Читать онлайн Попробуй догони, автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Попробуй догони - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 167)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Попробуй догони - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Попробуй догони - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Попробуй догони

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Преодолевая очередной пригорок, Таггарт был вынужден включить «дворники» на полную мощь: дождь, хлеставший по лобовому стеклу, сменился мокрым снегом.
Он прилетел в Глазго в одиннадцать утра, не выспавшийся и утомленный долгим перелетом из Америки. Вздремнуть в самолете ему не удалось, мало того, он с трудом смог спокойно сидеть в кресле, хотя другие пассажиры крепко спали, пока их лайнер летел над Атлантическим океаном. Волнение Таггарта перед первой встречей с Мойрой Синклер было настолько велико, что он в конце концов не выдержал и стал перечитывать ее письма.
Джейс постоянно подтрунивал над ним по поводу Мойры, намекая на то, что он влюбился в подружку их папаши по переписке. Таггарт отметал эти нелепые обвинения брата и горячо доказывал ему, что он вовсе не мазохист, изнуряющий себя до исступления перечитыванием писем незнакомки, адресованных его отцу, но в душе признавал, что прозорливый братец не так уж и далек от истины. Мойра Синклер действительно заинтриговала его.
Несомненно, только отчаянные обстоятельства могли заставить ее отказаться от своего наследства в пользу незнакомца. Анализируя ее письма, Таггарт пришел к выводу, что она сама обратилась к его отцу с деловым предложением. Ведь Таггарт-старший наверняка даже понятия не имел об этом шотландском поместье. Не мог же он настолько измениться на старости лет, чтобы начать изучать свою родословную и докапываться до самых глубоких своих корней! В равной мере трудно было себе представить, что именно толкнуло старика на покупку старинного шотландского замка. Разве что он спятил под конец.
Так или иначе, но из писем Мойры следовало, что к тому замку имеют самое непосредственное отношение далекие предки нынешних обитателей Рогз-Холлоу, трое основателей этого городка – Тиг Морган, Айан Синклер и Дугал Рамзи. Сама же Мойра, как догадался Таггарт, являлась дальней родственницей Айана, что означало, что она имела на Баллантре те же наследственные права, что и он.
Каким-то необъяснимым образом ей удалось заинтересовать Таггарта Моргана-старшего в сохранении руин их общего родового гнезда вместе со всеми прилегающими к нему участками земли и деревнями. Будь Таггарт-младший законченным циником, он бы наверняка подумал, что хитрая шотландка нашла себе дойную корову в лице выжившего из ума папочки, наивно поверившего выдуманным ею сказочкам.
Однако после углубленного прочтения всех ее писем Таггарт-младший утвердился во мнении, что она полна решимости сохранить их общее историческое наследие, изыскать любым путем для этого средства и вселить в своего партнера то же чувство сопричастности к Баллантре, какое испытывает сама. Ради осуществления своей благородной миссии Мойра даже была готова поступиться своими вероятными законными правами на поместье.
Разумеется, это могло быть всего лишь уловкой, призванной исключить любое поползновение Таггарта пойти на попятную и уступить кому-то взятые им на себя обязательства. Новый же владелец замка вполне мог бы и воспротивиться пребыванию Мойры на его территории. Пока же ей позволялось не только обитать под той же крышей, что и прежде, но и присматривать за всем огромным зданием, не неся при этом никакой материальной ответственности за его сохранность. А тем временем реставрационные работы, которые она затеяла, требовали все новых и новых инвестиций, хотя шли ни шатко ни валко.
Впрочем, осуждать ее Таггарт-младший не имел никакого морального права, учитывая, что сам он отказался в пользу брата от своих прав на отчий дом. Теперь ему не требовалось ни ремонтировать свое родовое гнездо, ни поддерживать в нем порядок, ни даже приглядывать за ним. Кто же он после всего этого, если не блудный сын?
