Читать онлайн Правила Золушки, автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правила Золушки - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правила Золушки - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правила Золушки - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Правила Золушки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Правило№ 13
У тебя всегда будут враги, вне зависимости от того, как ты себя ведешь.
Успех вызывает зависть.
Поэтому относись ко всем с уважением, не обращая внимания на их социальный статус.
Далеко не всегда «большой» человек является причиной твоих проблем.
Или источником поддержки.
Как враги, так и друзья могут быть совершенно различными по своему значению, происхождению и размеру кошелька.
Мерседес
– Закончилось белое «Шамболь-Мюзини»? – повторил Шейн, затягивая пояс халата. – Бог ты мой, что же ты мне сразу не сказал?
Человек сделал лицо мученика.
– Я пытался, сэр. Я несколько раз стучал вам в дверь.
Шейн поднял руку.
– Шучу.
– Прошу прощения, сэр?
Тот вздохнул. Неужели ни у кого из бабушкиной прислуги не было чувства юмора?
– Могу я спросить тебя?
– Да, сэр.
– Почему ты нанялся сюда? Тебе было сложно найти работу?
– Прошу прощения, сэр?
Шейн подавил желание пасть перед ним на колени и умолять, чтобы он перестал извиняться. И чтобы он, бога ради, перестал называть его «сэр». Но это лишь усложнит ситуацию.
– Тебе нравится твоя должность? Теперь человек заволновался не на шутку.
– Ни на что жалоб нет, сэр. Обещаю, в следующий раз я постараюсь...
– Господи, – пробормотал Шейн про себя. – Хватит. – Он убрал волосы со лба. – Так значит, людям не хватает вина, да? Сколько других сортов поданы?
– Семь, сэр. Но это вино предназначалось специально для Фойе-гран-канапе, сэр.
– Ах. – Шейн почесал щеку. – Этим людям повидать бы настоящей жизни. Так, ладно, проехали. – Несмотря на лучший в его жизни секс, он почувствовал, как возвращается его старая головная боль. – Скажи распорядителю, пусть подает «Кул-эйд», вот и все.
– Кул... эйд? – Молодой человек был сбит с толку.
– Ты никогда не слышал о... – Шейн пощипал себя за кончик носа. – Неважно. Просто скажи, чтобы подавали все, что есть в меню.
– Из наших собственных подвалов?
– А откуда еще? Конечно, из наших собственных подвалов!
– Это из личной коллекции миссис Морган, сэр. Вино, предназначенное для сегодняшнего праздника, было заказано несколько месяцев назад. Мы не предполагали, что «Мюзини» так понравится гостям. Нужно ваше подтверждение, чтобы сообщить управляющему и приказать...
– Но у нас же есть вино в подвале? Превосходное вино, так?
– Да, сэр, наилучшее, но...
– Тогда сообщи тому, кто отвечает за вино...
– Это Хайес, сэр, он за это отвечает.
– Точно. Скажи Хайесу, что я распорядился достать из подвала то вино, какое он сам сочтет нужным. Такое количество, какое он сочтет нужным.
Глаза юноши расширились от удивления.
– Вы уверены, сэр? Миссис Морган всегда строго запрещала...
– Миссис Морган больше нет с нами. А я не вижу причины, почему нескольким бутылкам нужно томиться в темном подвале, когда их можно достать и откупорить. Для этого и стоит хранить вино, правильно?
От изумления у парня открылся рот, будто бы Шейн кощунствовал. Но после в его глазах блеснул огонек, и, насколько понял Шейн, это был огонек уважения. Или, может, он понял, что будет первым, кто скажет дворецкому Хайесу: «Динь-дон, ведьма умерла». Как бы то ни было, молодой человек впервые улыбнулся.
– Да, сэр.
– Это все? – спросил Шейн, прислушиваясь к шуму воды в ванной. Он мог пойти помыться вместе с Дарби, чтобы как-то примириться с потерей бесценного вина.
– Столько вина, сколько нужно? – уточнил парень.
Шейн кивнул.
– Какое вино, по-твоему, самое дорогое?
– О, не знаю, сэр. Но миссис Морган очень гордилась своей коллекцией. Некоторые бутылки очень редкие.
– Отлично. С них и начнем.
От удивления парень утратил дар речи, но сделал попытку прийти в себя, увидев улыбку Шейна.
– Ты что-то еще хочешь у меня спросить?
– Н-нет, сэр. – Он чуть помедлил, потом, видно, понял, что может идти и что других указаний не будет. – Сейчас сделаю, сэр, – выговорил он, сияя, и убежал.
