Читать онлайн Правила Золушки, автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Правила Золушки - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Правила Золушки - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Правила Золушки - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Правила Золушки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Правило № 12
Источником уверенности могут быть разные вещи.
Повышение по службе.
Модная прическа или умопомрачительные туфли.
Все что угодно – от важных деталей до совершенно незначительных.
Однако незначительные на первый взгляд вещи могут быть такими же действенными, как и те, что бросаются в глаза.
Но какая разница, если результат один и тот же?
Аврора
Дарби никогда не считала себя сексуально озабоченной женщиной. Но стоило Шейну только улыбнуться, и она была готова содрать одежду. Или позволить ему сделать это. Причем зубами. Она здесь, наверху, в комнате Шейна, еще один поцелуй – и она кончит, наплевать, что двумя этажами ниже топчутся сотни незнакомых людей.
Но Дарби старалась не думать об этом.
Его губы... Почему она пыталась убедить себя, что его улыбка не сможет опять ее соблазнить, что его поцелуи не будут такими пылкими, что Шейн – просто милый парень и у них нет ничего общего? Она была здесь. Опять. И через пять минут ей никуда не надо будет идти. Она, полуобнаженная, лежала перед ним.
Она знала ответ. Поцелуи Шейна были не просто опьяняющими, они были как наркотик. Его улыбка была не просто красивой, она была обещающей, ободряющей. Впереди – бесшабашные дни, полные безудержного секса. Вот почему она не набросилась тогда на Стефана. Он тоже заводил ее, но, когда Дарби думала о сексе с ним, швед представлялся ей прохладным и сдержанным. А с Шейном ей было легко и весело.
Неужели ей так не хватало веселья? Хорошо проведенного времени? Она же не была похожа на Пеппер, которая готова на все. Она была непоколебимой, уравновешенной. Постоянной. Надежной. У нее никогда не было дикого необузданного секса.
Определенно, Шейн был никудышным Прекрасным Принцем. И на Рыцаря на белом коне он тоже не похож. Но что с того? В жизни каждой женщины должен быть хотя бы один проказник, правильно? Тот, в чьем присутствии она теряет голову. Это же не значит, что Дарби тут же начнет гоняться по всему миру за футбольными звездами или за принцами каких-нибудь крошечных средиземноморских королевств. Или за мягкими расчетливыми охотниками за изумрудами с мальчишескими ямочками на щеках.
От одного «плохого парня» вреда не будет. Как же еще узнать своего Рыцаря на белом коне, когда тот явится?
Шейн взял ее лицо в ладони. Дарби отдалась ему целиком, он целовал ее, как хотел. Он провел руками по ее спине, буквально одним прикосновением расстегнул крючочки бюстгальтера и стянул его вниз, на бедра. Она тихонько застонала, двигая бедрами в одном ритме с ним.
Бог ты мой! Прекрасному Принцу было чем гордиться.
Страсть, которую он пробуждал в ней, поражала ее. Его поцелуи, его руки, его мускулистое крепкое тело, обещавшее ей так много... и этого было недостаточно. Дарби хотела большего. Сейчас, скорее, прямо сейчас! Ощущения были первобытными. Сильными. Всепоглощающими.
Шейн оторвался от ее рта, оставляя следы размазанной помады.
– Кто бы мог подумать, – прошептала девушка, задыхаясь, – это действительно твой цвет.
Он посмотрел на нее, весь перемазанный губной помадой.
– Надо будет подумать.
Шейн долго смотрел ей прямо в глаза, потом стал целовать ее живот.
Она снова застонала, выгнувшись дугой на полу, наслаждаясь обуревавшими ее чувствами. Она всем телом потянулась к нему, когда он зубами стянул с нее лифчик. Охрипшим от возбуждения голосом он прошептал:
– Я говорил, как здорово, что ты умеешь ездить верхом?
– Нет, – с трудом выдавила она и задохнулась, когда его губы коснулись ее обнаженной груди. – Я рада, что ты... Господи, только не останавливайся. Никогда.
Дарби могла поклясться, что он улыбнулся. Она схватилась за спинку дивана, чтобы не упасть на пол. Кто бы мог подумать, что она такая гибкая?
– На нас слишком много одежды, и мы совсем рядом с кроватью, – произнес Шейн.
– Я думала о том же.