Как ни пытался Таггарт рассматривать письма Мойры с позиции циника, ему так и не удалось избавиться от ощущения, что эта шотландка ему более чем симпатична. Ему импонировала ее манера живо, красочно и подробно описывать ежедневную жизнь обитателей поместья, откровенно делиться с адресатом своими заботами, наивно и трогательно мечтать о светлом будущем, забывая о мрачном настоящем. Сопереживая вместе с Мойрой все детально изложенные ею перипетии, Таггарт, сам того не ожидая, сделал эту женщину центральной фигурой всех своих размышлений. Порой ему даже казалось, что он увлечен этой таинственной незнакомкой гораздо сильнее, чем это следовало бы нормальному, здравомыслящему мужчине его возраста. И это его несколько тревожило.
Пока его самолет заходил на посадку, облетая аэропорт назначения, Таггарт не в первый раз задался вопросом, отчего отец и Мойра предпочли электронной почте обыкновенную. Компьютер у отца имелся, но в его почтовом ящике посланий из Шотландии не обнаружилось. Как ни разу не поступило в их дом ни одного звонка оттуда, хотя международные телефонные разговоры теперь стоили совсем не дорого. Видимо, у отца имелись какие-то особые причины хранить до поры секреты своей переписки с обитательницей замка Баллантре в ларце вишневого дерева.
Сумерки уже давно опустились на землю, а Таггарт еще продолжал свой путь по горной дороге. Дробный перестук капель дождя сначала ослаб, а потом и вовсе прекратился. Ливень, грозивший затопить долину, сменился снегопадом. Таггарт сбавил скорость на крутом повороте и, крепче внелившись пальцами в «баранку», впился взглядом в мокрый асфальт. Ему, конечно же, нужно было переждать непогоду в городе, отдохнуть после полета, привыкнуть к местным климатическим условиям, хорошенько выспаться ночью и утром отправиться в путь. Но охватившее беспокойство заставило его сразу же по прибытии взять напрокат автомобиль, купить карту и отправиться в путешествие, прервать которое он решил не раньше, чем совершенно выбьется из сил.
Теперь, когда у него возникла дрожь в руках и рябь в глазах, а пурга крепчала, Таггарт пожалел, что не остановился в Дарнише, последнем городке на его маршруте, где можно было заночевать в мотеле. Однако возвращаться туда было поздно и небезопасно в такую скверную погоду. Рассудив так, он стиснул зубы и вновь сосредоточился на управлении автомобилем, требовавшем от водителя, не привыкшего к левостороннему движению, повышенной внимательности.
Выезжая из Глазго, Таггарт не предполагал, что станет испытывать трудности с вождением на горной дороге, но теперь, после многочасового броска по извилистому коварному серпантину, все чаще ловил себя на желании потянуться к рычагу переключения передачи правой рукой. Спина и шея у него уже давно занемели от перенапряжения, глаза начинали слезиться. «Дворники» едва успевали очищать от липкого снега лобовое стекло. Ситуация с каждой минутой все больше ухудшалась.
Вдобавок вот уже час, как ему не попадало в поле зрения ни дома, ни сарая, хотя на карте местности названия населенных пунктов указывались. Сейчас Таггарт обрадовался бы даже овчарне, но вокруг не отмечалось никаких признаков цивилизации.
Он ухмыльнулся, вспомнив, с каким живым интересом разглядывал поначалу окрестности Глазго, оценивая их с позиции профессионального искателя памятников ушедших эпох. И не будь Таггарт чересчур озабочен предстоявшей ему встречей с Мойрой, он бы наверняка остановился и побродил немного по местности. В раскопках, проводившихся в Уэльсе, он фактически не участвовал, покрутился несколько дней в лагере археологов, сам не понимая зачем, а затем рванул в Перу и застрял там на несколько месяцев.
Он знал, что земля Британии хранит в себе множество тайн, ожидающих своих разгадок. Ведь недаром в эти места так любили наведываться любознательные туристы, привлеченные цветными фотографиями в рекламных проспектах, расхваливающих местные достопримечательности – живописные поля былых сражений, руины крепостей и замков, странные холмы и курганы, причудливые нагромождения камней. При иных обстоятельствах он бы воспользовался возможностью удовлетворить свое любопытство. Ведь в юности загадки истории этого края, населенного племенами пиктов, с их мистическими культовыми обрядами, по-разному толкуемыми современными исследователями, долго не давали ему покоя, постоянно будоража воображение. Он жаждал узнать как можно больше об этом загадочном народе, мечтал изучить его традиции, ритуалы, занятия и устремления, понять жизненные цели, смысл существования и главные ценности людей, населявших Шотландию до нашествия скоттов, англов, саксов, ютов и фризов. Кому-то такие фантазии юноши из обеспеченной американской семьи могли бы показаться странными и даже настораживающими, но Таггарт умел скрывать от посторонних свои тайные помыслы и потому благополучно избежал ярлыка сумасшедшего.
