозяйки и сопровождающей.
Дарби обнаружила, что хочет, чтобы Шейн был здесь. Сию секунду. Он был единственный в этом мире, кто мог понять и поддержать ее. С другой стороны, сводить двух мужчин нос к носу она тоже не хотела.
Гость перекинул портфель в другую руку и протянул свободную ей. Она удержалась и не посмотрела на эти длинные тонкие пальцы. Это было не так уж трудно – она смотрела в его поразительно темные глаза. Волосы мужчины были такими светлыми, почти как белое золото, и Дарби ожидала увидеть голубые глаза. У Бьорнсена они были почти черные. Неожиданное сочетание. И немного... она не была уверена, но это что-то определенно лишало ее присутствия духа.
Он широко улыбнулся, и Дарби заметила ямочки на его щеках. Но гость потряс ее не этим. Его улыбка была не просто притягательной. По-мальчишески очаровательной и одновременно хищной. Дарби попыталась скрыть свои чувства, пожимая его руку. Та не была мягкой, но не была и мозолистой и жесткой. Изнеженная, подумала девушка и отпустила ее так быстро, как только позволяли приличия.
– Добро пожаловать в США, мистер Бьорн-сеч, – сказала она.
К счастью, шум аэропорта скрыл неуверенные нотки в ее голосе. Она чуть слышно откашлялась.
– Пожалуйста, зови меня Стефан, – ответил тот с сильным акцентом, но его дикция была четкой. Он отступил назад, оглядывая ее с головы до ног, и девушка пришла в замешательство.
– Твой отец рассказывал мне, какая ты красивая, но такого я не ожидал. Я думал, что ты... моложе. А ты настоящая женщина.
Именно такой она и была, это могла подтвердить щемящая, покалывающая боль в груди. Не говоря об ощущении чуть ниже. Чертово шелковое белье. Эта все Мелани. «Я – женщина, слышишь мой стон», – подумала Дарби, проклиная себя за отсутствие выдержки.
– Пенелопа, не так ли?
Звон в ушах исчез. Боже правый, ему же никто не сказал. Она убьет Пеппер.
– На самом деле я ее старшая сестра. Ей самой пришлось заняться одним делом. – Дарби с усилием улыбнулась. – Надеюсь, вы не против такой маленькой замены?
– У Пола есть вторая дочь?
Дарби не могла сказать, почему ее это укололо. Она же прекрасно знала, что отец не любит о ней говорить, и она платила ему той же монетой.
– Меня зовут Дарби. Извините, если я вас смутила. Вы давно знаете моего отца?
Выражение лица Стефана изменилось на секунду. Стало далеким, почти строгим. Потом он моргнул своими странными темными глазами, и улыбка вернулась.
Дарби всегда поражало, как люди могут включать и выключать свои эмоции, будто нажимая на внутренний рубильник.
– Нет, не очень давно, – проговорил Стефан (опять ямочки). – Не могу поверить, что он забыл рассказать мне про такую прекрасную женщину. Быть может, я просто не запомнил.
Гость был очарователен... и врал также очаровательно. Он ожидал увидеть Пеппер, и Дарби подозревала, что, несмотря на небольшое замешательство, он не напутан, встретив другую девушку. Какая ему разница? Может, она не столь прелестна и восхитительна, но, тысяча чертей, она постаралась кое-что для этого сделать. С одной стороны, леденец на палочке, с другой – совершенно другая женщина, так?
Однако, если ему вдруг взбредет в голову попробовать эту конфетку... Она планировала позвонить сестре, как только останется одна. Ей было плевать, что на ее месте сделала бы Пеппер, но сейчас скандинаву лучше забыть о своих намерениях.
– Большую часть времени я провожу на Западе, управляя фермой моей матери, – сообщила она, переходя к делу.
Дарби попыталась сделать это заявление максимально правдивым и одновременно приемлемым для человека такого уровня, как Бьорнсен. Если он не клюнет, будем играть по-жесткому. Это было лучшее, что она могла выдать экспромтом. Дарби отступила, пропуская шофера, который забрал багаж у носильщика.
