Читать онлайн Попробуй догони, автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Попробуй догони - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 167)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Попробуй догони - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Попробуй догони - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Попробуй догони

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

В эту ночь он спал урывками, короткое тревожное забытье не приносило ему облегчения. В отличие от Джейса и Сюзанны, у которых проблем с облегчением не возникало. Очевидно, они знали какой-то секрет.
Злой на весь мир, Таггарт с утра принял три таблетки аспирина и выпил две чашки крепчайшего черного кофе, но это ему не помогло. В голову невольно закралась мысль о необходимости срочно наладить свою сексуальную жизнь. Яркий контраст между его подавленным состоянием и помятой внешностью и бодростью Джейса, пышущего здоровьем, наглядно демонстрировал преимущество активного и регулярного секса над спорадическими сношениями, перемежающимися с мастурбацией и фрустрацией.
Прежде у него не возникало в этом смысле никаких проблем, он совокуплялся систематически и с воодушевлением.
Но постепенно систематические коитусы сменились эпизодическими: в длительных археологических экспедициях выбор особей противоположного пола был невелик, и Таггарт привык откладывать удовлетворение своего естественного желания. Вступать же в интимную связь со школьницами-практикантками либо женщинами из соседнего воинственного племени он не решался. Правда, себе он в нерешительности не признавался, а мотивировал свое осторожничание тем, что староват для экстремального секса.
Выручали романтически настроенные дамочки, примыкавшие к экспедиции на один сезон, – антропологички, нуждающиеся в приработке, искусствоведки, утомленные кабинетным затворничеством, аспирантки, собирающие материал для диссертации. Как правило, в условиях тропического климата страсти вспыхивали и гасли очень быстро, обычно задолго до завершения работ. И следствием этого становилась напряженность в отношениях, мешающая спокойно и размеренно вести раскопки. Поэтому требовалось все хорошенько взвесить, прежде чем забраться вместе со своей очередной пассией в гамак. Осмотрительный по своей натуре, Таггарт с годами все чаще предпочитал сублимировать эмоции, с головой уходя в тяжелый физический труд. Но внутреннее напряжение исподволь нарастало, и у него все чаще случались нервные срывы, приступы бессонницы и припадки черной тоски. Лишь колоссальным усилием воли, закаленной с юных лет противостоянием своему деспоту отцу, Таггарт умудрялся избегать истерик и скандалов, общаясь с самками. «Умеренность во всем!» – был его девиз.
Он потер пальцами глаза, но изнурительная головная боль, терзавшая его всю ночь, как и ломота в промежности, не унималась. Обычно он просыпался по утрам мгновенно и редко мучился сонливостью. Сейчас же с ним явно происходило нечто странное. Хорошо еще, что отец все-таки переделал их крохотные детские комнаты в нормальные просторные гостевые с толстыми стенами и массивными дверями. Иначе ему пришлось бы страдать не только от малоприятных реминисценций, но и от приглушенных вздохов и стонов, доносящихся из спальни Джейса.
Вспомнив о нем, Таггарт пришел к парадоксальной мысли, что он, сам того не ведая, стал чем-то вроде громоотвода для своего старшего брата, «заземлив» его отрицательную энергию негодования по поводу подозрительных предсмертных сюрпризов их отца на банальные размышления о простых плотских радостях. Таггарт снова отхлебнул из чашки, счел кофе чересчур крепким и добавил в него сахара и молока, сожалея, что рядом нет его брата Остина, непревзойденного умельца по части приготовления этого бодрящего ароматного напитка.
За этим занятием и застал его младший брат. Невыспавшийся, взлохмаченный и небритый, он внезапно ввалился в кухню и спросил, почесывая пальцами свою голую волосатую грудь:
– Доброе утро, Таггарт! Кофе для меня остался?
– Да, присаживайся к столу. Только учти, что кофе у меня получился чересчур крепким и горячим.