Вот и теперь, очутившись вновь неподалеку от места раскопок в Уэльсе, Таггарт не нуждался в помощи психоаналитика, чтобы понять причину своего скоропалительного решения бежать оттуда за тридевять земель, в страну, расположенную на другой половине земного шара. Он прекрасно понимал и сам, что тогда просто-напросто испугался встречи с демонами из прошлого, в котором обитали его далекие предки. Сейчас же, после смерти отца, он почувствовал, что пора наконец освободиться от своих нелепых страхов и разобраться со своими корнями, уходящими в седую старину. И кто знает, возможно, это не только понравиться ему, но и придаст новый смысл всей его жизни, зашедшей в тупик, как ему все чаще казалось в последнее время.
Но пока ему требовалось просто где-то укрыться от проклятого ненастья, согреться и отдохнуть.
Он включил обогреватель, расправил затекшие плечи и покрутил головой, разминая мышцы шеи. Своему прозрению он был обязан, конечно, Мойре – не прочти он ее вдохновенные послания ее отцу, он бы не совершил столь рискованных поступков. Интересно, подумал он, улыбнувшись, как расценила бы она сама влияние своих писем на жизнь незнакомого ей американца. Пока еще незнакомого, поправил себя он. Вот только обрадуется ли она своему незваному гостю? Может, следовало предупредить ее о своем визите?
Достигнув пика подъема, машина плавно покатилась под уклон, и Таггарт стал осторожно ее притормаживать, опасаясь не вписаться в поворот и сорваться в пропасть. Свет фар едва освещал узкое шоссе, покрытое мглистой пеленой тумана и поземкой. Сердце Таггарта сковало тревожное предчувствие надвигающейся беды. Ему редко доводилось управлять автомобилем в снежную бурю да еще в незнакомой местности. До ближайшего населенного пункта, отмеченного на карте жирной точкой, оставалось еще несколько километров. Таггарт взбодрился, согретый надеждой, что на этот раз поселок не окажется плодом фантазии картографов.
Судя по надписи на дорожном знаке, вскоре попавшемся ему в поле зрения, эта забытая Богом дыра называлась Калит. Насколько комфортными окажутся условия, в которых ему придется скоротать ночь, Таггарта совершенно не волновало – он привык спать в палатке, забравшись в спальный мешок или гамак и укрывшись от назойливых кровососов плотной защитной сеткой. Главное, чтобы теперь ему удалось найти хоть какую-нибудь крышу над головой и чего-нибудь поесть, прежде чем завалиться на боковую. Ну а уж если ему совсем повезет, то обнаружить наутро, что метель сменилась дождем. В этом случае до Баллантре он смог бы добраться уже к полудню.
Но даже после принятия такого, вполне разумного, плана своих дальнейших действий Таггарт испытывал странное желание увидеть старинный замок на рассвете, лучше всего в лучах солнца, чудом пробившегося сквозь сплошную мглистую завесу. Только вот какой прием его ожидает в этой цитадели его предков? Будут ли ему рады? Не разумнее ли сначала найти себе в окрестностях Баллантре какое-нибудь сносное жилье? Окажется ли мисс Синклер гостеприимной хозяйкой? Обострять с ней отношения Таггарту не хотелось, хотя он имел полное право даже выставить домоуправительницу за порог своих владений.
Как ему лучше распорядиться ими, он все еще не решил. Можно было продлить договор с мисс Синклер, нанять кого-то другого на ее место либо одним махом решить все свои проблемы, связанные с поместьем, продав его. Однако ему хотелось прежде еще многое выяснить относительно замка, поэтому он решил не спешить избавляться от него и пожить некоторое время где-то поблизости. Профессиональное чутье подсказывало ему, что здесь он может сделать важное археологическое открытие. На такую мысль его навели занимательные рассказы Мойры о местных нравах и обычаях, об эпизодах истории здешних обитателей, их традициях и привычках.