Что же Александра сделала с этими людьми, что они такие пугливые? Шейн уже собирался закрыть дверь и присоединиться к Дарби в душе, когда еще один человек вывернул из-за угла.
Он махнул рукой, чтобы Шейн его заметил.
– Сэр! Сэр!
Шейн простонал и ткнулся лбом в дверной косяк. Надо было захлопнуть ее. Немедленно. Старик притормозил у двери, прежде чем Шейн смог ее закрыть.
– Слава богу, я нашел вас, сэр. У нас проблемы с музыкантами.
Его британский акцент и неловкие движения напомнили Шейну армейских офицеров. Он постарался придать своему лицу озабоченное выражение.
– С музыкантами?
– Им было отведено место у фонтана в конце первой террасы, а теперь они говорят, что им сказали пройти в дом, хотя это, несомненно, не может быть правдой.
Шейн продолжал смотреть на него. Мужчина откашлялся, поправил узел галстука и отклонился.
– Что с ними делать? Мы можем аннулировать их контракт, но тогда лишимся струнной кантаты на закате.
Шейн прижал руки к груди.
– Ужасы какие.
Человек мгновенно кивнул, но потом помедлил, соображая, что слова хозяина не были искренними.
Шейну больше понравился юноша. Он, по крайней мере, был небезнадежен.
– А мы не можем просто вытащить пару колонок и подождать, пока кто-нибудь не поставит музыку? – Слуга смотрел на него так, будто Шейн говорил на другом языке. – По правде... как тебя зовут?
Адамово яблоко старика дернулось, когда он судорожно сглотнул.
– Траскер, сэр. Шейн улыбнулся.
– Траскер, приятно с тобой познакомиться. Слушай, между нами, мне лично все равно, где они будут играть. Если есть контракт, покажи его музыкантам, а если те не согласятся, пусть проваливают. Если в контракте этого не сказано, пусть играют там, где хотят.
Траскер беспокойно кивнул.
– Да, сэр, но...
– Никаких но, Траскер. – Он выглянул в коридор и убедился, что больше там никого нет, затем снова посмотрел на армейского старика. – И еще: если найдешь музыкальный центр и включишь его у пруда на нижней террасе, тебе причитается. Кантата на закате и «Лед Зеппелин» под звездами. – Он ухмыльнулся. – Вот это, я понимаю, праздник, а?
– А, да, сэр. В самом деле, вы правы. – Траскер отступил и посмотрел на Шейна внимательно: не сошел ли тот с ума?
Судя по всему, скоро сюда прибудет бригада из ближайшей психушки, и шансов упросить Дарби остаться больше не будет.
– Ну тогда давай, двигай.
Старик кивнул и отвесил легкий поклон, прежде чем пойти прочь.
Шейн удивился, что Александра не натаскала их щелкать при этом каблуками. Может, просто не додумалась? Он покачал головой и закрыл дверь.
– Что это?
Он увидел Дарби, которая стояла на пороге его кабинета, вся мокрая и очаровательная, в банном полотенце, сжимая в руках пачку бумаг. Она наморщила лоб.
– Понятия не имею, – ответил он, пересекая комнату. – Но, знаешь, махровая ткань идет тебе так же, как и шелковая.
– Моей одежде уже ничего не поможет, но это не так важно, ибо лицо и волосы в плачевном состоянии.
Здесь Шейн понял, что со времени их первой встречи в лимузине она впервые выглядит естественно.
– Это смотря у кого ты спрашиваешь.
Дарби хлопнула бумагами его по груди, когда он подошел обнять ее. Он поднял руки и отступил.
– Если тебе от этого станет легче, я позвонил вниз и сказал, чтобы твой багаж доставили сюда. Первым же делом, – быстро добавил Шейн. – Я просто думал, ты захочешь переодеться.
– Благодарю. Но меня сейчас беспокоит даже не это. – Она помахала документами перед его носом.
Шейн был в замешательстве.
– Сказал же, не знаю, что это такое. Где ты это нашла?
– Пыталась разгладить свою одежду. Потом поняла, что мне может помочь только утюг, и пошла искать тебя, но ошиблась дорогой и забрела в кабинет. Я сушила волосы и, не заметив бумаги на полу, поскользнулась на них...
– Ты упала? Ты в порядке?
На секунду Дарби застыла в изумлении, потом улыбнулась.
– Я привыкла падать с лошади, а тебя пугает, что я поскользнулась?