– Вот и слава Богу! Да продлит Он твои годы! Именно такой кофе мне сейчас и нужен, чтобы взбодриться. Ведь Сюзанна не дала мне сомкнуть глаз до самого утра.
– Только не жди от меня сочувствия, – пробурчал Таггарт. – Я тоже скверно спал, но в отличие от тебя не получил за бессонницу никакой приятной компенсации.
– Не унывай, старина! Считай, что ты закалял свой дух! – с ухмылкой ответил Джейс, наполняя свою чашку до краев.
Таггарт окинул взглядом кухню и отметил, что обстановка в ней осталась в целом такой же, какой она запомнилась ему с детства: все те же деревянные разделочные доски, та же старая газовая плита, на которой он разогревал себе суп, придя из школы, те же застекленные полочки для посуды. Вот раковину и холодильник заменили на новые. Увы, рядом с ними стояли прежние табуретки и круглый стол, усевшись за которым братья готовили по вечерам домашние задания, втайне лелея надежду, что завтра их не вызовут к доске.
Кое-кто из одноклассников панически боялся вызова в директорский кабинет. Но только не сыновья судьи Моргана – для них это было всего лишь прогулкой по длинному школьному коридору, не идущей ни в какое сравнение с тем ужасом, который вселялся в них, пока они делали несколько шагов, отделявших кухню от кабинета.
– Как я вижу, – промолвил Таггарт, с любопытством наблюдая, как Джейс кладет в чашку шестой кусочек рафинада, – у вас с Сюзанной все довольно серьезно. Поздравляю!
– Понимаешь, это у нас уже давно, – задумчиво размешивая сахар, произнес Джейс. – Хотя об этом мы и сами до недавнего времени не подозревали. Это трудно объяснить словами... Со стороны может показаться, что мы с ней познакомились недавно, вернее, сблизились только в последнее время, после ее возвращения домой. В действительности же все обстоит не совсем так. Мы были влюблены друг в друга еще в школе. Но потом на какой-то период расстались. За это время мы оба многому научились, стали смотреть на наши взаимоотношения иначе. Короче говоря, мы проверили их на прочность и не находим нужным и дальше откладывать то, для чего мы оба давно созрели. Ведь жизнь так коротка! Зачем же попусту терять время и лишать себя удовольствия?
Ожидавший услышать от своего брата нечто другое, Таггарт осторожно спросил:
– А планы о своем совместном будущем вы еще не строили?
– Ты подразумеваешь брак? – Джейс ухмыльнулся. – А вот с этим-то как раз мы решили не спешить. Однако нам хотелось бы для начала пожить в одной квартире. Городской, разумеется. Так сказать, испытать все прелести совместного проживания на практике. – Он расхохотался.
Лицо Таггарта стало суровым. Он вперил в своего младшего брата укоризненный взгляд и покачал головой:
– Ты, похоже, забыл, что являешься членом достойной семьи Морган и сыном недавно усопшего городского судьи. Что подумают горожане? Что станут болтать злые языки? Или тебе наплевать на свою репутацию? Да наш отец перевернется в гробу, проведав о твоем позоре. Ты не боишься, что он покарает тебя с того света?
– Ах, Таггарт, прекрати меня воспитывать! – отмахнулся Джейс. – Я по горло сыт и папашиными лекциями. Мне опостылело быть пай-мальчиком. И потом, я довольно-таки долго отсутствовал в этом городе, так что вряд ли моим поведением кто-либо заинтересуется, тем более после кончины нашего отца. Впрочем, возможно, в твоих словах и есть толика истины: нравы в этом захолустье почти не изменились.
– Ничего удивительного в этом нет, – пожав плечами, добавил Таггарт. – Кому захочется лишний раз соваться в местечко под названием Рогз-Холлоу? Но поговорим серьезно. Как отнесется к идее вашего совместного внебрачного проживания мать Сюзанны? Сомневаюсь, что она одобрит эту затею.