Он потянул почти незаметную молнию на ее брюках. Дарби не хотела думать о том, как выглядит ее нижнее белье. Наверное, так, будто бы она скомкала его и засунула под подушку. А потом еще дюжину раз попрыгала на этой подушке. Но руки Шейна скользнули ей на бедра, потом вперед, его большие пальцы были уже почти...
– Боже мой, – выдохнула она, когда его пальцы сдвинулись чуть выше, а горячие губы сомкнулись на другом соске. Она склонилась к нему. Сейчас она с удовольствием разрезала бы на мелкие кусочки свой исключительно дорогой туалет. Ну и что, что одни эти брюки стоили столько же, сколько вся ее одежда на целый год? Если вы испытываете оргазм от одного только прикосновения кончиков пальцев, некоторые вещи становятся уже не столь важными.
– Нужно прекращать такие встречи, – прошептал Шейн.
– Гораздо лучше, чем ничего, – ответила Дарби и застонала от разочарования: он остановился и усадил ее на колено.
– Подожди.
– Почему? – спросила Дарби. – Ты что-то услышал?
– Нет. Просто подожди.
Он обхватил ее ногами свою талию, затем встал, и девушка схватилась за него.
– Лимузины тоже ничего, – сказал Шейн, покрывая частыми поцелуями ее шею и плечи. – Я теперь, наверное, всю жизнь возбуждаться буду, проходя мимо примерочных. – Он ущипнул ее за ушко, просунул руку ей под зад и крепче прижал ее к себе. – Но по сравнению с большой мягкой постелью все это – ничто.
– И ты еще называешь себя искателем приключений? Мистер Бывалый Путешественник.
Дарби обхватила его за шею и поразилась, что Шейн несет ее так легко, как клочок сена.
– Вот именно, – ответил он и укусил ее шею, отчего Дарби издала очень нетипичный для себя девический визг, несказанно позабавивший Шейна. – Поэтому я знаю, что кровати гораздо лучше. Хотя один раз в гамаке...
Она прикусила его нижнюю губу и нежно провела по ней языком. Надежный способ заставить его замолчать.
Шейн захлопнул за собой дверь второй комнаты, вероятнее всего, своей спальни, потому что Дарби не отрываясь смотрела на него. Все равно в любой комнате интереснее всего будет этот мужчина, так зачем терять время?
– Ты не хочешь услышать историю с гамаком? – Он сдвинул ее немного ниже, медленно стягивая с нее брюки.
Дарби схватила его за пояс и притянула ближе.
– Если только автор сам не покажет, как это было.
Он удивленно поднял брови, когда она расстегивала его ширинку. Брюки упали на пол. За ними последовала и рубашка.
– Кажется, что-нибудь можно придумать.
– Позже. – Дарби толкнула его на кровать.
– Разумеется.
Шейн схватил пачку презервативов, купленную накануне, рассыпая их по кровати. Дарби перекатила Шейна на спину и уселась на него верхом, прижав запястья любовника к постели.
– Всегда восхищалась мужчинами, которые все планируют наперед, – сказала она, затем взяла презерватив и разорвала обертку зубами.
Шейн был очень удивлен, но освободиться не пытался.
– Я говорил, что бороться с высокими прекрасными наездницами – мое любимое занятие летними днями?
Она улыбнулась.
– Что, это вошло у тебя в привычку? Улыбка Шейна была еще шире. Он покачал головой:
– Нет, входит прямо сейчас.
У него вырвался долгий, долгий стон, когда она медленно раскрутила тонкий латекс. Тогда она наклонилась вперед, чувствуя себя решительной и всемогущей. Ей придавало сил желание в глазах этого сильного, гордого самца, зажатого между ее крепкими бедрами. Она хотела почувствовать его, а он хотел ее.
Грудь Шейна была мягкой, загорелой и мускулистой. Коснувшись языком его соска, Дарби услышала, как Шейн застонал. Он вздрогнул и подался вперед. Дарби легко укусила его за другой сосок. Девушка осыпала влажными поцелуями его грудь, потом перешла на подбородок, потом оттянула нижнюю губу, за которой прятались страстные фантазии, и поцеловала Шейна так, как никто не целовал его в жизни.
Пальцы ее конвульсивно сжимались и разжимались, когда она впилась поцелуем в его губы. Поцеловала так, как ей этого хотелось. Затем еще раз. Он рванул ненавистную шелковую полоску ее трусиков. Она застонала, прижимаясь к нему, чувствуя, как напрягаются мускулы, двигаясь все ближе, ближе.