Читая и перечитывая письма этой одаренной и неординарной женщины, Таггарт возгорелся желанием собрать побольше фактического материла исторического и этнографического характера, тщательно изучить его, отделив подлинные факты от вымышленных, и по крупинкам истины создать объективную картину многовекового существования своего родового гнезда. За время этой исследовательской работы он надеялся получше узнать и мисс Синклер. Конечно, можно было бы расспросить о ней поподробнее Мика, выпытать у него детали и, главное, мотивы заключенной Таггартом-старшим сделки. Но он умышленно отказался от этого шага. Отчасти чтобы не лишать себя удовольствия самому получить в ходе собственных поисков ответы на волнующие его вопросы, но в большей мере из опасения узнать нечто такое, что заставит его отказаться от своей затеи.
Таггарта всерьез беспокоило, уживутся ли они с мисс Синклер под одной крышей. Какой большой та бы ни была. И хватит ли у него духу выгнать ее вон из замка, если к этому его вынудят обстоятельства. Указать ей на порог в день своего приезда Таггарт не осмеливался даже в мыслях.
Как долго он пробудет в Баллантре, он тоже не знал. Но по мере углубления в страну своих предков все сильнее проникался интересом к замку. Об этом свидетельствовала нервная дрожь, не оставлявшая его ни на минуту. Как правило, она охватывала его перед началом новых раскопок. Оставаясь в неведении относительно исхода своего путешествия в Шотландию, Таггарт на всякий случай предупредил своих коллег, оставшихся в Чаккобене, что вернется к ним из отпуска двумя неделями позже.
Он представил свое завтрашнее прибытие в Баллантре и решил, что первым делом все же посетит замок. Шататься по окрестностям было опрометчиво, молва о незнакомце наверняка в одночасье облетит весь поселок. А ему хотелось сделать Мойре сюрприз, неожиданно представ перед ней собственной персоной.
Любопытно, как изменится выражение ее лица, когда она узнает, что разговаривает с новым владельцем поместья? Задавшись этим вопросом, Таггарт слегка растерялся. Только теперь он сообразил, что не знает, как выглядит эта женщина. Воображение нарисовало ему несколько возможных ее портретов. Он представил себе Мойру и молодой энергичной брюнеткой с молочно-белой кожей, и поседевшей дамой преклонного возраста, не утратившей, однако, былого обаяния, Живой блеск в мудрых голубых глазах с морщинками в уголках свидетельствовал о ее большом жизненном опыте, обретенном в ежедневных трудах и заботах о замке и жителях окрестных деревушек. В обоих случаях ее выбрался наружу. Свет фар малолитражки падал в сторону, противоположную темному объекту, перекрывшему шоссе, поэтому разглядеть препятствие хорошенько было трудно, Таггарт собрался с духом, сунул озябшие руки под мышки и начал осторожно подходить к нему поближе.
Снежная крупа немилосердно хлестала путешественника по лицу, его легкие туфли моментально промокли насквозь, и с каждым новым шагом он все больше убеждался, что только болван мог не догадаться надеть зимние ботинки, лежащие теперь в саквояже в недоступном багажнике. Ледяной ветер, завывая, раскачивал верхушки деревьев. Пурга ярилась. Но Таггарт все равно не жалел, что прибыл на землю своих предков.
Рискуя отморозить ноги и, поскользнувшись, скатиться с дороги в черную пропасть, он приблизился к непонятному объекту и наконец увидел, что это маленький грузовичок белого цвета. Задок его торчал из сугроба под странным углом, а передок завис над обрывом. Ангел-хранитель спас Таггарта буквально за миг до верной гибели.
Двигатель пикапа, как это ни удивительно, работал, но ни наружные, ни внутренние огни не горели. Открытый кузов наполовину замело снегом. Решив проверить, жив ли водитель, Таггарт хрипло крикнул:
– Эй там, в кабине! Есть кто-нибудь живой?
Ответом ему стал заунывный вой снежной бури.