– Разумеется, Фрэнсис торопит нас со свадьбой, но искренне рада, что мы вместе. Ведь она так романтична! Уверен, что мы не разочаруем ее и в конце концов поженимся. Но только не теперь. Не исключаю, что кое-кому из здешних ханжей наше с Сюзанной поведение не понравится, но с работы меня из-за этого точно не выгонят, здесь не хватает преподавателей. – Он отхлебнул из чашки, взглянул на Таггарта, усмехнулся и добавил: – Уж если они терпят Остина, который спокойно не пропустит мимо себя ни одну юбку, то уж из-за меня скандала точно не возникнет. Но вот если по городу поползут слухи, что ты закрутил с кем-то тайный роман, тогда поднимется настоящий переполох. Можешь мне поверить, если сплетни подтвердятся, это станет сенсацией! О тебе напишут во всех газетах. Вот будет потеха!
Он расхохотался и едва не расплескал горячий кофе себе на колени.
Таггарт помрачнел еще сильнее, сделал глоток и решил, что обижаться на колкость брата ему не стоит. Ведь он и в самом деле еще ни разу всерьез не влюблялся, хотя начал встречаться с девушками, еще учась в колледже. Свои любовные интрижки он тщательно скрывал и за многие годы снискал репутацию убежденного холостяка-отшельника. По сравнению со своими братьями он казался белой вороной, анахоретом, чурающимся представительниц прекрасного пола. А может быть, и того хуже...
Прослывший сорвиголовой еще в юности, Остин притягивал к себе легкомысленных девиц словно магнит. Наделенный даром легко убалтывать смазливых простушек, Берк мог за минуту уговорить любую из них снять с себя трусики. Снискавший репутацию вундеркинда, пай-мальчика и отличника, Джейс пользовался благосклонностью дочерей влиятельных персон местного высшего света. Ни одним из этих дарований Таггарт-младший не обладал, однако это его не огорчало и не мешало ему тоже иногда срывать лепестки удовольствия.
Их мама скончалась, когда ему шел восьмой год. Он понял, что отныне жить им с братьями станет очень трудно, и, как показало время, не ошибся. Запомнив маму болезненной, замкнутой и робкой женщиной, он даже не мог ее представить здоровой, бодрой и веселой. Братья тихо плакали украдкой на похоронах, пряча слезы от своего чопорного и строгого отца, запретившего им выказывать свои чувства на людях. Сам же Таггарт-старший хранил во время траурной церемонии гордое молчание, а если и позволил себе всплакнуть, то лишь уединившись потом в своем кабинете. Утешать и успокаивать малышей пришлось Таггарту-младшему, но он оказался совершенно не готов взвалить бремя их воспитания на свои хрупкие детские плечи.
Как ни тяжело ему жилось в ту пору, он никому не жаловался на свою нелегкую долю. Для посторонних его внутренний мир был наглухо закрыт. А вне дома мальчик держался подчеркнуто независимо и отстраненно, чтобы никто из его сверстников не догадался, что он устроен так же, как и они. Либо, не дай Бог, заподозрил, что в образцовой семье судьи Моргана дела обстоят далеко не так радужно и безупречно, как это кажется со стороны. Еще сложнее было подлаживаться под настроение своего отца и оправдывать его ожидания, которые он возлагал на своего первенца: слишком велик был соблазн поддаться растлевающему влиянию внешнего мира и пойти по жизни своим путем.
– А ведь ты, пожалуй, прав! – сказал наконец он, внезапно повеселев. – Я привык жить отшельником и слегка одичал. А скажи-ка мне, братец, как, по-твоему, повел бы себя наш усопший папочка, если бы он узнал, что вы с Сюзанной намереваетесь вступить в гражданский брак? Сомневаюсь, что он погладил бы тебя за это по головке и благословил на разврат.
От этой едкой шутки Джейс побледнел, словно мертвец, и поперхнулся горячим кофе. С ним всегда случалось легкое нервное расстройство, когда кто-то вспоминал при нем его отца. Прокашлявшись и переведя дух, он сказал:
– Слава Всевышнему, сия горькая чаша меня минует. Будь наш отец жив, я бы даже в мыслях не позволил себе такую вольность. И вообще, вряд ли бы я вернулся в родной дом.
