Читать онлайн Попробуй догони, автора - Кауфман Донна, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Попробуй догони - Кауфман Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 167)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Попробуй догони - Кауфман Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Попробуй догони - Кауфман Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кауфман Донна

Попробуй догони

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Мойра с осторожностью присела на табурет возле маленького круглого кухонного столика. Шел четвертый день их с Таггартом совместной жизни в ее башне, и сидеть ей было чуточку больно. Все мышцы тела у нее ныли, в интимных местах пылал пожар. У нее и прежде бывали сильные и энергичные любовники, но секс с ними походил скорее на спортивные соревнования, в которых главным было количество набранных очков.
С Таггартом все было не так. Он умело перемежал штурм и натиск с нежностью и отдохновением, овладевал ею то грубо и требовательно, то задумчиво и медленно, порой даже сентиментально. Он был непревзойденным виртуозом большого секса, подлинным дирижером симфонии организмов, большим мастером и знатоком любовной игры. С телом Мойры он обращался как с прекрасным музыкальным инструментом, из которого извлекал своим смычком самые невероятные звуки. Она чувствовала себя так, словно бы качалась на волнах, набегающих на песчаный пляж. Порой эмоции захлестывали ее, и тогда она рыдала от избытка чувств и мотала головой, не в силах произнести ни слова.
Да и описать словами самого Таггарта, как и то, что он с ней вытворял, было невозможно. Ни с чем подобным она еще не сталкивалась в своей эротической практике. Мойра чувствовала себя удовлетворенной и умиротворенной, сердце подсказывало ей, что секс с Таггартом на каком-то этапе перерос в новое качество, именуемое любовью.
Он был неутомимым любовником, она пока ему в этом не уступала. Пурга, начавшаяся два дня назад, заточила их в башне. И большую часть времени им пришлось провести в постели. Мойра заварила чай и улыбнулась, явственно вспомнив, как славно они провели время. Он имел ее бесчисленное количество раз, в немыслимых позициях, остервенело и нежно. И днем, и ночью. В какой-то момент она почувствовала себя скверной девчонкой. Но ему ничего не сказала.
Проснувшись, она обнаружила, что на небе появилось солнце, а другая половина кровати пуста. Но исчезновение Таггарта почему-то ее не огорчило. Ей хотелось побыть одной, осмыслить случившееся, понять, как ему удалось овладеть не только ее телом, но и душой. И решить, как ей после этого жить.
С тех пор как Таггарт объявился в Баллантре, они не разлучались почти ни на миг. И лишь теперь, пока он где-то прогуливался, знакомясь с окрестностями, у нее появилась возможность собраться с мыслями. Когда Таггарт был рядом, способность мыслить у нее пропадала.
Мойра отхлебнула из чашки с густым чаем и улыбнулась, вспомнив, каким аккуратным и четким почерком была написана записка, оставленная им для нее на тумбочке возле кровати. В ней говорилось, что по замку без нее он блуждать не станет, поэтому ей не стоит разыскивать его в бесчисленных комнатах и коридорах.
Она выбежала на балкон, однако Таггарта поблизости не разглядела. Его грузовичок стоял на прежнем месте во дворе напротив черного хода. Облегченно вздохнув, Мойра отправилась на кухню пить чай. Но почему-то пила его без удовольствия, с единственной целью – взбодриться. Ей бы хотелось проснуться от ощущения внутри себя мужской плоти Таггарта и наполниться бодростью, почувствовав тугую струю его семени. Но он лишил ее такого удовольствия, и она обиженно надула губки. Любопытно, подумалось ей, как долго она будет в плену вожделения?
Мойра вздохнула: очевидно, пока будет чувствовать себя женщиной.
Единственное рациональное дело, которое она сделала за все это время, было отправление статьи в редакцию по электронной почте. Проснувшийся, когда она сидела за ноутбуком, Таггарт взглянул на нее с искренним удивлением. Очевидно, он думал, что в такой глуши не может быть ни компьютеров, ни факсов, ни мобильников. Убедившись в обратном, он сказал, что тоже пользуется ноутбуком в джунглях. И пояснил, что заблуждался на ее счет потому, что все свои письма она писала от руки, своим забавным детским почерком. На это Мойра с улыбкой ответила, что глубоко личные письма считает необходимым писать пером, а не выстукивать их на клавиатуре компьютера. И вот сегодня она обнаружила, проснувшись, написанное рукой Таггарта короткое послание. Теперь у нее будет маленький сувенир на память об их необыкновенном знакомстве.