Он осторожно подошел к кабине, протер рукавом куртки лобовое стекло, постучал по нему костяшками пальцев и громко воскликнул:
– Не спи, водитель! Замерзнешь! Отзовись!
Не дождавшись ответа, Таггарт наклонился и, прикрыв глаза ладонью, заглянул в кабину. Она была пуста. Тогда он обернулся и внимательно оглядел наполовину заваленный снегом кузов. Не заметив никаких признаков нахождения в нем человеческих тел, он счел исполненным свой христианский долг и побрел, едва передвигая ноги, к своей малолитражке.
Однако тревога за бесследно исчезнувших из белого пикапа людей продолжала точить его сердце. Хорошо, если бедолагам удалось еще засветло, до снегопада, уехать на попутке в город. А если с ними стряслась беда? Впрочем, Господь их не оставит, а ему самому пора заняться собственным спасением.
Первым делом требовалось разгрести у выхлопной трубы мокрый снег. Действовать руками не имело смысла, эффект от этих потуг был бы тот же, как от вычерпывания пригоршнями воды из тонущей лодки. Он пошарил в бардачке, но, кроме атласа местности, малопригодного для рытья сугробов, ничего там не нашел. Вряд ли мог заменить лопатку и резиновый напольный коврик. Таггарт уже собрался было снять с бампера номерной знак, как вдруг ему пришла мысль поискать какой-нибудь инструмент в кузове грузовичка.
И хотя возвращаться к нему Таггарту не хотелось, он заставил себя это сделать: пурга набирала силу, напоминая всем, кого она застала врасплох, что расслабляться смертельно опасно. «Эскорт», взятый Таггартом напрокат, был хорош и на крутых подъемах, и на виражах, но совершенно не пригоден как снегоход. Внедорожника в прокатном пункте не оказалось, очевидно, в этой стране они не пользовались спросом.
Порывшись в куче снега, образовавшейся в кузове пикапа, Таггарт нащупал черенок садового инструмента и с замирающим сердцем вытащил его наружу. К его огорчению, это были грабли. Таггарт продолжил раскопки и был вознагражден за свои усилия киркой и метлой. Последние орудия труда он и решил прихватить с собой, чтобы прочищать рукоятью глушитель, а веником чистить лобовое стекло.
Зажав трофей под мышкой, он вернулся к своей машине и увидел в двух шагах от нее запорошенную снегом женщину, одетую в длиннополую парку, меховые унты и шерстяную вязаную шапочку, натянутую до бровей. Выражая всем своим обликом презрение к бестолковому субъекту противоположного пола, умудрившемуся застрять в сугробе, она язвительно промолвила певучим голосом с легким приятным акцентом:
– Если вы намерены улететь на этой метле в город, то имейте в виду, что срок ее эксплуатации истек еще в прошлом месяце.
Такое начало разговора пробудило к незнакомке у Таггарта живой мужской интерес. Оправившись от первого потрясения, он стукнул черенком об асфальт и заявил:
– Все равно все полеты временно отменены в связи с плохими метеоусловиями. Скажите, пожалуйста, это ваш автомобиль завис над обрывом? Или вы просто вышли прогуляться перед сном?
– Мой сотовый не принимает в кабине сигнал, – ответила незнакомка. – Вот я и пытаюсь найти местечко получше, чтобы попросить о помощи.
– Ну и как? Вам это удалось? – с надеждой в голосе поинтересовался Таггарт, борясь с желанием подойти к ней поближе.
– Очевидно, в данной ситуации мне бы следовало ответить, что сюда вот-вот примчатся мне на подмогу два здоровяка, – сказала незнакомка.
– Не шутите так жестоко с мужчиной, почти отморозившим пальцы на ногах, – жалостливо сказал Таггарт.
Ему показалось, что она улыбнулась, однако в следующий миг включила заднюю передачу и сдала назад, вместо того чтобы броситься в его распростертые объятия.
– Разве я в этом виновата? – кивнув на его автомобиль, спросила она. – Ну и что из того, что у меня не оказалось с собой аварийной лампы? Мне показалось, что мой пикап застрял в сугробе достаточно далеко от дороги. Разве в такой мгле возможно что-либо толком разглядеть? Мне еще повезло, что я выбралась из кабины целой и невредимой!