– Как я тебя понимаю! – сочувственно промолвил Таггарт-младший, пользуясь редкой возможностью пооткровенничать с братом. На людях все они благоговели перед памятью покойного отца и с искренней печалью в глазах принимали соболезнования.
Задумавшись каждый о своем, братья надолго умолкли. В наступившей тишине стало слышно, как беснуется за окнами пурга, покрывая белым саваном окрестности.
– Вообще-то у меня возникало такое желание, – глухо сказал Джейс. – Я устал путешествовать и, как всякий утомленный странник, хочу обрести свой кров и покой. Знаешь, Таггарт, а ведь я до сих пор так и не разобрался в своих чувствах к отцу. Я даже не пытался понять его по-настоящему, как взрослый человек...
Таггарт вздохнул и покачал головой, не зная, что на это ответить. Отношений с отцом ни один из его сыновей, покинувших отчий дом, не поддерживал, а Таггарт-старший не делал никаких попыток их наладить.
– Более того, – выпалил Джейс, – я не испытываю никаких угрызений совести в связи с этим, не чувствую себя виноватым. А ты?
Таггарт лишь развел руками: дескать, сам понимаешь! Они снова стали молча пить кофе, потом Джейс сказал:
– Фрэнсис говорит, что отец сильно изменился в последнее время... Что ты об этом думаешь?
– По-моему, каждый человек, предчувствующий свою скорую смерть, начинает переосмысливать прожитую жизнь, – бесцветным голосом произнес Таггарт.
– Да, конечно, – кивнув, согласился с ним брат. – Но только вот наш папаша, как мне всегда казалось, отругал бы не задумавшись даже саму смерть за то, что пришла за ним с косой раньше, чем он к этому подготовился.
Таггарт окинул его изучающим взглядом:
– Тебя действительно волнует, стал ли он под конец жизни несколько помягче?
– Нет, – признался Джейс. – Мне просто любопытно. Я пытался представить себе нашего отца сломленным, но у меня из этого ничего не вышло. Вот ведь какая ерунда! – Он криво усмехнулся.
Засидевшись накануне в кабинете отца допоздна, Таггарт и сам размышлял об этом. Мать Сюзанны была не единственной, кто говорил о переменах, случившихся с судьей Морганом. Мик однажды тоже вскользь коснулся этой темы, и Таггарт догадался, что старику очень хочется, а возможно, даже необходимо обсудить ее со старшим сыном своего покойного друга. Но Таггарт был настолько ошарашен главной новостью, принесенной Миком, что не нашел в себе душевных сил для честного разговора. Ведь изменился ли Таггарт-старший перед своим уходом в иной мир или нет, он так и не удосужился первым протянуть руку своим родственникам напоследок. Значит, было бессмысленно пытаться понять подоплеку его странных поступков, горький осадок в душе все равно от этого не исчез бы. Мик, очевидно, догадался, что разговор у них не получится, и вскоре убрался восвояси. А Таггарт так и не решился открыть вишневую шкатулку.
– Сдается мне, что метаморфоза начала происходить с нашим отцом гораздо раньше, чем он узнал свой страшный диагноз, – внезапно произнес Джейс. – По-моему, это случилось года за три до смертельного приговора, вынесенного ему врачами. Но как узнать это точно? Если уж этого не знает даже мать Сюзанны, значит, этого вообще никто не знает. – Он горестно покачал головой.