Мойра подперла ладонями подбородок и уставилась в узкое окошко, выходящее на рощу, за которой располагался поселок. Ей бы не хотелось, чтобы Таггарт в одиночку отправился знакомиться с местными жителями. Мали ли что они могут ему наговорить о ней?
Уж лучше бы он сидел в башне и удовлетворял ее прихоти. Зачем вообще кому-то знать, что сюда пожаловал американец? Тем более похожий на Крокодила Данди, с ожерельем из крокодильих зубов на шее, тропическим загаром и копной волос на голове. Что подумают о нем люди? Слух о странном иностранце, разгуливающем по Баллантре, моментально облетит все окрестности. А что будет, когда выяснится, что он Морган?
Мойра тяжело вздохнула, не в силах даже представить себе возможные последствия этого.
А что она станет делать, когда он отсюда уедет? Ей вдруг стало страшно. Разлука с Таггартом стала бы для нее настоящим кошмаром. Забыть его она уже никогда не сможет, слишком многое их связывало. Нет, этот дикарь из тропических дебрей отныне всегда должен был находиться рядом с ней. А еще лучше – внутри ее.
Мойра вскочила с табурета, более не в силах сидеть спокойно, и в сердцах воскликнула:
– Какая же я все-таки дура!
Взгляд ее упал на чистую чашку, стоящую на кухонной полочке. Из нее Таггарт пил чай, главным образом лежа в постели. На глаза у Мойры навернулись слезы умиления. Таггарт чувствовал себя в ее башне как дома. Свободно хозяйничал на кухне, готовил для них обоих чай и закуски. И от его непосредственности на душе у нее становилось теплее. Мойра провела пальцем по ободку чашки и улыбнулась, вспомнив, каких еще мест касались его губы.
Она поставила чашку на полочку и со вздохом подумала, что страдает, словно впервые влюбившаяся школьница. С той только разницей, что сексуального опыта ей давно уже не занимать. Следовательно, сделала логический вывод она, к ней пришла серьезная, большая любовь. Таггарт овладел ее сердцем и помыслами, стал неотъемлемой частью ее жизни. И ей это нравилось.
Мойра тряхнула головой и направилась к лестнице, собираясь подняться в спальню, принять душ и поменять постельное белье. Уже в который раз.
– Кажется, мое гнездышко превращается в настоящий бордель, – пробормотала она, поднимаясь по ступеням. – А ведь это идея! Почему бы не пригласить в замок команду профессионалок и не поставить это дело на серьезную основу? Появятся средства для реставрации здания.
Она вошла в спальню и сорвала с кровати грязные простыни.
Это подействовало на нее успокаивающе, и она с легким сердцем отправилась в ванную принимать душ. Но стоило только ей взглянуть на умывальник, как у нее застрял в горле ком. Раковина живо напомнила ей, как Таггарт овладевал ею, повернув к себе спиной и держа ее руками за бедра. Она чувствовала каждый миллиметр его несравненного любовного орудия, но, к сожалению, не видела, какое выражение лица было у него во время того головокружительного коитуса.
Мойра взглянула на себя в зеркало. Щеки ее раскраснелись, в глазах светилось откровенное вожделение. Она походила на бесстыдную публичную девку. Даже умывальник вызвал у нее эротические фантазии. Что же с ней будет дальше? Уже на каждом углу ей мерещился этот роковой мужчина. Скоро она вообще не сможет спокойно ходить по замку.
Мойра подняла с пола грязные мокрые полотенца и отнесла их в комнату, чтобы сложить в один узел с прочим грязным бельем. Но хозяйственные хлопоты упорно не хотели вытеснить из ее головы мысли о Таггарте. Еще более прочно он засел у нее в сердце. Это было еще одной причиной, чтобы не делить его с другими обитателями Баллантре. Одно дело – предаваться вместе с ним наивным романтическим фантазиям в этой башне, рассуждать о воссоединении их душ, разлученных много веков назад какой-то злой силой, а совсем другое – давать ему возможность поделиться этими дурацкими мыслями ненароком с местными жителями, знающими ее как облупленную с раннего детства.
Она принялась связывать из простыни узел, когда снаружи донесся шум автомобильного мотора. Это явно был не грузовик, следовательно, к ней кто-то пожаловал в гости. От злости Мойра стиснула зубы. Уже пронюхали!
– Проклятие! – пробормотала она и, пинком отправив узел с бельем в угол, пошла взглянуть с крепостной стены, кого еще там черт принес. Хорошо бы Таггарту задержаться на озере! А уж она бы сплела какую-нибудь сагу относительно его грузовичка, стоящего во дворе. О визите одного из Морганов в замок Баллантре никто не должен знать.