– А что стряслось?
– На повороте у меня лопнула передняя левая шина. И я едва... – Она осеклась, взглянув через его плечо на свой балансирующий над обрывом грузовичок, вздохнула и зябко повела плечами.
Таггарт сделал еще шаг вперед, не задумываясь о последствиях.
– Стойте на месте! – воскликнула она, вытянув вперед руку.
– Я лишь хотел вам как-то помочь... – пробормотал Таггарт.
– Спасибо, не надо. Не беспокойтесь, я всего лишь немного переволновалась. Что ж, это пройдет, в жизни всякое случается. Простите, ради Бога, что я перегородила дорогу.
Она улыбнулась, и ему захотелось увидеть ее глаза, улыбнуться ей в ответ и продолжить их начавшийся разговор, послушать, как мило она выговаривает слова. Он и не подозревал, что способен возбудиться от чьего-то непривычного произношения знакомых ему слов, и был приятно удивлен, обнаружив у себя такую особенность. Конечно, лучше было бы беседовать в тепле, а не на холодном, пронизывающем до мозга костей ветру.
– Я вас и не виню, – сказал он. – Мне следовало снизить скорость перед поворотом. Но я спешил добраться до города и устроиться там на ночлег.
– Вы, как я догадываюсь, прибыли к нам из Штатов?
Таггарт кивнул, пытаясь унять дрожь в коленях. Терпеть холод становилось все труднее, ноги окончательно потеряли чувствительность.
– Должна вас огорчить, – сказала незнакомка, – Дарнищ, где вы могли бы переночевать в гостинице, остался у вас позади.
– Я полагал, что в Калите...
Она снова покачала головой, не дав ему закончить мысль.
– Это крохотный поселок, и, по-моему, гостиницы там нет. Хотя в центре есть несколько славных магазинчиков. Впрочем, самой мне ни разу не доводилось останавливаться там, поэтому я могу ошибиться. Вы впервые в наших краях?
– Мне доводилось бывать здесь однажды несколько лет назад по работе, – уклончиво ответил Таггарт. Он оглянулся на свою машину и добавил: – Раз уж на этот раз мне вряд ли удастся уехать отсюда ночью, придется скоротать время до утра в машине. Если желаете, можете составить мне компанию. Не советую вам пытаться забраться в кабину вашего пикапа. Это очень рискованно. В моей малолитражке вам будет тепло и спокойно.
– Я в этом не уверена, – окинув его изучающим взглядом, сказала незнакомка. – Впрочем, учитывая, что вы заиндевели и отогреетесь еще не скоро, рискнуть можно.
Таггарт вновь ощутил к ней симпатию, оценив по достоинству ее подчеркнутую браваду. Не всякая молодая женщина сумела бы в столь опасной ситуации сохранить раскованность и самоуверенность. Жаль, что они встретились при таких сложных обстоятельствах. В более благоприятной обстановке он вряд ли бы пообещал ей покой и полную безопасность, приглашая заночевать с ним вместе в его машине. Эта женщина пробуждала в нем весьма вольные желания, хотя он и закоченел от холода.
– Вы можете расположиться на заднем сиденье, – на всякий случай сказал он, желая развеять остатки ее сомнений. – Вам там будет вполне удобно.
– Так вы, оказывается, джентльмен! – насмешливо воскликнула незнакомка. – Впервые вижу столь вежливого американца. Что ж, мне остается либо принять ваше предложение, либо замерзнуть до смерти.
– Что ж, я рад узнать, что женщина предпочитает меня угрозе смерти, – пожав плечами, сказал Таггарт.
Она засунула руки в карманы и пошла к малолитражке, говоря на ходу:
– Я уверена, что женщины не обходят вас своим вниманием и в иных условиях, не столь опасных...
– Благодарю вас, – сказал он, следуя за ней. – Вы не ошиблись, это действительно так.
Она звонко рассмеялась, вызвав у него желание дотронуться до нее рукой, стянуть шапочку с ее головы и погладить по волосам. Ему стало любопытно, какого они цвета, короткие или длинные, прямые или вьющиеся. В этой женщине было нечто манящее и завораживающее, то ли ее улыбка, то ли насмешливый тон. По ее грациозной походке легко было догадаться, что она обладает стройной фигурой нимфы, устоять перед которой мужчине со здоровыми инстинктами не так-то просто...