Таггарт вздрогнул, сообразив, что именно несколько лет назад отец, судя по документам, и приобрел замок в Шотландии. Вряд ли можно было счесть это простым совпадением! Следовало обязательно найти ответ на эту загадку! В конце концов, он посвятил раскрытию тайн прошлого всю свою жизнь. Составлять из кусочков цельную картину быта давно умерших людей было его профессией. Складывая изо дня в день уникальную мозаику событий, канувших в Лету, он пытался понять философию их участников, мотивы их поступков, их вкусы и склонности, причину их смерти и оставленное ими наследие. В том, что решать подобные головоломки стало его внутренней потребностью, он уже давно перестал сомневаться, – чтобы убедиться в этом, ему не требовались фундаментальные познания в психологии. Но теперь он вдруг заколебался.
В данном случае вся закавыка заключалась в том, что требовалось решить проблему глубоко личного, а не общечеловеческого свойства. Он с раннего детства страдал от отсутствия взаимопонимания с отцом, далеко не приятным человеком. Но принимал это как данность и не пытался докопаться до корней такой ситуации. Оставив судить отца Всевышнему, Таггарт радовался тому, что сумел найти свое место в жизни, хорошо исполнял свою миссию и получал от этого удовольствие. Бытие же своих далеких предков, а тем более прошлое своего отца его никогда не волновало, хотя одно время он и увлекался общей историей кельтов. Не лежало у Таггарта сердце раскрывать сокровенные тайны своего папаши и теперь.
– У меня есть для тебя и Сюзанны любопытное предложение, – сказал он, желая как-то выбраться из тупика. – Думаю, оно вас заинтересует.
Ни один мускул не дрогнул на лице младшего брата. Он молча откинулся на спинку стула и с деланным равнодушием спросил:
– Так ты об этом хотел поговорить со мной минувшей ночью?
Таггарт кивнул и продолжал:
– Я тут пролистал бумаги, касающиеся нашего семейного имения, и мне в голову пришла интересная мысль. – Он подался вперед и, облокотившись на стол, сжал чашку с кофе обеими ладонями. – Насколько мне известно, ты сейчас тренируешь баскетбольную команду старшеклассников местной школы?
– И как раз сегодня у меня состоится ответственная встреча с администрацией, на которой вопрос о моем назначении тренером будет окончательно решен.
– Не беспокойся, это всего лишь формальность. Они рады, что заполучили такого тренера, как ты! Твои блестящие достижения в спорте и в учебе стали легендой этого города. Считай, что этот вопрос уже решен.
– Допустим, продолжай!
– Сюзанна тоже организует вместе с матерью свое дело в этом городе. Вас обоих ждут великие свершения, ребята!
Таггарт сделал паузу, чтобы перевести дух и, собравшись с мыслями, наверняка заинтересовать брата своим предложением. Только теперь он заметил, что сильно взволнован, и сообразил, что судьба родного дома и в особенности его история ему вовсе не безразличны, хотя сам он и не склонен связывать свое будущее с Рогз-Холлоу.
– Короче говоря, – перешел он к сути дела, – в силу не зависящих от меня обстоятельств я стал владельцем огромного старинного особняка, жить в котором не собираюсь. Что ты на это скажешь? – Он потер чашку большими пальцами, словно бы пытаясь стереть осевший на ней налет сентиментальности, мешающий ему держаться в рамках практичности.
Когда Джейс понял, к чему он клонит, у него полезли на лоб глаза.
– Уж не предлагаешь ли ты нам с Сюзанной поселиться здесь? – Он тяжело вздохнул и наклонился к столу. – Даже не знаю, что тебе на это ответить, старина! – Он обвел помещение задумчивым взглядом. – Я с трудом вынес две недели, когда был здесь в последний раз.
– Видишь ли, дело в том, что я не хочу продавать этот дом, – перебил его Таггарт, торопясь лучше выразить свою мысль. – Ведь в нем прошла жизнь нескольких поколений наших предков. Которым, между прочим, удалось прибрать к рукам почти треть всей недвижимости долины. И мы, их потомки, должны с этим считаться.
– Ты предлагаешь мне продолжить разбойничьи традиции наших пращуров? – с ухмылкой спросил Джейс.