Шейн обнял ее вместе со всеми бумагами, которые девушка держала в руках.
– Все еще забываю, что ты такая крутая, – проговорил он, легонько ущипнув ее за щеку. – Наверное, это из-за того, что я постоянно сталкиваюсь с мягкими и нежными частями твоего тела.
Дарби не пыталась высвободиться.
– Не забывай, что я тоже прекрасно знаю о мягких и нежных частях твоего тела, – многозначительно ответила она.
Шейн разжал руки и сделал шаг назад.
– Ладно, сдаюсь. Что это за бумаги?
Вдруг он неожиданно понял, что это были за бумаги. Перед тем как пойти открывать дверь, он успел нажать кнопку «распечатать», рассчитывая просмотреть материал позже. Дарби поскользнулась на отчетах о Стефане.
– А... Вот что это за бумаги. Дарби уже не улыбалась.
– Так ты знаешь, о чем они? Или, точнее, о ком? Почему ты мне не сказал?
– Ты сама сказала, что тебе с ним как-то не очень, да и на меня этот парень не произвел впечатления.
– Это тестостерон в тебе говорит.
– Ха-ха. – Он пожал плечами. – Ну хорошо, есть немного. Знаю, ты не хочешь, чтобы о тебе кто-то заботился, но я должен был выяснить, с кем ты общаешься. Чем это плохо? Он никогда не узнает.
– А я узнала бы об этом? Удивление Шейна было неподдельным.
– Разумеется.
– Даже если в отчетах не было бы ничего такого?
– А там ничего такого? Он всего лишь рядовой шведский бизнесмен с наружностью супергероя из комиксов?
– Ты не читал?
Теперь ухмыльнулся Шейн.
– Мне помешали. Появилось дело поважнее. Ее губы изогнулись, потом девушка покачала головой, окончательно сдавшись, улыбнулась.
– Знаешь, ты просто...
Он схватил Дарби за руку и привлек к себе.
– Восхитительный? Замечательный? Незабываемый?
– Я отказываюсь отвечать, чтобы ты не очень задирал нос.
Шейн прижал ее крепче и потянул пояс халата.
– Так, поподробнее, пожалуйста: чей нос в опасности?
Дарби закатила глаза, откинула голову назад и позволила его рукам пробраться под полотенце и исследовать ее все еще влажное тело.
– В первый раз у меня не было других дел. Но сейчас определенно не стоит это повторять.
– Ты просто недооцениваешь саму себя, – пробормотал Шейн, лаская шею девушки. – На самом деле я бы потратил всю свою жизнь, доказывая тебе это.
Дарби было расслабилась, потом пришла в себя и оттолкнула его.
– Нет-нет, я не могу. Мы уже и так далеко зашли. – Она откинула волосы и закуталась в полотенце.
Шейн сложил руки на груди, зная, что не стоит любоваться ее волнением, но не мог отказать себе в этом редком удовольствии.
– Но мы знаем, что, если бы не сотня незнакомых людей там, внизу, ты бы никуда не ушла.
Ее прекрасная озорная ухмылка поразила его.
– Как дважды два.
Он решительно хлопнул в ладоши.
– Вот и все, вечеринка окончена. – Он пошел к столу. – Сейчас позвоню вниз, чтобы все собирали вещички и разъезжались по домам.
– Очень смешно. Поверь мне, я была бы рада этому, но мы оба знаем...
Шейн развернулся и сказал:
– Хочешь знать, что знаю я? – Он намеревался сказать это шутливым тоном, но слова вышли на удивление серьезными. – А?
Он начал говорить ей то, что хотел сказать. Что она была совершенно другая, что он знал это до того, как они занялись изумительным, меняющим всю жизнь сексом. Он знал это еще в лимузине. Знал до того, как прикоснулся к ней, как поцеловал ее. Он хотел выяснить больше. Хотел попытаться сделать ее счастливой. Это было в новинку для него, так как раньше он заботился только о своем счастье. Так жить было гораздо легче.
Но, несмотря на все его старания, жизнь стала гораздо сложнее, и он ничего с этим не мог поделать. Так почему бы не усложнить ее еще немного?
Сейчас не время вкладывать в слова все те чувства, которые она в нем пробуждает. Такому времени, видно, не суждено прийти вовсе. Кроме того, она наверняка думала, что дело только в сексе и что он говорил одно и то же всем женщинам, с которыми переспал. А в действительности он никогда ничего подобного не говорил. До этого момента.