Открыв дверь, ведущую на зубчатую стену, Мойра поморщилась от пронзительного холодного ветра, ударившего ей в лицо, и плотнее запахнула на себе парку. На берегу озера никого видно не было. Во входную дверь внизу уже стучали. Она наклонилась и взглянула вниз.
– Этого только мне еще не хватало! – сорвалось с ее губ.
Мойра поспешно вернулась в комнату. Впускать незваную гостью в дом ей совершенно не хотелось. Но делать было нечего, лучше всего выяснить отношения с Присс в отсутствие Таггарта. Моля Бога, чтобы он еще немного погулял, она спустилась по лестнице в холл и распахнула входную дверь.
– Я приехала мириться! – с порога заявила Присс и сунула ей в руку пакет с выпечкой. – Это свежие лепешки с корицей. Еще теплые. И еще я прихватила с собой термос с какао. Пожалуйста, Мойра, позволь мне все тебе объяснить!
Сердце Мойры екнуло, ей самой дьявольски хотелось поговорить со своей лучшей подружкой обо всем, что с ней случилось за дни, прошедшие после их ссоры. Они так долго поверяли друг другу все свои секреты, что скрыть от Присс удивительный поворот в своей жизни Мойре было чудовищно трудно. Однако пока она еще была не готова делиться этим секретом с кем-либо, а тем более с изменщицей Присс. Ей казалось, что как только кто-нибудь из местных узнает о Таггарте, волшебные узы, связывающие их, порвутся. Поэтому-то она и не торопилась пригласить подругу-предательницу в дом, который та скандальным образом осквернила.
Мойра взглянула поверх головы Присс, с тревогой осматривая окружающую местность. Таггарта поблизости видно не было. Подруга неверно истолковала ее блуждающий взгляд и поспешно воскликнула:
– Не беспокойся, я одна. Джори не знает, что я здесь.
– А тебе уже требуется его разрешение, чтобы поехать куда-то одной? – иронически спросила Мойра. – Где же он сейчас? Неужели в твоей постели?
Присс густо покраснела, но пролепетала:
– Это надо обсудить спокойно. Я все должна тебе объяснить. Будь я в здравом уме, я бы не решилась на такой поступок, который тогда совершила. Но стоило только мне увидеть голого Джори, как у меня ум зашел за разум... – Она жалобно захлопала глазками. – Я не могу это объяснить. Со мной такого еще никогда не случалось. Ну, ты сама понимаешь... Мне кажется, что между нами существует какая-то невидимая таинственная связь... Словно бы мы с ним... В общем, сразу это не выразишь словами... Это какая-то магия...
Мойра вцепилась пальцами в дверной косяк, ощутив внезапно подозрительную слабость в ногах. При иных обстоятельствах она бы подумала, что подруга тронулась умом. Присс никогда не была суеверна и не верила в духов и волшебство, как и в Бога. Впрочем, Мойра тоже не была набожной прихожанкой и не посещала церковь каждое воскресенье. Хотя, конечно, они обе чтили христианские заповеди и по мере сил старались соблюдать правила морали. В отношениях же с мужчинами подруги вели себя довольно прагматично. Мойра поняла, что ей пыталась объяснить Присс, однако не считала себя вправе сказать ей об этом, поскольку не хотела объяснять, что и сама чувствует примерно то же самое к Таггарту Моргану. Слава Богу, того пока рядом не было.
Присс зябко поежилась и сказала:
– Мойра, здесь холодно. Какао стынет... И я замерзну.
Мойра вздохнула и промолвила:
– Тебе следует потеплее одеваться зимой. Мини-юбка и чулочки вряд ли подходят для этого времени года.
Присс молча прошмыгнула мимо нее в холл и принялась отряхивать снег с одежды и обуви перчатками.
– Ты, разумеется, права, но...
– Минуточку! – перебила ее Мойра и, захлопнув дверь, привалилась к ней спиной. – Не в этом ли наряде ты была, когда я застала вас с Джори в своей кровати? Сколько дней с тех пор прошло? Выходит, до сих пор ты не удосужилась побывать дома и переодеться? Неужели все это время ты трахалась с Джори?
–Да, я еще не была дома! – покраснев, с вызовом ответила Присс. – Можешь считать меня распутницей! Ну и что из того? Это мое личное дело! Сколько хочу, столько и трахаюсь.