– А почему бы и нет? – в тон ему пошутил Таггарт. – Но если говорить серьезно, то я считаю необходимым продлить историю нашего рода. Как тебе известно, большую часть своего времени я провожу на раскопках. Но кто-то же должен и присматривать за хозяйством, не так ли? Впрочем, я не слишком дорожу именно этим зданием, ты можешь снести его и построить для вас с Сюзанной новый дом. Обсудите это и примите совместное решение.
– Честно говоря, мне бы не хотелось ломать дом, – помолчав, ответил Джейс. – Ведь он – неотъемлемая составляющая семейной истории, в нем прошла значительная часть моей жизни.
– Ты ведь не случайно вернулся сюда, – подхватил его мысль Таггарт. – Ведь из всех нас лишь ты один хотел осесть в этом доме, несмотря на то что с ним связаны не одни приятные ассоциации.
– Так или иначе, я не допущу, чтобы в этом доме уничтожили память о нашем отце, – резко сказал Джейс. – Равно как не позволю затушевать его роль в развитии города. Каким бы этот человек ни был, его здесь не забудут.
– Не стану с тобой спорить, – сказал Таггарт. – Но надеюсь, что следующее поколение Морганов из Рогз-Холлоу станет брать пример с тебя.
– А как же ты? Каковы твои планы на будущее?
– Откуда же мне знать? Единственное, что я могу сказать наверняка, – это то, что я не стану расточителем богатства, скопленного за три столетия нашими предками. Ведь нередко им приходилось расплачиваться за него своей кровью... – Он тяжело вздохнул, отодвинулся от стола вместе с табуретом и добавил: – Я бы мог сдать имение в аренду, как это сделали Синклеры, но не хочу мелочиться. Впрочем, по-моему, было бы еще хуже бросить наш дом без присмотра и забыть о нем. Это равноценно позорной капитуляции перед нашими неприятными воспоминаниями, связанными с ним. Своеобразному признанию нашего поражения перед этим гниющим вместилищем зла, выдаче ему индульгенции на дальнейшее растление всего живого, что еще в нем осталось. Так не лучше ли его сломать?
Джейс пристально посмотрел на него и расхохотался:
– Ну и юмор у тебя, однако! Хватить нагонять на меня ужас! Оставь свои мрачные шутки для пикников со своими коллегами. Предлагай им засыпать уже начатые раскопки, чтобы предотвратить распространение по всему миру пагубного тлена.
Он залпом допил свой остывший кофе, встал, сполоснул в раковине чашку и поставил ее сушиться на полочку. Проделав все это, он, однако, не обернулся, а продолжал еще с минуту стоять к брату спиной, о чем-то напряженно размышляя, прежде чем глухо сказал:
– Надо обсудить все это с Сюзанной. На свежую голову.
К своему удивлению, после такого ответа Таггарт ощутил облегчение. Интересно, подумалось ему, почему брат так разволновался?
– Вот и чудесно! – воскликнул он, пытаясь сохранить внешнюю невозмутимость. – Вероятно, нам придется составить и подписать кое-какие документы. Поговори с юристом. Обладание собственностью позволит тебе взять займ в банке, если это потребуется. Деньги понадобятся и тебе самому на текущие расходы, и Сюзанне для ее бизнеса. И советую тебе все-таки перестроить этот дом от основания и до самой крыши. Ручаюсь, что к тому времени, когда вы будете спорить о ковровых дорожках и обоях, вы уже решите, насколько серьезны ваши намерения создать семью.
– Любопытные рассуждения, – пробормотал Джейс. – Но я настаиваю на том, чтобы собственниками имения стали все четверо сыновей Таггарта-старшего. Ведь это наше общее наследие, а не только твое или мое. – Он пристально посмотрел на старшего брата.
– Договорились! – воскликнул тот, протягивая ему руку. – Надеюсь, что Берк и Остин согласятся поставить под договором свои подписи. Но нам с тобой придется за ними побегать...