– Я хотел бы, чтобы не было никакой вечеринки, никакого наследства, никакого шведского богача, – объяснял он ей и себе. – Я предпочел бы, чтобы мы встретились с тобой по пути в аэропорт, где угодно, только не здесь.
Дарби улыбнулась этим словам.
– Как и я полетела бы куда угодно, только не сюда.
– Дарби... – На его лице застыло странное выражение, которое она явно не должна была видеть. Или, наоборот, должна.
Уже не улыбаясь, Дарби скрестила руки на груди.
– Ты же понимаешь, что, когда вечеринка закончится, это закончится тоже, так?
Он шагнул ближе.
– Что это?
– Нужно объяснять?
– На самом деле я бы не хотел этого слышать. Не хотел бы, чтобы кто-то из нас это делал. Я постоянно перехожу границы.
– Потому что плыть по течению легче, да? – спросила девушка. – Просто идти куда глаза глядят.
– Вот именно. Дарби, слушай, я... Она подняла руку.
– Вот именно потому... то, что мы... что сейчас происходит – просто не может продолжаться. – Она вымученно улыбнулась. – Мы оба изгои. Но ты – странник, а я привыкла сидеть на одном месте.
– Но...
– Я знаю, тебе сейчас нелегко приходится, столько решений нужно принять. Но скажи честно, после всей этой заварушки ты собирался махнуть куда-нибудь? Как только будет принято последнее решение, можешь поклясться, что ты не улетишь на первом же самолете... туда, куда захочешь?
Вариации на эту тему он слышал от Хола. Тогда они ему не понравились, но это было еще хуже. Может, потому, что она не обвиняла его ни в чем, не осуждала. Не по-настоящему. Она просто излагала доступные ей факты так, как их видела. Такими, какими они и были. Но одно дело, когда Шейн слышал их от Хола, чувствуя его боль, его разочарование, обнаруживая, что затеваются махинации в «Морган индастриз», и совершенно другое дело, когда он терял самого себя между загорелых бедер Дарби! во втором случае факты таяли, менялись и куда-то уплывали. Куда, он понятия не имел, А теперь ему приходится защищаться и параллельно во всем разбираться.
– Так ты из тех, кто хочет, чтобы я попросил прощения за жизнь, которая делает меня счастливым?
– Нет, не из тех, Я в последнюю очередь стала бы критиковать кого-то за то, что он убегает прочь и ищет для себя счастливой жизни.
– Ты? Почему?
– Помнишь, я тебе рассказывала о своей сестре, когда мы только познакомились? Почему я отвечаю за нее, почему все это делаю – я чувствую ответственность. Меня не было рядом, когда ей кто-то был нужен, Не было потому, что я убежала из дома, Я была подростком, когда умерла наша мать, но Пеппер была совсем маленькой, А с моим отцом шутки плохи. – Дарби запнулась, закусила нижнюю губу, тряхнула плечами и продолжала; – У нас с отцом отношения были все хуже и хуже, и, когда дед предложил мне пожить у него, я не стала раздумывать, Зная, что оставляю Пеппер одну в доме, полном прислуги, Но я убежала и...
– ...Была счастлива, – закончил он за нее, Шейн приблизился к девушке, взял бумаги и швырнул их на кресло. – Подойди ко мне.
– Это глупо, – проговорила Дарби трясущимися губами, собираясь заплакать, – Я все уже давно решила, – Он крепко обнял ее, – Пеппер знала, почему я так сделала, она не обижается на меня, На самом деле ей нравится жить с отцом. Но это не значит, что ей не нужен кто-то, кем мой отец никогда не смог бы стать. Никогда, – Она шмыгнула несом, уткнувшись в его плечо.
Шейн приподнял ее голову и посмотрел в лицо.
– Так вот в чем дело сейчас?
– Сейчас? – нахмурилась девушка, по ее щеке скатилась слеза.
Как же она ненавидит терять самообладание, подумал Шейн, Она привыкла вce контролировать с самого раннего детства, Он знал, только не думал об этом. Про ее сестру, с которой она поменялась местами, Но теперь он мог думать только о том, как эффектно она ему уступила, как легко потеряла контроль над собой, С ним. Для него. Это ли не добрый знак?
Забывать об атом он не собирался, Как и говорить об этом.
– Да, – пробормотал он, кусая ее за нижнюю губу и легонько целуя, – Сейчас, – повторил он, касаясь рта, и снова поцеловал девушку.