– Нам предстоит посетить благотворительную вечеринку в Кеннеди-центре сегодня в девять вечера, – сказала Дарби, – но если ты устал, мы можем разместить тебя в доме и...
Он отмахнулся от ее предложения.
– Я летаю на самолетах так, как другие ездят на машинах. Меня не укачивает.
Стефан сказал это не хвастаясь, но тоном человека, проведшего бессчетное количество часов в воздухе. У Дарби создалось впечатление, что он вообще не из тех, кто позволяет себе слабость. «Плохая память, черт подери», – подумала Дарби, пытаясь выдать одну из своих фальшивых улыбок.
– Прекрасно. Тогда едем к нам домой. Можно что-нибудь заказать в твою комнату, так как мы поужинаем после...
Он странно посмотрел на нее.
– В Европе обедают позже, чем в Америке. Девять часов – то, что нужно.
Видимо, Бьорнсен думал, что она, как дочь Пола, должна знать эти тонкости. Господи, она уже напортачила.
– Конечно, – ответила Дарби, оправдываясь, – но я подумала, после долгого перелета ты мог проголодаться. В конце концов, еда в самолетах – отнюдь не деликатес. А шеф-повар моего отца...
– Великолепен, я уверен в этом. Так же как и тот, что работает в моем личном самолете.
У него был самолет для трансконтинентальных перелетов? Как она могла догадаться? Снова недостаток информации. Пеппер сказала ей, когда прилетает самолет и о дальнейшем расписании. Она настаивала, что гость должен хорошо провести время, ничего такого под этим не подразумевая. Но уверена она не была. Пеппер придется многое ей потом объяснить.
Пока Стефан спокойно отвечал ей, в его глазах светился неподдельный интерес. Будто кот, наблюдающий за мышью. Перед тем как наброситься на нее. Дарби чувствовала себя не в своей тарелке. Он разоблачал ее и как радушную спутницу, и как женщину. Дарби не знала, что из этого хуже. На что он надеется? Выискивает ли он ее слабые стороны просто в надежде выгадать побольше от сделки с отцом? Или чтобы приятно провести время в ожидании его?
Годами наблюдая за животными, она неплохо научилась разбираться в характерах. Четвероногих и двуногих существ. И Дарби могла поспорить на свою ферму, что двуногое существо перед ней считает женщин слабым полом. Значит, кошки-мышки – это его способ добиться наилучшего результата. Возможно, он уже осознал – весьма правильно, – что план, разработанный им для Пеппер, не подходит для ее старшей сестры.
Мистер Бьорнсен пока не знает, но очень скоро узнает, что Дармилла Беатрис Ландон не играет в игры. Потому чихала она на сделку. Как чихала и на возможность провести время с этим божьим даром для женской половины человечества.
Она вспомнила Шейна. Ситуация, конечно, была совершенно другая. Сравнивать Стефана с ним было все равно что сравнивать изящный гоночный автомобиль с горячим мускулистым жеребцом. Один утончен и изыскан. Другой полон сил и уверенности в себе. Так-так. Быть может, она тоже становится важной персоной.
Дарби подавила улыбку, повернувшись к Стефану, чтобы следовать за шофером к машине. И если ее походка была чуть более важной, чем следовало бы, – пусть будет так. Если ей нужно быть принцессой, хорошо – она будет Золушкой с характером. В этом ее сила.
И если кто-то хотел ее использовать как слабую девочку, то он явно связался не с той женщиной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правила Золушки - Кауфман Донна



прекрасный роман! супер!
Правила Золушки - Кауфман Доннакона
8.04.2013, 5.37





Жизнь не сказка-мы не Золушки.В жизни принца найти не легко.Поэтому нам остается читать о прекрасном и верить что так бывает...!Роман понравился.
Правила Золушки - Кауфман ДоннаНюта
8.04.2013, 13.05





Сказочная сказка.
Правила Золушки - Кауфман Доннаиришка
27.07.2014, 22.50





Золушка просто класс согласны
Правила Золушки - Кауфман ДоннаВироника
3.02.2015, 16.10





Чушь.
Правила Золушки - Кауфман ДоннаВ.
6.02.2015, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100