Девушка опять прикусила его нижнюю губу, опьяненная своей властью, глядя на его неожиданно темные полуприкрытые глаза, персиковые губы, мокрые от ее поцелуев.
– Я предупреждаю тебя, – сказала Дарби с вызывающей улыбкой, – начнешь со мной, и я погублю тебя.
Без предупреждения, единым взмахом он схватил ее за локоть, перевернул девушку на спину и разорвал тонкие трусики. Затем раздвинул ей ноги, приблизил свой рот к ее рту и, прежде чем войти в нее, прошептал:
– Мы уже давно начали, дорогая.
Дарби закричала. Не от боли. Не успел он пошевельнуться, она обхватила его ногами. Он обхватил ее одной рукой за талию, шире развел ее бедра и надавил сильнее. Один толчок. Другой. Он зарычал. Она была на грани, Шейн тоже.
– Дарби, – выдохнул он, и его охрипший голос был требовательным.
Дарби открыла глаза. Выражение неистовства и решительности на лице Шейна мгновенно сменилось улыбкой. Все тот же очаровательный озорник. Но было еще что-то. Надвигающийся оргазм. Дарби не могла отвести глаз от любовника, боясь утратить это ощущение.
– Да? – выдохнула девушка, крепко прижимая его к себе. Черт, он наполнял ее всю.
Улыбка Шейна переросла в ухмылку:
– Позволь мне погубить тебя тоже.
Теперь был ее черед улыбаться, потеснее прижаться к нему и продлить это сладкое, невероятное мгновение.
– Ты уже это сделал.
А потом ей показалось, что наступили одновременно четвертое июля и рождественское утро.
Чувства накатывали на нее словно волны. Она задыхалась, на глаза навернулись слезы, таким сильным было... все это. Она барахталась, пытаясь выплыть из глубин удовольствия, все еще плескавшегося вокруг нее. Наконец ей удалось открыть глаза: Шейн наблюдал за ней как будто с благоговением.
– Что? – спросила Дарби, зная, что ей сейчас должно быть неловко, но на это было наплевать. – Я что, слишком громко кричала?
Шейн просто покачал головой. Медленно. И продолжал смотреть.
А потом он пошевелился, совсем чуть-чуть, и она вдруг поняла, что он все еще внутри нее. И тут наконец взрыв, о котором она на минуту забыла, произошел. Она сейчас была настолько чувствительной, что кончила бы, даже если бы он просто вздохнул. Интересно, можно ли умереть от оргазма?
Тело Шейна дернулось, хотя по всему было видно, что он изо всех сил старается не двигаться. На Дарби снова накатила волна наслаждения, и она решила, что всем когда-то придется умереть. По крайней мере, она отойдет в мир иной с выражением крайнего удовольствия на лице. Большего и не надо.
– Ты очаровательна, – серьезно сказал Шейн. – Ты хоть представляешь, как ты выглядишь, когда кончаешь?
Она засмеялась, потом застонала, потому что даже такое незначительное движение вызвало запуск очередной маленькой ракеты.
– Обычно я в этот момент далеко от зеркала, так что нет, не представляю, – ответила девушка, понимая, как тяжело ему было сдерживаться. – Но мне нравится, как выглядишь ты.
Она поерзала, готовая умереть от невероятно продолжительного оргазма, если при этом ей удастся доставить ему такое же наслаждение. Но он крепко сжал ее бедрами.
– Не надо. Пока не надо.
– Это что, тест? Или проверка?
Он опять покачал головой, не отрывая от нее взгляда.
– Просто не хочу, чтобы закончился этот особенный момент.
Тут сердце Дарби екнуло.
– Никто еще никогда... – Шейн помотал головой и улыбнулся всего чуть-чуть: его челюсти были крепко сжаты от напряжения. Он поднял руку, погладил ее по лицу и наклонился, чтобы подарить девушке самый восхитительный, самый нежный поцелуй в ее жизни.
Сейчас один этот поцелуй в ней все перевернул, Дарби не владела собой. Слезы текли по ее щекам, когда Шейн поднял голову Нежно, так нежно, вот все, о чем она могла думать. А теперь его тело внутри нее было таким напряженным, таким твердым, требовательным. Как можно уберечь свое сердце от такого?
Шейн ухмыльнулся.