Мойра расхохоталась, сама не понимая почему. Было нечто трагикомичное в позе и выражении лица Присс, отстаивающей свои женские права, в одежде, которую она не меняла вот уже пять дней. Мойра забрала у нее пакет и термос и, кивком предложив ей следовать на кухню, первой пошла туда, говоря на ходу:
– Будь Джори столь же напорист в своей карьере, как в постели, он бы давно достиг заоблачных высот.
– Ты совсем его не знаешь! – возмущенно воскликнула Присс.
Едва войдя в кухню, она первым делом сняла сапоги и «положила их на плиту, чтобы подсушить и согреть.
– Отчего же не знаю? Напротив, я знаю его как облупленного, милочка, – возразила, обернувшись, Мойра.
– Ха-ха-ха! – скорчив ироническую гримасу, произнесла подружка. – Физически – возможно. Но вспомни, вы с ним хотя бы раз строили совместные планы на будущее? Говорили о своих мечтах? Или вы только тарабанились до полного изнеможения?
Мойра плюхнулась на табурет и заявила:
– Разумеется, милочка! Мы с ним о многом разговаривали. У нас на все находилось время.
Присс уселась на стул, разлила по чашкам какао и с ехидной улыбочкой напомнила ей:
– Не забывай, подруга, что ты всем потом делилась со мной. И что-то я не припоминаю, чтобы вы с ним особенно разговаривали в постели, из которой вы сутками не выбирались. У вас были занятия поинтереснее пустого трепа. Разве я не права?
Мойра с наслаждением откусила кусочек от лепешки, отхлебнула из чашки какао и изобразила на лице блаженную улыбку. Спорить о Джори с Присс ей совершенно не хотелось. Однако упустить случай подколоть подругу она не могла и с невинным видом поинтересовалась:
– Так вы с ним, значит, разговаривали о жизни все эти дни?
Присс негодующе фыркнула:
– Отчего же? Не только. Джори – разносторонне развитой мужчина! Мы сочетали приятное с полезным.
Теперь фыркнула Мойра: этот «развитой» мужчина не годился Таггарту Моргану даже в подметки. Что же до их задушевных разговоров в паузах между бурными соитиями, то говорила главным образом она – о своих заботах, связанных с имением, о прочих текущих делах. Он же помалкивал, потому что ему нечего было сказать, круг его интересов ограничивался работой в отцовском пабе, выпивкой, сексом и едой. Это была жалкая, ничтожная личность, которую она теперь презирала. И отношения с ним ей теперь казались легкомысленными и пустыми. Мойра подперла руками подбородок, задумчиво посмотрела на Присс и сказала:
– Джори не стоит того, чтобы долго его обсуждать. Нам надо поговорить кое о чем другом. И ты знаешь, что я имею в виду.
В ожидании ответа подруги она макнула лепешку в какао и стала машинально ее жевать.
– Да, ты права, я все понимаю, – промямлила Присс, пряча глаза. – Но только не знаю, с чего лучше начать. Я высоко ценю дружбу с тобой, Мойра. И ты это знаешь. И я понимаю, что самым подлым образом предала эту дружбу. Но пойми и ты меня тоже! Я ничего не могла с собой поделать! Все произошло так быстро, так спонтанно. Все было словно во сне. Не успела я даже опомниться, как очутилась на кровати, а Джори – во мне... После этого на меня нашло полное затмение.
– Но тебе по крайней мере стыдно? – строго спросила Мойра. – Хотя бы за то, что ты сделала это на моей кровати?
– Да, очень, – прошептала Присс, покраснев до корней волос. – Но в тот момент я об этом не подумала.
Но Мойре почему-то подумалось, что она просто сильно возбудилась, явственно представив себе ту пикантную сценку.
– Дело в том, что как только я почувствовала в себе его причинное место, я могла думать только об одном: наконец-то это свершилось! Наконец-то мужчина моих грез овладел мной.
– Почему же ты мне раньше не призналась, что втрескалась в него? – спросила Мойра, сверля ее пытливым взглядом.
– Я тебе на это намекала, – прошептала Присс. – Вспомни, я ведь всегда согласно кивала, когда ты мне рассказывала, какой Джори темпераментный мужчина. И я всегда разделяла твой восторг в связи с его мужскими достоинствами.
– Ну, знаешь ли, милочка, это еще ни о чем не говорит! – воскликнула Мойра. – Нужно было признаться мне в своих чувствах к нему откровенно, а не плести втайне интриги.
– По-твоему, я должна была попросить у тебя разрешения трахнуться с ним разок-другой? Или же заявить, что ты должна уступить его мне навсегда? Не смеши меня, ради Бога.
Мойра хотела было на это что-то возразить, но захлопнула рот, сообразив, что подруга права.