Дарби сжала руки, Шейн подумал, что она сейчас оттолкнет его, но она, вздохнув, расслабилась и отдалась ощущению, которое возникало каждый pas, когда они встречались. Это было нечто большее, чем вспышка эмоций, чем животное влечение, Скорее, это напоминало что-то из детства, когда неописуемые чувства в твоей душе были доступны другому человеку.
Шейн покачал головой и улыбнулся, оторвавшись от ее губ.
– Дело не в том, что я странник, а ты привыкла видеть на одном месте. Мм оба прячемся Оба беглецы: и я, и ты, Твое убежище – ранчо в Монтане, мое – где угодно, только не здесь. – Он погладил ее по щеке. – Особой разницы нет. Может, в этом все дело. Эта... связь, которую мы чувствуем.
Дарби улыбнулась, потом сделалась чуть серьезнее, хотя ее глаза сверкали.
– А я думала, что все дело в потрясающем сексе. Шейн коснулся ее губ кончиками пальцев.
– Такой потрясающий секс всегда имеет место, когда есть еще нечто большее.
– Это ты понял еще тогда, в гамаке? Он прижал палец к ее губам.
– Нет, это я понял сегодня.
Глаза девушки потемнели, потом закрылись, когда их губы встретились, и язык Шейна проник в нее, пытаясь объяснить что-то, призывая к чему-то.
Дарби не стала ждать, она целиком поддалась его порыву. Она гладила волосы Шейна, крепко сжимала его голову. Так же крепко, как он держал ее, требуя того же, что требовал он.
Когда они наконец вынырнули на поверхность, оба тяжело дышали, будто опять занимались любовью. Странно, но Шейн чувствовал, что так оно и было.
Он приник лбом к ее лбу.
– Ты, по крайней мере, не сбежишь прежде, чем мы поговорим об этом еще раз?
Девушка кивнула.
– Спасибо тебе, – произнесла она, помолчав.
– За что?
– За заботу. Этого достаточно. – Дарби подняла голову и кивнула в сторону кресла. – За этот отчет.
– Это не просто из-за ревности.
Она вздохнула и высвободилась из его объятий, убирая волосы назад.
– Знаю.
– Они что-то про него раскопали?
Шейн поднял пачку листов и стал раскладывать их по порядку.
– Не особо. Видимо, потому, что раскапывать было нечего.
Он замер, затем посмотрел на нее.
– Что это значит?
– Согласно их отчету, на Бьорнсена ничего не было. По обычным каналам они нашли только его адрес и ничего больше. Тогда они копнули чуть глубже.
– И?
Она пожала плечами.
– Не знаю точно. Стефан тот, за кого себя выдает, – богатый бизнесмен, дела по всему миру, в основном связанные с промышленностью, что подтверждают многочисленные счета в швейцарских банках. Разумеется, они не смогли выяснить, сколько у него денег, но, судя по тому, что Бьорнсен прилетел сюда на личном самолете, это немалые суммы. Однако ребята из «Диггеров» узнали подробности его последнего проекта. – Дарби протянула Шейну распечатку. – Несколько электронных писем, которые он получил перед отъездом из Европы. И я совсем не хочу знать, насколько противозаконно это было сделано.
– Эй, мне сказали, что в Интернете можно нарыть кучу полезной информации о людях. – Шейн покосился на бумаги. – Может, он и есть тот, за кого себя выдает. Бизнесмен, который приехал сюда заключить сделку с твоим отцом. Ничего необычного. Тот, кто вращается в подобных кругах, должен заботиться об информационной безопасности. – Он перелистал страницы. – Что у него за сделка с твоим отцом?
– Что-то насчет изумрудов, а что? – ответила Дарби в тот самый момент, когда взгляд Шейна упал на листок бумаги и он прочел два слова: «изумруды» и «Бразилия».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правила Золушки - Кауфман Донна



прекрасный роман! супер!
Правила Золушки - Кауфман Доннакона
8.04.2013, 5.37





Жизнь не сказка-мы не Золушки.В жизни принца найти не легко.Поэтому нам остается читать о прекрасном и верить что так бывает...!Роман понравился.
Правила Золушки - Кауфман ДоннаНюта
8.04.2013, 13.05





Сказочная сказка.
Правила Золушки - Кауфман Доннаиришка
27.07.2014, 22.50





Золушка просто класс согласны
Правила Золушки - Кауфман ДоннаВироника
3.02.2015, 16.10





Чушь.
Правила Золушки - Кауфман ДоннаВ.
6.02.2015, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100