– Уверен, что в Милане есть факсовые аппараты, – с улыбкой заметил Джейс. – А вот разыскать Берка будет труднее. Что ж, пожалуй, мне пора сообщить эту новость Сюзанне. – Он обошел вокруг стола. – Думаю, что она обрадуется. Сюзанна тоже часть местной истории и хочет связать свое будущее с этим городом. И пожалуй, здесь действительно не помешает сделать капитальный ремонт, обновить наше родовое гнездо. – Он снова обвел взглядом помещение, на этот раз с видимым интересом, как бы прикидывая, какое новшество внести в интерьер.
С удовлетворением отметив, что его повзрослевший младший брат способен стать здесь хорошим хозяином, Таггарт заключил Джейса в братские объятия и сказал, похлопывая его ладонью по спине:
– Благодарю, старина! Уверен, что у вас все чудесно получится. – Ему хотелось бы сказать брату много больше, но от волнения слова застряли у него в горле.
– Не надо благодарить меня заранее, можно сглазить, – пошутил Джейс и тоже похлопал его по спине. – Не сомневайся, все будет нормально. Мы с Сюзанной тебя не подведем.
С этими словами Джейс вышел в коридор, ощущая неловкость от затянувшегося обмена сентиментальными банальностями.
– Почему бы тебе не захватить для нее чашку кофе? – крикнул ему вдогонку Таггарт.
– Я знаю другой способ склонить ее к одобрению нашей идеи! – обернувшись, крикнул ему на ходу Джейс. – Гораздо более эффективный.
– Ты дикарь! – с деланным ужасом воскликнул Таггарт.
– Сам ты язычник! – парировал младший брат.
Со своей внешностью спортсмена, аккуратный и коротко подстриженный, Джейс в действительности совершенно не походил на дикаря, которых, кстати, Таггарт повидал на своем веку немало. А вот сам он вполне мог сойти за язычника с острова Новая Гвинея благодаря своему диковатому виду. Голову его венчала копна курчавых волос, лицо от постоянного загара потемнело, как у папуаса, на шее болтались на нити зубы и кости, найденные на раскопках, все тело было покрыто причудливой татуировкой. В общем, на примерного парня из округа Маршалл, где долгие годы его отец работал судьей, он не походил. Зато вполне вписывался в портретную галерею разбойников – основоположников Рогз-Холлоу и потомков свирепых друидов и кельтов. Такая взрывоопасная смесь генов в его крови давала ему полное право считать себя аборигеном, живым воплощением бунтарского духа его своенравных шотландских предков, вытравить который из своих сыновей Морган-старший так и не сумел. И теперь, пронзительно отчетливо осознав это, Таггарт преисполнился бодростью и гордостью. Теперь он был уверен, что их родовое гнездо находится в надежных руках. И мог с легким сердцем заняться изучением таинственной стороны прошлого своего отца.
Проводив задумчивым взглядом брата, поднимающегося по лестнице, он встал и направился в кабинет, где ожидал его резной ларец вишневого дерева.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Попробуй догони - Кауфман Донна



Начало скучное, но к середине так захватывает, что невозможно остановиться! 9 из 10
Попробуй догони - Кауфман ДоннаКрасотка
13.01.2012, 9.34





Думала что читаю самый зурядный ЛР,а оказалось комедия.Над одним только местом "..и с удовлетворенным ржанием он изверг струю семени..."смеялась пол часа,я уже молчу про остальное,типа "он смотрел на нее как теленок..".И это ГГ?Продолжаю читать из любопытства,как еще автор опишет ГГ чтобы мы поняли ,что это наша мечта!
Попробуй догони - Кауфман ДоннаНюта
9.04.2013, 7.16





Нет девочки,я так немогу.ХА ХА ХА.Вы только представте:"истекая слюной при виде ее женских прелестей...он не терял самокантроль..."
Попробуй догони - Кауфман ДоннаНюта
9.04.2013, 7.34





Скучно....
Попробуй догони - Кауфман ДоннаВалентина
4.04.2014, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100