– Конечно, я не должна была так поступать, тем более на твоей кровати. Но что мне оставалось делать в тех обстоятельствах? Все равно вы с Джори не созданы друг для друга. И когда у меня появился шанс сблизиться с ним, я им воспользовалась. – Присс дерзко взглянула ей в глаза.
– Весьма оригинальным образом, должна я заметить! – Мойра нервно рассмеялась, начиная злиться. – Ты сразу же пленила его сердце. Но что самое интересное, при этом ты была уверена, что делаешь мне одолжение! Как бы доказываешь, что мы с ним не созданы друг для друга. Браво! Гениально!
– Нет, я так тогда вовсе не думала. Однако разве то, что Джори не отверг меня, не доказывает, что я в чем-то права? И это был не просто секс, а нечто гораздо большее, некий таинственный обряд, который нам с ним было суждено совершить. Мы с Джори сразу же это почувствовали. И чем дольше длится это таинство, тем больше мы убеждаемся в своей правоте. Это удивительно, не так ли?
Мойра возмущенно фыркнула.
– Да, он будет соглашаться в этом с тобой, пока ему не подвернется другой аналогичный случай. И поверь мне, милочка, Джори не преминет им воспользоваться.
– Нет, Джори не такой! – с жаром воскликнула Присс. – Не в обиду тебе будет сказано, Мойра, но со мной он ведет себя иначе, чем с тобой. У нас с ним все по-другому.
Присс умолкла, схватила чашку с какао и стала задумчиво помешивать в ней чайной ложечкой, охваченная сентиментальными воспоминаниями. Наконец она промолвила голосом сомнамбулы:
– Вы с ним когда-нибудь строили совместные планы на будущее? О том, что хотите создать семью, завести собственное дело, вместе путешествовать? В общем, о жизни, а не только о Баллантре и твоих попытках не допустить превращения замка в руины.
На это Мойре нечего было ответить. Сама-то она думала обо всем этом, но заговорить на эти темы с Джори так и не решилась. Сейчас, размышляя о причинах этого, она непроизвольно произнесла:
– Он такой легкомысленный, что не вписывается в образ надежного мужчины, которому женщина может спокойно довериться. Джори живет одним днем и не задумывается о будущем.
– Я знаю, – сказала Присс. – Пусть он немного и легкомыслен, только лентяем его не назовешь. У него нет должного взаимопонимания со своей семьей. И не хватает духу открыто заявить о своих правах. Вот почему он просто помогает пока своему отцу и помалкивает о своих амбициях. По секрету скажу тебе, Мойра, что он мечтает открыть свою фотомастерскую. Делать фотографии, выставлять их в своей галерее, продавать через Интернет. Мне его мечта по душе.
Мойра потупилась, чтобы не выдать своего удивления. Она знала, что Джори увлекается фотографией, но не более того. Он как-то сказал, что переоборудовал одну комнату в своем доме под «темную комнату». Но она решила, что это всего лишь хобби, юношеское увлечение. Теперь, после рассказа Присс, ей стало ясно, что у Джори с ее подружкой сложились особые, близкие и доверительные, отношения. Такие, какие не могли сложиться у него с ней, поскольку она никогда не брала в расчет его мнение, искренне считая, что он будет всегда подчиняться ей и в дальнейшем. Мойре стало стыдно за свое высокомерие, и она нахмурилась.
Не вела ли она себя подобным образом и с Таггартом, подумалось ей. Естественно, их отношения трудно было назвать серьезными, но все-таки и банальной любовной интрижкой их назвать тоже было нельзя. Ведь не случайно же у нее начинали сиять глаза всякий раз, когда она размышляла о мистической подоплеке их знакомства и фантазировала о его возможном исходе. Однако когда их с Таггартом разговор грозил перерасти в нечто важное для них обоих, она давала задний ход. Как, впрочем, и Таггарт. В этом ей следовало хорошенько разобраться.
Если вдуматься, то за минувшие несколько дней они не только занимались безудержным сексом. Им удавалось выкраивать время и для откровенных бесед. Еще ни с кем Мойра не чувствовала себя так легко и спокойно, как с Таггартом. И поэтому она многое поведала ему о себе и своих творческих планах, призналась, что мечтает написать роман, а со временем и продолжение. Он, в свою очередь, рассказал ей массу интересного о раскопках и находках. Но о главном они так и не решились заговорить и, естественно, не строили планов на будущее.