– Да. Погублен на всю жизнь. Подожди. Дарби все еще приходила в себя от первого толчка, когда он сделал уже второй и закричал.
Девушка не представляла себе, сколько потом прошло времени. Все вокруг плыло. Это не имело значения. Все еще улыбаясь, она стала возвращаться в реальность. Шейн скатился с нее, она лежала на его груда. Дарби слышала, как стучит его сердце: тук-тук-тук Глаза она не открывала.
Просто не хотела, чтобы закончился этот особенный момент.
Слова Шейна эхом прозвучали в голове Дарби, и она могла ответить только «Аминь».
Потребовалась еще пара секунд, чтобы осознать: это не сердце Шейна стучит, а кто-то колотит в дверь.
– Господин Морган? Вы у себя, сэр?
Шейн поднял голову, как только Дарби поднялась.
– Ты куда? – спросил он сонным голосом.
– Тебя зовут. Стук повторился.
– Господин Морган? Дарби ухмыльнулась.
– Господин Морган, – повторила она, подражая вежливой интонации, – могу поспорить, что тебе это нравится.
Девушка чуть не вскрикнула от неожиданности, когда он притянул ее к себе и перекатился с ней к краю постели.
– Когда это говоришь ты – мне нравится. Она закрыла глаза, чувствуя, как они скользят по гладкому шелку на пол.
– Только в твоих мечтах.
Шейну удалось извернуться и первым оказаться на полу, запутавшись в простынях.
– Я вот что думаю: реальность гораздо веселее. Дарби, пытаясь выскользнуть из его объятий, стала извиваться.
– Да, реальность сейчас будет очень неуютной, если мы не встанем и не оденемся.
Где, черт побери, ее одежда? Она освободила руку, чтобы убрать волосы с лица. Все безнадежно перепуталось. Все, что она знала, – ее одежда разбросана вокруг них.
– Можем спрятаться, – предложил Шейн. – Притворимся, что нас здесь нет.
– Забыл, что ты здесь вроде как вечеринку устраиваешь? Люди заметят, что тебя нет. А может, кто-то уже заметил мое отсутствие.
– О да. Он.
– О да, – подтвердила Дарби, пытаясь не думать о Стефане. – И еще сотни гостей.
– Ну их. Они же не будут тебя провожать домой.
Дарби убрала волосы за уши и внимательно посмотрела на Шейна. Он дразнил ее или на самом деле ревновал? Человек, который мог назначить свидание любой женщине там, внизу?
– Он не будет провожать меня, – напомнила она Шейну. – Мы же здесь на все выходные, забыл?
Стук в дверь прекратился, или они были слишком заняты друг другом и не слышали его. Шейн приник к ее щеке.
– Почему бы тебе не остаться прямо здесь на все выходные?
Он не дал Дарби ответить, закрыв ее рот поцелуем.
Когда Шейн оторвался от ее губ, девушка знала, что нужно сделать, учитывая, что она находится здесь, – выдать какой-нибудь остроумный ответ, который его позабавит, потом выбраться из простыней прежде, чем Шейн уговорит ее продолжить. Вместо этого Дарби удовлетворенно вздохнула и прижалась щекой к его груди.
– Не соблазняй меня.
Но было слишком поздно.
Его руки скользнули под простынями к ее спине. Дарби ждала, что он станет ее гладить, попытается ее соблазнить.
А Шейн просто обнял ее и уткнулся носом в щеку.
– Останься.
Одно слово. Такое искреннее – ни самоуверенности, ни высокомерия. Это слово поразило Дарби прежде, чем она успела приготовиться к обороне.
Девушка поцеловала его, стараясь вложить в поцелуй то, что была не в силах произнести. Она отдала бы что угодно, чтобы все люди, приехавшие на вечеринку, исчезли и они могли быть вдвоем, сколько захотят.
– Я бы очень хотела, – сказала Дарби, уткнувшись ему в плечо.
Молчание слишком затянулось. Дарби даже подумала, не просит ли он ее остаться с ним после вечеринки, после того, как она сыграет роль. Представила, что ответит, если он действительно это скажет. Неожиданно штат Монтана показался ей очень, очень далеким. И это было не так уж и плохо.
Потом стук повторился. Только теперь он донесся откуда-то из-за ее спины. Наверное, была еще одна дверь – из спальни в коридор.
Как унизительно.
– Минуту, – выкрикнул Шейн, продолжая смотреть Дарби в глаза.