Возле задней дверцы автомобиля она остановилась и спросила:
– Вы точно обойдетесь без моей помощи? Я не стану вам обузой?
Таггарт встал почти вплотную к ней, настолько близко, что сумел разглядеть у нее на носу веснушки, а в сверкающих глазах – смешинки. Что же касается ее пухлых губ, то на них он предпочел пока долго не смотреть, чтобы не потерять самообладание и не запечатлеть на них страстный поцелуй. А заодно и выяснить, какого цвета у нее глаза.
– Не беспокойтесь, я справлюсь со всем и сам, – ответил он осевшим голосом, не сумев справиться с приливом вожделения.
Она одарила его соблазнительной улыбкой и в тон ему проворковала:
– Я склонна вам верить, мой американский джентльмен!
Таггарт готов был поклясться, что она провоцирует его на более смелые шаги. Даже проведя несколько последних лет в джунглях Юкатана, он сохранил способность угадывать настроение женщины и мог сообразить, готова ли она к флирту или нет. Сейчас же в грудном голосе прекрасной незнакомки явственно чувствовалось неутоленное вожделение, призыв самки, истосковавшейся по самцу. Впрочем, ему все это могло и причудиться вследствие продолжительного воздержания и резкого охлаждения головного мозга.
Она положила руку на дверную ручку, но открыть дверцу не спешила. Таггарт сжал мертвой хваткой черенок метлы и застыл на месте, шумно втягивая ноздрями холодный горный воздух, бедный кислородом. Пауза неприлично затягивалась, и он пробормотал:
– Вам лучше сесть в теплый салон.
– Как и вам, – сказала она, глядя ему в глаза.
– Но сперва надо очистить от снега выхлопную трубу, – хрипло сказал он. – Иначе мы не согреемся.
Она соблазнительно передернула плечами и с улыбкой скверной девчонки промолвила, распахивая дверцу:
– Что-то подсказывает мне, что мы не замерзнем.
Таггарт почувствовал, что лишился способности шевелить извилинами, хотя обычно отличался завидной сообразительностью. Женщина готова была сама пасть в его объятия, он же что-то мямлил о необходимости сначала расчистить снегу машины. Незнакомка еще сильнее поразила его, начав расстегивать парку.
– Что вы делаете? – ошалело вытаращив глаза, спросил он.
– Раздеваюсь! Хочу очистить ее от снега и постелить поверх заднего сиденья, – пояснила она ему, словно слабоумному, и проворно сняла куртку.
– Позвольте мне отряхнуть снег! – воскликнул Таггарт. – А вы забирайтесь в салон. – Он отобрал у нее парку и принялся чистить ее перчаткой.
– Вы, как я вижу, привыкли командовать? – с улыбкой куртизанки спросила она. – Я тоже, как видите, мы с вами похожи. Интересно, люди вздрагивают, когда вы на них рявкаете?
– Садитесь в машину, – с улыбкой ответил Таггарт, – иначе ваш свитер запорошит снегом.
– Тогда мне ничего не останется, как снять его, – сказала она, не торопясь сесть на заднее сиденье.
– Вы всегда такая упрямая? – спросил он, ощущая прилив бодрости и силы.
– Это моя наследственная черта, – сказала она.
– Должен отметить, что при всем моем желании узнать, как далеко вы способны зайти в своей целеустремленности, я лишь сегодня прилетел в Шотландию. И мне бы не хотелось начинать свое путешествие с объяснения представителям закона, почему в моем автомобиле находится труп полуобнаженной замерзшей женщины, – сказал Таггарт.
– Полуобнаженной? – Она фыркнула, удивленно вскинув брови. – Видимо, я вас все-таки переоценила.
В столь удивительном разговоре Таггарту участвовать еще никогда не доводилось, если не брать в расчет случай, когда он сумел вежливо уклониться от чести быть поданным на стол вождя племени людоедов в качестве основного блюда. Он кивнул на заднее сиденье и заметил:
– Так мы застудим салон и напустим в него снега.