Однако в глубине души Мойры крепла уверенность, что надежная основа их долговременных отношений заложена самим провидением. И внутренний голос подсказывал ей, что пора проявить активность и ускорить процесс укрепления их взаимного понимания и доверия. Судя по тому, что Таггарт не торопился ее покинуть, он тоже предчувствовал кардинальные перемены.
Мойра вновь принялась есть лепешки, у нее всегда пробуждался зверский аппетит во время усиления мозговой активности. И какао тоже пришлось как нельзя кстати: шоколад полезен для серых клеточек. Мойра отхлебнула из чашки и задалась вопросом: а не права ли Присс, говоря, что она ни черта не понимает в психологии мужчин и не способна наладить с ними сколько-нибудь серьезные отношения?
Не выдержав затянувшегося молчания, Присс продолжила:
– И дело вовсе не в том, что у Джори не хватает мужества высказать все наболевшее своим родственникам без обиняков. Он, по-моему, боится их обидеть. У него доброе сердце! Жаль, что люди этого не понимают...
– Возможно, причина этого заключается в том, что женщины сосредотачивают свое внимание на иных его достоинствах? Тоже весьма выдающихся, – пробормотала Мойра.
– Да уж, мужским достоинством Господь его не обидел, это настоящий божий дар! – с восторгом подхватила Присс, и глаза ее при этом подернулись мечтательной дымкой.
Мойра чувствовала, что пора рассмеяться, но почему-то ей было не до смеха. Хотя сама по себе ситуация была нелепа: две подруги обсуждали своего общего полового партнера, сидя на кухне и потчуясь какао с лепешками. Помолчав, она сказала:
– Да, ты права, в этом плане Джори не уступит иному жеребцу. Так ты говоришь, что всего за несколько дней вы с ним обсудили все ваши сокровенные мечты и даже поговорили о будущем? Это поразительно!
– Мы и раньше болтали с ним о том о сем, случайно встречаясь в деревне либо на берегу озера. Мойра! Не хмурься и не смотри на меня так! Я не флиртовала с Джори, пока вы с ним были близки. Я просто мило улыбалась ему и... – Она прикусила язык.
– И строила глазки, верно? И постепенно в него влюбилась, – сказала Мойра, сверля ее взглядом.
Присс передернула плечиками:
– Я ничего не могла с собой поделать! Это нечто не поддающееся объяснению, В этом-то и все дело. Но самое удивительное во всей этой истории то, что и Джори почувствовал ко мне влечение... Нет, определенно здесь не обошлось без потусторонних сил.
Мойре все это было вполне понятно.
Присс прищурилась и с серьезным лицом сказала:
– И я не сожалею, что теперь мы с Джори вместе. И не извиняюсь за это перед тобой. Мне только неприятно, что наши с ним отношения завязались при весьма некрасивых обстоятельствах. И мне жаль, что это причинило тебе боль.
Она встала, обошла стол и обняла Мойру за плечи, подсев на край табурета.
– Ты должна мне поверить, как бы это ни было для тебя обидно. Я должна была так поступить. Это был мой единственный шанс. Возможно, я и не заслуживаю этого, но хочу, чтобы мы снова стали близкими подругами.
– Я тоже не хотела бы потерять тебя, – призналась ей Мойра, поглаживая ее ладонью по руке. – И я понимаю твои чувства к Джори. – Она умолкла, судорожно вздохнув, и закусила нижнюю губу. Присс заслуживала уважения за свой смелый поступок, не каждой хватит духу прийти к оскорбленной ею подруге и во всем покаяться, извиниться и все честно объяснить. Теперь и ей следовало сделать ответный шаг и облегчить свою душу, рассказать Присс о Таггарте. Это стало бы добрым началом их качественно новых отношений.
Присс искренне сожалела о своем поступке, а Мойре не терпелось поведать ей о своих новых приключениях. Смутные предчувствия относительно надвигающихся невероятных событий не давали ей покоя. Откровенный рассказ Присс вынудил ее сопоставить их странные ощущения. Мойре был необходим совет постороннего человека, и Присс, как это ни удивительно, как нельзя лучше подходила для этого.
– Мне тоже нужно многое тебе сказать, – прочистив горло, произнесла Мойра.
Присс обрадованно улыбнулась и крепко сжала ей руку.
– Значит, ты прощаешь меня?
Она стиснула подругу в крепких объятиях, чуть было не стащив ее с табурета и не перевернув столик.
– Ты не пожалеешь, если предоставишь мне еще один шанс! – с жаром прошептала Присс. – Даю слово. Итак, я вся внимание.