Дарби решила, что ей потребуется гораздо больше времени, чтобы привести себя в порядок. Неделя, например.
– Я пойду в другую комнату, – сказал ей Шейн. – Ты можешь одеться здесь, а я посмотрю, что можно сделать с этой напастью... Что самое смешное – как правило, напастью ты считала меня, – добавил он с фирменной улыбочкой.
Она судорожно ухватилась за эту соломинку. Они вернулись к их простым, шутливым отношениям, их обычному обмену колкостями. Только теперь Дарби не была уверена, что сможет притворяться, будто ничего не произошло. Прежде чем задаться вопросом, не думает ли он о том же, девушка быстро выбралась из-под простыней.
– Извини, – сказала она, увидев, как у Шейна перехватило дыхание. – Боюсь, верховая езда не предполагает такой же фации и обаяния при пешей ходьбе.
Шейн схватил конец простыни, когда она вставала. Один рывок – и она голая предстанет перед ним.
– У тебя нет никаких проблем с фацией и обаянием, – сообщил ей Шейн, все еще лежа на полу на белоснежном белье.
Вместо того чтобы поддаться желанию прыгнуть на него сверху, Дарби самым наивыгодным образом откинула назад волосы, хотя спутанные пряди вовсе не захотели лечь, как это было задумано. Затем живо подмигнула Шейну и пошла аккуратной, выверенной походкой выпускницы «Хрустальной туфельки».
Надеясь только, что дверь, к которой она направляется таким элегантным образом, ведет в ванную комнату, а не в шкаф или в коридор.
Когда девушка открыла эту дверь изящным движением и с радостью увидела сверкающий кафель, Шейн зааплодировал. Борясь со смехом, Дарби развернулась, сделала реверанс, который порадовал бы даже королеву, ухмыльнулась и захлопнула дверь.
– О, Дармилла Беатрис, – прошептала девушка, откинувшись и чувствуя слабость в коленях. – Что же ты натворила?
Шейн был прекрасен во всем. С ним она переставала быть собой. Или, может быть, наоборот, становилась собой. Не Дармиллой, дочерью Пола Ландона Третьего. Не Дарби, бежавшей от богатства и живущей на ранчо. Самой собой. Она вскинула голову и увидела свое отражение в зеркале напротив двери. Волосы были растрепаны его руками, тело горело от его ласк.
Она выглядела как настоящая женщина. Искусственные украшения не имели значения. Женшина, которая смотрела на нее из зеркала, была на сто процентов настоящая.
И эта женщина хотела большего. От Шейна. От самой себя. Если бы только время могло остановиться. Чтобы не было никакого дома, никаких лошадей, никакой сестры или отца.
Дарби поняла, что выполнить обещание сестре будет очень сложно.
Нужно было пойти, найти Стефана и сказать, что она больше так не может. Это не для нее. Развлекать Стефана, зная, что отец снова появится в ее жизни менее чем через сорок восемь часов.
Мысль о том, что улыбающегося, веселого, сексуального Шейна не будет рядом с ней, была невыносима. Хотя, по идее, после оргазма можно было бы размышлять более трезво.
Или нет. Два дня. Вот все, что у них было. После этого она отправится домой, а Шейн будет только приятным воспоминанием. Очень приятным воспоминанием. Так что могло ей навредить?
Дарби покачала головой, грустно улыбаясь.
– Все так фигово.
Но, когда девушка стала под душ, намылила тело, вымыла голову, она уже чувствовала себя по-другому. Ощущение новых возможностей переполняло ее. И она их не упустит, не важно, что может случиться за эти два дня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Правила Золушки - Кауфман Донна



прекрасный роман! супер!
Правила Золушки - Кауфман Доннакона
8.04.2013, 5.37





Жизнь не сказка-мы не Золушки.В жизни принца найти не легко.Поэтому нам остается читать о прекрасном и верить что так бывает...!Роман понравился.
Правила Золушки - Кауфман ДоннаНюта
8.04.2013, 13.05





Сказочная сказка.
Правила Золушки - Кауфман Доннаиришка
27.07.2014, 22.50





Золушка просто класс согласны
Правила Золушки - Кауфман ДоннаВироника
3.02.2015, 16.10





Чушь.
Правила Золушки - Кауфман ДоннаВ.
6.02.2015, 18.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100