– Хорошо, – со вздохом проворковала она. – Раз уж вы так любезны и добры, то и я постараюсь вести себя прилично. Просто мне вздумалось развлечься после долгого и трудного дня, а вы мне почему-то показались очень симпатичны.
Незнакомка игриво хихикнула, Таггарт рассмеялся и, не думая о последствиях своего поступка, стянул с нее шапочку. Темные упругие волосы рассыпались по ее плечам. Она вскинула брови, но промолчала. Он ударил шапочкой себе по колену и сказал:
– Я просто хотел стряхнуть с нее снег.
– Ах вот как! – Она улыбнулась и отобрала у него шапочку.
– Садитесь же в машину, иначе снег запорошит вам голову!
Она окинула его долгим взглядом, оглянулась по сторонам и промолвила:
– Мне нравятся ваши руки. Я хочу, чтобы вы стряхнули снег с моих волос.
Таггарт подавил неуместный смешок. Этой чертовке удалось всего за пять минут перейти от легкого флирта к стремительной любовной атаке. Такой прямолинейный нажим должен был бы насторожить его, он не переносил навязчивых самок. Но чутье подсказывало ему, что незнакомка не так бесстыдна, как хочет показаться, возможно, у нее сегодня действительно был трудный день.
– Вы всегда так смело набрасываетесь на мужчин, которых встретили на обочине дороги? – спросил он.
– Никогда, – невозмутимо ответила она с завидной легкостью. – Занятно, не так ли? – Она смешно наморщила носик.
Это уж точно, подумал Таггарт, переступив с ноги на ногу, чтобы хоть немного унять томление, возникшее в мошонке. Обуздать эрекцию таким образом явно не представлялось возможным. С каждым мгновением его все больше влекло к этой необыкновенной женщине.
Она приготовилась нырнуть в салон машины. Он машинально смахнул снежинки с ее волос. Она застыла, вытаращив глаза. Он дотронулся до ее подбородка и погладил пальцами по щеке. Она прильнула к нему и затрепетала. Он поцеловал ее в холодные губы, но почему-то ощутил во всем теле жар.
– Я лишь хотел убедиться, что у вас действительно сладкие губы, – сказал он, прочитав немой вопрос в ее глазах.
Она рассмеялась и наконец села на заднее сиденье.
– Дайте мне знать, если потребуется завести двигатель! – крикнула она, прежде чем захлопнуть дверцу.
– Кажется, он уже работает на полную мощность, – пробормотал себе под нос Таггарт, подступая к автомобилю сзади.
Он долго и самозабвенно очищал багажник от снега метлой, прежде чем сообразил, что выглядит со стороны полным идиотом. Ну разве нормальный человек станет разгребать ночью в горах сугробы, рискуя отморозить ноги и мужское достоинство? Таггарт дико расхохотался, перекрывая заунывный вой снежной вьюги, и с удвоенным энтузиазмом продолжил свою работу, насвистывая веселенький мотивчик. Вот уж воистину радушный прием оказала ему прекрасная шотландка в этой загадочной горной стране! Любопытно, какие еще сюрпризы его здесь ожидают?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Попробуй догони - Кауфман Донна



Начало скучное, но к середине так захватывает, что невозможно остановиться! 9 из 10
Попробуй догони - Кауфман ДоннаКрасотка
13.01.2012, 9.34





Думала что читаю самый зурядный ЛР,а оказалось комедия.Над одним только местом "..и с удовлетворенным ржанием он изверг струю семени..."смеялась пол часа,я уже молчу про остальное,типа "он смотрел на нее как теленок..".И это ГГ?Продолжаю читать из любопытства,как еще автор опишет ГГ чтобы мы поняли ,что это наша мечта!
Попробуй догони - Кауфман ДоннаНюта
9.04.2013, 7.16





Нет девочки,я так немогу.ХА ХА ХА.Вы только представте:"истекая слюной при виде ее женских прелестей...он не терял самокантроль..."
Попробуй догони - Кауфман ДоннаНюта
9.04.2013, 7.34





Скучно....
Попробуй догони - Кауфман ДоннаВалентина
4.04.2014, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100