Она уселась на стул и приготовилась слушать, обхватив ладонями чашку с какао. Глаза ее светились любопытством, на губах блуждала улыбка. Казалось, что ничего не случилось. Хотя на самом-то деле за прошедшие несколько дней произошли колоссальные перемены. Мойра взглянула на хорошо знакомое ей лицо и подумала, что все складывается к лучшему. Возможно, Присс удастся распутать этот клубок невероятных обстоятельств. Нервно рассмеявшись, она сказала:
– Я даже не знаю, с чего начать.
У Присс удивленно вытянулась физиономия.
– Наверное, речь пойдет о займе? Насколько я помню, ты намеревалась встретиться с Дандерсом. Я чувствую, что тебе отказали. Боже, как это скверно. Да еще эта кошмарная история со мной и Джори! Бедняжка, я представляю, что у тебя сейчас творится в душе...
– Нет, я хотела рассказать вовсе не о займе. Но ты угадала, мне действительно было отказано в продлении срока его возврата. Но этого следовало ожидать, в моем-то нынешнем удручающем финансовом положении.
– Извини, Мойра, но, по-моему, тебе надо срочно связаться с наследниками Таггарта, – сказала Присс.
– Я тоже пришла к этому заключению, когда возвращалась домой после встречи с риелтором, – сказала Мойра.
– Молодец! – Присс хлопнула по столику ладонью. – Ты собираешься написать в Америку? Когда рассчитываешь получить ответ?
– Я не хочу туда писать, – к ее изумлению, сказала Мойра.
– Послушай, милочка, – с тяжелым вздохом промолвила Присс, – твоя гордыня тебя погубит. Кроме американцев, тебе сейчас никто не поможет. Терять тебе уже нечего.
– Помолчи, пожалуйста, я не все еще тебе рассказала! Возвращаясь домой, я застряла в сугробе на перевале. Меня подвез до Калита случайно проезжавший мимо водитель грузовика, и я переночевала там в гостинице, – продолжала свой рассказ Мойра.
– Какое все это имеет отношение к письму в Америку? – снова перебив ее, с нетерпеливым взмахом руки воскликнула Присс. – Ах, я начинаю кое о чем догадываться... Ты провела ночь в номере не одна, милочка? Теперь понятно, почему ты так быстро меня простила. – Она поставила чашку на стол и, подавшись вперед, потребовала: – Выкладывай все без утайки! Кто он? Хорош ли собой? И не вздумай отмалчиваться! Я не стану тебя осуждать за твой рискованный поступок, у меня самой рыльце в пуху. Будь я на твоем месте, я бы тоже не упустила свой шанс. Послушай, а чей это грузовичок я видела во дворе? Уж не его ли? – Она вытаращила глаза. – О Боже, значит, он еще здесь? Неужели я вам помешала? – Присс выразительно посмотрела на лестницу, ведущую в спальню. – Мойра, почему ты сразу же не отправила меня восвояси?
– Ты не угадала насчет грузовика, это был вовсе не его водитель, – разочаровала Присс Мойра. – Дело в том, что в ту ночь на безлюдной дороге попала в беду не только я... Еще один бедолага застрял в придорожном сугробе, едва не столкнувшись с моим пикапом. И основательно завяз...
Наморщив лоб, Присс подалась вперед, готовая слушать.
– И ты, как я догадываюсь, укрылась от вьюги в его машине. И там-то все и произошло. Узнаю свою подругу... – произнесла после томительной паузы она.
У Мойры запылали от стыда щеки. Сглотнув ком, она промямлила, пораженная проницательностью своей подруги:
– Мне захотелось немного разнообразить свою скучную жизнь.
– Так рассказывай же, не томи! Он турист? Не шотландец?
– У него шотландские корни. Но он американец, заехавший к нам по пути в Юкатан, – с хитрой улыбкой сказала Мойра.
Присс захлопала глазами, раскрыв от изумления рот.
Мойра улыбнулась снова, довольная, что сумела заинтриговать подругу. Торопиться с рассказом о подробностях знакомства с Таггартом ей не хотелось, всему свое время. Но ей стоило больших усилий удержаться от детального описания всех своих перипетий: сначала в салоне малолитражки, потом на лестничной площадке и, наконец, возле стены в номере. Она заерзала на табурете, не без самодовольства подумав, что история той незабываемой ночи достойна того, чтобы стать легендой. Но пока еще эта сага не закончилась, лучше попридержать язык за зубами.
– Раз ты пригласила его сюда, значит, он потряс твое воображение в гостинице, – предположила Присс, дрожа от возбуждения. – Я хочу знать подробности!
– Не угадала! – воскликнула Мойра. – Я не приглашала его к себе, проведя спим ночь в гостинице. Напротив, я сбежала оттуда тайком, пока он спал.
– Выходит, он выследил тебя? – выдохнула Присс. – Ну разве это не романтично? Ты должна все рассказать мне без утайки, раз мы с тобой помирились. От лучшей подруги у тебя не может быть секретов. Иначе какая же это дружба?
– Он и не пытался выйти на мой след, – сказала Мойра. – Мы с ним снова встретились в замке совершенно случайно.
– Случайно? Да как же такое возможно? Калит расположен в часе езды от Баллантре, шансы встретить тебя здесь случайно минимальны. Или вы с ним столкнулись нос к носу не в замке, а в деревне? – не унималась Присс.
Мойра покачала головой, закрыла глаза и с тоской вздохнула. Открыв глаза, она увидела, что Присс хмурится.
– В чем дело, милочка? – строго спросила она. – У тебя неприятности? Он утомил тебя своим присутствием? Ты поэтому впустила меня? Если ты нуждаешься в моей помощи, я к твоим услугам...
– Успокойся, Присс! – вскинув ладонь, прервала ее монолог Мойра. – Он все еще находится здесь, потому... В общем, в определенном смысле этот замок принадлежит и ему...
– Что? – Глаза у Присс едва не вылезли из орбит. – Клянусь, Мойра Синклер, ты самая потрясающая женщина в мире. Да кто же он таков? Зачем он сюда прибыл?
– Ради Баллантре. И меня тоже, в некотором смысле. Только когда мы с ним встретились, я ничего об этом еще не знала... – Она умолкла, потеряв желание вводить подругу в суть своей тайны.
Но утаить что-либо от Присс было невозможно.
– Довольно ходить вокруг да около! – шлепнув по столу ладонью, вскричала она. – Он, как ты сама сказала, приехал сюда ради тебя. Тогда почему же ты отрицаешь, что он выслеживал тебя? Что-то концы не сходятся с концами.
– Я знаю. Все очень сложно сразу объяснить. Видишь ли, Присс, в ночь нашей случайной встречи на шоссе мы договорились не раскрывать друг другу своих имен. Мы решили, что так будет романтичнее. И до тех пор, пока он снова не появился передо мной, на этот раз в замке, я ничего о нем не знала. И сперва подумала, что он меня выследил. В действительности ему нужно было попасть в Баллантре и встретиться с Мойрой Синклер, но что она – это я, он даже не предполагал. И я тоже даже представить себе не могла, что он сын Таггарта Моргана, Таггарт-младший.
– Что? Сын покойного Таггарта Моргана из Америки? Он здесь, в твоей спальне? И у вас с ним были трали-вали? Боже, мне дурно!
Мойра усмехнулась и кивнула.
– Ты хочешь сказать, что у тебя гостит тот самый бессердечный негодяй, который не потрудился поухаживать за своим умирающим отцом?
– Именно так, – раздался у нее за спиной звучный мужской голос.
Подружки разом обернулись. В дверном проеме стоял Таггарт Морган. В руках он держал стопку запыленных старинных книг огромного размера ив кожаных переплетах. На нем были надеты джинсы и линялый свитер, шею украшал вязаный шарф Мойры. В таком наряде его было трудно сразу узнать. Волосы он зачесал назад, что придало суровости его резко очерченному лицу. Он широко улыбнулся, обнажив жемчужно-белые ровные зубы, шагнул в комнату и сказал:
– Я и есть тот самый бессердечный негодяй.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Попробуй догони - Кауфман Донна



Начало скучное, но к середине так захватывает, что невозможно остановиться! 9 из 10
Попробуй догони - Кауфман ДоннаКрасотка
13.01.2012, 9.34





Думала что читаю самый зурядный ЛР,а оказалось комедия.Над одним только местом "..и с удовлетворенным ржанием он изверг струю семени..."смеялась пол часа,я уже молчу про остальное,типа "он смотрел на нее как теленок..".И это ГГ?Продолжаю читать из любопытства,как еще автор опишет ГГ чтобы мы поняли ,что это наша мечта!
Попробуй догони - Кауфман ДоннаНюта
9.04.2013, 7.16





Нет девочки,я так немогу.ХА ХА ХА.Вы только представте:"истекая слюной при виде ее женских прелестей...он не терял самокантроль..."
Попробуй догони - Кауфман ДоннаНюта
9.04.2013, 7.34





Скучно....
Попробуй догони - Кауфман ДоннаВалентина
4.04.2014, 23.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100